Информация

Решение Верховного суда: Определение N 52-АПУ16-1СП от 14.09.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №52-АПУ 16-1 сп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а «14» сентября 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Иванова Г.П.

судей Ермолаевой Т.А., Зеленина СР.

при секретаре Щукиной Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Казандыковой С.А. на приговор Верховного Суда Республики Алтай с участием присяжных заседателей от 23 июня 2016 года, по которому

Демчук А В

не судимый

оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч.З ст.ЗЗ, п. «в» ч.2 ст. 105 УК РФ и п. «в» ч.З ст.286 УК РФ за отсутствием события преступления на основании п. 1, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с вынесением в отношении него оправдательного вердикта.

Каташев А Н

не судимый,

оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч.2 ст. 105 УК РФ за отсутствием события преступления на основании п. 1, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с вынесением в отношении него оправдательного вердикта.

Признано за Демчуком А.В. и Каташевым АН. право на реабилитацию в порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ, с разъяснением права на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием.

Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А., выступление прокурора Коваль К.Л.,просившей приговор отменить по доводам апелляционного представления и дополнений к нему, выступления адвокатов Ковалева В С , Ширяева Д.С Барсукова В.А., возражавших против доводов апелляционного представления и дополнений к нему и просивших оправдательный приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

органами предварительного расследования Демчук А.В. обвинялся в организации убийства малолетнего и руководстве его исполнением и в превышении должностных полномочий, совершенном с причинением тяжких последствий.

Каташев А.Н. обвинялся в убийстве малолетнего.

В апелляционном представлении и дополнениях к нему государственный обвинитель просит об отмене оправдательного приговора и направлении дела на новое рассмотрение.

Основаниями к отмене приговора государственный обвинитель считает существенные нарушения уголовно-процессуального закона, выразившиеся в нарушениях ст.328,335,252,336,292 УПК РФ.

Государственный обвинитель указывает, что при формировании коллегии присяжных заседателей кандидаты в присяжные заседатели К и Л скрыли от суда и участников процесса информацию о судимостях и привлечении к уголовной ответственности своих близких родственников, что дает основание сомневаться в беспристрастности указанных лиц при вынесении вердикта. Сторона защиты в ходе судебного разбирательства неоднократно нарушала закон, оказывала незаконное воздействие на присяжных заседателей, доводила до их сведения недопустимую информацию, что в дальнейшем отразилось на формирование мнения присяжных заседателей при вынесении вердикта. На допущенные со стороны защиты нарушения закона председательствующий не всегда реагировал. Также в нарушение закона в ходе судебного разбирательства сторона защиты неоднократно в присутствии присяжных заседателей при допросах свидетелей и исследовании доказательств допускала высказывания о незаконности получения доказательств, представленных стороной обвинения Вопреки требованиям закона, предъявляемым к содержанию и порядку выступлений в прениях в суде с участием присяжных заседателей, сторона защиты в ходе выступлений в присутствии присяжных заседателей допускала высказывания, приводила доказательства, оценка которых не входила в полномочия присяжных заседателей и которые не исследовались с их участием, ставила под сомнение допустимость доказательства, представленные присяжным заседателям стороной обвинения, обсуждала вопросы процедуры

предварительного следствия.

Государственный обвинитель обращает внимание на то,что в ходе судебного разбирательства 19 февраля 2016 года в г. вво время судебного заседания проведен массовый пикет в целях воздействия на суд присяжных в интересах Демчука А.В. и Каташева АН., где медики говорили о необходимости оправдания подсудимых, как единственном решении для присяжных заседателей, и сюжет о котором был продемонстрирован по местному телевидению. Таким образом на присяжных заседателей было оказано массовое воздействие со стороны общественности и средств массовой информации, в которых прямо указывалось о необходимости оправдать Демчука А.В. и Каташева А.Н.

Кроме того, государственный обвинитель указывает на то ,что приговор по делу был вынесен 23 мая 2016 года, а датирован приговор 23 июня 2016 года, что также является нарушением закона.

Адвокатами принесены возражения на апелляционное представление и дополнения к нему, в которых они просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления и возражений на него, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Согласно ч.1ст. 389.25 УПК РФ оправдательный приговор постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя лишь при и таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона, не ограничили право прокурора, потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя на представление доказательств либо на содержание поставленных перед присяжными заседателями или на содержание данных присяжными заседателями ответов.

Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей определены ст.ЗЗ5 УПК РФ, в соответствии с требованиями которой, в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями предусмотренными ст.334 УПК РФ.

Сторонам в ходе судебного следствия с участием присяжных заседателей запрещено исследовать данные, способные вызвать предубеждение судебных заседателей, обсуждать вопросы, связанные с применением права, вопросы процессуального характера, в том числе о недопустимости доказательств нарушении УПК РФ при получении доказательств, их звании, вызове дополнительных свидетелей, о якобы оказанном доверии во время предварительного следствия и т.п., задавать наводящие вопросы, в какой-либо форме оценивать доказательства во время судебного следствия, выяснять вопросы о возможной причастности к преступлению иных не являющихся подсудимыми по рассматриваемому делу лиц, ссылаться в обоснование своей позиции на не исследованные в присутствии присяжных заседателей или недопустимые доказательства.

С учетом данных требований закона, а также положений ст.73, 243 и 252 УПК РФ председательствующий должен обеспечить проведение судебного разбирательства только в пределах предъявленного подсудимому обвинения принимать необходимые меры, исключающие возможность ознакомления присяжных заседателей с недопустимыми доказательствами, а также возможность исследования вопросов, не входящих в их компетенцию, и своевременно реагировать на нарушения порядка в судебном заседании участниками процесса, принимать к ним меры воздействия, предусмотренные УПК РФ.

Прения сторон в суде с участием присяжных заседателей проводятся в соответствии со ст. 292 и 336 УПК РФ с учетом особенностей рассмотрения дела по данной форме судопроизводства и лишь в пределах вопросов подлежащих разрешению присяжными заседателями. Стороны не вправе ссылаться на обстоятельства, которые рассматриваются после вынесения вердикта присяжных заседателей.

Обеспечение соблюдения процедуры прений сторон возложено на председательствующего судью.

Если сторона в обоснование своей позиции ссылается на обстоятельства которые не подлежат исследованию с участием присяжных заседателей, а также на доказательства, признанные недопустимыми или не исследованные в судебном заседании, судья, в соответствии с ч.5 ст.292 УК РФ, должен остановить такого участника процесса и разъяснить присяжным заседателям что они не должны принимать во внимание данные обстоятельства при вынесении вердикта.

Из протокола судебного заседания усматривается, что в ходе судебного следствия, прений сторон подсудимыми и их защитниками систематически допускались нарушения требований ст. 252, 335, 336 УПК РФ, оказывалось незаконное воздействие на присяжных заседателей, доводилась до их сведения недопустимая информация. Сторона защиты неоднократно в присутствии присяжных заседателей допускала высказывания о незаконности получения доказательств, представленных стороной обвинения, и их недопустимости, что повлияло или могло повлиять на мнение присяжных заседателей при вынесении вердикта.

На допущенные со стороны защиты нарушения закона председательствующий не всегда реагировал.

Так, в ходе судебного разбирательства при допросе Каташев А.Н. в присутствии присяжных заседателей заявлял о том, что показания на предварительном следствии даны им под давлением органов следствия (л.д. 693 протокола с.з.).

Несмотря на то, что судьей сделано замечание Каташеву А.Н. о недопустимости подобного поведения, он вновь в прениях допустил высказывания, ставящие под сомнение допустимость исследованных судом доказательств, указав, что неоднократно, как в процессе расследования дела так и в процессе настоящего судебного разбирательства заявлял о том, что те показания, которые он давал на заседании предварительного следствия, не являются правдивыми, потому что на оказывалось давление (л.д. 839 протокола с.з.).

Судьей подсудимому Каташеву А.Н. вновь сделано замечание, и указано чтобы присяжные заседатели не обращали внимание на сказанное.

Однако сразу после замечания судьи адвокат Ковалев В.С. сказал, что он докажет, что «... Каташев все правильно говорит ...» (л.839 протокола с.з.).

При этом судья не остановил адвоката, не сделал ему замечание, не разъяснил присяжным заседателям о том, что не надо принимать во внимание при вынесении вердикта сказанное адвокатом .

Таким образом подсудимый Каташев А.Н. и его адвокат, оказывая незаконное воздействие на присяжных заседателей, довели до их сведения информацию, ставящую под сомнение допустимость показаний Каташева А.Н.

В судебном заседании подсудимый Демчук А.В. в присутствии присяжных заседателей пояснил, что «... у нас специалистов не пускают в суд...» (л.д. 583 протокола).

Судья сделал Демчуку А.В. замечание, разъяснил присяжным заседателям, что при вынесении вердикта, не надо учитывать сказанное подсудимым, однако, до сведения присяжных заседателей были доведены сомнения в законности действий суда и допустимости представленных стороной обвинения доказательств.

В ходе судебных прений сторона защиты в присутствии присяжных заседателей, приводила доказательства, оценка которых не входила в полномочия присяжных заседателей и которые не исследовались с их участием допускала высказывания, которыми ставила под сомнение допустимые доказательства, представленные присяжным заседателям, обсуждала вопросы процедуры предварительного следствия.

Так, адвокат Ширяев Д.С., анализируя молекулярно-генетическую экспертизу, сослался на показания эксперта Ф , которые не исследовались в присутствии присяжных заседателей, в связи с чем судья сделал ему замечание по поводу недопустимости обсуждения процессуальных вопросов в присутствии присяжных заседателей (л.826 протокола с.з.).

Несмотря на полученное замечание, адвокат продолжил нарушать требования закона, демонстрировал пластиковые стаканы с указанными на них цифрами перед присяжными заседателями и пояснял, что при проведении данной экспертизы «...отсутствовал третий образец, были перетасовки в экспертизе, чтобы запутать нас, что есть сомнения, что образцы исследовались надлежащим образом...» (л. 827 протокола с.з.).

При этом судья не прервал адвоката, не сделал ему замечание, не разъяснил присяжным заседателям, что не надо принимать во внимание сказанное и продемонстрированное адвокатом при вынесении вердикта позволив стороне защите довести до сведения присяжных заседателей недопустимую информацию, что оказало или могло оказать незаконное воздействие на присяжных заседателей.

Подсудимый Каташев А.Н., в прениях также ставил под сомнение допустимость заключения молекулярно-генетической экспертизы, заявляя, что неизвестно, кому принадлежат объекты, представленные на экспертизу (л.д.

846 протокола).

Председательствующий по делу судья сделал Каташеву А.Н. замечание указав, что данные вопросы являются процессуальными, рассмотрены в отсутствие присяжных заседателей и разъяснил присяжным заседателям необходимость не принимать во внимание сказанное Каташевым А.Н. при вынесении вердикта(л. 846 протокола с.з.).

Однако, несмотря на замечание, подсудимый Каташев А.Н. в присутствии присяжных заседателей вновь затронул вопросы процессуального характера касающиеся допустимости заключения молекулярно-генетической экспертизы указав, что «... номера на объектах не те ... при проведении генетической экспертизы не взяты образцы отца ребенка Д имелась вероятность получить заключение о непринадлежности исследованных образцов с трупа матери Д » (л. 846 протокола с.з.).

На указанные нарушения председательствующий не отреагировал, тем самым позволив подсудимому довести до сведения присяжных заседателей недопустимую информацию относительно процедуры получения доказательства по делу, ставящую под сомнение его допустимость.

Кроме того, подсудимый Демчук А.В. также с целью опорочить заключение молекулярно-генетической экспертизы, в судебных прениях заявил, что все стекла с препаратами, направленные на экспертизу, вернулись обратно (л.803 протокола с.з.).

Суд сделал замечание подсудимому, чтобы он не касался процессуальных вопросов перед присяжными заседателями, однако, не разъяснил присяжным заседателям, что не надо принимать во внимание данную информацию при вынесении вердикта (л.д.803 протокола с.з.).

Кроме этого, в прениях подсудимый Каташев А.Н.допустил перед присяжными заседателями высказывания, ставящие под сомнение признанное допустимым доказательством заключение комплексной судебно-медицинской экспертизы, заявив, что «при производстве комплексной судебно-медицинской экспертизы эксперты Ц и Г исследований не провели выводов не сделали, а просто подписали заключение .. .»(л.840 протокола с.з.).

Несмотря на то, что председательствующим судьей ему было сделано замечание, подсудимый Каташев А.Н. продолжая нарушать закон, в присутствии присяжных заседателей вновь касался процессуальных вопросов.

В частности он заявил, что «...достоверно судить о том, что переданы для проведения гистологической экспертизы препараты на гистологических стеклах, подготовленные именно из тех кусочков, которые были взяты с трупа найденного в морге, а не с какого-либо другого трупа, не представляется возможным...» (л. 842 протокола с.з.).

Однако, в связи с этим заявлением, судьей замечание подсудимому Каташеву А.Н. не сделано, не разъяснено присяжным заседателям не принимать во внимание сказанное , что позволило ему довести до сведения присяжных заседателей недопустимую информацию относительно допустимости заключения комплексной судебно- медицинской экспертизы.

Адвокат Ширяев Д.С. в прениях в присутствии присяжных заседателей продемонстрировал присяжным заседателям пеленку, выливал на нее воду, со слов адвоката в количестве 50 грамм, сказав, что «столько же жидкости было на той пеленке , которую осматривали в судебном заседании ...что пятно здесь примерно того же размера, что и на пеленке, в которую был завернут труп младенца.... что получается, что выводы экспертизы П были неправильные, так и не установлено, из-за чего умер ребенок» (л.828 протокола с.з.).

Вместе с тем, в суде перед присяжными заседателями была продемонстрирована пеленка, не имеющая отношение к рассматриваемому уголовному делу, использована другая жидкость, не имеющая отношение к погибшему ребенку, что свидетельствует о том, что адвокат довел до присяжных заседателей сведения, не соответствующие действительности и не исследованные в суде (о количестве жидкости на пеленке, которую не измеряли, о размере пятна, что оно того же размера, что и на пеленке с ребенком Д ).

Какого-либо следственного действия, подтверждающего или опровергающего эти доводы адвоката, по делу не проводилось и доказательств в этой части присяжным заседателям не представлялось .

Однако судья не остановил адвоката, не сделал ему замечание, не разъяснил присяжным заседателям о том, что при вынесении вердикта не надо принимать во внимание сказанное и продемонстрированное адвокатом, тем самым позволив стороне защиты довести до сведения присяжных заседателей недопустимую информацию и оказать на них незаконное воздействие, которое могло повлиять или повлияло на формирование мнения коллегии присяжных и их беспристрастность.

Подсудимый Каташев А.Н. в прениях продемонстрировал присяжным заседателям принесенную им картонную коробку, не являющуюся вещественным доказательством, сказав, что «...она подходит по своим размерам к той коробке, что свидетель М увозила в морг 10 марта,....что тот труп, который был найден, даже не подойдет под размеры под эту коробку» (л.д. 846 протокола с.з.).

Адвокат Барсуков В.А. в прениях сослался на то, что Каташев А.Н показывал присяжным заседателям эту коробку, ее размер, которую М увезла в морг (л. 851 протокола с.з.).

Однако, несмотря на то, что каких-либо вещественных доказательств в этой части к материалам дела не приобщалось и в присутствии присяжных заседателей не исследовалось, судья не сделал подсудимому и его адвокату замечание, не разъяснил присяжным заседателям о том, что не надо принимать во внимание сказанное, чем допустил незаконное воздействие на присяжных заседателей, которое могло повлиять или повлияло на формирование их мнения и их беспристрастность.

Адвокат Ширяев Д.С. указывал в судебном заседании, что правоохранительные органы неправомерно возбудили уголовное дело (л. 73 протокола с.з.).

Председательствующим судьей адвокату было сделано замечание Однако, несмотря на это, адвокат вновь произнес в присутствии присяжных заседателей, что «...если присяжные заседатели примут решение о невиновности наших подзащитных, получается, что данное уголовное дело является незаконно возбужденным...» (л. 73 протокола с.з.).

В связи с этим заявлением председательствующий судья не сделал замечаний адвокату, не разъяснил присяжным заседателям, что не надо учитывать высказывание адвоката при вынесении вердикта (л. 73 протокола с.з.).

При допросе в суде свидетелей, оглашении их показаний, вопреки требованиям закона до сведения присяжных заседателей была доведена информация, также порочащая доказательства по делу, касающаяся процессуальных вопросов.

Адвокат Ковалев В.С. незаконно допускал в присутствии присяжных заседателей высказывания о том, что «...следственный комитет угрожает свидетелям.... вызывает их к себе.... свидетели опасаются...» (л. 120 протокола с.з.).

Несмотря на то, что председательствующим судьей сделано замечание адвокату, до сведения присяжных заседателей были доведены вопросы процессуального характера, которые должны рассматриваться в отсутствие присяжных заседателей.

Свидетель Л в присутствии присяжных заседателей показала, что ей не дали прочитать ее показания на предварительном следствии, «... дали только подписать...» (л.д. 102 протокола).

Судья сделал свидетелю замечание, однако не разъяснил присяжным заседателям о том, чтобы данные высказывания они не учитывали при вынесении вердикта.

Также при допросе в присутствии присяжных заседателей свидетель С пояснила, что она несколько раз переписывала показания, даты в протоколах указаны другие (л. 204 протокола с.з.).

Несмотря на то, что судьей дано разъяснение присяжным заседателям об отсутствии нарушений уголовно-процессуального закона при проведении ее допросов (л.216 протокола с.з.), информация, ставящая под сомнение допустимость доказательства, была доведена до сведения присяжных заседателей, что повлияло или могло оказать влияние на них при вынесении вердикта.

Во время допросов свидетелей и в ходе судебных прений до сведения присяжных заседателей в нарушение ст.252 УПК РФ незаконно доводилась информация, не имеющая отношения к предъявленному Демчуку А.В обвинению.

Так, свидетель Д отвечая в присутствии присяжных заседателей на вопрос защитника, заявил, что «... Демчука А.В. хотели уволить с должности, поставить другого, в отношении него велись следственные мероприятия, прослушки... он вызывался в следственный комитет, говорил, что его либо посадят, либо уволят...» (л.577 протокола с.з.).

Судья не снял заданный адвокатом вопрос, не сделал замечание свидетелю, не разъяснил присяжным заседателям о том, что не надо принимать во внимание ответ свидетеля при вынесении вердикта.

Также адвокат Ковалев В.С. в прениях заявил о том, что в отношении Демчука А.В. проводились мероприятия, его прослушивали, хотели «подтянуть» на экономические преступления.

Судья прервал адвоката, однако, не разъяснил присяжным заседателям что не надо принимать во внимание данную информацию при вынесении вердикта (л.859 протокола с.з.).

Кроме того адвокат Ковалев В.С. в ходе выступления заявлял, что «если сейчас только создать положительный судебный прецедент, то пойдет волна - смерть ребенка, один врач к стенке разбираться никто не будет начнутся соревнования в регионах, кто больше фактов выявит или придумает кто больше уголовных дел в суд направит» (л. 814 протокола с.з.).

Несмотря на сделанное судьей замечание, адвокат продолжил ставить под сомнение допустимость исследованных доказательств, заявив, что осмотр места происшествия в морге проведен в отсутствие понятых с «определенной целью, чтобы не было свидетелей, которые могли бы рассказать что-то лишнее» (л. 815 протокола с.з.), тем самым оказывая незаконное воздействие на присяжных заседателей и ставя под сомнение допустимость доказательства.

Судья разъяснил присяжным заседателям, чтобы они не принимали во внимание сказанное, однако, неоднократные незаконные высказывания адвоката перед присяжными заседателями, доведение до них недопустимой информации могли вызвать у присяжных заседателей предубеждение к доказательствам обвинения и повлиять на их беспристрастность при вынесении вердикта.

Таким образом несмотря на многочисленные и систематические нарушения требований законодательства со стороны подсудимых и адвокатов председательствующий не принял всех предусмотренных ст. 258 УПК РФ мер воздействия, исключающих возможность ознакомления присяжных заседателей с недопустимыми доказательствами обсуждения в их присутствии вопросов не входящих в их компетенцию и доведения до сведения присяжных заседателей недозволенной информации.

Все приведенные обстоятельства свидетельствуют о том, что из-за множественных умышленных нарушений уголовно-процессуального закона регламентирующего особенности рассмотрения дела с участием присяжных заседателей со стороны защиты в судебном заседании, на присяжных заседателей было оказано систематическое незаконное воздействие, которое повлияло на формирование мнения присяжных заседателей при вынесении вердикта.

Кроме того при формировании коллегии присяжных заседателей по данному уголовному делу были допущены нарушения ч.З ст.328 УПК РФ поскольку кандидаты в присяжные заседатели К иЛ скрыли сведения о судимостях родственников, что лишило сторону обвинения возможности воспользоваться правом их отвода.

Председательствующий в ходе формирования коллегии разъяснил кандидатам в присяжные заседатели, что в соответствии с п.4 ст.5 УПК РФ близкими родственниками признаются супруг, супруга, родители, дети усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка бабушка, внуки (л.31 протокола с.з.).

В ходе отбора присяжных заседателей государственным обвинителем был задан кандидатам вопрос: «Есть ли среди кандидатов в присяжные заседатели лица, у которых близкие родственники (дети, супруги, внуки родители) привлекаются или когда-либо привлекались к уголовной ответственности, были судимы (в том числе, если судимость уже погашена либо в отношении них выносилось решение о прекращении уголовного дела?» (л. 32 протокола с. з.).

Однако кандидат в присяжные заседатели К (при формировании коллегии присяжных заседателей под № 11), вошедшая в основной состав коллегии присяжных заседателей и принимавшая участие в вынесении вердикта, скрыла сведения о том, что у нее были судимы муж К сын К и мать С

Кандидат в присяжные заседатели Л (при формировании коллегии присяжных заседателей под № 21), вошедший в основной состав коллегии присяжных заседателей и принимавший участие в вынесении вердикта, скрыл сведения о том, что в отношении его внука Л было прекращено уголовное дело.

Несмотря на то, что уже после формирования коллегии присяжных заседателей, в судебном заседании в присутствии всех присяжных заседателей в связи с ходатайством государственного обвинителя по решению суда присяжные заседатели Р ., К и Д были исключены из коллегии присяжных заседателей, поскольку скрыли информацию о привлечении к уголовной ответственности близких родственников (л. 60-62 протокола с. з.), присяжные заседатели К и Л вновь скрыли информацию о привлечении к уголовной ответственности своих близких родственников.

Изложенные выше обстоятельства дают основания сомневаться в объективности и законности вердикта, вынесенного коллегией присяжных заседателей, сформированной с нарушением закона.

Как следует из протокола судебного заседания, приговор по настоящему делу был постановлен 23 мая 2016 года, однако, датирован приговор 23 июня 2016 года, что является нарушением положений ст.304 УПК РФ .

При таких обстоятельствах судебная коллегия находит, что приговор подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в соответствии с пп. 2-4, ст. 389 УПК РФ, ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона, связанных с формированием коллегии присяжных заседателей, незаконным воздействием на присяжных заседателей и допущенными нарушениями уголовно процессуального закона при постановлении приговора.

В силу изложенного, руководствуясь ст. 38913, 38920 38928, 38925' 38933 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Алтай от 23 июня 2016 года с участием присяжных заседателей в отношении Демчука А В и Каташева А Н а отменить и дело направить на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд иным составом суда.

Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 252 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта