Информация

Решение Верховного суда: Определение N 6-АПУ14-17СП от 03.02.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 6-АПУ14-17СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 3 февраля 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Ботина А.Г.,

судей Кондратова П.Е. и Смирнова В.П.

с участием оправданных Парфеновой Г.Н. (в режиме видеоконференц связи), Заикина В.И., Зинченко К.И., Кирнаса В .И., Субботина В С , Зинченко Д.И. и Федина И.И., адвокатов Имамбаева Е.А., Уварова А.В., Сидоркина Д.А., Силкиной Е.А., Лунина Д.М., Надысева М.Н., Кабалоевой В.М. и Крауялиса Д.С., прокуроров Киселевой М.А. и Митрохина А.И.

при ведении протокола секретарем Беликовой ОД.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственных обвинителей Мурушкиной Г.Ю. и Митрохина А.И. на приговор Рязанского областного суда от 22 августа 2014 г., по которому

ЗАИКИН В И ,

оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 126, п.п. «а», «б ч. 3 ст. 163 УК РФ, на основании п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за отсутствием события преступления;

ПАРФЕНОВА Г Н

судимая 21 июня 2013 г. Касимовским районным судом Рязанской области по ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 33, п.п. «а», «г» ч. 3 ст. 2281 УК РФ к 9 годам лишения свободы, оправдана по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 126, п.п. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ, на основании п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за отсутствием события преступления;

ЧЕРНОВ С Н

оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 126, пп. «а», «б ч. 3 ст. 163, ч. 1 ст. 161 УК РФ, на основании п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за отсутствием события преступления;

ЗИНЧЕНКО К И

оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 126, п.п. «а», «б» ч. 3 ст. 163, п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, на основании п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за отсутствием события преступления;

КИРНАС В И ,

оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 126, п.п. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ, на основании п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за отсутствием события преступления;

СУББОТИН В С ,

оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 126, п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ на основании п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за отсутствием события преступления;

ЗИНЧЕНКО Д И

в оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 126, п. «а» ч. 3 ст. 163, ч. 1 ст. 166 УК РФ, на основании п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за отсутствием события преступления;

ФЕДИН И И

оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных пп. «а», «в», «г», «з» ч. 2 ст. 126, п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ, на основании п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за отсутствием события преступления.

Постановлено признать за Заикиным В.И., Парфеновой Г.Н., Черновым С.Н., Зинченко К.И., Кирнасом В.И., Субботиным В С , Зинченко Д.И Фединым И.И. право на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Смирнова В.П. о содержании приговора и существе апелляционного представления и дополнений к нему, мнения государственного обвинителя Митрохина А.И. и прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Киселевой М.А., поддержавших апелляционное представление и дополнения к нему, выступления оправданных Парфеновой Г.Н., Заикина В.И., Зинченко К.И., Кирнаса В.И., Субботина В.С, Зинченко Д.И. и Федина И.И., возражавших против удовлетворения апелляционного представления адвоката Силкиной Е.А. в защиту оправданного Заикина В.И., адвоката Сидоркина Д.А. в защиту оправданного Кирнаса В.И., адвоката Уварова А.В в защиту оправданного Федина И.И., адвоката Имамбаева Е.А. в защиту оправданной Парфеновой Г.Н., адвоката Кабалоевой В.М. в защиту оправданного Зинченко К.И., адвоката Надысева М.Н. в защиту оправданного Чернова С.Н., адвоката Лунина Д.М. в защиту оправданного Субботина В С , адвоката Крауялиса Д.С. в защиту оправданного Зинченко Д.И., Судебная коллегия

установила на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Заикин В.И Парфенова Г.Н., Чернов С.П., Зинченко К И., Кирнас В.И., Субботин В С , Зинченко Д И. и Федин И.И. оправданы по обвинению в похищении граждан Я П М М Е С и вымогательстве у них имущества, совершенные в 2011 году организованной группой лиц (Федин И.И. группой лиц по предварительному сговору), с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, в особо крупном размере. Кроме того Чернов С.Н. обвинялся еще и в грабеже, а Зинченко Д.И в угоне.

В своем совместном апелляционном представлении государственные обвинители - начальник отдела государственных обвинителей уголовно судебного управления прокуратуры Рязанской области Мурушкина Г.Ю. и прокурор отдела государственных обвинителей уголовно-судебного управления прокуратуры Рязанской области Митрохин А.И., просят приговор отменить в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона допущенными при рассмотрении уголовного дела, и направить дело на новое судебное разбирательство со стадии отбора коллегии присяжных заседателей.

При этом государственные обвинители ссылаются на то, что в ходе рассмотрения дела было ограничено право прокуроров на представление доказательств и были допущены нарушения закона, повлиявшие на содержание вопросов, постановленных перед присяжными заседателями.

Так, в ходе формирования коллегии присяжных заседателей председательствующий в нарушение требований ч. 8 ст. 328 УПК РФ необоснованно снял ряд вопросов, заданных кандидатам в присяжные заседатели государственными обвинителями. Тем самым суд не дал возможности стороне обвинения выяснить объективность присяжных заседателей и лишил сторону обвинения права на формирование объективной и беспристрастной коллегии присяжных заседателей, что повлияло на содержание ответов, данных присяжными заседателями в вопросном листе.

С другой стороны подсудимый Зинченко К.И. задавал кандидатам вопросы, которые ставили под сомнение объективность органов предварительного следствия и государственных обвинителей. И хотя председательствующий снял эти вопросы Зинченко К.И., он не дал соответствующее разъяснение кандидатам в присяжные заседатели, чтобы они не принимали во внимание информацию, содержащуюся в вопросах Зинченко К.И.

Заявив о том, что напутственное слово председательствующего не соответствовало принципу объективности и беспристрастности адвокаты Зеленков А.А. и Уваров А.В., подсудимые Заикина В.И., Зинченко К.И Зинченко Д.И. привели анализ выгодных им доказательств и фактически повторно выступили в прениях. Председательствующий сообщил присяжным заседателям, что принимает возражения стороны защиты и просил присяжных заседателей принять их к сведению.

Сторона защиты систематически обсуждала в присутствии присяжных заседателей вопросы, не входящие в их компетенцию.

В ходе судебных прений подсудимый Зинченко К.И. сообщил в присутствии присяжных заседателей, что половину от вырученных с налетов денег он передавал государственному обвинителю Чулкову К.А Председательствующий остановил Зинченко К.И., однако не разъяснил присяжным заседателям, чтобы они не принимали во внимание сказанное Зинченко К.И.

В присутствии коллегии присяжных заседателей обсуждался вопрос о замене присяжного заседателя Р в связи с привлечение ее к административной ответственности, что, по мнению государственных обвинителей, повлияло на беспристрастность коллегии.

В течение всего судебного заседания до сведения присяжных заседателей стороной защиты доводились сведения о том, что потерпевшие осуждены за совершение корыстных преступлений, а также сведения о семейном положении подсудимых и о наличии у них детей.

В своем дополнении к апелляционному представлению, ссылаясь на конкретные обстоятельства рассмотрения дела, государственные обвинители указывают на то, что систематическое и целенаправленное нарушение стороной защиты требований уголовно-процессуального закона выразившееся в том, что в присутствии присяжных заседателей допускались высказывания, находящиеся за пределами компетенции присяжных заседателей, существенным образом повлияло на беспристрастность коллегии присяжных заседателей и отразилось на формировании мнения по уголовному делу и на содержание ответов присяжных заседателей при вынесении вердикта.

Оправданные Парфенова Г.Н., Суббитин В С , Заикин В.И., Зинченко Д.И., Зинченко К.И. и адвокат Уваров А.В. в защиту оправданного Федина И.И. принесли письменные возражения на апелляционное представление и дополнения к нему, в которых просят не отменять оправдательный приговор.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционного представления и дополнений к нему, Судебная коллегия пришла к следующим выводам.

В силу п. 1 ч. 2 ст. 38917 и ст. 38925 УПК РФ отмена оправдательного приговора, постановленного на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей возможно лишь:

- при вынесении вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей;

- при наличии таких существенных нарушениях уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными заседателями ответов;

- при неясном и противоречивом вердикте, когда председательствующий не указал присяжным заседателям на неясность и противоречивость вердикта и не предложил им вернуться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист.

Как видно из протокола судебного заседания, формирование коллегии присяжных заседателей по настоящему уголовному делу проведено в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ. Стороны в полной мере реализовали свои права, предоставленные им законом на данном этапе судебного разбирательства.

Участники судебного разбирательства со стороны обвинения и со стороны защиты задавали кандидатам в присяжные заседатели разнообразные вопросы. При этом председательствующий снимал некоторые из них, поясняя причины, по которым он это сделал. Так, в частности председательствующий снял 2, 3, 5, 6, 7, 8, 9, 11 и 12 общие вопросы государственного обвинителя Митрохина А.И. в связи с тем, что они были не конкретизированными и (или) не имели отношения к отбору и выяснению обстоятельств, препятствующих участию в качестве присяжных заседателей (л.д. 42-44 т. 58).

Снятие председательствующим вопросов, заданных государственным обвинителем Митрохиным А.И., на которые имеется ссылка в апелляционном представлении («Если ли среди кандидатов в присяжные заседатели лица, которые считают возможным и правильным применение со стороны сотрудников правоохранительных органов насилия, угроз к лицу которое подозревается в совершении тяжкого преступления, с учетом специфики рассматриваемого уголовного дела?», «Есть ли среди кандидатов в присяжные заседатели лица, которые считают, что в отношении лица которое совершило преступление, можно не соблюдать законы и совершать преступления?», «Есть ли среди кандидатов в присяжные заседатели лица которые считают, что нельзя доверять показаниям тех лиц, которые дают показания против себя и против других лиц, привлекающихся к уголовной ответственности вместе с ними?», «Считаете ли Вы, что нельзя доверять потерпевшим и свидетелям по делу, если они находятся под стражей является правомерным, поскольку согласно ч. 3 ст. 328 УПК РФ вопросы задаваемые кандидатам в присяжные заседатели, должны касаться личностей кандидатов, их отношений с другими участниками уголовного судопроизводства, а также должны быть направлены на выяснение обстоятельств, препятствующих их участию в качестве присяжных заседателей в рассмотрении уголовного дела.

Вместе с тем по смыслу закона при опросе кандидатов в присяжные заседатели председательствующий должен принимать меры к тому, чтобы задаваемые сторонами вопросы понимались однозначно, были конкретными связанными с обстоятельствами, которые, по мнению опрашивающего, могут препятствовать участию кандидата в присяжные заседатели в рассмотрении данного уголовного дела.

По тем же самым причинам председательствующий снимал вопросы задаваемые кандидатам в присяжные заседатели подсудимым Зинченко К.И. («Верите ли Вы в правосудие в нашей стране?», «Верите ли Вы, что существуют честные и неподкупные сотрудники полиции?», «Скажите может ли человек стать жертвой обстоятельств?» и другие).

Довод апелляционного представления о том, что, снимая вопросы Зинченко К.И., председательствующий должен был сделать кандидатам в присяжные заседатели разъяснение не принимать во внимание информацию содержащуюся в вопросах Зинченко К.И., не основан на законе.

Тщательный отбор кандидатов позволил сформировать по настоящему уголовному делу коллегию из 12 присяжных заседателей и выбрать 6 присяжных заседателей в качестве запасных.

Заявления о тенденциозности коллегии присяжных заседателей и замечания по их отбору от участников судебного разбирательства со стороны обвинения и со стороны защиты не поступили (л.д. 39 т. 58).

Судебное разбирательство по делу проведено полно и всесторонне, с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей. Каких-либо данных, свидетельствующих об односторонности или неполноте судебного следствия, не имеется. Права стороны обвинения, по представлению и исследованию доказательств председательствующий не нарушал.

Довод апелляционного представления о том, что сторона обвинения была неправомерно ограничена судом в исследовании перед присяжными заседателями всех своих доказательств, содержит лишь ссылку на соответствующее положение закона, предусматривающего отмену оправдательного приговора по этому основанию, без указания на какие-либо конкретные доказательства.

Ходатайства стороны о признании ряда доказательств недопустимыми рассмотрены председательствующим после их тщательной проверки с принятиям по ним мотивированных решений. В итоге в присутствии присяжных заседателей исследовались только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

Центральным доводом апелляционного представления и дополнений к нему является утверждение о том, что сторона защиты систематически и целенаправленно обсуждала в присутствии присяжных заседателей вопросы способные вызвать у присяжных заседателей предубеждение к органам предварительного следствия, а также к участникам судебного разбирательства со стороны обвинения.

Так, по мнению государственных обвинителей, решающим образом на присяжных заседателей повлияла следующая информация: подсудимый Зинченко К.И. заявил, что потерпевший М употреблял и распространял наркотики (л.д. 146 т. 61); свидетель Р сообщил что ему известны потерпевшие М которые неоднократно подозревались в совершении различных преступлений, начиная от краж и заканчивая торговлей героином, а М умер от передозировки наркотиков (л.д. 144 т. 61)), подсудимый Субботин ВС. показал, что потерпевшие совершали преступления на территории г. (л.д. 157 т. 61); подсудимый Зинченко К.И. указал, что потерпевший М и его брат ранее совершили разбойное нападение на дом ветеранов (л.д. 57-60 т. 61).

В дополнениях к апелляционному представлению в качестве примеров нарушения ч. 6 и ч. 7 ст. 335 УПК РФ, предусматривающей запрет рассматривать в присутствии присяжных заседателей вопросы о допустимости доказательств, приводятся следующие факты: подсудимый Федин И.И. заявил о необъективности следствия и фальсификации доказательств по делу (л.д. 93-96 т. 61); подсудимый Зинченко Д.И. сообщил что Чернов С.Н. оговорил его (л.д. 152 т. 61); другие подсудимые тоже показали, что следователь предлагал им оговорить друг друга (л.д. 152 т. 61).

Как указано в апелляционном представлении нарушения уголовно процессуального закона заключается в том, что в приведенных выше случаях председательствующий не разъяснил присяжным заседателям о том, чтобы они не принимали информацию о потерпевших во внимание и не ставили под сомнение протоколы следственных действий, исследованные в судебном заседании.

Однако авторы апелляционного представления оставили без внимания то обстоятельство, что председательствующий сделал это в своем напутственном слове (л.д. 253-254 т. 62).

Кроме того, в ходе всего судебного разбирательства председательствующий неоднократно разъяснял присяжным заседателям, что в силу закона на стадии представления доказательств участники судебного разбирательства не вправе давать оценку представленным доказательствам и просил их не принимать во внимание оценочные суждения сторон и свидетелей (например, л.д. 147 т. 61).

Анализ протокола судебного заседания показывает, что руководствуясь ст. 243 и 258 УПК РФ, председательствующий принимал необходимые меры исключающие возможность ознакомления присяжных заседателей с недопустимыми доказательствами, а также возможность исследования вопросов, не входящих в их компетенцию.

Не усматривает Судебная коллегия и преднамеренности в сообщении подсудимым Субботиным В.С. о том, что у него имеется трехлетний ребенок поскольку данная информация была доведена до сведения присяжных заседателей в связи с выяснением вопроса о наличии в автомашине Субботина В.С. детского кресла (л.д. 156 т. 61). Выяснение указанного вопроса согласуется с положением ч. 8 ст. 335 УПК РФ.

Как видно из протокола судебного заседания выкрик в сторону свидетеля С был сделан адвокатом Сидоркиным Д.А. в отсутствии присяжных заседателей (л.д. 212 т. 58). В связи с чем данный довод апелляционного представления Судебная коллегия не находит заслуживающим внимания.

Обозрение адвокатом Зеленковым А.А. перед присяжными заседателями фотографии Субботина В.С, представленной в суд женой последнего, было осуществлено после предварительного обсуждения со сторонами вопроса о допустимости данного доказательства (л.д. 154-155 т. 61). Обоснование в чем именно заключается в данном случае нарушение уголовно-процессуального закона, апелляционное представление не содержит.

Утверждение авторов апелляционного представления о том, что отстранение присяжного заседателя Р необходимо было произвести в отсутствие других присяжных заседателей, не основано на законе. Тем более, что данный вопрос был инициирован в присутствии коллегии присяжных заседателей самим государственным обвинителем.

Авторы апелляционного представления ссылаются на о, что в прениях подсудимые и их защитники сообщали о нарушении права на защиту ставили под сомнение объективность расследования, утверждали о фальсификации доказательств. Однако, как видно из протокола судебного заседания, в этих случаях председательствующий действовал в соответствии с требованиями ч. 5 ст. 292 и ч. 2 ст. 336 УПК РФ, а именно, останавливал участника процесса и разъяснял присяжным заседателям, что они не должны учитывать данные обстоятельства при вынесении вердикта (л.д. 148-227 т. 62).

Ссылка в апелляционном представлении на то, что подсудимый Зинченко К.И., выступая в судебных прениях, заявил о передаче им части денег от налетов государственному обвинителю Чулкову К.А., не соответствует действительности. Согласно протоколу судебного заседания Зинченко К.И., в частности, сказал: «...предположим, что половину от вырученных денег с этих налетов, я передавал обвинителю Чулкову Доказательством того, что я передавал ему деньги...». После чего Зинченко К.И. был остановлен председательствующим с пояснением о том, что приведенный им пример является неуместным. Тогда Зинченко К.И продолжил словами: «Ладно, я буду говорить не ему, а некому К » (л.д. 196 т. 62).

Вопросный лист по настоящему уголовному делу сформулирован в соответствии со ст. 338 УПК РФ, а вопросы, подлежавшие разрешению присяжными заседателями, соответствуют требованиям ст. 339 УПК РФ. Они составлены с учетом обвинения, предъявленного органами предварительного следствия и поддержанного государственными обвинителями, результатов судебного следствия, прений сторон, после обсуждения их со сторонами, в ясных и понятных выражениях. Правильность составления вопросного листа в апелляционном представлении не оспаривается.

Напутственное слово председательствующего судьи отвечает всем требованиям, предусмотренным ч. ч 3, 4 ст. 340 УПК РФ (л.д. 245-256 т. 62).

Довод апелляционного представления о том, что свои возражения против напутственного слова адвокаты Зеленков А.А. и Уваров А.В., а также подсудимые Заикин В.И., Зинченко К.И. и Зинченко Д.И. превратили в повторное выступление в прениях, Судебная коллегия находит несостоятельным. Право участников судебного разбирательства на стороне обвинения и на стороне защиты заявить в судебном заседании возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности предусмотрено ч. 6 ст. 340 УПК РФ. При этом закон не содержит указаний на то, что такие заявления должны быть краткими.

По смыслу ст. 340 УПК РФ возражения сторон заявляются в присутствии присяжных заседателей. В их же присутствии председательствующий излагает свое решение по заявленным сторонами возражениям, что и было сделано по настоящему уголовному делу (л.д. 259 т. 62).

Вердикт коллегии присяжных заседателей по настоящему делу вынесен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Он не содержит каких-либо противоречий и неясностей.

При таких обстоятельствах, основания для отмены оправдательного приговора, 38917 и ст. 38925 УПК РФ, по

жора, предусмотренные п. 1 ч. 2 ст. 38$ настоящему уголовному делу не усматриваются.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. 38920, 38928 УПК РФ Судебная коллегия

определила приговор Рязанского областного суда от 22 августа 2014 г., постановленный с участием коллегии присяжных заседателей, в отношении ЗАИКИНА В И , ПАРФЕНОВОЙ Г Н , ЧЕРНОВА С Н , ЗИНЧЕНКО К И , КИРНАСА В И , СУББОТИНА В С , ЗИНЧЕНКО Д И и ФЕДИНА И И оставить без изменения, а апелляционное представление - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 243 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта