Информация

Решение Верховного суда: Определение N 36-АПУ16-10 от 06.09.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 36-АПУ16-10

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 6 сентября 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Сабурова Д.Э.,

судей - Климова А.Н., Кочиной И.Г при секретаре- ГорностаевойЕ.Е с участием государственного обвинители - прокурора Коваль К.И защитников - адвокатов Шевченко Е.М., Сущенко Е.И потерпевшей А осужденных Николаева А.С., Глушкова Л.А рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Николаева А..С, Глушкова А. А., адвоката Рубцовой Е В . в защиту Николаева АС. на приговор Смоленского областного суда от 23 мая 2016 года, которым

Николаев А С ,

судимостей не имеющий осужден по: - ч. 1 ст. 116 УК РФ (в редакции ФЗ от 7 декабря 2011 г.) к 4 месяцам исправительных работ с удержанием 1 0 % заработка;

- п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ от 27 декабря 2009 г.) к 14 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно к 14 годам 1 месяцу лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год с перечисленными в приговоре ограничениями и обязанностями;

Глушков А А ,

не судимый осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ от 27 декабря 2009 г.) к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год с перечисленными в приговоре ограничениями и обязанностями.

По делу решена судьба вещественных доказательств и разрешен гражданский иск.

Взыскано в пользу А в счет возмещения материального ущерба с обоих в солидарном порядке 7.500 руб., в счет компенсации морального вреда с Николаева А.С. 60(1.000 руб., с Глушкова А.А. 400.000 руб.

Заслушав доклад судьи Сабурова Д.Э., выступления в режиме видеоконференц-связи осужденных Николаева А.С. и Глушкова А.А., их защитников адвокатов Сущенко Е.И. и Шевченко Е.М., поддержавших доводы апелляционных жалоб и дополнений, возражения потерпевшей А прокурора Коваль К.И., полагавшей необходимым жалобы оставить без удовлетворения, но отменить приговор в части осуждения Николаева А.С. по ч. 1 ст. 116 УК РФ в связи с декриминализацией, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

по приговору суда признаны виновными и осуждены: Николаев за нанесение побоев А и оба за его убийство группой лиц.

Преступления совершены 27-28 декабря 2014 года в г.

области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционной жалобе осужденный Глушков полагает приговор незаконным и необоснованным, а наказание - несправедливым.

Указывает, что при определении наказания суд не учел его молодой возраст, положительные характеристики, отсутствие судимостей.

Настаивает на том, что не причинял смертельных телесных повреждений, на отсутствие мотива, на неожиданность действий Николаева по причинению смерти. При этом обращает внимание на заключение судебно-медицинской экспертизы трупа, характер обнаруженных повреждений, причину смерти.

Считает завышенной взысканную с него сумму компенсации морального вреда без учета его роли в содеянном, затруднительного материального положения, отсутствия по< тоянного источника дохода.

Просит свои действия переквалифицировать на ч. 1 ст. 116 УК РФ и снизить наказание.

В дополнениях Глушков, настаивгя на своей непричастности к убийству, вновь обращает внимание на отсутствие мотива, на наличие между ним и потерпевшим хороших приятельских отношений, отсутствие между ними конфликтов, в том числе и в указанные в приговоре дни.

Полагает, что он может нес ги ответственность лишь за укрывательство убийства, совершенного Николаевым.

Указывает, что свою явку с повинной и показания в ходе предварительного следствия в т. 5 на л д. 152-155, 164-167, 168-172 он не подтвердил, в связи с чем, суд не 'лог их принимать за основу, а приведенные в приговоре различные экспертизы напрямую не подтверждают его вину.

Выражает несогласие с протоколом судебного заседания в той части где он якобы согласен выплатить 350 тыс. руб., поскольку такого не было.

Считает, что суд не дал оценки показаниям свидетелей, которые заявляли об угрозах со стороны Никол 1ева.

Просит приговор отменить и уголовное преследование прекратить.

Осужденный Николаев в апелляционной жалобе также выражает несогласие с приговором.

Указывает, что в судебном заседании он отказался от своих ранее данных показаний, в связи с чем, суд не мог брать их за основу, как и показания свидетелей по делу, которыг заинтересованы в его, Николаеве оговоре.

Полагает, что судом проявлен обвинительный уклон и нарушен УПК поскольку при его допросе суд прерывал его, останавливал защитника показания свидетелей в ходе предварительного расследования оглашались несмотря на возражения стороны защиты.

Свидетель Ф не смогла ответить на его вопрос, при каких обстоятельствах она видела ремень, что свидетельствует о недостоверности ее показаний.

Свидетель П не подтвердил СВОР, ранее данные показаний, лишь после оказанного на него давления он был вынужден заявить об их правильности.

Свидетель В , сотрудник полиции, в ходе следствия давал противоречивые показания, но суд не устранил эти противоречия, не мотивировал, каким из них он отдает предпочтение (т.51 л.д. 77-78, 85-88).

Свидетель Г является отцом второго осужденного вследствие чего нельзя доверять его покиданиям.

Считает надуманными показания свидетелей Ф и Г о том, что они якобы видели у него ранее кожаный ремень коричневого цвета.

Показания свидетеля И о его лидерских качествах, о том, что ранее он высказывал угрозы убить потерпевшего, о его угрозах ей после допроса в суде, являются ее предположением и не могли быть положены в основу приговора.

Выражает несогласие с показаниями свидетеля И о его характеризующих данных, а ее же показания, что со слов Ш , он заставлял Глушкова совершать убийство, ничем не подтверждаются Ш об этом не допрашивалась.

Просит приговор отменить и направить дело на новое разбирательство.

В дополнениях Николаев обращает внимание, что его якобы признательные показания на следствии были даны под давлением сотрудников полиции, о чем он писал жалобы и что подтверждается постановлениями об отказе в возбуждении уголовного дела (т. 6 л.д. 109- 111) и о чем его не уведомили.

Просит обратить внимание, что на фототаблице к протоколу осмотра места происшествия от 15.01.201 5 г. и т. 1 на л.д. 127-134 имеется снег а на фототаблице к протоколу осмотра д. по ул.

от того же числа снега нет

Ссылаясь на фототаблицы к протоколам осмотров от 25 мая 2015 г. (т. 1 л.д. 146-148, 149-156), где отсутствует изображение ремня, настаивает на том, что никогда не носил брючный ремень, и показания ряда свидетелей об этом являются ложными.

По его мнению, судом нарушены требования ч. 5 ст. 259 УПК РФ поскольку в судебном заседании велась аудиозапись хода заседаний которая не приложена к материалам дела и о ведении которой отсутствует запись в протоколе. При этом выражает несогласие с содержанием протокола с/з и отказом удостоверить правильность поданных им замечаний.

Указывает, что: - в постановлении о возбуждении ходатайства о продлении срока содержания под стражей в т. 2 л.д. 27-31 т печати разные подписи; - согласно показаниям свидетеля М , у нее было письмо ее сыну от Глушкова из ИВС, где якобы сообщается об угрозах со стороны Николаева, но из фототаблицы к прото-солу выемки т. 2 л.д. 158-159 по тексту письма не говориться о каких-либо угрозах; - в заключении специалиста в т. 3 л.д. 229-247 отмечено, что Глушков располагал информацией несогласующейся с ранее сообщенной.

Все это, по его мнению, свидетельствует о ложности показаний Глушкова, о его, Николаеве, непричастнести.

Об этом свидетельствуют и заключения различных экспертиз (т. 3 л.д. 7-12, 21, 30, 39, 48, 57, 67-77, 153-154, 175-176, 186-187), не обнаруживших его следов.

Об оговоре со стороны Глушкова свидетельствует и рапорт в т. 4 л.д. 154, согласно которому, проверяя информацию Глушкова о причастности Николаева к нераскрытым убийствам, оперативные сотрудники подтверждающих данных не обнаружили.

Показания свидетеля П в т. 5 т.д. 4-6 о том, что Николаев был как-то недоволен поведением А считает ложными, поскольку в судебном заседании П их не подтвердил, ранее в своих показаниях в т. 5 л.д. 1-3 он об этом не говорил. Данные показания опровергаются и показаниями свидетеля Г (т. 5 л.д. 24-27), свидетеля Ф т. 5 л.д. 28-31, С в т. 5 л.д. 59-62, М в т. 5 л.д. 38-41.

Обращает внимание на противоречия в показания свидетеля сотрудника полиции В в т. 5 л.д. 77-80 и в т. 5 л.д. 85-88.

Полагает, что между Глушковым и В был определенный договор с целью оговорить его, Николаева.

Оспаривает показания свидетеля И т. 5 л.д. 100-103, так как та находится в близких отношениях с семьей Глушковых и не обладает информацией о его, Николаева, характеризующих данных.

Просит учесть, что на экспертизу были направлены кроссовки Глушкова совсем не те, которые он описал при допросе в качестве подозреваемого (т. 5 л.д. 164-167).

Полагая, что Глушков его оговорил, просит проанализировать все его показания (т. 5 л.д. 152, 148-151, 164-16\ 168-172, 178-182, 187-189, 196-199) и его заявления в т. 5 л.д. 202 и 201.

Просит приговор отменить и направить дело на новое разбирательство.

Адвокат Рубцова Е.В. в защиту Николаева А.С. считает приговор постановленным с нарушениями норм материального и процессуального права, а вину Николаева в убийстве - недо казанной.

Указывает, что основным доказательством, положенным в основу приговора, является явка Николаева с повинной (т. 6 л.д. 34).

Вместе с тем, якобы сообщенные I* ней сведения, в дальнейшем Николаев не подтвердил, полностью изменил свои показания, заявляя, что явка была написана под давлением сотрудников полиции.

Глушков также не изобличает Николаева, но старается преувеличить его роль, что якобы все действия против потерпевшего его заставлял производить именно Николаев.

Остальные приведенные в приговоре доказательства являются косвенными и не могут с бесспорностью свидетельствовать о виновности Николаева.

Подвергает сомнению достоверность дополнений в показаниях свидетеля В о том, что он якобы видел в темноте на кроссовке Николаева свежее пятно крови.

Найденная недалеко от трупа пачка сигарет, той же марки, которые курил Николаев, также не является бесспорным доказательством его вины.

Учитывая отсутствие неоспоримых доказательств вины Николаева просит приговор отменить и уголовное дело прекратить.

В возражениях на жалобы и дополнения осужденных и адвоката Рубцовой Е.В. государственный обвинитель Шермаков Е.В. и потерпевшая А полагают необоснованными приведенные доводы.

Изучив уголовное дело, проверив доводы апелляционных жалоб дополнений и возражений, Судебная коллегия отмечает, что выводы суда о доказанности вины осужденных в убийстве А а Николаева и в нанесении ему побоев, являются правильными, основаны на совокупности исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Так, вина Николаева и Глушкова подтверждается показаниями потерпевшей А , свидетелей С , Ф , Г,

И , П Г , Ф В В С ,О ,К и других, а также данными, содержащимися в оглашенных и исследованных материалах дела - протоколах осмотра места происшествия, заключениях экспертов и других.

В ходе предварительного расследования Николаев и Глушков в явках с повинной, при допросах в качестве подозреваемых, проверках их показаний, а Глушков - при допросе в качестве обвиняемого последовательно показывали о действиях каждого из них: нанесении Николаевым побоев потерпевшему, удара Глушкова кулаком по лицу ударов обоими ногами, совместном удушении ремнем, совместных ударах осколками стекла в область шеи.

Показания оба в ходе предварительного расследования давали в присутствии защитников, после разъяснен ия всех процессуальных прав, в том числе права не свидетельствовать против самих себя и о возможном использовании их показаний в качестве, доказательств, в связи с чем соответствующие протоколы следственных действий с их участием обоснованно признаны допустимыми доказательствами.

Поскольку показания Николаева и Глушкова объективно согласовывались с другими доказательствами, суд обоснованно их принял во внимание в той части, в которой сообщенные ими сведения соответствовали другим доказательствам. При этом судом правильно приняты во внимание показания обоих.

Заявления Николаева о вынужденности его признательных показаний утверждения Глушкова о том, что свои показания он давал под угрозами со стороны Николаева, судом проверены и обоснованно с приведением соответствующих мотивов отвергнуты. Выводы суда в этой части достаточно мотивированы и являются правильными.

Согласно выводам судебно-медицинского эксперта, смерть А наступила от раны переднебоковой поверхности шеи слева в средней трети с повреждениями левых наружной и внутренней сонных артерий сопровождавшейся обильным наружным кровотечением с развитием острой кровопотери, что вызвало резкое нарушение функций центральной нервной системы, остановку дыхания и сердца. Подобные повреждения расцениваются как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Также на трупе среди прочих повреждений зафиксирована полосовидная горизонтальная ссадине, шеи, которая произошла от действия твердого тупого предмета, возможно при сдавливании шеи ремнем.

Из пояснений в судебном заседание эксперта С следует, что указанная рана, три раны мягких тканей шеи, две поверхностные раны шеи справа произошли от воздействия острого режущего предмета, каким мог быть осколок стекла.

Вопреки доводам жалоб вывод суда о виновности осужденных сделан не только на основе показаний Николаева и Глушкова в ходе предварительного расследования, а на основе совокупности всех исследованных доказательств, получивших в приговоре надлежащую оценку.

В судебном заседании были оглашены лишь показания свидетелей Г Ш ,Ф и П (т. 8 л.д. 102, 115, 140, т. 9 л.д. 12-13, 15. При этом оглашение показаний перечисленных свидетелей которые они давали при производстве предварительного расследования происходило по ходатайству стороны обвинения и в связи с наличием существенных противоречий, то есть на основании ч. 3 ст. 281 УПК РФ не требующей наличие согласия стороны защиты. К тому же, как следует из протокола судебного заседания, сторона защиты, в том числе и подсудимые, не возражали против оглашения показаний.

Показания остальных свидетелей в судебном заседании не оглашались и не исследовались, ходатайств об этом не заявлялось, в связи с чем исходя из положений ч. 3 ст. 240 УПК РФ ссылки Николаева на неоглашенные показания не могут быть предметом проверки Судебной коллегией.

Оглашение показаний, данных при производстве предварительного расследования, свидетелем П предупреждение его об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, не может расцениваться как оказание какого-либо давления на свидетеля. Сам он после оглашения его показаний подтвердил их достоверность, сообщив что к настоящему времени забыл некоторые детали.

Показания свидетеля В в ходе предварительного расследования также не оглашались и не исследовались. Его показания в судебном заседании, приведенные в приговоре, последовательны, подробны согласуются с показаниями свидетеля В

Проверив и оценив каждое из положенных в основу обвинения доказательств с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, судом сделан правильный вывод о виновности осужденных и о доказанности их вины в убийстве потерпевшего, а Николаева-и в нанесении потерпевшему побоев.

Вопреки доводам Николаева аудиозапись судебного заседания не велась, в связи с этим отметок об этом, как того требует закон в протоколе не имеется.

Фототаблицы к протоколам осмотров места происшествия соответствуют содержанию самого протокола.

Письмо Глушкова из СИЗО (т. 2 л.д. 158-159) в судебном заседании не исследовалось, а кроме того данный предмет был исключен из перечня доказательств постановлением следователя от 22.07.2015 г. (т. 4 л.д. 123).

Заключение специалиста психофизиологического исследования в отношении Глушкова (т. 3 л.д. 229-247) не является доказательством и также не оглашалось и не исследовалось.

Вопреки доводам Николаева он оыл уведомлен о вынесении постановления от 22.10.2015 г. об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении К (т. 6 л.д. 112).

Таким образом, нарушений УПК РФ, злекущих отмену или изменение приговора, судом не допущено.

Как установлено судом, после распития спиртных напитков у Николаева произошел конфликт с А в связи с его оскорблениями. В районе д. 2 в 165 квартале Николаев на почве неприязненных отношений нанес не мене двух ударов кулаками в область лица А . Затем возле магазина нанес еще не мене одного удара кулаком и разбил стеклянную бутылку об голову. Через некоторое время в заброшенном доме Николаев уже с целью убийства снова нанес не менее одного удара кулаком. Находившийся тут же Глушков из чувства ложного товарищества с той же целью нанес не менее одного удара кулаком. В последующем Николаев снял с себя брючный ремень, набросил на шею и сдал сдавливать. К нему присоединился Глушков и вдвоем некоторое время душили потерпевшего Кроме того оба поочередно нанесли осколками стекла не менее 6 ударов в область шеи отчего последовала смерть А

Характер их действий, способ примененного насилия, как правильно отмечено судом, свидетельствует о наличии прямого умысла на убийство.

При этом роль каждого в содеянном, конкретные действия разграничены, установлены и указаны в приговоре.

Характер взаимоотношений Глушкова с Анисимовым до совершенного убийства не опровергает правильность выводов суда о мотивах содеянного.

С учетом изложенного действия Николаева и Глушкова в данной части правильно квалифицированы по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, то есть убийство, совершенное группой лиц, а Николаева в части нанесения ударов руками и бутылкой по голове до убийства потерпевшего в указанных в приговоре местах - и по ч. 1 ст. 116 УК РФ в отмеченной редакции, то есть нанесение побоев, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Психическое состояние осужденных судом изучено полно и объективно, с учетом заключения экспертов-психиатров (т. 2 л.д. 213-216, 200-202), адекватного поведения в ходе предварительного расследования и в судебном заседании, сделан правильный вывод о вменяемости обоих.

Наказание, как основное, так и дополнительное, Николаеву и Глушкову назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом установленных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, эдно из которых относится к особо тяжким, смягчающих и отягчающих обоих наказание обстоятельств, данных о личности, влиянии назначаемого наказания на их исправление.

Все влияющие на наказание обстоятельства, применительно к каждому из них, судом учтены в полной мере, в том числе и те, на которые ссылается Глушков.

Признание отягчающим наказание указанных в приговоре обстоятельств судом мотивировано и обосновано.

Оснований для применения положении ст.ст. 64 и 73 УК РФ, а для Глушкова и ст. 96 УК РФ суд не усмотрел. Не находит таких обстоятельств и Судебная коллегия.

Таким образом, назначенное наказание, как по своему виду, так и размеру, отвечает всем требованиям закона, и выводы суда мотивированы.

Заявленные гражданские иски, в том числе и о компенсации морального вреда, разрешены в соответствии с требованиями закона.

Судом правильно установлено, что в результате убийства потерпевшая А перенесла нравственные страдания, связанные с потерей сына.

Размер компенсации морального взеда соответствует требованиям разумности и справедливости.

Оснований для уменьшения взысканных сумм не имеется.

Согласно протоколу судебного заседания (т. 9 л.д. 141), Глушков признавал иск потерпевшей о компенсации морального вреда в размере 350 тыс. руб.

Замечания на протокол судебного заседания, в том числе и Глушкова рассмотрены в установленном законом порядке, обоснованность принятого решения сомнений не вызывает.

Таким образом, жалобы осужденных и адвоката Рубцовой Е.В удовлетворению не подлежат.

Вместе с тем приговор в отношении Николаева в части его осуждения по ч. 1 ст. 116 УК РФ в указанной судом редакции подлежит отмене по следующим основаниям.

Федеральным законом от 03.07.2016 № 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» в УК РФ внесены изменения, согласно которым в соответствие со ст. 116 и 116.1 УК РФ уголовная ответственность за нанесение побоев наступает лишь в случае, если такие деяния совершены в отношении близких лиц либо лицом, подвергнутым административному наказанию за аналогичное деяние.

Николаев нанес побои А не являющему ему близким лицом и к административной ответственности привлечен не был.

В этой связи в его действиях в настоящее время отсутствует состав преступления, и уголовное преследование подлежит прекращению за отсутствием в деянии состава преступления.

С учетом этого из приговора подлежит исключению и указание суда о назначении ему наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Смоленского областного суда от 23 мая 2016 года в части осуждения Николаева А С по ч. 1 ст. 116 УК РФ (в редакции ФЗ от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ) отменить и уголовное преследование прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 27 и п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Этот же приговор в отношении Николаева А.С. изменить и исключить указание суда о назначении ему наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Считать Николаева А.С. осужденным по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год с перечисленными в приговоре ограничениями и обязанностями.

В остальном приговор в отношении Николаева А.С. и тот же приговор в отношении Глушкова А А оставить без изменения, апелляционные жалобы Николаева А.С, Глушкова А.А. и адвоката Рубцовой Е.В. - без удовлетворения.

Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 240 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта