Информация

Решение Верховного суда: Определение N 22-УДП14-2 от 09.04.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 22-УДШ4-2

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДА КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ г. М о с к в а 9 а п р е л я 2 0 1 4 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Валюшкина В.А.,

судей Ламинцевой С.А. и Лаврова Н.Г.

при секретаре Белякове А.А рассмотрела в судебном заседании в связи с отсутствием кворума в президиуме Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания уголовное дело по кассационному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Сыдорука И.И. на апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Северная Осетия Алания от 24 декабря 2013г Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ламинцевой С.А., мнение прокурора Телешевой-Курицкой Н.А., поддержавшей кассационное представление и полагавшей, что аппелляционное определение судебной коллегии Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания от 24 декабря 2013 г. в отношении Хатагова К.Д., Каргинова Х.А. и Арсагова И. Э надлежит отменить и дело направить на новое апелляционное рассмотрение Судебная коллегия

установила:

по приговору Дигорского районного суда Республики Северная Осетия Алания от 1 марта 2013 г.

Хатагов К Д

несудимый,

осужден по п. «а» ч.З ст. 286 УК РФ на 5 лет лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти в органах внутренних дел Российской Федерации на 2 года На основании ст. 73 УК РФ наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года;

Каргинов Х А

несудимый,

осужден по п. «а» ч.З ст. 286 УК РФ на 5 лет лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти в органах внутренних дел Российской Федерации на 2 года На основании ст. 73 УК РФ наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года;

Арсагов И Э

несудимый,

осужден по п. «а» ч.З ст. 286 УК РФ на 5 лет лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти в органах внутренних дел Российской Федерации на 2 года На основании ст. 73 УК РФ наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года.

Хатагов, Каргинов, Арсагов признаны виновными в том, что, являясь должностными лицами, совершили действия, явно выходящие за пределы их полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, с применением насилия.

Преступление ими совершено в 2010 г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания от 4 июля 2013 г. приговор отменен в виду нарушений уголовно-процессуального закона и уголовное дело возращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Постановлением президиума Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания от 26 августа 2013 г. указанное судебное решение отменено с направлением уголовного дела на новое апелляционное рассмотрение.

Определением судебной коллегии Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания от 24 декабря 2013 г. приговор отменен, дело возвращено прокурору для квалификации инкриминированных Хатагову, Каргинову и Арсагову деяний «как более тяжкого преступления», в частности по ст. 290 УК РФ, со ссылкой на фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, и установленные в ходе апелляционного рассмотрения дела.

В кассационном представлении ставится вопрос об отмене определения судебной коллегии Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания от 24 декабря 2013 г. и направлении дела на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей. Автор представления считает, что суд апелляционной инстанции нарушил уголовно-процессуальный закон, возвратив дело прокурору для квалификации деяния как более тяжкого преступления. Конкретно в представлении указывается на то, что решение апелляционной ин станции о возвращении дела прокурору может иметь место, если это необходимо для защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства в связи с допущенными на досудебных стадиях нарушениями, которые невозможно устранить в ходе судебного разбирательства, а таковых по на стоящему делу, как считает прокурор, не имеется.

В кассационных жалобах потерпевшие Д иГ

просят об отмене определения судебной коллегии Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания от 24 декабря 2013 г Они указывают на то, что согласны с приговором, в том числе с квалификацией действий осужденных. Считают, что суд первой инстанции не нарушил их права, предусмотренные законом.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в кассационных представлении и жалобах, Судебная коллегия приходит к следующим вы водам.

В соответствии со ст. 389.13 УПК РФ производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном главами 35-39 УПК РФ, с изъятиями, предусмотренными главой 45.1 УПК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 389.19 УПК РФ суд при рассмотрении дела в апелляционном порядке не связан доводами апелляционных жалоб, представлений и вправе проверить производство по делу в полном объеме и вынести одно из решений, предусмотренных в ч. 1 ст. 389.20 УПК РФ, в том числе позволяющих ухудшить положение осужденного, но в пределах полномочий, установленных уголовно-процессуальным законом.

С учетом требований ч. 1 ст. 389.24 УПК РФ суд апелляционной инстанции может принять решение, ухудшающее положение осужденного по отношению к приговору суда первой инстанции, но не иначе как по представлению прокурора и (или) жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей. При этом суд не вправе выходить за пределы доводов жалобы или представления.

Как следует из материалов дела, настоящее уголовное дело рассмотрено в апелляционном порядке судебной коллегией Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания по доводам апелляционных жалоб осужденных Хатагова К.Д., Арсагова И.Э., Каргинова Х.А. и их адвокатов, просивших приговор Ди горского районного суда Республики Северная Осетия-Алания от 1 марта 2013 г. в отношении осужденных отменить и вынести оправдательный приговор, а также по доводам апелляционного представления, в котором государственный обвинитель, не оспаривая квалификацию содеянного осужденными, просил приговор отменить в связи с несправедливостью назначенного наказания вследствие его чрезмерной мягкости и вынести новый приговор.

Потерпевшими приговор не обжаловался.

Таким образом, принимая решение, ухудшающее положение осужденных, выразившееся в отмене обвинительного приговора и возвращении уголовного дела прокурору для квалификации действий осужденных как более тяжких, суд апелляционной инстанции вышел за пределы доводов апелляционных жалоб и представления, нарушив указанные выше требования уголовно процессуального закона.

Отменяя приговор и возвращая дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения, суд апелляционной инстанции сослался на ст. 237 УПК РФ.

Согласно п.1 ч.1 ст. 237 УПК РФ (в ред. Федерального закона от 4 марта 2013 г.№ 23-ФЗ) судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рас смотрения судом в том числе, если обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление составлены с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вы несения иного решения на основе данного заключения, акта или постановления.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июля 2013 г. № 16-П «По делу о проверке конституционности положений ч.1 ст. 237 УПК РФ в связи с жалобой гражданина Республики н .Г

и запросом Курганского областного суда», на который имеется ссылка в апелляционном определении, положения ч.1 ст. 237 УПК признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, в той мере, в которой они препятствуют самостоятельному и не зависимому выбору судом подлежащих применению норм уголовного закона и исключают возможность изменения обвинения в сторону, ухудшающую положение подсудимого.

Однако, по смыслу названного постановления Конституционного Суда Российской Федерации указанный в нем подход к правовому регулированию подлежит применению во взаимосвязи с другими нормами уголовно процессуального закона, в частности с нормами, регулирующими порядок производства в суде апелляционной инстанции.

Что касается ссылки в апелляционном определении на имеющиеся в деле фактические обстоятельства, свидетельствующие о наличии в действиях Хата гова, Каргинова и Арсагова признаков более тяжкого преступления, то, как правильно указано в кассационном представлении, таковые в определении, по существу, не приведены.

При таких условиях Судебная коллегия находит, что апелляционное определение от 24 декабря 2013 г. в отношении Хатагова, Каргинова и Арсагова постановлено с существенным нарушением уголовно-процессуального закона повлиявшим на исход дела, в связи с чем оно подлежит отмене с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 401.14 и 401.15 УПК РФ Судебная коллегия

определила:

апелляционное определение судебной коллегии Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания от 24 декабря 2013 г. в отношении Хатаго ва К Д Каргинова Х А и Арсагова И Э отменить, и дело направить на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 237 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта