Информация

Решение Верховного суда: Определение N 67-О11-102СП от 27.12.2011 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №67-011-102СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 27 д е к а б р я 2011 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Абрамова С.Н.,

судей Пейсиковой Е.В. и Кондратова П.Е.

при секретаре Белякове А.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационные представления государственных обвинителей Привалихина Н.П., Морковиной М.Е кассационные жалобы осужденных Чистякова В.А., Павленко Е.В. на приговор Новосибирского областного суда от 15 сентября 2011 г постановленный с участием присяжных заседателей, по которому

Чистяков В А

несудимый,

осужден к лишению свободы:

- по ч.1 ст. 222 УК РФ на 2 года 6 месяцев;

- по ч.1 ст. 223 УК РФ на 3 года;

- по ч.2 ст. 222 УК РФ на 3 года.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок наказания постановлено исчислять с 22 апреля 2009 г.

Он же оправдан по ч.1 ст. 30, пп. «е», «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ на основании п.1 ч.1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием события преступления;

Павленко Е В

несудимый,

осужден по ч.2 ст. 222 УК РФ на 2 года 8 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Срок наказания постановлено исчислять с 22 апреля 2009 г.

Он же оправдан по ч.1 ст. 30, пп. «е», «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ на основании п.1 ч.1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием события преступления;

Петров В В,

несудимый,

осужден к лишению свободы:

- по ч.1 ст. 222 УК РФ (по эпизоду № 1) на 3 года;

- по ч.1 ст. 222 УК РФ (по эпизоду № 3) на 2 года 6 месяцев.

На основании ч.2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года.

На Петрова В.В. возложены обязанности: не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа осуществляющего исправление осужденного, являться периодически в данный орган на регистрацию.

Он же оправдан по ч.1 ст. 30, пп. «е», «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ на основании п.1 ч.1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием события преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пейсиковой Е.В., изложившей обстоятельства дела, доводы, содержащиеся в кассационных представлениях и кассационных жалобах, объяснения осужденного Чистякова В.А. в режиме видеоконференц-связи, который поддержал свои доводы, Павленко Е.В. в режиме видеоконференц-связи и выступление адвоката Бицаева В.М. в его интересах, просивших приговор оставить без изменения, мнение адвоката Лунина Д.М. в интересах Петрова ВВ., возражавшего против удовлетворения кассационных представлений и просившего приговор оставить без изменения, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Телешевой-Курицкой Н.А., полагавшей приговор отменить по доводам, содержащимся в кассационных представлениях, уголовное дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания, Судебная коллегия

установила:

вердиктом коллегии присяжных заседателей осужденные Чистяков В.А. и Петров ВВ. признаны виновными в незаконном хранении, ношении и передаче огнестрельного оружия и боеприпасов.

Кроме того, Петров В.В. признан виновным в незаконных приобретении, хранении, ношении, перевозке и передаче взрывчатых веществ; Чистяков В.А. и Павленко Е.В. - в незаконных ношении, перевозке взрывчатых веществ и взрывных устройств, совершенных группой лиц по предварительному сговору, а Чистяков В.А. еще и в незаконном изготовлении взрывных устройств.

Кроме того, в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей Чистяков В.А. и Павленко Е.В. оправданы в приготовлении к убийству Р путем приискания, изготовления орудий преступления, совершенном общеопасным способом, группой лиц по предварительному сговору, по найму и из корыстных побуждений.

Петров В.В. оправдан в организации данного преступления.

В кассационных представлениях (основных и дополнительных):

- государственный обвинитель Привалихин Н.П. просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания. В обоснование представления государственный обвинитель указывает, что председательствующий в нарушение ст. 15 УПК РФ создавал препятствия для исполнения стороной обвинения процессуальных обязанностей, делал необоснованные замечания стороне обвинения и не принимал исчерпывающих мер к пресечению нарушений порядка в судебных заседаниях, систематически допускаемых стороной защиты. Оспаривает постановление о назначении судебного заседания от 29 апреля 2011 г считая, что оно противоречит протоколу судебного заседания. Поскольку суд разрешил ходатайства об исключении доказательств, однако в нарушение чч. 1, 4 ст. 236 УПК РФ в постановлении этого не отразил, государственные обвинители не знали об исключении данных доказательств и не смогли организовать представление доказательств в соответствии со своими планами. Решение суда об исключении из числа доказательств результатов ОРД: аудиозаписей телефонных разговоров и оперативных экспериментов является необоснованным, поскольку прослушивание телефонных переговоров подсудимых производилось в соответствии с судебными решениями, в ходатайстве стороны обвинения о приобщении подлинного постановления о проведении оперативного эксперимента судом было необоснованно отказано. В обоснование отказа в признании исключенных доказательств допустимыми суд указал иные мотивы, нежели те, которые явились основанием для признания данных доказательств недопустимыми Председательствующий запретил стороне обвинения опровергать доводы подсудимого Чистякова о сокрытии своей личности, представить присяжным заседателям заключение эксперта о подложности паспорта на фамилию « и подлинности паспорта на фамилию « с фотографиями Чистякова. Председательствующий необоснованно сделал замечание стороне обвинения о недопустимости доведения до присяжных факта использования Чистяковым паспорта на фамилию « ». Государственный обвинитель полагает, что сокрытие Чистяковым своей личности при подготовке к убийству Р свидетельствует о создании себе алиби и доказательств совершения преступления другими лицами Председательствующий поставил под сомнение правдивость показаний потерпевшего Р удовлетворил ходатайство защиты о дополнительном допросе свидетеля З которая в присутствии присяжных сообщила о наличии у Петрова детей. При этом замечаний свидетелю З председательствующим не делалось. В присутствии присяжных был рассмотрен процессуальный вопрос относительно разрешения ходатайства стороны защиты об оглашении письма оператора мобильной связи « . Государственный обвинитель полагает, что все эти допущенные нарушения свидетельствуют о заинтересованности председательствующего в исходе дела. Заявленный отвод председательствующему был необоснованно отклонен. Кроме того, председательствующий не реагировал, когда подсудимые оскорбляли свидетелей в ходе их допросов, не прервал подсудимого Чистякова, который назвал государственного обвинителя Вышинским и сообщил, что в отношении его сотрудники ФСБ применяли насилие. Кроме того, содержание вопросного листа противоречит требованиям ст. 338, 339 УПК РФ, сформулирован без учета позиции обвинения. Изложенные вопросы были искажены и непонятны присяжным Вопрос № 17 содержит несоответствие и противоречит вопросу № 7. При ответе на вопросы присяжные допустили орфографическую ошибку, что свидетельствует о малограмотности присяжных. Вопрос № 8 сформулирован неправильно, с использованием юридического понятия «склонил». В ответе на вопрос № 7 присяжные признали доказанным, что взрывное устройство было перенесено к автомобилю « », припаркованному на автостоянке однако в ответах на вопросы № 11 и 14 данные действия были признаны недоказанными. Председательствующий необоснованно исключил

признанный доказанным факт передачи Петровым Чистякову для

изготовления взрывного устройства помимо тротиловых шашек две

радиостанции и два кольцевых магнита, необоснованно сочтя, что эти действия подпадают под незаконные приобретение, хранение и ношение взрывчатых веществ. К вопросам № 7 и 8 в отношении Петрова председательствующий неправильно применил уголовный закон Квалификация действий Чистякова по эпизоду № 1 как передача огнестрельного оружия противоречит вердикту. Напутственное слово произнесено с нарушением требований ст. 340 УПК РФ. Считает, что назначенное осужденным наказание является чрезмерно мягким. Полагает что протокол судебного заседания не отражает ход судебного процесса;

- государственный обвинитель Морковина М.Е. в кассационном представлении, по сути, излагает доводы, аналогичные доводам, изложенным в кассационном представлении государственного обвинителя Привалихина Н.П.

Оспаривает признание недопустимыми доказательствами протокол осмотра и прослушивания флэш-карты, протоколов осмотра и прослушивания дисков с результатами проведенных ОРМ, поскольку они соответствуют закону. То обстоятельство, что результаты ОРД были представлены с копией, а не с подлинником постановления о проведении ОРМ, по мнению государственного обвинителя, не свидетельствует об их недопустимости. В приобщении же подлинника к материалам дела указанного постановления судом было отказано. Указание в протоколах на принадлежность устной речи конкретному лицу и привлечение следователей для прослушивании фонограмм расшифровки аудиозаписей в качестве результатов ОРД не является нарушением требований закона. В ходе судебных прений Чистяков и его адвокат нарушили ст. 336 УПК РФ поскольку в присутствии присяжных обсуждали вопросы допустимости доказательств, адвокат Кузьменко ставил под сомнение законность действий сотрудников УФСБ при проведении ОРМ, Чистяков говорил о том, что все материалы дела являются результатом провокации со стороны сотрудников УФСБ. По мнению государственного обвинителя, вердикт является противоречивым, поскольку суд сделал вывод о совершении Чистяковым и Павленко приготовления к умышленному уничтожению чужого имущества вопреки их позиции в прениях, согласно которой они добровольно отказались от совершения этого преступления. Считает, что Чистяков по эпизоду № 1 необоснованно осужден за незаконную передачу огнестрельного оружия и боеприпасов, поскольку органами предварительного расследования данный квалифицирующий признак ему не вменялся. Суд необоснованно исключил из обвинения Петрова обвинение его по чч. 4, 5 ст.ЗЗ, ч.1 ст. 223 УК РФ, указав, что эти действия охватываются составом предусмотренным ч.1 ст. 222 УК РФ. Действия Петрова по передаче Чистякову тротиловых шашек, электрических детонаторов, радиостанций и кольцевых магнитов для изготовления взрывных устройств являются пособничеством в изготовлении взрывного устройства. Суд необоснованно исключил из обвинения Петрова по ст. 222 УК РФ незаконные приобретение хранение, ношение, перевозку и передачу взрывных устройств, поскольку в соответствии с заключением эксперта электрический детонатор является взрывным устройством.

В кассационных жалобах:

- осужденный Чистяков В.А. оспаривает квалификацию своих действий по ч.2 ст. 222 и ч.1 ст. 223 УК РФ, считает ее излишней при наличии предъявленного ему обвинения за приготовление к убийству. Полагает, что назначенное ему наказание является чрезмерно строгим, назначено с нарушением требований ч.З ст. 69 УК РФ. Считает, что суд, назначая реальное лишение свободы, в качестве основания для вывода о невозможности назначения условной меры наказания необоснованно сослался на то, что он не имеет постоянного места жительства и регистрации на территории . Просит изменить приговор, назначив наказание, не связанное с лишением свободы;

- осужденный Павленко Е.В. полагает, что квалификация его действий по признакам перевозки оружия и совершения преступления группой лиц по предварительному сговору является необоснованной.

В возражениях на доводы, изложенные в кассационных представлениях, осужденные Павленко Е.В., Чистяков В.А. и адвокат Колесник ВВ. в интересах осужденного Петрова ВВ. просят оставить их без удовлетворения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных представлений и кассационных жалоб и возражения на их доводы, Судебная коллегия находит кассационные представления и жалобы не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В кассационных представлениях государственных обвинителей поставлен вопрос об отмене приговора в полном объеме, в том числе в части оправдания Павленко Е.В., Чистякова В.А. и Петрова В.В.

Основаниями отмены обвинительного приговора, вынесенного с участием присяжных заседателей, о чем также ставится вопрос в кассационных представлениях, согласно ч.2 ст.379 УПК РФ являются нарушения уголовно-процессуального закона.

Между тем в соответствии с требованиями ч.2 ст.385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего, его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Из материалов дела видно, что ни в процессе расследования, ни в ходе судебного разбирательства нарушений уголовно-процессуального закона влекущих в соответствии с ч.2 ст.385 и ч.2 ст.379 УПК РФ отмену приговора органами следствия и судом не допущено.

Особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей и юридические последствия вердикта, а также порядок и пределы обжалования приговора осужденным были разъяснены.

Проведение по уголовному делу предварительного слушания назначенного в соответствии с п. 5 ч.2 ст. 229 УПК РФ для разрешения вопроса о рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей не противоречит требованиями главы 34 УПК РФ.

Как следует из протокола судебного заседания, 29 апреля 2011 г председательствующий по итогам предварительного слушания вынес постановление о назначении судебного заседания с участием присяжных заседателей на 1 июня 2011 г.

Согласно протоколу поступившие ходатайства, в том числе от стороны защиты об исключении доказательств, приобщенные к материалам дела после назначения предварительного слушания по уголовному делу, были рассмотрены судом с участием сторон в условиях состязательности, а принятые по ним постановления, вынесенные в зале судебного заседания занесены в протокол, как того требует ч. 2 ст. 256 УПК РФ.

Таким образом, нельзя признать обоснованными доводы государственного обвинителя Привалихина Н.П. о том, что сторона обвинения была дезориентирована в организации представления доказательств по делу.

Кроме того, сторона обвинения не была лишена возможности заявить ходатайства о признании допустимыми доказательства, которые ранее были признаны недопустимыми. Эти ходатайства были рассмотрены в ходе судебного разбирательства и по ним приняты соответствующие решения (т.12,л.д. 272-278).

Учитывая данные обстоятельства, принятие судом решений по заявленным стороной защиты ходатайствам о признании доказательств недопустимыми, хотя и имело место после вынесения постановления по итогам предварительного слушания, которое по смыслу ст. 236 УПК РФ является результатом его проведения, однако не влечет отмену приговора постановленного с участием присяжных заседателей.

Коллегия присяжных заседателей была сформирована в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ. В результате проведенного отбора кандидатов в присяжные заседатели стороны защиты и обвинения пришли к единодушному мнению, что коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с законом, заявлений о тенденциозности коллегии никто из участников судебного разбирательства не подавал.

Доводы государственного обвинителя Привалихина Н.П. относительно низкого образовательного уровня присяжных заседателей, которым законом предоставлены полномочия по осуществлению правосудия, являются некорректными. Орфографическая ошибка, допущенная при заполнении вопросного листа, не свидетельствует о неспособности коллегии присяжных вынести объективный вердикт.

Несостоятельными следует признать доводы, изложенные в кассационном представлении государственного обвинителя Привалихина Н.П., относительно заинтересованности председательствующего судьи в исходе дела, ограничения представления доказательств стороной обвинения нарушения им принципа состязательности сторон, порядка рассмотрения процессуальных вопросов, непринятия мер к пресечению нарушений стороной защиты порядка в судебном заседании, несправедливости замечания, адресованного потерпевшему, необоснованности отклонения заявленного государственным обвинителем отвода председательствующему судье.

Из протокола судебного заседания следует, что уголовное судопроизводство по настоящему делу осуществлялось в соответствии с требованиями ст. 15 УПК РФ, на основе принципа состязательности сторон в судебном заседании исследованы все собранные по делу и представленные сторонами доказательства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, с учетом особенностей судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей.

Суд создал все необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела и обеспечения присяжным заседателям возможности прийти к объективным выводам относительно фактических обстоятельств дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями.

Оснований считать, что председательствующий по делу судья лично прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела, а также, что имеются иные обстоятельства, исключающие его участие в производстве по данному уголовному делу, нет.

Отвод, заявленный государственным обвинителем Привалихиным Н.П. председательствующему судье, разрешен в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. 256 УПК РФ.

Отказывая в удовлетворении заявления об отводе председательствующий обоснованно указал в постановлении, что изложенные в нем доводы носят процессуальный характер и не могут быть положены в основание для заявления об отводе судьи (т. 11, л.д.214 - 219).

Утверждение о том, что председательствующий ограничил право стороны обвинения на представление доказательств, не соответствует действительности. Все ходатайства, заявленные как стороной защиты, так и обвинения, разрешены в соответствии с требованиями УПК РФ.

Нельзя признать нарушением права стороны обвинения на представление доказательств тот факт, что, отказывая стороне обвинения в удовлетворении ходатайства о признании исключенных доказательств допустимыми, суд привел иные мотивы отсутствия оснований для признания ранее исключенных доказательств допустимыми, чем те, по которым они были исключены.

Так, председательствующий судья, выслушав мнения всех участников процесса, привел в обоснование постановлений те мотивы, которыми он руководствовался при разрешении конкретных ходатайств, заявленных как стороной обвинения, так и стороной защиты.

Согласно ст. 89 УПК РФ в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам.

Исключая из числа доказательств протоколы осмотра и прослушивания фонограмм от 14 ноября 2009 г., 15 ноября 2009 г., 18 марта 2010 г., суд обоснованно указал, что данные протоколы не могут быть признаны доказательствами, добытыми с соблюдением уголовно-процессуального закона, поскольку они были проведены в рамках оперативно-розыскных мероприятий «оперативный эксперимент», тогда как в постановлении судьи санкционирующего их проведение, значилось только «прослушивание телефонных переговоров» и не предусматривалось проведение иных мероприятий с целью получения информации и ее документирования с использованием видео- и аудиозаписывающих устройств.

Ссылка на решение Европейского Суда по правам человека, вопреки доводам государственного обвинителя, не противоречит действующему законодательству и правоприменительной практике.

При этом, принимая данное решение, в основу которого положены нарушения закона, допущенные в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, суд наряду с этим учел выводы судебно-криминалистических экспертиз, согласно которым установление наличия устной речи принадлежащей Чистякову, Павленко и Петрову на осмотренных и прослушанных фонограммах, является предположительным.

В то же время, отказывая государственному обвинителю в восстановлении доказательств, суд, не отвергая оснований, по которым данные доказательства были признаны недопустимыми, обоснованно сослался на нарушение предъявляемых требований к представлению результатов оперативно-розыскной деятельности, а именно на отсутствие подлинника постановления о проведении оперативно-розыскных мероприятий, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскные мероприятия.

Что же касается последующего отказа председательствующего в приобщении к материалам дела подлинника названного документа, то данный отказ ввиду несоответствия содержания копии документа его оригиналу, является обоснованным.

Отказ суда в удовлетворении ходатайства обвинения о демонстрации присяжным заседателям протоколов осмотра паспортов на фамилии « и « », заключения эксперта о поддельности этих документов нельзя признать необоснованным, поскольку уголовное преследование в отношении подсудимых по данным обстоятельствам не осуществлялось, а вопрос о том, каким образом они скрывали свои настоящие фамилии, суд обоснованно не отнес к предмету доказывания по данному делу.

Доводы, содержащиеся в кассационном представлении государственного обвинителя Привалихина Н.П., относительно обсуждения процессуальных вопросов в присутствии присяжных заседателей не соответствуют протоколу судебного заседания.

Как следует из протокола судебного заседания, ходатайство стороны обвинения об оглашении ответов операторов сотовой связи « » и « на запросы обвинения было разрешено вне зоны слышимости для присяжных заседателей, что не противоречит требованиям ст. 334, 335 УПК РФ, предусматривающих особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей (т. 12, л.д.268).

Вопреки доводам государственных обвинителей председательствующий по делу судья принимал все необходимые меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон, при этом председательствующий, как того требуют ч. 3 ст. 336, чч.1, 3 ст. 258 УПК РФ своевременно реагировал на нарушения порядка в судебном заседании, делал обоснованные замечания как стороне защиты, так и стороне обвинения неоднократно предупреждал подсудимого Чистякова о недопустимости оскорбительных высказываний в адрес государственного обвинителя, в результате чего удалил подсудимого из зала судебного заседания до окончания прений.

Замечание, обращенное к стороне обвинения, о недопустимости доведения до присяжных факта использования Чистяковым паспорта на фамилию », высказано председательствующим обоснованно поскольку этот факт не являлся предметом разбирательства по настоящему уголовному делу (т. 12, л.д.171-172, 200).

Председательствующий также немедленно реагировал и на недопустимые высказывания других участников уголовного судопроизводства, в том числе на сообщения свидетеля З - супруги осужденного Петрова В.В. - о наличии троих детей и просил присяжных заседателей не принимать во внимание сказанное (т. 12, л.д. 263).

Доводы государственного обвинителя относительно сомнений председательствующего в правдивости показаний потерпевшего Р противоречат протоколу судебного заседания.

Замечание, высказанное потерпевшему, в связи с нарушением им порядка в судебном заседании и сообщением информации, не входящей в круг полномочий присяжных, о том, что в день планируемого взрыва проводился чемпионат по футболу среди детей с ограниченными способностями, является обоснованным (т. 12, л.д. 161).

Как следует из протокола судебного заседания председательствующий, в соответствии с требованиями ст.338 УПК РФ сформулировал в письменном виде вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, зачитал их и передал сторонам для ознакомления с ними, подготовки замечаний и внесения предложений для постановки новых вопросов.

Вопросный лист отвечает требованиям ст.338 УПК РФ, сформулирован в соответствии с предъявленным обвинением с учетом прений и высказанных замечаний сторон. Формулировка вопроса № 8 возражений со стороны обвинения не вызвала. Доводы государственного обвинителя Привалихина Н.П. об искажении председательствующих вопросов, поставленных перед присяжными заседателями, неосновательны.

Заявлений от присяжных заседателей о том, что им неясны какие-либо вопросы, поставленные в вопросном листе, не имелось.

Напутственное слово председательствующего, приобщенное к протоколу судебного заседания, произнесено в соответствии с требованиями ст. 340 УПК РФ. Из текста напутственного слова следует, что председательствующий напомнил присяжным заседателям об исследованных в судебном заседании представленных сторонами доказательствах, изложил позиции каждой из сторон, разъяснил порядок совещания, подготовки ответов на поставленные вопросы, голосования по ответам и вынесения вердикта.

Замечания от сторон на напутственное слово председательствующего поступившие от государственного обвинителя Морковиной М.Е. и адвоката Колесника ВВ., были удовлетворены председательствующим (т. 13, л.д. 109- 109). Других возражений на напутственное слово по мотивам нарушения принципа объективности и беспристрастности не поступало.

Каких-либо неясностей и противоречий вердикт присяжных заседателей не содержит.

Вопреки доводам представления государственного обвинителя Привалихина Н.П. не усматривается противоречий между ответами присяжных заседателей на вопросы №, 7, 11, 14, 17.

Действия осужденных, за исключением действий Чистякова В.А. по эпизоду № 1, квалифицированы в соответствии с вердиктом присяжных заседателей, который оспариванию не подлежит.

Суд правильно в соответствии с вердиктом присяжных заседателей квалифицировал действия Петрова В.В. по эпизоду № 2 как незаконные хранение, ношение и передача огнестрельного оружия и боеприпасов и по эпизоду № 3 как незаконные приобретение, хранение, перевозка и передача взрывчатых веществ и обоснованно мотивировал в приговоре.

Суд правильно пришел к выводу об излишней квалификации действий Петрова В.В. по чч.4, 5 ст. 33, ч.1 ст. 223 УК РФ, поскольку данные действия осужденного охватываются его действиями, направленными на незаконный оборот взрывчатых веществ.

Исключение из обвинения Петрова В.В. незаконных действий с взрывными устройствами является обоснованным, так как сами по себе переданные Чистякову В.А. тротиловые шашки (взрывчатое вещество) и детонаторы (средства взрывания, инициирования взрывчатого вещества взрывными устройствами не являются.

Согласно актам судебно-психиатрических экспертиз осужденные хроническим психическим расстройством либо слабоумием не страдали и не страдают, на момент содеянного в каком-либо временном психическом расстройстве не находились. В момент совершения инкриминируемого деяния они в полной мере могли осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Суд обоснованно признал их вменяемыми.

Нарушений уголовно-процессуального закона, а также прав осужденных на защиту, влекущих отмену приговора, не имеется.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности осужденных, наличия смягчающих наказание обстоятельств.

Доводы Чистякова В.А. о том, что назначение наказания в виде лишения свободы ему обусловлено тем обстоятельством, что он не имеет постоянного места жительства и регистрации на территории,

несостоятельны, поскольку наказание Чистякову В.А. назначено с учетом всех обстоятельств содеянного, данных о его личности, исходя из которых суд признал невозможным назначение условного осуждения.

Нарушений требований ч.З ст. 69 УК РФ при назначении наказания по совокупности преступлений, вопреки доводам, изложенным в кассационной жалобе Чистякова В.А., не допущено.

Назначенное наказание является справедливым, его нельзя признать чрезмерно мягким, как об этом утверждается в кассационных представлениях, не имеется оснований и для его смягчения, о чем просят в кассационных жалобах осужденные.

Оснований для отмены постановлений судьи, которыми рассмотрены поданные замечания на протокол судебного заседания, не имеется.

Вместе с тем Судебная коллегия приходит к выводу об исключении из осуждения Чистякова В.А. по ч.1 ст. 222 УК РФ по эпизоду № 1 передачи огнестрельного оружия и боеприпасов, поскольку органами предварительного расследования указанный квалифицирующий признак ему не был вменен.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ Судебная коллегия

определила:

приговор Новосибирского областного суда от 15 сентября 2011 г. в отношении Чистякова В А изменить, исключить из его осуждения по ч.1 ст. 222 УК РФ по эпизоду № 1 передачу огнестрельного оружия и боеприпасов.

В остальном приговор в отношении Чистякова В.А., Петрова В В Павленко Е В оставить без изменения, а кассационные представления и кассационные жалобы без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 229 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта