Информация

Решение Верховного суда: Определение N 74-О10-5 от 16.03.2010 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №74-010-5

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г.Москва 16 м а р т а 2 0 1 0 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Червоткина А.С.

судей Глазуновой Л.И. и Фетисова СМ.

при секретаре Назаровой Т.Д.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденной Трофимовой П.А., адвоката Яковлева Н.М., потерпевшего Н . на приговор Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 26 ноября 2009 года, которым

Трофимова П А ,

- осуждена к лишению свободы:

по ч.4 ст.ЗЗ - ч.1 ст. 105 УК РФ - на 7 лет,

по ч.З ст.30 - п.«ж» ч.2 ст. 105 УК РФ - на 9 лет.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 10 (десять) лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Этим же приговором осуждена по ч.1 ст. 105, ч.2 ст.325, ч.1 ст. 158, ч.З ст.30 - п.п.«а,ж» ч.2 ст. 105, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 14 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима Габышева Л.С, в отношении которой приговор не обжалован.

По делу разрешены гражданские иски и решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Фетисова СМ., выступление адвоката Гринкевич И.С, поддержавшей доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Кузнецова С В . об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия,

установила:

Трофимова П.А. признана виновной и осуждена за:

- подстрекательство Габышевой Л.С к убийству А

- покушение на убийство Н , совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены 19 октября 2008 года в с.

района при обстоятельствах установленных приговором.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденная Трофимова, не соглашаясь с приговором, просит его отменить, уголовное дело направить на новое расследование или на новое рассмотрение. Она ссылается на то, что ее вина не доказана, исследованным доказательствам судом дана неверная оценка Ее показания в приговоре не указаны и не исследованы. Судебное следствие проведено с нарушениями закона. Обвинительное заключение утверждено прокурором, не владеющим якутским языком, в связи с чем в удовлетворении ходатайства о возврате дела прокурору судом отказано необоснованно. Перевод обвинительного заключения на русском языке неполный, вследствие чего обвинительное заключение прокурором утверждено без его изучения и ознакомления с ним в полном объеме.

Времени для сравнения ее адвокатом обвинительного заключения на якутском языке и перевода обвинительного заключения на русском языке судом было предоставлено недостаточно, поэтому сличить их он не смог.

В связи с возможными неприязненными отношениями судьи Смирникова Г.Ф. к адвокату Санниковой вследствие того, что они земляки и учились в одном классе, судья делал адвокату замечания и не давал ей возможности высказать свое мнение. В удовлетворении ходатайства адвоката Яковлева об отводе судьи было отказано необоснованно.

Адвокат Талонов, вступив в дело, отказался знакомиться с протоколом судебного заседания. Так как из-за этого он не мог осуществлять ее защиту, ему был заявлен отвод, который суд не удовлетворил и рассмотрел дело, не дождавшись выздоровления адвоката Санниковой.

В приговоре не указаны и не получили оценки показания потерпевшего Н о том, что она не покушалась на его убийство, что он не смог определить, кто именно кричал «Беги за ним, догони!».

В проведении эксперимента на месте происшествия, который мог бы подтвердить, что ее крик из дома не был слышен у забора (150 м) судом отказано.

Расследование дела было неполным и необъективным. Следователь и судья не пытались вникнуть в его обстоятельства. Ее правдивые показания в протоколы не внесены. Явка с повинной получена незаконно, так как следователь пообещал отпустить ее на подписку о невыезде. 20-23 октября она давала показания со слов следователя, без участия адвоката, находясь под стражей.

Она никого не подстрекала и не подговаривала на убийство. Габышева ее оговаривает, поскольку не может объяснить мотив совершенного ею преступления. После конфликта с сотрудником милиции она попросила у него прощения, что свидетельствует об отсутствии у нее к нему неприязни, что подтверждается и ее поведением в следственном изоляторе.

Суд не учел наличие у нее двух малолетних детей.

В кассационных жалобах

- адвокат Яковлев Н.М. просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение. Он считает, что доказательства, исследованные в суде, в приговоре не указаны. Показания потерпевшего Н о том, что Трофимова не пыталась его убить, судом не приняты во внимание. В ходе судебного заседания судом были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального законодательства - ходатайства стороны защиты об отводе судьи и прокурора, о проведении следственного эксперимента ходатайство подсудимой Трофимовой П.А. об отказе от услуг адвоката Талонова В.А., отказавшегося от ознакомления с протоколом судебного заседания, - необоснованно отклонены. Наказание, назначенное Трофимовой является суровым.

- потерпевший Н , не соглашаясь с приговором в отношении Трофимовой, просит его изменить, снять с нее обвинение в покушении на его убийство и снизить назначенное ей наказание. При этом он ссылается на свои показания о том, что она не пыталась его убить, нож отдала ему без сопротивления. Наказание, ей назначенное, является несправедливо суровым.

В возражениях государственный обвинитель Потапова Н.Х., потерпевшая Т и представитель потерпевших Баишев Д.И. просят приговор оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вопреки доводам кассационных жалоб, виновность Трофимовой в содеянном подтверждена доказательствами, исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре.

Так, из протокола явки Габышевой Л.С. с повинной следует, что Трофимова высказалась оскорбительно в отношении работников милиции и сказала, что пусть их станет меньше, предложила ей убить А и сказала, что сама она убьет Н . Согласившись с этим предложением она два раза ударила в затылок топором спящего за столом С , отчего тот упал на пол. В это время Трофимова, взяв нож, разбиралась с Н и затем ей сказала поймать его, так как он убежал (т.1 л.д.73).

В судебном заседании подсудимая Габышева Л.С. эти сведения подтвердила и дополнила, что после того, как А упал, Трофимова позвала ее на помощь. Когда она зашла в спальню, то увидела, что Трофимова пыталась ударить ножом Н , который защищаясь, этот нож выбил и убежал. Трофимова сказала ей: «догони, поймай, убей», поэтому она погналась за ним. Когда они бежали с места происшествия, Трофимова рассказала о том что она ударила Н ножом.

Как видно из протокола явки Трофимовой П.А. с повинной, до случившихся событий она поскандалила с парнем в милицейской форме. После распития спиртного все разошлись, в доме остались она, Габышева и К Хозяин дома и незнакомый парень, сидящий за столом, уснули. Она сказала Габышевой убить парня, который спит за столом, и Габышева ударила того парня два раза топором в шею, парень упал, было много крови. Сама она зашла в спальню с ножом. Проснувшись и увидев ее с Габышевой, хозяин дома выбежал, поэтому она сказала Габышевой его догнать. Трофимова признавала свою вину в подстрекательстве Габышевой убить человека и в своей попытке убить хозяина дома (т.1 л.д.74).

В ходе предварительного следствия потерпевший Н . показал что услышав шум, как человек упал на пол и застонал, он встал и хотел выйти Навстречу ему зашла Трофимова, вытащившая из-за спины нож, который направила на него и попыталась нанести удар. Тогда он резко схватил ее за руку и нож отобрал. Трофимова позвала Габышеву, которая забежала в комнату с топором, готовая его ударить. С испугу он выкинул нож и побежал из дома Когда он пробегал мимо Габышевой, та замахивалась на него топором Увернувшись от ударов, он выбежал из дома и упал. Убегая из дома, он слышал, как Трофимова кричала Габышевой: «не упускай, схвати, убей, его надо убить». Поднявшись, он увидел бежавшую к нему Габышеву. которая его догнала и ударила отверткой. Сняв свитер, который держала Габышева, он убежал (т.2 л.д.38-40, 23-25, 27-28).

Эти сведения потерпевший Н подтвердил при проверке его показаний на месте (т.З л.д.41-48), а также во время очных ставок с Габышевой (т.1 л.д.168-169) и Трофимовой (т.1 л.д.309-314).

Свидетель К . в судебном заседании показала, что Трофимова оскорбительно высказалась в адрес сотрудников милиции, в результате чего поскандалила с Н . Затем, после распития спиртного в доме остались она, Трофимова, Габышева, А и хозяин дома Н , который сказал что будет спать. В кухне Трофимова вынула из рукава своей куртки кухонный нож и, выразившись оскорбительным словом в адрес сотрудников милиции предложила Габышевой совершить убийство парней, после чего они начали вдвоем сговариваться, несмотря на ее возражения. Указав на спящего за столом А , Трофимова предложила Габышевой убить его, сказав, что она пойдет ко второму (Н ) в комнату. Она пыталась остановить Трофимову, но Габышева отодвинула ее в сторону, после чего Трофимова зашла в спальню Габышева сказала: «Ты ничего не будешь делать, мы сами убьем» и сымитировала удары топором над шеей спящего А Когда она плакала стоя лицом к входной двери, из спальни вышла Трофимова и дала ей подержать свою куртку и шарфик. А ойкнул. Обернувшись и увидев, что он лежит на полу в крови, она выбежала на улицу. После нее из дома выбежал Н , она услышала крик Трофимовой: «Ленка, поймай его скорей», за Н побежала Габышева.

Аналогичные пояснения свидетель К давала во время предварительного следствия на очной ставке с Габышевой, указав, что разговор о совершении убийства А и Н начала Трофимова, на что Габышева согласилась. Трофимова сказала Габышевой: «Я убью Н , ты убей А » (т.1 л.д.166-167), а также на очной ставке с Трофимовой (т.1 л.д.303-308).

Из протокола осмотра места происшествия видно, что в доме в с находится труп А на затылке которого имеются раны. На полу лежит фрагмент человеческого пальца. Пол возле трупа и под столом, одежда трупа испачканы кровью. На кухонном столе, на скатерти имеются следы вещества, похожего на кровь. В спальной комнате на полу находится кухонный нож. У крыльца дома лежит топор, на клинке которого имеется вещество похожее на кровь. В 5 метрах от топора лежит правый тапочек, на котором имеется вещество, похожее на кровь. В 5,5 метрах восточнее лежит левый тапочек, в 23 метрах от которого имеются следы борьбы и свитер со следами вещества, похожего на кровь. Рядом со свитером лежит отвертка (т.1 л.д.76-94).

Согласно заключений судебно-медицинских экспертиз смерть А

наступила в результате рубленных ран задней поверхности шеи с повреждением поверхностных и глубоких мышц шеи, связок и сухожилий между остистыми отростками 1 и 2 шейных позвонков, 2 шейного позвонка кровоизлиянием над твердой мозговой оболочкой спинного мозга кровоизлиянием под мягкой мозговой оболочкой на базальной поверхности мозжечка, ушибом спинного мозга, с последующим развитием отека спинного мозга и головного мозга.

Экспертом не исключается образование указанных телесных повреждений при обстоятельствах, вменяемых осужденной Трофимовой (т.З л.д. 10-24, 37-44).

Согласно заключению судебной медицинской экспертизы у Н

обнаружены: царапина на наружной задней поверхности в середине одной трети левого плеча, с кровоподтеком вокруг и кровоподтек на передней костной поверхности левого колена, не причинившие вред здоровью (т.З л.д. 106-108).

Кроме того, виновность Трофимовой подтверждается показаниями потерпевших Т и А , свидетелей Н С , О , Д , Ч , О,

Д .; протоколами: задержания Габышевой Л.С. (т.1 л.д.131- 133), выемки (т.2 л.д.217-219, 225-227); заключениями: судебно-биологических (т.З л.д. 129-147, 161-168), медико-криминалистической (т.З л.д.219-224), психолого-психиатрических (т.З л.д. 182-186, 200-204) судебных экспертиз и другими материалами дела.

Оценка доказательств судом дана в соответствии с правилами предусмотренными ст.88 УПК РФ, то есть с точки зрения относимости допустимости, достоверности, а всех собранных доказательств в совокупности достаточности для разрешения уголовного дела.

Все обстоятельства, подлежащие доказыванию при производстве по уголовному делу, предусмотренные ст. 73 УПК РФ, а также мотивы преступлений, судом установлены правильно и подтверждены исследованными доказательствами, тщательный анализ которых содержится в приговоре.

Поэтому ссылки осужденной о том, что суд не пытался вникнуть в обстоятельства дела нельзя признать обоснованными.

Выводы суда о виновности Трофимовой в подстрекательства Габышевой Л.С. к убийству А и покушении на убийство Н совершенном группой лиц по предварительному сговору, соответствуют фактическим обстоятельствам. Оснований сомневаться в них у коллегии не имеется.

Вопреки доводам кассационной жалобы осужденной, юридическая оценка действий Трофимовой судом дана правильная, в соответствии с установленными обстоятельствами.

Ссылки кассационных жалоб Трофимовой и ее защитника Яковлева Н.М на то, что не исследованы и в приговоре не указаны доказательства ее невиновности, в том числе показания осужденной и потерпевшего Н о том, что она не покушалась на его убийство - противоречат материалам дела. Из них видно, что все, предложенные сторонами доказательства, а также показания Трофимовой и Н в судебном заседании тщательно исследовались. Показания Трофимовой и Н в судебном заседании обоснованно отвергнуты в приговоре, как не имеющие подтверждения и противоречащие исследованным доказательствам.

Отрицание Трофимовой вины в совершении вменяемых ей преступлений и ее показания в соответствии с требованиями ст.307 УПК РФ получили соответствующую оценку.

Решение заместителя прокурора Республики Саха (Якутия) об утверждении обвинительного заключения на якутском языке, переведенного на русский язык, принято в соответствии со ст.221 УПК РФ. Оснований к возврату уголовного дела прокурору, предусмотренных ст.237 УПК РФ, не имелось. С учетом этих обстоятельств коллегия не может признать состоятельными доводы осужденной об утверждении прокурором обвинительного заключения без его изучения в полном объеме и необоснованности отказа суда вернуть уголовное дело прокурору.

Как видно из материалов дела, обвиняемая Трофимова и ее защитник Яковлев Н.М. свободно владеют и пользовались как родным якутским, так и русским языками. Обвинение Трофимовой предъявлено и копия обвинительного заключения ею получена на родном для нее якутском языке Каких либо заявлений о том, что перевод обвинительного заключения на русский язык является неполным, что предъявленное Трофимовой обвинение и представляемые стороной обвинения доказательства непонятны, сторона защиты не заявляла. Поэтому доводы кассационных жалоб о неполноте перевода обвинительного заключения на русский язык и недостаточности для адвоката Яковлева времени для сличения текстов обвинительного заключения и его перевода являются несостоятельными.

Нарушений уголовно-процессуального закона, ставящих под сомнение законность и обоснованность приговора, вопреки доводам жалоб, по делу не допущено.

Председательствующий судья создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Сторона защиты активно пользовалась правами предоставленными законом, в том числе исследуя доказательства и участвуя в разрешении процессуальных вопросов. Основанные на законе мнения и возражения сторон судом принимались во внимание. Заявленные сторонами ходатайства были разрешены в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона.

Вопреки доводам кассационных жалоб, ходатайства адвоката Яковлева Н.М. об отводе судьи и прокурора, о проведении следственного эксперимента ходатайство Трофимовой об отказе от услуг адвоката Талонова В.А. судом рассмотрены и отклонены в связи с отсутствием к тому оснований с приведением соответствующих мотивов, которые сомнений у коллегии не вызывают. Право Трофимовой на защиту не нарушено - кроме адвоката Талонова В.А. в период болезни адвоката Санниковой защиту интересов обвиняемой по соглашению с ней и ее родственниками осуществлял и адвокат Яковлев Н.М.

Как видно из приговора, показания Трофимовой во время предварительного следствия в обоснование ее виновности во внимание не принимались. Поэтому ссылки на то, что ее правдивые показания в протоколы не внесены, что 20-23 октября показания она давала со слов следователя и без участия адвоката, находясь под стражей, не могут быть признаны состоятельными.

Доводы Трофимовой о получении ее явки с повинной с нарушением закона, об ее оговоре Габышевой - судом первой инстанции исследовались и обоснованно отвергнуты в приговоре.

Наказание Трофимовой назначено справедливое, в соответствии с требованиями закона, с учетом целей наказания, установленных ст.43 УК РФ данных о ее личности, смягчающих наказание обстоятельств, в том числе наличия малолетнего ребенка и ее беременности, влияния назначенного наказания на исправление и конкретных обстоятельств дела. Оснований к его снижению коллегия не находит.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

Приговор Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 26 ноября 2009 года в отношении Трофимовой П А оставить без изменения кассационные жалобы Трофимовой П.А., адвоката Яковлева Н.М. и потерпевшего Н - без удовлетворения Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 221 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта