Информация

Решение Верховного суда: Определение N 66-О12-5СП от 07.02.2012 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 6б-012-5сп

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 7 ф е в р а л я 2012 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Червоткина А.С.,

судей Глазуновой Л.И., Ермолаевой Т.А.

при секретаре Никулищиной А.А рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденного Вахрушева В.И. и адвоката Астафоровой К.В. на приговор Иркутского областного суда с участием присяжных заседателей от 1 ноября 2011 года которым

Вахрушев В И ,,

судимый 27.01.2009 по ст. 162 ч.2 УК РФ к 5 годам

лишения свободы, освобожден 2 марта 2010 года по отбытию наказания осужден по ст. 105 ч.2 п. «з» УК РФ к 17 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч.З УК РФ к 10 годам лишения свободы,

по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы,

по ст. 325 ч.2 УК РФ к 9 месяцам исправительных работ с удержанием 20% из заработной платы в доход государства.

В соответствии со ст. 69 ч.З, ст. 71 УК РФ по совокупности преступлений назначено 23 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., выступление осужденного Вахрушева В.И. и адвоката Шинелевой Т.Н., поддержавших доводы кассационных жалоб и просивших об отмене приговора по изложенным в них основаниям, возражения прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Вахрушев В.И. осужден за убийство, сопряженное с разбоем; за разбойное нападение с целью завладения чужим имуществом с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, совершенный с применением оружия в крупном размере; за похищение у гражданина паспорта и другого важного личного документа; за незаконное приобретение, передачу, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия.

Преступления совершены 4 июня 2010 года в период времени с 11 до 13 часов в лесном массиве в районе автополигона на километре трассы

области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе адвокат Астафорова К.В., считая приговор незаконным и необоснованным, просит о его отмене и направлении дела на новое судебное разбирательство.

Она утверждает, что при рассмотрении дела нарушался принцип состязательности и равноправия сторон, в результате чего защита была лишена возможности представить доказательства в полном объеме. Свидетель Л,

на допросе которого настаивала защита, не был допрошен в судебном заседании, его явка в судебное заседание не была обеспечена, а свидетель Я не был вызван в судебное заседание вообще. Эти лица, как полагает адвокат, подтвердили бы алиби ее подзащитного. Их показания несомненно могли повлиять на вердикт присяжных заседателей.

Адвокат считает, что вопросный лист составлен с нарушением закона первый вопрос включает несколько самостоятельных обстоятельств совершения преступления, что, по ее мнению, представляло определенные трудности для присяжных заседателей при ответах на поставленный вопрос и повлияло на решение о виновности Вахрушева В.И.

Она указывает, что стороной обвинения были представлены недопустимые доказательства, (ссылается на протокол выемки от 9 июня 2010 года т.1 л.д.78), в проведении указанного следственного действия в качестве понятой была приглашена Ж которая впоследствии была допрошена в качестве свидетеля со стороны обвинения, как в период расследования уголовного дела, так и в суде. Ходатайства стороны защиты о недопустимости доказательств необоснованно были отклонены судом.

Кроме того адвокат считает, что гражданский иск разрешен с нарушением закона, в цену заявленного иска вошла стоимость автомобиля, к уничтожению которого Вахрушев В.И. не причастен. Если бы он не был уничтожен иными лицами, то был бы передан законному владельцу.

Осужденный Вахрушев В.И. в кассационной жалобе и дополнениях к ней выражает несогласие с приговором, просит о его отмене в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного дела и несправедливостью приговора.

Утверждает, что при рассмотрении дела нарушался принцип состязательности и равноправия сторон, в результате чего защита была лишена возможности представить доказательства его невиновности и непричастности к преступлению.

Считает, что суд необоснованно отказал в допросе свидетеля Я.,

мотивируя тем, что он находится за пределами административного района. В момент заявленного стороной защиты ходатайства он находился в следственном изоляторе г. Братска и не составляло труда конвоировать его в суд.

Также заявляет, что необходимо было обеспечить в судебное заседание явку свидетеля Л о допросе которого он ходатайствовал. Эти лица могли подтвердить его алиби, что могло повлиять на решение присяжных заседателей.

Как нарушение его права на защиту расценивает оставление без рассмотрения его ходатайства о вызове свидетелей Ш и К и оставление без удовлетворения его возражения против оглашения показаний свидетеля Ж он настаивал на допросе этого свидетеля в присутствии присяжных заседателей.

Оспаривая законность приговора, обращает внимание, что при квалификации действий виновных по ст.325 УК РФ необходим прямой умысел на похищение документов. Однако по данному делу не установлено, что он имел умысел на похищение документов потерпевшего, и что имелась корыстная или иная личная заинтересованность в этом. Документы потерпевшего находились в похищенном имуществе.

Обращает внимание, что при обращении председательствующего с напутственным словом не все доказательства стороны защиты приведены (речь ведет об экспертизе по костюму и выемке трех патронов в квартире К ).

Считает, что вопросы, поставленные перед присяжными заседателями, не соответствуют требованиям закона. Первый вопрос сформулирован сложно включает несколько самостоятельных обстоятельств.

Также как и адвокат указывает, что стороной обвинения было представлено недопустимое доказательство - протокол выемки от 09.06.2010.

Кроме того, с постановлениями о назначении экспертиз он был ознакомлен после их фактического производства, чем были нарушены его права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ, в связи с чем, заключения экспертиз являются недопустимым доказательством, как полученные с нарушением закона. Ходатайства о недопустимости доказательств необоснованно отклонены судом.

Ссылается на нарушение его права на защиту в период расследования уголовного дела, выразившееся в том, что следователем он не был извещен о результатах рассмотрения его ходатайств. Это подтверждается решением суда от 27 мая 2011 года.

Просит дело направить на новое судебное рассмотрение.

Наряду с этим считает незаконным и подлежащим отмене постановление о назначении предварительного слушания по делу, поскольку для его вынесения не было оснований, а имелись основания для возвращения уголовного дела прокурору.

Ссылаясь на нарушение его права на защиту указывает, что следователь не ознакомил его в полном объеме с вещественными доказательствами, не дал ответ на ходатайство о вызове в суд свидетелей в связи с возобновлением следствия, с постановлением о рассмотрении его ходатайства от 28.06.2011 он был ознакомлен лишь в суде, просил о встрече с защитником, а требования ст. 218 УПК РФ с ним выполнены не были, права, предусмотренные ст. 217 ч.5 УПК РФ ему не разъяснялись.

По этим же основаниям обжалует постановление суда от 27 сентября 2011 года об отказе в удовлетворении его ходатайства о возращении дела прокурору, указывая, что документов, подтверждающих получение им решения следователя по заявленным им 28 июня 2011 года ходатайства, в деле нет, протокол о разъяснении ему прав, предусмотренных ст. 217 ч.5 УПК РФ, он не подписывал и сам протокол был составлен в его отсутствии.

Оспаривая постановление суда от 04 октября 2011 года об отказе в назначении по его ходатайству криминалистической экспертизы, утверждает что в протоколе осмотра (1-222) и протоколе опознания (1-230) отсутствовали на момент ознакомления его с делом подписи потерпевшей Ц а на момент его ознакомления с делом в суде, эти подписи в протоколах появились Суд необоснованно отказал ему в назначении экспертизы для проверки подлинности и времени написания подписей, ограничившись предъявлением подписей потерпевшей.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Шурыгина Л.А. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Согласно требованиям ч.2 ст.379 УПК РФ «Основаниями отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей являются основания, предусмотренные пунктами 2-4 части первой настоящей статьи», где речь идет о нарушении уголовно-процессуального закона неправильном применении уголовного закона, несправедливости приговора.

Таких оснований отмены или изменения приговора в кассационных жалобах не приведено.

Уголовное дело рассмотрено судом с участием присяжных заседателей по ходатайству осужденного.

При выполнении требований ст. 217 УПК РФ он изъявил желание чтобы уголовное дело было рассмотрено судом с участием присяжных заседателей. При этом ему были разъяснены особенности рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей и порядок обжалования приговора, постановленного на основании вердикта (т.6 л.д. 172-174).

В судебном заседании по итогам предварительного слушания он поддержал свое ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, подтвердив, что такое ходатайство при ознакомлении с материалами уголовного дела заявлял и «настаивает на рассмотрении дела судом присяжных» (т.7 л.д.23).

Председательствующим еще раз ему разъяснены особенности и юридические последствия рассмотрения дела судом с участием присяжных заседателей. Он заявил, что положения закона в этой части ему понятны.

Вопреки доводам кассационной жалобы в стадии предварительного слушания он не заявлял ходатайства о возвращении уголовного дела прокурора Заявленное ходатайство об изменении ему меры пресечения рассмотрено с соблюдением закона.

До вынесения судом решения о рассмотрении дела судом присяжных заседателей Вахрушев В.И. понимал, что приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей (и соответствующий ему), не может быть обжалован по основанию, указанному в п.1 ч.1 ст.379 УПК РФ.

Обвинительный приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Действия осужденного квалифицированы правильно.

В судебном заседании исследовались лишь допустимые доказательства.

Как видно из протокола судебного заседания, судебное следствие проведено на основе принципа состязательности, установленного ст. 15 УПК РФ, с учетом требований ст.335 УПК РФ об особенностях судебного следствия с участием присяжных заседателей, ст.334 УПК РФ о полномочиях судьи и присяжных заседателей, ст.252 УПК РФ о пределах судебного разбирательства.

Доводы кассационных жалоб в той части, что судом исследованы недопустимые доказательства (протокол выемки от 9.06.2010) судебная коллегия находит несостоятельными.

Как видно из материалов уголовного дела, протокол выемки предметов имеющих значение для дела, у Вахрушева В.И. был составлен 9 июня 2010 года в 23 часа в помещении следственного комитета при прокуратуре РФ г.

(т.1 л.д. 78). В качестве понятых участвовали Ж иМ,

которые на момент проведения следственного действия, в том числе и Ж по делу не допрашивались.

При проведении данного следственного действия, как видно из протокола выемки, как от Ж так и от Вахрушева В.И., перед началом, в ходе и по окончании выемки каких-либо заявлений, в том числе и о том, что они знакомы между собой, не поступало.

В процессе расследования уголовного дела было установлено, что они знакомы, общались между собой, в том числе и в первых числах июня 2010 года, в связи с чем возникла необходимость в допросе Ж в качестве свидетеля (т.1 л.д. 205-207).

Однако, допрос Ж в качестве свидетеля после проведения выемки с ее участием, как правильно указал председательствующий по делу разрешая ходатайство стороны защиты, не является основанием для признания недопустимым доказательством оспариваемого протокола. На момент выемки Ж не являлась участницей уголовного судопроизводства и препятствий к ее привлечению в качестве понятой не имелось.

Являются необоснованными доводы осужденного и в той части, что приговор подлежит отмене в связи с тем, что в судебном заседании необоснованно были исследованы заключения экспертиз. Он считает, что несвоевременное ознакомление его с постановлением о назначении экспертиз является основанием к признанию выводов экспертов недопустимым доказательством.

Как следует из материалов уголовного дела, Вахрушев В.И действительно был ознакомлен с некоторыми постановлениями о назначении экспертиз после их проведения.

По мнению судебной коллегии, это нарушение не ставит под сомнение правильность выводов экспертов по исследуемым им вопросам, поскольку ознакомившись с постановлениями о назначении экспертиз, Вахрушев В.И каких-либо ходатайств о постановке дополнительных вопросов либо об отводе экспертам не заявлял. Оспаривая законность заключений экспертов, он не указал, каким образом несвоевременное ознакомление его с постановлением о назначении экспертиз повлияло на выводы экспертов.

Находит несостоятельными судебная коллегия утверждения стороны защиты и в той части, что судом не был соблюден принцип состязательности сторон.

Согласно данным, зафиксированным в протоколе судебного заседания все ходатайства, в том числе и стороны защиты, председательствующим разрешены с соблюдением закона.

Все ходатайства сторон были разрешены с соблюдением закона Разрешив заявленные стороной защиты ходатайства о вызове в судебное заседание свидетелей (фамилии указаны в кассационных жалобах), судом принимались необходимые меры для обеспечения их явки. Для этого свидетелям направлялись повестки, у родственников выяснялся вопрос о месте нахождения свидетелей, в необходимых случаях оформлялись постановления о принудительных приводах, исполнить которые не представилось возможным запрашивались данные из следственного изолятора. Согласно данным, полученным из СИЗО , Я на момент запроса в указанном учреждении не содержался (т.7 л.д. 96), его мать пояснила, что не знает место нахождения сына. Действующим уголовно-процессуальным законом не предусмотрено право объявлять розыск свидетелям.

Судом приняты все предусмотренные законом меры для обеспечения явки свидетелей в судебное заседание, однако, установить их место нахождения и допросить не представилось возможным.

Невозможность обеспечения явки свидетелей по ходатайству одной из сторон не является нарушением принципа состязательности.

Не может согласиться судебная коллегия с заявлением осужденного о нарушении его права на защиту, выразившееся в том, что ему было отказано в прослушивании аудиозаписи судебного заседания. Заявляя об этом, он приобщил к жалобе ответ заместителя председателя Иркутского областного суда о том, что здание областного суда в г. Братске в октябре 2010 года оснащено системой технической фиксации и протоколирования процесса для аудиозаписи судебного заседания.

В силу положений действующего уголовно-процессуального законодательства в случае, если в ходе судебного заседания проводится фотографирование, аудиозапись или видеозапись, киносъемка, то об этом ставятся в известность участники судопроизводства, а в протокол заносятся сведения о технических средствах, используемых для фиксации хода судебного заседания.

Из протокола судебного заседания видно, что в нем отсутствуют какие либо сведения о том, что технические средства для фиксации хода судебного заседании применялись, и что участники судопроизводства об этом были предупреждены.

О том, что в процессе судебного разбирательства по данному делу не использовались какие-либо технические средства, было сообщено осужденному в ответ на его ходатайство о предоставлении аудиозаписи для прослушивания.

При таких обстоятельствах полагать, что было нарушено право Вахрушева В.И. на защиту, оснований не имеется.

Находит несостоятельными судебная коллегия доводы осужденного в той части, что при ознакомлении с материалами уголовного дела было нарушено его право на защиту. Ему было отказано в ознакомлении с вещественными доказательствами - автомашиной и обрезом.

Согласно данным, зафиксированным в протоколе ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела, он выразил желание осмотреть обрез и автомашину, принадлежавшую потерпевшему.

Следователем было отказано в удовлетворении ходатайства. Это решение было мотивировано тем, что в материалах уголовного дела имеются протоколы осмотра этих предметов, кроме того, постановлением следователя они исключены из числа вещественных доказательств, которые подлежат предъявлению для ознакомления при выполнении требований ст.217 УПК РФ.

Судебная коллегия приходит к выводу, что решение следователя отказавшего Вахрушеву В.И. в осмотре обреза не в полной мере соответствует требованию закона, поскольку в случае невозможности принести оружие в режимное учреждение, ничто не мешало предоставить его для осмотра в помещении следственного комитета.

Вместе с тем, учитывая, что с протоколом осмотра, имеющемся в материалах уголовного дела, осужденный был ознакомлен, в ходе судебного разбирательства обрез был осмотрен, в его осмотре принимал участие и подсудимый (т.8 л.д. 54), по просьбе которого была измерена длина обреза Каких-либо заявлений и ходатайств после его осмотра заявлено не было.

Что же касается просьбы о предъявлении для осмотра автомашины, то решение следователя, отказавшего в этом, судебная коллегия находит правильным. Материалами дела установлено, что автомашина была практически полностью уничтожена в результате поджога, обгоревший остов передан для хранения потерпевшей. Автомобиль является громоздким предметом, при деле храниться не может. В материалах дела имеется протокол осмотра автомобиля и его фотографии, с которыми Вахрушев В.И. ознакомлен Настаивая на необходимости осмотра автомашины, он не указал, какие обстоятельства он хотел выяснить и как они могли повлиять на решение по делу.

Заявление Вахрушева В.И. о том, что при ознакомлении с материалами уголовного дела на двух протоколах следственных действий отсутствовала подпись потерпевшей, судом проверено, признано несостоятельным.

Мотивы принятого решения приведены в постановлении (т.7 л.д. 111- 112). Оснований ставить под сомнение принятое судьей решение судебная коллегия не усматривает.

Содержание напутственного слова соответствует требованию ст.340 УПК РФ, в нем председательствующий напомнил об исследованных в суде доказательствах, в том числе и о заключении эксперта об отсутствии следов крови потерпевшего на одежде Вахрушева В.И. (т.7 л.д. 162).

Вопросный лист, вопреки доводам кассационных жалоб, соответствует положением ст.ст.338 и 339 УПК РФ.

С учетом положений ст.ст.252 и 338 ч.1 УПК РФ, учитывая конкретные обстоятельства предъявленного обвинения, поддержанного государственным обвинителем, председательствующий правильно изложил событие в одном (первом) основном вопросе. Законом не предусмотрено правило деления основного вопроса на подвопросы либо несколько вопросов.

Вопросы составлены в доступных для понимания терминах и фразах они не вызвали никаких недоразумений со стороны присяжных заседателей до их удаления в совещательную комнату.

При обсуждении проекта вопросного листа сторона защиты заявила о внесении в него изменений.

Как видно из содержания вопросного листа, эта позиция стороны защиты, как не соответствующая положениям ст.339 УПК РФ, не была принята.

Судебная коллегия находит данное решение председательствующего судьи правильным.

Исходя из ответов, данных присяжными заседателями, они не испытывали каких-либо затруднений при обсуждении вердикта относительно обстоятельств и мотива совершения преступления.

Гражданский иск разрешен с соблюдением закона, вывод суда о его размерах в приговоре мотивирован.

Доводы кассационных жалоб в той части, что в сумму гражданского иска подлежащего возмещению, не должна входить стоимость автомобиля поскольку к его уничтожению осужденный не причастен, являются необоснованными.

Согласно приговору, постановленному на основании вердикта присяжных заседателей, Вахрушев В.И. признан виновным в разбойном нападении с целью завладения имуществом потерпевшего, в том числе и автомобилем. Своими умышленными действиями он причинил имущественный вред потерпевшему, в связи с чем в силу положений ст. 1064 ГК РФ на него возлагается обязанность по его возмещению.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного и данных о личности осужденного, оснований к его снижению судебная коллегия не находит.

С учетом изложенного следует признать, что судопроизводство по делу проведено с соблюдением норм уголовно - процессуального закона, оснований к отмене судебного решения по доводам кассационных жалоб не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Иркутского областного суда с участием присяжных заседателей от 1 ноября 2011 в отношении Вахрушева В И оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 218 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта