Информация

Решение Верховного суда: Определение N 66-АПУ13-64 от 12.11.2013 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 66-АПУ13-64

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 12 ноября 2013 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Червоткина А.С.

судей Зеленина СР. и Ермолаевой Т.А.

при секретаре Малаховой Е.И. рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Лихачева В.И. и Бирюкова Е.С. на приговор Иркутского областного суда от 6 августа 2013 года, по которому

Лихачев В И ,

не судимый осужден по ст. 222 ч.1 УК РФ к 2 годам лишения свободы ст. 105 ч.2 пп. «а», «ж», «з» УК РФ к 17 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, с установлением следующих ограничений не уходить из дома (иного жилища) по месту своего жительства в ночное время суток в период с 23 до 06 часов следующего дня, без разрешения специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы г. и не изменять место жительства или пребывания, а также место работы; с возложением обязанности являться в вышеуказанный специализированный орган один раз в месяц для регистрации ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ к 10 годам лишения свободы в соответствии со ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний - к 20 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год, с установлением следующих ограничений: не уходить из дома (иного жилища) по месту своего жительства в ночное время суток в период с 23 до 06 часов следующего дня, без разрешения специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы г. и не изменять место жительства или пребывания, а также место работы; с возложением обязанности являться в вышеуказанный специализированный орган один раз в месяц для регистрации,

Бирюков Е С

не судимый осужден по ст. 33 ч.5, ст. 105 ч.2 пп. «ж», «з» УК РФ к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, с установлением следующих ограничений не уходить из дома (иного жилища) по месту своего жительства в ночное время суток в период с 23 до 06 часов следующего дня, без разрешения специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы г. и не изменять место жительства или пребывания, а также место работы; с возложением обязанности являться в вышеуказанный специализированный орган один раз в месяц для регистрации ст. 33 ч.5, ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы в соответствии со ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний - к 11 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год, с установлением следующих ограничений: не уходить из дома (иного жилища) по месту своего жительства в ночное время суток в период с 23 до 06 часов следующего дня, без разрешения специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы г. и не изменять место жительства или пребывания, а также место работы; с возложением обязанности являться в вышеуказанный специализированный орган один раз в месяц для регистрации.

По данному делу осуждена также Сгибнев В В приговор в отношении которого не обжалован.

Заслушав доклад судьи Зеленина СР., выступление осужденных Лихачева В.И. и Бирюкова Е.С. с использованием систем видеоконференц связи и защитников Краевой Е.Н. и Курлянцевой Е.В., поддержавших доводы апелляционных жалоб о несогласии с приговором суда выступление прокурора Генеральной прокуратуры РФ Кузнецова СВ возражавшего против удовлетворения апелляционных жалоб, судебная коллегия

установила:

Лихачев В.И. осужден за незаконное ношение и передачу огнестрельного оружия и боеприпасов, убийство двух лиц, совершенное группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем, а также разбой с применением насилия, опасного для жизни и здоровья группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Бирюков Е.С. осужден за пособничество убийству, совершенному группой лиц по предварительному сговору, сопряженному с разбоем, а также пособничество разбою с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Преступления были совершены: 1) в один из дней в период с 20 по 31 декабря 2010, в ночное время на ледовом покрытии р. в районе пос. района области; 2) в период времени с 19 часов 05.05.2011 до 3 часов 06.05.2011 в лесополосе, расположенной в районе пос. района области, по дороге к р. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

Осужденный Лихачев В.И. просит отменить приговор суда и передать дело на новое судебное рассмотрение. Ссылается на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и нарушения уголовно-процессуального закона.

По убийству неустановленного мужчины утверждает, что показания Сгибнева противоречат заключениям экспертиз.

В свою очередь, при производстве баллистической экспертизы нарушены требования закона об экспертной деятельности: эксперт не указал вес и размеры исследованных зарядов, поэтому возникают сомнения, те ли снаряды исследованы, которые были извлечены из трупа потерпевшего. Он сам со снарядами ознакомлен не был, в суде они не осматривались, эксперт допрошен не был, в деле нет документов подтверждающих стаж и специальность эксперта.

Экспертом С нарушен закон, регулирующий экспертную деятельность, в суде он дал ложные показания.

Выводы эксперта о прижизненности второго ранения в голову основаны на предположениях, противоречат выводам комиссии экспертов подтвержденных в суде экспертом Ш Суд необоснованно отказал в проведении дополнительной экспертизы.

Не согласен с установленным судом мотивом убийства, поскольку потерпевшего не знал и никаких отношений с ним не было, а выстрел был произведен в уже мертвого человека с целью сокрытия следов преступления, совершенного С .

В суде он был лишен возможности допросить Сгибнева. Сгибнев не мог видеть происходящих событий в силу алкогольного опьянения ночного времени и того, что он находился в автомашине. Очные ставки с участием Сгибнева не были исследованы в судебном заседании Утверждает, что Сгибнев лжет, так как для производства второго выстрела надо было поворачивать голову потерпевшего, а в показаниях Сгибнева не указано точное положение тела и головы потерпевшего до и после выстрела. В подтверждение своих действий дает объяснения в связи с направлением выстрелов и местом обнаружения огнестрельных повреждений на черепе трупа.

Суд был предвзят, не проверил его доводы, у судьи во время следствия возникла к нему неприязнь во время рассмотрения вопросов о продлении ему сроков содержания под стражей.

Данные о личности потерпевшего установлены не были, ходатайство о возращении дела прокурору отклонено, его апелляционная жалоба на постановление по итогам предварительного слушания, была без объяснения причин возвращена.

По хищению имущества и убийству З выводы суда основаны на противоречивых показаниях заинтересованных лиц Сгибнева и Н которые не подтверждаются другими доказательствами.

Показания Сгибнева противоречат показаниям Н свидетеля М и другим материалам дела. Он лишен был возможности допросить Сгибнева и устранить противоречия, а Сгибнев в момент описываемых событий был пьян и мог напутать в показаниях Сгибневу нельзя верить, поскольку он скрывал, что убил человека Ссылается на неисследованную в суде очную ставку со Сгибневым Анализирует показания Сгибнева, его личность, приводит собственноручно составленные схемы, делая вывод о том, что Сгибнев не мог видеть место совершения преступления.

Н имеет основания для его оговора из-за неприязненных отношений и желания получить незначительное наказание по досудебному соглашению о сотрудничестве. Тем не менее, Н показал, что сговора на убийство потерпевшего не было, а выстрел был произведен им случайно. Показания противоречивы относительно его намерений и действий, лживы и недопустимы на следствии.

Излагает события, как они, по его мнению, имели место, отвергая выводы суда и показания Н . На место их привез по своему усмотрению Сгибнев, что также говорит об отсутствии предварительного сговора.

Суд не указал в приговоре, почему принял показания Сгибнева и Н и отверг показания Лихачева и Бирюкова.

Смерть потерпевшего наступила от первого ранения, что подтверждено ситуационной экспертизой и экспертом Ш . Способ совершения преступления не установлен судом. Суд, не определив тяжесть вреда здоровью потерпевшего, пришел к необоснованному выводу о вменении п. «в» части 4 ст. 162 УК РФ.

Считает, что совершил вымогательство, а не разбой. Выводы суда об их сговоре на убийство и составлении плана преступления не подтверждаются доказательствами. Поскольку в убийстве не участвовал считает необоснованным решение суда о взыскании компенсации морального вреда.

Он видел на потерпевшем другие огнестрельные ранения, о чем писал следователю, но следователем это было скрыто.

На следствии был лишен возможности заявлять ходатайства и жалобы, следователь испытывал к нему личную неприязнь.

Оспаривает постановление о назначении судебного заседания утверждая, что в обвинительном заключении не установлены обстоятельства совершения преступления в отношении З и личность другого потерпевшего, на следствии были нарушены его права вместо ознакомления с материалами дела ему были предоставлены копии документов.

Считает, что протокол осмотра происшествия был сфальсифицирован. Сгибнев ВВ. указал место утопления трупа, однако в протоколе осмотра нет сведений о переправе на остров. Кроме того, на теле потерпевшего нет следов волочения, эксперт установил, что неизвестный был убит в начале апреля, то есть во время ледохода.

В приговоре неверно указана его позиция по обвинению в разбое. В приговоре указано, что он и С курили на улице, что в суде установлено не было. Н не говорил в суде, что он отдал пистолет Н , как об этом указано в приговоре. В приговоре отражена лишь часть показаний Н оглашенных в суде, не установлены последствия деяния в отношении З

Считает, что суд незаконно изменил обвинение в части признания его виновным в производстве выстрелов в неизвестного мужчину, тогда как следствие вменяло ему два выстрела.

Суд в подтверждение п. «в» части 4 ст. 162 УК РФ необоснованно сослался на медицинские критерии определения степени тяжести вреда здоровью человека.

В подтверждение фальсификации материалов дела ссылается на то что следствием не было приобщено к материалам дела его «чистосердечное признание», на заявление Н о том, что тот опасается в связи с дачей им показаний в случае, если его, Лихачева освободят из-под стражи. Следователь намеренно затянул дело, чтобы истек срок давности привлечения Сгибнева к уголовной ответственности.

При оглашении показаний Сгибнева были нарушены требования ст. 276 УПК РФ, поскольку он допрашивался в качестве свидетеля.

Суд необоснованно отказал ему в ознакомлении с двумя дисками, на которых были видеозаписи следственных действий.

Просит отменить, либо изменить приговор.

Осужденный Бирюков Е.С. просит об отмене приговора как несправедливого, к убийству З он не причастен, признает только разбой в отношении потерпевшего.

Труп потерпевшего не был найден, что ставит под сомнение все показания участников событий. Считает, что суд первой инстанции не установил субъективную сторону преступления и предварительный сговор, из приговора не ясно, какую роль в совершении преступления он выполнил.

Рассмотрение дела было предвзятым, материалы дела не рассматривались в полном объеме. Считает выводы суда нелогичными противоречивыми.

В суде Н под давлением со стороны обвинителя подтвердил свои показания на следствии. Также стимулом для его оговора со стороны Н считает, что следователь договорился с потерпевшей о непредъявлении Н иска. Доводы Н о том, что он выстрелил случайно, необоснованно отвергнуты судом.

Следователь намеренно уничтожил вещественное доказательство два диска с видеозаписями проверки показаний Лихачева на месте. Также в деле нет очной ставки между ним и Лихачевым.

Показания Н и Сгибнева противоречивы и надуманы, а его показания в суде согласуются с показаниями свидетелей МЮ

Оспаривает корыстный мотив убийства, поскольку на карте потерпевшего было рублей, а не

Считает, что судом нарушена ст. 72 УПК РФ, поскольку адвокат Зарубина Е.В. на следствии оказывала юридическую помощь потерпевшему неизвестному мужчине, а в суде представляла интересы потерпевшей З которой противоречат интересы защищаемого.

Просит изменить обвинительный приговор, исключить квалифицирующий признак убийства, совершенного группой лиц по предварительному сговору, признать его виновным по ст. 162 ч.2 УК РФ принять во внимание смягчающие обстоятельства.

Государственный обвинитель Люцай ВС. возражает на жалобу осужденного Бирюкова Е.С, просит оставить ее без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционных жалоб судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Вина осужденных в совершении указанных преступлений полностью подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, которым дана в приговоре надлежащая оценка.

По убийству неизвестного мужчины Лихачев В.И. не отрицает в апелляционной жалобе, что произвел выстрел ему в голову, однако утверждает, что в это время мужчина был уже мертв от выстрела С

Эти доводы Лихачева В.И. тщательно проверялись судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты.

Из показаний Сгибнева, которые он полностью подтвердил в судебном заседании, видно, что Лихачев и С избили незнакомого парня и повезли его в п. где он, по предложению Лихачева взял винтовку. Когда они по льду р. приехали к острову, Лихачев и С продолжили избивать парня, затем Лихачев отошел от парня и выстрелил в него из ружья. Парень упал и не шевелился, тогда С подошел к парню ближе и тоже выстрелил в него в область головы. Через некоторое время они нашли полынью, привязали к трупу аккумулятор и сбросили труп в воду.

Таким образом, из показаний очевидца преступления видно, что Лихачев В.И. первым выстрелил в неизвестного мужчину из ружья поэтому его доводы об отсутствии у него умысла на убийство являются несостоятельными.

Кроме того, по заключению судебно-медицинской экспертизы на трупе обнаружены 2 слепых ранения головы, образованные двумя выстрелами, оба они являются прижизненными, причиненными незадолго до наступления смерти.

Допрошенный в судебном заседании эксперт С подтвердил, что два огнестрельных ранения головы нельзя рассматривать отдельно, они образуют комплекс повреждений, оба причинены прижизненно и оба находятся в прямой причинной связи с наступлением смерти потерпевшего.

Эти доказательства также опровергают доводы осужденного о том что он выстрелил в уже мертвого потерпевшего.

Судом первой инстанции проверялись и обоснованно отвергнуты доводы Лихачева о наличии в доказательствах существенных противоречий и о недопустимости и недостоверности доказательств.

Ходатайство Лихачева о назначении дополнительной экспертизы по трупу неизвестного мужчины рассмотрено судом с проверкой доказательств и отклонено с вынесением мотивированного и правильного по существу решения.

Существенных противоречий в показаниях Сгибнева В.В. и других доказательствах по делу, которые могли бы поставить под сомнение их достоверность, не имеется.

В частности, место, указанное Сгибневым В.В. как место утопления ими трупа убитого, совпало при проверке с местом обнаружения трупа неизвестного мужчины. Данных о фальсификации осмотра места происшествия в деле не имеется. Протокол подписан всеми участвовавшими в следственном действии лицами без замечаний. То обстоятельство, что в протоколе не указано, каким образом участники осмотра следовали к месту его проведения, не ставит под сомнение содержание протокола, кроме того, приобщенные к протоколу фототаблицы также свидетельствуют о фактическом проведении осмотра.

По заключению экспертизы, одна из пуль, извлеченных из трупа была выстреляна из карабина ТОЗ-78, изъятого у Сгибнева ВВ. при обыске.

В приговоре дана обоснованная оценка доводам Лихачева В.И поставившего под сомнение законность и обоснованность выводов эксперта-баллиста. В судебном заседании сторонами не заявлялось ходатайств об исследовании вещественных доказательств, о которых упоминает в своей жалобе Лихачев В.И., сам он дополнений к судебному следствию не имел (т. 14 л.д.182).

Судом была допрошена эксперт-баллист Г разъяснившая выводы проведенной ей экспертизы в части размеров исследованных ей вещественных доказательств. Квалификация и стаж работы эксперта отражены в материалах уголовного дела (подписка эксперта т. 10 л.д.87) и не дают оснований усомниться в обоснованности выводов ее заключения.

С учетом гнилостных изменений трупа и признаков длительного его пребывания в воде, необнаружение иных телесных повреждений, кроме огнестрельных ранений головы и кровоизлияний в мягкие ткани шеи, не свидетельствует о ложности показаний Сгибнева ВВ. об избиении мужчины перед его убийством и о транспортировке трупа к месту его затопления.

Заключение эксперта С соответствует требованиям закона, доводы осужденного о противоречиях между протоколом осмотра места происшествия и заключением обоснованно отвергнуты судом первой инстанции с приведением в приговоре убедительных мотивов.

Как правильно указал в приговоре суд, показания эксперта Ш,

проводившей ситуационную экспертизу на основе исследования показаний обвиняемых, не опровергают выводов экспертизы, проведенной экспертом С

Вывод суда о мотиве совершенного убийства - личной неприязни возникшей в результате конфликта Сгибнева и потерпевшего, основан на исследованных судом доказательствах.

На основании исследованных в судебном заседании доказательств суд пришел к обоснованному выводу о том, что Лихачев в группе с другим лицом произвел с целью убийства выстрел в голову неустановленному мужчине, совершив его убийство.

Вина осужденных в совершении указанных преступлений в отношении потерпевшего З также подтверждена совокупностью доказательств, исследованных судом.

Так, Сгибнев ВВ. полностью подтвердил свои показания, данные на следствии о том, что Лихачев и Н пересадили в его машину З в состоянии опьянения, со слов Лихачева, его «накормили психотропными препаратами в . По указанию Лихачева и Н он привез их на берег р. где они стали избивать З Лихачев, угрожая пистолетом, требовал от потерпевшего назвать пин-код банковской карты, тот назвал и Лихачев стал кому-то звонить. Через некоторое время он услышал звук выстрела и понял, что Н выстрелил в потерпевшего, а Лихачев сказал, что нужно убирать труп, из чего он понял, что убийство было запланировано. Он и Лихачев съездили за лодкой, а когда вернулись, Н сказал, что З еще жив. Лихачев взял пистолет и выстрелил в потерпевшего, а позже рассказал, что своим выстрелом Н не задел мозг, а он выстрелил потерпевшему прямо в лоб. Примерно через неделю Лихачев сказал ему, что на карте убитого было около рублей.

Из показаний Н видно, что они втроем с Бирюковым и Лихачевым договорились отобрать деньги у З , для этого Бирюков должен был подмешать З снотворное, после чего он и Лихачев должны были забрать и узнать пин-код его банковской карты. Они договорились и о том, что надо будет убить З . 5 мая Бирюков по телефону сообщил, что опоил З , забрал его карту и отправил на автомашине со знакомыми. Он, Лихачев и Сгибнев встретили

иЗ , который был в состоянии сильного опьянения, привезли его на берег реки и стали требовать у него код карты. Когда Лихачев стал угрожать пистолетом, З н назвал код, который он сообщил Бирюкову. Когда Лихачева и Сгибнева не было рядом, он выстрелил из пистолета в З , поскольку они раньше договаривались убить его слышал, что З хрипит. Когда вернулись Сгибнев и Лихачев последний сказал, что надо добить потерпевшего и выстрелил ему в голову, позже он видел пулевое ранение на лбу убитого.

Из этих показаний видно, что в существенных для правильного разрешения дела обстоятельствах они соответствуют друг другу.

Достоверность показаний Сгибнева проверена с учетом доводов стороны защиты, в том числе о его личности и наличии оснований для оговора, и сомнений не вызывает, поскольку они соответствуют иным достоверным и допустимым доказательствам.

Вопреки доводам жалоб, суд в приговоре, в соответствии с пунктом 2 ст. 307 УПК РФ указал, на каких доказательствах он строит свои выводы и привел мотивы, по которым отверг показания осужденных об их непричастности к убийству и разбою.

Надлежащая оценка дана судом и выводам специалиста Д и эксперта Ш с учетом особенностей ситуационной экспертизы проведенной на основании изучения показаний обвиняемых. Как правильно указал суд в приговоре, эксперт не исключила наступления тех или иных последствий при предложенных обстоятельствах.

Н и Сгибнев пояснили о производстве двух выстрелов в потерпевшего, причем после второго из них, произведенного Лихачевым наступила смерть З , поэтому показания Лихачева о том, что он видел на потерпевшем иные огнестрельные ранения и о своей непричастности к убийству, являются опровергнутыми исследованными судом доказательствами, поскольку вина Лихачева в убийстве установлена.

В приговоре приведено существо показаний Н , которое не противоречит изложению его показаний в суде и на следствии. В суде Н подтвердил свои показания, данные на следствии, разрешив таким образом, противоречия в них, в том числе относительно якобы случайного выстрела из пистолета. Оснований для оговора Н Лихачева и Бирюкова установлено не было.

Доводы Лихачева В.И. о недопустимости показаний Н не могут поставить под сомнение обоснованность приговора, поскольку Н в суде подтвердил содержание этих показаний, в том числе наличие предварительного сговора об убийстве З , указав, что во время производства допросов лучше помнил обстоятельства дела.

Приведенные доказательства подтверждают наличие предварительного сговора осужденных как на совершение разбоя в отношении потерпевшего, так и его убийства.

Показания Сгибнева о том, что он привез их на место по указанию Лихачева и Н , опровергают доводы осужденного Лихачева о том что сговора между ними не было, и Сгибнев вез их по своему усмотрению.

Показания свидетелей М и Ю подтверждают применение к потерпевшему одурманивающего вещества и причастность к преступлению Б то есть не противоречат иным, приведенным в приговоре доказательствам виновности осужденных.

Судом сделан обоснованный вывод о том, что нападение на потерпевшего З было совершено с целью завладения его деньгами, поэтому доводы осужденного Лихачева о том, что он лишь вымогал у потерпевшего информацию, за что должен был получить вознаграждение, являются несостоятельными.

О том, что З под угрозой пистолета сообщил Лихачеву пин код своей банковской карты, который был передан Бирюкову и проверен им, пояснили как Сгибнев, так и Недорезов. Кроме того, использование осужденными денежных средств со счета потерпевшего подтверждается документами банка.

Обстоятельства совершения преступлений в отношении потерпевшего З установлены следствием и судом настолько насколько они подтверждаются исследованными доказательствами Формулировка обвинения, предъявленного Лихачеву В.И. и Бирюкову Е.С, не противоречит требованиям закона.

Поскольку осужденные заранее договорились об убийстве потерпевшего в процессе завладения его имуществом, разбой обоснованно квалифицирован как совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а действия осужденного Бирюкова Е.С. правильно квалифицированы как соучастие в убийстве в форме пособничества.

Совершение убийства в процессе разбойного нападения подтверждено исследованными в суде доказательствами и не зависит о размера похищенного в результате имущества.

То, что в результате примененного к потерпевшему насилия (двух выстрелов) наступила смерть потерпевшего, установлено по делу, поэтому необнаружение трупа потерпевшего не может поставить под сомнение обоснованность выводов суда.

Квалификация действий Лихачева В.И. и Бирюкова Е.С. является правильной.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не допущено.

Протокол судебного заседания свидетельствует о рассмотрении дела с соблюдением принципа состязательности и равноправия сторон Сведений о необъективности суда из него не усматривается, сторонам была предоставлена возможность реализовать свои права.

Рассмотрение судьей вопросов, связанных с продлением сроков применения меры пресечения в виде заключения под стражу не является основанием для отвода судьи.

Право подсудимого Лихачева В.И. участвовать в допросе Сгибнева В.В. и задать ему вопросы нарушено не было. Тот факт, что подсудимый Сгибнев В.В. отказался от дачи показаний, не свидетельствует о нарушении прав других участников судопроизводства.

В судебном заседании были оглашены лишь те показания Сгибнева В.В., о которых ходатайствовали стороны. От сторон не поступило ходатайств об оглашении очных ставок, проведенных с участием Сгибнева В.В.

Показания Сгибнева, данные им на следствии в качестве свидетеля являются допустимыми доказательствами, поскольку требования закона предъявляемые к допросу свидетеля, были соблюдены.

То обстоятельство, что по делу не представилось возможным установить личность погибшего, не свидетельствует о недоказанности вины осужденного в его убийстве.

Утверждение Лихачева В.И. о том, что его апелляционная жалоба на постановление о назначении судебного заседания была без объяснения причин возвращена ему, не соответствует действительности.

Как видно из материалов уголовного дела (т. 14 л.д. 13), возвращая жалобу подсудимому, суд разъяснил ему, что он вправе обжаловать указанное постановление вместе с итоговым решением по делу.

Ходатайство о возвращении дела прокурору было обоснованно оставлено судом без удовлетворения, поскольку в ходе предварительного расследования дела не допущено нарушений, препятствующих вынесению по делу законного и обоснованного решения.

Требования закона об ознакомлении обвиняемого с материалами законченного расследованием уголовного дела в отношении Лихачева В.И соблюдены.

Из протокола, составленного в соответствии со ст. 217, 218 УПК РФ (т. 12 л.д.215), видно, что Лихачев В.И. собственноручно указал об ознакомлении его с материалами уголовного дела путем личного прочтения и получения копий документов, содержащихся в материалах дела.

Изменение судом обвинения в отношении Лихачева В.И соответствует требованиям части 2 ст. 252 УПК РФ, поскольку уменьшило объем вменяемых ему преступных действий.

Объективная сторона преступления, совершенного Бирюковым Е.С установлена судом и приведена в приговоре.

Его пособничество в убийстве выразилось в устранении препятствий совершения преступления, для чего он, выполняя свою роль согласно предварительной договоренности участников преступления, привел потерпевшего З в состояние неспособности оказывать сопротивление, похитил у него банковскую карту и отправил его на машине к другим участникам преступления - непосредственным его исполнителям.

Неполнота предварительного следствия, о которой утверждают осужденные, не является, в соответствии с действующим

15 законодательством (ст. 389 УПК РФ) основанием для отмены или изменения приговора.

\

15

В тоже время подсудимым была предоставлена возможность пользоваться гарантированными уголовно-процессуальным законом правами, в том числе правом на представление доказательств и заявление ходатайств.

Отраженные в приговоре подробности в показаниях, не существенные для установления фактических обстоятельств дела (курение со С на улице, момент передачи пистолета Недорезову), не могут поставить под сомнение достоверность показаний допрошенных по делу лиц, показания которых положены в основу выводов суда по делу.

При допросе Недорезова в судебном заседании нарушений уголовно процессуального закона, недопустимого давления на свидетеля, в том числе со стороны государственного обвинителя допущено не было. Как видно из протокола судебного заседания, Недорезову разъяснялись требования закона, связанные с дачей показаний, что опровергает доводы осужденных о незаконном воздействии на свидетеля.

Как установлено актами, составленными в суде первой инстанции два диска с записями следственных действий оказались непригодными к просмотру, поэтому жалобы Лихачева В.И. на то, что ему не была предоставлена возможность просмотреть видеозаписи, являются несостоятельными. Утверждение осужденных о намеренном повреждении дисков следователем имеют предположительный характер и не основаны на материалах дела.

Предусмотренных законом обстоятельств, исключающих участие в деле адвоката Зарубиной Е.В., представлявшей в суде интересы потерпевшей З поскольку интересам этой потерпевшей не противоречат интересы потерпевшего - неустановленного мужчины которого адвокат представляла ранее (пункт 3 части 1 ст. 72 УПК РФ).

Решение суда о взыскании с Лихачева В.И. компенсации морального вреда является законным и обоснованным, поскольку Лихачев В.И осужден за убийство З

Суд назначил осужденным наказание в соответствии с требованиями главы 10 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений и данных о личности.

При этом, как видно из приговора, были учтены смягчающие наказание Бирюкова Е.С. обстоятельства.

Справедливость назначенного осужденным наказания сомнений у судебной коллегии не вызывает, оснований для его смягчения не усматривается.

\20

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389 УПК РФ судебная коллегия

определила:

Приговор Иркутского областного суда от 6 августа 2013 года в отношении Лихачева В И и Бирюкова Е С оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 218 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта