Информация

Решение Верховного суда: Определение N 3-АПУ15-5 от 10.07.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №3-АПУ 15-5

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 10 июля 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Сабурова Д.Э.

судей - Истоминой Г.Н., Хомицкой Т.П при секретарях - Вершило АН., Барченковой М.А с участием государственного обвинителя - прокурора Кривоноговой Е.А защитников - адвокатов Мисаилиди О С , Поддубного СВ., Шинелевой Г.Н Канева О.В., Князева А.Н., Пригодина ВВ., Надысева М.Н., Урсола А.Л Цапина В.И., Чиглинцевой Л.А., Анпилоговой Р.Н., Шевченко Е.М Шаповаловой Н. Ю., Кротовой СВ., Арутюновой ИВ осужденных Бугуева С.Л., Абидова В.А., Косенкова АО., Нестерова ВВ Чермянина С.А., Микушева И.А., Мазурина М.С, Леонова М.Н Митянина А.Н., Литвиненко Е.Н., Чеботарева Д.А., Трофимова ВТ Дударька А.Н рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Нестерова ВВ., Чеботарева Д.А., Дударека А.Н Бугуева С.Л., Мазурина М.С, Абидова В.А., Косенкова АО., Митянина А.Н Литвиненко Е.Н., Чермянина С.А., Микушева И.А., Трофимова В.Т Леонова М.Н., адвокатов Кузнецовой О.В., Шингель И.Н., Момотова М.В Рожицына Д.А., Тебенькова М.В., Косырева А.П., Головина М.Ю Канева О.В., Князева А.Н., Шамонина К.А., Точеного А.П., на приговор Верховного Суда Республики Коми от 23 июня 2014 года, которым

Леонов М Н

ранее судимый:

- 21 декабря 2006 г. по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 11 годам лишения свободы начало срока исчислено с 29 апреля 2004 г осужден к лишению свободы по: - ст. 210 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) - 12 годам; - ст. 209 ч.1 УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) - 14 годам; - ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996) в отношении Г - 9 годам; - ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996) в отношении К - 8 годам; - ст. 105 ч. 2 п. «а», «ж», «з», «к» УК РФ (в редакции ФЗ № 73 от 21.07.2004) - пожизненному лишению свободы; - ст. 109 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ №420 от 07.12.2011) в отношении М - 1 году; - ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) в отношении М - 9 годам; - ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) в отношении И 10 годам; - ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) в отношении К - 1 0 годам; - ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) в отношении К 14 годам; - ст. 179 ч. 2 п. «в» УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) - 4 годам; - ст. 126 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 420 от 07.12.2011) в отношении С - 9 годам; - ст. 162 ч. 3 п. «а, б» УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996) в отношении С 10 годам; - ст. 162 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996) в отношении М . - 12 годам;

- ст. 162 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996) в отношении Ф - 12 годам; - ст. 158 ч. 4 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) в отношении Г - 6 годам; - ст. 158 ч. 4 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) по факту кражи из - 5 годам; - ст. 158 ч. 4 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) по факту кражи из « » - 6 годам; - ст. 158 ч. 4 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) по факту кражи из « » - 6 годам;

- ст. 30 ч. 3, 166 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) в отношении А - 5 годам; - ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) по факту хищения средств потерпевших с - 6 годам; - ст. 161 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) в отношении С - 7 годам; - ст. 222 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ № 92 от 25.06.1998 года) - 8 годам; - с т . 111 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) в отношении З К 10 годам.

На основании ст. 24 ч. 1 п. 3, 302 ч. 8 УПК РФ Леонов М.Н. от наказания назначенного по ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ, по ст. 179 ч. 2 п. «в» УК РФ, по четырем преступлениям, предусмотренным ст. 158 ч. 4 п. «а» УК РФ по ст. 30 ч. 3, 166 ч. 3 УК РФ, по ст. 109 ч. 1 УК РФ - освобожден в связи с истечением сроков давности.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений совершенных до приговора от 21.12.2006 года, путем частичного сложения наказаний, назначенных по ст. 126 ч. 3 п. «а» УК РФ, ст. 162 ч. 3 п. «а, б УК РФ, ст. 162 ч. 3 п. «а» УК РФ, ст. 162 ч. 3 п. «а» УК РФ, назначено 16 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания по совокупности преступлений с наказанием по приговору от 21.12.2006 назначено 19 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений совершенных после приговора от 21.12.2006 года путем полного сложения наказаний назначенных по ст. 209 ч. 1 УК РФ, ст. 210 ч. 1 УК РФ ст. 222 ч. 3 УК РФ, ст. 105 ч. 2 п. «а, ж, з, к» УК РФ, ст. 159 ч. 4 УК РФ ст. 111 ч. 3 п. «а» УК РФ, ст. 161 ч. 3 п. «а» УК РФ, по пяти преступлениям предусмотренным ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ, окончательно Леонову М.Н назначено пожизненное лишение свободы.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем полного присоединения неотбытого наказания по приговору от 21.12.2006 окончательно назначено Леонову М.Н. пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима.

Начало срока наказания постановлено исчислять с 23.06.2014 года Зачтено в срок отбытия наказания время содержания под стражей с 30.04.2009 года по 22.06.2014 года, с 04.12.2003 года по 28.04.2004 года.

Митянин А Н ,

судимый:

- 21 декабря 2006 г. по пп. «а, б» ч. 3 ст. 161 УК РФ к 8 годам лишения свободы, начало срока исчислено с 27 апреля 2004 г осужден к лишению свободы по: - ст. 210 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ № 62 от 08.12.2003) - 12 годам; - ст. 209 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ № 62 от 08.12.2003) - 14 годам; - ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996) в отношении Г - 9 годам; - ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996) в отношении К - 10 годам; - ст. 105 ч. 2 п. «а», «ж», «з», «к» УК РФ (в редакции ФЗ № 73 от 21.07.2004) - пожизненному лишению свободы; - ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) в отношении М - 9 годам; - ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) в отношении И - 10 годам; - ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) в отношении К - 10 годам; - ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) в отношении К 14 годам; - ст. 179 ч. 2 п. «в» УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) - 6 годам; - ст. 126 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 420 от 07.12.2011) в отношении С - 11 годам; - ст. 162 ч. 3 п. «а, б» УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996) в отношении С - 10 годам; - ст. 162 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996) в отношении М - 9 годам; - ст. 162 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996) в отношении Ф - 9 годам; - ст. 158 ч. 4 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) в отношении Г - 6 годам; - ст. 158 ч. 4 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) по факту кражи из - 6 годам;

- ст. 158 ч. 4 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) по факту кражи из « » - 6 годам;

- ст. 158 ч. 4 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) по факту кражи из « » - 6 годам; - ст. 30 ч. 3, 166 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) в отношении А - 6 годам;

- ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) по факту хищения средств потерпевших с - 6 годам; - ст. 161 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) в отношении С - 7 годам;

- ст. 222 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ № 92 от 25.06.1998) - 8 годам; -ст. 111 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) в отношении З К - 10 годам.

На основании ст. 24 ч. 1 п. 3, 302 ч. 8 УПК РФ от наказания, назначенного по ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ, по ст. 179 ч. 2 п. «в» УК РФ, по четырем преступлениям, предусмотренным ст. 158 ч. 4 п. «а» УК РФ, по ст. 30 ч. 3, 166 ч. 3 УК РФ, Митянин А.Н. освобожден в связи с истечением сроков давности.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений совершенных до приговора от 21.12.2006, путем частичного сложения наказаний, назначенных по ст. 126 ч. 3 п. «а» УК РФ, ст. 162 ч. 3 п. «а, б УК РФ, ст. 162 ч. 3 п. «а» УК РФ, ст. 162 ч. 3 п. «а» УК РФ, назначено 16 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору от 21.12.2006 назначено 19 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений совершенных после приговора от 21.12.2006 года путем полного сложения наказаний, назначенных по ст. 209 ч. 1 УК РФ, ст. 210 ч. 1 УК РФ, ст. 222 ч. 3 УК РФ, ст. 105 ч. 2 п. «а, ж, з, к» УК РФ, ст. 159 ч. 4 УК РФ, ст. 111 ч. 3 п. «а» УК РФ, ст. 161 ч. 3 п. «а» УК РФ, по пяти преступлениям предусмотренным ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ, назначено пожизненное лишение свободы.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем полного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части

наказания по приговору от 21.12.2006 окончательно назначено

Митянину А.Н. пожизненное лишение свободы в исправительной колонии

особого режима.

Начало срока наказания исчислено с 23.06.2014. Зачтено время

содержания под стражей с 30.04.2009 по 22.06.2014., с 30.07.2003 по

28.04.2004.

Трофимов В Т

судимый:

- 27 января 2005 г. по ст. 119 УК РФ к 1 году 3 месяцам лишения свободы на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев осужден к лишению свободы по:

- ст. 210 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ № 62 от 08.12.2003) - 12 годам;

- ст. 209 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ № 62 от 08.12.2003) - 14 годам;

- ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996) в отношении

Г - 9 годам;

- ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996) в

отношении К - 8 годам;

- ст. 105 ч. 2 п. «а», «ж», «з», «к» УК РФ (в редакции ФЗ № 73 от 21.07.2004) -

пожизненному лишению свободы;

-ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) в отношении

М - 9 годам;

- ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) в отношении

И - 10 годам;

- ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) в отношении

К - 12 годам;

- ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) в отношении

К 14 годам;

- ст. 179 ч. 2 п. «в» УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) - 6 годам;

- ст. 126 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 420 от 07.12.2011) в отношении

С - 9 годам;

- ст. 162 ч. 3 п. «а, б» УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996) в

отношении С - 9 годам;

- ст. 162 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996) в отношении

М - 9 годам;

- ст. 162 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996) в отношении

Ф - 9 годам;

- ст. 158 ч. 4 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) в отношении Г - 5 годам; - ст. 158 ч. 4 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) по факту кражи из - 5 годам; - ст. 158 ч. 4 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) по факту кражи из « - 5 годам; - ст. 158 ч. 4 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) по факту кражи из « » - 5 годам; - ст. 30 ч. 3, 166 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) в отношении А - 5 годам; - ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) по факту хищения средств потерпевших с - 8 годам; - ст. 161 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) в отношении С - 7 годам; - ст. 222 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ № 92 от 25.06.1998) - 8 годам; -ст. 111 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) в отношении З К - 11 годам.

На основании ст. 24 ч. 1 п. 3, 302 ч. 8 УПК РФ от наказания, назначенного по ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ, по ст. 179 ч. 2 п. «в» УК РФ, по четырем преступлениям, предусмотренным ст. 158 ч. 4 п. «а» УК РФ, по ст. 30 ч. 3, 166 ч. 3 УК РФ Трофимов В.Т. освобожден в связи с истечением сроков давности.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений совершенных до приговора от 27.01.2005 года, путем частичного сложения наказаний, назначенных по ст. 126 ч. 3 п. «а» УК РФ, ст. 162 ч. 3 п. «а, б УК РФ, ст. 162 ч. 3 п. «а» УК РФ, ст. 162 ч. 3 п. «а» УК РФ, назначить 16 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений совершенных после приговора от 27.01.2005 года путем полного сложения наказаний, назначенных по ст. 209 ч. 1 УК РФ, ст. 210 ч. 1 УК РФ, ст. 222 ч. 3 УК РФ, ст. 105 ч. 2 п. «а, ж, з, к» УК РФ, ст. 159 ч. 4 УК РФ, ст. 111 ч. 3 п. «а» УК РФ, ст. 161 ч. 3 п. «а» УК РФ, по пяти преступлениям предусмотренным ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ, назначено Трофимову ВТ пожизненное лишение свободы.

В соответствии со ст. 74 ч.5 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 27.01.2005 года и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем полного присоединения неотбытой части наказания по приговору от 27.01.2005 года назначено Трофимову ВТ пожизненное лишение свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путем полного сложения наказаний окончательно назначено Трофимову В.Т наказание в виде пожизненного лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Срок отбытия наказания исчислен с 23 июня 2014 года. Зачтено время содержания его под стражей с 13.01.2008 года по 22.06.2014 года.

Бугуев С Л

не судимый осужден к лишению свободы по: - ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996) в отношении Г - 8 годам; - ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) в отношении Г - 7 годам; - ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) по факту хищения средств потерпевших с - 6 годам; - ст. 161 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) в отношении С - 7 годам; - ст. 179 ч. 2 п. «в» УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) в отношении К - 6 годам; -ст. 111 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) в отношении З К - 10 годам;

В соответствии со ст. 24 ч. 1 п. 3, ст. 302 ч. 8 УПК РФ от наказания назначенного по ст. 179 ч. 2 п. «в» УК РФ, Бугуев С.Л. освобожден в связи с истечением срока давности.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно Бугуеву С.Л. назначено 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Начало срока наказания исчислено с 23.06.2014 года. Зачтено в срок отбытия наказания время содержания его под стражей с 13.01.2008 года по 22.06.2014 года.

Нестеров В В

судимый:

- 19 сентября 2001 г. по ч. 2 ст. 330 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год; - 2 июня 2005 г. по п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожденный 17 апреля 2007 г. условно-досрочно на 1 год 1 месяц 14 дней осужден к лишению свободы по: - ст. 209 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) - 12 годам; - ст. 210 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) - 9 годам; - ст. 222 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ № 92 от 25.06.1998) - 6 годам; - ст. 105 ч. 2 п. «а, ж, з» УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996) - пожизненному лишению свободы; - ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996) в отношении Г - 9 годам; - ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) в отношении К 14 годам; - с т . 116 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) 6 месяцам исправительных работ с удержанием из заработной платы в доход государства 20 %.

По ст. 179 ч. 2 п. «в» УК РФ Нестеров В В . оправдан за непричастностью к совершению преступления на основании ст. 302 ч. 2 п. 2 УПК РФ.

В соответствии со ст. 24 ч. 1 п. 3, 302 ч. 8 УПК РФ от наказания назначенного по ст. 116 ч. 1 УК РФ Нестеров ВВ. освобожден в связи с истечением срока давности.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем полного сложения наказаний Нестерову ВВ. назначено пожизненное лишение свободы.

На основании ст. 74 ч.5, ст. 79 ч.7 п. «в» УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 19.09.2001 года и условно-досрочное освобождение по приговору от 02.06.2005 года.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем полного присоединения неотбытой части наказаний по приговорам от 19.09.2001 и 02.06.2005 окончательно Нестерову В В . назначено пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима.

Начало срока наказания исчислено с 23.06.2014 года. Зачтено в срок отбытия наказания время содержания под стражей с 13.01.2008 года по 22.06.2014 года, с 30.10.2003 по 01.11.2003 года.

Литвиненко Е Н ,

судимый:

- 2 июня 2005 г. по п. «а» ч. 2 ст. 163, ч. 1 ст. 241, п. «а» ч. 2 ст. 161, пп. «а, в» ч. 2 ст. 240 УК РФ к 5 годам лишения свободы, начало срока исчислено с 9 февраля 2004 г., освобожденный 26 декабря 2008 г условно-досрочно на 1 месяц 14 дней осужден по ст. 162 ч. 2 п. «а, в, г» УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996 года) к 8 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору от 02.06.2005 года окончательно к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Начало срока наказания исчислено с 23.06.2014 года. Зачтено в срок отбытия наказания время содержания под стражей с 09.02.2004 года по 26.12.2008 года, с 19.02.2009 года по 22.06.2014 года.

Косенков А О

судимый:

-23 мая 2008 г. по ст. 319, ч. 2 ст. 167 УК РФ к 2 годам 2 месяцам лишения свободы; - 20 ноября 2008 г. по ч. 1 ст. 163 (два преступления) на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы, начало срока исчислено с 28 февраля 2008 г осужден к лишению свободы по: - ст. 210 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) - 8 годам; - ст. 209 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) - 9 годам;

- ст. 105 ч. 2 п. «а»,«ж»,«з»,«к» УК РФ (в редакции ФЗ № 73 от 21.07.2004) - 19 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 22 года лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору от 20.11.2008 года окончательно назначено Косенкову АО. 23 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Начало срока наказания исчислено с 23.06.2014 года. Зачтено в срок отбытия наказания время содержания под стражей с 30.04.2009 года по 22.06.2014 года, с 25.07.2007 года по 25.09.2007 года, с 28.02.2008 года по 29.04.2009 года.

Мазурин М С

судимый:

- 17 июня 2008 г. по ч. 2 ст. 330 УК РФ на основании ст. 73 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года 6 месяцев осужден к лишению свободы по: - ст. 210 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) - 8 годам; - ст. 209 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) - 9 годам; - ст. 105 ч. 2 п. «а, ж, з, к» УК РФ (в редакции ФЗ № 73 от 21.07.2004) - 19 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к 22 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Начало срока наказания исчислено с 23.06.2014 года. Зачтено время содержания под стражей с 26.07.2007 года по 25.09.2007 года, с 23.03.2009 года по 22.06.2014 года.

Приговор Эжвинского районного суда г. Сыктывкара Республики Коми от 17.06.2008 года в отношении Мазурина М.С. постановлено исполнять самостоятельно.

Микушев И А

не судимый осужден к лишению свободы по: - ст. 210 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) - 4 годам; - ст. 209 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) - 8 годам; - ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996) - 8 годам; - ст. 222 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ № 92 от 25.06.1998) - 6 годам.

В соответствии со ст. 24 ч. 1 п. 3, 302 ч. 8 УПК РФ от назначенного наказания по ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ освобожден в связи с истечением срока давности.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к 8 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Начало срока наказания исчислено с 23.06.2014 года. Зачтено в срок отбытия наказания время содержания Микушева И.А. под стражей с 31.07.2008 года по 22.06.2014 года.

Чермянин С А

не судимый осужден к лишению свободы по: - ст. 210 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) - 5 годам; -ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) в отношении И - 7 годам; - ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции закона № 162 от 08.12.2003 года) в отношении К - 10 годам; - ст. 161 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) в отношении С - 6 годам; - ст. 132 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996) - 4 годам.

В соответствии со ст. 24 ч. 1 п. 3, 302 ч. 8 УПК РФ от назначенного наказания по ст. 132 ч. 1 УК РФ освобожден в связи с истечением срока давности.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к 11 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Начало срока исчислено с 23.06.2014 года. Зачтено в срок отбытия наказания время содержания Чермянина С.А. под стражей с 13.01.2008 года по 22.06.2014 года.

Абидов В А

судимый:

- 29 октября 2008 г. по ч. 2 ст. 330 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, начало срока исчислено с 29 октября 2008 г осужден к лишению свободы по: - ст. 210 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) - 5 годам; - ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) в отношении К - 10 годам; - ст. 222 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ № 92 от 25.06.1998) - 6 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено 10 лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору от 29.10.2008 года, окончательно назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Начало срока наказания исчислено с 23.06.2014 года. Зачтено в срок отбытия наказания время содержания Абидова В.А. под стражей с 29.10.2008 года по 28.04.2009 года, с 29.04.2009 года по 22.06.2014 года.

Чеботарев Д А

не судимый осужден к лишению свободы по: - ст. 210 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) - 6 годам; - ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) в отношении М - 9 годам;

- ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003) в отношении И - 9 годам; - ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003 года) в отношении К - 11 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Начало срока наказания исчислено с 23.06.2014 года. Зачтено в срок отбытия наказания время содержания Чеботарева Д.А. под стражей с 16.09.2008 года по 22.06.2014 года.

Дударек А Н ,

судимый:

- 21 декабря 2006 г. по пп. «а, б» ч. 3 ст. 161 УК РФ к 8 годам лишения свободы осужден по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (за четыре преступления) к 4 годам лишения свободы за каждое, на основании ст. 24 ч. 1 п. 3, 302 ч. 8 УПК РФ освобожден от наказаний в связи с истечением срока давности.

Леонов М.Н., Митянин А.Н., Трофимов ВТ. по предъявленному обвинению по ст.30 ч.З, ст. 105 ч.2 п. «в», «д», «ж», «з» УК РФ (в отношении потерпевшего С ) оправданы на основании ст. 302 ч.2 п.З УПК РФ в связи с отсутствием в их действиях состава преступления.

Признано за ними, а также за Нестеровым В В . в связи с его оправданием по ст. 179 ч. 2 п. «в» УК РФ, право на реабилитацию.

По делу также осуждены Салисов ВВ., Семяшкин Р.А., Павлов М.М Расов С.А., Ошкадеров Е.А., Костриков В.Н., Дружинин Ю.Б Лотошников С.А., в отношении которых приговор не обжалован.

За гражданскими истцами Г К К признано право на удовлетворение исковых требований по компенсации морального вреда, и материального вреда за гражданским истцом С Вопрос о размере возмещения гражданских исков передан для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства в Сыктывкарский городской суд Республики Коми.

В иске Савельева Ю.В. отказано.

Решена судьба вещественных доказательств, в частности, изъятые из квартиры и автомашины Бугуева С.Л. пластиковую карту Сбербанка России, две сберегательные книжки, билеты банка России, все изъятые денежные средства, постановлено хранить при деле до разрешения исковых требований к Бугуеву СЛ.

Заслушав доклад судьи Сабурова Д.Э., выступления в режиме видеоконференц-связи осужденных Леонова М.Н., Митянина А.Н Трофимова В.Т., Бугуева С.Л., Нестерова В.В., Литвиненко Е.Н Косенкова АО., Мазурина М.С, Микушева И.А., Чермянина С.А Абидова В.А., Чеботарева Д.А., выступление осужденного Дударька А.Н поддержавших доводы своих жалоб, Митянина А.Н., Трофимова ВТ Чеботарева Д.А., Нестерова ВВ., Косенкова АО., Мазурина М.С, не поддержавших поданные в их защиту жалобы адвокатов Рожицына Д.А Кузнецовой О.В., Косырева А.П., Шамонина К.А., Момотова М.В Головина М.Ю., выступления участвующих защитников осужденных поддержавших доводы апелляционных жалоб и дополнений, прокурора Кривоноговой Е.А., в целом возражавшей против доводов жалоб и дополнений осужденных и их защитников, но полагавшей необходимым приговор в отношении Бугуева СЛ. и Литвиненко Е.Н. изменить Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

по приговору суда осужденные признаны виновными: - Леонов М.Н., Митянин А.Н., Трофимов В.Т. в руководстве ранее созданной преступной организацией, они же руководили устойчивой вооруженной группой (бандой) в целях нападения на граждан и организации; - Нестеров ВВ., Мазурин М.С, Микушев И.А., Чермянин С.А., Абидов В.А Чеботарев Д.А., в участии в преступной организации; - Нестеров ВВ., Мазурин М.С, Микушев И.А., в участии в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях; - Леонов М.Н., Митянин А.Н., Трофимов В.Т, Нестеров ВВ., Микушев И.А Абидов В.А., в действиях, связанных с незаконным оборотом огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств; - Леонов М.Н., Митянин А.Н., Трофимов В.Т, Мазурин М.С. в убийстве двух и более лиц (Леонов, Митянин и Трофимов - 11 человек, Мазурин - 4 человек), организованной группой, сопряженном с бандитизмом, с целью сокрытия другого преступления;

- Нестеров В.В. в убийстве двух и более лиц (3-х человек), организованной группой, сопряженном с бандитизмом; - Леонов М.Н. в причинение смерти по неосторожности; - Леонов М.Н., Митянин А.Н., Трофимов В.Т. и Микушев И.А. в приготовлении к убийству, т.е. умышленному причинению смерти другому человеку, организованной группой, когда преступление не было доведено до конца по независящим от виновных лиц обстоятельствам; - Леонов М.Н., Митянин А.Н., Трофимов ВТ., Бугуев СЛ. в вымогательстве, организованной группой, а Нестеров В В . в вымогательстве под угрозой применения насилия, организованной группой; - Леонов М.Н., Митянин АН., Трофимов В.Т. и Бугуев СЛ. в принуждении к сделке под угрозой применения насилия, организованной группой; - Леонов М.Н., Митянин А.Н., Трофимов В.Т. в похищении человека с применением насилия опасного для жизни человека и с угрозой применения такого насилия, с применением оружия, организованной группой; - Леонов М.Н., Митянин А.Н., Трофимов В.Т. в разбое, т.е. нападении в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, в целях завладения имущества в крупном размере, организованной группой; - Леонов М.Н., Митянин А.Н., Трофимов ВТ., Дударек А.А. в кражах с незаконным проникновением в помещение, организованной группой; - Леонов М.Н., Митянин А.Н., Трофимов В.Т. в разбое, т.е. нападении в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья и с угрозой применения такого насилия, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение, организованной группой; - Леонов М.Н., Митянин А.Н., Трофимов В.Т., Дударек А.А. в кражах с незаконным проникновением в помещение, в крупном размере организованной группой; - Леонов М.Н., Митянин А.Н., Трофимов В.Т. в разбое, т.е. нападении в целях хищения чужого имущества, с применением насилия опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, организованной группой; - Литвиненко Е.Н. в разбое, т.е. нападении в целях хищения чужого имущества, с применением насилия опасного для жизни и здоровья и с угрозой применения такого насилия, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предмета используемого в качестве оружия; - Леонов М.Н., Митянин АН., Трофимов В.Т. в покушении на угон организованной группой;

- Леонов М.Н., Митянин А.Н., Трофимов В.Т., Чермянин С.А Чеботарев Д.А., в вымогательстве, организованной группой; - Леонов М.Н., Митянин А.Н., Трофимов В.Т., Чеботарев Д.А. в вымогательстве, т.е. требовании передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, организованной группой; - Леонов М.Н., Митянин А.Н., Трофимов В.Т., Нестеров ВВ Чеботарев Д.А., Чермянин С.А., Абидов В.А. в вымогательстве, т.е требовании передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, с применением насилия, организованной группой; - Леонов М.Н., Митянин А.Н., Трофимов В.Т., в вымогательстве, т.е требовании передачи чужого имущества под угрозой применения насилия организованной группой; - Леонов М.Н., Митянин А.Н. Трофимов ВТ., Бугуев СЛ. в мошенничестве организованной группой; - Леонов М.Н., Митянин А.Н., Трофимов В.Т., Бугуев С.Л., в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, по найму, организованной группой; - Нестеров ВВ. в умышленном нанесении побоев, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ; - Леонов М.Н., Митянин А.Н., Трофимов ВТ., Бугуев С.Л., Чермянин С.А. в грабеже, организованной группой; -Бугуев СЛ. в мошенничестве в особо крупном размере; -Чермянин С.А. в иных насильственных действиях сексуального характера, с угрозой применения насилия к потерпевшей.

Преступления совершены в период с осени 1998 г. по январь 2008 г на территории Республики при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционных жалобах и дополнениях осужденные Нестеров В.В Чеботарев Д.А., Дударек А.Н., Бугуев С.Л., Мазурин М.С, Абидов В.А Косенков А.О., Митянин А.Н., Литвиненко Е.Н., Чермянин С.А Микушев И.А., Трофимов ВТ., Леонов М.Н., адвокаты Кузнецова О.В Шингель И.Н., Момотов М.В., Рожицын Д.А., Тебеньков М.В., Косырев А.П Головин М.Ю., Канев О.В., Князев А.Н., Шамонин К.А., Точеный А.П считают приговор незаконным, необоснованным, несправедливым и постановленным с нарушениями УПК РФ.

Осужденный Бугуев СЛ. в апелляционной жалобе несогласен с приговором в части назначенных ему наказаний. Отмечает, что размер наказания в виде 10 лет л/св по ч. 3 ст. 111 УК РФ не соответствует требованиям ст. 62 УК РФ. Просит смягчить наказание, как за данное деяние, так и по другим составам преступлений, применив положения ст. 64 УК РФ.

В дополнении от 16 февраля 2015 года Бугуев СЛ. выражает несогласие с выводом суда о том, что он вину признал частично, поскольку в прениях заявил, что вину признал в полном объеме. В ходе предварительного следствия 26.03.09 года им даны последовательные, обстоятельные правдивые, признательные показания (т.58 л.д.89-91), подтвержденные в ходе судебного разбирательства в полном объеме. Полагает, что их следует признать смягчающим обстоятельством в соответствии с п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ по п. «а» ч.З ст.111 УК РФ, наказание назначить с учетом ч.1 ст.62 УК РФ. Считает, что при назначении наказания по п. «а» ч.З ст. 111 УК РФ суд признав его явку с повинной, признательные показания, помощь в раскрытии ряда тяжких и особо тяжких преступлений, не учел эти обстоятельства при назначении наказания.

Не согласен с приговором в части наказания по ст.111 УК РФ в отношении потерпевшей З т.к. вопреки выводу суда вину по указанному преступлению признал.

Считает, что противоправное поведение С должно быть принято во внимание при назначении наказания по данному преступлению.

Полагает, что приговор в части назначения наказания по ч.4 ст. 159 УК РФ по факту хищения средств потерпевших с « «»

подлежит смягчению, поскольку, выступая в прениях, с последним словом вину признал. Обращает внимание на то, что не являлся учредителем ООО « », а был избран исполнительным директором. Потерпевшие по этому эпизоду заявления в правоохранительные органы не писали, признаны таковыми по постановлению следователя. Приобщенные к жалобе расписки П и генерального директора ООО « П подтверждают отсутствие претензий к получателям спонсорской помощи, получение

рублей П от отца Бугуева СЛ.

С учетом изложенного просит смягчить назначенное наказание по ч.4 ст. 159 УК РФ, применив п. «к» ст.61 УК РФ.

Не согласен с приговором по факту вымогательства у Г в январе-феврале 2000 года. Считает, что срок давности по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ истек 1.01.2015 года. Полагает, что вина и причастность к совершению инкриминируемых преступлений в отношении потерпевшего Г материалами дела не подтверждена.

Не согласен с выводом суда о том, что вступил в преступную организацию в конце 2000 года, после увольнения из ОВД. Выводы суда о том, что в начале 2000 года он, Митянин, Леонов, Трофимов, Нестеров провели подготовку к преступлению, определив сумму получения денежных средств от Г не соответствует фактическим обстоятельствам. Вывод суда о размере ущерба в сумме рублей причиненного потерпевшему, доказательствами не подтвержден. Показания потерпевшего носят неопределенный, лживый характер по факту угрозы уничтожения автомашины « », знакомства с убийства М ,К .

Обращает внимание, что согласно письменным документам автомашина « » приобретена Г 23.05.2002 года, то есть после вмененных ему действий.

Анализируя показания свидетелей З , Г Ж Е Г Б осужденного Расова С.А., делает вывод об отсутствии доказательств его виновности в вымогательстве денежных средств у Г Полагает, что судом не установлена точная дата имевшего место вымогательства. Считает, что судом необоснованно отклонено его ходатайство о признании недопустимым доказательством показаний свидетеля Г Не согласен с признанием свидетеля Г представителем потерпевшего Г Обращает внимание на допросы потерпевшего Г органами следствия без переводчика, не смотря на то, что последний плохо владеет русским языком, в ходе судебного следствия он был обеспечен переводчиком, но показания, данные им 6 и 7 июня 2012 года без переводчика, не перепроверялись.

По его мнению, необоснованно судом отказано в удостоверении замечаний на протокол судебного заседания, в удовлетворении ходатайств защиты об обеспечении явки потерпевшего в суд после 19.06.2012 года, в связи с чем сторона защиты была лишена возможности продолжить допрос Г в суде. Обыск в баре « » проведен в его отсутствие. Не согласен с заключением экспертизы по оценке стоимости имущества в дискобаре « », просит признать ее недопустимым доказательством, размером установленного судом ущерба, причиненного Г Полагает, что суд необоснованно не учел возмещение потерпевшему ущерба в размере

рублей, возвращения барной стойки ( рубля) и барного витража ( рубля). Обращает внимание на то, что судом не оценены и не проанализированы показания свидетелей Г З которые, по мнению осужденного, могли повлиять на выводы суда.

Считает неубедительными выводы суда о несостоятельности показаний свидетелей М , Д , Б Х Б Р Ю Заключение договора аренды помещения между руководством и ООО является гражданско-правовой сделкой.

Обращает внимание, что вопрос о продлении срока содержания под стражей 11 января 2009 года разрешался в отсутствие защитника, участие которого обязательно, в связи с чем, нарушено его право на защиту.

Считает, что судом не приняты во внимание характеризующие данные о личности, престарелый возраст родителей-пенсионеров, инвалидов наличие у него заболеваний (т. 17 л.д. 181, т.29 л.д.42, т. 12 л.д.115, т. 195 л.д.164), наличие двоих малолетних детей. Просит признать все эти обстоятельства в совокупности смягчающими.

Оспаривает наложение ареста на счет, являющийся пенсионным квартиру дома по в г. и денежные средства, хранившиеся в сейфе указанной квартиры, принадлежащие его отцу - Б

Просит приговор изменить: по ст. 163 ч.З п. «а», ч.4 ст. 159 УК РФ в отношении Г оправдать; по ст. 159 ч.4, ст. 161 ч.З п. «а» УК РФ в отношении С ст.111 ч.З п. «а» УК РФ в отношении К , ст. 179 ч.2 п. «в» УК РФ в отношении К по факту хищения средств потерпевших с - смягчить наказание Снять арест, наложенный на денежные средства и недвижимое имущество принадлежащие ему и его отцу Б

В дополнении от 2 марта 2015 г. Бугуев С.Л. выражает несогласие в части решения по гражданским искам потерпевших. Указывает, что по искам всех потерпевших истек 3-х годичный срок исковой давности При этом с заявлениями о восстановлении пропущенного срока они не обращались, а иски К к нему о компенсации морального вреда необоснованны, т.к. в убийстве близких им людей он виновным не признан. Полагает, что суд должен был в иске Г отказать Считает, что в отношении Г суд неправильно оценил фактические обстоятельства и неправильно квалифицировал его действий как вымогательство и мошенничество. По его мнению, действия по замене замка на входных дверях бара могли быть квалифицированы лишь по ст. 330 УК РФ.

Просит приговор в части решения суда о передаче гражданских исков Г и К на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства изменить и отказать им в исках.

Адвокат Канев О.В. в защиту Бугуева СЛ. в апелляционной жалобе выражает несогласие с приговором по следующим основаниям.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств суд признал среди прочих явку с повинной и активное способствование в раскрытии и расследовании преступлений, изобличению других соучастников Отягчающих обстоятельств суд не установил. Вместе с тем необоснованно не применил положения ст. 64 УК РФ.

По эпизодам вымогательства и мошенничества у Г считает что вина Бугуева не доказана. При этом по эпизоду по ч. 4 ст. 159 УК РФ в отношении Г при назначении наказания суд не учел требования ч. 1 ст. 62 УК РФ.

По обвинению по ст. 159 УК РФ по факту хищения средств с

Бугуев вину признал, но суд при назначении наказания не в полной мере учел все смягчающие наказание обстоятельства.

По эпизоду в отношении С также при признании Бугуевым своей вины, наличия других смягчающих обстоятельств наказание чрезмерно суровое.

По эпизоду в отношении З и К полагает неправильной квалификацию его действий, а размер наказания - без учета ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Просит: -по ст. 163 УК РФ в отношении Г - оправдать; - по ч. 4 ст. 159 УК РФ в отношении Г - оправдать или наказание привести в соответствие с ч. 1 ст. 62 УК РФ; - по ч. 4 ст. 159 УКК РФ в отношении - смягчить наказание; - по ст. 161 УК РФ в отношении С - смягчить наказание; -по ч. 2 ст. 179 УК РФ в отношении К - смягчить наказание; - по ст. 111ч. 3 в отношении К - оправдать или наказание привести в соответствие с ч. 1 ст. 62 УК РФ; - в целом назначить Бугуеву СЛ. более мягкое наказание.

Адвокат Князев А.Н. в защиту Бугуева СЛ. в апелляционной жалобе дополнительно, анализируя приведенные по эпизодам в отношении Г доказательства, обращает внимание на противоречивость показаний потерпевшего, свидетелей с его стороны, считает, что взаимоотношения Бугуева и Г носят гражданско-правовой характер и исключают уголовную ответственность. Полагает, что по ч. 4 ст. 159 УК РФ по факту хищения средств с истекли сроки давности. По эпизоду в отношении З и К считает действия Бугуева подлежащими квалификации через ст. 33 УК РФ как пособничество, т.к. он выполнял лишь посредническую роль, а признак орг.группы по данному эпизоду не нашел своего подтверждения.

Просит оправдать Бугуева или изменить приговор в части квалификации его действий и в сторону смягчения наказаний.

В дополнении от 2 апреля 2015 г. адвокат Канев О.В., повторяя свои и адвоката Князева А.Н. доводы, высказывает несогласие с решением суда по гражданским искам и арестованному имуществу.

Указывает, что вопрос о гражданских исках К и Г передан на разрешение в порядке гражданского судопроизводства с признанием за ними права на удовлетворение таких исков.

Вместе с тем Бугуеву не предъявлялось обвинение в убийстве К т.е. у суда не было оснований признавать иски к нему.

По иску Г ссылается на истечение 3-х летнего срока исковой давности, отсутствие заявлений потерпевшего о восстановлении сроков.

Отмечает, что в ходе следствия арест на имущество Бугуева был наложен в связи с обвинением по ст. 210 УК РФ, предусматривающей конфискацию имущества. Однако в данной части уголовное преследование было прекращено еще на следствии, в связи с чем арестованное имущество подлежало возврату.

Дополнительно просит отменить приговор в части решения суда по гражданским искам К , в иске Г отказать, отменить арест на имущество и возвратить его по принадлежности.

Осужденный Чеботарев Д.А. в своей апелляционной жалобе указывает, что судом не приведено в приговоре никаких обоснований и доказательств, подтверждающих его участие в ОПГ. Анализируя положенные в основу данного обвинения доказательства, делает вывод об их противоречивости, непоследовательности показаний других соучастников.

По эпизодам вымогательств у И ,М и К судом искажены показания потерпевших и свидетелей, неправильно квалифицированы действия, в отношении М незаконно объединены события в 2004 и 2006 гг., не установлен корыстный мотив.

Полагает нарушенным свое право на защиту в связи с отказом суда о допуске в качестве защитника Владыкина А.Н.

Просит приговор отменить и прекратить уголовное преследование.

В дополнениях от 2 февраля 2015 г. Чеботарев Д.А. указывает, что: -его вина в участии в преступной организации, т.е. по ч. 2 ст. 210 УК РФ, не доказана; - в нарушение требований ст. 299 УПК РФ суд в приговоре не привел конкретных данных и сведений, подтверждающих его вину в указанном деянии, не указал, в чем выразилось его участие в преступной организации, доказательства его вины по ст. 210 УК РФ в приговоре объединены с доказательствами других осужденных по ст. 209 УК РФ;

-он подлежит освобождению от наказания по ст. 210 УК РФ в связи с истечением сроков давности, т.к. судом указано в приговоре, что он Чеботарев, вступил в преступную организацию в период с 1999 г. по 2003 г., а данное деяние считается оконченным с момента вступления в организацию; - на стр. 11 приговора суд неправильно указал его инициалы; - в приговоре отсутствуют данные о том, кто его вовлек в «преступную группу», какие действия в составе группы совершил именно он.

Анализируя практику Верховного Суда Российской Федерации признаки преступной организации, ее особенности, делает вывод об отсутствии в своих действиях участия в данной организации.

Считает ложными показания Бугуева о том, он, Чеботарев, являлся членом преступной организации, поскольку другими доказательствами данный факт не подтверждается. Об этом не говорили не только другие осужденные, но и допрошенные свидетели.

Оспаривая свое осуждение по ст. 210 УК РФ, в тоже время считает чрезмерно суровым назначенное за данное деяние наказание. Отмечает что он характеризуется положительно, по делу имеются смягчающие обстоятельства, ранее не судим, к каким-либо видам ответственности не привлекался, имеет семью, ребенка, постоянное место работы и жительства.

Полагает, что при решении вопроса о размере наказания на суд повлияла его позиция по делу, согласно которой он не признавал свою вину, не давал каких-либо изобличающих других осужденных показания.

Сопоставляя назначенное ему по ч. 2 ст. 210 УК РФ наказание с наказанием другим осужденным, отмечает о несоразмерности с наказанием другим осужденным, в т.ч. признанным виновными и в убийствах, в составе банды.

Оспаривает свое осуждение за вымогательство у И . Анализируя показания И ее сына И считает, что данному эпизоду его вина не доказана.

Полагает недопустимым доказательством результаты его опознания в 2008 г. свидетелем под псевдонимом « », точные данные которого были установлены как И в связи с допущенными нарушениями УПК РФ и процедурой опознания, отсутствием защитника (т. 77 л.д. 148-149).

Ссылаясь на показания потерпевшей И в судебном заседании о перенесенной в 2004 г. травме головы, подвергает сомнению достоверность ее показаний и результаты опознания.

Обращает внимание, что муж потерпевшей свидетель И показал, что у жены после травмы стала плохая память на лица, но он подтвердил показания супруги о том, что в 2004 г. к ней приходили сначала одни молодые люди, по версии суда он и Чермянин, а затем совсем другие лица. Лишь после этого потерпевшая стала перечислять деньги на указанные счета. Лично он второй раз к потерпевшей не приходил.

Считает, что перечисленные обстоятельства ставят под сомнение результаты опознания.

Указывает, что вывод суда о том, что потерпевшая И попала в ДТП после дачи показаний на следствии не соответствует действительности, т.к. исходя из показаний ее мужа, ДТП имело место в 2005-2006 г., что не могло не сказаться на достоверности ее показаний и результатов опознания его, Чеботарева, как одного из лиц приходивших к потерпевшей с требованиями выплаты денег за «крышу».

Сын потерпевшей свидетель И в судебном заседании уточнил, что не говорил ранее, что по описаниям матери он сделал вывод, что в первый раз приходили Чеботарев и Чермянин. Пояснил, что с ними у него были конфликтные отношения, т.е. имелись основания для оговора.

Указывает, что показания потерпевшей И о фактах обращения по поводу вымогательства в 2004 г. в правоохранительные органы опровергаются показаниями свидетелей Ш иБ , а дело по данному эпизоду было возбуждено лишь после его, Чеботарева задержания в 2008 г., что лишний раз свидетельствует о необоснованности обвинения в данной части.

Не оспаривая факта перечисления потерпевшей И в период с 2004 по 2008 г. денежных средств на счет Федерации вольной борьбы и бокса, полагает, что это было на добровольной основе, а показания сына потерпевшей И о том, что он узнал в одном из приходивших первый раз людей его, Чеботарева, носят предположительный характер и не могли приниматься во внимание.

Также не согласен с осуждением по эпизоду вымогательства в отношении М

По его мнению, решение в 2008 г. о сохранении в тайне подлинных данных М является необоснованным.

Обращает внимание, что в своих первых показаниях от 11 апреля 2004 г. она не называла сумму требуемых с нее денег (т. 77 л.д. 156-157).

Подвергает сомнению результаты его опознания М (т. 77 л.д. 161-162), считает его сфальсифицированным, т.к. оно проводилось в условиях, исключающих визуальное наблюдение и спустя четыре года после якобы имевшего в 2004 г. вымогательства.

Указывает, что в связи с отсутствием в обвинении указания на конкретные даты инкриминируемых вымогательств у И и М он не мог защищаться от обвинения и приводить доводы в подтверждение своего алиби.

Просит учесть, что в судебном заседании М указала на Семяшкина как на «вымогателя», но не указала на него, Чеботарева (т. 200 л.д. 159-162), хотя в приговоре в данной части суд указал неправильно.

Не согласен с осуждением и в части вымогательства у К

Приводя анализ обстоятельствам вымогательства у К , его показаниям, обращает внимание, что по его показаниям действия связанные с нападением и вымогательством были совершены тремя лицами в масках. При этом данное потерпевшим описание по росту не совпадает с его, Чеботаревым, ростом. Обстоятельства нападения на потерпевшего совпадают и с описанными в судебном заседании обстоятельствами свидетелем К , который заявил, что в нападении участвовали он, Чермянин и Абидов. Чеботарев участия не принимал, и его в ходе следствия он оговорил вследствие психологического воздействия.

Показания К об участниках нападения на К подтвердили Чермянин и Абидов. При этом оба поясняли, что о фактах требований денег им не известно и потерпевшего избили по просьбе Ошкадерова.

«Заказ» Чермянину на избиение потерпевшего без объяснения причин отсутствие Чеботарева при этом, подтверждал и Ошкадеров.

Обращает внимание, что и Расов в своих показаниях в ходе предварительного расследования и оглашенных в судебном заседании не подтверждал его, Чеботарева, причастность к нападению на К заявляя, что это сделали Чермянин, Абидов и К .

О количестве нападавших - трое - показал и свидетель Ч

Остальные осужденные - Нестеров, Трофимов, Леонов, Митянин поясняли, что им ничего не известно об обстоятельствах нападения на К

Учитывая, что и по данному эпизоду его вина не доказана, считает необоснованными выводы суда об обратном.

Ссылается на нарушения права на защиту. Указывает, что в судебном заседании 12 сентября 2011 г. он заявил ходатайство о допуске к участию в деле адвоката Владыкина А.Н. с которыми родственниками было заключено соглашение 30 августа 2011 г. В его удовлетворении суд необоснованно отказал (т. 193 л.д. 160-163) со ссылками, что Владыкин ранее являлся прокурором и в рамках других расследуемых уголовных дел принимал процессуальные решения в отношении ряда осужденных. Вместе с тем такое участие Владыкина в деле, по которому, он, Чеботарев, не являлся ни подозреваемым, ни обвиняемым не являлось препятствием в допуске его в качестве защитника.

Обращает внимание на длительность судебного разбирательства, в течение которого он испытывал особые страдания, связанные с условиями его содержания в конвойных помещениях, недостаточность места в «клетке», где его содержали вместе с другими осужденными отсутствие в ней стола, в связи с чем, он не мог вести записи по ходу судебных заседаний. Содержание в «клетке» негативно влияло на его эмоциональное состояние.

Считает, что и при рассмотрении дела в помещениях СИЗО также нарушались его права, вызванные теми же обстоятельствами.

По его мнению, на выводы суда о его виновности повлияли и негативные публикации в СМИ, в сети Интернет, размещенные там фотографии с его изображением в «клетке» в здании суда.

Как и другие осужденные выражает несогласие с отклонением его замечаний на протокол судебного заседания и ограничение в ознакомлении с делом после вынесения приговора.

Просит с учетом всех своих доводов приговор в части осуждения по ст. 210 УК РФ, ст. 163 УК РФ в отношении И М и К отменить и уголовное преследование прекратить.

Адвокат Головин М.Ю. в защиту Чеботарева М.Ю. в апелляционной жалобе анализирует приведенные в приговоре доказательства по инкриминируемым осужденному составам преступлений и делает вывод о недоказанности его вины.

По эпизоду вымогательства у М (псевдоним ) считает недопустимым доказательством протокол опознания, т.к. сама М признала в суде, что до этого ей показывали фотографии. В суде она вообще не смогла узнать кого-либо из подсудимых, кроме Семяшкина заявив, что других не знает. Свидетели М и П опровергли показания потерпевшей, заявив, что та им ничего не сообщала о фактах вымогательств. При этом, как видно из ее показаний прямых угроз ей не высказывали, т.е. отсутствует объективная сторона вымогательства. Сама она ни о какой-либо ОПТ не знала, куда шли передаваемые ею деньги не знает. Исходя из показаний Семяшкина, тот по своей инициативе забирал у М деньги, т.е. его действия не были связаны с групповым преступлением.

По эпизоду вымогательства у И обращает внимание, что она в суде также никого не узнала, заявила о потере памяти после травмы головы. При этом опознание, где она указала на Чеботарева, было как раз после травмы, т.е. она физически не могла без подсказки назвать его фамилию, и тем более, опознать через 4 года после произошедших событий. Показания мужа и сына потерпевшей не могут бесспорно свидетельствовать об участии Чеботарева, т.к. с сыном у Чеботарева неприязненные отношения, а муж называл фамилию в форме предположения. Чермянин также опроверг версию обвинения об участии Чеботарева в данном деянии.

По эпизоду нападения на К ссылается на отсутствие доказательств участия в этом Чеботарева, непоследовательность показаний К и недостоверность показаний Ч

По обвинению по ст. 210 УК РФ указывает, что никто из допрошенных лиц даже не отождествлял Чеботарева как члена некой ОПТ, о его преступной или противоправной деятельности пояснить не мог. Бугуев заявляя, что знает Чеботарева как члена ОПТ, не приводит никаких конкретных фактов, не может описать роль Чеботарева.

Обращает внимание, что даже если исходить из доказанности вины в деяниях, в которых Чеботарев признан виновным, назначенное наказание явно несоразмерно его роли, т.е. может расцениваться как чрезмерно суровое.

Просит приговор в отношении Чеботарева отменить и прекратить уголовное преследование.

В дополнении к жалобе адвокат Головин М.Ю., поддерживая ранее приведенные доводы, просит обратить внимание, что: - по эпизоду в отношении И , исходя из ее показаний, та вообще первоначально отказала лицу, которого называет Чеботаревым, в передаче каких-либо денег, т.е. не опасалась каких-либо угроз; судом не доказана взаимосвязь между действием в 2004 г. вымогателя, якобы Чеботарева, и перечислением в 2007 г. денежных средств; - по эпизоду в отношении вымогательства у М также обращает внимание на то, что та первоначально отказывалась платить, лишь в 2006 г. когда к ней подошли иные лица, согласилась выплачивать деньги; - по эпизоду в отношении К суд оставил без надлежащего внимания отказ свидетеля К от своих показаний на следствии его убедительные мотивы о причинах появления этих показаний; - по эпизоду по обвинению по ст. 210 УК РФ в приговоре не приведено мотивировки, связанной с доказательствами участия Чеботарева в ОПТ, при том, что по версии следствия Чеботарев участвовал в ней на протяжении 4-х лет и совершил лишь три эпизода вымогательства, из которых два не принесли никакой материальной выгоды.

Осужденный Дударек А.Н. не согласен с приговором в части своего освобождения от наказаний по 4-м эпизодам краж. Указывает, что к моменту вынесения приговора по каждому из эпизодов истекли сроки давности, его согласие на прекращение дела по этим основаниям не выяснялось, хотя он был согласен на это.

Просит приговор в отношении него изменить, прекратить уголовное преследование по изложенным основаниям, а не освободить от наказания.

Осужденный Абидов В.А. в апелляционной жалобе считает неправильной квалификацию своих действий по эпизоду вымогательства у К т.к. никто из участников никаких требований имущественного характера не высказывал.

Не согласен с выводом суда о том, что он действовал в составе организованной группы. Вкратце анализируя доказательства по данному эпизоду, утверждает, что избиение К не было связано с вымогательством, в связи с чем, его действия подлежали квалификации по ст. 112 УК РФ, по которой истекли сроки давности.

Оспаривает осуждение по ст. 222 УК РФ, утверждая о своей непричастности к каким-либо действиям с оружием и боеприпасами, а показания Чеснокова считает недостоверными.

Поскольку полагает по эпизоду с К более правильной приведенную им квалификацию, что не является тяжким преступлением то в его действиях нет состава преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ.

Просит приговор изменить, переквалифицировать по эпизоду с К свои действия на ст. 112 УК РФ, освободив от наказания за истечением сроков давности, по ст. 222 УК РФ оправдать за непричастностью, по ст. 210 УК РФ оправдать за отсутствием состава преступления.

В дополнении от 18 июля 2014 г. Абидов В.А. выражает несогласие с показаниями свидетеля Ч , с которым у него неприязненные отношения и который в силу этого его оговорил. Указывает, что при назначении наказания суд не учел его молодой возраст, совершение преступлений впервые, признание вины, длительный период времени содержания под стражей, в течение которого (более 5-ти лет) он не допускал каких-либо нарушений.

В дополнении от 24.02.2015 г. Абидов В.А. обращает внимание на допущенные органом предварительного расследования нарушения УПК РФ при возбуждении уголовных дел, их выделении, соединении и расследовании, приостановлении и возобновлении дел под разными номерами, отсутствие постановлений о принятии следователем дел к своему производству, в силу чего протоколы допроса П все иные доказательства являются недопустимыми доказательствами, а вынесенный приговор - незаконным. В связи с допущенными нарушениями суд должен был вернуть дело прокурору, чего сделано не было. При этом соответствующее ходатайство суд разрешил без удаления в совещательную комнату.

Отмечает, что с учетом допущенных нарушений, в т.ч. и требований ст. 162 УПК РФ, следственные действия проводились за пределами установленных сроков, расследование продлевалось незаконно и не тем должностным лицом.

Ссылаясь на заявленные в ходе судебного заседания другими осужденными ходатайства, полагает необоснованным отказы суда в их удовлетворении.

Обращает внимание, что с самого начала расследования дела следственными органами передавалась в СМИ негативная информация в утвердительной форме о совершении ими инкриминируемых деяниях что свидетельствует о нарушении принципа презумпции невиновности и о предвзятом отношении суда, повлияло на допрашиваемых в суде свидетелей и потерпевших, перечень которых он приводит.

О предвзятом отношении суда, о том, что еще до вынесения приговора суд уже считал их виновными в инкриминируемых деяниях свидетельствуют сопроводительные суда об этапировании за подписью председательствующего по делу, в которых их называет «членами ОПТ»

(т. 188 л.д. 37-39, 233-235, т. 189 л.д. 31-33, т. 190 л.д. 171-173, т. 191 л.д. 36-38, т. 201 л.д. 126).

Также обращает внимание, что при решении вопросов о мере пресечения, продления сроков содержания под стражей судом допускались формулировки о его виновности в инкриминируемых деяниях, в силу чего суд заранее был необъективен и не может расцениваться как беспристрастный.

Ссылаясь на решения Европейского Суда по правам человека Конституции РФ, анализируя практику Верховного Суда Российской Федерации, указывает на нарушения его прав.

Указывает, что при допросах свидетелей и потерпевших (перечень которых приводится в дополнении) суд задавал вопросы об осведомленности допрашиваемых лиц о существовании ОПТ и о причастности подсудимых к ней.

Со стороны обвинения также задавались «некорректные» вопросы об их причастности к ОПТ. Ряд вопросов носил наводящий характер и заранее предопределял «нужный» ответ (приводит ссылки на протокол судебного заседания, с указанием нумерации листов протокола).

Ссылаясь на листы протокола с/з, указывает на длительность рассмотрения дела судом, неоднократные отложения разбирательства в связи с неподготовленностью государственных обвинителей, отсутствие реакции суда на это.

Указывает, что ему несвоевременно (через 12 дней) вручили копию приговора.

По его мнению, в период с 4 по 8 июля 2014 г. он незаконно содержался под стражей, поскольку 6 марта 2014 г. срок содержания его под стражей был продлен до 7 июля 2014 г., а копия приговора, где решен вопрос о мере пресечения, вручена лишь 8 июля 2014 г.

Кроме того, считает незаконными и необоснованными решения суда о продлении ему срока содержания под стражей, вынесенными в ходе судебного разбирательства. Отмечает, что такие решения принимались сразу в отношении всех подсудимых, без учета индивидуальных данных каждого из них.

Ссылаясь на нормы УПК РФ, Конституции РФ и Европейской Конвенции по правам человека, указывает, что при судебном разбирательстве, как в здании суда, так и в помещении СИЗО нарушались его права, помещение, в котором их содержали, было тесное, отсутствовал стол, в силу чего он не мог делать записи по ходу судебного разбирательства, его фотографировали СМИ, в дальнейшем размещали фотографии в разных изданиях, создавая предвзятое отношение и что повлияло на его имидж и репутацию.

Выражает несогласие с осуждением по ст. 222 УК РФ. При этом указывает, что: - признавая его виновным в перевозке оружия, его ношении, суд не установил время деяния, место, откуда он якобы взял оружие, когда и как его носил; - не приняты во внимание показания Павлова и Дружинина о его Абидова, непричастности к действиям с оружием и боеприпасами, не устранены противоречия в показаниях свидетелей Ч и С и он, Абидов, не был осведомлен об оружии и боеприпасах; - в приговоре завышен объем предъявленного обвинения, ему было предъявлено обвинение, в котором конец совершения таких действий указан как март 2008 г., но по обвинению по ст. 210 УК РФ их «преступная организация» существовала до 13 января 2010 г., об этом указал и суд на стр. 14 приговора, т.е. ему не могут инкриминироваться какие-либо действия после указанной даты; - о его непричастности в этой части обвинения дали показания и другие осужденные, но суд их необоснованно отверг;

- свидетель Ч его оговорил, к чему был повод, а его, Абидова доводы необоснованно отвергнуты, при этом необоснованно отказано в приобщении копии приговора в отношении Ч , подтверждающей наличие таких поводов.

Полагает незаконным осуждение по ст. 163 УК РФ в отношении К Отмечает, что ни одного из указанных в приговоре действий по данному эпизоду он не совершал и даже не знал о них.

Анализируя приведенные в приговоре доказательства по этому эпизоду, делает вывод об их противоречивости, недоказанности его вины.

Ссылаясь на показания потерпевшего К , утверждает, что к данному эпизоду он не имеет никакого отношения и участия в вымогательстве у Коюшева, получении от него денег не принимал.

Свои действия по нанесению ударов К связывает не с требованиями имущественного характера, а как помощь Чермянину, с которым находился в дружеских отношениях, что подтверждается показаниями потерпевшего, свидетелей, в т.ч. К , и других осужденных. В силу этого полагает, что его действия должны быть квалифицированы лишь по ст. 112 УК РФ, по которой истекли сроки давности.

Обращает внимание, что поскольку совершенные им деяния не относятся к тяжким или особо тяжким, осуждение по ст. 210 УК РФ также является незаконным.

На основании своих доводов просит: - по эпизоду вымогательства у К действия переквалифицировать на ч. ст. 112 УК РФ и освободить от наказания за истечением сроков давности; - по ч. 3 ст. 222 УК РФ оправдать за непричастностью; -по ст. 210 УК РФ уголовное преследование прекратить за отсутствием состава преступления.

В дополнении от 20.03.2015 г. Абидов В.А. обращает внимание на длительность предварительного расследования и судебного разбирательства. Указывает, что дело было возбуждено в 2008 г приговор состоялся в июне 2014 г., т.е. производство по делу составило более 6-ти лет, чем нарушено его право на разумные сроки судопроизводства. В ходе предварительного расследования в отношении него была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Срок содержания под стражей неоднократно продлевался, в т.ч. и после поступления уголовного дела в 2011 г. в суд. При этом каждый раз судом использовались стереотипные формулировки для обоснования необходимости продления срока содержания под стражей, несмотря на то, что многие основания, по которым первоначально избиралась мера пресечения и продлялась, к судебному разбирательству отпали или изменились, не обсуждался вопрос о возможности избрания иной, более мягкой, меры пресечения. Жалобы на решения о мере пресечения рассматривались вышестоящими судами не сразу, а через определенное время, тогда как подлежали безотлагательному рассмотрению.

По его мнению, изложенное свидетельствует о нарушении Европейской Конвенции по правам человека, о незаконности судебных решений в части меры пресечения.

Адвокат Шингель И.Н. в защиту Абидова В.А. в апелляционной жалобе по эпизоду вымогательства у К считает неправильной квалификацию его действий. Анализируя приведенные в приговоре доказательства, не отрицая, что Абидов принимал участие в избиении К , делает вывод о том, что это происходило не в связи с вымогательством, а по иным, указываемым ею причинам. Доказательств осведомленности Абидова в том, что действует в интересах организованной преступной группы и с целью вымогательства, в приговоре не приведено. Абидов не знал и не мог знать о том, что у К требовали денежные средства, он лишь принял участие в избиении. Действия Абидова в этой части должны быть квалифицированы по ч. 2 ст. 112 УК РФ.

По эпизоду обвинения Абидова по ст. 222 УК РФ, также приводя свой анализ перечисленных в приговоре доказательств, утверждает, что Абидов не имел никакого отношения к действиям, связанным с незаконным оборотом оружия и других предметов. При этом обращает внимание, что время окончания деяния в приговоре указано как март 2008 г., вместе с тем. ОПТ, куда, по мнению суда, входил Абидов прекратила свое существование в январе 2008 г.

Полагает, что положенные в основу указанного обвинения в качестве доказательств показания свидетеля Ч являются недостоверными были даны с целью оговора. При этом Ч является наркозависимым, осужден за действия с незаконным оборотом наркотиков, вследствие чего к его показаниям следовало отнестись критически.

Не согласна с осуждением Абидова по ст. 210 УК РФ. Анализируя судебную практику, несмотря на признание Абидовым своей вины в этом, отмечает, что Абидов юридически не грамотен и не может с этой позиции оценивать свои действия. Полагает, что судом не доказаны и не приведены в приговоре необходимые признаки организованного преступного сообщества, не описана роль и участие Абидова в нем, не доказана его осведомленность об этом, связь с другими участниками ОПТ, кроме Бугуева, с которым он был знаком на почве общих спортивных интересов. Никого из других осужденных, признанных виновными в организации ОПТ, Абидов не знал и доказательств обратному в приговоре не приведено. Кроме того, в действиях Абидова отсутствует указанный состав преступления и по тем основаниям, что в отношении К его действия подлежат квалификации лишь по ч. 2 ст. 112 УК РФ, которая не является тяжким или особо тяжким преступлением.

С учетом своих доводов просит действия Абидова по эпизоду с К переквалифицировать на ч. 2 ст. 112 УК РФ, снизить наказание и освободить от него вследствие истечения срока давности, в остальной части обвинения - оправдать.

Осужденный Косенков АО. в апелляционной жалобе также ссылается на нарушения УПК РФ при производстве по уголовному дел, в т.ч. и на участие в проверке показаний Лотошникова на месте в качестве понятого К , который впоследствии был включен в состав следственной группы по делу № , ознакамливал с материалами дела (т. 126 л.д. 65), фактически не имея на то полномочий.

Данный факт был признан судом, который в своем определении по итогам предварительного слушания указал, что это являлось препятствием к дальнейшему участию К в качестве следователя но не является основанием к возврату дела прокурору.

Также описывает обстоятельства, исключающие участие в суде у Мазурина в качестве защитника адвоката Васильева, адвоката Агафонова являющегося супругом потерпевшей А по эпизоду С,

адвоката Щеголева в силу родства с подсудимым Дружинным.

Считает необоснованным ссылку суда на его судимости от 23 мая 2008 г. и от 20 ноября 2008 г., т.к. они являются погашенными.

Обращает внимание, что на период инкриминируемых деяний судим не был.

Полагает необоснованным ссылку суда на стр. 243 приговора на отрицательную характеристику, которая была выдана на некоего Косенкова А В и вывод о том, что Косенков А.В характеризуется отрицательно. Согласно приобщенным к делу характеристикам, за исключением из СИЗО, он характеризуется положительно. Считает, что суд ошибочно не учел его положительно характеризующие данные, что повлияло на размер наказания.

Просит приговор отменить, дело вернуть на новое рассмотрение или прокурору.

В дополнении № 1 от 11 февраля 2015 года Косенков АО. обращает внимание на многочисленные, по его мнению, существенные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные на предварительном следствии и в ходе судебного разбирательства.

Ссылаясь на положения ст.46 УПК РФ, постановления и определения Конституционного Суда РФ, считает, что следователем К нарушено его право на уведомление в установленном законом порядке о возбуждении в отношении него уголовного дела, не разъяснено право на приглашение или назначение адвоката, тем самым он был лишен права на защиту в период с 21 марта по 30 апреля 2009 года, своевременное принесение возражений, обжалование постановления. Полагает, что указанные нарушения являются существенными, полученные в указанный период времени доказательства - недопустимыми, что влечет отмену приговора с направлением уголовного дела прокурору для устранения указанных нарушений либо с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство.

Ссылается на нарушения УПК РФ при производстве экспертиз Анализируя положения ст. 195, 198 УПК РФ, Определение Конституционного Суда РФ от 18 июня 2004 года № 206-О, считает, что следователь своевременно не ознакомил его с постановлениями о назначении экспертиз, перечень которых указывает в жалобе, не разъяснил права, чем лишил его права на защиту. От одновременного ознакомления с постановлениями и заключениями судебных экспертиз он отказался ходатайствовал о назначении дополнительных экспертиз, в чем ему было отказано. В принятии жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ также необоснованно отказано. Считает незаконным отказ суда в удовлетворении его ходатайства о признании недопустимыми доказательствами заключений судебных экспертиз при рассмотрении уголовного дела по существу.

Считает, что при возбуждении уголовного дела № в отношении него по ч.2 ст.210 УК РФ нарушены предусмотренные ст. 144 УПК РФ процессуальные сроки.

Полагает, что нарушено его право на защиту при предъявлении обвинения в рамках уголовного дела № по ч.2 ст.210, ч.2 ст.209, п. «а, ж, з, и» ч.2 ст. 105 УК РФ, выразившееся в том, что он не был заблаговременно извещен в установленном ч.2,3 ст. 172 УПК РФ порядке о дне предъявления обвинения. Суд необоснованно в ходе предварительного слушания отказал в удовлетворении его ходатайства о нарушениях ст. 172 УПК РФ.

Анализируя протокол проверки показаний на месте обвиняемого Расова от 19.02.09 года (т.63 л.д.62-64) в части показаний в отношении некого Ш , считает, что его следует признать недопустимым доказательством. Не согласен с решением суда об отказе в удовлетворении его ходатайства по этому обстоятельству.

Считает, что протокол опознания по фотографии обвиняемым Расовым от 25.04.09 года является недопустимым доказательством, поскольку не соблюдены требования ч.7 ст. 193 УПК РФ. Не согласен с решением суда по данному ходатайству.

Обращает внимание на то, что в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого от 20 мая 2009 года (т.66, л.д. 157-169) эпизод по причинению смерти А отсутствует, в обвинительном заключении по уголовному делу № 903201 этот эпизод ему вменен (т. 167 часть 38 стр.9342- 9348).

Просит признать, что в период времени с 21 марта 2009 года по 30 апреля 2009 года он был лишен права на защиту; приговор отменить и передать дело на новое судебное разбирательство либо возвратить прокурору.

Дополняет, что положительные характеристики, на которые ссылался в жалобе от 17 июля 2014 года, находятся в т. 196 л.д. 113-117. Просит обратить на них внимание.

Дополняет жалобу в части, касающейся незаконного участия в деле следователя К свидетельствующими о проведении К следственных действий.

В дополнении № 2 от 12 февраля 2015 г. Косенков АО. обращает внимание на ознакомление его и защитника со 115 томами, хотя фактически материалы содержались в 129 томах, чем нарушено его право на защиту. Не согласен с отказом суда в удовлетворении его ходатайств об ознакомлении с томами 116-129, вещественными доказательствами по делу непосредственно в судебном заседании. Не исследованы судом диски с видеозаписями протоколов проверки показаний на месте обвиняемого Расова от 19.02.09 года (т.63 л.д.62-64), подозреваемого Лотошникова от 21.03.09 года (т.66, л.д. 121-124) и многие другие без указания конкретных данных. Ходатайство Митянина о просмотре видеозаписи допроса Р судом было удовлетворено, но просмотр не осуществлен. Нумерация листов дела имеет подчистки и исправления, появилась после ознакомления подсудимых и защитников с материалами уголовного дела, после выполнения ст.217 УПК РФ. Указанные обстоятельства дают основания полагать, что уголовное дело перешивалось и перенумеровывалось. Ходатайство в ходе выполнения требований ст.217 УПК РФ привести дело в надлежащий вид следователем оставлено без удовлетворения. Копию постановления приобщает к жалобе Просит приговор отменить и передать дело на новое судебное разбирательство либо возвратить прокурору.

В дополнении № 3 от 16 февраля 2015 года Косенков обращает внимание на несоответствие оригинала приговора и копии, выданной ему, поскольку оригинал распечатан на одной стороне листа, а копия - на двух. Анализируя приговор в части осуждения по ч.2 ст.209, ч.2 ст.210, п. «а, ж, з, к» ч.2 ст. 105 УК РФ полагает, что квалификация по ст.209 УК РФ является излишней Ссылаясь на Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 12 от 10.06.2010 года, считает, что судом не установлены обстоятельства указывающие на создание в 2005 году им и иными лицами наряду с участием в преступной организации устойчивой вооруженной группы (банды Считает необходимым исключить из приговора ч.2 ст.209 УК РФ, из ч.2 ст.105УКРФп. «з».

Указывая, что виновность в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.210 УК РФ, подтверждается лишь показаниями подсудимого Расова свидетелей К Ч Т по ст.209 УК РФ показаний не имеется, делает вывод об отсутствии конкретных доказательств его причастности к совершению инкриминированного преступления. Считает что суд необоснованно положил в основу приговора данные в ходе следствия показания свидетелей Т , Ч , поскольку в судебном заседании оглашенные показания они не подтвердили. Полагает, что суд необоснованно не принял во внимание показания подсудимых Ошкадерова Павлова, Дружинина, Бугуева, Абидова, Семяшкина в части его неучастия в группировке. Полагает, что вывод суда о его вхождении в состав преступной организации, не подтвержден доказательствами. Ссылаясь на п.7 Постановления Пленума ВС РФ от 10.06.10 года № 12, о том, что уголовная ответственность по ч.2 ст.210 УК РФ наступает с момента вхождения в состав преступной организации и с этого момента преступление в форме участи в преступной организации считается оконченным (п. 15 Постановления), делает вывод о том, что суд не установил обстоятельства его вхождения в состав организации с указанием места, мотивов, целей. На основании изложенного считает необходимым исключить из приговора вывод суда о вхождении его в состав « » преступной организации, банды. Полагает, что вывод суда о главенстве Расова в отдельном структурном подразделении, не основан на доказательствах подтверждающих наличие такого признака структурного подразделения как наличие лидера в нем, в связи с чем признать участниками структурного подразделения нескольких лиц не представляется возможным. Суду надлежало описать занимаемое этим структурным подразделением положение в « преступной организации и указать в чем конкретно выразилась обособленность данной группы. Считает, что выводы суда о том, что он, состоя в преступной организации и банде, принимал непосредственное участие в совершении конкретных преступлений по указанию «старших », имеющееся огнестрельное оружие боеприпасы использовались им, Мазуриным при совершении ряда преступлений, не основаны на доказательствах, в связи с чем подлежат исключению из приговора. Не мотивирован вывод суда о том, что хранение перевозка и ношение огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств обеспечивалось участниками преступной организации и преступной банды Косенковым, Мазуриным. Выводы суда об осведомленности и согласии Леонова, Митянина и Трофимова на убийство К , В , К П материалами дела не подтверждены, в связи с чем, подлежат исключению из приговора. Не согласен с выводом суда о том, что участие Мазурина с Косенковым в совершенных убийствах подтверждено фонограммой разговора между Леоновым и Ошкадеровым. Считает, что судом искажен текст. Изложенная в приговоре версия показаний подсудимого Лотошникова в части получения им (Косенковым) заработной платы не соответствует показаниям Лотошникова в суде 19.12.2011 года (т. 196 л.д. 139-175). Не подтвержден доказательствами вывод суда о передаче Расовым Трофимову в качестве обязательного взноса денежных сумм. В описательно-мотивировочной части приговора не конкретизированы действия каждого осужденного. Просит приговор отменить как незаконный, необоснованный, несправедливый.

В дополнении № 4 от 17 февраля 2015 года Косенков АО. оспаривает причастность к убийству К Вывод суда о том, что он произвел в голову К выстрел из пистолета, причинив не совместимые с жизнью телесные повреждения, от которых последний скончался, является необоснованным, поскольку тело не обнаружено, судебно-медицинские экспертизы не проводились, каких-либо следов предполагаемого убийства не обнаружено, не установлен пистолет, использованный при совершении убийства. Таким образом, по данному факту объективных доказательств подтверждающих смерть К , по мнению автора жалобы, не добыто Полагает, что по предъявленному обвинению в совершении убийства К он должен быть оправдан.

Суд необоснованно положил в основу приговора противоречивые показания заинтересованных в исходе дела подсудимых Расова и Лотошникова при том, что в рамках уголовного дела № по факту исчезновения К которое было 4.04.07 года соединено в одно производство с уголовным делом № и№ имел место факт фальсификации в отношении него доказательств: протокол явки с повинной С (т.25,л.д.12-17), протокол допроса подозреваемого С (т.25, л.д. 18-29), протокол предъявления для опознания по фотографии (т. 24 л.д. 205-209, т.25 л.д.30-33), протокол допроса свидетеля Э (т.24 л.д.200- 204), Б (т.25 л.д.49-51), установленный судом (стр.115 приговора). В производстве по уголовным делам № и принимал непосредственное участие следователь К т.25, л.д. 101-102), который в дальнейшем расследовал уголовное дело № (т.34 л.д.З). На основании указанных сфальсифицированных доказательств он и Мазурин незаконно задержаны и содержались под стражей, 25.09.07 года дело прекращено, из-под стражи освобождены.

Обращает внимание на то, что Расов, Лотошников и Ошкадеров незаконно содержались в одной камере № СИЗО г. Данное обстоятельство является веским основанием относиться к показаниям указанных лиц критически. Не проводилась ни следствием, ни судом экспертиза на предмет обнаружения в багажнике автомобиля, на котором по версии следствия перевозили труп К , следов. Не принял суд надлежащих мер для проверки его и Мазурина алиби на день предполагаемого убийств . Не вызвал и не допросил в качестве свидетелей М М М М не устранил противоречия, имеющиеся в показаниях Расова и Лотошникова относительно его алиби в части указания населенных пунктов. Просит приговор отменить, по п. «а, ж, з, к» ч.2 ст. 105 УК РФ (убийство К оправдать.

В дополнении № 5 от 20 февраля 2015 г. Косенков А.О. считает приговор в части осуждения за убийство П необоснованным незаконным и несправедливым. Обращает внимание на то, что в указанный период времени (с 7.06.07 г. по 20.06.07 г.) находился за 1000 км от места совершения преступления, что подтверждено сведениями с УВД на транспорте, показаниями подсудимого Расова об отсутствии его (Косенкова) в это время, которые суд в этой части в приговоре не изложил, и не оценил; подсудимого Мазурина, его (Косенкова) показаниями, то есть не проверил его алиби, не допросил в качестве свидетеля П с которым находился в указанное время. Полагает, что к показаниям подсудимых Расова и Лотошникова следует отнестись критически поскольку установлена их заинтересованность и фальсификация доказательств. Просит приговор отменить, по п. «а, ж, з, к» ч.2 ст. 105 УК РФ в части убийства П оправдать.

В дополнении № 6 от 23 февраля 2015 г. Косенков А.О. не согласен с приговором в части осуждения по факту убийства В и К Полагает, что приговор в части его причастности к убийству В строится исключительно на одних лишь показаниях крайне заинтересованных в исходе дела подсудимых Расова и Лотошникова о том что он, якобы, знал о готовящемся убийстве В и не был против этого. Обращает внимание на противоречия в показаниях Расова. На предварительном следствии Расов утверждал, что В никогда не видел (т.63 л.д.65-67). По фотографии опознал В и пояснил, что видел его с Косенковым (т.63 л.д.93-95). В суде показал, что В видел с Мазуриным (прот. с.з. от 7.12.11 г. стр.25 т. 196 л.д.36-64).

Лотошников отказался от своих показаний на следствии относительно него (Косенкова) и Мазурина. По вопросу фальсификации доказательств по факту убийства В приводит аналогичные доводы, изложенные в дополнении № 4 от 17 февраля 2015 года, где оспаривает причастность к убийству К Обращает внимание, что вопреки требованиям п.6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 7 от 6.02.07 г. суд в приговоре после описания преступного деяния по данному эпизоду не изложил его доводы и не дал им оценку (стр. 102-103 приговора). С приговором по факту убийства К не согласен. Считает, что кроме противоречивых показаний подсудимых Расова и Лотошникова других доказательств его причастности к данному убийству не имеется. Просит приговор отменить, по п. «а, ж, з, к» ч.2 ст. 105 УК РФ (эпизоды убийств В иК ) оправдать.

В дополнении № 7 от 26 февраля 2015 г. указывает, что постановления об удостоверении замечаний на протокол судебного заседания, поданных другими подсудимыми и гособвинителями, определения по результатам разрешения ходатайств, ему не вручались, чем нарушено его право на защиту. Судьей незаконно было отклонены его ходатайства о предоставлении возможности ознакомления со всеми удостоверенными замечаниями, выдаче копий всех определений, возвращена без рассмотрения его апелляционная жалоба на постановление Верховного Суда Республики Коми от 29.10.14 года об ограничении времени на ознакомление.

В дополнении № 8 от 26 февраля 2015 года указывает, что до установления факта существования группировки свидетелям Л Ш потерпевшим Ш Г в суде задавались вопросы о « преступной группировке» как об установленном факте, чем, по его мнению, нарушена презумпция невиновности. Анализируя определения о продлении меры пресечения от 6.03.13 г., 28.05.13 г., 2.10.13 г., 13.12.13 г. приходит к выводу о том, что в них суд выразил свое мнение о виновности подсудимых в инкриминированных преступлениях, что недопустимо. Отмечает, что, отражая в своих промежуточных судебных решениях мнение о виновности подсудимых, задавая вопросы в форме предрешающей их виновность, суд нарушил требования п.2 ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ч.1 ст.49 Конституции РФ и чЛ ст. 14 УПК РФ. Ссылаясь на протоколы судебных заседаний, считает, что задаваемые вопросы гособвинителями носили наводящий и предрешающий виновность характер. Адвокат Шамонин, представлявший его интересы (фактически не оказавший какую-либо юридическую помощь) допускал непозволительные выражения в своих официальных документах «по делу т.н. « группировки» (т.214 л.д.140-141). Обращает внимание на распространение негативной информации о «логиновской преступной группировке» на официальном сайте прокуратуры , интернет-сайтах « ». « », а также в СМИ, что предопределило исход уголовного дела. Указывает, что многие свидетели и потерпевшие по делу пояснили, что о « преступной группировке» им известно из прессы, газет, интернета, телевидения. Указывает, что неоднократно продлевались сроки содержания под стражей обвиняемым по делу без участия защитников, что является нарушением (т. 116, л.д.21-22, 77-78,91- 92, 105-106). Обращает внимание на нарушения принципа состязательности сторон при допросе свидетеля Г (прот.с.з. от 10.04.12 г. стр.48- 50, т. 199 л.д. 18-58), оказание давления на свидетеля С ( ) (прот.с.з. от 10.12.13 г. стр.27-29, т.212, л.д. 129-211). Считает, что судом нарушен принцип справедливости и равноправия сторон. Полагает, что волокита при производстве предварительного расследования повлекла необоснованно длительное его содержание под стражей до суда. На общую необоснованную, по его мнению, продолжительность уголовного судопроизводства по делу, существенно повлияло и крайне затяжное судебное разбирательство и привело к более значительному превышению разумных сроков осуществления уголовного судопроизводства, чем нарушено его право на разбирательство дела в разумный срок. Считает условия содержания в ФКУ СИЗО ГУФСИН России по Республике с 30.04.09 г. бесчеловечными, выразившиеся в отсутствии прогулок после участия в следственных действиях; предоставлении недостаточного времени для принятия душа, нарушении прав при содержании в камерах, карцере предоставлении питания низкого качества, что отразилось на его психологическом и физическом состоянии, а также ограничило его возможность осуществлять свою защиту. Обращает внимание на то, что условия содержания во время судебного разбирательства, ознакомления с материалами дела также повлияли на качество его защиты. Судом необоснованно не осуществлены допросы свидетелей З Ч ., Б по причине неустановления их места п азано в удовлетворении ходатайства об оглашении объяснений З (т.115 л.д. 173), после установления места нахождения стороной защиты свидетеля Б - в вызове его в суд (прот. с.з. от 26.03.14 г. стр. 1-2, т.216 л.д. 163-251), что повлияло на законность принятого решения. Просит признать, что в рамках уголовного дела № в отношении него были нарушены ст.ст.3,6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод; ст.ст.21.49 Конституции РФ, ст.ст.6.1, 9, 14 УПК РФ.

Просит приговор в отношении него отменить с передачей дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции либо с возвращением уголовного дела прокурору.

Адвокат Шамонин К.А. в защиту Косенкова А.О. в апелляционной жалобе полагает недоказанной его вину по всем эпизодам. Считает, что приговор основан на противоречивых и непоследовательных показаниях других осужденных. Противоречия судом не устранены и с учетом требований ст. 14 УПК РФ приговор подлежит отмене, Косенков оправданию по всем составам преступлений.

Осужденный Митянин А.С. в апелляционной жалобе указывает, что отсутствие в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительном заключении редакций статей, по которым ему было предъявлено обвинение, нарушило его право на защиту, затруднило ее осуществление, а уточнение судом редакции уголовного закона свидетельствует, что суд взял на себя функцию обвинения, что противоречит требованиям УПК РФ.

Полагает, что соединение 28 апреля 2009 г. уголовного дела в одно производство с делом № произведено с нарушениями УПК РФ ссылаясь на положения ст. 162 УПК РФ, утверждает, что по делу нарушены сроки предварительного расследования, его неинформировали о продлениях сроков следствия, что лишало возможности обжаловать действия следователя. Также его не знакомили с постановлениями о производстве расследования группой следователей, с составом группы не знакомили, право на отвод не разъяснялось.

Один из следователей, К , не являлся надлежащим должностным лицом, правомочным проводить расследование, т.к. был принят на работу в СУ СК при прокуратуре 20 мая 2009 г., а в состав следственной группы включен 7 мая 2009 г.

Просит приговор отменить, полностью оправдав по всему объему обвинения.

В дополнениях от 17 марта 2015 г. Митянин А.Н. ссылается на незаконность состава суда, на нарушения разумных сроков судопроизводства. Указывает, что адвокат Васильев И.Ю., представлявший интересы Мазурина М.С. в судебном заседании с 18 апреля 2011 года, с 14 августа 2003 года входил в следственную группу в качестве следователя по расследованию данного уголовного дела, что является нарушением требований ст.72 УПК РФ. В связи с изложенным считает все процессуальные решения, принятые судом до замены адвоката 15.09.11 года (т. 193, л.д.214 оборотная сторона), доказательства, исследованные судом незаконными. Считает незаконным отказ в удовлетворении ходатайства об отводе адвокату.

Полагает, что заключение фоноскопической экспертизы не может быть положено в основу обвинения, поскольку получение образцов его голоса проведено с нарушением требований закона. В проведении дополнительной экспертизы судом необоснованно отказано.

Считает, что нарушено его право на защиту при допросе свидетеля под псевдонимом С Не устранены противоречия во времени совершения убийства С его описании, не проверено его (Митянина) алиби.

Считает незаконными постановления о соединении уголовных дел №

и № в одно производство (т.34 л.д. 131-134), приостановлении производства по делу (т. 13 л.д. 169), приостановлении предварительного следствия от 27.04.04 года. Обращает внимание на нахождение в местах лишения свободы с 2003 года по 2008 год, в связи с чем, не мог заниматься преступной деятельностью.

Нарушено его право на защиту при ознакомлении с заключением эксперта 27.04.09 года, постановлениями о назначении судебных экспертиз с 22 апреля по 25 мая 2009 года, поскольку не было адвоката (т. 109, л.д.44).

Нарушена процедура возбуждения и передачи уголовного дела по ст.210 УК РФ, истекли сроки давности согласно ст.78 УК РФ.

Не согласен с квалификацией его действий по ст.ст.209, 210 УК РФ.

Обращает внимание на то, что в постановлении о создании следственной группы от 7 мая 2009 года указан Коробов И.В., не являющийся сотрудником СК РФ по Республике Коми.

Протокол судебного заседания от 6.05.2011 года имеет двойную нумерацию листов дела (т. 190). Допрошенный в судебном заседании свидетель под псевдонимом по обстоятельствам создания преступной организации является свидетелем П при допросе которого он (Митянин) был лишен возможности выяснить у свидетеля время место, обстоятельства вступления в группировку, поскольку, по мнению суда, такие вопросы обличают свидетеля. Считает, что в приговоре не указано в чем заключалось активное волевое поведение его на различных временных стадиях вменяемых ему преступлении. Вывод суда о создании осенью 1998 года Митяниным, Леоновым, Трофимовым и Бугуевым преступной организации « противоречит исследованным материалам, в частности, согласно сведениям требований о судимости осенью 1998 года Митянин, Трофимов, Леонов содержались под стражей.

Анализируя показания свидетелей К К , П В ,Б , считает, что они опровергают показания Бугуева Ошкадерова, Расова и Пашкова о его причастности к инкриминируемому преступлению.

Полагает, что его причастность к убийству Ч не доказана. Не согласен с отказом суда в применении положений ст.78 УК РФ по данному преступлению. Не согласен с отказом суда в удовлетворении его ходатайства по опознанию трупа Ч (т.214 л.д.222). Полагает, что заключение экспертизы № 482 от 2.07.99 года по трупу Ч не может быть положено в основу его обвинения по данному преступлению, поскольку содержит противоречия. Оспаривает законность протокола опознания трупа анализируя показания свидетеля В .

Обращает внимание на то, что не был обеспечен защитником с момента задержания 12.01.08 года по 27.05.09 года, право иметь адвоката ему не разъяснялось. Полагает, что адвокатом Зашихиным В.Л. ему оказывалась не квалифицированная юридическая помощь.

При выполнении требований ст.217 УПК РФ ознакомился только со 115 томами из 129, в отсутствие защитника.

В протоколах судебных заседаний от 19.12.2011, 13.02.2012 года и последующих неверно указаны инициалы адвоката Васильева.

Назначенный судом адвокат Рожицын Д.А. формально осуществлял его (Митянина) защиту. При этом позиция как этого адвоката, так и Зашихина, противоречили его позиции.

Полагает, что обвинительное заключение утверждено за рамками предусмотренного 12 месячного срока, а он незаконно содержится под стражей.

В протоколе судебного заседания от 19.05.2011 года (т. 190 л.д. 117) неверно указан год постановлений, исследованных судом.

Полагает, что незаконно отказано в заявленном им отводе прокурорам Республики Коми, ходатайстве об исследовании постановлений о прекращении уголовного преследования в отношении Бугуева, Ошкадерова Расова (т.211 л.д.29 оборот).

Считает необоснованным отказ суда (т. 211 л.д. 29) в оглашении постановлений о прекращении уголовного преследования в отношении Бугуева, Ошкадерова, Расова (т. 58 л.д. 86-87, т. 63 л.д. 97-98, т. 64 л.д. 78- 79).

Предвзятость к нему со стороны обвинения усматривает в том, что по ряду его исков к прокуратуре о защите чести и достоинства были приняты положительные решения.

Просит приговор отменить, вынести оправдательный приговор.

Адвокат Рожицын Д.А. в защиту Митянина А.Н. в апелляционной жалобе указывает, что: - в основу обвинения по ст.ст. 209 и 210 УК РФ судом положены показания Бугуева, Расова и Ошкадерова, к которым следовало отнестись критически, поскольку они после задержания фактически заключили сделку о сотрудничестве и стали давать «нужные» следствию показания во многом являющиеся оговором, в частности, в отношении Митянина; - в оговоре Митянина был заинтересован и свидетель П чтобы смягчить степень своей вины;

- показания остальных (приводит перечень фамилий) о роли Митянина в банде и ОПТ, его участии в них, носят общий характер, являются предположением и не доказывают вину Митянина; - с 2003 г. Митянин находился в местах лишения свободы и никак не мог не только участвовать в ОПТ, но и руководить ею; - вывод суда о том, что Митянин после задержания в 2003 г. продолжал руководить по телефону несостоятелен, т.к. постановление о прослушивании телефонных переговоров Митянина было вынесено лишь в 2007 г., до этого времени «прослушка» не проводилась принадлежность указанного в постановлении номера телефона именно Митянину не установлена и документально не подтверждена, экспертизы о тождестве голоса не проводились; - никто из допрошенных лиц не указывал, что Митянин причастен к действиям, связанным с незаконным оборотом оружия и боеприпасов, у него самого ничего не изымалось; - не доказана вина и в убийстве Ч , положенные в основу данного обвинения показания Расова, Ошкадерова и свидетеля П , являются недостоверными по вышеизложенным обстоятельствам, факт знакомства Митянина с Ч ничем не подтвержден, при том, что Митянин с осени 1998 г. по весну 1999 г. находился в местах лишения свободы; - отсутствуют по делу бесспорные доказательства причастности Митянина и к убийству С , а те доказательства, которые приведены в приговоре (показания засекреченного свидетеля С опровергаются показаниями С ,П а, Г ,Р ,Т ; - по эпизоду принуждения к сделке К и убийству К вина Митянина также не нашла подтверждения, а показания Бугуева о некой причастности к этому Митянина являются предположением и носят неконкретный характер, иных доказательств в приговоре не приведено; - по эпизоду убийства К в обоснование виновности Митянина суд положил показания Расова, Ошкадерова и свидетеля П , которые не смогли пояснить мотив, дату, их показания опровергаются показаниями Митянина и Салисова, Микушева, Павлова, который прямо заявил, что убийство совершил он и по собственной инициативе; - отсутствуют по делу доказательства причастности Митянина и к вымогательству у Г - по эпизоду похищения С и покушения на его убийство показания Расова, Ошкадерова и свидетеля П , являются оговором и не подтверждаются другими доказательствами; - нет доказательств причастности Митянина и к другим инкриминируемым ему деяниям, а те доказательства, которые приведены судом не выдерживают критики, противоречат друг другу, выводы об этом являются предположением или основаны на показаниях заинтересованных лиц.

Подводя итог своим доводам, делает вывод о том, что положенные в основу обвинения по всем эпизодам показания допрошенных лиц содержат массу нестыковок и противоречий, которые суд не устранил вследствие чего вынес незаконный приговор. В связи с этим просит отменить в отношении Митянина А.Н. обвинительный приговор и оправдать его по всем эпизодам.

Осужденный Литвиненко Е.Н. в апелляционной жалобе считает незаконным свое осуждение по ч. 2 ст. 162 УК РФ (по эпизоду нападения и хищения имущества Ф ).

Анализируя показания свидетеля П в ходе предварительного расследования и в судебном заседании, отмечает, что его вина не доказана, а выводы суда об этом - несоответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Подвергает сомнению показания П в которых упоминается его фамилия как участника нападения. Утверждает, что П не мог давать такие показания следователю О который не принимал участия ни в одном из возбужденных уголовных дел.

Просит приговор отменить и прекратить в отношении него уголовное преследование.

Осужденный Чермянин С.А. в апелляционной жалобе не согласен с квалификацией своих действий по эпизоду с К как вымогательство, т.к. телесные повреждения были причинены не в связи с корыстными требованиями, а на почве личных взаимоотношений. При этом планов не разрабатывали, роли не распределяли.

Утверждает, что действовали не в составе организованной группы, а лишь по предварительному сговору между собой. Причем в нападении участвовали он, Абидов и К . Ошкадеров фактически выступил как заказчик, попросив разобраться с К , с которым у того были конфликтные отношения. Чеботарев участия не принимал.

Полагает, что его действия должны быть квалифицированы по ст. 112 УК РФ.

Считает чрезмерно суровым назначенное наказание. Указывает, что суд не принял во внимание положение семьи, наличие на иждивении родителей-инвалидов, заглаживание материального и морального вреда потерпевшей И

Просит приговор изменить, переквалифицировать его действия по эпизоду с К на ч. 2 ст. 112 УК РФ и смягчить наказание.

В дополнениях от 17 февраля 2015 г. Чермянин С.А. не согласен с выводами суда о его участии в вымогательстве у К о доказанности сговора на это с другими лицами. Указывает, что факт получения от К за период с 2005 по 2007 гг. денег в сумме 194 тыс. руб. не доказан, не принято во внимание, что по показаниям Ошкадерова именно тот получал переданные потерпевшим деньги.

Анализируя показания Ошкадерова, Абидова, К и свои, делает вывод о недоказанности своего участия в требованиях у К денег утверждает, что телесные повреждения ему причинил не в этой связи, а на почве конфликтных отношений потерпевшего с Ошкадеровым и по просьбе последнего.

Выражает недоумение, на каком основании по эпизоду в отношении К были осуждены другие лица, не имеющие никакого отношения к данному эпизоду.

Считает, что судебное разбирательство проводилось с обвинительным уклоном и в интересах стороны обвинения.

Подвергая критике выводы суда, отмечает, что место и время сговора на вымогательство у К не установлено, не указано, кто организовал данное преступление. Не принято во внимание, что в указанные периоды времени Леонов и Митянин находились в местах лишения свободы и не могли влиять на действия непосредственных исполнителей. Сам К показывал, что он ни с кем, кроме Трофимова как соседа по парковочной стоянке и Ошкадеровым, не знаком.

Высказывает предположение о том, что владельцем фирмы, где работал К , являлся затем убитый М брат осужденного Митянина. К в просто воспользовался ситуацией чтобы «прибрать бизнес М через обращение в правоохранительные органы о якобы совершаемом в отношении него вымогательстве.

Не согласен с тем, что суд принял во внимание показания на следствии свидетеля Ч об участии в избиении Чеботарева которые свидетель не подтвердил в судебном заседании.

О том, что к избиению К причастны трое лиц, т.е. не Чеботарев, указывалось и в рапорте сотрудника УФСБ Л (т. 21 л.д. 157).

Приводимое К описание примет трех нападавших не совпадает с данными Чеботарева.

Считает, что его действия подлежали квалификации по последствиям (легкий вред здоровью) и в составе простой, а не организованной группы лиц.

Полагая неправильной квалификацию его действий в отношении С анализируя приведенные в приговоре по данному эпизоду доказательства, указывает, что автомашину у С забрали в счет компенсации образовавшейся по его вине недостаче в баре, о которой давали показания не только свидетели по данному эпизоду, но и сам С

Не принято судом во внимание, что С в своем заявлении прямо указывал, что автомашину у него забрали в счет имеющегося у него перед работодателем Б долга.

Считает, что исследованными доказательствами подтвержден факт недостачи по вине С вследствие чего и была забрана его автомашина. При этом Леонов, Митянин и Трофимов не имеют никакого отношения к данному эпизоду.

По эпизоду вымогательства у И (псевдоним ) отмечает что вину признал, загладил причиненный вред, хотя и не согласен с такой квалификацией его действий. Утверждает о непричастности к данному деянию осужденных Леонова, Митянина, Трофимова, Чеботарева и Дружинина, отсутствие у самого корыстных побуждений, настаивает что потерпевшая его неправильно поняла, и он действовал в интересах Федерации . Получаемые от И деньги не присваивались, а шли на развитие спорта.

Не согласен с обвинением по ст. 132 УК РФ, т.к. никаких действий в отношении потерпевшей Б не совершал. Считает, что данный эпизод умышленно «сфабрикован» органом предварительного расследования, чтобы лишить его возможности рассмотрения дела с участием присяжных заседателей.

Анализируя по данному эпизоду показания П , К потерпевшей, Семяшкина и свои, обращает внимание на многочисленные неустраненные противоречия, заинтересованность П в их с Семяшкиным оговоре в силу особого рода отношений с потерпевшей которая даже в судебном заседании не указывала на него. На период инкриминируемых событий у него было алиби. По его ходатайству был сделан запрос о детализации его телефонных соединений на февраль 2004 г. Однако информацию о полученном ответе ему не сообщили Указывает, что Семяшкину на тот период времени было лишь 16 лет, и он не мог совершить инкриминируемое им обоим деяние, что свидетельствует об их оговоре.

Ссылается на нарушения права на защиту, нарушения принципа презумпции невиновности, длительность рассмотрения дела судом необоснованное неоднократное продление срока своего содержания под стражей, принятие такого решения не в отношении каждого индивидуально, а всех сразу.

Указывает, что:

в ходе предварительного расследования по делу проводились многочисленные экспертизы, но с постановлениями о их назначении его знакомили несвоевременно, в силу чего он был лишен возможности поставить экспертам дополнительные вопросы. Данные нарушения были констатированы и судом в постановлении о назначении предварительного слушания (т. 190 л.д. 139-155); - по эпизодам вымогательства у К и И его не ставили в известность о проводимых следственных действиях, хотя он содержался под стражей; - о том, что его привлекают к ответственности по указанным эпизодам он узнал лишь при ознакомлении с окончательным обвинением (т. 199 л.д. 59-62); - защищающий его интересы адвокат Ердяков В.П. был некомпетентен о чем свидетельствует постановление суда от 8 августа 2011 г. (т. 192 л.д. 148), в котором указывается об оплате адвокату за изучение томов уголовного дела, в которых отсутствует какая-либо информация связанная с его, Чермяниным, обвинением; - суд еще до вынесения приговора предрешил вопросы их виновности назвав их в сопроводительной об этапировании «членами ОПТ»

(т. 188 л.д. 38), об этом сообщал и руководитель ГУФСИН России по , так их называла и администрация СИЗО (т. 195 л.д. 199); - переданная органом предварительного расследования заранее в СМИ информация, публикации, связанные с их делом, фотографии, ставят под сомнение результаты проведенных в последующем опознаний и других следственных действий, затрудняла его защиту; - несмотря на решение суда г. Сыктывкара в т. 194 на л.д. 96 о констатации нарушения их прав, суд в приговоре не оценил данное постановление; - не отреагировал суд и на заявление Литвиненко о нарушении их прав средствами массовой информации, публиковавших до оглашения приговора различные статьи, содержащие негативную информации; - были нарушены права на защиту Нестерова, выразившиеся в том, что защищавший его адвокат Косырев А.П. в заявлении в т. 201 л.д. 169 называл его членом ОПТ; - о принадлежности всех осужденных еще до приговора к ОПТ показывал свидетель Б сообщая, что об этом известно всей Республике; - об оговоре свидетельствуют и показания свидетеля Т который прямо указал, что его, Чермянина, фамилию ему назвал следователь;

- свидетели Ч ,К ,П ,С ( ) и многие другие также об их принадлежности к ОПТ узнали из СМИ, газет и Интернета, после чего и давали такие показания; - неблагоприятные условия его содержания под стражей в СИЗО также сказались на его готовности к защите, невозможности должным образом опровергать доводы обвинения; - при назначении наказания суд не принял во внимание, что он длительный период времени (более 7-ми лет) содержался под стражей; - органы предварительного расследования умышленно затягивали его ознакомление с делом (т. 127 л.д. 74-86), допускали волокиту; - по вине участвующих в суде первой инстанции государственных обвинителей, их неподготовленности к судебным заседаниям рассмотрение дела продолжалось длительный промежуток времени, при этом суд шел на поводу стороны обвинения, откладывал заседания, а им, осужденным в аналогичных ситуациях, не предоставлял времени для подготовки допроса того или иного потерпевшего и свидетелей исследования письменных материалов дела; - его показания о роли Трофимова в приговоре на л.д. 24-25 искажены таких показаний он не давал, что видно из протокола судебного заседания; - в нарушение права на защиту суд необоснованно отказал в допуске в качестве «гражданского» защитника его отца Ч (т. 191 л.д. 160, 161-163); - при определении наказания суд не принял во внимание, что его родители являются инвалидами.

Просит приговор изменить, смягчить наказание, применить в отношении него и Абидова закон о менее тяжком преступлении переквалифицировать его действия по эпизоду с Коюшевым на ст. 112 УК РФ, по эпизоду с И -на ч. 1 ст. 163 УК РФ, по эпизоду с С - на ч. 2 ст. 330 УК РФ, оправдать по эпизоду с Б , признать нарушения его прав на защиту и отреагировать на волокиту органа предварительного расследования и длительное рассмотрение дела судом.

Адвокат Точеный А.П. в защиту Чермянина С.А. в апелляционной жалобе считает чрезмерно суровым назначенное наказание. Отмечает, что Чермянин вину фактически признал, дал подробные и правдивые показания, содержится под стражей более 6-ти лет, в содеянном раскаялся, не судим, имеет постоянное место работы и жительства характеризуется положительно, родители - пенсионеры и имеют различные тяжелые заболевания, возместил ущерб И и С , в связи с чем, просит смягчить назначенное наказание.

В дополнении адвокат Точеный А.П. указывает, что судом необоснованно не применены положения ст. 64 УК РФ и решение об отсутствии оснований к этому не мотивировано. Просит дополнительно учесть возмещение вреда потерпевшей И о чем та заявила в судебном заседании 13 мая 2013 г. и что суд не принял во внимание.

Осужденный Микушев И.А. в апелляционной жалобе отрицает свою причастность к ОПТ и банде. Ссылаясь на показания потерпевших свидетелей, других осужденных, обращает внимание, что никто из них ни разу не говорил о его, Микушева, причастности к ОПТ.

Не отрицая факта знакомства с рядом осужденных в силу совместного занятия спортом, указывает, что встречи с ними не носили криминальный характер, ни с кем преступных планов не обсуждал.

Показания свидетеля Н в ходе предварительного расследования (т. 76 л.д. 176-177), на оглашение которых он согласия не давал и которые оглашены в нарушение УПК РФ, носят общий характер и никаких конкретных фактов не содержат.

Указывает, что в отличие от других осужденных имел постоянную работу, хорошие заработки, т.е. у него не было повода заниматься преступной деятельностью с целью обогащения.

Для подтверждения данного обстоятельства он ходатайствовал о запросе в Пенсионный Фонд, в котором необоснованно отказали.

Отказ суда в ознакомлении с вещественными доказательствами (изъятым в гараже № ГСК « оружием и другими предметами расценивает как нарушение права на защиту.

Полагает необоснованным и осуждение по ст. 222 УК РФ, т.к никакого отношения к оружию и другим предметам не имел.

Ссылка Бугуева в явке с повинной на то, что он, Микушев, отвечал за оружие в группировке является его предположением, что он подтвердил в судебном заседании. Никто из других осужденных не смог подтвердить его причастность к незаконным действиям с оружием и выводы суда о том, что в группировке он отвечал и следил за оружием, его техническим состоянием, ничем не подтверждаются являются предположением.

Полагает недостоверными показания в суде и на следствии свидетеля Ч

Несогласен с признанием его виновным по ч. 1 ст. 30 и ч. 2 ст. 105 УК РФ, т.к. данного преступления не совершал и достоверных доказательств этому в приговоре не приведено. Точная дата не установлена и суд лишь ограничился указанием лета 1999 г. Такой растянутый промежуток времени не позволил заявить об алиби, должным образом его проверить, что является нарушением права на защиту. При этом мотив также не установлен, личность коммерсанта из-за которого собирались убить К не выяснена. В чем выразились его действия по приготовлению, место, где они были совершены, не описаны в приговоре. Никто из других осужденных или свидетелей, в т.ч. и П , на которого ссылается суд, не давали информации о данном преступлении. Ссылки П на его, Микушева, участие, расценивает как предположение, не подтверждающееся другими доказательствами При этом обращает внимание, что П упоминает и других осужденных, которым обвинение по данному эпизоду не предъявлялось.

Указывает, что даже если принимать во внимание показания А и Л из них не следует вывод, что К собирались убить.

Выражает недоумение, почему органы предварительного расследования не предъявляли П для опознания, который якобы видел, как за К «гонялись» с автоматом, изъятые в гараже автоматы.

С учетом своих доводов просит приговор отменить и оправдать по предъявленному обвинению.

В дополнении от 5 ноября 2014 г. Микушев И.А. обращает внимание на нарушения УПК при возбуждении уголовного дела по ст. 210 УК РФ. Ссылаясь на соответствующие процессуальные документы имеющиеся в деле, на тома и листы дела, делает вывод о нарушении процедуры возбуждения дела, и, как следствие, незаконности дальнейшего предварительного расследования.

Считает, что органом предварительного расследования были допущены многочисленные нарушения и при возбуждении других уголовных дел, их соединениях, приостановлении следствия, его возобновления, передаче из одного органа в другой. По этим основаниям в ходе судебного разбирательства заявлялось ходатайство о возврате дела прокурору, но суд в нарушение УПК РФ принял решение об его отказе без удаления в совещательную комнату.

Также полагает нарушенными и требования УПК РФ в части сроков предварительного расследования в связи с соединениями различных дел неоднократных возвратов их на доп.расследование.

Как и другие осужденные, приводит данные о незаконном участии К в качестве следователя в связи с принятием участия ранее в качестве понятого в одном из следственных действиях.

Просит приговор отменить и прекратить в отношении него уголовное преследование.

В дополнении от 25 декабря 2014 г. Микушев И.А. обращает внимание на нарушение прав, выразившееся в том, что по окончании следствия он и его защитник адвокат Тебеньков М.В. были ознакомлены лишь с материалами дела в количестве 115 томов, тогда как томов было 129. Указанное нарушение являлось основанием для возврата дела прокурору, о чем заявлялось ходатайство на предварительном слушании и в удовлетворении которого необоснованно отказано.

Кроме того, по окончании следствия ему необоснованно отказали в ознакомлении с вещественными доказательствами по обвинению по ст. 222 УК РФ. Не были представлены для ознакомления данные вещ доказательства и в ходе судебного заседания.

Обращает внимание на несовпадения в номерах изъятых двух автоматов, указываемых в протоколе их изъятия, постановлениях о назначении экспертиз, в самом заключении экспертов.

Отмечает, что в судебном заседании не были исследованы и записи к протоколам проверки показаний на месте Расова, Лотошникова и П . Не была просмотрена запись допроса свидетеля Р несмотря на удовлетворенное об этом ходатайство Митянина.

Одним из оснований возврата дела прокурору считает несовпадение ссылок в обвинительном заключении на тома и листы дела их фактическому содержанию. Большинство листов дела было пронумеровано карандашом, ряд листов имеет двойную и больше нумерацию, в нумерации содержатся многочисленные исправления затертости, в связи с чем, считает, что после ознакомления их с делом следствие вносило изменения в нумерацию листов дела, дело перешивалось и перенумеровывалось, в него добавлялись дополнительные листы.

Просит приговор отменить.

В дополнениях от 23 января 2015 г. Микушев И.А. приводит аналогичные другим осужденным доводы о неуказании редакций статей по которым ему было предъявлено обвинение, расценивает это как нарушение права на защиту.

Ссылается на нарушения разумных сроков расследования и судопроизводства, допущенную волокиту, необоснованные отказы следователя в проведении очных ставок с заявляемыми им лицами необоснованный отказ в повторном ознакомлении при выполнении ст. 217 УПК РФ с некоторыми томами дела (т. 123 л.д. 161), необоснованные в ходе следствия продления сроков содержания под стражей по одним и тем же основаниям (делает ссылки на тома и листы дела),.

Отмечает, что при продлении срока содержания под стражей 30 декабря 2008 г. (т. 62 л.д. 30) не участвовал его адвокат Тебеньков, 28 октября 2010 г. при очередном продлении срока содержания под стражей адвоката вообще не было, в ходе судебного разбирательства Верховный Суд Республики Коми решение о продлении срока содержания под стражей принимал одновременно в отношении всех подсудимых и все время по одним и тем же основаниям. В сопроводительных об их этапированиях в суд председательствующий по делу, предрешив вопрос о виновности, всех подсудимых называл как члены « » ОПТ (т. 188 л.д. 37-39, 233-235, т. 189 л.д. 31-33, т. 190 л.д. 171-173, т. 191 л.д. 36-38, т. 200 л.д. 63-64).

Анализируя доказательства по эпизоду приготовления к убийству К считает недостоверными и противоречивыми показания П .

Еще раз оценивает доказательства по обвинению по ст. 222 УК РФ и делает вывод о несостоятельности выводов суда о его виновности в этом.

Утверждает о непричастности к ОПТ и банде, отсутствие доказательств этому.

Приводя причины, полагает незаконным оглашение показаний Н , отказ суда в приобщении характеристики на свидетеля А приговора в отношении свидетеля Ч в признании недопустимыми доказательствами показания свидетеля П , изъятых у него телефонов, в запросе сведений из Пенсионного Фонда.

Выступая в защиту других осужденных, приводя свое мнение считает, что адвокат Васильев не мог защищать Мазурина, адвокат Щеголев - Литвиненко.

Приводит анализ доказательств, положенных в основу его обвинения и делает вывод о недоказанности его вины по всем эпизодам инкриминируемых деяний и несостоятельности выводов суда об этом.

Считает, что у суда к нему было предвзятое отношение, заявленные ходатайства необоснованно не удовлетворялись, приговор основан на противоречивых доказательств (каких именно и в чем противоречия подробно приводит в дополнении).

Просит приговор отменить и оправдать его по всему объему обвинения.

В дополнении от 31 марта 2015 г. Микушев И.А. выражает несогласие с решением суда первой инстанции об отказе в удовлетворении его и его защитника ходатайств.

Адвокат Тебеньков М.В. в защиту Микушева И.А. в апелляционной жалобе приводит свой анализ приведенных в приговоре доказательств по каждому из инкриминируемых Микушеву эпизодов, дает краткое описание его биографии. Делает вывод о том, что доказательства причастности Микушева в совершению тяжких и особо тяжких преступлений, на которые ссылается суд в приговоре, недостаточны прямые улики отсутствуют, ряд положенных в основу обвинения доказательств, добыты с нарушением УПК РФ или основаны на предположениях и догадках, показания ряда осужденных, потерпевших и свидетелей противоречивы, источники информации не определены. В ходе расследования уголовного дела, ознакомления подсудимых с материалами дела, рассмотрения его в суде, были допущены нарушения УПК, основные принципы уголовного судопроизводства, в т.ч. права на защиту. Существенные противоречия обоснованности обвинения и его доказательств не устранены, имело место со стороны следствия фальсификация доказательств, о чем свидетельствует частичный отказ гос. обвинителей от части обвинения.

Не согласен с квалификацией по ряду составов преступлений.

Применительно к конкретным эпизодам указывает следующее.

Факт приготовления к убийству К ничем не подтвержден показания П об этом являются его предположением, не основанном на других доказательствах, точная дата преступления не установлена, что является нарушением права на защиту и препятствовало выдвинуть алиби. Суд необоснованно отклонил его ходатайство о признании недопустимым доказательством по данному эпизоду показания свидетеля П , отказал в приобщении характеристики на свидетеля А чьи показания также положены в основу обвинения.

Анализируя признаки банды и преступной организации, отмечает их отсутствие по делу, а совместное решение бытовых проблем и проведение досуга не отвечают данным признакам. Наличие у Микушева в записной книжке телефона номеров некоторых осужденных не является доказательством участия Микушева в ОПТ и банде. При этом записи добыты с нарушением УПК, о чем было заявлено в суде и необоснованно отказано. Выводы суда об участии Микушева в банде и ОПТ не основаны на материалах дела, являются предположением Многочисленные свидетели (фамилии которых приводятся в жалобе отрицали причастность Микушева к ОПТ, характеризовали его исключительно с положительной стороны. Никто из допрошенных лиц не смог указать на какие-либо противоправные деяния с участием Микушева. Показания Расова о том, что якобы Микушев отвечал в группировке за оружие, опровергли другие осужденные. А показания Бугуева и П следует оценивать как недостоверные. При этом не принято во внимание и не дано оценки тому, что у Микушева никаких запрещенных предметов не изымалось.

Указанная судом якобы осведомленность Микушева о наличии у других оружия, единого умысла с другими на его хранение и использование при преступлениях, не подтверждается исследованными доказательствами.

Просит оправдать Микушева А.Н. по всем эпизодам вмененных деяний.

Осужденный Трофимов ВТ. в апелляционной жалобе указывает, что возбуждение уг\д № по ст. 210 УК РФ было незаконным, на основе выделенных из дела № материалов, по которому на этот момент были утрачены процессуальные сроки. Также полагает утраченными процессуальные сроки и по делу № , в дальнейшем соединенному с делом № (т. 34 л.д. 186-190).

Ссылаясь на тома и листы дела, считает незаконными процессуальные решения по выделению, приостановлению уголовных дел, их возобновлению, соединению, продлению сроков следствия, в т.ч. и после возвращений дел на доп.расследование.

Полагая, что имели место нарушения ст. 162 УПК РФ, делает вывод о недопустимости доказательств, полученных после истечения предельного срока следствия, незаконности следственных действий среди которых такие как предъявление обвинения, окончание предварительного расследования.

Считает, что приговор подлежит отмене вследствие допущенных нарушений УПК РФ.

В дополнении № 1 от 2.03.2015 г. Трофимов В.Т. полагает незаконным возбуждение уголовного дела № от 12.01.2008 г. по ст. 210 УК РФ.

Указывает, что: - основанием возбуждения дела № послужили протоколы допросов П по делам №№ , и , с целью получения протоколов следователь Л 10 января 2008 г. направил в адрес начальника СУ СК при прокуратуре России по запрос (т. 19 л.д. 111), где сослался на номер уголовного дела, которое не возбуждалось, сведения о деле под этим номером в настоящем деле отсутствуют, что свидетельствует о фальсификации доказательств; -уголовные дела под перечисленными номерами в производстве СУ СК никогда не находились;

- приобщенные к делу копии протоколов допросов П (т. 19 л.д. 113-116, 117-118, 119-122) являются недопустимыми доказательствами, т.к не заверены печатью и т.д.; - фактически следователь Л использовал данные, полученные с нарушением УПК РФ.

Полагает необоснованными ссылку суда на судимость по приговору от 27 января 2005 г., отмену условного осуждения по данному приговору и назначение наказания по правилам ст. 70 УК РФ, т.к. приговор вступил в законную силу, был исполнен полностью, судимость по нему погашена и не подлежала учету при вынесении настоящего приговора.

По эпизоду осуждения по ст. 111 УК РФ в отношении К указывает, что заключение эксперта по степени тяжести причиненных ей повреждений не оглашалось и не исследовалось, и суд фактически взял на себя функцию определения степени тяжести вреда здоровью, что является недопустимым. Кроме того по данному эпизоду считает недоказанной свою вину, а положенные в основу доказательства - противоречивыми.

Обращает внимание, что ни у кого из осужденных по данному эпизоду изначально не было умысла на причинение З тяжкого вреда здоровью, об этом никто не договаривался. Сам он, Трофимов никаких денежных средств за избиение З не получал.

Приводя свой анализ доказательствам по избиению З и К , делает вывод о наличии в действиях непосредственных исполнителей эксцесса на причинение К тяжкого вреда здоровью. Об избиении последней ему вообще известно не было. При этом у каждого из причастных лиц был свой умысел и мотив.

Указывая, что по данному эпизоду ему по сравнению с другими назначено чрезмерно суровое наказание.

Выражает несогласие с решением суда по рассмотрению его замечаний на протокол судебного заседания, особенно в части изложения содержания его последнего слова.

Отмечая, что по первому убийству Ч в 1999 г. истекли сроки давности, полагает, что суд не вправе был назначать ему по всем убийствам пожизненное лишение свободы.

Считает, что выводы суда о его причастности к убийству Ч не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Анализируя приведенные в приговоре по данному эпизоду доказательства, в т.ч показания других осужденных, свои, показания свидетелей, отмечает, что его вина не нашла подтверждения и выводы суда противоречат исследованным доказательствам. Никто из допрошенных лиц не указывал, что он принимал решение об убийстве Ч что совместно с другими планировал, разрабатывал или совершал конкретные действия Показания Расова, Ошкадерова, свидетелей К ,П основаны лишь на предположениях и не могли быть приняты во внимание Приведенный в приговоре мотив убийства Ч - якобы сотрудничество с правоохранительными органами - надуман противоречит материалам дела. На момент событий, связанных с задержанием Расова, Нестерова и Ч который якобы хотел сотрудничать со следствием, он, Трофимов, содержался согласно справке (т. 113 л.д. 2) в СИЗО г. . По его мнению, Расов и Ошкадеров оговорили его, Леонова и Митянина. Мотив убийства Ч - завладение его автомобилем, что и сделал Расов после убийства, и что подтверждается свидетелями П , П самим Расовым.

Считает, что изначально обвинительное заключение было составлено с нарушениями УПК РФ. Так, в нем содержится свободный текст относительно доказанности вины обвиняемых, отношение следствия к показаниям П ,Р и П (т. 141 л.д. 238, 2988, 248-250, 2998-3000, т. 143 л.д. 12, 3262, 244, 34, т. 144 л.д. 94-95, 84), что влекло возврат дела прокурору, и чего сделано не было.

Полагает незаконным осуждение по 4-м эпизодам краж, т.к. деяния имели место в 2002 г., а судом они квалифицированы в редакции закона, ухудшающей его положение.

Полагает, что было нарушено его право на защиту, поскольку в отношении него было возбуждено несколько уголовных дел (перечисляются номера дел), которые затем соединялись в одно производство, но его ни разу не уведомляли ни о возбуждении дел, ни о их соединении.

Считает необоснованным решение суда об отклонении его заявленных в ходе предварительного слушания ходатайств об исключении доказательств (т. 190 л.д. 139-153), которое свидетельствует об обвинительном уклоне суда.

По его мнению, предвзятое отношении к нему было и со стороны органов прокуратуры, т.к. при наличии многочисленных нарушений в ходе предварительного расследования прокурор тем не менее утвердил обвинительное заключение, которое в ходе судебного разбирательства претерпело значительные изменения, как в части обвинения, так и в части представленных доказательств.

Считает незаконным осуждение по эпизоду вымогательства в 2004 г. и 2006 Г.-2ОО7 г. у М (псевдоним « »). Указывает, что: - конкретное место и время деяния не установлено; - судом время деяния указано как весна 2004 г., вместе с тем, т.е. никто из них не мог давать указания Чеботареву, о чем указал суд распределять роли и пр. действия по вымогательству, т.к. он сам, Леонов и Митянин весной 2004 г. находились в СИЗО, что подтверждается справкой в т. 113 на л.д. 3-4; - анализ показаний М свидетельствует о том, что в 2004 г. как таковых угроз, составляющих объективную сторону вымогательства потерпевшей не высказывалось, в судебном заседании М (т. 200 л.д. 160-161) дословно сказала, что пришедшие к ней люди высказали следующую фразу: «Ты что, хочешь себе и детям проблем? Откажешься твою торговую точку закроет либо милиция, либо пожарные»; - из показаний М не следует, что лица, требовавшие от нее уплаты денег, представляли какую-либо группировку; - опознание М подсудимого Чеботарева и Семяшкина проведено с нарушением УПК РФ (т. 77 л.д. 17-20, л.д. 161-162, 164-165), в связи с чем, протоколы опознания являются недопустимыми доказательствами; - в судебном заседании М никого из них, кроме Семяшкина, не узнала и не указала на них как на лиц, которые требовали с нее деньги; при этом она показала, что до опознания следователь ей показывал фотографии ряда лиц; - в показаниях свидетелей К и М нет данных идентифицирующих так называемых вымогателей, а показания Притчиной - носят предположительный характер; - по событиям 2006-2007 гг. исходя из показаний Семяшкина, М о последней также угроз не высказывалось, фактически эта была инициатива самого Семяшкина, который свои действия ни с кем не согласовывал.

Обращает внимание, что среди доказательств по эпизоду в отношении М суд сослался на письменные материалы дела, в т.ч и какие-то заключения экспертов, содержание которых применительно к данному эпизоду не приведено.

Считает несправедливым назначенное ему по эпизоду вымогательства у М размера наказания по сравнению с другими осужденными.

Ссылается на нарушения его права на защиту после вынесения приговора. Указывает, что после постановления 23 июня 2014 г приговора он ходатайствовал об ознакомлении с материалами дела. 17 ноября 2014 г. приступил к ознакомлению, а 14 января 2015 г. его ограничили в ознакомлении и установили конкретный срок. При этом суд в своем постановлении указал, что за период с 17 ноября 2014 г по 17 декабря 2014 г. он ознакомился лишь со 186 томами дела, тогда как согласно графику он ознакомился лишь со 129 томами. С материалами дела в томах со 130 по 185 он не ознакомлен. Выводы суда о том, что вручение ему копии обвинительного заключения в феврале 2011 г. позволяет не знакомить с данными материалами дела нарушают его право на защиту. Таким образом, он не ознакомлен с т. 230, где находятся его замечания на протокол с/з, его выступление с последним словом, замечания на протокол с/з других осужденных. В этой связи делает вывод, что не полностью ознакомлен с материалами дела. При этом при решении вопроса об установлении 14 января 2015 г срока на ознакомление отсутствовал его защитник.

По эпизоду убийства С ссылается на свою непричастность к нему, недоказанность своей вины. Анализируя доказательства по данному эпизоду, отмечает их противоречивость, непоследовательность несовпадение сообщаемых потерпевшей, свидетелями, другими осужденными, сведений с действительными фактами, несоответствие выводов суда.

Просит обратить внимание на вынужденность своего отказа от участия в прениях, ссылаясь на неверное изложение в приговоре и протоколе с/з показаний потерпевших, свидетелей и других осужденных (перечисляя их фамилии и суть противоречий), выражает несогласие с решением о рассмотрении его замечаний на протокол с/з (т. 230 л.д. 161- 197, 206-207).На основе приведенных доводов просит приговор отменить.

В дополнении № 2 от 10.03.2015 г. Трофимов В.Т. обращает внимание на недоказанность его вины к так называемым «риэлтерским убийствам» -В ,К ,А ,К ,П

Анализируя приведенные в приговоре обстоятельства убийств показания Расова, Лотошникова, Ошкадерова в судебном заседании и в ходе предварительного расследования, обращая внимание на наличие многочисленных неустраненных противоречий, утверждает, что непричастен к данным убийствам. Обращает внимание, что способ убийства К достоверно не установлен, заключение эксперта о причинах смерти отсутствует, пули, гильзы и оружие не обнаружены место предполагаемого убийства К не осматривалось, как не осматривалась и автомашина, в багажнике которой, по показаниям Расова и Лотошникова, перевозился К . Имеющееся в деле (т. 57 л.д. 135-137) заключение эксперта составлено только по материалам дела и показаниям Расова, без непосредственного исследования трупа, в связи с чем, выводы эксперта являются предположением.

Считает, что Расов и Лотошников его оговорили с целью уменьшить свою ответственность, а Ошкадеров стремился поддержать Расова по причине совпадения их позиций защиты.

Полагает, что по убийствам всех указанных потерпевших Расов действовал по своей инициативе, исключительно с целью личного обогащения, и их с Лотошниковым действия не охватывались умыслом его, Трофимова, Митянина и Леонова.

Вместе с тем полагает несправедливым назначенное по данным убийствам наказание и просит приговор отменить.

В дополнении № 3 от 20.03.2015 г. Трофимов ВТ., дополнительно анализируя доказательства по каждому из вмененных ему эпизодов со ссылками на материалы предварительного расследования и протокол судебного заседания, акцентируя внимание на недоказанность вины по ст.ст. 209, 210 и 222 УК РФ, поддерживая ранее приведенные доводы, в т.ч. и о противоречивости положенных в основу приговора доказательств, об оговоре со стороны указанных им осужденных указывает, что показания многих свидетелей (фамилии которых перечисляет) носят предположительный характер и не могли приниматься во внимание.

Считает, что суд вышел за пределы обвинения, приняв во внимание со слов свидетелей события, которые осужденным не вменялись.

Обращает внимание на показания Расова, Ошкадерова, Павлова Дружина, Бугуева, Семяшкина, Чермянина, Абидова и свидетеля П .

Считает, что никто из них не уличает его в причастности к какой либо группировке, к ее созданию и руководству, координации деятельности.

В обоснование своей невиновности ссылается на показания допрошенных в ходе предварительного расследования свидетелей В , Я Б , П , П Ш , Б которые в суде не допрашивались и чьи показания не оглашались. Отказ стороны обвинения в оглашении показаний, был законным, но для объективности считает, что они подлежали допросу.

Обращает внимание, что в суде не представлено доказательств когда, где и при каких обстоятельствах он с Митяниным и Леоновым приняли решение о создании ОПТ для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, о создании банды, о руководстве ОПТ и бандой При этом указывает, что работал, имел стабильный доход, занимался бизнесом, для него не было необходимости принимать участие в названных организациях, создаваемых, как правило, для корыстных целей, в связи с чем, не согласен с выводами суда о том, что он нигде не работал, жил исключительно на добытые преступным путем средства.

Считает несостоятельными ссылки суда о том, что с 1.11.2007 г. по 31.03.2008 г. у него с другими якобы соучастниками состоялось не менее 242 телефонных переговоров, т.к. содержание этих разговоров не приводится, и нет данных о том, что в ходе них обсуждались какие либо преступные планы.

Изложенную судом трактовку отдельных моментов разговоров полагает неправильной, т.к. речь шла лишь о бытовых и житейских проблемах.

По обвинению по ст. 222 УК РФ указывает на незаконность оглашения показаний свидетеля Н (т. 214 л.д. 78-79 протокола-т. 76 л.д. 176-177), т.к. сторона защиты возражала против их оглашения, и оснований к этому не было.

Оценивая содержание показаний Н , указывает на противоречия с другими доказательствами, делает вывод о недостоверности его показаний, и принятие судом во внимание показаний данного свидетеля расценивает как нарушение его прав.

Указывает, что фигурирующее по делу изъятое оружие никем не опознавалось, никто из допрошенных лиц не мог сообщить данных об использовании того или иного экземпляра оружия к конкретным эпизодам.

Утверждает, что к изъятому оружию он лично никакого отношения не имел, о нем не знал, в связи с чем, полагает незаконным свое осуждение и по ст. 222 УК РФ.

Обращает внимание, что по ряду составов преступлений истекли сроки давности, что повлекло освобождение от наказания, но его мнение об этом суд не выяснял.

В дополнении № 4 от 26.03.2015 г. Трофимов В.Т., еще раз обращает внимание на противоречивость положенных в основу его обвинения показаний потерпевших, свидетелей, других осужденных, данных материалов дела, выражает краткое несогласие по каждому из эпизодов вмененных ему преступлений, полагает чрезмерно суровым по сравнению с другими осужденными назначенное ему наказание. Указывает, что по эпизодам обвинения в кражах и угоне автомашины А его мнение по вопросу освобождения от наказания за истечением сроков давности суд не выяснял, чем нарушил его права. Считает, что суд не был беспристрастным, что в совокупности с другими доводами влечет отмену приговора.

Адвокат Кузнецова О.В. в защиту Трофимова В.Т. в апелляционной жалобе указывает, что по эпизоду убийства Ч суд не учел показания Расова, в которых тот утверждал, что совершить убийство ему приказал Митянин и Трофимов не причастен к этому убийству. Об этом давал показания и Ошкадеров, т.е. вина Трофимова не доказана, а показания Расова и Ошкадерова на следствии являются их предположением, которые не могут быть положены в основу обвинения.

По эпизоду убийства С суд также не принял во внимание показания в суде Расова и Ошкадерова, которые знали об этом убийстве только со слов Митянина.

Подвергает сомнению достоверность показаний засекреченного свидетеля С который якобы находился недалеко от места убийства, т.к. они опровергаются показаниями свидетелей Г Ш

Отмечает, что и по данному убийству вина Трофимова ничем не подтверждена.

По эпизоду приготовления к убийству К и его убийству считает, что суд не учел показания П , подтверждающиеся показаниями Расова и Ошкадерова, показания других лиц, в т.ч первоначальные показания Павлова о том, что убийство К было совершено им и Дружинины и на почве личных взаимоотношений. Не принял суд во внимание и показания Нестерова, о том, что он был свидетелем разговора между Павловым и Дружининым договаривающихся об оговоре Трофимова.

Анализируя показания Павлова и Дружинина на всех стадиях отмечает их противоречивость, несогласованность, наличие в них неточностей о роли Трофимова и их неконкретность.

По эпизоду убийства К суд основывался только на предположениях К Расова, Ошкадерова и Бугуева, не принял во внимание ответ Расова в суде о том, что ему неизвестно кто принимал решение об убийстве, а об участии Трофимова ему известно лишь со слов Нестерова, который не подтвердил этого. Не приняты во внимание показания П , что за неделю до убийства к нему обращался Бугуев с просьбой об этом, а Трофимов не имел к нему никакого отношения. На пулях и гильзах отпечатки Трофимова не обнаружены, само оружие также не установлено. Показания на следствии Расова и Ошкадерова о роли Трофимова противоречивы непоследовательны и неконкретны.

По эпизоду в отношении З считает, что суд не учел показания в суде Кострикова, Расова, необоснованно принял во внимание показание Расова и Бугуева на следствии, где они отрицали причастность Трофимова.

По эпизодам убийств К , К А П отмечает, что Лотошников, чьи показания положены в основу обвинения, их неоднократно менял, отказывался от них. В показаниях других осужденных, также положенных в основу обвинения, имеются многочисленные противоречия, «нестыковки». Полагает, что Расов и Лотошников оговорили Трофимова.

По эпизодам убийств Р и П обвинительный приговор в отношении Трофимова вообще вынесен без каких-либо доказательств. Самих трупов не обнаружено, место и время не установлено.

Отмечает, что Трофимов непосредственного участия в убийствах не принимал, не знал и не планировал их совершение.

Вывод суда о совершении преступлений в интересах банды и ОПТ считает предположением, не подтвержденным конкретными доказательствами. Безоснователен вывод суда и том, что Трофимов был одним из участников подразделения банды и ОПТ, занимал руководящую роль, совместно с другими принимал решения о ликвидации, т.е. убийствах, всех потерпевших.

По эпизоду покушения на убийство (псевдоним) суд бездоказательно установил вину Трофимова, т.к. Расов и Ошкадеров показали, что замысел на это у них возник спонтанно, без обсуждения с кем-либо.

Отсутствуют доказательства вины Трофимова и по эпизодам краж. В оглашенных показаниях Р , П , показаниях Дударека нет ни одного упоминания о Трофимове, у него ничего из похищенного не изымалось. Леонов, признавая вину в разбое в одном из магазинов прямо заявлял о непричастности Трофимова.

Анализируя приведенные в приговоре доказательства по эпизодам разбоя в отношении С , вымогательства у Г И М , К , К мошенничества в отношении разбойное нападение на фермерское хозяйство Ф , грабежа у С делает вывод о непричастности Трофимова к этим преступлениям, недоказанности его вины, а приведенные судом доказательства считает противоречивыми.

По ее мнению, не доказана вина Трофимова и по ст. 222 УК РФ поскольку положенные в основу обвинения по данному эпизоду показания Бугуева являются противоречивыми, основанными на предположениях, при том, что у Бугуева были с Трофимовым неприязненные отношения, т.е. имелись основания для оговора.

Анализируя признаки банды и устойчивой преступной группы ссылается на отсутствие по делу таковых, утверждает, что с рядом других осужденных Трофимова связывали не преступные планы, а общие, спортивные, бытовые и др. интересы, о чем свидетельствуют прослушанные в судебном заседании телефонные переговоры, которые никоим образом не могут доказывать о наличии в них каких-то преступных планов, а выводы суда о противоположном являются предположением и собственной, удобной для суда и обвинения интерпретацией.

Указывает, что более старший возраст Трофимова не может служить доказательством его так называемого лидерства в группировке, при отсутствии других доказательств, в связи с чем, просит приговор в отношении Трофимова отменить, оправдав его по всему объему предъявленного обвинения.

Осужденный Нестеров В В . в апелляционной жалобе обращает внимание на допущенные, как он считает, нарушения УПК РФ при возбуждении уголовных дел по конкретным составам преступлений, их соединений и выделений, передаче дел от одного следователя к другому, продлении сроков следствия, приостановления и возобновления дел. Ссылаясь на имеющиеся в деле процессуальные решения, полагает что дело подлежало возврату прокурору, о чем заявлялись соответствующие ходатайства, но в удовлетворении, которых было необоснованно отказано.

Просит обратить внимание, что соответствующее ходатайство им было подано 21 июня 2012 г., а рассмотрено лишь 20 июля 2012 г. и без удаления суда в совещательную комнату.

Считает недопустимым доказательством протокол проверки показаний на месте в т. 66 л.д. 121-124 от 21 марта 2009 г., т.к. при данном следственном действии в качестве понятого участвовал К 7 мая 2009 г. был включен в состав следственной группы (т. 34 л.д. 149- 151) и участвовал в качестве такового по делу более 18 месяцев. В этой связи все следственные действия после 7 мая 2009 г. являются незаконными.

Кроме того незаконно включение К в состав следственный группы и по тем основаниям, что он фактически не являлся следователем.

Считает недопустимыми доказательствами положенные в основу обвинения по эпизоду убийства К приговор от 2 июня 2005 г. (стр. 90 приговора), заключение СМЭ от 10 июня 2002 г. (т. 20 л.д.55-64, 23 -стр. 91 приговора), заявление от 10 апреля 2001 г. и договор об аренде (т. 20 л.д. 146-152, стр. 92 приговора), сведения о судимости Л (т. 113 л.д. 15, стр. 92 приговора), заключение баллистической экспертизы от 17 декабря 2008 г. (т. 53 л.д.46-65, стр. 93 приговора), т.к. перечисленные доказательства не были приведены в обвинительном заключении по данному эпизоду.

Аналогичные нарушения были допущены при осуждении за убийство Р и П , неосторожном причинении смерти М , в связи со ссылками на доказательства, не приведенные в обвинительном заключении, в т.ч. показания Расова, свидетеля В и др., а также отсутствием его показаний на следствии.

Указывает, что по деяниям, предусмотренным ч. 2 ст. 210 и ст. 163 УК РФ в отношении Г , совершенным в 2000 г. истекли сроки давности, что влекло освобождение от уголовной ответственности.

Просит приговор отменить, направить дело на новое рассмотрение или вернуть прокурору.

В дополнениях от 24 февраля 2015 года Нестеров ВВ. излагает свою версию обстоятельств причинения смертельного ранения М согласно которой это произошло около 23 часов 24 октября 2003 года на автодороге около м. района во время встречи сР по кличке « ». Раненного М он отвез в п. на автомашине , передал П который по его просьбе доставил М в больницу.

Давая свою оценку исследованным доказательствам: заключению почвоведческой экспертизы по следам на одежде М заключению судебно-медицинской экспертизы трупа М результатам осмотра автомашины , показаниям специалиста ОАО « » С о местонахождении абонентов во время телефонных соединений, считает, что они подтверждают его показания.

С обстоятельствами, которые он сообщил, согласуются и показания на предварительном следствии П , М Л (том 22 л.д.97-98). Согласно имеющимся в деле справок, М доставлен в больницу с огнестрельным ранением 24 октября 2003 года и умер в этот же день (том.9 л.д.218, том 12 л.д.39, том 22 л.д.З).

В то же время обстоятельства, на основании которых судом сделан вывод о его виновности, содержат существенные противоречия.

Согласно приговору, он, Нестеров, и Леонов, действуя в интересах преступной организации, привлекли к совершению преступления иное лицо, под которым подразумевается М к подготовке в ночь с 22 на 23 октября 2003 года места для захоронения потерпевших в районе м.

Однако, в соответствии с предъявленным обвинением, решение о совершении убийства было принято только 24 октября 2003 года. Действий по отысканию на данном участке местности захоронения тел Р и П следствием не проводилось. Ссылка суда на сокрытие таким же образом тел других потерпевших, убитых в период с 2006 по 2007 года недопустима, поскольку он, Нестеров, и Леонов к этим преступлениям не причастны. Более того, суд вышел за пределы предъявленного обвинения, в котором способ сокрытия тел потерпевших не указан.

Описывая само убийство Р и П , произошедшее 25 октября 2003 года, суд указал, что Леонов, производя выстрелы в потерпевших в ограниченном пространстве, ввиду отсутствия у него навыков стрельбы по неосторожности ранил М в область шеи. Однако следов близкого выстрела на теле М не обнаружено (том 22 л.д. 215-220). Решением Княжпогостского районного суда РК от 6 апреля 2006 (т.29 л.д.218) Р признан безвестно отсутствующим, решением того же суда от 8 ноября 2010 года - умершим (т. 197 л.д.218). Оба судебных разбирательства инициированы его матерью - Р со слов которой потерпевший пропал в ноябре 2003 года. Ссылаясь на указанные решения, показания Б А и материалы розыскного дела, делает вывод, что потерпевший не мог быть убит 25 октября 2003 года поскольку по ноябрь 2003 года находился в городе

Согласно приговору мотивом для убийства Р и П послужило написание ими явок с повинной и дача показаний против преступной организации « » 23,24 и 26 марта 2003 года. Однако в указанные дни П явки с повинной не заявлял и каких-либо показаний не давал.

Вывод суда об умышленном сожжении дома К в котором по версии следствия было совершено убийство, необоснован. По заключению госпожнадзора причиной возгорания является нарушение правил пожарной безопасности при эксплуатации отопительной печи (том 84 л.д. 11-25). Другие причины возгорания исключены.

Ссылаясь на обстоятельства, установленные решениями Княжкпогостского районного суда от 6 апреля 2006 года о признании Р безвестно отсутствующим (том 29 л.д.218), от 8 ноября 2010 года о признании умершим (том 197 л.д.218), пояснения Р при рассмотрении указанных дел, приговор Ивановского городского суда от 21 декабря 2006 года (том 29 л.д.64-128), материалы розыскного дела показания Б А утверждает, что Р в ноябре 2003 года уехал из г. в г. . В 2004 году Р , скрываясь от уголовного преследования, покинул

Ссылаясь на показания А (протокол от 13 февраля 2012 года И (протокол от 18 января 2012 года), которые встречались сР и П после 2004 года, и которым П высказывал намерение уехать из в связи с привлечением к уголовной ответственности, утверждает, что Р и П не могли быть убиты 25 октября 2003 года, и ранение М не могло произойти 25 октября 2003 года.

Полагает, что приговор основан на противоречивых, недостоверных и недопустимых доказательствах. Имеющиеся в них существенные противоречия суд не устранил. Сам факт убийства Р иП на не доказан. Их трупы, орудия преступления не обнаружены. Причины смерти место и время убийства не установлены. Обстоятельства преступления описанные в приговоре, являются не более чем предположениями основанными на показаниях подсудимых Бугуева и Расова. Однако указанные лица очевидцами или участниками преступления не являлись, их показаниям доверять нельзя по следующим основаниям.

Расов и Бугуев утверждают, что об убийстве узнали от него (Нестерова) и Леонова, чего в действительности не было (протокол от 16 января 2012 стр. 21-24).

Полагает, что указанные лица его и Леонова оговаривают, поскольку ранее сами обвинялись в совершении этого и других преступлений (том 58 л.д. 11-12, 19-24, том 63 л.д.22-26, 97-98), заинтересованы в том, чтобы переложить свою ответственность на других лиц. После дачи ими показаний выгодных следствию, в отношении большей части обвинения уголовное преследование было прекращено (том 58 л.д.86-87, 102-103). Леонову кроме того за 6 убийств было назначено чрезмерно мягкое наказание.

О ложности показаний Бугуева свидетельствуют противоречия между его явкой с повинной (том 58 л.д. 32-37) и сведениями, которые Бугуев сообщил в последующем на допросе от 10 октября 2008 года (том 58 л.д.48-49), при проверке показаний от 21 января 2009 года (том 58 л.д.84-85), в судебном заседании 16 января 2012 года.

Так в явке с повинной указано, что М был умышленно убит Леоновым в доме у Нестерова. Чтобы скрыть этот факт от Митянина А Леонов и Нестеров убили Р иП , объяснив это местью за то что те убили М В суде Бугуев заявил, что М случайно ранил Леонов во время убийства им и Нестеровым потерпевших Р и П в связи с дачей ими показаний по уголовному делу. Бугуев утверждает, что разговор об убийстве проходил в ноябре -декабре 2003 года в салоне его автомашины « » во время совместной поезди с ним (Нестеровым) и Леоновым в г. . Однако данной поездки не было указанный автомобиль по данным ГИБДД был продан за год до описанных событий, других автомашин во владении Бугуева до 2005 года не было.

Обращает внимание, что Расов и Бугуев не опасаются привлечения к уголовной ответственности за дачу ложных показаний. При допросе в суде Бугуев пользовался записями, которые к делу не приобщались. Расов вообще не смог описать обстоятельства якобы состоявшегося разговора, в связи с чем их невозможно проверить. Иные допрошенные по делу свидетели убийство Р иП не подтверждают. П ,М иР при допросе в судебном заседании внесли изменения в показания на предварительном следствии, которые во внимание принимать нельзя.

П не мог 24 октября 2003 года показать М дачный участок для подготовки встречи с Р иП , так как М утверждает, что ее муж в это время находился дома. К опровергает показания П о возможности проникновения в дачный дом без ключа Причина дачи П ложных показаний в суде заключается в том, что он же проходит по делу засекреченным свидетелем под псевдонимом

« » как член преступного сообщества (том 18 л.д.83-85, том 76 л.д.43). О принадлежности П к преступному сообществу сообщили Г . К П подсудимые Бугуев, Павлов, Ошкадеров Рассолов. Однако, в обмен на дачу им ложных показаний, уголовное дело в отношении П не возбуждалось, несмотря на наличие данных о его причастности к преступной деятельности.

Суд исказил содержание показаний потерпевшей М в судебном заседании. Из них не следует, что она опровергает изложенные им обстоятельства причинения ранения М и утверждает о причастности к этому Леонова.

По результатам осмотра дачного участка (том 51 л.д. 13 0-13 6), автомашины (том 50 л.д. 135), исследования образцов, изъятых при осмотрах (том 40 л.д. 125-130, молекулярно-генетическая экспертиза том 56 л.д. 168-188), следов, указывающих на совершение убийства Р и П , ранения М не обнаружено. Состав почвы с дачного участка отличается от фрагментов грунта, обнаруженных на брюках Митянина (том 57 л.д.203-217, том 22 л.д. 185-193).

Копия доверенность на управление автомашиной (т.22 л.д. 147) является недопустимым доказательством, так как ее происхождение в уголовном деле неизвестно.

В обоснование своих выводов суд ссылается на детализацию телефонных соединений между телефонами М и П , однако данный документ в судебном заседании не исследовался.

На показания Р суд ссылаться был не вправе, поскольку личность потерпевшей не устанавливалась, подписка об ответственности по ст.ст. 307-308 УК РФ у нее не отбиралась (том 196 л.д. 138), ее допрос 22 декабря 2011 года произведен по правилам допроса свидетеля (ссылка на ст. 56 УПК РФ).

Свидетеля В 5 июля 2012 года суд допросил по собственной инициативе, государственный обвинитель или сторона защиты о вызове ее в судебное заседание не просили. Обвинительное заключение ссылок на данного свидетеля не содержит, в списке лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, она не указана (том 155 л.д. 16-26, том 185 л.д. 196-211).

Председательствующий предрешил судебное решение, поскольку из его вопросов о Р иП следовало, что он уже пришел к выводу об их смерти до постановления приговора (задавая вопросы, Р назвал Р погибшим, то есть, признал и принял версию стороны обвинения).

В обвинительном заключении в нарушение пунктов 5 и 6 ч. 1 ст. 220 УПК РФ не приведен перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты (не приведены показания Нестерова от 30 и 31 октября 2003 года результаты следственных действий и экспертиз, подтверждающие их), не в полном объеме приведены доказательства стороны обвинения - показания Расова, В М Л., постановление от 30 июля 2003 года о задержании Митянина, доверенность на автомобиль ).

Однако уголовное дело при таких нарушениях не было возвращено прокурору, что, по его мнению, также свидетельствует о предвзятости суда.

По этой же причине суд отказал ему в приобщении к делу его речи в прениях (так как выступал 14 апреля 2014 года, а письменную речь подал 22 апреля, несмотря на то, что другим участникам при тех же обстоятельствах ходатайства удовлетворил).

Считает, что приговор не отвечает требованиям ч.1 ст. 307 УПК РФ поскольку в нем не описано преступное деяние. Не установлены его способ наименование, количество и характеристики оружия, которым якобы располагали он и Леонов, кем из них и сколько было произведено выстрелов причины и время смерти потерпевших, в результате каких именно действий каждого из осужденных наступила смерть потерпевших, другие имеющие значение обстоятельства. Доказательства, подтверждающие его невиновность в приговоре оценки не получили, мотивы, по которым они были отвергнуты, не приведены.

Полагает недопустимыми оспариваемые им доказательства (перечень которых приведен в дополнении на листах 121-122).

Просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В дополнении от 27 февраля 2015 года, Нестеров ВВ., не ставя под сомнение выводы суда о виновности Бугуева, утверждает о своей непричастности к вымогательству у Г

Полагает, что уголовное дело по данному факту (том 3 л.д.9-10 №1898902) возбуждено и соединено в одно производство с другими уголовными делами 1 июля 2008 года (том 34 л.д. 1) незаконно, так как процессуальные решения приняты должностными лицами СУ СК при прокуратуре РФ по Республике Коми. Однако в соответствии с п.З ч.2 ст. 151 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч.З ст. 163 УК РФ относятся к подследственности следователей органов внутренних дел. В данном случае на основании ч.7 ст. 151 УПК РФ вопрос о подследственности мог быть разрешен только прокурором.

В обвинительном заключении (том 152 л.д.50-53) указано, что у потерпевшего вымогали рублей, вместе с тем, в суде рассматривалось требование о передаче рублей, что, по его мнению нарушило право на защиту.

Делает вывод о незаконности всего предварительного следствия и наличии оснований для возвращения уголовного дела прокурору.

Неверно судом оценены и фактические обстоятельства ввиду искажения содержания показаний Г который описывал противоправные действия только Бугуева. Потерпевший заявил, что он (Нестеров) требований о передачи денег не высказывал и при этом событии вообще не присутствовал. Расову, на которого суд также ссылается, обстоятельства вымогательства не известны и об участии Нестерова в преступлении он не сообщал. Другие допрошенные по делу свидетели - Г (18 июня 2012 года), Г (20 июня 2012 года З (11 апреля 2012 года) прямо опровергают предъявленное ему обвинение. Свидетелям Ж (11 апреля 2012 года), З ( ) (24 апреля 2012 года) вообще ничего не известно о вымогательстве. Допускает, что мог по чьей-то просьбе вызвать кого-либо из кафе на улицу, если просивший не желал сам входить в помещение и для этого платить за вход. Но случая с Г не помнит и утверждает, что к вымогательству не причастен. Приведенными в приговоре доказательствами его показания не опровергнуты.

Обращает внимание, что показания потерпевшего Г не в полной мере соответствуют действительности и поэтому им доверять нельзя. Так, он утверждает, что ему в начале 2000 года угрожали поджогом автомашины « ». Однако, согласно данным ГИБДД, данный автомобиль потерпевший приобрел только в 2002 году (том 200 л.д. 113-114). Суд, выйдя за пределы предъявленного обвинения, в приговоре указал, что эти угрозы имели место после покупки автомашины.

По показаниям Г , в процессе вымогательства Бугуев ему сообщил, что знает, когда семья потерпевшего возвращается из и угрожал расправиться с ней. Супруга потерпевшего - Г эти сведения опровергает, заявляя, что в этот момент она с детьми находилась в

Утверждает, что в приговоре показания Г и Расова приведены не так, как они говорили в с/з.

Полагает незаконными постановления от 1 июля 2008 года о возбуждении уголовного дела по ч.З ст. 163 УК РФ и постановления о соединение этого дела с другими уголовными делами (том 34 л.д. 1-2, 9-10).

Просит отменить приговор и вернуть уголовное дело прокурору или на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В дополнении от 2.03.2015 г. Нестеров В.В. ссылается на допущенные по его мнению, нарушения УПК РФ. Указывает, что в ходе предварительного расследования 18 октября 2009 г. он отказался от услуг адвоката Тоболева и ему был назначен адвокат Косырев А.П. (т. 125 л.д. 136).

15 ноября 2010 г. был составлен протокол (т. 125 л.д. 145-146) разъяснения состава суда, подсудности уголовных дел, особенностей предварительного слушания, производства в суде с участием присяжных заседателей. Однако данное следственное действие проводилось без его адвоката, о чем свидетельствует отсутствие подписи Косырева в протоколе. Без адвоката проводилось и ознакомление с материалами дела (т. 125 л.д. 123-124).

Отсутствие адвоката при составлении названных протоколов подтверждается постановлением об оплате труда адвоката (т. 129 л.д. 99), где день - 15 ноября 2010 г. - не указывается. Указанные нарушения являются существенными и влекут безусловную отмену приговора.

Отмечает, что с января 2008 г. его защиту осуществляли два адвоката - Тоболев и Лапов. 4 июня 2009 г. было вынесено постановление об окончании следственных действий, в котором он заявил ход-во о раздельном с Тоболевым ознакомлении с делом. Однако от Лапова он не отказывался (т. 62 л.д. 154). Вместе с тем при ознакомлении с делом Лапов не присутствовал, с делом не знакомился, помощь ему при ознакомлении с делом не оказывал.

Нарушение права на защиту усматривает и в том, что в ходе судебного разбирательства ему не дали ознакомиться с поступившей по запросу суда детализацией телефонных соединений, на которую суд сослался как на доказательство вины. Детализация находилась в т. 8 Приложений.

Не указание органом предварительного расследования редакций статей, по которым ему было предъявлено обвинение, лишило его возможности защищаться от обвинения.

Нарушение права на защиту выразилось и в том, что в ходе предварительного расследования ему неоднократно продлялся срок содержания под стражей (т. 62 л.д. 79-80, 83, 93-95, т. 116 л.д. 91-92, 172- 173). Однако его защитник при этом отсутствовал.

Ссылаясь на постановление от 2 июня 2009 г. (т. 114 л.д. 180-181), которым уголовное преследование в отношении него было прекращено полагает незаконными все последующие процессуальные действия связанные с продолжением уголовного преследования, вплоть до вынесения приговора.

С учетом приведенных доводов просит констатировать перечисленные нарушения УПК РФ, признать их существенными, отменить приговор прекратив уголовное преследование, или вернуть дело прокурору.

В дополнении от 27 марта 2015 г. Нестеров В.В. вновь обращает внимание на нарушение его права на защиту.

Указывает, что по окончании выступления в прениях стороны обвинения 9 апреля 2014 г. он ходатайствовал о предоставлении 10 дней для подготовки к выступлениям и о консультациях для этого защитника адвоката Косырева А.П., но суд, определив, что он будет выступать в прениях первым, предоставил лишь 4 дня, в течение которых он не смог подготовиться к выступлению. 15 апреля 2014 г. после обеда он попросил дополнительное время, в чем ему необоснованно отказали, в результате он не смог довести до суда свою позицию по обвинению по ст.ст. 209 и 210 УК РФ. Адвокат так его и не посетил в СИЗО и не высказал возражений против решения суда, т.е. ненадлежащим образом осуществлял его защиту и исполнял свои обязанности.

В ходе всего судебного заседания по этим основаниям он отказывался от данного адвоката, просил другого, в чем ему также необоснованно отказывали.

Считает нарушенным свое право на защиту и в ходе предварительного расследования. Указывает, что на стадии ознакомления с делом ему «поменяли» защитника. Вместо адвоката Тоболева в дело вступил адвокат Косырев (т. 125 л.д. 134, 136). Однако о замене адвоката его не известили, процессуального решения об отстранении Тоболева и вступлении в дело Косырева не выносилось, согласие на участие этого адвоката не выяснялось. Косырев с делом знакомился раздельно от него хотя согласие на раздельное ознакомление с делом именно с этим адвокатом не давалось.

При этом адвокат Косырев «уклонялся» от его защиты, зная о допускаемых следствием нарушениях, возражений не высказывал, не пытался выяснить его, Нестерова, позицию, жалоб и ходатайств не заявлял.

При разъяснении 15 ноября 2010 г. прав на выбор состава суда Косырев с ним не встречался, консультаций не давал. Отсутствие Косырева при этом подтверждается отсутствием его подписи в соответствующем протоколе (т. 129 л.д. 99), перечень дней в постановлении об оплате услуг адвоката по назначению, где указанный день отсутствует. Об этих нарушениях Косырев не заявлял и в дальнейшем, уклоняясь от выполнения своих профессиональных обязанностей, в т.ч. и при рассмотрении дела в суде. На протяжении 3-х лет судебного разбирательства Косырев не заявил ни одного ходатайства, что подтверждает его доводы.

В период судебного разбирательства им, Нестеровым, неоднократно делались заявления о том, что Косырев отказывается обеспечивать явку в суд свидетелей защиты, о которых он заявлял, в силу чего явку заявляемых свидетелей обеспечивал или суд, или гособвинение.

При допросах свидетелей и потерпевших Косырев самоустранялся демонстративно указывал на отсутствие вопросов к допрашиваемым лицам по относящимся к нему, Нестерову, эпизодам, не заявлял ходатайств об оглашении показаний допрашиваемым лицам в силу противоречий.

По окончании исследования доказательств стороны защиты на вопрос суда о том, какие доказательства намерена представлять сторона защиты, он, Нестеров, заявил, что доверяет это своему адвокату. Однако Косырев вообще не посчитал необходимым оглашать и исследовать какие-либо доказательства.

На протяжении длительного судебного разбирательства адвокат Косырев не посещал его в СИЗО, помощи не оказывал, линию защиты они не согласовывали.

В связи с ненадлежащим оказанием адвокатом помощи 12 декабря 2013 г. был заявлен отвод адвокату с просьбой о предоставлении другого защитника, в чем было необоснованно отказано. При этом такой отвод за 3-х летний срок судебного разбирательства он заявлял Косыреву трижды, и каждый раз суд отказывал в нем.

Не оказал адвокат Косырев и помощи при подготовке к выступлениям в прениях, его в СИЗО не посетил, несмотря на просьбы об этом. При том, что суд отказал в приобщении к делу его письменного выступления в прениях по обвинению по ст.ст. 209 и 210 УК РФ.

Анализируя содержание выступления в прениях адвоката Косырева указывает, что оно заняло лишь 15 минут при том большом объеме предъявленного обвинения, тогда как его выступление без учета оценки обвинения по ст.ст. 209 и 210 УК РФ было гораздо больше.

Поданная Косыревым апелляционная жалоба лишь дублирует его выступление в прениях, носит обобщающий характер, в ней отсутствует анализ конкретных доказательств по каждому из эпизодов обвинения.

Приводит сведения конфиденциального характера, связанные с общением с адвокатом после вынесения приговора.

Полагая в связи с этим, нарушенным свое право на защиту, просит констатировать имевшие, по его мнению, нарушения УПК РФ, и отменить приговор.

Адвокат Косырев А.П. в защиту Нестерова В.В. в апелляционной жалобе указывает, что приговор в отношении того постановлен исключительно на противоречивых показаниях свидетеля П подсудимых Расова и Ошкадерова, которые оговорили Нестерова.

По эпизоду убийства К считает недоказанным вину Нестерова. Анализируя показания Ошкадерова, засекреченного свидетеля П , делает вывод об их недостоверности. Обращает внимание, что суд, приняв во внимание телефонные соединения Нестерова в день убийства К , не проверил, действительно ли в тот день у Нестерова находился телефон, не принял во внимание показания П о том, что с предложениями убийства К к нему обращался Бугуев. Делает вывод о совершении убийства иными лицами и недоказанности причастности к этому Нестерова.

По эпизоду убийства Р и П считает, что необоснованно отверг версию Нестерова об имевших место событиях которая, в свою очередь, подтверждалась другими доказательствами показаниями в суде Расова, Ошкадерова, Петрова, заключение почвоведческой экспертизы в т. 22 л.д. 185-188). При этом достоверно не установлен факт смерти Р и П , место и время совершения преступления, его орудие, делает вывод о том, что оба живы и скрываются за совершенное ими убийство М

По эпизоду вымогательства у Г ссылаясь на его показания показания Нестерова, Бугуева, делает вывод об отсутствии в действиях Нестерова состава преступления.

По эпизоду вымогательства у К также приводя свой анализ положенных в основу обвинения доказательств, полагает недоказанной вину Нестерова. Обращает внимание, что показания К о роли Нестерова в требованиях денег, опровергаются показаниями Расова детализацией телефонных соединений об отсутствии данных о регулярности звонков Нестерова потерпевшему.

По эпизодам обвинения по ст.ст. 209, 210 и 222 УК РФ отмечает, что доказательств виновности Нестерова по указанным составам преступления в приговоре не приведено, а показания Расова, Ошкадерова и свидетеля П об участии в данных преступлениях Нестерова, его роли, расценивает как оговор в силу сложившихся между данными лицами неприязненных отношений.

С учетом своих доводов просит отменить в отношении Нестерова В.В. обвинительный приговор и оправдать его по всем составам преступлений.

Осужденный Мазурин М.С. в апелляционной жалобе обращает внимание на нарушение его права на защиту. Указывает, что в ходе предварительного расследования его интересы представлял адвокат Момотов М.В.

С 18 марта 2011 г. до 18 июля 2014 г. его интересы стал представлять адвокат Васильев И.Ю. отношение к которому у него не выяснялось. В дальнейшем когда появился адвокат Момотов М.В. он узнал, что Васильев И.Ю. будет заменять Момотова М.В., с чем он согласился. При этом Васильеву И.Ю. не разъяснялись положения ст. 72 УПК РФ, а в дальнейшем выяснилось, что Васильев ранее был включен в следственную группу по его делу, т.е. должен был отвестись.

Об этом он узнал лишь 12 декабря 2012 г. когда Митянин озвучил постановление о создании следственной группы, среди которых была указана фамилия Васильева. Фактически заявление Митянина было отводом адвокату Васильеву, но суд данный отвод разрешил без удаления в совещательную комнату. Кроме того, данному адвокату он заявлял отвод еще 11 июля 2013 г. по причинам оказания ненадлежащей юридической помощи. В связи с этим считает, что адвокат Васильев не мог осуществлять его защиту, а решение суда об отказе в отводе адвоката - незаконным.

Выступая в защиту Лотошникова, указывает на необоснованность выводов экспертов-психиатров в отношении него и незаконным разъяснения суда о том, что отказ в ход-ве о проведении в отношении Лотошникова экспертизы не подлежит самостоятельному обжалованию.

Ссылается на свое несвоевременное ознакомление с постановлениями о назначении различных экспертиз, в силу чего был лишен возможности поставить экспертам дополнительные вопросы и заявить отводы, а имеющееся в деле заявление об отказе в ознакомлении с экспертизами было написано под воздействием адвоката Момотова, который и в суде не должным образом осуществлял его защиту.

Обращает внимание, что в обвинении не были указаны редакции статей, что затрудняло защиту.

Выступая в защиту осужденных Литвиненко и Павлова, указывает на нарушения права на их защиту адвокатами Щеголевым П. и Агафоновым, т.к. первый являлся родственником Дружинина Ю., а второй - супругом потерпевшей А

Просит принять во внимание, что на врученной ему копии приговора есть только подпись председательствующего по делу, подписи других судей, рассматривавших дело коллегиально, отсутствуют. Нет подписей всех судей и в копиях судебных определений о продлении ему срока содержания под стражей, определении суда об отказе в отводе адвоката Васильева, хотя на ряде врученных ему копий судебных решений имеются подписи всех судей.

Приведенные доводы, на его взгляд, являются основанием к отмене приговора, о чем он и просит.

В дополнении № 1 от 26 января 2015 г. Мазурин М.С, как и другие осужденные, обращает внимание на недопустимость участия в расследовании дела следователя Коробова, незаконность полученных при этом доказательств и проведенных следственных действиях необоснованных отказах суда о возврате дела прокурору, в т.ч. и по этим основаниям, неполном ознакомлении (со 115 томами вместо 129) с материалами дела по окончании расследования, ненадлежащем со стороны его защитника адвоката Момотова оказании юридической помощи, отказе в ознакомлении в судебном заседании с вещественными доказательствами по обвинению по ст. 222 УК РФ, просмотре видеозаписей к протоколам следственных действий, несвоевременном (более 5-ти суток) вручении копии приговора, которое, по его мнению повлияло на незаконность содержания его под стражей.

Анализируя содержание постановлений о продлении срока его содержания под стражей, характер задаваемых судом свидетелям и потерпевшим вопросов, упоминание о всех подсудимых в требованиях об этапировании как членов ОПТ, также как и другие осужденные считает, что судом заранее был предрешен вопрос о его виновности. При допросе ряда свидетелей (перечень которых приводится) суд, в нарушение УПК брал на себя функцию обвинения и в связи с неподготовленностью стороны обвинения начинал первым задавать вопросы, оказывая при этом на некоторых из них прямое давление желая получить нужный ответ, т.е. имело место нарушение одного из основных принципов судопроизводства.

Позицию стороны обвинения в процессе считает необъективной полагает, что гос. обвинители также уже заранее для себя определились в вопросе о его принадлежности к ОПТ и совершению инкриминируемых деяний. Задаваемые стороной обвинения свидетелям и потерпевшим вопросы носили наводящий характер и заранее предопределяли нужные стороне обвинения ответы.

Полагает, что на суд еще до начала процесса повлияла активная компания против них в средствах массовой информации, многие допрошенные в суде лица (перечень фамилий которых он приводит прямо заявляли, что о « ОПТ они узнали именно из этих источников.

Также как и другие осужденные обращает внимание на длительность расследования дела, допущенную волокиту при этом, необоснованную длительность судебного разбирательства, зачастую по вине стороны обвинения, которая в те или иные дни судебных заседаний была просто к ним не готова и отсутствие реакции суда на это.

Оспаривает решение суда об ограничении его в ознакомлении с материалами дела после вынесения приговора, не предоставлении ему копии постановлений о рассмотрении замечаний на протокол других осужденных.

Просит принять во внимание все его доводы.

В дополнении № 2 от 11.02.2015 г. Мазурин М.С. выражает несогласие с осуждением по ст.ст. 209 и 210 УК РФ. Указывает, что участия в ОПТ и банде не принимал, преступлений в их составе не совершал, денег в общую кассу не сдавал и из нее не брал, о наличии какого-либо оружия и других предметов не знал, преступлений с использованием оружия не совершал.

Выводы суда об этом считает предположением и не основанными на доказательствах.

Поскольку Расов не являлся главой структурного подразделения ОПТ за это не осужден, он, Мазурин, не мог быть участником данного подразделения. Судом не установлено и не указано в приговоре, как он был вовлечен в ОПТ, кем, обстоятельства этого.

Ссылаясь на то, что инкриминируемые ему убийства В К П и А совершены твердыми, тупыми предметами, не являющимися оружием, по другим инкриминируемым ему деяниям оружие как таковое не применялось, оспаривает свое участие в ОПТ и банде в виду отсутствия признака вооруженности. Его причастность к фигурирующему по делу оружию, осведомленность о совершении другими лицами действий с оружием, не подтверждается исследованными доказательствами и в приговоре выводы об этом являются предположением. Никто из допрошенных свидетелей и потерпевших не говорил о его причастности к банде и ОПТ, за исключением свидетелей К ,П которые, в свою очередь являются заинтересованными лицами. При этом показания П носят предположительный характер. Свидетель (псевдоним) на следствии также не мог дать показания о его, Мазурина, причастности к преступным организациям, а в суде об этом дал ложные показания которые не смог ничем объяснить и подтвердить.

Утверждая, что свидетель под псевдонимом « является П , обращает внимание на противоречия в их показания о причастности его к ОПТ.

Не приняты во внимание и вообще не приведены в приговоре и не дано оценке показаниям свидетеля Б который с 2001 г. по 2007 г являлся начальником ОВД и который не подтверждал его Мазурина, причастность к ОПТ.

Указывает, что члены « группировки так или иначе имели отношении к Федерации собирались в офисе Федерации, но он лично никакого отношения к Федерации не имел, в офисе не появлялся, о чем свидетельствуют показания свидетеля Г , бухгалтера Федерации, и которые суд не принял во внимание.

В прослушанных телефонных переговорах между другими осужденными его фамилия не упоминается. Ни у кого из других осужденных, признанных виновными по ст.ст. 209 и 210 УК РФ, в телефонах нет его данных, что также свидетельствует о его непричастности к ОПТ и банде. Об этом говорит и содержание прослушанных судом телефонных разговоров других фигурантов дела. В ссылках на абонентские соединения нет его данных и каких-либо соединений с другими осужденными, участия в организации передач Леонову после ареста того он не принимал и данный факт ничем не подтвержден.

В изъятых у других осужденных по месту жительства, в автомашинах, офисе Федерации нет ни одной его фотографии с кем либо из осужденных, признанных виновными по ст.ст. 209 и 210 УК РФ.

Полагает необоснованным вывод суда о том, что Лотошников изменил свои показания в части описания, его, Мазурина, роли т.к Лотошников ни разу не давал показаний о причастности Мазурина к инкриминируемым деяниям.

Обращает внимание, что в ходе предварительного расследования Расов, Лотошников и Ошкадеров содержались в одной камере СИЗО, где они и договорились оговорить его, Мазурина.

Считает, что даже если исходить из доказанности его участия в убийствах, они не могут быть квалифицированы как совершенные организованной группой.

По его мнению, квалификация его действий по ст.ст. 210 и 209 УК РФ как совокупность преступлений, является неправильной.

С учетом приведенных доводов просит приговор отменить или исключить осуждение по ст. 209 УК РФ как излишнее.

В дополнении № 3 от 20.02.2015 г. Мазурин М.С. оспаривает осуждение за убийства В , К ,К и П Заявляет о своей непричастности.

Считает, что Расов и Лотошников его оговорили, к чему у них были причины.

Анализируя доказательства, указывает на их противоречивость особенно показания Расова и Лотошникова, не подтверждение другими доказательствами, в т.ч. и письменными.

Полагает, что суд не принял во внимание его доводы, показания ряда свидетелей, самих Расова и Лотошникова (кого и в чем их суть приводится в дополнении).

Не согласен с выводами суда о достоверности показаний Расова и Лотошникова в части причастности его, Мазурина, к этим убийствам.

В подтверждение своих доводов о непричастности он заявлял ходатайства об оглашении на следствии показаний и объяснений свидетеля З но суд необоснованно отказал в оглашении объяснений, хотя из их содержания следовал прямой вывод о его невиновности.

Обращает внимание, что в приговоре показания потерпевшей П приведены искажено, та ни на следствии, ни в суде не говорила, что З ей говорила, что к ним приходил парень по имени «М », с которым П ушел на рыбалку.

Считает, что суд необоснованно и безмотивно отверг показания Лотошникова в судебном заседании о том, что Мазурин не совершал убийств, не оценил его показания о том, что сами Лотошников и Расов намеревались убить его, Мазурина.

Считает несостоятельным вывод суда о том, что Лотошников в суде изменил показания в силу оказанного на него давления со стороны других осужденных в ходе предварительного расследования, т.к. с Лотошников он нигде не «пересекался». Не приняты во внимание причины побега Лотошникова, который совершил его в связи с оговором других осужденных.

Обращает внимание на неверное изложение в приговоре на стр. 122 его позиции по обвинению в убийстве П

Полагает приговор подлежащим отмене.

В дополнении № 4 от 3.03.2015 г. Мазурин М.С. указывает, что в судебных заседаниях наряду с другими адвокатами его защиту осуществлял адвокат В Вместе с тем в 2003 г. В.,

будучи следователем, был включен в состав следственный группы по у/д № которое в последующем было соединено с другими делами. Таким образом, в силу ст. 72 УПК РФ В не мог участвовать в деле в качестве защитника, все доказательства исследованные судом с его участием являются недопустимыми и не могли быть положены в основу приговора. Он заявлял ходатайства об отводе адвоката, но ему было необоснованно отказано, хотя по этим же основаниям суд отвел адвоката Владыкина, защищающего Чеботарева При этом в протоколе судебного заседания инициалы адвоката В в некоторых местах указаны неверно или вообще не указаны.

Его согласие на замену того или иного адвоката в судебных заседаниях не выяснялось.

При допросах некоторых подсудимых и свидетелей суд в нарушении УПК РФ не соблюдал очередность их допросов и начинал задавать вопросы, не предоставив сторонам такой возможности.

В судебном заседании 17 декабря 2013 г. он заявил отвод всему составу суда (стр. 98 протокола), но суд в нарушении УПК РФ не принял решение по существу, а оставил ходатайство без рассмотрения.

По его мнению, в с/з не могли принимать участие следующие адвокаты: - Елагиных ОБ. (у Лотошникова), т.к. представлял в 2003 г. интересы П по уг/д № (т. 5 л.д. 42, т. 6 л.д. 83); - Данилов А.В., т.к. ранее в 2003 г. представлял интересы Р по уг/д № (т. 6 л.д. 71, т. 10 л.д. 208); - Косырев А.П. (у Нестерова), т.к. ранее представлял интересы по уг/д № С (т. 25 л.д. 171), а на основе его показаний в 2007 г были задержаны он и Косенков.

Приведенные нарушения, по его мнению, являются безусловным основанием к отмене состоявшегося приговора.

В дополнении № 5 от 25 марта 2015 г. Мазурин М.С. обращает внимание на вмененный ему эпизод убийства К . Ссылается на свою непричастность и недоказанность вины, противоречивость положенных в основу приговора доказательств. Указывает, что труп К не обнаружен и достоверно не установлено, что тот мертв экспертного исследования не проводилось, а выводы суда о причинах смерти К являются предположением, при этом суд принял на себя функцию обвинения и вышел за пределы своих полномочий Показания Расова и Лотошникова являются недопустимыми доказательствами и ничем не подтверждаются.

Обосновывая достоверность показаний Расова, суд на стр. 120 приговора сослался на сведения Сбербанка о движении на расчетном счете К , которые являются недопустимыми доказательствами, т.к получены с нарушениями закона по запросу стороны обвинения, которая не имела права этого делать.

Показания Дружинина и Павлова, заключения экспертиз, приведенные в приговоре, не относятся к данному эпизоду, в связи с чем, ссылка суда на них недопустима.

На момент убийства К у него было алиби, он заявлял свидетелей, которые могли это подтвердить, но судом было необоснованно отказано в должной проверке его алиби.

Также выражает несогласие с осуждением по эпизодам убийств В и К Указывает, что положенные в обвинение по данному эпизоду показания Расова и Лотошникова противоречивы, оба они оговорили его. В ходе предварительного расследования в 2007 г. его задержали по подозрению в этих убийствах и избрали меру пресечения в виде заключения под стражу (т. 25 л.д. 40). Однако при этом отсутствовал его защитник Кайпак И.Ф., с которым имелось соглашение Кроме того, названный адвокат осуществлял в ходе предварительного расследования защиту Бугуева, а их позиции противоречили друг другу что свидетельствует о нарушении права на защиту.

Положенный в основу обвинения протокол обыска от 25 июля 2007 г. является недопустимым доказательством, т.к. обыск проведен с нарушением закона (т. 25 л.д. 119-120, 163-0170, т. 47 л.д. 1-107, 109-121), копия протокола обыска и постановления на его производство ему не вручалась, что лишило возможности обжаловать данные действия.

Полагает «сфальсифицированными» - протокол явки с повинной С в т. 25 л.д. 12-17, протокол допроса подозреваемого С в т. 25 л.д. 18-29, протокол предъявления для опознания по фотографии в т. 25 л.д. 30-33, протокол допроса свидетеля Э т. 24 л.д. 200-204, протокол предъявления для опознания по фотографии в т. 24 л.д. 205-209, протокол допроса свидетеля Б в т. 25 л.д. 49-51. На основании перечисленных протоколов и постановлений его задержали, избрали меру пресечения и привлекли к ответственности, тогда как суд в приговоре прямо указывает на стр. 128 о недопустимости перечисленных документов.

Нарушение своих прав усматривает и в том, что 24 января 2013 г. в судебном заседании он заявил ходатайство о проведении следственного эксперимента для опровержения показаний Лотошникова. Суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства, приведя основания не предусмотренные законом, в частности ст. 181 УПК РФ.

Считает недостоверными положенные в основу обвинения по убийству К показания Расова и Лотошникова. Отмечает их противоречивость и делает вывод о своей непричастности к его убийству.

В обоснование необходимости отмены приговора ссылается на то, что в судебном заседании интересы Нестерова представлял адвокат Косырев А.П. По его «сведениям» этот же адвокат в ходе предварительного расследования защищал Расова, интересы которого противоречили интересам Нестерова. По этим основаниям Нестеров в суде заявлял отвод адвокату Косыреву, который суд необоснованно отклонил.

Указывает, что на стр. 243 приговора суд ссылается на характеристику, которая была выдана на его брата, указанные в характеристике сведения о совершении административных правонарушений относятся именно к брату, т.к. он сам их не мог совершить в силу того, что в указанные периоды времени содержался под стражей (т. 111 л.д. 159, т. 113 л.д. 26).

В силу приведенных доводов полагает приговор подлежащим отмене а дело - направлению на новое рассмотрение.

Адвокат Момотов М.В. в защиту Мазурина М.С. в апелляционной жалобе указывает, что тот не знал о существовании группировки, не мог знать о ее* структуре и участниках, не знал о целях и задачах, способах извлечения дохода, об оружии, с Митяниным и Леоновым знаком не был, с ними не общался, с Трофимовым виделся как с жителем и никаких отношений не поддерживал. Не знал Мазурин и об Его причастность к ОПТ никто не подтвердил, в материалах ОТМ отсутствуют сведения о его причастности к какой-либо группировке, в деле нет ни одного его телефонного переговора с кем-либо из членов ОПТ. Каких-либо сведений о знакомстве Мазурина или об его участии в группировке не сообщили даже начальник РОВД, начальник криминальной милиции и прокурор района.

Считает, что приговор в отношении него построен исключительно на признательных показаниях Расова и Лотошникова. Последний неоднократно менял свои показания, отказывался от них, а в прениях еще раз подчеркнул, что оговорил Мазурина с целью избежания более сурового наказания. Оценивая показания данных лиц в судебном заседании и в ходе предварительного расследования, делает вывод об их противоречивости, непоследовательности.

Отмечает, что не установлены события преступления предусмотренного ст. 209, 210 УК РФ, убийство К , к убийствам В , П , К Мазурин вообще непричастен.

Просит оправдать Мазурина М.С. в полном объеме.

Осужденный Леонов М.Н. в апелляционной жалобе обращает внимание на нарушения органами предварительного расследования требований ст. 162 УПК РФ, несоблюдение сроков расследования вследствие возбуждений в рамках настоящего уголовного дела других уголовных дел, начиная с 2002 г. неоднократных возвратов дела на дополнительное расследование, приостановления и возобновления производства по делу.

Указывает, что приведенные им нарушения являлись основанием для возврата дела прокурору, о чем заявлялось еще на предварительном слушании и в чем необоснованно было отказано. При этом для решения заявленных ходатайств суд не удалялся в совещательную комнату, а в постановлении по итогам предварительного слушания не разрешил их.

Считает, что в период с 19.02.2004 г. по 26.02.2004 г. он незаконно содержался под стражей, т.к. судебного решения об этом не было.

27 апреля 2004 г. по делу № мера пресечения изменена на подписку о невыезде, но из-под стражи его не освобождали и 29 апреля 2004 г. вновь избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, но уже по другому уголовному делу.

Само уг/дело с указанным номером трижды приостанавливалось и возобновлялось. Однако его об этом не уведомляли, и он был лишен возможности обжаловать действия правоохранительных органов.

Приводя свои расчеты, делает вывод о том, что общий срок предварительного расследования превысил установленные ст. 162 УПК РФ сроки.

Ссылаясь на имеющиеся в деле процессуальные документы анализируя их, также полагает незаконным возбуждение уг/д № .

Указывает, что в 2009 г. в производстве по делу более 1 года принимал участие следователь К , который ранее в марте 2009 г участвовал в качестве понятого в одном из следственных действий проверке показаний на месте (т. 66 л.д. 221-224), в связи с чем, все процессуальные действия по делу № после 7 мая 2009 г. являются незаконными. При этом, ссылаясь на имеющиеся в деле справки и ответы должностных лиц, указывает, что включенный в состав следственной группы 7 мая 2009 г. следователь К , таковым не являлся.

Ссылаясь на тома и листы дела, указывает, что в рамках производства по делу выносилось несколько постановлений о возбуждении дел по различным эпизодам и составам преступлений каждому присваивался номер, затем дела соединялись, выносились постановления о производстве расследования группой следователей. Ряд постановлений о возбуждении дел выносились и в отношении него Леонова. Однако об этом его не уведомляли, составы следственной группы, об изменении группы, ему не сообщали. Не сообщали ему и о неоднократных продлениях сроков следствия, что лишило возможности обжаловать эти действия.

На основе анализа перечисленных процессуальных документов, делает вывод о том, что в отношении него в период с 12 января 2008 г. по 29 мая 2009 г. были возбуждены различные уголовные дела, соединенные в последующем с делом № . О том, что в отношении него ведется расследование узнал лишь при предъявлении обвинения 29 мая 2009 г а ссылки в постановлениях о возбуждении дел об его уведомлении об этом - не соответствующими действительности. Все это нарушило его право на защиту, т.к. он был лишен возможности пользоваться его помощью с момента возбуждения дел в отношении него как конкретного подозреваемого.

Допущенные органом следствия нарушения его прав были констатированы и стороной обвинения в ходе предварительного слушания.

20 декабря 2013 г. был заявлен отвод председательствующему по делу, который суд в нарушение закона оставил без рассмотрения. После этого им был заявлен отвод и другим судьям, который коллегия судей также оставила без рассмотрения.

Считает, что по делу имелись и другие основания для возврата дела прокурору. Так, в обвинительном заключении не были указаны редакции статей, по которым он обвинялся и он был лишен возможности знать, в совершении каких конкретных преступлений он обвиняется. Само обвинительное заключение содержит свободный текст относительно доказанности и недоказанности вины обвиняемых. В приложенной к обвинительному заключению справке отсутствовал перечень вещественных доказательств со ссылками на тома и листы дела.

Выступая в защиту Ошкадерова, оценивает сроки его содержания под стражей.

Отмечает, что с января 2012 г. он содержится в одиночной камере в СИЗО, к нему применяются меры ограничения, что влияло на его защиту, мешало к ней подготавливаться. Со стороны сотрудников СИЗО он подвергался репрессиям, давлению, психологическому прессингу незаконно применялись спецсредства. По факту нарушения своих прав при содержании в СИЗО он писал заявления председательствующему по делу, но никаких мер реагирования не принималось. Считает, что все это было связано с его позицией по делу, когда он в отличие от ряда подсудимых, не признавал свою вину, пытался защитить свои права.

Просит его оправдать по всем эпизодам или вернуть дело прокурору.

В дополнении № 1 от 6 октября 2014 г. Леонов М.Н. обращает внимание, что во врученной ему копии приговора отсутствуют подписи всех судей.

Указывает, что начиная с момента возбуждения уголовного дела в 2008 г. в отношении него в СМИ осуществлялась «травля». Еще до вынесения приговора общественностью он уже был признан одним из руководителей ОПТ, на него «повесили» массу различных преступлений На официальном сайте прокуратуры также была размещена негативная информация. Все публикации носили утвердительный характер. Изложенное являлось нарушением его прав, о чем он заявлял суду первой инстанции, просил суд отреагировать, и в чем ему было необоснованно отказано. Считает, что все это повлияло на итоговое судебное решение.

Ссылается на предвзятость суда, на то, что в своих решениях о продлении им сроков содержания под стражей в ходе судебного разбирательства суд заранее предрешил вопросы их виновности фактически уже оценив показания ключевого свидетеля обвинения П и констатировав совершенный Лотошниковым побег из-под стражи.

Кроме того, при допросах свидетелей обвинения по эпизоду убийства Р и П председательствующий по делу задавал вопросы в таких формулировках, из которых уже заранее делался вывод о смерти Р и П хотя их трупы так и не были обнаружены. При допросах свидетелей по другим эпизодам обвинения также судом задавались вопросы, формулировка которых свидетельствовала о том, что суд ля себя уже установил наличие и существование « ОПТ и причастности к ней подсудимых.

Заявленные им отводы суду последний разрешал без удаления в совещательную комнату.

Полагает, что стороной обвинения также задавались некорректные вопросы, предрешающие нужный ответ. При этом сторона обвинения исходя из содержания задаваемых вопросов, тоже для себя уже определила виновность подсудимых в инкриминируемых деяниях.

О воздействии СМИ на судебное разбирательство свидетельствуют ответы многочисленных свидетелей и потерпевших (фамилии которых перечислены в дополнении) об их осведомленности в существовании ОПТ именно из средств массовой информации.

Просит признать имевшие место нарушения его прав и отменить приговор.

В дополнениях от 26 марта 2015 г. Леонов со своими комментариями цитирует статьи УПК РФ, нормы Конвенции о защите прав и основных свобод человека, постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации, определения и постановления Конституционного Суда Российской Федерации. Делает вывод о нарушении судом первой инстанции всех перечисляемых им требований законов, его «неотъемлемое» прав на защиту и на справедливое судебное разбирательство.

Как и другие осужденные обращает внимание, что по эпизоду убийства Ч в 1999 г. истекли сроки давности и поскольку суд не усмотрел оснований для применения положений ст. 78 УК РФ ему не могло быть назначено пожизненное лишение свободы.

Полагая нарушенным свое право на защиту, также как и другие осужденные, ссылается на незаконность возбуждения дела, участие в качестве следователя К , допущенные нарушения УПК при этом при соединении дел, приостановлении производства по делу возобновлении дел, возврате дела на доп.расследование, нарушении сроков следствия, неполное ознакомление с материалами дела неознакомлении с вещественными доказательствами, несвоевременное ознакомление с постановлениями о назначении различных экспертиз необоснованный отказ суда в возврате дела прокурору, необъективность суда, нарушение ст. 241 УПК РФ, незаконность состава суда, наличие с его стороны обвинительного уклона, выразившегося в т.ч. и в отказе в вывозе заявленных им свидетелей, должностных лиц правоохранительных органов (перечень которых приводится предвзятость, незаконность оглашения показаний Р иП предопределенность вопроса об их виновности, необоснованность решений по заявленным ходатайствам, нарушения принципов уголовного судопроизводства, условия своего содержания в СИЗО в период судебного разбирательства.

Приводит доводы аналогичные доводам других осужденных и их защитников, повторяет свои доводы о неоказании ему квалифицированной помощи со стороны участвующего адвоката Сологуба, подробно описывая, ссылается на нарушения УПК РФ при производстве предварительного расследования и судебного разбирательства, которые по его мнению, были допущены, незаконность своего удаления (т. 214 л.д. 234, 249-252).

Подробно анализируя по каждому из эпизодов обвинения доказательства, делает вывод о недоказанности его вины. Обращает внимание на противоречивость положенных в основу обвинения доказательств.

Считает, что приговор подлежит отмене.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденных и их защитников государственный обвинитель Данилюк Р.И. полагает несостоятельными приведенные доводы и просит приговор оставить без изменения.

Потерпевшая М в своих возражениях поддерживает приговор в отношении Леонова в части осуждения за убийство ее мужа М

Потерпевшая М в свою очередь, считает чрезмерно суровым назначенное Митянину А.Н. наказание. Просит его смягчить.

Кроме того, осужденные полагают, что была нарушена тайна совещательной комнаты в связи с тем, что в период нахождения суда в совещательной комнате при вынесении приговора судья Р родила ребенка.

Изучив уголовное дело, проверив доводы апелляционных жалоб осужденных, их защитников, дополнений, и возражений, Судебная коллегия отмечает следующее.

Выводы суда о доказанности вины всех осужденных в совершенных и указанных в приговоре действиях являются правильными, основаны на совокупности исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Вина всех осужденных по каждому из эпизодов совершенных преступлений подтверждается приведенными в приговоре, как их показаниями, так и показаниями потерпевших, свидетелей, а также сведениями, содержащимися в оглашенных материалах дела.

Так, вина Митянина, Леонова, Трофимова в руководстве преступной организации и бандой, Нестерова, Микушева, Косенкова, Мазурина Чеботарева, Чермянина, Абидова в участии в преступной организации Нестерова, Микушева, Косенкова, Мазурина в участии в банде, Митянина Леонова, Трофимова, Нестерова, Микушева, Абидова в действиях связанных с незаконным оборотом огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств подтверждается показаниями Расова, Ошкадерова, Павлова, Дружинина Бугуева, Семяшкина, Чермянина и Абидова в суде, показаниями в судебном заседании 19-20 декабря 2011г. Лотошникова, его показаниями на следствии. Показания перечисленных лиц судом правильно приняты во внимание в той части, в которой они согласовывались с другими доказательствами.

Также вина осужденных в вышеперечисленных деяниях подтверждается показаниями потерпевших Г , И С , свидетелей В П ,А П ,Л К ,Б ,И ,А ,Ч ,Б ,Г М ,Г , Х Г ,К ,Н ,М Ц Т Ч ,К Т С ,П У ( ), С , Р К , Н Ч , С С , свидетелей под псевдонимами П К , К , П П , показаниями специалистов С А С и Ш , показаниями на следствии свидетелей Л , И , Р Б и др. лиц приведенными в приговоре материалами оперативно-розыскных мероприятий, а также данными, содержащимися в оглашенных и исследованных материалах дела.

В обоснование виновности осужденных суд правильно сослался на показания Расова, Ошкадерова, Павлова, Дружинина, а также Бугуева Семяшкина, Чермянина и Абидова, данные в судебном заседании показания Лотошникова в судебном заседании 19-20.12.2011 г. и на предварительном следствии, в части не противоречащей иным доказательствам, а также показания потерпевших Г И С свидетелей В П ,А П Л К П (псевдоним), К (псевдоним), Б К (псевдоним), И А Ч Б Г , М , Г , П (псевдоним), Х , П (псевдоним), Г К Н М ЦТ Ч К Т С П У ( ), С Р , К Н Ч , С , С , данных на предварительном следствии и в судебном заседании, оснований не доверять которым не имеется,

Также правильно приняты во внимание показания специалистов С А С Ш Данные лица имеют необходимое образование, соответствующие специальные познания и достаточный стаж работы по специальности.

Положенные в основу обвинения результаты экспертных исследований, судом оценены, приняты во внимание в той части, в которой они согласовались с другими доказательствами.

Изменение показаний Лотошниковым, с учетом его позиции по делу на протяжении всего судебного разбирательства, в сопоставлении с ранее данными им показаниями, суд оценил и правильно признал недостоверными его показания о своей непричастности к участию в преступной организации и банде, а, соответственно, и к иным преступлениям, за исключением побега из под стражи, положив в основу обвинения его показания, данные на предварительном следствии и в судебном заседании 19-20.12.2011 г.

Также правильно приняты во внимание показания свидетеля Л данные им на предварительном следствии 06.08.2008 г поскольку именно эти показания согласуются с показаниями Бугуева Расова, Ошкадерова, Павлова, и некоторых свидетелей, прямо указавших на участие Л в « » группировке. Показания Л данные в суде о том, что ему ничего не известно о «логиновской» преступной группировке, суд правильно признал недостоверными, противоречащими совокупности доказательств.

Правильно приняты во внимание и показания свидетеля Р данные на предварительном следствии, в ходе которых он не отрицал возможности разговора с Бугуевым о Нестерове. Эти показания фактически были подтверждены Р в суде. Заявление о нарушении закона при допросе, неразъяснение ст. 51 Конституции РФ несостоятельны, не влекут недопустимость данного протокола как доказательства, поскольку свидетелю разъяснялась ст. 56 УПК РФ. Кроме того Р работал прокурором района г Республики Коми с 1996 по 2006 год. С учетом показаний Бугуева подтвердившего, что одним из собеседников в разговоре о Нестерове был он и письменных доказательств о пользовании телефонным номером второго абонента Р в т.ч. по настоящее время, а также сведений о К , суд правильно признал неубедительными показания Бугуева о том, что вопрос о месте отбывания наказания Нестерова он решал с иным лицом, а не с Р

Положенные в основу приговора материалы ОРМ, процессуальные документы об их проведении, соответствуют требованиям УПК РФ оснований для признания их недопустимыми доказательствами не имеется.

Несмотря на доводы жалоб осужденных и их защитников приведенные в приговоре телефонные переговоры прямо подтверждают причастность осужденных к инкриминируемым деяниям. Содержание переговоров судом оценено и правильно положены в основу обвинения При этом судом также дана надлежащая оценка каждому из приведенных в приговоре телефонных переговоров. Личности собеседников в каждом конкретном разговоре установлены.

Так, согласно протоколу от 31.07.2008 года, в соответствии со ст. 96 УПК РФ, с сотового телефона Микушева о его задержании по телефону

уведомлена его супруга М , что подтверждено сведениями, представленными оператором сотовой связи, о детализации телефонных соединений абонента принадлежащего Микушеву, с абонентом от 31.07.2008 года (том 9 детализации л.д. 237).

Довод адвоката Тебенькова о необходимости участия специалиста при осмотре телефона Микушева является несостоятельным, поскольку для активации и просмотра записной книжки сотового телефона каких-либо специальных познаний не требуется.

Ссылки адвоката Тебенькова на нарушения целостности упаковки, в которой находился телефон Микушева на момент осмотра его в судебном заседании, также несостоятельны, поскольку указанные обстоятельства не свидетельствуют о фальсификации сведений, содержащихся в записной книжке телефона Микушева. Изъятие 31.07.2008 года и последующий осмотр сотового телефона Микушева, имели место с соблюдением уголовно процессуального закона. Оснований для признания протокола осмотра телефона Микушева недопустимым доказательством у суда не имелось.

Из показаний потерпевших и свидетелей, письменных доказательств следует, что не позднее осени 1998 года Митяниным, Леоновым Трофимовым и Бугуевым, имело место объединение группы людей из числа спортсменов и последующее руководство Леоновыми, Митяниным и Трофимовым в целях совершения противоправных действий, направленных на получение дохода. Указанная группа людей, получившая название « », имела четкую внутреннюю структуру с распределением обязанностей каждой иерархической группы. Были установлены негласные нормы поведения, санкций за их нарушения, гарантирующие исполнение «младшими» и «подростками», выполнение указаний «старших», в т.ч совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Начиная с первой половины 1999 года данная устойчивая группа людей имела оружие используемое в противоправной деятельности, а также «общую кассу пополняемую за счет денежных средств, полученных от противоправной деятельности.

Наличие строгой дисциплины, распределение ролей в группе тщательное планирование совершаемых преступлений, наличие действенных мер конспирации нашло свое полное подтверждение в показаниях Бугуева, Расова, Ошкадерова, Павлова, Дружинина, Пашкова других представленных и изложенных доказательствах. Свидетельствует об этом и сама длительность существования данной группы. В течение указанного времени в интересах группировки, банды, в т.ч. для сохранения ее целостности, систематического получения материального дохода, были совершены, в т.ч. с применением оружия, многочисленные тяжкие и особо тяжкие преступления корыстной направленности, убийства, связанные в частности с противодействием правоохранительным органам, с завладением материальных ценностей.

Вопреки доводам защиты, из показаний указанных лиц, в т.ч. прямо указывающих на Леонова, Митянина А., Трофимова, Бугуева, как на лиц выдвигающих те или иные незаконные требования, определяющих направление деятельности, раздающих поручения, разрешающих возникающие конфликты, в т.ч. с представителями иных преступных группировок, распоряжающихся финансами группы и обеспечивающих оружием конкретных исполнителей преступлений, вытекает их руководящая роль по отношению к другим участникам группировки.

Роль подсудимых Леонова, Митянина, Трофимова, как руководителей преступной организации подтверждается показаниями свидетелей Л П ,П ,Г и других.

О руководящей роли Леонова, Митянина А. и Трофимова в преступной организации, банды свидетельствует и факт избиения в целях поддержания дисциплины Нестерова и Ошкадерова за неисполнение распоряжений Леонова, Митянина А. и Трофимова.

Некоторые несущественные противоречия и неточности в показаниях подсудимых и свидетелей, как правильно указал суд, объясняются давностью прошедших событий, похожими обстоятельствами многих из них субъективным восприятием произошедших событий, каждым из допрошенных потерпевших, свидетелей, осужденных, указывающих о противоправной деятельности своей и иных лиц. Вместе с тем, эти показания между собой согласуются в основной их части.

Доводы осужденных Нестерова, Косенкова, Микушева, Мазурина Чеботарева, Чермянина, Абидова, о том, что судом не указано когда и при каких обстоятельствах каждый из них вступил в преступную организации и банду, являются не состоятельными. Как правильно указано судом отсутствие каких-либо «официальных документов подтверждающих создание преступной организации, банды, конкретную дату и порядок вхождения в них отдельных участников, «письменных правил и другой официальной атрибутики «организации», «банды», «клятвы» на верность, не опровергают выводы суда об их участии в преступной организации и банде.

Показания потерпевшего В и свидетелей М П ,Л ,Ю как правильно установил суд, не несут какого либо доказательственного значения по делу.

Показания свидетелей П С , Б Е о происхождении денежных средств получаемых Леоновым, Митяниным и Трофимовым суд правильно признал несостоятельными. Законность происхождения этих денег не только документально не подтверждена, но и опровергается совокупностью представленных суду доказательств.

Показания свидетеля Ч (отца) не исключают виновности его сына по предъявленному обвинению. По этим основаниям, участие Ч (отца) подсудимого Чермянина Ю. как свидетеля, суд обоснованно отказал в ходатайстве о допуске его в качестве защитника наряду с адвокатом.

Показания специалистов С А С Ш по особенностям фиксации телефонных соединений и записи их содержания, по особенностям работы базовых станций операторов сотовой связи, системы фиксации, детализации телефонных звонков и места расположения абонента, подтверждают вывод суда о достоверности содержания детализаций телефонных соединений и информации о месте нахождения абонентов, исследованных судом и приведенных в приговоре. Имеющиеся несоответствия во времени, в т.ч. указанные подсудимым Нестеровым, как правильно указал суд, объясняются объективными техническими причинами, указанными специалистами и не свидетельствуют о недостоверности указанных документов, в т.ч. сведений о принадлежности номеров определенным лицам, содержащихся в сотовом телефоне Микушева. Соответственно, заявление адвоката Тебенькова о вмешательстве в содержание записей телефона Микушева, который был осмотрен непосредственно после его задержания в присутствии понятых является необоснованным.

Причин для оговора подсудимых Митянина А., Леонова, Трофимова Бугуева, Нестерова, Микушева, Мазурина со стороны свидетелей, судом не установлено. Не установлено и оснований для оговора подсудимых Митянина А., Леонова, Трофимова, Бугуева, Нестерова, Микушева Мазурина со стороны иных подсудимых.

С учетом прослушанных аудиозаписей, содержание и авторство которых было проверено судом, с учетом иных исследованных доказательств, заявление Леонова и Митянина о невозможности ведения телефонных переговоров из мест заключения является несостоятельной.

Исходя из даты смерти М с 24 на 25.10.2003г., сведений о местонахождении Нестерова в местах лишения свободы в период со 02.06.2005 по 17.04.2007, а также показаний допрошенных лиц об имеющихся у осужденных прозвищах, суд правильно установил, что абонентским номером « » № зарегистрированный на Нестерова В., но указанный в телефоне Микушева как абонент пользовался Митянин АН., а не иные лица. В свою очередь, Нестеров пользовался в т.ч. абонентским № как это указано в записной книжке телефона Микушева и подтверждается показаниями свидетеля Ч иР

После прослушивания фонограмм записи телефонных переговоров подсудимые Бугуев, Расов, Ошкадеров, Дружинин подтвердили содержание состоявшихся с их участием телефонных разговоров. Пояснили, что используя средства сотовой связи, они разговаривали с отбывающими наказание Митяниным А., Леоновым, а также между собой, с другими участниками группировки. Из содержания указанных переговоров усматривается, что Леонов, Митянин А. и Трофимов продолжают совместное руководство ранее созданной преступной организацией.

Этот вывод суда следует: - из состоявшегося 27.09.2007 телефонного разговора с абонентом № и Ошкадеровым ), во время которого собеседник Ошкадерова сообщает ему, что звонит « », и он (Митянин), от имени « собирается позвонить и поздравить с днем рождения иное лицо; факт этого разговора подтвердил Ошкадеров содержание разговора соответствует протоколу осмотра и прослушивания фонограмм, данными детализации и сведениями о местоположении базовых станций (диск № 367 УБОП Ошкадеров сентябрь-октябрь 2007 года, файл «25 сентября 2007, 09.35.19», том 51 л.д. 39, том 5 детализации л.д.

189% - из состоявшихся разговоров, фонограммы которых размещены на диске № 360 Митянин декабрь 2007:

- в файлах «18 декабря 2007, 15.52.55», «18 декабря 2007, 16.02.53» (том 51 л.д. 8, том 7 детализации л.д. 25), между Митяниным и Леоновым ( , в ходе которых они между собой выражают недовольство членами группировки, которые ненадлежащим образом исполняют их указания по подготовке жалоб в защиту Леонова и Митянина в Европейский Суд по правам человека; - в файлах «13 декабря 2007, 19.59.03», «17 декабря 2007, 11.41.54» (том 51 л.д. 3-4, 6-7, том 7 детализации л.д. 22, 24) между Митяниным ( ) и Бугуевым ( , в файле «18 декабря 2007, 16.31.08» (том 51 л.д. 11-12, том 7 детализации л.д. 25) между Митяниным ( ) и Трофимовым ( , в файле «18 декабря 2007, 16.40.58» (том 51 л.д. 12-14, том 7 детализации л.д. 25) между Митяниным ) и Леоновым ( , во время которых между ними обсуждались вопросы легализации, вложения имеющихся у них и их родителей денежных средств, получения от этого прибыли.

На диске № 356 Трофимов декабрь 2007: - в файле «18 декабрь 2007, 16.14.54» (том 51 л.д. 45-46, том 1 детализации МТС л.д. 184), между Леоновым ( ) и Трофимовым,

в ходе которого они также обсуждали вопросы эффективного вложения их денежных средств; - в ходе телефонных переговоров 01.12.2007 и 12.12.2007 Митянин сообщал Трофимову и Леонову, соответственно, о том, что находится в медицинской части исправительного учреждения на излечении (диск № 356 Трофимов файл «01 декабря 2007, 12.49.26», т. 51 л.д. 44, т. 1 л.д. 176; диск № 360 Митянин, файл «12 декабря 2007, 12.47.15», т. 51 л.д. 2-3, т. 7 л.д. 22).

Согласно имеющимся в материалах дела сведениям ФКУ СИЗО от 23.10.2013, подсудимый Митянин, отбывая наказание в ФКУ ИК действительно в период с 27.11.2007 по 27.12.2007 находился на амбулаторном лечении.

На диске № 351 Бугуев декабрь 2007: - в файле «29 декабря 2007, 17.28.31» (том 51 л.д. 48-52, том 4 детализации МТС л.д. 251), между Бугуевым ( ) и Леоновым ( , в ходе которого они обсуждают вопросы деятельности группировки эффективного расходования денежных средств «общей кассы». При этом Бугуев выражает недовольство действиями Трофимова, который, нигде не работая, приобрел джип, единолично распоряжается денежными средствами «общей кассы» и не отчитывается за это. В ходе этого же разговора Леонов говоря о прошлом, говорит Бугуеву, что они начинали вчетвером (Леонов Митянин, Бугуев и Трофимов);

На диске № 384 Дружинин: - в файлах «21 января 2008, 21.24.53», «22 января 2008, 16.32.50», «22 января 2008, 16.37.47», «23 января 2008, 18.56.57», «10 февраля 2008, 17.15.41» (том

51 л.д. 64-66, 70-71, том 3 детализации МТС л.д. 173-175, 195), между Леоновым (89042321889, 89129617959) и Дружининым (89128665160), в ходе которых Дружинин в связи с возбуждением настоящего уголовного дела информирует Леонова о ходе его расследования, о существе обвинения предъявленного задержанным участникам группировки, о лицах которые могут дать изобличающие показания.

Наличие этих разговоров и личность разговаривающих абонентов, кроме показаний Бугуева, Расова, Ошкадерова, Дружинина подтверждены и другими доказательствами.

При прослушивании диска №397 установлено, что: - файл «20 февраля 2008, 02.09.24» (том 51 л.д. 93-96, том 6 детализации ТЕЛЕ-2 л.д. 147) в разговоре между Нестеровым (89048620774) и Леоновым (89042321889), Нестеров доводит до сведения Леонова, что задержанные лица, в т.ч. Ошкадеров и Лотошников, со ссылкой на ст. 51 Конституции РФ каких-либо показаний не дают. В этом же разговоре Нестеров с Леоновым ссылаются на проведенные 13.01.2008 года, в день задержания Нестерова, в их квартирах обыски, которые согласно материалам дела действительно имели место 13.01.2008 года (т. 35 л.д. 32-34, 38-41, т. 62 л.д. 52-53).

Использование в период нахождения под стражей подсудимым Нестеровым абонентского номера усматривается из содержания телефонного разговора 06.02.2008 года между Расовым и Леоновым Содержащийся в СИЗО п. Расов по просьбе Леонова называет ему абонентский номер сотового телефона, которым пользуется Нестеров - (диск №397, файл «06 февраля 2008, 03.09.13», том 51 л.д. 92, том 6 детализации л.д. 135).

Руководство преступной организацией, бандой Трофимовым Митяниным А., Леоновым, подтверждается разговорами Митянина с Леоновым 13.01.2008 года, во время которого, они обеспокоенные арестами указывают, что ранее неоднократно предупреждали членов группировки о соблюдении мер конспирации (диск № 018, файлы «20.22», «22.00», том 51 л.д. 97-98, том 7 детализации ТЕЛЕ-2 л.д. 25-26). Кроме того, их разговорами с другими участниками группировки, во время которых Митянин, Леонов призывают их к бдительности, дают различного рода указания, в т.ч. по подготовке их жалоб в Европейский Суд по правам человека, по передаче денежных средств родственникам Митянина и Леонова, а также продуктов питания Митянину и Леонову. Рядовые члены группировки, выполняя эти указания, информируют отбывающих наказание в местах лишения свободы о ходе расследования дела. Указанные обстоятельства подтверждаются разговорами между Митяниным и Нестеровым (диск №360 Митянин декабрь 2007: файлы «14 декабря 2007, 19.38.36», «17 декабря 2007, 12.26.37», «18 дек 2007, 16.18.57» том 51 л.д. 5, 7-8, 9-11, том 7 детализации ТЕЛЕ-2 л.д.

23-25), разговорами между Митяниным и Ошкадеровым (диск №368 Ошкадеров декабрь 2007: «13 декабря 2007, 16.27.28» том 51 л.д. 17, том 5 детализации МТС л.д. 267), между Ошкадеровым и Леоновым (диск №368 Ошкадеров декабрь 2007: «06 декабря 2007, 09.02.21», «18 декабря 2007, 18.20.44», «27 декабря 2007, 00.12.19», «27 декабря 2007, 15.10.36», том 51 л.д. 15-16, 17, 19, 20, том 5 детализации МТС л.д. 256, 277, 288), между Леоновым и Расовым (диск №359 Расов декабря 2007: «01 января 2008, 18.31.39», том 51 л.д. 21, том 3 детализации МТС л.д. 36), между Трофимовым и Расовым (диск №359 Расов декабря 2007: «18 декабря 2007, 19.24.45» том 51 л.д. 23-24, том 3 детализации МТС л.д. 19), между Леоновым и Дружининым (диск №384: «17 января 2008, 16.15.29», «01 февраля 2008, 10.16.21», том 51 л.д. 62, 67, том 3 детализации МТС л.д. 167, 187).

Ошкадеров в судебном заседании 13.05.2013 года подтвердил, что ему по телефону Митяниным и Леоновым действительно давались указания по написанию жалоб в Европейский Суд по правам человека на приговор суда от 21.12.2006 года. При участии адвоката Никулина он, Ошкадеров занимался выполнением этого поручения. Адвокат Никулин действительно упоминается в телефонных переговорах подсудимых.

Данные обстоятельства в судебном заседании подтвердили Расов и Дружинин, которые неоднократно по поручениям Митянина, Леонова и Трофимова выезжали в г. , в т.ч. для подготовки жалобы в Европейский Суд по правам человека на приговор Октябрьского районного суда г. Иваново.

Достоверность этих показаний подтверждена и содержанием 14.12.2007 года разговора между Митяниным и Нестеровым, в ходе которого Митянин дает указания Нестерову по поводу подготовки документов в Европейский Суд по правам человека, и требует, чтобы Нестеров довел это до сведения Ошкадерова или Расова (диск №3 60 Митянин декабря 2007 «14 декабря 2007, 19.38.36» том 51 л.д. 5, том 7 детализации ТЕЛЕ- 2 л.д. 23).

Митянин с Леоновым приговором Октябрьского районного суда г. Иваново от 21.12.2006 года осуждены соответственно за грабеж и разбой (т. 18 л.д. 108-171) и, согласно протоколу обыска от 13.01.2008 года, осмотра вещественных доказательств от 17.02.2008 года в жилом помещении Ошкадерова п. ул. 1 была изъята жалоба Леонова в Европейский Суд по правам человека на указанный приговор суда (т. 49 л.д. 236-242). Содержанию прослушанных в судебном заседании фонограмм соответствуют и содержание протоколов их осмотра (т.51 л.д. 1-111).

Сведения, содержащиеся в «записной книжке» сотового телефона Микушева, показания Бугуева, Расова, Ошкадерова, Дружинина исследованные фонограммы, протокола их осмотра, результаты оперативно розыскных мероприятий, в совокупности с данными детализаций телефонных соединений и местоположения базовых станций (биллинг свидетельствуют, о том, что при координации противоправных действий отбывающие наказание в исправительных колониях Митянин А. пользовался абонентским номером а Леонов - тремя абонентскими номерами - и Члены группировки пользовались номерами: Ошкадеров - Дружинин - Нестеров - и Расов номерами - и

Пользование Митяниным А., Леоновым указанными абонентскими номерами, содержание прослушанных фонограмм подтверждено подсудимыми и другими доказательствами:

После исследования диска № 360 «УБОП Митянин декабрь 2007», файл «13 декабря 2007, 19.59.03», «13 декабря 2007, 20.05.06», «файл 17 декабря 2007, 11.41.54», подсудимый Бугуев подтвердил, что он разговаривал с Митяниным (№ пояснил, что 17.12.2007 года в разговоре Митянин обращался к нему с просьбой обеспечить явку в суд на 24 число М -жены Митянина А. (том 51 л.д. 3-5, 6-7, том 7 детализации ТЕЛЕ-2 л.д. 22, 24).

Согласно исследованных материалов гражданского дела № из за неявки в судебное заседание 07.12.2007 года М супруги подсудимого Митянина А., судебное заседание, действительно, было отложено на 24.12.2007.

После прослушивания диска № 368 «УБОП Ошкадеров декабрь 2007», файл «6 декабря 2007 года, 09.02.01», подсудимый Ошкадеров подтвердил наличие разговора с Леоновым, в котором тот дает ему указание о передаче денег матери Леонова и жене Леонова - Я

В судебном заседании установлено, что мать Леонова - С получала деньги, и что ранее Леонов состоял в браке с Я Наличие этого разговор, во время которого Леонов пользовался номером

подтвержден детализацией (том 51 л.д. 15-16, том 5 детализации МТС л.д. 256).

После прослушивания диска № 384 «Дружинин» файл «23 января 2008 года 18.56.57» Дружинин подтвердил наличие разговора, в котором Леонов сообщает, что его (Леонова), уведомили о возбуждении уголовного дела и привлечении к уголовной ответственности по ст. 210 УК РФ.

Содержание разговора подтверждено распиской Леонова из материалов его личного дела о его уведомлении о возбуждении уголовного дела в отношении него по ст. 210 ч. 1 УК РФ.

Этот разговор, во время которого Леонов пользовался абонентским номером подтвержден детализацией телефонных соединений (том 51 л.д. 66, том 3 детализации МТС л.д. 175).

Использование Леоновым абонентского номера установлено исследованной фонограммой разговора между Дружининым и Леоновым, когда последний дает указание Дружинину «закинуть», на его (Леонова) счет рублей (диск № 384 Дружинин файл «01 февраля 2008, 10.16.21», «5 февраля 2008, 21.32.40», «10 февраля 2008, 17.15.41»).

Наличие таких разговоров в судебном заседании подтвердил Дружинин подтверждается это и протоколом осмотра и прослушивания фонограмм сведениями детализации телефонных соединений (том 51 л.д. 70-71, том 3 детализации МТС л.д. 187, 192, 195). Кроме того, согласно квитанции к приходно-кассовому ордеру № 253 на лицевой счет Леонова, отбывающего наказание в ФГУ ИК 11.02.2008 года, то есть на следующий день после разговора с Дружининым, от имени Чеботарева Д.А. поступили денежные средства в указанном размере.

Использование Леоновым, Митяниным, Нестеровым в период проведения оперативных мероприятий абонентских номеров зарегистрированных на иных лиц, выводы суда под сомнение не ставят. С учетом показаний других осужденных о наличии в их распоряжении сим карт, в т.ч. в местах лишения свободы, а также показаниями свидетелей У , П ,П , содержания рапорта сотрудника СИЗО об изъятии у Леонова сим-карты в 2012 году, суд правильно установил, что сим-карты телефонов с абонентскими номерами, которыми пользовался Леонов, ему были переданы незаконным путем.

С учетом вышеизложенного, совокупности исследованных доказательств а также содержания состоявшегося 27.12.2007 разговора между Бугуевым и Леоновым, в ходе которого обсуждался вопрос использования денежных средств группировки, суд правильно установил наличие в преступной организации « «общей кассы», использование ее средств, в том числе, на поддержку отбывающих наказание Митянина и Леонова, на выплату заработной платы участникам группировки, как и указывали об этом подсудимые Расов, Ошкадеров, Бугуев, Павлов, Дружинин Лотошников 19-12.12.2013 года, свидетель П , а также свидетель Л на стадии предварительного следствия.

Данные обстоятельства, как и руководящая роль Леонова, Митянина А и Трофимова, в т.ч. как распорядителя «общей кассы», подтверждены и содержанием разговора от 30.12.2007 между Трофимовым и Расовым, когда Расов спрашивает разрешения у Трофимова взять из «котла» группировки деньги на покупку подарков (диск № 0/2-340, файл 7А23ГО07, том 51 л.д. 73, т. 80 л.д. 4-6, том 1 детализации МТС л.д. 191), а также содержанием разговора между Леоновым и Трофимовым от 30.12.2007 года, когда Леонов говорит Трофимову, о необходимости повышения ему и Митянину денежных выплат, указывая, что сумма не увеличивалась уже на протяжении четырех лет со дня их задержания, остается неизменной рублей. Трофимов возражает и говорит, что Расов и Ошкадеров (участники группировки получают меньше, что на содержание Митянина и Леонова дополнительно затрачивается еще и по рублей на посылки с продуктами питания (диск № 0/2-340, файл 75230007, том 51 л.д. 72-73, том 80 л.д. 4-6 том 1 детализации МТС л.д. 191).

Доводы Митянина, Леонова о получении ими денежных средств как «процентов» от вложенных сумм, а также их доводы и доводы Трофимова о наличии постоянного места работы и источника дохода опровергаются показаниями свидетеля И , указавшего, что трудоустройство Леонова Митянина, Трофимова на его предприятии « » носило формальный характер, и показаниями свидетеля К который указал, что знаком с указанными лицами, только как с клиентами, ничего не поясняя об их трудоустройстве у него на предприятии.

Указанные обстоятельства подтверждаются и содержанием прослушанного в суде разговора между Леоновым и Бугуевым, в ходе которого Бугуев, обсуждая вопросы расходования средств общей кассы группировки, заявил Леонову, что Трофимов, нигде не работая, приобрел себе «Джип». Покупку автомобиля « » за рублей в судебном заседании подтвердил и сам Трофимов, другие подсудимые Подтверждено это и сведениями из ГИБДД.

В связи с этим, представленные сведения о работе Леонова, Митянина Трофимова, в т.ч. представленные в 2014 году сведения о трудоустройстве Трофимова у К , суд правильно признал недостоверными.

Выводы суда о том, что Бугуев С.Л. занимался в интересах преступной организации налаживанием связей с работниками властных структур подтверждаются показаниями подсудимого Расова, свидетеля П Чекмизова, Кузнецова, Туманова, Климова потерпевших И Г , С . Сам Бугуев не отрицал, что пользовался имеющимися у него связями, в т.ч. в период его работы в РОВД для оформления документов на оружие и автомашины, пресекал попытки наблюдения за Митяниным А., Леоновым и Трофимовым, решал вопросы о месте отбывания наказания членами преступной организации (Нестеров).

Знакомство и общение Бугуева с представителями органов власти (С ,Б ,Р , Ш и др.) давало ему возможность решать все вышеуказанные вопросы в пользу « преступной организации».

Такое сближение позволяло участникам преступной организации получать от работников правоохранительных органов необходимую интересующую информацию, использовать ее в своих криминальных интересах, и в частности, влиять на ход расследования уголовных дел принимать меры к дискредитации работников правоохранительных органов.

Тот факт, что Бугуев за указанные действия не осужден не влияет на правильность выводов суда.

Из представленных операторами сотовой связи сведений о телефонных соединениях следует, что: - между Бугуевым, Митяниным, Леоновым и Трофимовым за период за период с 01.11.2007 по 31.03.2008 состоялось в совокупности не менее 242 телефонных переговоров; - между Митяниным и Нестеровым, Дружининым, Ошкадеровым, Расовым за период с 01.11.2007 по 31.03.2008 состоялось не менее 145 телефонных переговоров; - между Леоновым и Нестеровым, Дружининым, Ошкадеровым, Расовым за период с 01.11.2007 по 31.03.2008 - не менее 134 телефонных переговоров; - между Трофимовым и Нестеровым, Дружининым, Ошкадеровым, Расовым за период с 01.11.2007 по 31.03.2008 - не менее 125 телефонных переговоров; - между Бугуевым и теми же лицами с 01.11.2007 по 13.01.2008 - не менее 41 телефонного разговора;

Наличие такого значительного количества телефонных переговоров, их систематического характера между лидерами группировки, а также лидеров группировки с другими ее участниками, даже в условиях изоляции от общества Митянина и Леонова, а также с Бугуевым и П действовавших в интересах группировки, свидетельствует об устойчивости связей между участниками группировки, банды и ее сплоченности.

Использование руководителями и участниками группировки абонентскими номерами, зарегистрированными на третьих лиц свидетельствует о принятии участниками « преступной организации мер конспирации.

Вооруженность группировки, банды, также нашла свое подтверждение в суде из показаний подсудимых Расова, Ошкадерова, Павлова, Дружинина Бугуева, Чермянина, частично показаниями Абидова, а также свидетелей П , К (псевдоним), Н о, С Ч , о наличии оружия в группировке, его видах и количестве, месте хранения и передачи, о конкретных случаях перевозки. Также вооруженность группировки, банды подтверждается протоколами проведенных обысков, в ходе которых было обнаружено и изъято значительное количество оружия боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, среди которого согласно проведенным судебно-баллистическим и криминалистическим экспертизам, имелось оружие, которое применялось при совершении ряда преступлений, инкриминируемых подсудимым.

Принадлежность изъятого из гаража оружия « » группировке банде подтверждена и протоколами опознания отдельных единиц оружия подсудимыми Бугуевым, Расовым, Ошкадеровым, свидетелем П указавших, где и при каких обстоятельствах они их видели.

Согласно показаниям Трофимова, после его задержания 13.01.2008 года и взятия его под стражу, после проведенного обыска в квартире и автомашине « », его автомобиль, поставлен на автостоянку, откуда он пропал при неизвестных обстоятельствах. Каким образом его автомобиль оказался позже в гараже с оружием, ему не известно.

Не исключает, что эти обстоятельства свидетельствует о возможной провокации правоохранительных органов, их желании представить его причастным к незаконному обороту оружия и к « » преступной группировке.

Данные доводы Трофимова суд правильно признал несостоятельными.

Согласно протоколу обыска от 10.10.2008 года, осмотра от 13.10.2008 года в гараже кроме оружия, действительно был обнаружен и автомобиль Трофимова (т. 36 л.д. 17-35, т. 50 л.д. 93-103).

Из показаний свидетелей С и Ч следует, что на период заключения договора аренды и на день передачи ключей Ч Абидову (середина января 2008 года), в гараже какого-либо транспорта не было. Однако, как следует из показаний Ч , он видел автомашину « » в данном гараже еще в день перевозки оружия в марте 2008 года после ареста Дружинина (14.03.2008 года). Тогда как сотрудниками правоохранительных органов автомашина была обнаружена лишь 10.10.2008 года в день обыска в гараже № ГСК « ». Это обстоятельство исключает доводы Трофимова о «провокации» со стороны сотрудников правоохранительных органов. В то же время, нахождение в гараже № ГСК « » транспортного средства одного из лидеров группировки Трофимова, подтверждает принадлежность оружия, боеприпасов, изъятых в гаражах № ГСК « » и № ГСК участникам « » преступной организации.

Доводы Трофимова о его оговоре свидетелем Н , суд правильно признал несостоятельными, поскольку убедительные причины такого оговора судом не установлены.

Доводы Абидова о его оговоре свидетелем Ч также являются несостоятельными, поскольку причин для оговора судом не установлена а причина, указанная Абидовым является его домыслом.

Вопреки его доводам объем предъявленного обвинения судом по ст. 210 УК РФ не завышен. Как правильно установил суд, преступная организация и банда существовала до января 2008 г., но в конце марта 2008 г. после задержания одного из членов группировки Абидов с целью сокрытия следов перевез ранее используемое членами группировки вооружение из одного места в другое, где оно и было обнаружено 10 октября 2008 г.

Согласно исследованным доказательствам, каждый из подсудимых понимал свою принадлежность к четко определенному кругу лиц занимающихся противоправной деятельностью, занимал свое определенное иерархическое положение в этой группе лиц, выполняя роль лидера или исполняя поручения лидеров, а также действуя по собственной инициативе в интересах всех членов группировки, совершая при этом тяжкие и особо тяжкие преступления, осознавая общественную опасность своих действий.

Доводы осужденных о том, что с момента заключения Леонова и Митянина под стражу в 2003 году они не могли совершать какие-либо преступления, в том числе осуществлять руководство преступной организацией, бандой, и не могут нести ответственность за действия лиц, с которыми даже не были знакомы, являются несостоятельными.

Из совокупности исследованных судом доказательств следует, что находясь в местах лишения свободы, Леонов и Митянин продолжали активно поддерживать связь с Трофимовым, как с одним из руководителей преступной организации, банды, и рядом участников преступной организации и банды, интересуясь положением дел, финансовым состоянием группировки, давая поручения, указания о тактике поведения оговаривая возможность увеличения им (Леонову и Митянину материального содержания. Несмотря на их изоляцию от общества, общий характер действий группировки не изменился, ее численность увеличилась, а сфера деятельности расширилась, преступления совершались по-прежнему, в интересах группировки с целью обогащения, в т.ч. Леонова и Митянина А и сокрытия противоправной деятельности группировки. Как и ранее участники группировки продолжили совершение преступлений корыстной направленности, в том числе, сопряженных с убийствами.

Так, участники группировки продолжили вымогать денежные средства у Г . В 2004 году путем угроз, избиения они склонили к выплате денежных средств потерпевших М ,И К , К .С 24.10.2003 на 25.10.2003 года лишили жизни Р с П которые, как и Ч давали изобличающие участников группировки показания. В период 2005-2007 годы участниками группировки были убиты В ,К ,К ,А собственники жилых помещений, а чтобы не быть изобличенными совершили убийство П . В этот период был лишен жизни К , в г. за вознаграждение с участием условно-досрочного освобожденного из мест лишения свободы Нестерова была избита З , а позднее с участием Дружинина, избита и К , а также с использованием общественных организаций « ...», Ассоциации «»

совершены хищения чужого имущества.

Правильно установлено, что все преступления были совершены в интересах банды и преступной организации « », за исключением причинения смерти М поскольку полученные от этих преступлений денежные средства поступали в общую кассу или непосредственным исполнителям преступлений, расходовались в интересах группировки, в том числе, и на содержание Трофимова и содержащихся под стражей Митянина и Леонова. Таким образом, все совершенные преступления, в т.ч. после задержания Митянина и Леонова, охватывались единым умыслом не только Трофимова, но и Леонова, и Митянина.

В соответствии с положениями закона, лицо, создавшее преступную организацию, а также лица, осуществляющие коллективное руководство такой организацией, несут уголовную ответственность по ст.210 ч.1 УК РФ за совершение хотя бы одного из указанных в ней преступных действий, а также по соответствующим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации за все совершенные другими участниками преступной организации без ссылки часть 3 ст. 33 УК РФ и в том случае, когда указанные лица непосредственно не участвовали в совершении конкретных преступлений, но они охватывались их умыслом.

Исходя из исследованных доказательств, суд правильно пришел к выводу, что именно такие обстоятельства и имели место по настоящему делу.

Под участием в преступной организации, следует понимать вхождение в состав организации. Преступление в форме участия лица в преступной организации считается оконченным с момента совершения хотя бы одного из указанных преступлений или иных конкретных действий по обеспечению деятельности преступной организации. Эти обстоятельства также нашли свое подтверждение.

На основании исследованных доказательств суд правильно установил что Трофимов, Леонов, Митянин А. приняли на себя руководство ранее созданной преступной организацией и бандой вплоть до 13.01.2008 года т.к. представленными доказательствами подтверждено наличие у преступной организации, банды огнестрельного оружия, его основных частей боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, хранение перевозка и ношение которых обеспечивалось организаторами и руководителями, а также участниками преступной организации: Расовым Ошкадеровым, Нестеровым, Дружининым, Павловым, Косенковым Мазуриным, Лотошниковым, Микушевым, Чермяниным, Абидовым Семяшкиным, Чеботаревым, и участниками устойчивой вооруженной группы (банды): Расовым, Ошкадеровым, Нестеровым, Дружининым Павловым, Косенковым, Мазуриным, Лотошниковым, Микушевым, которые совершали преступления, используя данное оружие.

Проанализировав приведенные в приговоре доказательства, суд пришел к правильному выводу о том, что Митянин, Леонов и Трофимов руководили ранее созданными преступной организацией и бандой, Нестеров. Микушев, Косенков, Мазурин, Чеботарев, Чермянин и Абидов принимали участие в данной преступной организации, а Нестеров, Микушев, Косенков и Мазурин - участвовали в банде и совершаемых ею нападениях. При этом банда и преступная организация была достаточно хорошо оснащена, в распоряжении участников находилось огнестрельное оружие и боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства.

Доводы осужденных Леонова и Митянина, что они не могли руководить бандой и организацией в связи с их нахождением под стражей и в местах лишения свободы - Леонова с 29 апреля 2004 г Митянина - с 27 апреля 2004 г., несостоятельны. Как установлено судом находясь в местах лишения свободы, Леонов и Митянин продолжали активно поддерживать связь с оставшимся на свободе еще одним руководителем - Трофимовым, с рядом участников банды. Они интересовались положением дел, финансовым состоянием, группировки давали поручения и указания о тактике поведения, настаивали на увеличении им материального содержания. При этом общий характер действий группировки не изменился, ее численность увеличилась, сфера деятельности расширилась, преступления совершались по-прежнему в интересах группировки.

Так, участники группировки продолжили вымогать деньги у Г в 2004 г. склонили к выплате денежных средств М И , К К . В октябре 2003 г. убили Р и П , которые, как и убитый в 1999 г. Ч давали изобличающие группировку показания. В период 2005-2007 гг участниками группировки были убиты В , К ,К А совершены убийства других лиц и иные преступления. Все совершенные преступления, в т.ч. и после задержания Леонова и Митянина, охватывались единым умыслом всех участников.

С учетом изложенного в данной части судом правильно квалифицированы действия осужденных:

- Митянина, Леонова и Трофимова по ч. 1 ст. 210 и ч. 1 ст. 209 УК РФ (в редакции ФЗ от 8.12.2003 г.), т.е. руководство ранее созданными преступной организацией и бандой; - Нестерова, Микушева, Косенкова, Мазурина, Чеботарева, Чермянина Абидова по ч. 2 ст. 201 УК РФ (в редакции ФЗ от 8.12.2003 г.), т.е участие в преступной организации;

- Нестерова, Микушева, Косенкова, Мазурина по ч. 2 ст. 209 УК РФ (в редакции ФЗ от 8.12.2003 г.), т.е. участие в банде и совершаемых ею нападениях; - Митянина, Леонова, Трофимова, Нестерова, Микушева, Абидова по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции ФЗ от 25.06.1998 г.) т.е. незаконные хранение перевозка, ношение огнестрельного оружия, его основных частей боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, совершенные организованной группой.

По эпизоду убийства Ч вина Леонова, Митянина и Трофимова подтверждается показаниями непосредственных исполнителей и участников группировки Расова и Ошкадерова в судебном заседании и в ходе предварительного расследования (т. 63 л.д. 87-88, т. 64 л.д. 56-57), показаниями в судебном заседании и в ходе предварительного расследования свидетеля П (т. 1 л.д. 74-79), свидетелей П П Б П , П , а также протоколом проверки показаний П (т. 76 л.д. 29-31), протоколом осмотра места происшествия от 2.07.99 г. (т. 1 л.д. 3-6), протоколом опознания свидетелем В обнаруженного трупа Ч заключениями экспертиз.

В основу обвинения по данному эпизоду судом правильно положены в т.ч. показания Расова и Ошкадерова, непосредственных исполнителей убийства.

Так, из показаний Расова следует, что и весной 1999 г. от Митянина А., одного из руководителей группировки, ему стало известно что «старшие» {так назывались руководители группировки) недовольны поведением члена группировки Ч . Со слов Митянина тот утаивал деньги, сотрудничал с правоохранительными органами, в связи с чем, и было принято решение о его убийстве. При этом со слов Митянина убийство будет так называемой проверкой для них - Расова и Ошкадерова, а также будет уроком для других членов группировки Решение об убийстве Ч было принято лидерами группировки Леоновым, Трофимовым и Митяниным. После этого им и Ошкадеровым было совершено убийство Ч .

Данные показания Расова подтвердил и Ошкадеров, согласуются они и с иными приведенными в приговоре по данному эпизоду доказательствами.

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 02.07.1999 года как и указывали в своих показаниях Расов с Ошкадеровым, в районе дачного общества « » в р. действительно был обнаружен с признаками насильственной смерти обвязанный веревкой с двумя гирями труп мужчины (том №1 л.д. 3-6).

Свидетель В 8 июля 1999 г. по внешнему виду, зубам, татуировке в извлеченном из реки трупе опознала Ч (т. 1 л.д. 9).

В судебном заседании свидетель В обстоятельства опознания подтвердила, пояснила, что Ч знала достаточно хорошо Ч входил в состав « » группировки. У Ч в области плеча была татуировка.

Подсудимый Расов, присутствующий при опознании, как и В пояснил, что у Ч в области плеча действительно была татуировка.

Наличие татуировки на левом плече потерпевшего подтверждено и заключением судебно-медицинской экспертизы от 17.08.1999 года (т. 1 л.д. 35-50).

В этой связи, на основе оценки совокупности исследованных доказательств суд правильно установил, что извлеченный 02.07.1999 г. из р. труп мужчины является трупом потерпевшего Ч а не иного лица, на что указывал Митянин А.

Утверждение стороны защиты о том, что существуют различия в описаниях татуировки у Ч и обнаруженного трупа, не ставит под сомнения показания Расова и В о том, что труп обнаруженного мужчины с признаками насильственной смерти 02.07.1999 года, в районе дачного общества « » в р. действительно является трупом Ч

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы от 17.08.1999 г как и указывали в своих показаниях Расов с Ошкадеровым, Ч в результате множественных ударов металлической трубой, топором были нанесены причинившие тяжкий вред здоровью открытая травма головы рубленая, ушибленные раны, вдавленные переломы теменных костей которые повлекли за собой смерть потерпевшего (т. 1 л.д. 35-50).

Расов с Ошкадеровым дополнительно пояснили, что во время убийства при нанесении ударов, Ч , защищаясь, прикрывал голову руками.

Заключением судебно-медицинской экспертизы от 17.08.1999 г установлено, что у Ч действительно был выявлен перелом фаланг 1-2 пальцев правой кисти (т. 1 л.д.38).

Из заключения судебно-медицинской экспертизы от 17.08.1999 года вытекает, что смерть Ч исходя из выраженности трупных явлений наступила в день его обнаружения 02.07.1999 (т. 1 л.д.39).

Вместе с тем, согласно заключению дополнительной судебно медицинской экспертизы от 12.01.2004 смерть Ч могла наступить в середине мая 1999 года. Указанная в заключении от 17.08.1999 давность наступления смерти потерпевшего, не соответствует действительности, т.к со дня обнаружения трупа (02.07.1999) и дня его исследования (06.07.1999) прошел небольшой промежуток времени - 4 дня. Для возникновения гнилостных изменений такой степени выраженности необходим больший промежуток времени/т. 1 л.д. 156-157/.

Возможность наступления смерти в мае 1999 года, на что указано в заключении эксперта от 12.01.2004, подтверждено показаниями Расова Ошкадерова, П .

Из показаний Расова следует, что Ч к реке был вывезен под предлогом празднования дня рождения Расова с Микушевым.

Согласно материалам дела дни рождения у Расова и Микушева действительно двадцать третьего и двадцать восьмого мая соответственно.

С учетом изложенного, суд правильно в части времени причинения телесных повреждений, наступления смерти Ч как более объективного, принял во внимание заключение судебно-медицинской экспертизы от 12.01.2004, которое не исключает достоверности СМЭ от 17.08.1999 в остальной ее части.

Исследовав представленные сторонами доказательства по факту убийства Ч ., оценив каждое из них с точки зрения относимости допустимости, достоверности, а все их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела, суд пришел к правильному выводу о доказанности вины Леонова, Митянина, Трофимова в совершении убийства Ч

В связи с подтверждением иными доказательствами суд правильно признал достоверными, соответствующими действительности, показания свидетелей, а также Расова и Ошкадерова.

Причин для оговора остальных осужденных со стороны Расова и Ошкадерова судом не установлено, а ссылки стороны защиты о том, что Расов и Ошкадеров оговаривают Леонова, Митянина и Трофимова с целью уйти от ответственности не соответствует действительности, поскольку в своих показаниях Расов и Ошкадеров изобличают не только Леонова Митянина и Трофимова, но и себя.

Таким образом, причастность Трофимова, Митянина А., Леонова как руководителей преступной организации и банды, организаторов данного убийства установлена.

Оснований для освобождения Трофимова, Леонова и Митянина от уголовной ответственности за убийство Ч вследствие истечения сроков давности суд не усмотрел, должным образом мотивировав свои выводы. С данными выводами соглашается и Судебная коллегия.

По эпизоду приготовления к убийству и убийства К вина Леонова, Митянина, Трофимова и Микушева подтверждается показаниями потерпевшей К свидетелей А П С , Л К К , Л М М ,В К , эксперта А , показаниями Расова Ошкадерова, Бугуева и Лотошникова, показаниями исполнителей убийства Павлова и Дружинина, данными, содержащимися в оглашенных и исследованных материалах дела.

Исследовав доказательства как по факту приготовления к убийству К так и совершению его убийства, оценив каждое из них с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела, суд пришел к правильному к выводу о доказанности вины Леонова, Митянина Трофимова и Микушева в совершении приготовления к убийству К организованной группой, и о доказанности вины подсудимых.

Оценивая показания потерпевших и свидетелей, суд обоснованно признал достоверными показания потерпевшей К свидетелей А П С Л Н. (оглашенные К К Л М М В К эксперта А а также показания, по данным эпизодам Расова, Ошкадерова, Бугуева и Лотошникова.

В связи с подтверждениями иными доказательствами правильно судом приняты во внимание и показания Дружинина и Павлова относительно роли Трофимова, Леонова и Митянина в убийстве К .

Положенные в основу обвинения по данному эпизоду доказательства вопреки доводам осужденных и их защитников, являются достоверными допустимыми, получены в соответствии с УПК РФ, при реальном разъяснении, предоставлении и использовании процессуальных прав их участниками, и не содержат существенных противоречий.

Также является правильным вывод суда о недостоверности показаний по данным эпизодам Леонова, Митянина, Трофимова, Нестерова Микушева, а также свидетеля К поскольку они опровергаются совокупностью приведенных доказательств.

На основе совокупности исследованных доказательств судом сделан правильный вывод о том, что летом 1999 года Салисов, на почве личных неприязненных отношений, принял решение совершить убийство К и совместно с Трофимовым, Митяниным и Леоновым разработали план лишения К жизни, как лидера противоборствующей преступной группировки, и провели подготовку к совершению данного преступления.

В один из дней июня-августа 1999 года, Салисов и Митянин вооружившись автоматом марки «АКМ» и карабином марки «Сайга», на микроавтобусе марки « », а Микушев с неустановленными лицами на автомашинах марки государственный регистрационный номер

и марки , около 21 часа, обнаружили К в автомашине марки , и с целью лишения его жизни начали преследование К Однако, довести свой преступный умысел до конца и совершить умышленное убийство К не смогли, по независящим от них причинам, поскольку во дворе дома № по ул г. К взял в руки неустановленного образца гранату вышел из машины и направился в сторону преследовавших его лиц, в связи с чем Салисов, Митянин А., Микушев и иные преследовавшие К неустановленные лица из соображений личной безопасности скрылись.

В связи с этим действия Леонова, Митянина, Трофимова и Микушева правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 30 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996 г.), т.е. приготовление к убийству, к умышленному причинению смерти другому человеку совершенное организованной группой, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этих лиц обстоятельствам.

Является правильным и вывод суда о том, что в начале 2006 года, в г. Трофимов, Митянин, Леонов, выступая в качестве руководителей преступной организации и банды « », с целью физического устранения лидера (К конкурирующей преступной группировки для дестабилизации и прекращения ее деятельности, завоевания неограниченного лидерства среди преступных группировок района г. в разделе сфер влияния на коммерческие предприятия и учреждения, вновь приняли решение совершить убийство К с использованием огнестрельного оружия.

В целях реализации задуманного, Трофимов согласовано и с единым умыслом с Леоновым и Митяниным привлек к совершению преступления Дружинина и Павлова, передал им пистолет марки «Иж-79-8», конструктивно переделенный для стрельбы патронами калибра 9 мм и неустановленное предварительным следствием огнестрельное оружие пригодное для стрельбы патронами калибра 9 мм и боеприпасы к ним.

Реализуя совместный преступный умысел на совершение убийства К вечером 11 апреля 2006 года Дружинин и Павлов около второго подъезда дома № по улице в районе г. с целью убийства К произвели множество выстрелов из выданного им Трофимовым оружия в потерпевшего, причинив К множественные огнестрельные пулевые ранения головы с разрушением головного мозга, огнестрельные пулевые ранения туловища с повреждением жизненно важных органов (сердца, легкого, печени, почки которые причинили Тяжкий вред здоровью и повлекли за собой смерть К на месте преступления.

Показания Павлова и Дружинина в начале судебного заседания, на которые ссылаются осужденные и их защитники, о лишении жизни К на почве личных неприязненных отношений Павлова М. с К и непричастности к совершению убийства К Трофимова В., Леонова М. и Митянина А., судом оценены и обоснованно не приняты во внимание. Выводы суда мотивированы, являются правильными и с ними соглашается Судебная коллегия.

Ссылки осужденных и их защитников на то, что изменение показаний Павлова и Дружинина и утверждение о том, что убийство К ими было совершено по приказу Трофимова, связано с тем, что Павлов М. и Дружинин Ю. пытаются уйти от уголовной ответственности несостоятельны. Так Павлов и Дружинин, изменяя свои показания в судебном заседании и давая показания о руководящей роли Трофимова в совершении убийства К полностью подтвердили и свою виновность в совершении ими умышленного убийства К

По эпизоду убийства С вина осужденных Митянина, Леонова и Трофимова подтверждается показаниями свидетеля под псевдонимом «С », свидетелей А Г ( ), потерпевших СР свидетелей Ш К П С Н , П , осужденных по делу Расова и Ошкадерова Бугуева, приведенными в приговоре письменными материалами дела.

Анализ приведенных по данному эпизоду доказательств, а также доказательств по иным эпизодам убийств и других преступлений свидетельствует, что судом сделан правильный вывод о совершении убийства непосредственно одним из руководителей группировки Митяниным А., но в интересах всей группировки, с ведома и во исполнение единого умысла других руководителей - Леонова и Трофимова.

Все положенные в основу обвинения по данному эпизоду судом оценены, выводы приведены в приговоре и являются правильными, а доводы Митянина о своей непричастности являются несостоятельными.

по

По эпизоду понуждения К к сделке вина осужденных Митянина, Леонова, Трофимова, и Бугуева подтверждается показаниями потерпевшего, свидетелей К К К П О Г , Б , а также исследованными и приведенными в приговоре письменными материалами дела.

На основе совокупности исследованных доказательств суд пришел к правильному выводу о том, что в целях получения легального дохода Митянин, Леонов, Трофимов и Бугуев последовательно совершили ряд действий с целью понудить братьев К совершить в их интересах сделку по отчуждению имеющегося у них в аренде магазина или на вложение своих средств в деятельность магазина для получения прибыли, и правильно квалифицировал их действия по п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 7.03.2011 г.), т.е. принуждение к совершению сделки под угрозой применения насилия, совершенное организованной группой.

По эпизоду убийства К вина осужденных Леонова Митянина, Трофимова и Нестерова подтверждается показаниями потерпевшего К Г , Бугуева, Расова, свидетеля под псевдонимом «П », П , суд.-мед. эксперта С Ошкадерова, Б , Л специалиста Т а также письменными материалами дела, в т.ч. заключениями экспертиз и другими, приведенными в приговоре протоколами процессуальных действий.

Из приведенных в приговоре доказательств следует, что данное убийство было организовано Митяниным, Леоновым и Трофимовым, как руководителями преступной организации, а непосредственно совершено Нестеровым.

Данный вывод основан на совокупности исследованных доказательств и является правильным.

Оснований недоверять положенным в основу обвинения показаниям не имеется. Как правильно установил суд показания потерпевших свидетелей, Бугуева, Расова, Ошкадерова и др. лиц, согласуются между собой и являются объективными.

Вопреки доводам осужденных судом правильно приняты во внимание и показания свидетеля под псевдонимом «П » и П

Причастность лидеров преступной организации, банды Митянина А., Леонова, Трофимова, а также Нестерова к убийству с применением огнестрельного оружия потерпевшего К подтверждается и проведенными по делу криминалистическими экспертизами.

Так, согласно протоколу при осмотре 25 мая 2002 г. территории места происшествия были изъяты две гильзы калибра 9 мм (т. 20 л.д.4-9).

У К 29.05.2002 была изъята пуля, которая, как он пояснил была им найдена 29.05.2002 на месте убийства брата (т. 20 л.д. 49, 51).

При производстве судебно-медицинской экспертизы 10.06.2002 из тела К также была извлечена пуля (т. 20 л.д. 55- 64, 23).

Согласно заключению судебно баллистической экспертизы № 3/608 от 17.12.2008 обнаруженные при осмотре 25.05.2002 места убийства К две гильзы отстреляны из пистолета № 7, который, как установлено судом наряду с другим обнаруженным в гараже огнестрельным оружием принадлежит преступной организации, банде « ». Из этого же пистолета отстреляна и одна из двух пуль, изъятых по факту убийства К (т. 53 л.д. 43-65).

Из заключения проведенных по делу баллистических экспертиз, и в частности, № 1258 от 15.07.2002 года, № 1716 от 12.08.2002 года, № 3/608 от 17.12.2008 года, № 3/595 от 30.01.2009 года видно, что в описании внешних характеристик(общие признаки) пуль и гильз(ширина и угол наклонов полей нарезов, калибр, места расположения следов бойка изъятых в связи с убийством К имеются противоречия (т. 20 л.д. 79-81, 83-85, т. 53 л.д. 3-28, 43-65).

Вместе с тем эти противоречия, как правильно указал суд, под сомнение заключение экспертизы № 3/608 от 17.12.2008 года, на что ссылается подсудимый Нестеров, не ставят.

Допрошенный в качестве специалиста Т наличие противоречий в описании общих признаков пуль, гильз объяснил человеческим фактором используемыми при исследовании измерительными приборами. Пояснил что на основании общих признаков пуль, гильз изъятых с места происшествия может быть определен только вид, тип оружия, из которого они были отстреляны, но не их принадлежность к конкретному экземпляру оружия.

Из заключения баллистической экспертизы № 3/608 от 17.12.2008 года видно, что выводы эксперта о том, что гильзы и одна из пуль отстреляны из пистолета № 7 основаны на сравнительном исследовании пуль и гильз изъятых при расследовании уголовного дела с пулями и гильзами, которые были получены в результате экспериментальных выстрелов. Только путем совмещения и последующего совпадения частных признаков, образуемых от микрорельефа канала ствола оружия, который является индивидуальным экспертом сделан вывод о том, что пуля и гильзы, изъятые в связи убийством К выстреляны из пистолета № 7.

Эксперт при производстве баллистической экспертизы № 1258 от 15.07.2002 года, в отличие от экспертизы № 3/608 от 17.12.2008 года пришел к выводу, что обе пули, изъятые в связи с убийством К отстреляны из одного экземпляра кустарного производства оружия (т. 20 л.д. 79-80).

Однако указанные противоречия также не ставят под сомнение заключение баллистической экспертизы от № 3/608 от 17.12.2008 года и на доказанность вины подсудимых Леонова М.Н., Митянина А.Н Трофимова В Т . и Нестерова В В . не влияют.

Несмотря на эти незначительные противоречия, экспертизой № 3/608 от 17.12.2008 года причастность к убийству К пистолета № 7, находившегося в распоряжении группировки, установлена.

Судебно-баллистическая экспертиза № 3/608 от 17.12.2008 года проведена в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и надлежащим экспертом.

Это подтверждено и приобщенными к материалам дела по ходатайству государственного обвинителя копией судебно-баллистической экспертизы № 3/608 от 17.12.2008 года, содержание которой полностью соответствует имеющейся в материалах уголовного дела экспертизе №3/608 от 17.12.2008 года, а также сведениями подтверждающими компетентность и возможность эксперта С , принимать участие в проведении этой экспертизы.

Таким образом, доводы Нестерова о недопустимости экспертизы № 3/608 от 17.12.2008 года являются несостоятельными.

Каких - либо нарушений норм уголовно-процессуального закона при производстве, в том числе, и других судебно-баллистических экспертиз не допущено.

Судом исследовалась и сведения о номерах сотовых телефонов использовавшихся в инкриминируемый период участниками группировки детализация телефонных соединений (т. 41 л.д.33-49), которые также не противоречат выводам суда о виновности Митянина, Леонова, Трофимова и Нестерова в умышленном убийстве К

Осмотр места происшествия от 25.05.2002 года проведен без существенных нарушений УПК РФ, а составленный по его результатам протокол соответствует требованиям УПК РФ.

Оснований для признания недопустимыми доказательствами положенных в основу обвинения доказательств не имеется, а ссылки осужденных об обратном - несостоятельны.

По эпизодам вымогательства у Г вина осужденных Митянина, Бугуева, Леонова, Трофимова и Нестерова подтверждается показаниями самого потерпевшего, показаниями свидетелей Г Г , З Ж , Е , показаниями Расова и Ошкадерова.

Вопреки доводам осужденных потерпевший Г последовательно давал показания о вымогательстве у него денег называл Бугуева и Нестерова как лиц, непосредственно высказывавших ему требования о передаче денег, и как представителей преступной группировки.

Показания Г объективно подтверждаются показаниями его жены Г свидетелей Г ,З , Ж ,Е .

Оснований недоверять их показаниям, при том, что они согласовывались с другими приведенными в приговоре доказательствами не имеется. Также, как установлено судом, не имелось и оснований для признания недопустимыми доказательствами, как показаний потерпевшего, так и свидетелей. Ходатайство стороны защиты Бугуева о повторном допросе потерпевшего Г при решении после его допроса об освобождении от дальнейшего участия в деле судом рассмотрено в установленном законом порядке, принятое решение об отказе в удовлетворении данного ходатайства, мотивировано и не может свидетельствовать о нарушении прав на защиту.

Об обстоятельствах вымогательства у Г членами преступной группировки показывали Расов и Ошкадеров, сами не участвовавшие в этом эпизоде, но осведомленными об этом как члены группировки.

При этом суд правильно установил на основе исследованных доказательств не только по данному эпизоду, но и в целом, что вымогательство осуществлялось именно в интересах всей группировки, с ведома и одобрения ее руководителей - Леонова, Митянина и Трофимова.

Время совершения деяния вопреки доводам Бугуева и его защитников установлено правильно. Сумма ущерба в руб. судом установлена, объективно соответствует фактическим обстоятельствам.

Признание свидетеля Г после ее допроса представителем потерпевшего, о чем указывает сторона защиты Бугуева, никоим образом не может свидетельствовать о нарушении прав на защиту осужденных.

Показания потерпевшего Г в ходе предварительного расследования, которые, по мнению Бугуева, он давал без переводчика в основу обвинения судом в приговоре не приводятся, в связи с чем, и данные доводы Бугуева Судебная коллегия расценивает как несостоятельные.

Доводы Нестерова и Бугуева о том, что на начало 2000 года, когда согласно предъявленному обвинению, он и Бугуев вымогали у Г денежные средства под угрозой уничтожения автомобиля « », этого транспортного средства у потерпевшего еще и не было, не опровергают выводы суда, поскольку преступление носило продолжительный характер и автомобиль « » был приобретен потерпевшим позднее, но во время выплат денег, в том числе, и изменения подсудимыми требований о сумме выплат потерпевшим.

Действия осужденных судом квалифицированы правильно.

По эпизоду убийства Р и П , неосторожного причинения смерти М вина осужденных Леонова, Митянина Трофимова и Нестерова подтверждается показаниями Расова, Бугуева потерпевшей Р потерпевшей М свидетелей П К , В Р , Ф оглашенными и исследованными материалами дела.

Так, в частности из показаний Расова, Бугуева, явки последнего с повинной, показаний перечисленных потерпевших и свидетелей следует что убийство Р и П было совершено непосредственно Нестеровым и Леоновым с использованием огнестрельного оружия. При этом Леонов по неосторожности совершил и убийство М Мотивом их убийства послужили дача Р и П признательных показаний в марте 2003 г. по эпизодам совершения участниками группировки краж и разбойных нападений, изобличающих в совершении данных преступлений, как непосредственных рядовых исполнителей, так и руководителей группировки - Митянина, Леонова и Трофимова. На основании их показаний был задержан, а затем арестован в 2003 г. Митянин А.

Вопреки доводам жалоб время и место совершения преступлений судом установлены правильно.

Показания свидетеля П судом также оценены, они полностью согласуются с другими доказательствами. Оснований недоверять его показаниям в силу их подтверждения иными доказательствами не имеется, а доводы осужденных в данной части Судебная коллегия расценивает как несостоятельные.

Доводы Нестерова о совершении убийства М Р проверялись судом первой инстанции и обоснованно с приведением соответствующих мотивов отвергнуты. Выводы суда мотивированы основаны на исследованных доказательствах и являются правильными.

Ссылки осужденных и их защитников о том, что Р и П никто не убивал, что они сами скрылись, о чем свидетельствуют судебные решения об объявлении их безвестно отсутствующими, несостоятельны. Как правильно указано судом, данные доводы опровергаются показаниями потерпевшей Р , свидетелей В , Р Ф ( ). Не опровергает данные выводы суда и решение судов, на которые ссылаются в жалобах осужденные и их защитники.

Риэлтерские убийства.

По эпизоду убийства В вина осужденных Косенкова Мазурина как исполнителей, а Леонова, Трофимова и Митянина как руководителей, подтверждается показаниями Лотошникова и Расова показаниями Косенкова в отмеченной судом части, свидетелей Р П , А ,Б ,С письменными материралами дела.

В основу обвинения осужденных по данному эпизоду суд правильно положил в т.ч. показания Лотошникова и Расова, в которых они подробно и в деталях описали обстоятельства убийства, роль Косенкова который согласно имевшейся договоренности занимался оформлением документов и продажей комнаты В , роль Мазурина. Также из их показаний следует, что часть вырученных от продажи комнаты денег была передана Трофимову, который как было установлено судом контролировал финансы группировки. Показания Лотошникова и Расова согласуются и подтверждаются другими приведенными в приговоре доказательствами, в связи с чем, правильно приняты во внимание.

В квартире Мазурина были обнаружены документы, связанные с продажей комнаты убитого, по месту жительства Косенкова также были обнаружены различные документы на имя В

Таким образом, проанализировав приведенные в приговоре доказательства, суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных, в т.ч. Леонова, Митянина и Трофимова как руководителей преступной организации и банды, в интересах которой было совершено данное убийству, а также последующие убийства.

По эпизоду убийства К вина Косенкова, Мазурина, Леонова Митянина и Трофимова подтверждается показаниями потерпевшей К Расова, Лотошникова, М Г оглашенными материралами дела.

По данному эпизоду судом обоснованно в основу обвинения положены показания Расова, в которых он изобличал себя занимавшегося согласно договоренности продажей квартиры Лотошникова, непосредственного исполнителя убийства Косенкова принимавшего участие вместе с другими в сокрытии трупа М .

Показания Расова подтверждены и показаниями Лотошникова частично показаниями Косенкова, протокол проверки показаний Расова протоколом осмотра места происшествия, заключениями экспертиз и другими письменными материалами дела. Кроме того, в квартире М были обнаружены документы убитого К

По эпизоду убийства А вина Леонова, Митянина, Трофимова как руководителей данного убийства подтверждается показаниями Расова и Лотошникова, свидетеля Г К письменными материалами дела.

Так, из показаний Расова и Лотошникова, членов преступной организации, следует, что убийство было совершено ими, но с ведома и одобрения руководителей группировки. О совершенном убийстве Лотошников докладывал Трофимову, который исходя из доказательств по другим эпизодам, контролировал распределение общих денег. Ему же, как пояснял Лотошников, была передана часть вырученных от продажи квартиры убитого потерпевшего денег.

Кроме того, из показаний Расова следует, что находясь в следственном изоляторе в августе-сентябре 2009 г., он был очевидцем разговора при участии Мазурина, в котором высказывались претензии к нему, Расову, в связи с дачей им признательных и изобличающих участников группировки показаний. Обстоятельства данного разговора подтверждены Лотошниковым и Ошкадеровым.

Передача Трофимову части вырученных от продажи квартиры убитого А денег в общую кассу группировки, содержание разговора 25.09.2007 г., в котором Ошкадеров «докладывал» Леонову об освобождении из-под стражи Косенкова, как правильно указал суд свидетельствует о том, что и данное убийство было совершено в интересах преступной организации и банды, возглавляемых Леоновым Трофимовым и Митяниным.

Заявления Косенкова и Мазурина о фальсификации доказательств их вины со ссылками на свидетелей Э Б и С проверялись судом первой инстанции, были оглашены показания указанных лиц, данные при производстве предварительного расследования, и правильно установлено, что Э и С на тот период времени, якобы изобличая Косенкова в убийстве другого лица В , давали показания, несоответствующие действительности.

Вместе с тем, эти обстоятельства, как и изменение показаний Лотошниковым, не ставят под сомнение показания Расова, Лотошникова в ходе следствия, другие изобличающие Косенкова и Мазурина в данном убийстве доказательства.

Проверялись и доводы Косенкова об оговоре со стороны Расова и обоснованно отвергнуты. Выводы суда мотивированы и правильно судом исключена возможность оговора со стороны Расова, поскольку его показания подтверждаются совокупностью исследованных и приведенных в приговоре доказательств.

При этом судом обоснованно были оглашены показания Б в ходе предварительного расследования, в связи с отсутствием данных о его месте нахождения при разрешении данного вопроса, и обоснованно отказано в дальнейшем после поступления информации о его месте нахождения в его непосредственном допросе.

По эпизоду убийства К вина Косенкова, Мазурина, Митянина Леонова и Трофимова подтверждается показаниями Расова Лотошникова, в отмеченной судом части показаниями самих Косенкова и Мазурина, показаниями потерпевшей К свидетелей К Ю К потерпевшей Ш , свидетеля Ш К письменными материалами дела.

Содержание приведенных в приговоре по данному эпизоду доказательств, их анализ и оценка свидетельствуют о правильности выводов суда о доказанности вины Косенкова и Мазурина, их роли и степени участия, а также Митянина, Леонова и Трофимова, с ведома и согласия которых, как руководителей преступной организации совершались не только убийство К , но и других лиц.

Алиби Косенкова и Мазурина судом проверено полно и объективно и обоснованно с приведением мотивов отвергнуто. Выводы суда являются мотивированными и правильными.

Также не опровергает выводы суда о виновности осужденных в данном убийстве и отсутствие трупа К

По эпизоду убийства П вина Мазурина, Косенкова, Трофимова Леонова и Митянина подтверждается показаниями Лотошникова и Расова, Ошкадерова, потерпевшей П свидетелей Ц М П частично показаниями Мазурина, свидетеля З , данными, содержащимися в оглашенных и исследованных судом материалах дела.

Показаниями Расова и Лотошникова в ходе предварительного расследования подтверждено не только их участие в убийстве П но и участие Косенкова и Мазурина. Показания Расова и Лотошникова в отмеченной судом части согласуются с приведенными в приговоре по данному эпизоду доказательствами, подробно проанализированными судом.

Причины изменения Лотошниковым в судебном заседании своих ранее данных показаний выяснялись, выводы суда мотивированы и являются правильными. Также правильно судом приняты во внимание показания Лотошникова именно в ходе предварительного расследования поскольку они согласовывались с другими доказательствами.

Оценив показания свидетеля З потерпевшей П сопоставив их с показаниями Расова, Лотошникова, суд пришел к правильному выводу о том, что за потерпевшим в квартиру, где находилась З , заходил именно Мазурин, который, как и указывал Лотошников, был непосредственным исполнителем убийства П

Содержание приведенных в приговоре показаний потерпевшей П и свидетеля З в целом соответствует тем, которые они давали при допросах.

Алиби Косенкова по убийству П судом также проверялось и обоснованно отвергнуто. Приведенные в приговоре выводы суда достаточно мотивированы, основаны на всех значимых для такого решения данных.

Отношение Мазурина, в целом отрицавшего свою вину и причастность к убийству П судом в приговоре также указано.

Характер действий Расова, Лотошникова, Косенкова, Мазурина при совершении «риэлтерских» убийств, когда они для завладения материальными ценностями и последующего убийства подбирали социально незащищенных лиц, обманным путем склоняли их к продаже жилых помещений, заранее готовили орудия убийства, использовали при совершении убийств транспортные средства, подготавливали себе алиби передавали часть вырученных от продажи жилых помещений денег в общую кассу преступной организации « », которые расходовались в т.ч. на поддержку и отбывающих наказание Митянина с Леоновым свидетельствуют, что все убийства, как и убийство П были совершены в интересах преступной организации и банды.

Участие Расова, Лотошникова, Мазурина с Косенковым в совершенных убийствах, подтверждено и прослушанной в судебном заседании фонограммой разговора между Леоновым и Ошкадеровым, при котором Ошкадеров докладывает Леонову, что интересующие его лица, и в частности, Косенков, освобождены из под стражи /диск №367 УБОП (Ошкадеров) «файл 25.09.2007, 16.03.21»; т. 51 л.д. 39; т. 5 детализации МТС л.д. 190/.

Ошкадеров Е.А. в судебном заседании наличие этого разговора подтвердил, уточнив, что речь шла не только об освобождении Косенкова, но Мазурина.

Косенков и Мазурин действительно были освобождены из-под стражи.

Проявленный Леоновым интерес к Косенкову с Мазуриным свидетельствует о том, что не только Расов и Лотошников, но и Косенков с Мазуриным принимали участие в убийствах, что и Косенков с Мазуриным являлись участниками преступной организации, банды, что умыслом и Трофимова, и изолированных от общества Леонова с Митяниным, эти преступления охватывались.

Исследовав представленные доказательства по фактам убийств В К А К П и К организованной группой, бандой, оценив каждое из них с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела суд пришел к правильному выводу о доказанности вины осужденных по каждому из эпизодов убийств: - Леонова М.Н., Митянина А.Н., Трофимова ВТ. - в совершении убийств В К А К П иК организованной группой, бандой, а П кроме того и с целью скрыть другое преступление; - Нестерова В В . в совершении убийства К организованной группой, бандой; - Косенкова АО. и Мазурина М.С в совершении убийств В К К П организованной группой бандой, а П кроме того и с целью скрыть другое преступление.

Оценив показания всех осужденных и свидетелей, суд правильно признал достоверными, соответствующими действительности по каждому из эпизодов деяний показания потерпевших, свидетелей Р П А Б С М Г , К , К К Ю , К К Ш Ш К Ц , М П З , П , П С , Б и Т . Данные показания полны, объективны, согласуются между собой, не содержат существенных противоречий, дополняют друг друга.

В обоснование вины осужденных суд также правильно положил показания Расова, Ошкадерова, Дружинина и Павлова, в той части, в которой они согласовывались с другими доказательствами.

Правильно судом признаны достоверными и показания Лотошникова в судебном заседании от 19-20.12.2011, за исключением роли Мазурина по убийству П и на предварительном следствии в качестве подозреваемого, обвиняемого от 11.04.2009, при проверке показаний на месте 21.03.2009. Данные показания подтверждены и его явкой с повинной от 18.03.2009.

Вопреки доводам осужденных и их защитников причин для оговора со стороны Расова, Ошкадерова, свидетелей, чьи показания положены в основу обвинения, не установлено, а приводимые ими в жалобах в этой части доводы являются несостоятельными.

С учетом изложенного действия осужденных квалифицированы правильно: - Леонова М.Н., Митянина А.Н., Трофимова ВТ. по убийствам К Ч С Р П В К А К П.

иК - по ст. 105 ч. 2 п. «а, ж, з, к» УК РФ (в редакции ФЗ № 73 от 21.07.2004), т.е. убийство, умышленное причинение смерти двум и более лицам (одиннадцати лицам), организованной группой, сопряженное с бандитизмом, с целью скрыть другое преступление; - Нестерова В.В. по убийствам Р П и К - по ст. 105 ч. 2 п. «а, ж, з» УК РФ (в редакции ФЗ № 73 от 21.07.2004), как убийство, то есть умышленное причинение смерти двум и более лицам (трем лицам), организованной группой, сопряженное с бандитизмом; - Мазурина М.С и Косенкова А.О. по убийствам В К К иП - по ст. 105 ч. 2 п. «а, ж, з к» УК РФ (в редакции ФЗ № 73 от 21.07.2004), как убийство, то есть умышленное причинение смерти двум и более лицам (четырем лицам организованной группой, сопряженное с бандитизмом, с целью скрыть другое преступление.

По эпизоду похищения С (псевдоним) вина Леонова Митянина и Трофимова подтверждается показаниями Расова Ошкадерова, потерпевшего, свидетеля под псевдонимом Б П , Бугуева, Литвиненко, а также данными, содержащимися в оглашенных и исследованных материалах дела.

Так, из оглашенных и исследованных в связи со смертью в ходе предварительного расследования показаний потерпевшего «С следует, что он являлся членом одной из преступных группировок и был знаком с Леоновым, Митяниным А., Трофимовым и визуально знал Бугуева, М П . Перечисленные лица входили в другую группировку - « », существовавшую с 90-х годов и занимавшуюся вымогательством у предпринимателей. В конце августа 2000 г. на него было совершено нападение, его похитили, угрожали пытались убить. Среди нападавших был Митянин А., которого он также знал. Связано это было с покушением на убийство Митянина А., в чем подозревали его.

Расов, Ошкадеров и П , принимавшие участие в похищении «С », подтвердили обстоятельства нападения и похищения по мотиву, месту, времени, хронологии событий, описывали действия каждого из них, в т.ч. Митянина А. Их показания, как согласующиеся с другими доказательствами, обоснованно приняты судом во внимание и оценены. Оснований недоверять данным показаниям не имелось. При этом, вопреки доводам осужденных, суд правильно установил, что они действовали не по собственной инициативе, на что ссылается сторона защиты, а действовали по указанию и распоряжению «старших группировки, которыми являлись Леонов, Митянин и Трофимов.

Правильно установив фактические обстоятельства, суд также правильно квалифицировал действия Леонова, Митянина и Трофимова по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ №420 от 7.12.2011 г.), т.е похищение человека, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, с угрозой применения такого насилия, с применением оружия и организованной группой.

При этом, вопреки доводам стороны защиты по данному эпизоду в части обвинения в покушении на убийство потерпевшего Леонов Митянин А., Трофимов адвоката Кузнецовой О.В. суд оправдал осужденных

По эпизоду нападения на автомашину Д вина Леонова, Митянина и Трофимова подтверждается показаниями потерпевшего С , потерпевших Ш , К , З Т , З , С , А , В , свидетелей Ч потерпевшего Ч М , П , Расова Ошкадерова, Бугуева, Х ( , Л данными содержащимися в оглашенных и исследованных материалах дела.

Вопреки доводам осужденных их непосредственное участие в нападении подтверждено показаниями П , Расова, Ошкадерова Бугуева, Л Х . Оснований недоверять показаниям перечисленных лиц у суда не имелось, в связи с чем, как подтверждающиеся другими доказательствами, их показания правильно приняты во внимание.

Действия Митянина, Леонова и Трофимова по данному эпизоду правильно квалифицированы по пп. «а, б» ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996 г.), т.е. разбой, в целях завладения имуществом в крупном размере, организованной группой.

По эпизодам краж из магазина Г , из здания , магазинов « » и « », магазина », вина Леонова, Митянина Трофимова как организаторов преступного сообщества, Леонова Митянина и Дударека как непосредственных исполнителей подтверждается показаниями потерпевших С И С ,Р свидетелей П ,П ,З ,А К П Р О Р ,М П , допрошенных на предварительном следствии Р и П , в отмеченной части показаниями Дударька, показаниями Бугуева, Расова и Ошкадерова, а также оглашенными и исследованными материалами дела.

Приведенные в приговоре доказательства оценены, как в каждое в отдельности, так и в совокупности, и правильно судом приняты во внимание. При этом суд мотивировал в связи с чем, и по каким основаниям он признал несоответствующими действительности показания осужденных Леонова, Митянина и Трофимова о своей непричастности, а также показания свидетеля З

Поскольку Леонов, Митянин, Трофимов, как организаторы преступного сообщества, координаторы преступных действий, с целью обогащения разработали планы совершения указанных преступлений, а Дударек, будучи извещенным о их положении, и совместно с Леоновым и Митяниным принял участие в данных преступлениях, судом действия всех правильно квалифицированы по п. «а» ч. 4 ст. 158 КУК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 7.03.2011 г.) т.е. кража, совершенная с незаконным проникновением в помещение, в крупном размере, организованной группой.

По эпизоду нападения на Ж и Ц вина Леонова Митянина и Трофимова подтверждается показаниями Ошкадерова, в отмеченной судом части показаниями Леонова, потерпевших, свидетелей К Е , П , Б показаниями в ходе предварительного расследования Р , в последствии убитого участниками группировки, показаниями Бугуева, а также материалами дела.

Всем доказательствам судом дана надлежащая оценка и правильно установлено, что в апреле 2002 г. Леонов, Митянин и Трофимов действуя из корыстных побуждений и в интересах преступной группировки, приняли решение о хищении рыболовных снастей туристического снаряжения и музыкальных инструментов у предпринимателей Ж и Ц . К участию в хищении привлекли также осужденного Ошкадерова и разработали план. При нападении на сторожа Леонов и другое лицо, используя монтировки в качестве оружия, применили насилие, опасное для жизни и здоровья после чего похитили различное имущество.

Действия Леонова, Митянина и Трофимова также правильно квалифицированы по п. «а» ч. 3 ст. 162 УКК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996 г.) т.е. разбой, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение организованной группой.

По эпизоду разбойного нападения на свиноферму у Ф вина Трофимова, Леонова, Митянина, а также Литвиненко, не являющимся членом преступной группировки, также подтверждается приведенными в приговоре показаниями потерпевших, свидетелей и материалами дела.

Непосредственное участие Леонова и Литвиненко, Митянина и Трофимова как одних из руководителей, принимавших участие в планировании преступления, подтверждается в частности, показаниями одного из соучастников Дружинина, другого исполнителя Павлова показаниями потерпевшего Ф показаниями сторожей Т и Д , свидетеля П

Показания допрошенных по данному эпизоду обвинения лиц судом оценены и правильно приняты во внимание в той части, в которой они согласуются между собой и с другими доказательствами, а доводы осужденных о непричастности - отвергнуты.

Оснований для оговора со стороны П , на что ссылается Литвиненко, суд правильно не усмотрел, не усматривает таких оснований и Судебная коллегия.

В тоже время суд правильно, обосновав свое решение, признал недопустимым доказательством протокол осмотра места происшествия от 8.09.2002 г. (т. 21 л.д. 3-5).

Алиби Литвиненко и Леонова суд проверил, были допрошены указанные Литвиненко лица, и в связи с неподтверждением опровержением установленными фактическими обстоятельствами обоснованно отвергнуто.

Вопреки доводам Литвиненко события нападения, его время сентябрь 2002 г. установлены правильно, о чем последовательно заявляли потерпевшие Ф , Т и Д . Факты имевших ранее нападений не влияют на показания потерпевших.

Также являются несостоятельными и доводы Литвиненко о том, что он дважды привлекается за одно и тоже деяние. Как установлено судом в течение 2002 г. на ферму Ф действительно было два нападения при схожих обстоятельствах. Однако потерпевшие подтвердили свои показания на следствии, которые были даны непосредственно после совершенного на них нападения. Их показания в большей части согласуются с показаниями осужденного Дружинина и свидетеля П которые четко дифференцировали время преступления сопоставляя его со значимыми для них датами, что нашло подтверждение другими доказательствами.

По данному эпизоду нападения Литвиненко ранее не осуждался задерживался он и мера пресечения в виде заключения под стражу отмененная в последующем, избиралась именно по другому эпизоду обвинения, по которому расследование было приостановлено за неустановлением виновных лиц, в связи с чем, отсутствуют основания для зачета в срок отбытия назначенного ему наказания время содержания под стражей по эпизоду, не связанному с данным обвинением.

Были проверены судом и доводы Литвиненко о нарушении права на защиту в связи с заменой различных адвокатов и правильно констатировано отсутствие такого нарушения. Выводы суда обоснованы и мотивированы, являются правильными.

Действия Литвиненко с учетом установленных судом фактических обстоятельств дела суд правильно квалифицировал по пп. «а, в, г» ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996 г.) т.е. разбой группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предмета, используемого в качестве оружия, а Леонова, Митянина и Трофимова по п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996 г.), т. е. разбой, с незаконным проникновением в жилище, с применением предмета используемого в качестве оружия, организованной группой.

По эпизоду покушения на угон автомашины А вина Леонова, Митянина и Трофимова подтверждается показаниями потерпевшего А свидетелей П ,О М А Е , Б Б Л , а также письменными материалами дела.

Несмотря на то, что автомашину пытался угнать лишь один П судом правильно привлечены к ответственности по данному эпизоду Леонов, Митянин и Трофимов, поскольку из показаний П , как установлено судом, указание на совершение угона П напрямую получил от Митянина А. при одобрении и в присутствии Леонова. Также П указал причину, по которой Леонов, Митянин и Трофимов руководители группировки, в которой он состоял, хотели, чтобы была угнана автомашина А , подобрали исполнителя из рядовых членов организации. Митянин А. при этом контролировал исполнение Также из показаний П , следует, что Митянин А. «наказывал» его не из-за того, что он пытался угнать автомашину А а за то, что его, П , чуть не задержали.

Показания П судом правильно приняты во внимание в той части, в которой они подтверждаются другими доказательствами.

Оценив доказательства по данному эпизоду, суд правильно признал доказанным вину осужденных в этом и правильно квалифицировал их действия по ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 166 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 7.03.2011 г.) т.е. покушение на угон, совершенное организованной группой, в связи с чем, доводы Митянина, Леонова и Трофимова о непричастности, совершению деяния П по личной инициативе являются несостоятельными.

По эпизоду вымогательства у Я вина Леонова Митянина, Трофимова, Чеботарева и Чермянина подтверждается показаниями потерпевшей, свидетелей И П И на следствии, показаниями Дружинина, данными содержащимися в оглашенных и исследованных материалах дела.

Так, из показаний потерпевшей Я следует, что зимой 2004 г. к ней обратились два ранее неизвестных молодых человека и под угрозами потребовали деньги за так называемую «крышу», либо наличными либо на имеющийся у них расчетный счет. Представились от « ». Отказавшись она пояснила, что будет разговаривать с их «начальством». Обоих она запомнила и впоследствии описала сыну. Со слов сына это были члены « группировки Чермянин и Чеботарев. Через несколько дней к ней вновь подошли двое мужчин, но уже постарше, стали угрожать ей, ее бизнесу и членам семьи. Опасаясь угроз, она согласилась выплачивать ежемесячную сумму, но не наличными, а путем перечисления на счет указанной организации. Также описала сыну как они выглядели и тот назвал фамилии - Бугуева и Трофимова. Летом 2007 г. Чеботарев передал ей реквизиты нового счета - это был счет некоммерческого партнерства Деньги перечисляла вплоть до января 2008 г.

При опознании потерпевшая уверенно указала на Чеботарева и Чермянина (т. 77 л.д. 148-152).

Показания потерпевшей подтвердили ее муж и сын - свидетель И который в ходе предварительного расследования последовательно указывал те же фамилии «вымогателей», которые сообщила его мать (т. 77 л.д. 155).

Кроме того, показания потерпевшей согласуются и с показаниями Дружинина о том, что после того как он возглавил Ассоциацию «»

Бугуев и Трофимов предупредили его, что на счет будут поступать различные денежные перечисления, распределением денег занимались они. Насколько ему известно, некоторые перечисления были за счет вымогательства. Среди плательщиков были в т.ч. К И и др.

Показаниям свидетеля И в судебном заседании судом дана оценка и правильно признаны более достоверными его показания на следствии. При этом судом проверялось заявление свидетеля об якобы оказанном на него давлении и обоснованно его утверждение признано не соответствующим действительности.

Также проверялись судом и доводы осужденных о якобы недостоверности показания потерпевшей вследствие травм головы в результате ДТП и правильно указано, что они не ставят под сомнение ее показания на следствии, поскольку согласуются с другими доказательствами по данному эпизоду, которые в своей совокупности являются достаточными для признания осужденных виновными.

Проанализировав перечисленные в приговоре доказательства, суд правильно пришел к выводу о виновности осужденных в этом деянии доказанности их вины и правильно квалифицировал действия Леонова Митянина, Трофимова, Чеботарева и Чермянина по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 8.12.2003 г.), т.е. вымогательство совершенное организованной группой.

По эпизодам вымогательства в 2004 и 2006 гг. у Ф вина Леонова, Митянина, Трофимова, Чеботарева установлена на основании показаний потерпевшей Ф свидетелей П , П подсудимых Семяшкина, Чермянина и Абидова а также письменными материалами дела.

Так, из показаний потерпевшей М следует, что весной 2004 г к ней как к предпринимателю подошли двое незнакомых и потребовали выплачивать деньги за «крышу». Одного из них опознала - Чеботарев Через неделю он вновь подошел к ней и снова потребовал деньги Опасаясь, она перенесла свою торговую точку в другое место. Однако в 2006 г. к ней вновь подошли неизвестные и под угрозами потребовали выплачивать деньги. Она была вынуждена согласиться с их требованиями и вплоть до декабря 2007 г. выплачивала требуемую сумму.

При опознании М указала на Чеботарева, который вымогал у нее деньги весной 2004 г. и Семяшкина, вымогавшего и получившего деньги с начала июня 2006 г. (т. 77 л.д. 161-162, 164-165).

При этом вопреки доводам осужденных опознание проведено в соответствие с требованиями УПК РФ и оснований для признания протоколов опознания недопустимыми доказательствами не имеется.

Высказанные угрозы, пусть и в завуалированной форме, потерпевшая с учетом имеющейся у нее информации воспринимала реально, именно опасаясь данных угроз она и согласилась выплачивать деньги за так называемую «крышу».

Показания М подтверждены показаниями Семяшкина, другими доказательствами, в связи с чем, правильно принято судом во внимание.

Поскольку вымогательства у М в 2004 и 2006 гг. совершались в интересах одной группировки, по указанию и поручению ее руководителей Леонова, Митянина и Трофимова, суд обоснованно квалифицировал действия осужденных по указанным датам как одно преступление. При этом, обоснованно привлечен к ответственности за события в 2004 г. и Чеботарев, поскольку вымогательство считается оконченным с момента предъявления требований имущественного характера.

В тоже время оснований для освобождения его от ответственности вследствие истечения срока давности не имеется, поскольку вымогательство у М было продолжено в 2006 г. и вплоть до декабря 2007 г. она выплачивала членам группировки денежные суммы Чеботарев являлся одним из участников преступной организации.

В этой связи приведенная в приговоре квалификация действий осужденных является правильной.

Место и время совершения деяний установлены, указаны в приговоре, приведенные доказательства оценены, выводы изложены в приговоре и являются правильными, а ссылки в приговоре на стр. 188 при анализе доказательств на различные экспертизы, которые по данному эпизоду, в качестве доказательств не приводились, являются технической опечаткой, не влияющей в целом на выводы суда.

По эпизоду вымогательства у К вина Леонова, Митянина Трофимова, Нестерова, Чермянина, Абидова, Чеботарева также подтверждается приведенными в приговоре доказательствами показаниями потерпевшего, свидетелей Ч , К ,К на следствии, подсудимых Расова и Ошкадерова, письменными материалами дела.

При этом судом проверялись доводы осужденных о том, что Чеботарев участия в данном преступлении не совершал, что вместо него был К , и обоснованно отвергнуты. Выводы суда соответствуют правильно установленным фактическим обстоятельствам дела мотивированы и являются правильными.

Также судом проверялись заявления Абидова и Чермянина о том, что избиение К было на почве личных неприязненных отношений и обоснованно отвергнуты.

Несмотря на возражения осужденных, действия Леонова, Митянина Трофимова, Нестерова, Чермянина, Абидова и Чеботарева по данному эпизоду также правильно квалифицированы судом по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ в указанной судом редакции закона, т.е. вымогательство совершенное организованной группой, а доводы стороны защиты о необходимости квалификации действий осужденных по ст. 112 УК РФ и освобождении их от ответственности вследствие истечения сроков давности, Судебная коллегия расценивает как несостоятельные.

По эпизоду вымогательства у К ( ) вина осужденных Леонова, Митянина, Трофимова подтверждается показаниями осужденных по данному эпизоду непосредственных исполнителей Павлова, Семяшкина, Дружинина, потерпевшей и перечисленных в приговоре свидетелей, а также данными, содержащимися в оглашенных и исследованных материалах дела.

Приведенная в приговоре квалификация действий виновных является правильной.

По эпизодам нанесения побоев З и причинении тяжкого вреда здоровью К вина Леонова, Митянина, Трофимова Бугуева, Нестерова также подтверждается совокупностью исследованных судом и приведенных в приговоре доказательств - показаниями осужденного Кострикова, в отмеченной судом части показаниями Бугуева, показаниями осужденного Расова, осужденного Дружинина потерпевших З и К , свидетелей Т К , С , а также оглашенными и исследованными материалами дела.

Как установлено судом, Костриков, приговор которым не обжалован для решения своих проблем обратился к Бугуеву как представителю преступной группировки за помощью в оказании физического воздействия на З за денежное вознаграждение. Бугуев, в свою очередь, согласовал свои действия с Трофимовым, одним из руководителей группировки, который одобрил исполнение «заказа Кострикова и определил непосредственных исполнителей. После чего Нестеров и другое лицо совершили нападение на З , нанеся ей побои. Будучи недовольным результатами, Костриков настоял на необходимости причинения более серьезных повреждений. Бугуев сообщил о «неисполнении заказа» Митянину, еще одному организатору и руководителю группировки, после был привлечен Дружинин, который непосредственно с применением биты избил К , ошибочно приняв ее за З .

К были причинены телесные повреждения оценивающиеся как тяжкий вред здоровью.

Несмотря на то, что выводы экспертов о характере и степени тяжести причиненного К вреда не оглашались и не исследовались судом первой инстанции, данные выводы являются правильными и основаны на совокупности приведенных в приговоре доказательств. Правильность сделанных судом выводов подтверждается и оглашенным и исследованным в заседании суда апелляционной инстанции заключением судебно-медицинского эксперта (т. 27 л.д. 184- 185).

Утверждения Трофимова о наличии в действиях непосредственных исполнителей избиения К эксцесса несостоятельны поскольку, как правильно установил суд, именно на таком результате настаивал «заказчик» Костриков.

В связи с этим действия каждого из осужденных судом правильно квалифицированы по указанным в приговоре нормам уголовного закона.

По эпизоду мошеннических действий с использованием Некоммерческого партнерства вина Трофимова, Бугуева, Митянина, Леонова также подтверждается перечисленными в приговоре доказательствами, в т.ч. и письменными материалами дела.

На основе исследованных доказательств суд правильно установил, что часть поступающих на счет « » денег использовалась на нужды группировки, вкладывалась в «общую кассу», а не в тех целях которые были оговорены в Уставе,

С учетом этого квалификация их действий по ч. 4 ст. 159 УК РФ как мошенничество организованной группой, является правильной мотивирована и обоснована.

По эпизоду грабежа у С вина Митянина, Леонова Трофимова, Бугуева, Чермянина подтверждается показаниями потерпевшего, свидетелей, в отмеченной судом части показаниями самих осужденных, а также оглашенными и исследованными материалами дела.

Оценив исследованные по данному эпизоду доказательства, суд правильно пришел к выводу, что при установленных фактических обстоятельствах у потерпевшего открыто была похищена автомашина « ». При этом судом были проверены доводы стороны защиты о якобы гражданско-правовых отношениях между Бугуевым и потерпевшим ввиду имеющейся у потерпевшего задолженности перед Бугуевым, об отсутствии объекта преступления ввиду того, что якобы автомашина не принадлежала потерпевшему, наличия в действиях виновных самоуправства, и обоснованно с приведением соответствующих мотивов отвергнуты.

Оценив доказательства по данному эпизоду, суд также правильно установил доказанной их вину и правильно квалифицировал действия каждого по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ, т.е. грабеж, совершенный организованной группой.

По эпизоду мошеннических действий Бугуева в отношении Г его вина также подтверждается совокупностью перечисленных в приговоре доказательств. При этом судом проверялась версия стороны защиты о гражданско-правовом характере имущественным взаимоотношений потерпевшего и Бугуева, и обоснованно, как опровергающаяся приведенными в приговоре доказательствами, получившими надлежащую оценку, отвергнута. Выводы суда мотивированы, являются правильными, с ними соглашается и Судебная коллегия.

Квалификация действий Бугуева по ч. 4 ст. 159 УК РФ, как мошенничество в особо крупном размере, обоснована и мотивирована является правильной.

По эпизоду совершения Чермяниным иных действий сексуального характера в отношении Б его вина подтверждается показаниями потерпевшей, свидетелей П и К в ходе предварительного расследования, данными, содержащимися в оглашенных и исследованных материалах дела.

Показания потерпевшей последовательны, согласуются с другими доказательствами, в т.ч. показаниями П . При опознании она уверенно указала на Чермянина как на лицо, совершившее в отношении нее действия сексуального характера (т. 76 л.д. 152-155). Оснований для оговора установлено не было, не усматривает таких оснований и Судебная коллегия.

С учетом суд правильно признал доказанным вину Чермянина и правильно квалифицировал его действия по ч. 1 ст. 132 УК РФ, в связи с чем, доводы Чермянина о «фабрикации» данного эпизода с целью лишения его и остальных осужденных возможности рассмотрения всего дела судом присяжных несостоятельны. Алиби осужденного судом проверялось и обоснованно как ненашедшее своего подтверждения отвергнуто.

Всем доказательствам судом дана надлежащая оценка, выводы об этом мотивированы, изложены в приговоре.

Проанализировав эти и другие приведенные в приговоре доказательства, суд обоснованно пришел к выводу о виновности всех осужденных в тех действиях, за которые они осуждены. Показания свидетелей и потрепавших, самих осужденных по каждому из эпизодов преступных деяний судом оценены, правильно приняты во внимание в той части, в которой они согласовывались с другими доказательствами При этом судом должным образом мотивировано, какие из доказательств применительно в конкретному эпизоду он принимает во внимание и в какой части, а какие - отвергает. Доводы осужденных о недопустимости перечисляемых ими в жалобах доказательств проверялись судом первой инстанции, принятые решения обоснованы. С выводами с уда соглашается и Судебная коллегия.

Все заявленные ходатайства, в т.ч. о назначении и проведении различных экспертиз, рассмотрены с приведением мотивов принятых решений, в установленном законом порядке, с учетом мнения участников процесса, а несогласие стороны защиты с результатами рассмотрения ходатайств не может свидетельствовать о нарушениях прав участников процесса и необъективности суда.

Роль каждого из осужденных в содеянном, мотивы действий, судом установлены и описаны в приговоре.

Утверждения осужденных о том, что показаниям Лотошникова нельзя доверять в силу сомнений в его психической полноценности необходимости проведения в отношении него дополнительных исследований, несостоятельны.

Отказ в назначении и проведении в отношении Лотошникова стационарной судебно-психиатрической экспертизы мотивирован. В ходе предварительного расследования в отношении него проводилась амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза. Признаков хронического психического расстройства, слабоумия, временного психического расстройства либо иного болезненного состояния психики не выявлено. Наличие черепно-мозговой травмы в 2005 и 2007 гг. не являлось основанием для проведения такой экспертизы. Были изучены все данные о его личности, оценено поведение в судебном заседании.

Также Судебная коллегия не может согласиться с доводами осужденных и их защитников о нарушениях сроков следствия. Данные заявления осужденные делали еще в суде первой инстанции. Их доводы проверялись еще в ходе предварительного слушания, по ним принимались решения и выносились определения. Как правильно установил суд первой инстанции сроки расследования дела, в том числе соединение уголовных дел в одно производство, составление обвинительного заключения, направление его прокурору и последующее утверждение имело место в соответствии с требованиями закона (т. 190 л.д. 139-155).

Из материалов дела следует, что производство как по делу № , так и по делу № в целом, на день их соединения действительно неоднократно приостанавливалось и возобновлялось. При этом имело место как установление, так и продление сроков. Однако данные обстоятельства не свидетельствуют о нарушении сроков предварительного расследования. Неоднократное приостановление производства по делу производилось на законных, предусмотренных ст.ст. 208 УПК РФ и 195 УПК РСФСР, в связи с неустановлением лица подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, а также розыском подозреваемых и обвиняемых. Возобновление производства по делу не было формальным, по делам выполнялись определенные следственные действия.

Установление, продление сроков предварительного расследования после возобновления производства по делу имело место в соответствии с положениями ст. 133 УПК РСФСР и ст. 162 УПК РФ. Установленные при возобновлении производства по делу сроки учитывались затем при продлении срока расследования.

Процессуальные действия, связанные с установлением сроков, их продлении, выполнялись уполномоченными на то лицами.

Изложенное свидетельствует, что уголовное дело расследовано в установленные законом сроки.

Вопреки доводам осужденных нормы ст. 162 УПК РФ связывают сроки следствия по делу не с категориями преступлений, а со сложностью дела.

Необоснованны и ссылки осужденных на незаконное, по их мнению возбуждение уголовных дела. Из материалов дела следует, что возбуждение уголовных дел, в т.ч. и по ст. 210 УК РФ производилось в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона уполномоченными лицами, при наличии соответствующих поводов и оснований, по результатам рассмотрения материалов, выделенных 10 января 2008 г. из уголовного дела №

Нельзя согласиться и с доводами стороны защиты о том, что обвинительное заключение не соответствовало требованиям закона. Все предъявляемые к обвинительному заключению требования по делу соблюдены. В нем, как это требуют нормы ст. 220 УПК РФ указаны все необходимые данные, приведены обстоятельства инкриминируемых деяний, дана юридическая квалификация действий, а отсутствие указаний на редакции статей, по которым были квалифицированы действия обвиняемых, не являлось основанием для возврата дела прокурору и не препятствовало обвиняемым защищаться от предъявленного обвинения.

Заявления осужденных о неполном ознакомлении с материалами дела и как следствие необходимость возврата его прокурору проверялись судом первой инстанции еще на стадии предварительного слушания и обоснованно признаны несостоятельными.

Из материалов дела видно, что предварительное расследование по делу было окончено 3.06.2009 г.

На этот день собранные по делу доказательства содержались в 115 томах дела. Об окончании предварительного расследования обвиняемые были уведомлены 3-4 июня 2009 г. После этого им для ознакомления были предъявлены все 115 томов дела, с которыми они ознакомились в полном объеме.

В упоминаемых осужденными томах со 116 по 129 содержатся различные ходатайства, решения по этим ходатайствам, копии которых направлялись авторам, графики ознакомлений, т.е. материалы, не содержащие доказательств в обоснование виновности осужденных.

С учетом этого суд правильно установил, что неознакомление обвиняемых с данными материалами не является основанием для возврата дела прокурору (т. 190 л.д. 139-155).

Проверялись судом и заявления осужденных о нарушении их прав при выполнении требований ст. 217 УПК РФ. Выводы суда об отсутствии каких-либо нарушений, отсутствия необходимости возврата дела прокурору по этим основаниям мотивированы, являются правильными, с ними соглашается и Судебная коллегия.

Не являлось основанием для возврата дела прокурору и участие следователя Коробова в качестве понятого при производстве указанного осужденными следственного действия.

Из материалов дела видно, что К 21 марта 2009 г действительно принимал участие в качестве понятого. Затем в мае 2009 г. включен в состав следственной группы и как следователь выполнял отдельные следственные действия. Однако характер таких действия - ознакомление ряда обвиняемых с заключениями экспертиз не может влечь признания обвинительного заключения не соответствующим закону.

Каких-либо нарушений, вопреки доводам осужденных и их защитников, при продлении сроков расследования, связанных с приостановлением, возобновлением, продлением, являющихся основанием для возврата дела прокурору или признания отдельных доказательств недопустимыми, допущено не было. В ходе судебного заседания стороной обвинения данные доводы, а также доводы о неуведомлении Митянина и Леонова о возбуждении уголовных дел по ст. 210 УК РФ опровергнуты. Суду были представлены копии уведомлений, в которых имелись сведения об отказе Леонова в получении копии постановления о возбуждении уголовного дела, а также расписка Митянина о получении такого уведомления.

Несвоевременное ознакомление обвиняемых с постановлениями о назначении и проведении экспертиз, как правильно указал суд в постановлении о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания, также не являлось основанием для возврата дела прокурору и для признания по этим основаниям выводов экспертов недопустимым доказательством (т. 190 л.д. 139-155). В последующем в ходе судебного разбирательства данные обстоятельства принимались судом во внимание, заключения соответствующих экспертиз оценивались, им давалась оценка с точки зрения относимости допустимости и достоверности с учетом соответствующих заявлений осужденных.

Обосновано в судебном заседании 13.09.2011 г. судом было отказано в допуске по ходатайству Чеботарева в качестве адвоката Владыкина (т. 193 л.д. 160-163). Как правильно установил суд, в рамках рассматриваемого дела Владыкин, являясь прокурором Сыктывдинского района Республики Коми, принимал процессуальные решения по делам которые затем были соединены в одно производству. В связи с этим суд в соответствии с требованиями ст. 72 УПК РФ отказал в допуске Владыкина.

Вопреки доводам жалоб судом дана надлежащая оценка всем доказательствам. Приведенные в приговоре показания потерпевших свидетелей, самих осужденных в отмеченной судом части, выводы экспертов, результаты ОРМ обоснованно признаны допустимыми доказательствами. При этом суд привел мотивы, по которым он признал одни доказательства допустимыми и достоверными, а другие - отверг как противоречащие материалам дела.

Ходатайства участников процесса, в т.ч. связанные с исследованием доказательств, об исключении их из разбирательства по мотиву несоблюдения процедуры их получения, о вызове и допросе свидетелей о возможности оглашения ранее данных участниками процесса показаний, рассмотрены в соответствии с требованиями закона. Отказ в удовлетворении того-или иного ходатайства не может расцениваться как проявление обвинительного уклона, предвзятость со стороны суда.

Вопреки доводам жалоб Литвиненко был удален из зала судебного заседания законно.

Положения ст. 258 УПК РФ направлены на обеспечение надлежащего правосудия по уголовным делам и пресечение нарушений установленного в судебном заседании порядка со стороны участников уголовного судопроизводства, включая подсудимого. По смыслу ст. 247 УПК РФ право подсудимого на рассмотрение дела в его присутствии не означает, что это право должно быть гарантировано даже при нарушении им порядка в зале судебного заседания и при создании препятствий для надлежащего осуществления правосудия и реализации другими участниками процесса, в т.ч. потерпевшими, закрепленных Конституцией Российской Федерации и уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации процессуальных прав.

Из материалов дела следует, что 18 декабря 2012 г. (т. 204 л.д. 4-7) при продолжении судебного разбирательства при допросе свидетеля под псевдонимом «К » по ходатайству государственного обвинителя были оглашены показания свидетеля в ходе предварительного расследования. После этого стороне защиты было предоставлено право задать вопросы. При этом суд снял ряд вопросов, которые не имели отношение к делу и были направлены на рассекречивание данных о свидетеле. Литвиненко в связи с этим вступил в пререкания с председательствующим, стал нарушать установленный регламент судебного заседания, на замечания не реагировал, продолжил нарушать порядок, что привело к срыву судебного заседания.

Подобного рода нарушения (более сорока) допускались со стороны Литвиненко и ранее. За допускаемые нарушения он неоднократно предупреждался, ему разъяснялись положения ч. 3 ст. 258 УПК РФ, в связи с чем, и было принято решение о его удалении до окончания прений сторон. В тоже время его интересы продолжал осуществлять профессиональный адвокат, который встречался с ним, доводил позицию Литвиненко по тому или иному вопросу, передавал суду его ходатайства.

По аналогичным основаниям (неоднократные нарушения порядка в судебном заседании, не реагирование на замечания председательствующего, попытки оказания воздействия на свидетелей препятствия судебного разбирательства) был удален 28 февраля 2014 г. и Леонов (т. 214 л.д. 234, 249-252). Его удаление также проведено в соответствии с требованиями ст. 258 УПК РФ.

При решении вопроса о продлении срока содержания под стражей в судебном заседании 6 марта 2014 г. оба были возвращены в зал, после оглашения постановления суда вновь удалены в соответствии с ранее принятыми решениями.

Вопреки доводам жалоб, оснований полагать, что со стороны представлявших интересы осужденных адвокатов имело место ненадлежащее выполнение своих обязанностей, не имеется.

Позиция участвовавших адвокатов не противоречила интересам защищаемых ими осужденных, они принимали участие в исследовании доказательств стороны обвинения, отстаивали интересы своих подзащитных, высказывали мнение по всем обсуждаемым в ходе судебного разбирательства вопросам. При этом у каждого из них была своя определенная линия защиты, своя тактика, которая, тем не менее также не противоречила интересам их подзащитных.

Ссылки Нестерова на то, что имелись основания для отвода его адвоката Косырева несостоятельны.

В судебном заседании 12 декабря 2013 г. действительно Нестеров заявил отвод адвокату Косыреву по тем основаниям, что ранее он представлял на следствии интересы Расова, чьи интересы противоречили его, Нестерова, интересам.

Проверив заявления Нестерова, суд обоснованно отказал в отводе. Как установил суд, адвокат Косырев единожды представлял интересы Расова 15 января 2008 г. при избрании ему меры пресечения (т. 63 л.д. 9). Однако в дальнейшем адвокат Косырев при допросе в качестве обвиняемого, других следственных действиях с участием Расова не принимал, его интересы представляли другие защитники (т. 211 л.д. 206- 208).

Обоснованно суд отклонил в судебном заседании 13 декабря 2013 г. и ходатайство Митянина об отводе адвоката Васильева, осуществляющего защиту Мазурина. В обоснование Митянин сослался на то, что Васильев осуществлял расследование по делу, являлся участником следственной группы.

Действительно фамилия Васильева упоминается в постановлении от 14 августа 2003 г. (т. 8 л.д. 70).

В судебном заседании Васильев подтвердил, что был включен в состав следственной группы по уголовному делу, возбужденному 24 апреля 2002 г. по факту хищения из магазина « ».

Вместе с тем, как правильно указал суд, каких-либо следственных действий, оперативных мероприятий, как под руководством, так и с участием Васильева, не проводилось, Мазурину, чьи интересы защищал Васильев, обвинение в хищении из названного магазина не предъявлялось.

При таких обстоятельствах препятствий для участия Васильева как защитника Мазурина не имелось.

Проверялись судом и заявления Литвиненко о невозможности участия его защитника адвоката Щеголева в силу родственных отношений с подсудимым Дружининым. Данное заявление не нашло своего подтверждения. Какой-либо юридической помощи по настоящему делу либо по иным делам адвокат Щеголев Дружинину не оказывал.

Кроме того адвокат Щеголев был заменен другим адвокатом Пименовой, которая была ознакомлена с материалами дела, принимала участие в судебном следствии и выступала в прениях.

Доводы о невозможности участия в судебном заседании других адвокатов, перечисляемых осужденными, проверялись судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты в связи с отсутствием оснований к этому.

Ссылки Нестерова на ограничение по времени для подготовки к выступлениям в прениях опровергаются материалами дела.

Так, по окончании судебного следствия 6 марта 2014 г. (т. 215 л.д. 215) дополнений к судебному следствию сторонами, в т.ч. осужденными не заявлено, в с вязи с чем, суд обоснованно объявил судебное следствие законченным.

При выяснении вопроса о количестве времени для подготовки участникам процесса к прениям сторона обвинения попросила объявить перерыв до 25 марта 2014 г.

Подсудимый Нестеров указал 3 недели.

При этом участниками со стороны защиты было сделано заявление о перерыве после выступления стороны обвинения.

Стороны были предупреждены о необходимости подготовки к прениям, проведение которых было объявлено на 25 марта 2014 г.

25 марта 2014 г. из-за неявки одного из адвокатов судебное заседание пересеяно на 26 марта 2014 г., когда сторона обвинения начала свое выступление в прениях (т. 216 л.д. 163). Выступление в прениях с учетом сделанных перерывов сторона обвинения закончила 9 апреля 2014 г.

В этот же день все подсудимые, за исключением Павлова, пожелали принимать участие в прениях. При этом Митянин попросил для подготовки 7 дней, Нестеров-10 дней.

Определен порядок выступления в прениях стороны защиты, согласно которому, первым определен Нестеров.

Принимая во внимание, что сторонам уже ранее предоставлялось время на подготовку к прениям с учетом сделанных ими заявлений с 6 марта 2014 г., судом дополнительно было предоставлено для подготовки стороны защиты к прениям время до 14 апреля 2014 г. (т. 216 л.д. 251).

14 апреля 2014 г. суд приступил к заслушиванию выступлений в прениях стороны защиты. Первым начал свое выступление Нестеров Каких-либо заявлений о неподготовленности к выступлениям он не делал. Его выступление в прениях продолжалось в течение всего рабочего дня с необходимыми незначительными перерывами. Закончено в этот день судебное заседание в 17 ч. 10 мин. по просьбе Нестерова (т. 222 л.д. 12).

На следующий день 15 апреля 2014 г. в 10 ч. Нестеров продолжал свое выступление, а затем заявил о том, что ему необходимо время до 16 апреля 2014 г. с целью дополнительной подготовки и «систематизации» доказательств по одном из эпизодов.

Принимая во внимание, что ранее Нестерову уже предоставлялся значительный срок для подготовки к выступлению, суд обоснованно отказал ему в отложении судебного заседания на следующий день, но в 14 ч. 40 мин. объявил перерыв на 30 мин. для «подготовки Нестерова к продолжению выступлений в судебных прениях» (т. 222 л.д. 19).

После перерыва на предложения председательствующего продолжить выступление, Нестеров заявил об отсутствии дополнений к выступлению.

При таких данных право Нестерова на подготовку к выступлению в нельзя считать нарушенным.

При этом, вопреки его доводам его письменное выступление с последним словом по одному из инкриминируемых эпизодов приобщено к материалам дела. Ходатайств о приобщении к делу письменной речи с последним словом по иным эпизодам он не заявлял (т. 222 л.д. 135).

Неознакомление Нестерова с 8-м томом детализации телефонных соединений, несмотря на принятое решение суда об ознакомлении, не свидетельствует о каком-либо нарушении его прав, поскольку в приговоре не приводятся ссылки на какие-либо телефонные переговоры и соединения, содержащиеся в данном томе.

Также Судебная коллегия расценивает как несостоятельные заявления Леонова о том, что удалением его из зала суда суд фактически лишил его права на последнее слова, поскольку, решение о его удалении было принято в соответствии с требованиями УПК РФ, по окончании прений сторон, Леонов был возвращен в зал и ему было предоставлено право выступить с последним словом, данное право он реализовал (т. 222 л.д. 170). При этом из содержания его последнего слова следует, что защищавший его адвокат Сологуб встречался с ним и сообщал информацию о ходе судебного разбирательства.

Заявленные отводы суд в соответствии с требованиями закона разрешал в совещательной комнате, выносились определения. Принятые решения мотивированы. Заявленный Леоновым 20 декабря 2013 г. отвод председательствующему по делу, а затем всему составу суда был правильно оставлен без рассмотрения, поскольку ранее Леоновым уже заявлялся отвод, в т.ч. и председательствующему, по тем же основаниям, который был разрешен также в совещательной комнате.

Доводы осужденных и их защитников о незаконности судебных решений об избрании им меры пресечения в виде заключения под стражу, ее продлении в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства, о допущенных якобы при этом нарушениях не могут быть приняты во внимание, поскольку соответствующие решения судов не отменялись и вступили в силу. Имеющиеся в деле оригиналы судебных документов, связанных с разрешением вопросов по мере пресечения, заявленным ходатайств, по которым решение принималось в совещательной комнате, приговор, подписаны всем составом суда как того требует закон. Фактически осужденными ставиться под сомнение правомерность и порядок заверения копий судебных документов, что не влияет на правильность выводов суда о виновности осужденных и о доказанности их вины.

Приведенные в определениях суда по вопросам разрешения меры пресечения, разрешения ходатайств, формулировки не предрешали выводов суда о виновности осужденных. Также, вопреки доводам осужденных, не свидетельствует об этом и характер задаваемых судом вопросов свидетелям и потерпевшим. Они лишь направлены на выяснение и уточнение сообщаемых сведений и фактов.

Сопроводительные об этапировании осужденных, в которых, по их мнению, председательствующим предрешен вопрос о их виновности по ст.ст. 209 и 210 УК РФ, не являются процессуальным документом Процессуальный статус всех осужденных на тот момент правильно указан как обвиняемые. При этом дело рассматривалось коллегиально в составе трех судей, приговор постановлен коллегиальным составом суда и вопросы, подлежащие рассмотрению в совещательной комнате при постановлении приговора, принимались всем составом суда, а не одним председательствующим.

Нарушений требований ст. 298 УПК РФ, т.е. тайны совещания судей по делу не усматривается, а заявления осужденных об обратном является их предположением.

Позиция стороны обвинения, на предвзятость которой ссылаются осужденные и их защитники, не влияет на правильность выводов суда о виновности осужденных в тех деяниях, за которые они осуждены.

Условия содержания осужденных под стражей в следственном изоляторе, в помещении суда, о которых указывается в жалобах, не могут поставить под сомнение законность вынесенного в отношении них приговора.

Наличие в различных СМИ информации о ходе расследования дела его движении, мероприятиях по подготовке к его рассмотрению, с комментариями должностных лиц следственных органов и органов прокуратуры при отсутствии в них вообще каких-либо суждений кого либо из состава суда, рассматривавшего дело, не может служить обоснованием предвзятости суда, его заинтересованности и необъективности. Доводы осужденных в этой части также являются несостоятельными. Напротив, об отсутствии указанных данных свидетельствует и решение суда об оправдании ряда осужденных по некоторым инкриминированным им составам преступлений.

Длительность рассмотрения дела судом обусловлена большим объемом дела (186 томов материалов предварительного расследования значительным количеством привлеченных лиц, приостановлением производства по делу в связи с болезнью того или иного подсудимого и невозможностью продолжения рассмотрения дела в его отсутствие отложением судебных разбирательств в связи с неявками защитников разрешением многочисленных ходатайств стороны защиты, назначением и проведением экспертизы, неявкой свидетелей и потерпевших отсутствием согласия стороны защиты на оглашение их показаний другими объективными причинами, в связи с чем, по делу отсутствуют основания полагать, что судом умышленно затягивалось рассмотрение дела.

Доводы Абидова о незаконном содержании под стражей в период после вынесения приговора и до вручения его копии несостоятельны Определением суда от 6 марта 2014 г. срок содержания его под стражей был продлен до 7 июля 2014 г. Приговор вынесен 23 июня 2014 г. и в нем решен вопрос о сохранении меры пресечения в виде заключения под стражей, а вручении его копии не свидетельствует о незаконности содержания Абидова под стражей в указанный период времени.

Таким образом, оснований для отмены приговора в отношении всех осужденных.

Как правильно установил суд, Митянин, Леонов и Трофимов осенью 1998 г. создали преступную организацию и банду, руководили ими Деятельность банды и преступной организации продолжалась на протяжении десяти лет.

В наличии преступной организации находилось значительное количество огнестрельного оружия и боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

За этот период времени под руководством Митянина, Леонова и Трофимова в интересах данной организации лидерами и участниками были совершены тяжкие и особо тяжкие преступления, в т.ч. и многочисленные убийства при отягчающих обстоятельствах.

Каждый их осужденных, являющихся участниками банды и преступной организации, понимал свою принадлежность к четко определенному кругу лиц, занимал свое определенное иерархическое положение в группировке, действовал не только по поручению и указанию руководителей, но и по своему усмотрению, но в интересах группировки.

В апреле 2007 г. Нестеров после условно-досрочного освобождения продолжил свое участие в организации.

Несмотря на осуждение руководителей Митянина и Леонова в 2003 г к лишению свободы, они не утратили связей с группировкой Продолжили активно поддерживать связь с оставшимся на свободе одним из руководителей Трофимовым и рядом участников преступной организации и банды, интересовались положением дел, финансовым состоянием группировки, давали указания о тактике поведения, т.е фактически продолжали руководить организацией.

В период нахождения Леонова, Митянина в местах лишения свободы члены группировки по их указанию и с их ведома продолжали совершать тяжкие и особо тяжкие преступления в общих интересах, т.е совершенные в этот период времени членами группировки преступления охватывались умыслом и Леонова, и Митянина, как руководителей организации. Нестеров, как участник организованной группы и банды также был осведомлен о положении дел в организации. В связи с этим доводы осужденных о необоснованности привлечения Леонова Митянина и Нестерова к ответственности за деяния, совершенные другими участниками банды и преступной организации, в период их нахождения в местах лишения свободы являются несостоятельными.

Поскольку Леонов, Митянин и Трофимов являлись руководителями преступной организации и банды, планировали и организовывали деятельность организации, они обоснованно привлечены к ответственности и за совершенные участниками банды и организации конкретные преступления.

Все необходимые признаки преступной организации и банды вопреки доводам осужденных и их защитников судом установлены, указаны в приговоре и должным образом мотивированы. Обоснованы и выводы суда о совершении участниками конкретных преступлений в составе организованной группы.

Поскольку, как установлено судом, участники преступной организации Нестеров, Микушев, Косенков и Мазурин, наряду с участием в такой организации, участвовали и в устойчивой вооруженной группе (банде их действия правильно квалифицированы по совокупности преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 210 и ч. 2 ст. 209 УК РФ, а действия руководителей преступной организации и банды Леонова, Митянина и Трофимова - по чч. 1 ст.ст. 210 и 209 УК РФ.

Все квалифицирующие признаки по каждому из составов преступлений в отношении каждого из осужденных судом мотивированы и обоснованы, в связи с чем, доводы осужденных об оспаривании правильности квалификации их действий по каждому из составов преступлений, являются необоснованными.

Психическое состояние осужденных судом было изучено полно и объективно. В отношении каждого из них, за исключением Дударька, в ходе предварительного расследования проводились соответствующие экспертизы: - в отношении Митянина-т. 57 л.д. 154; - в отношении Трофимова-т. 57 л.д. 156; - в отношении Литвиненко - т. 57 л.д. 155-156; - в отношении Леонова - т. 57 л.д. 158; - в отношении Бугуева-т. 75 л.д. 160-161; - в отношении Микушева - т. 75 л.д. 163; - в отношении Нестерова-т. 75 л.д. 168; -в отношении Чермянина-т. 57 л.д. 177; - в отношении Абидова-т. 75 л.д. 179; - в отношении Чеботарева - т. 75 л.д. 183-184; - в отношении Мазурина - т. 75 л.д. 186-187; - в отношении Косенкова-т. 75 л.д. 189.

Согласно выводам экспертов, все они в период инкриминируемых деяний могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

При проведении соответствующих экспертиз требования УПК РФ регламентирующие порядок их назначения и проведения соблюдены нарушений при этом не допущено. Выводы экспертов мотивированы обоснованы, при даче ими заключений были учтены все необходимые сведения о личности осужденных, выводы сделаны на основе имеющейся у экспертов информации, в т.ч. и представленных документов, перечень которых отмечен в заключениях.

С учетом выводов экспертов-психиатров, других, влияющих на разрешение данного вопроса сведений, приведенных в приговоре, суд обоснованно сделал вывод о вменяемости каждого из осужденных, в т.ч и Дударька, мотивировав должным образом свои выводы.

При разрешении вопроса о наказании каждому из осужденных суд правильно принял во внимание наличие указанных в приговоре смягчающих наказание Бугуева, Дударька, Чермянина, Леонова, Митянина Трофимова, Микушева, Чеботарева, обстоятельств, все данные о личности виновных, в т.ч. их состояние здоровья, а также состояние здоровья детей Трофимова.

Учтены при этом роль и степень участия каждого из осужденных в содеянном, правильно принят во внимание и принцип индивидуализации наказания.

Отягчающих наказание каждого из осужденных обстоятельств не установлено.

При этом назначая Леонову, Митянину, Трофимову и Нестерову наказания за деяния, предусмотренные ч. 2 ст. 105 УК РФ, в виде пожизненного лишения свободы суд правильно принял во внимание все обстоятельства, характер и степень общественной опасности содеянного мотивировав должным образом необходимость назначения данного вида наказания. Выводы суда полно и подробно приведены в приговоре с обоснованием принятого решения. При этом обоснованно сделана ссылка на повышенную общественную опасность и тяжесть содеянного.

Все обстоятельства, влияющие на наказание, применительно к каждому из осужденных подробно изложены и мотивированы в приговоре.

Учтены в полной мере и данные о личности каждого из них, а дополнительные исследованные в суде апелляционной инстанции характеризующие данные в отношении Бугуева, в т.ч. состояние здоровья его родителей, Нестерова, Косенкова, Трофимова и Чеботарева, не являются основанием для изменения им вида назначенного наказания.

Каких-либо исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенных преступлений, судом не установлено. Не находит таких обстоятельств и Судебная коллегия.

Вопреки доводам Чермянина и его защитника потерпевшая И не заявляла о том, что им, Чермяниным, был возмещен ущерб.

Осужденные Трофимов, Леонов и Митянин ссылаются на то, что по убийству Ч в 1999 г. истекли сроки давности. При этом суд не нашел оснований для их освобождения от ответственности за данное деяние. В связи с этим в силу положений ст. 78 УК РФ, считают, что им не могло быть назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы.

Вместе с тем, Судебная коллегия отмечает, что Трофимов, Леонов и Митянин признаны виновными и осуждены за убийство не только Ч в 1999 г., но и других еще 10-ти лиц, совершенные в составе организованной группы, в последующий период. За последующие убийства сроки давности не истекли, их действия по всем убийствам в соответствии с требованиями закона квалифицированы одним составом преступления - по пп. «а, ж, з, к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, т.е. убийства двух и более лиц, организованной группой, сопряженные с бандитизмом, с целью сокрытия другого преступления.

При таких обстоятельствах решение суда о назначении им данного вида наказания является законным и обоснованным.

Не может согласиться Судебная коллегия и с доводами осужденных об истечении срока давности за деяние в отношении Г квалифицированные судом по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ.

Как установлено судом, осужденные Бугуев, Митянин, Трофимов Леонов и Нестеров, в составе организованной группы в январе-феврале 2000 г. вымогали у Г деньги.

По мнению осужденных, принимая во внимание, что вымогательство считается оконченным с момента предъявления требований выплаты денег, расценивается как особо тяжкое преступление и в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 78 УК РФ на сегодняшний день истекли сроки давности они подлежат освобождению от ответственности за указанное преступление.

Вместе с тем, как установлено судом, несмотря на то, что требования и были предъявлены в январе-феврале 2000 г., потерпевший Г на протяжении длительного периода времени выплачивал им ежемесячно оговоренную сумму денег вплоть до июня 2005 г.

В связи с этим, сроки давности за данное деяние подлежат исчислению именно с июня 2005 г. и на сегодняшний день с учетом положений ст. 78 УК РФ не истекли, в связи с чем, оснований для освобождения осужденных от ответственности не имеется.

Вопреки доводам жалоб не имеется оснований для освобождения от уголовной ответственности вследствие истечения сроков давности Нестерова, Микушева, Косенкова, Мазурина, Чеботарева, Чермянина Абидова и по чч. 2 ст.ст. 209 и 210 УК РФ, поскольку вне зависимости от времени вступления каждым из них в преступную организацию и банду, они продолжали свое участие в них вплоть до 2008 г. При этом в период нахождения в преступной организации каждым из них были совершены указанные в приговоре различные преступления, по которым не истекли сроки давности. Деятельность их преступной организации и банды была прекращена в 2008 году.

Митянин, Леонов и Трофимов являлись руководителями ранее созданной преступной организации и банды, которые существовали до 2008 г., и сроки давности за совершенные ими преступления предусмотренные чч. 1 ст.ст. 209 и 210 УК РФ, также не истекли.

Вместе с тем, правильно установив, что по ряду конкретных указанных в приговоре составов преступлений истекли сроки давности суд обоснованно освободил Леонова, Митянина, Трофимова, Нестерова Бугуева, Микушева, Чермянина, Дударька от наказаний по данным составам преступлений.

При этом, как следует из протокола судебного заседания, ни Дударек, ни Трофимов, не заявляли ходатайств о прекращении уголовного дела в части по тем составам преступлений, по которым истекли сроки давности к моменту вынесения судом приговора. На момент поступления дела в суд сроки давности ин по одному из инкриминируемых деяний не истекли.

Вопреки доводам Косенкова, суд не признавал в качестве отягчающих его наказание обстоятельств рецидива преступлений применительно к приговорам от 23 мая 2008 г. и от 20 ноября 2008 г поскольку деяния, за которые он осужден по обжалуемому приговору были совершены до указанных приговоров, в связи с чем окончательное наказание ему правильно назначено на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Также правильно суд во водной части приговора указал судимость Трофимова по приговору от 27 января 2005 года и при назначении наказания применил положения ст. 70 УК РФ, поскольку ряд преступлений были совершены Трофимовым в период испытательного срока по указанному приговору.

Замечания осужденных на протоколы судебных заседаний, в т.ч. в порядке предварительного слушания, рассмотрены в установленном законом порядке, по ним вынесены соответствующие постановления, ряд замечаний были удовлетворены, обоснованность принятых председательствующим решений по делу, в частности, в отказе в удостоверении правильности тех или иных замечаний, сомнений не вызывает. Копии постановлений по результатам рассмотрения замечаний на протоколы судебного заседания каждого из осужденных им направлялись, а невручение осужденным копии постановления по итогам рассмотрения замечаний на протоколы судебных заседаний других осужденных не может расцениваться как нарушение их права на защиту.

В рамках производства по настоящему уголовному делу потерпевшими были заявлены гражданские иски - Г К о компенсации морального вреда, С материального. Решение по данным искам не принималось по указанным в приговоре обоснованиям. Гражданские иски, за исключением С , которому в иске отказано, переданы для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. В связи с чем доводы Бугуева и его защитников о якобы пропуске срока исковой давности Судебная коллегия считает несостоятельными.

Также суд посчитал необходимым сохранить ранее наложенный арест на имущество, как осужденных, так и других лиц, и на вещественные доказательства по делу, судьбу которых оспаривают осужденный Бугуев и его защитники адвокаты Канев О.В. и Князев А.Н.

Принятое судом решение не нарушает требования УПК РФ. При этом заинтересованные стороны не лишены права на обращение с соответствующими заявлениями об освобождении имущества от ареста и его возврате в порядке гражданского судопроизводства с приложением необходимых документов.

Не может согласиться Судебная коллегия и с доводами Мазурина Косенкова, Трофимова, Литвиненко и Чеботарева о незаконности, по их мнению, постановлений суда об установлении срока ознакомления с материалами уголовного дела.

После постановления и провозглашения 23 июня 2014 г. приговора осужденным на основании их заявлений было предоставлено право на ознакомление с материалами дела.

Осужденные приступили к ознакомлению с делом: -Косенков 25 августа 2014 г.; -Литвиненко 6 октября 2014 г.; - Мазурин 6 октября 2014 г.; - Леонов 17 ноября 2014 г.; - Трофимов 17 ноября 2014 г.; -Чеботарев 17 сентября2014 г.

В последующем постановлениями судьи Верховного Суда Республики Коми для каждого из осужденных были установлены сроки ознакомления с делом: - 29 октября 2014 г. Косенкову три рабочих дня (т. 231 л.д. 36-38); - 17 октября 2014 г. Литвиненко 15 рабочих дней до 12 ноября 2014 г включительно (т. 231 л.д. 98-99); - 20 октября 2014 г. Мазурину 25 рабочих дней (т. 231 л.д. 128-130); - 1 декабря 2014 г. Леонову 30 рабочих дней до 27 января 2015 г включительно (т. 231 л.д. 192-194); - 1 января 2015 г. Трофимову 9 рабочих дней по 28 января 2015 г включительно (т. 231 л.д. 233-234); -21 октября 2014 г. Чеботареву 10 рабочих дней по 11 ноября 2014 г включительно (т. 231 л.д. 77-78).

При этом судом сделан правильный вывод об умышленном затягивании осужденными ознакомления с делом. Данный вывод в судебных постановлениях мотивирован и обоснован. Конкретные сроки для каждого из осужденных установлены с учетом всех обстоятельств объема дела, в т.ч. и объема материалов судебного производства, наличия на руках у осужденных копий обвинительного заключения, приговора протоколов судебных заседаний, копий промежуточных судебных решений, объема материала, с которым они были ознакомлены к этому времени, объема оставшихся документов. Установленные сроки являлись разумными и достаточными для завершения процедуры ознакомления с делом.

Постановления суда мотивированы и являются законными и обоснованными.

Отсутствие при разрешении указанного вопроса защитников Леонова и Трофимова не является основанием для констатации нарушений их прав на защиту, поскольку оба принимали непосредственное участие в данных судебных заседаниях, обоим разъяснялись процессуальные права в т.ч. и право воспользоваться помощью защитника. Таким правом они воспользоваться не пожелали, ходатайств об отложении судебных заседаний для приглашения защитника не заявляли.

В связи с этим, соответствующие доводы осужденных являются необоснованными.

Вместе с тем в отношении Литвиненко и Бугуева приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

В срок отбытия окончательного наказания Литвиненко зачтено, в том числе, и время содержания под стражей в период с 9 февраля 2004 г по 26 декабря 2008 г. - время отбывания наказания по приговору от 2 июня 2005 г. Однако, согласно справке об освобождении, из мест лишения свободы по указанному приговору Литвиненко был освобожден не 26 декабря 2008 г. как указал суд, а 16 января 2009 г., в связи с чем в срок отбытия окончательного наказания ему надлежит зачесть время содержания под стражей с 27 декабря 2008 г. по 16 января 2009 г включительно.

Одним из смягчающих наказание Бугуева обстоятельств в соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ суд признал явки с повинной.

Отягчающих наказание обстоятельств не установлено.

При таких обстоятельствах согласно ч. 1 ст. 62 УК РФ срок назначенных ему наказаний за каждое из совершенных деяний не может превышать 2/3 максимального срока соответствующей статьи Особенной части уголовного кодекса.

Назначенное ему наказание по ч. 4 ст. 159 УК РФ в отношении Г и по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ в отношении К превышает указанные размеры, в связи с чем, за данные деяния наказание подлежит смягчению с учетом наличия других смягчающих обстоятельств.

Кроме того при назначении Бугуеву наказания по ч. 4 ст. 159 УК РФ по факту хищения средств потерпевших с судом не принято во внимание и не учтено, что по данному эпизоду отцом Бугуева возмещен ущерб одному из потерпевших, что влечет смягчение наказания и за данное деяние.

Окончательное наказание Бугуеву подлежит назначению по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ с учетом всех установленных и указанных Судебной коллегией обстоятельств.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.389.15 - 389.19, 389.20, 389.26, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Верховного Суда Республики Коми от 23 июня 2014 года в отношении Бугуева С Л и Литвиненко Е Н изменить.

Зачесть в срок отбытия назначенного Литвиненко Е.Н. наказания время содержания под стражей с 27 декабря 2008 г. по 16 января 2009 г. включительно.

Смягчить назначенное Бугуеву С.Л. наказание по: - ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 7.03.2011 г.) в отношении Г до 6 лет 6 месяцев лишения свободы; - п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 7.03.2011г.) до 7 лет лишения свободы; - ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 7.03.2011 г.) по факту хищения средств потерпевших с до 5 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ № 63 от 13.06.1996 г.) в отношении Г ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 7.03.2011 г.) в отношении Г ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 7.03.2011 г.) по факту хищения средств потерпевших с , п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 8.12.2003 г.) в отношении С п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 7.03.2011 г.) в отношении З К окончательно Бугуеву С.Л. назначить 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор в отношении Бугуева С.Л. и Литвиненко Е.Н и тот же приговор в отношении Леонова М Н Митянина А Н , Косенкова А О Микушева И А Чермянина С А Абидова В А Чеботарева Д А Дударька А Н Трофимова В Т , Нестерова В В Мазурина М С - оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Нестерова ВВ Чеботарева Д.А., Дударька АН., Бугуева С.Л., Мазурина М.С., АбидоваВ.А Косенкова А.О., Митянина АН., Литвиненко Е.Н., Чермянина С.А Микушева И.А., Трофимова ВТ., Леонова М.Н., адвокатов Кузнецовой О.В., Шингель И.Н., Момотова М.В., Рожицына Д.А Тебенькова М.В., Косырева А.П., Головина М.Ю., Канева О.В Князева А.Н., Шамонина К.А., Точеного А.П. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 217 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта