Информация

Решение Верховного суда: Определение N 64-АПУ13-8СП от 17.10.2013 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 64-АПУ13-8СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 17 о к т я б р я 2 0 1 3 г о д а

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Зыкина В.Я.

судей Фроловой Л.Г. и Фетисова СМ.

при секретаре Стручеве В.А.

с участием прокурора Кузнецова СВ., осужденного Им Р.М адвокатов Янчука И.И., Реброва Н.И., Кротовой СВ.,

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Ким Ч.С, Им Р.М. и защитника Янчука И.И. на приговор Сахалинского областного суда с участием присяжных заседателей от 2 апреля 2013, по которому

Ким Ч С

не судимый осужден по ст. 210 ч.1 УК РФ к 13 годам лишения свободы ст. 166 ч.З УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26- ФЗ) по факту завладения автомобилем ООО фирмы к 6 годам лишения свободы ст. 166 ч.З УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26- ФЗ) по факту завладения автомобилем М к 6 годам лишения свободы; ст. 166 ч.З УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26- ФЗ) по факту завладения автомобилем Б к 6 годам лишения свободы;

ст. 166 ч.З УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26- ФЗ) по факту завладения автомобилем Б к 6 годам лишения свободы;

ст. 166 ч.З УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26- ФЗ) по факту завладения автомобилем ООО к 6 годам лишения свободы ст. 166 ч.З УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26- ФЗ) по факту завладения автомобилем Бин С О к 6 годам лишения свободы;

в соответствии со ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний - к 19 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима,

Им Р М

судимый:

1. 13.07.2007 по ст. 158 чЛ УК РФ, с применением ст. 73 УК РФ, к 6

месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 6

месяцев;

2. 03.02.2009 (с учетом изменений, внесенных определением от

22.04.2009) по ст. 161 ч.З п. «б», с применением ст. 74 ч.5, ст. 70 УК

РФ к 7 годам 1 месяцу лишения свободы осужден по ст. 166 ч.2 п. «а» УК РФ к 4 годам лишения свободы;

в соответствии со ст. 69 ч.5 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору от 03.02.2009 - к 9 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., выступление осужденного Им Р.М. с использованием систем видеоконференц-связи, защитников Кротовой СВ., Янчука И.И., Реброва Н.И., поддержавших доводы апелляционных жалоб, выступление прокурора Генеральной прокуратуры РФ Кузнецова СВ., возражавшего против удовлетворения апелляционных жалоб, судебная коллегия

установила:

Ким Ч.С осужден за:

создание преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, а равно руководство таким сообществом (организацией);

неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон совершенное организованной группой (по факту завладения автомобилем ООО фирмы »);

неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон совершенное организованной группой (по факту завладения автомобилем М

неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон совершенное организованной группой (по факту завладения автомобилем Б

неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон совершенное организованной группой (по факту завладения автомобилем Б

неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон совершенное организованной группой (по факту завладения автомобилем ООО »);

неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон совершенное организованной группой (по факту завладения автомобилем Б

Им Р.М. осужден за неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон), совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Преступления были совершены в период с 1992 по 2006 г.г. на территории области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах:

Защитник Янчук И.И. просит приговор отменить, направить дело на новое судебное рассмотрение.

Считает, что суд нарушил пределы судебного разбирательства исследуя доказательства, касающиеся иных лиц: протоколы обысков у Л З Р протоколы осмотра предметов изъятых у свидетелей, и осмотра видеокассет, которые отношения к обвинению Кима не имеют.

Возражения защиты против исследования этих документов приняты судом не были, чем был нарушен принцип состязательности, при этом доказательства виновности других лиц были восприняты присяжными заседателями как доказательства виновности Ким.

Суд допустил нарушения уголовно-процессуального закона, которые повлияли на мнение присяжных заседателей при вынесении ими вердикта.

В частности, суд разрешил свидетелям Б Б Б «П », «Ч » не отвечать на ряд поставленных им вопросов, нарушив принцип состязательности и равенства сторон.

Суд незаконно удовлетворил ходатайства государственного обвинителя о демонстрации присяжным заседателям видеокассет с соответствующими записями, тогда как эти кассеты по окончании следствия приобщены к делу Ким Ч С не были и не предъявлялись для ознакомления. Они были приобщены к основному уголовному делу, а рассматриваемое дело было выделено из него в отдельное производство Таким образом, было нарушено право Ким на справедливое судебное разбирательство, право на защиту, состязательность и равноправие сторон а также нарушены пределы судебного разбирательства.

Суд нарушил требования ст. 15 УПК РФ, отказав защите в оглашении показаний свидетеля «П », данных им по делу П Л иЗ .

Обвинителем свидетелям «П », «Ч », «К задавались вопросы в основном о З ,Л П как о лидерах преступного сообщества, тогда как защите было указано о недопустимости использования сведений о лицах, обвиняемых по другому уголовному делу.

Эти же нарушения повторились и в прениях сторон, тогда как П и Л были оправданы.

Защите необоснованно было отказано в допросе сотрудников Ш и В по угону автомобиля ООО а не по процессуальным вопросам.

Назначенное наказание считает чрезмерно суровым, несоразмерным содеянному, негуманным. Суд не учел наличие у осужденного тяжкого заболевания, двух малолетних детей, отсутствие судимости положительные характеристики, его возраст и отсутствие общественной опасности Ким, а также мнение потерпевших, которые не имели ни к кому претензий.

Осужденный Ким Ч С также просит об отмене приговора суда с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Ссылается на нарушение судом требований закона об исследовании в присутствии присяжных заседателей только тех фактических обстоятельств, доказанность которых устанавливается ими в соответствии с их полномочиями.

Так, в присутствии присяжных заседателей были допрошены свидетели Ч ,П ,К Л П и другие лица, не являющиеся обвиняемыми по делу, а также оглашались телефонные переговоры З иЛ , не относящиеся к его делу что повлекло вынесение необоснованного вердикта.

Воздействуя на присяжных заседателей, обвинитель во вступительном слове допустил необоснованные высказывания о применении к учащимся психического и физического насилия, в прениях заявил об изменении криминогенной обстановки в лучшую сторону.

При допросах потерпевших Б М Б Б суд предоставил им возможность не отвечать на вопросы защиты, хотя они обязаны были давать показания.

Суд занимал обвинительную позицию, отказал защите в оглашении показаний свидетеля П по делу Л , П иЗ при этом удовлетворил ходатайства обвинения об оглашении материалов уголовных дел в отношении этих лиц, в том числе показаний засекреченных свидетелей, осмотр видеоматериалов и прослушивание аудиозаписей, нарушив принцип состязательности и равноправия сторон.

Сторонами нарушались требования ч.7 ст. 355 УПК РФ, и хотя председательствующий в напутственном слове и в ходе процесса обращал внимание присяжных заседателей на это, нарушения могли вызвать предубеждения у присяжных заседателей.

Незаконно использование обвинением показаний свидетелей «П », «Ч », «К », «Б », поскольку защита была лишена своих прав по проверке этих показаний, носящих общий характер. Кроме того, эти свидетели необоснованно отказывались отвечать на вопросы защиты, а противоречия в их показаниях не были устранены. В ходе дачи ими показаний суд непосредственно не наблюдал свидетелей что порождает сомнения в даче показаний именно ими.

Показания свидетеля И были оглашены в нарушение положений ст. 281 УПК РФ и права стороны защиты допрашивать свидетелей обвинения.

Считает, что его вина в организации преступного сообщества не доказана, просит переквалифицировать его действия на часть 2 ст. 210 УК РФ.

Считает приговор несправедливым, суд не учел смягчающие обстоятельства при назначении наказания по совокупности преступлений в том числе отсутствие претензий со стороны потерпевших, отсутствие тяжких последствий для них, отсутствие у него судимости и характеризующие материалы.

Просит учесть, что на сайте прокуратуры, а также в средствах массовой информации опубликованы сведения о его осуждении затрагивающие его честь и достоинство.

Обращает внимание на то, что ранее за совершение этих же преступлений был осужден З , а его личное участие в указанных угонах не доказано.

Приводит показания Б Р других допрошенных лиц, данные информационного центра УВД, протоколы следственных действий, указывает на противоречия в них.

Считает, что если бы его дело рассматривалось вместе с делом П и Л он был бы оправдан.

Осужденный Им Р.М. просит приговор отменить. Считает, что его действия неправильно квалифицированы как совершенные группой лиц по предварительному сговору.

Ссылается на отрицание им как угона, так и предварительного сговора об этом, на не установление лица, в группе с которым совершено это преступление, незаконность использования показаний «М » и их противоречие с другими доказательствами по делу.

В дополнении к жалобе утверждает, что находясь в состоянии алкогольного опьянения, по внезапно возникшему умыслу воспользовался халатностью водителя и угнал автомобиль, в чем раскаивается.

Поскольку иных доказательств сговора нет, считает, что его действия следует квалифицировать по части 1 ст. 166 УК РФ.

Утверждает о несправедливости наказания, назначенного, по его мнению, в размере, близком к максимальному.

Государственный обвинитель Алишунин В.В. возражает на апелляционные жалобы осужденных и защитника.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению в части назначенного Ким Ч.С наказания.

Судебное разбирательство по делу проведено в соответствии с требованиями закона, регулирующими особенности судопроизводства с участием присяжных заседателей.

В том числе, вопреки доводам жалоб, коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями закона.

Предварительный список кандидатов в присяжные заседатели по данному делу был составлен помощником судьи в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. 326 УПК РФ, посредством отбора кандидатов в присяжные заседатели из общего и запасных списков путем случайной выборки.

С этим предварительным списком, содержащим общее количество кандидатов в присяжные заседатели, извещенных о необходимости прибытия в суд, их фамилии, имена и отчества, стороны ознакомлены.

Общий и запасной списки, из которых производилась случайная выборка кандидатов в присяжные заседатели по настоящему уголовному делу, составлены в установленном законом порядке для работы Сахалинского областного суда на 2009-2012 годы высшим исполнительным органом государственной власти Сахалинской области и опубликованы.

Судом обоснованно отказано стороне защиты в ходатайстве об ознакомлении с электронным вариантом списков, содержащим домашние адреса кандидатов в присяжные заседатели, как не основанном на законе.

Доводы апелляционных жалоб о том, что осужденный Ким Ч С не совершал указанных преступлений, о содержании доказательств и о наличии в них противоречий, о недоказанности предварительного сговора с Им Р.М. о совершении угона и о неучастии в этом преступлении иных лиц в группе с Им Р.М. не являются основаниями для отмены приговора суда, постановленного в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, поскольку эти вопросы относятся к исключительной компетенции присяжных заседателей и не могут быть предметом проверки в суде апелляционной инстанции.

В соответствии со ст. 347, 348 УПК РФ правильность вердикта не подлежит оспариванию сторонами, осужденные также не вправе оспаривать приговор постановленный на основании вердикта присяжных заседателей по мотиву несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. Такие мотивы, если они приводятся в жалобах осужденных, не могут служить основанием для отмены приговора суда, постановленного с участием присяжных заседателей (ст. 389-27 УПК РФ).

Неполнота следствия, на которую указывается в апелляционных жалобах, в соответствии с действующим законодательством также не является основанием для отмены или изменения приговора суда. При этом судебная коллегия учитывает, что право стороны защиты ходатайствовать о дополнении предварительного следствия и представлять доказательства нарушено не было.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не допущено.

В присутствии присяжных заседателей исследовались только допустимые доказательства.

В соответствии с предъявленным Ким Ч С обвинением, суд исследовал доказательства, относящиеся, в том числе и к деятельности преступного сообщества, которое он создал и возглавлял, в том числе к преступным действиям иных лиц, входивших в это сообщество.

Установление данных обстоятельств входило в компетенцию присяжных заседателей в соответствии со ст. 334, 335 ч.7 УПК РФ, а потому председательствующий обоснованно отклонил возражения стороны защиты против исследования в присутствии присяжных заседателей показаний свидетелей «П », «Ч », протоколов обысков у З видеокассет, телефонных переговоров и других доказательств, на которые ссылаются авторы апелляционных жалоб.

Как видно из протокола судебного заседания, допрошенные судом свидетели (Б Б и другие) действительно не ответили на ряд заданных им вопросов, однако это обстоятельство не влечет признание их показаний недопустимыми и не свидетельствует об ограничении права стороны защиты на участие в их допросе, поскольку как усматривается из задаваемых стороной защиты вопросов, они не были направлены на установление фактических обстоятельств по делу, могли способствовать выявлению личности свидетелей, данные о которых были сохранены в тайне, а также иных лиц, не причастных к инкриминируемым осужденным преступлениям.

Допрос свидетелей без оглашения подлинных данных об их личности в условиях, исключающих их визуальное наблюдение другими участниками судебного разбирательства, проведен в соответствии с требованиями части 5 ст. 278 УПК РФ.

Сомнения осужденного в том, что показания были даны именно ими носит характер не основанного на материалах дела предположения, а потому указанные сомнения не могут являться основанием для выводов по делу.

То обстоятельство, что ряд представленных суду доказательств был исследован лишь в судебном заседании (материалы уголовного дела из которого было выделено дело Ким Ч С ), не является нарушением уголовно-процессуального закона, поскольку в соответствии со ст. 246 ч.5 УПК РФ государственный обвинитель при представлении доказательств не ограничен лишь теми из них, которые были добыты в ходе предварительного расследования дела и предъявлены потерпевшему обвиняемому и его защитнику в порядке, предусмотренном ст. 216, 217 УПК РФ.

Аналогичное толкование вытекает из содержания ст. 291 УПК РФ о праве сторон дополнять судебное следствие, предполагающем, в том числе, заявление ходатайств об исследовании новых доказательств.

Согласно ст. 244 УПК РФ стороны обвинения и защиты равны в праве представлять доказательства, в том числе и новые, ранее неизвестные участникам уголовного судопроизводства.

Таким образом, право на защиту и принцип состязательности не были нарушены при исследовании ранее не имевшихся в настоящем деле доказательств, поскольку у стороны защиты имелась возможность участвовать в проверке этих доказательств и оспаривать их, в том числе предлагая свою оценку их допустимости и достоверности.

Исследование доказательств, касающихся действий Л и П , не противоречит требованиям закона, независимо от юридической оценки их действий, данных ранее вынесенными судебными решениями.

Указанные судебные решения не имеют преюдициальной силы для разрешения уголовного дела в отношении Ким Ч С поскольку в них не устанавливались фактические обстоятельства его действий и не давалась оценка обоснованности предъявленного ему обвинения.

Согласно части 5 ст. 35 УК РФ, лицо, создавшее преступное сообщество либо руководившее им, подлежит уголовной ответственности в том числе, за все совершенные этим сообществом преступления, если они охватывались его умыслом.

Поэтому факт осуждения иных лиц, в том числе З , за преступления, совершенные в составе преступного сообщества, созданного и руководимого Ким Ч С не препятствует установлению вины самого Ким Ч С в совершении указанных преступлений и наступлению его ответственности за них.

Показания свидетеля И . были оглашены судом в соответствии с требованиями ст. 281 ч.2 п. 4 УПК РФ. Мотивы принятого судом решения являются убедительными и подтвержденными материалами уголовного дела (т.29 л.д.76).

Использование для доказывания фактических обстоятельств дела показаний свидетеля «М С», данных им в ходе предварительного расследования дела, соответствует положениям п. 1 части 2 ст. 281 УПК РФ, поскольку судом достоверно было установлено что указанный свидетель умер (т.28 л.д.266-268).

Публикация в средствах массовой информации сведений об осуждении Ким Ч С после вынесения приговора не могли повлиять на его содержание, а потому соответствующие доводы апелляционной жалобы не являются основаниями для выводов о незаконности приговора.

Все заявленные сторонами ходатайства, в том числе касающиеся вызова свидетелей, были рассмотрены судом в соответствии с требованиями закона, обоснованные ходатайства удовлетворены, при отклонении ходатайств суд привел в своих постановлениях убедительные мотивы такого решения, основанные на законе и фактических обстоятельствах дела.

Так, суд обоснованно удовлетворил ходатайство сторон об оглашении показаний свидетеля «П », касающихся фактических обстоятельств дела, и отказал в оглашении тех его показаний, которые касались процессуальных вопросов расследования и рассмотрения дел в отношении других лиц (т.28 л.д.197-198).

Также соответствующим требованиям закона является решение суда об отказе в вызове для допроса в качестве свидетелей сотрудников ОВД Ш иВ (т.29 л.д.134)

Протокол судебного заседания свидетельствует о том, что при нарушении сторонами требований закона о пределах исследования обстоятельств дела в присутствии присяжных заседателей председательствующий реагировал в соответствии с требованиями части 2 и 3 ст. 336 УПК РФ, а в напутственном слове вновь разъяснил присяжным заседателям, какие сведения они не должны принимать во внимание при вынесении вердикта.

При таких обстоятельствах нет оснований для утверждения о том что допущенные сторонами нарушения повлияли на объективность присяжных заседателей или их ответы на поставленные перед ними вопросы.

Вступительное заявление государственного обвинителя полностью соответствует положениям ст. 335 ч.2 УПК РФ об изложении существа предъявленного обвинения.

Речь государственного обвинителя в прениях также не противоречит требованиям закона. Его высказывание об изменении криминогенной обстановки не может быть расценено как нарушение закона, способное повлиять на содержание вердикта коллегии присяжных заседателей, с учетом также того обстоятельства, что председательствующим было разъяснено в напутственном слове, что мнения и высказывания сторон не являются доказательствами, на которых должны основываться ответы присяжных заседателей.

Из протокола судебного заседания следует, что сторона обвинения как и сторона защиты в прениях давали исследованным в судебном заседании доказательствам оценку, в соответствии с их процессуальным положением, что не противоречит требованиям закона и не может быть отнесено к незаконному воздействию на присяжных заседателей.

Нарушения требований закона при формулировании вопросов подлежащих разрешению присяжными заседателями не допущено.

Вопросный лист соответствует требованиям ст. 339 УПК РФ сформулированные вопросы соответствуют объему предъявленного Ким Ч. С. и Им Р.М. обвинения и не выходят за его рамки.

Вопросный лист сформулирован председательствующим судьей с учетом результатов проведенного судебного следствия, позиций сторон в прениях, а также их предложений.

В том числе из протокола судебного заседания усматривается, что председательствующим судьей сторонам был вручен проект вопросного листа, объявлен перерыв для предоставления возможности подготовить свои замечания и предложения.

Вопреки утверждениям в апелляционных жалобах, из содержания вопросов следует, что они не являются наводящими, и не требуют ответа лишь обвинительного характера.

Из содержания вопросов усматривается, что присяжные заседатели с учетом доводов стороны защиты, имели возможность указать в вердикте на непричастность каждого из осужденных к инкриминируемым им преступлениям, если бы пришли к такому выводу.

Вопреки утверждениям стороны защиты, ответы присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы противоречий не содержат.

Квалификация действий осужденного Ким Ч С данная приговором, соответствует фактическим обстоятельствам, установленным вердиктом.

Действия Им Р.М. также квалифицированы судом в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Как видно из вердикта, коллегия признала доказанным, что угон осужденный Им Р.М. совершил совместно с иными лицами предварительно согласившись на предложение другого лица об этом. При совершении преступления Им Р.М. действовал в соответствии с достигнутой договоренностью.

При таких обстоятельствах, учитывая, что вердикт коллегии присяжных заседателей является для председательствующего обязательным, суд правильно квалифицировал действия осужденного как угон, совершенный группой лиц по предварительному сговору.

При назначении Ким Ч.С и Им Р.М. наказания, судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о личности каждого из них, смягчающие обстоятельства.

При этом, назначая наказание осужденному Им Р.М., суд учел признание его заслуживающим снисхождения и применил положения части 1 ст. 65 УК РФ. По своему размеру назначенное ему наказание является справедливым, соответствующим требованиям закона.

Не допущено судом нарушений закона и при назначении Им Р.М окончательного наказания на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ

При назначении наказания осужденному Ким Ч С суд учел обстоятельства, в том числе указанные в апелляционных жалобах его и защитника - наличие малолетних детей, возраст, состояние здоровья, а также положительно характеризующие его личность материалы дела и отсутствие судимости.

Решение суда о назначении осужденным Ким Ч. С. и Им Р.М наказания в виде лишения свободы с реальной изоляцией их от общества основано на материалах дела, мотивировано в приговоре и признается судебной коллегией правильным.

Судом не установлено оснований к назначению осужденным Ким Ч С. и Им Р.М. наказания с применением ст. 64, 73 УК РФ, а также к изменению категорий совершенных ими преступлений на менее тяжкие не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

Справедливость назначенного осужденному Им Р.М. наказания сомнений у судебной коллегии не вызывает, оснований для его смягчения не усматривается.

Находя справедливым наказание, назначенное Ким Ч С за каждое из совершенных им преступлений, судебная коллегия находит, чрезмерно суровым наказание, назначенное Ким Ч С по совокупности совершенных им преступлений.

Назначая Ким Ч С окончательное наказание на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ в виде 19 лет лишения свободы, суд не в полной мере учел конкретные обстоятельства дела, то, что в результате преступлений, за которые осужден Ким Ч С тяжких последствий не наступило, а также данные о характере и длительности течения, имеющегося у Ким Ч С заболевания, то, что он в 2011 году перенес инфаркт миокарда, имеет двоих малолетних детей 24 июня 2007 года рождения, его преклонный возраст.

С учетом перечисленных обстоятельств, судебная коллегия находит возможным смягчить назначенное Ким Ч С окончательное наказание на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389-20 УПК РФ судебная коллегия

определила:

приговор Сахалинского областного суда с участием присяжных заседателей от 2 апреля 2013 года в отношении Ким Ч С изменить.

Смягчить окончательное наказание, назначенное Ким Ч С на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ до 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальном этот же приговор в отношении Ким Ч С и тот же приговор в отношении Им Р М оставить без изменения апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке судебного надзора в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение одного года со дня его оглашения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 216 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта