Информация

Решение Верховного суда: Определение N 48-АПУ16-10СП от 12.05.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 48-АПУ16-10 сп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 12 мая 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Ситникова Ю.В.,

судей ЗателепинаОК. иШмотиковой СП.

с участием осужденных Чихирникова Е.В. и Буйвалова А.А защитников Кравченко Ф.В., Поддубного СВ. и Романова СВ потерпевшей П и ее представителя - адвоката Паниной Е.А представителей потерпевших П и П - адвоката Сергеева Е.Н., прокурора Тереховой СП., секретаря судебного заседания Воронина М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Чихирникова Е.В., защитников Кравченко Ф.В., Лесника СИ., потерпевшей П представителей потерпевших адвокатов Галанцева А.В. и Паниной Е.А. на приговор Челябинского областного суда с участием присяжных заседателей от 27 октября 2015 года, по которому

Чихирников Е В ,,

несудимый,

осужден по ч. 3 ст. 33, пп. «а», «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год, по п. «в ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности указанных преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев.

Буйвалов А А,

несудимый,

осужден по пп. «а», «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима без ограничения свободы.

Тарасов Е Ю,

судимый 11.08.2015 г. по ч. 2 ст. 318 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы,

осужден по пп. «а», «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ к 6 годам лишения свободы без ограничения свободы. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Чихирникова Е В :

в пользу П П П компенсацию морального вреда в размере 1 000 000 рублей каждому;

в пользу П возмещение материального вреда в размере 147 770 рублей;

в пользу П и П

компенсацию морального вреда в размере 700 000 рублей каждому, а также процессуальные расходы на представителей в размере 27 000 рублей каждому.

Взысканы с Буйвалова А А и Тарасова ЕЮ в пользу П П

процессуальные расходы на представителей в размере 15000 рублей каждому.

Заслушав доклад судьи Ситникова Ю.В., выступление осужденных Чихирникова Е.В. и Буйвалова А.А., защитников Кравченко Ф.В Поддубного С В . и Романова СВ., которые поддержали доводы апелляционных жалоб в защиту осужденных, выступление потерпевшей П и ее представителя - адвоката Паниной Е.А., представителя потерпевших П и П - адвоката Сергеева Е.Н поддержавших апелляционные жалобы потерпевшей стороны, выступление прокурора Тереховой СП. об отсутствии оснований для отмены и изменения приговора, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей признаны виновными и осуждены: Буйвалов и Тарасов - за похищение П совершенное группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений; Чихирников - за организацию похищения П совершенного группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений, а также за убийство П находящегося в беспомощном состоянии, сопряженного с похищением.

В апелляционных жалобах:

защитник Лесник утверждает, что приговор постановлен с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, поскольку в судебном заседании Чихирникову был изменен объем обвинения в сторону ухудшения, обвинение дополнено тем, что «18 сентября 2013 года в период с 14 часов 25 минут до 14 часов 50 минут, на территории области после совершения И Буйваловым и Тарасовым похищения П узнав посредством мобильной связи от И , что указанное похищение произошло при свидетелях и с применением насилия в отношении потерпевшего, у Чихирникова, осознающего, что П в случае освобождения может сообщить сотрудникам правоохранительных органов о совершении в отношении него преступления, и в связи с этим опасающегося быть привлеченным к уголовной ответственности и понести за это наказание возник преступный умысел на совершение убийства П сопряженного с организованным им (Чихирниковым) похищением потерпевшего. Реализуя свой преступный умысел на убийство П , Чихирников предложил в ходе указанного телефонного разговора И и находящимся с ним Буйвалову и Тарасову совершить убийство П пообещав передать указанным лицам денежное вознаграждение за это в размере 500 000 рублей однако И , Буйвалов и Тарасов добровольно отказались от совершения убийства П о чем И сообщил Чихирникову в ходе телефонного разговора; в связи с отказом И Буйвалова и Тарасова совершить убийство П , Чихирников принял решение совершить действия, направленные на убийство потерпевшего, самостоятельно», то есть объем обвинения был расширен относительно способа, мотива, цели и других обстоятельств убийства П так добавлены мотивы и цель сокрытие похищения от правоохранительных органов, подкуп исполнителей преступления; вместо внезапно возникшего умысла на убийство, указаны умысел Чихирникова и его действия как заранее возникшие и подготовленные; увеличенный объем обвинения был отражен в вопросах №

11, 13; также Л указывает, что при рассмотрении дела необоснованно произведена замена судьи; защитник просит отменить приговор и передать уголовное дело на новое судебное разбирательство;

защитник Кравченко утверждает, что при формировании коллегии присяжных заседателей кандидаты в присяжные заседатели неправдиво отвечали на поставленные вопросы, так М не сообщил о том, что родственник и коллега привлекается к уголовной ответственности за убийство, С не сообщила об осуждении брата за такое же преступление, Т не сообщила о том, что является сотрудником УМВД России по области; кроме этого, защитник ссылается на то, что суд необоснованно отказал в исследовании с участием присяжных заседателей заключения специалистов № о характере повреждений П , их локализации, способе образования, возможной причине наступления смерти, а также о его возможности совершать активные самостоятельные действия после причинения указанных повреждений председательствующий необоснованно прерывал его выступление в прениях а также выступление Чихирникова с последним словом; также защитник отмечает, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о возращении уголовного дела прокурору, поскольку обвинение, изложенное в обвинительном заключении, не соответствовало постановлению о привлечении Чихирникова в качестве обвиняемого; в материалах дела отсутствуют сведения о том, что судья М , проводившая предварительное слушание по делу, не могла в дальнейшем рассматривать это дело; по мнению защитника, представленные суду доказательства свидетельствуют о том, что Чихирников не организовывал похищение П , не мог предположить этого, а в момент прибытия в место, куда доставили П последний был уже мертв в результате открытой черепно-мозговой травмы, поэтому 18.09.2013 г. отсутствовал сам факт указанного деяния; защитник указывает, что в нарушение требований ч. 8 ст. 339 УПК РФ в вопросах № 11, 12, 13 имеются противоречия относительно времени причинения смерти П в вопросе № 11 сформулировано наступление смерти 18 сентября 2013 года в период с 14 часов 25 минут до 14 часов 50 минут; в вопросе № 13 указано, что в это время Чихирников лишь узнал об обстоятельствах захвата и принудительного перемещения П а в период времени с 14 часов 50 минут до 15 часов 10 минут прибыл на указанный участок местности и совершил убийство П противоречия вердикта в этой части не были устранены; также защитник утверждает, что при допросе потерпевшая П дала негативную оценку осужденного, способную вызвать предубеждение присяжных, а при произнесении напутственного слова председательствующий не в полном объеме напомнил оправдывающие Чихирникова доказательства; защитник просит отменить приговор и передать дело на новое судебное разбирательство;

осужденный Чихирников просит отменить приговор и передать дело на новое судебное разбирательство, приводя доводы, аналогичные изложенным в апелляционных жалобах его защитников; по мнению осужденного уголовное дело рассмотрено заинтересованным судьей, чей родственник работает в СУ СК по Челябинской области; он был лишен права допросить свидетеля В ; приговором Калининского районного суда Челябинской области от 8 июня 2015 года в отношении И установлено применение насилия в отношении П в момент его похищения, данное обстоятельство в силу ст. 90 УПК РФ должно быть принято судом в качестве преюдиции; при допросе свидетелей сторона обвинения задавала наводящие вопросы; показания Буйвалова и Тарасова, которые они давали в ходе предварительного расследования, были оглашены без согласия стороны защиты; также он выражает несогласие с постановлением судьи от 25.01.2016 г. об отказе в удовлетворении замечаний на протокол судебного заседания поскольку оно вынесено без его участия;

потерпевшая П просит усилить осужденным наказание изменить Чихирникову вид исправительного учреждения в соответствии с требованиями ст. 58 УК РФ и в полном объеме удовлетворить исковые требования, а также взыскать процессуальные издержки, связанные с услугами представителя, в обоснование этого приводится мнение о чрезмерной мягкости назначенного наказания; потерпевшая считает, что Тарасов и Буйвалов заслуживают максимального наказания в виде 10 лет лишения свободы каждый, а Чихирников - пожизненного лишения свободы так как он представляет исключительную опасность для общества, в содеянном не раскаялся, скрывался от правосудия, не принимал мер к возмещению причиненного преступлениями вреда, препятствовал установлению фактических обстоятельств дела; указывает также, что суд необоснованно лишь частично удовлетворил исковые требования и частично взыскал понесенные расходы на представителя;

представитель потерпевших П и П - адвокат Галанцев А.В. просит изменить приговор в части гражданского иска удовлетворить исковые требования в полном объеме по следующим основаниям: размер компенсации морального вреда, причиненного преступлениями, был необоснованно снижен; суд взыскал с Чихирникова в пользу П и П процессуальные издержки в виде расходов на представителей в размере 27000 рублей, в то время как фактические расходы составляли 27500 рублей; суд необоснованно отказал во взыскании компенсации морального вреда с Буйвалова и Тарасова, которые участвовали в похищении сына гражданских истцов;

представитель потерпевшей П - адвокат Панина Е.А просит усилить наказание осужденных, считая его чрезмерно мягким, а также просит удовлетворить исковые требования в полном объеме.

Представлены письменные возражения на доводы апелляционных жалоб, в которых:

защитник Саранин просит оставить без изменения приговор суда, а апелляционные жалобы потерпевших и их представителей - без удовлетворения;

представитель потерпевшей П - адвокат Панина Е.А просит оставить без удовлетворения апелляционные жалобы осужденного Чихирникова и защитников;

государственный обвинитель Супрунович не находит оснований для отмены либо изменения приговора.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы сторон Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Согласно ст. 389 27 УПК РФ одним из оснований отмены приговора суда вынесенного с участием присяжных заседателей, являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Таких нарушений при рассмотрении уголовного дела в отношении Чихирникова, Буйвалова и Тарасова не допущено.

Несостоятельными являются доводы апелляционных жалоб о нарушении судом требований ст. 242 УПК РФ о неизменности состава суда Под председательством судьи М проведено предварительное слушание по делу, по существу же уголовное дело рассмотрено под председательством судьи Ч в полном объеме. С учетом существующей нагрузки судей и специализации, замена судьи М не была произвольной. Утверждения о возможной личной заинтересованности судьи Ч в исходе деле являются надуманными. Родственник, на которого имеется ссылка жалобы, не участвовал в расследовании данного уголовного дела.

Вопреки доводам авторов апелляционных жалоб, не имеется оснований считать коллегию присяжных заседателей не надлежаще сформированной.

В соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ стороны имели возможность задать каждому из кандидатов в присяжные заседатели вопросы, связанные с установлением сведений, необходимых для формирования объективной и беспристрастной коллегии присяжных заседателей.

Предусмотренные чч. 2, 3 ст. 3 Федерального закона от 20 августа 2004 года N 113-ФЗ "О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации" обстоятельства, которые препятствовали бы участию лиц в качестве присяжных заседателей в рассмотрении уголовного дела, не установлены.

Доводы авторов апелляционных жалоб о том, что кандидаты в присяжные заседатели М , С и Т скрыли информацию о себе, несостоятельны. М иС действительно не сообщили сведения о привлечении родственников к уголовной ответственности на вопрос, сформулированный государственным обвинителем. Представителю суда М дал объяснения о том, что А , на судимость которого ссылается сторона защиты, не является его родственником и родственником жены. Из объяснений С следует, что ее брат А скончался 3-4 года назад, она не общалась с ним и о его судимости не знала. Представлены также сведения о том, что Т не получала юридического образования и не работала в УМВД России по Челябинской области (т. 19 л.д. 145). Кроме того, наличие судимости у родственников кандидатов в присяжные заседатели не является препятствием их участия в рассмотрении уголовного дела в качестве присяжных заседателей.

Из протокола судебного заседания усматривается, что судебное следствие по делу проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Все представленные сторонами доказательства, признанные допустимыми, судом исследованы, заявленные ходатайства рассмотрены необоснованных отказов в их удовлетворении не допущено.

Присяжным заседателям представлены два заключения судебно медицинских экспертиз трупа П . В судебном заседании был допрошен эксперт К который дал необходимые разъяснения комиссионной экспертизы.

Отказ в удовлетворении ходатайства стороны защиты Чихирникова об исследовании в присутствии коллегии присяжных заседателей заключения специалиста обусловлен тем, что данное заключение представляло собой лишь рецензию указанных заключений судебно-медицинских экспертиз существо которых в достаточной степени исследовано в судебном заседании.

Предусмотренных ст. 207 УПК РФ оснований для проведения повторной судебно-медицинской экспертизы не установлено.

Вопреки доводам Чихирникова, приговор в отношении И постановленный в особом порядке судебного разбирательства без исследования доказательств, не мог иметь преюдициального значения.

Вопреки доводам Чихирникова показания, данные в ходе предварительного расследования, оглашаются без согласия сторон при наличии существенных противоречий с показаниями, данными в судебном заседании.

Во время окончания судебного следствия дополнений не поступило.

Прения сторон по делу проводились в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями. Каждая из сторон довела до сведения присяжных заседателей свою позицию по предъявленному обвинению, а также оценку представленным доказательствам.

Замечания председательствующего в адрес сторон, в том числе Чихирникова и его защитника, были обоснованы при их попытках довести до присяжных заседателей сведения, которые не исследовались в судебном заседании либо не относились к их компетенции.

Напутственное слово председательствующего соответствовало требованиям ст. 340 УПК РФ. Председательствующим была изложена позиция сторон, в краткой форме приведены исследованные доказательства обращено внимание присяжных заседателей на то, что критические замечания в адрес сторон, решение о снятии вопросов не должны оказывать влияние при вынесении вердикта. Возражений в связи с содержанием напутственного слова по мотивам нарушения принципа объективности и беспристрастности не поступало.

Вопросный лист сформулирован правильно, как это предусмотрено ст. 338, 339 УПК РФ. Содержание вопросов соответствовало предъявленному обвинению, результатам судебного следствия и прений сторон.

Довод о том, что постановление о предъявлении обвинения и обвинительное заключение имели несоответствия, безосновательны.

В ходе судебного следствия обоснованно был принят отказ государственного обвинителя от обвинения Чихирникова в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, пп. «в», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, как излишне вмененного, поскольку его действия, связанные с организацией приготовления к убийству П охватывались оконченным составом преступления, предусмотренным п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

При формировании вопросного листа изменения обвинения относительно способа, мотива, цели и других обстоятельств убийства П , как утверждается в жалобе, не усматривается.

Вердикт коллегии присяжных заседателей вынесен в установленном ст. 343 УПК РФ порядке. С доводом о его противоречивости нельзя согласиться.

Присяжными заседателями даны утвердительные ответы на основной вопрос № 11 о лишении жизни П 18 сентября 2013 года в период с 14:25 до 14:50, а также на вопрос № 12 о причинении смерти указанному лицу Чихирниковым. Вопрос № 13 конкретизировал его действия с указанием, в частности, о том, что Чихирников 18 сентября 2013 года в период с 14:25 до 14:50 узнал об обстоятельствах захвата и принудительного перемещения П , организатором которых он являлся, в период времени с 14:00 до 15:10 прибыл на указанный участок местности и причинил П смерть. Указанные действия осужденного совершались в обозначенных промежутках времени, имеющих совпадение в точке 14 часов 50 минут, поэтому не имеется оснований считать в этом случае вердикт коллегии присяжных заседателей противоречивым, как основание к отмене приговора.

В соответствии с установленными вердиктом коллегии присяжных фактическими обстоятельствами правовая оценка действий осужденных является правильной.

Доводы о неправильной оценке доказательств, о непричастности Чихирникова к преступлениям выходят за пределы обжалования приговора постановленного с участием присяжных заседателей.

Психическое состояние осужденных проверено, они обоснованно признаны вменяемыми.

Наказание каждому из них назначено в соответствии с требованиями закона, в том числе ст. 6, 60, 69 УК РФ. При этом учтены все установленные по делу обстоятельства. В приговоре приведены убедительные мотивы в этой части. Оснований для смягчения равно как для усиления наказания не имеется.

Размер компенсации морального вреда соответствует принципам разумности и справедливости, с учетом реальной возможности Чихирникова его возмещения. В приговоре приведены правильные мотивы отказа в удовлетворении исковых требований о компенсации морального вреда с Буйвалова и Тарасова, которые не совершали убийства П .

Возлагая на осужденных обязанность возместить процессуальные расходы потерпевших на представителей, суд не учел их действительный размер, П иП выплатили представителям не по 27 000 рублей, а по 27 500 рублей. В этой части судебное решение подлежит изменению.

В остальном приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, соответствует требованиям ст. 302 УПК РФ с изъятиями, предусмотренными ст. 351 УПК РФ.

\20 оог>26 28

Руководствуясь ст. 389 , 389 , 389/5 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Челябинского областного суда с участием присяжных заседателей от 27 октября 2015 года в отношении Чихирникова Е В изменить.

Взыскать с Чихирникова Е В в пользу П

и П процессуальные расходы на представителей в размере 27 500 рублей каждому.

В остальном этот же приговор в отношении Чихирникова Е В а также в отношении Буйвалова А А и Тарасова Е Ю оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 207 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта