Информация

Решение Верховного суда: Определение N 55-АПУ16-4 от 31.08.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №55-АПУ 16-4

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 31 августа 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Иванова Г.П.

судей - Русакова В.В. и Шамова А.В.

при секретаре Ивановой А.А рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Галагана Н.А. и адвокатов Колеватовой Н.А Полева М.В. и Яроша А.Ю. на приговор Верховного Суда Республики Хакасия от 16 мая 2015 года, которым

ГАЛАГАН Н А ,,

несудимый,

осужден по пп. «а», «в», «к» ч.2 ст. 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы, по ч.1 ст. 161 УК РФ к 1 году лишения свободы, по пп. «в», «г», «д» ч.2 ст. 126 УК РФ к 7 годам лишения свободы, по ч.З ст.30 и пп. «в», «г», «ж» ч.2 ст. 126 УК РФ к 6 годам лишения свободы по ч.2 ст. 167 УК РФ к 2 годам лишения свободы и на основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно к пожизненному лишению свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Постановлено взыскать с Галагана Н А в возмещение материального ущерба в пользу Д

8 000 рублей и в пользу А 365 306 рублей, а в счет компенсации морального вреда в пользу Г 1 000 000 рублей, в пользу Н

1 500 000 рублей.

Постановлено также взыскать в федеральный бюджет Российской Федерации процессуальные издержки с Галагана Н А в размере 51 840 (пятьдесят одна тысяча восемьсот сорок) рублей.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

По этому же делу осужден Хадзиев ДА., приговор в отношении которого не обжалуется.

Заслушав доклад судьи Иванова Г. П., выступления осужденного Галагана Н.А. и адвоката Яроша А.Ю. по доводам апелляционных жалоб, просивших отменить приговор и дело возвратить прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, и прокурора Митюшова В.П., просившего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА.

по приговору суда Галаган Н.А. признан виновным в совершении убийства двух лиц - Г и малолетней Г при этом убийство Г с целью скрыть другое преступление - убийство Г

Галаган Н.А. признан также виновным в открытом похищении чужого имущества, то есть в грабеже.

Он же признан виновным в похищении малолетней Г,

совершенном с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия в отношении заведомо несовершеннолетнего и в покушении на похищение Д совершенном с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета используемого в качестве оружия.

Он же признан виновным в умышленном уничтожении чужого имущества, повлекшем причинение значительного ущерба, путем поджога.

Преступления совершены 15 июня 2015 года на территории г.

края и Республики при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Галаган виновным себя признал частично.

В апелляционных жалобах и дополнениях:

осужденный Галаган просит отменить приговор и дело возвратить прокурору, утверждая, что убийство Г он совершил в шоковом состоянии, однако его психическое здоровье не полностью исследовано судом, а малолетнюю Г он не убивал, на предварительном следствии оговорил себя в совершении этого преступления под физическим и психическим воздействием Оспаривает также правильность приговора по гражданским искам заявляя, что Г необоснованно признан лицом, которому причинен моральный вред, а Н на следствии признавалась потерпевшей только по факту убийства Г кроме того стоимость сгоревшего садового домика, принадлежащего А завышена. При назначении наказания в виде пожизненного лишения свободы не учтены данные, характеризующие его положительно, и смягчающие обстоятельства;

адвокат Колеватова приводит аналогичные доводы и просьбы полагая, что Галаган совершил убийство Г в состоянии аффекта, а малолетнюю Г он не убивал, это мог сделать Хадзиев, который после совершения преступления замочил свою одежду в хлорке, Галаган же признал себя виновным под физическим воздействием сотрудников правоохранительных органов, считает также что в отношении Галагана следовало провести психиатрическую экспертизу в институте имени Сербского, поскольку стационарная экспертиза не должна была проводиться в крае, где проводилась амбулаторная экспертиза, кроме того, указывает, что суд при назначении наказания не учел состояние здоровья Галагана и состояние здоровья его родственников;

адвокат Полев просит отменить приговор, мотивируя тем, что виновность Галагана в хищении денежных средств не доказана квалификация его действий по ст. 161 ч.1 УК РФ является необоснованной и потерпевшая по этому дела определена судом неправильно, поскольку деньги на самом деле принадлежали бабушке Д а не ее внучке - Д

Адвокат считает также, что действия Галагана ошибочно квалифицированы судом по ст. 126, 30 и 126 УК РФ, поскольку Галаган не совершал похищения Г и не пытался похитить Д Последняя имела реальную возможность выйти из квартиры одна либо с Г так как Галаган никаких угроз им не высказывал.

Также ошибочно суд квалифицировал действия Галагана по ст. 105 ч.2 пп. «а,в,к» УК РФ, поскольку в первоначальных показаниях Галаган отрицал убийство малолетней Г затем поддавшись уговорам следователя, оговорил себя, однако снисхождения от суда не получил, несмотря на соглашение о сотрудничестве со следствием. Одновременно адвокат указывает, что на Галагана было оказано физическое воздействие, о чем, по его мнению, свидетельствует обнаружение у него множественных телесных повреждений, и Галаган обращался с жалобой о применении к нему насилия, участие же адвоката в следственных действиях носило формальный характер Кроме признания Галагана, других доказательств, как утверждает адвокат, в деле не имеется.

Также в жалобе указывается на не исследованность психического состояния Галагана, на то, что стационарная экспертиза не ответила на все вопросы и выводы этой экспертизы находятся в противоречии с выводами амбулаторной экспертизы, а между тем, повторная или дополнительная экспертиза судом не была назначена. Кроме того, по мнению адвоката, назначение Галагану пожизненного лишения свободы надлежащим образом не мотивировано, не учтено, что Галаган вину признал и раскаялся в содеянном;

адвокат Ярош просит приговор отменить, полагая, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а мотивы назначения наказания не соответствуют требованиям ст. 5 7 ч.1, 60 УК РФ и положениям ст. 297 УПК РФ.

В возражениях государственный обвинитель Пекарский А.А. и осужденный Хадзиев просят оставить апелляционные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений, Судебная коллегия считает, что приговор является законным, обоснованным и справедливым.

Виновность Галагана в совершении преступлений подтверждается совокупностью имеющихся в материалах дела и исследованных в судебном заседании доказательств, которым судом в приговоре дана надлежащая оценка.

Утверждения осужденного Галагана о том, что к убийству малолетней Г он непричастен, опровергаются его собственными показаниями, как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, в которых он пояснял об обстоятельствах совершения им этого преступления.

В частности, из этих показаний следует, что после того, как им было совершено убийство Г он посадил малолетнюю Г в свою машину и вывез ее в дачный район, чтобы впоследствии выдать ее сотрудникам правоохранительных органов, с целью смягчить свое положение в случае его задержания.

Однако, поскольку еще по дороге ему позвонил, как он понял сотрудник полиции, и предложил вернуть ребенка, он растерялся и находясь в дачном районе, решил убить девочку и сжечь ее труп вместе с трупом матери - Г который он доставил сюда с помощью своего знакомого Хадзиева.

Когда Хадзиев уехал, он нанес удары ножом Г и убил ее.

Суд обоснованно признал эти показания Галагана достоверными поскольку они подтверждаются показаниями Хадзиева, из которых следует, что он оставил Галагана с ребенком в дачном месте, а сам по просьбе Галагана поехал по дороге в , чтобы проверить наличие патрулей по дороге и сообщить о них Галагану.

Показания Хадзиева, которые в отличие от показаний Галагана являются последовательными, подтверждаются заключением комиссионных судебно-медицинских экспертиз № от 07.12.2015 и № от 22.12.2015 о том, что смерть малолетней Г могла наступить в результате острой кровопотери, наступившей вследствие проникающих колото-резаных ранений передней поверхности грудной клетки, в короткий промежуток времени после получения ранений измеряемый десятками секунд, в период с 03 часов 11 минут до 03 часов 32 минут 16 июня 2015 года (т.9, л.д.138-140, 161).

При осмотре файлов на ДВД-диске с записями фиксации передвижения автомобиля « », госномер регион по системе на досудебной стадии (т. 7, л.д.211-219) и в суде установлено, что в 03 часа 11 минут этот автомобиль, которым управлял Хадзиев, проследовал из дачного района вг

При осмотре в ходе следствия (т.8, л.д.36-41, 54) и в суде детализации телефонных переговоров абонентских номеров используемых Галаганом - и Хадзиевым -

установлено, что последнее телефонное соединение этих номеров зафиксировано в 03 часа 32 минуты 16 июня 2015 года. Абонент телефонного номера, которым пользовался Галаган, принял это сообщение в радиусе действия станции сотовой связи в д Радиус действия данной станции охватывает адрес СНО « », ул.

- место происшествия (т.8, л.д.50). Этот же последний исходящий звонок с номера Хадзиева ДА. принят базовой станцией в г.

Указанное свидетельствует о том, что Галаган в момент убийства находился на месте происшествия, где впоследствии под пожарным мусором было обнаружено тело малолетней Г и лезвие кухонного ножа из дома Д которым, как пояснил Галаган он совершил убийство девочки.

Потерпевшая Д подтвердила, что при отъезде от ее дома Галаган усадил девочку в свою машину. Допрошенный свидетелем сотрудник полиции Ф указал, что во время телефонного разговора с Галаганом Н.А. (в 2 часа 44 минуты 16.06.2015), слышал шум автомобильного мотора и голос девочки, спрашивавшей, когда они приедут к маме.

Необоснованными являются также доводы апелляционной жалобы осужденного о том, что заключения судебных экспертиз, проведенных по делу, являются недопустимыми доказательствами, поскольку их выводы основываются только на его показаниях и являются предположительными.

Заключения экспертов, вопреки его утверждениям, отвечают требованиям закона, их выводы основаны на совокупности проведенных исследований, подтверждены соответствующими методиками проведения судебных экспертиз, а потому оснований сомневаться в научности и обоснованности выводов экспертов не имеется. Оценка экспертным заключениям дана в приговоре.

Ссылка осужденного Галагана в жалобе на свои первоначальные показания, в которых он указывал на Хадзиева, как на убийцу Г является несостоятельной, поскольку эти показания проверялись на предварительном следствии и в судебном заседании и правильно признаны недостоверными.

Так, сам Галаган объяснял, что он вначале оговорил Хадзиева однако затем «все понял и осознал.. .и решил Д (Хадзиева, который согласился помочь ему скрыть следы убийства Г дальше не подставлять и рассказал всю правду» (т. 15 л.д. 114).

Доводы апелляционных жалоб о том, что Галаган признал себя виновным в убийстве Г в результате применения к нему недозволенных методов ведения следствия, также являются несостоятельными.

Так, по поводу обнаруженных у него телесных повреждений Галаган на предварительном следствии пояснял, что «данные телесные повреждения мне точно не причиняли сотрудники полиции и сотрудники следственного комитета. Претензий у меня ни к кому нет и подавать заявление о привлечении кого-либо к уголовной ответственности за их причинение я не желаю» (т.2 л.д. 180). Эти показания исследовались судом и не опровергались осужденным Галаганом (т. 15 л.д. 124).

В судебном заседании Галаган также не заявлял о применении к нему недозволенных методов ведения следствия, а в апелляционной инстанции пояснил, что он признавал себя виновным в суде и давал показания о совершении им убийства Г потому, что боялся Однако, кого он боялся и чем были вызваны его опасения, он пояснить ничего не смог. В связи с этим, подобные утверждения следует расценить как явно надуманные.

Кроме того, доводы жалоб о том, что Галаган оговорил себя под физическим воздействием сотрудников полиции, носят противоречивый характер, так как наряду с этим в жалобах утверждается, что Галаган согласился признать себя виновным в убийстве малолетней Г,

так как сотрудничал с органами следствия, надеясь на снисхождение при назначении наказания.

Таким образом, выводы суда о том, что Галаган совершил убийство не только Г но и малолетней Г являются обоснованными, и действия Галагана правильно квалифицированы по пп. «а,в,к» ч.2 ст. 105 УК РФ.

При этом необоснованными являются доводы апелляционной жалобы адвоката Колеватовой о том, что Галаган совершил убийство Г в состоянии аффекта, поскольку они опровергаются заключением психолого-психиатрической экспертизы, согласно которому во время совершения инкриминируемых деяний он не находился в состоянии физиологического аффекта (т. 11, л.д. 150-158).

Кроме того, утверждения Галагана о том, что Г спровоцировала его на причинение ей телесных повреждений, не может быть принято во внимание. Ее действия не были противоправными по отношению к нему, так как, являясь близкой подругой Д она встала на ее защиту и действовала в интересах последней, поскольку Галаган не желал покидать квартиру, вел себя вызывающе и агрессивно.

Причины, по которым суд отклонил данный довод защиты, а действия погибшей Г по отношению к осужденному признал правомерными, изложены в приговоре.

Также нельзя признать обоснованными доводы апелляционных жалоб об ошибочной квалификации действий Галагана по ст. 161 ч.1, 126 ч.2 пп. «в,г,д», 30 ч.З и 126 ч.2 пп. «в,г,ж» УК РФ.

Как следует из показаний потерпевшей Д на предварительном следствии и в судебном заседании она последовательно утверждала, что Галаган не только увез с собой малолетнюю Г но пытался также увезти и ее, угрожая физическим насилием, ножом, которым он убил Г и только в последний момент ей удалось убежать, закрыться за дверью и звать громко на помощь соседей. При этом Галаган пытался открыть дверь находящимся у него ключом, требовал открыть дверь, угрожал убийством, тогда она начала просит соседей вызвать полицию, после чего Галаган ушел.

При таких обстоятельствах, а также учитывая, что и потерпевшая Г с использованием ее малолетнего возраста была увезена Галаганом первоначально с целью ее удержания, суд правильно расценил его действия, как похищение Г и, как покушение на похищение Д

О совершении открытого похищения денежных средств пояснила потерпевшая Д не отрицал этого факта на предварительном следствии и в судебном заседании и сам осужденный Галаган.

Доводы апелляционной жалобы адвоката Полева о неправильном определении судом потерпевшего по факту грабежа являются несостоятельными, поскольку из показаний потерпевшей Д

следует, что похищенные Галаганом деньги были отданы ей в распоряжении Д (ее бабушкой).

Действиям Галагана в этой части также дана правильная юридическая оценка.

Выводы суда об умышленном уничтожении Галаганом чужого имущества путем поджога не оспариваются в апелляционных жалобах за исключением стоимости уничтоженного имущества. Однако в этой части выводы суда подтверждаются, а доводы жалоб опровергаются заключением проведенной по делу оценочной строительно-технической экспертизы (т. 11, л.д.31). Оценка достоверности и обоснованности данного экспертного заключения приведена в приговоре.

Правильность квалификации действий Галагана по этому факту также сомнений не вызывает.

Необоснованными являются и доводы апелляционных жалоб о некомпетентности врачей психологов и психиатров, проводивших в отношении него судебную стационарную психолого-психиатрическую экспертизу от 27.10.2015 (т. 11, л.д. 157-158).

Как видно из заключения экспертов, они непосредственно исследовали личность осужденного, материалы дела в полном объеме и пришли к обоснованному выводу о его вменяемости, следовательно, об отсутствии оснований для освобождения от уголовной ответственности и применении принудительных мер медицинского характера. При этом экспертное исследование, вопреки утверждению Галагана, проводилось не в течение 1 часа, а в период с 25.09.2015 по 27.10.2015.

Не может признаваться обоснованным довод жалобы адвоката Колеватовой о недопустимости вышеуказанного заключения экспертов ввиду того, что стационарная экспертиза не могла быть проведена в Красноярском крае, поскольку запрета на проведение амбулаторной и стационарной экспертизы в одном и том же субъекте Российской Федерации закон не содержит.

Довод жалобы этого же адвоката о том, что для определения психического состояния Галагана Н.А. необходимо было провести соответствующее исследование в ФГБУ подлежит отклонению, т.к. эксперты КГБУЗ «»

полно ответили на все поставленные следователем вопросы, что свидетельствует об их компетентности.

Основания для назначения дополнительной или повторной экспертизы, предусмотренные ст. 207 УПК РФ, отсутствовали.

Эксперты-психиатры при производстве первоначальной амбулаторной психолого-психиатрической экспертизы Галагана Н.А. № от 11.08.2015 (т. 11 л.д. 13 7-140) не смогли высказаться по поставленным вопросам, рекомендовали производство стационарной экспертизы, что не дает оснований утверждать о наличии противоречий между заключениями психолого-психиатрических экспертиз.

Ходатайство о вызове в суд и допросе экспертов-психиатров проводивших экспертное исследование личности Галагана Н.А рассмотрены судом, по нему принято обоснованное и мотивированное решение (т. 15, л.д. 157-158). Ходатайство о назначении повторной стационарной психолого-психиатрической экспертизы Галагану Н.А сторонами заявлено не было.

Суд также обоснованно не усмотрел условий для назначения таковой экспертизы по собственной инициативе, о чем мотивированно указал в приговоре.

Наказание назначено с учетом требований ст. 6 и 60 УК РФ поэтому его нельзя признать несправедливым.

Судом учтены и смягчающие обстоятельства, в том числе и те, на которые содержатся ссылки в апелляционных жалобах.

Вместе с тем, суд, учитывая обстоятельства совершения преступления, предусмотренного ч.2 ст. 105 УК РФ, обоснованно пришел к выводу об исключительной опасности личности Галагана для общества и правильно назначил ему за это преступление наказание в виде пожизненного лишения свободы. Мотивы принятого решения вопреки утверждениям адвоката Полева, в приговоре приведены.

Правильно судом разрешены и гражданские иски потерпевших Д А Г иН

Мотивы и обоснования в этой части приведены в приговоре Каких-либо доказательств в обоснование требований о снижении размера причиненного поджогом дома материального ущерба стороной защиты не представлено.

Отсутствие государственной регистрации права собственности на жилой летний дом не лишает права А владеющую дачным участком и постройками на участке на законных основаниях, требовать полного возмещения причиненного ей материального ущерба.

Таким образом, оснований для отмены или изменения приговора не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 389-13, 389-20, 389-28 и 389-33 УПК РФ Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Верховного Суда Республики Хакасия от 16 мая 2016 года в отношении ГАЛАГАНА Н А оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 207 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта