Информация

Решение Верховного суда: Определение N 32-АПУ17-2СП от 07.02.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 32-АПУ17-2сп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 7 ф е в р а л я 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Сабурова Д.Э..

судей Кочиной И.Г., Хомицкой Т.П.,

с участием:

государственного обвинителя - прокурора Федченко Ю.А.,

осужденного - Сапарова Э.Н., Хайрулина М Б . и Буленкова П.В.,

защитников - адвокатов Сергун Е.Л., Макаревича И.М. и Шевченко Е.М.,

при секретаре Горностаевой Е.Е рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Сапарова Э.Н., Хайрулина М.Б., Буленкова П.В. и адвокатов Сергун Е.Л., Томсэн Л.А., Макаревича И.М. и Вальковой Л.А. на приговор Саратовского областного суда с участием коллегии присяжных заседателей от 17 ноября 2016 года, которым:

Сапаров Э Н

несудимый,

осужден п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 16 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре;

Хайрулин М Б

кесудимый,

осужден по ч. 5 ст. 33, п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 13 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре;

Буленков П В

несудимый,

осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 13 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре.

Принято решение по гражданскому иску и в отношении вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Кочиной И.Г., выступления осужденных Сапарова Э.Н., Хайрулина МБ. и Буленкова П.В. в режиме видеоконференц связи, их защитников - адвокатов Сергун Е.Л., Макаревича И.М. и Шевченко Е.М., поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах и в дополнениях к ним, государственного обвинителя прокурора Федченко Ю.А., не усматривающую оснований для отмены или изменения приговора, Судебная коллегия,

установила:

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей Сапаров Э.Н. и Буленков П.В. осуждены за убийство Т группой лиц, а Хайрулин М.Б. - за пособничество в совершении данного преступления.

В апелляционных жалобах и в дополнениях осужденный Сапаров Э.Н. и в защиту его интересов адвокат Сергун Е.Л. просят об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение, поскольку Сапаров причинил смерть потерпевшему Т по неосторожности, нанеся удар по голове, от которого он упал и ударился затылком о кирпичную дорожку. В дальнейшем ножевых ударов по телу трупа осужденный не наносил, в пруду труп не топил.

Указывают на нарушения положений уголовно-процессуального закона допущенных при отборе присяжных заседателей. Так, полагают, что председательствующий необоснованно отказал в удовлетворении мотивированного отвода кандидата в присяжные заседатели пенсионера Г знакомого с представителем потерпевшего адвокатом Богдановым по службе в системе МВД. В конечном итоге коллегия присяжных заседателей была сформирована из бывших сотрудников МВД и лиц с низким социальным статусом, заинтересованных в скорейшем окончании дела и получении денежного вознаграждения.

По мнению авторов жалобы, в ходе судебного разбирательства председательствующий проводил предварительные, без участия присяжных заседателей, допросы судебно-медицинских экспертов и специалиста К в нарушение ст.335 УПК РФ. В нарушение принципа состязательности сторон и права на защиту присяжным заседателям не были предоставлены для исследования доказательства, которые могли повлиять на их позицию, а именно заключение специалиста Б №30, не удовлетворено ходатайство о допросе Б в качестве специалиста, при условии, что его явка в судебное заседание была обеспечена. Вместе с тем, показания специалиста Б имеют значение для определения времени наступления смерти потерпевшего, согласуются с заключением эксперта Б проводившего вскрытие и исследование трупа который был допрошен в суде и настаивал, что смерть Т от утопления исключается, а также с содержанием явки с повинной Сапарова о том, что в пруду они лишь прятали труп. Осужденный считает, что при таких обстоятельствах, когда эксперты дали противоположные заключения о причинах смерти потерпевшего, суд неправомерно отказал в назначении по делу повторной экспертизы трупа.

Защитник обращает внимание, что председательствующим были незаконно отклонены возражения стороны защиты по поводу формулировок вопросов присяжным заседателям, а осужденный полагает, что на вынесение незаконного вердикта повлияла его национальность.

Назначенное наказание Сапаров считает чрезмерно суровым, не соответствующим его роли в совершении преступления. Полагает, что необоснованно учтено в качестве отягчающего обстоятельства совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения, а в качестве смягчающего обстоятельства - провокационность поведения потерпевшего и факт нахождения его в состоянии опьянения.

Осужденный Хайрулин М.Б. в апелляционной жалобе и в дополнении указывает на недоказанность обвинения. Полагает, что смерть потерпевшего наступила от ударов по голове и головой о кирпичную дорожку.

Адвокат Томсэн Л.А. в защиту интересов осужденного Хайрулина в апелляционной жалобе просит об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение ввиду неправильной квалификации действий ее подзащитного и назначения несправедливого наказания вследствие его чрезмерной суровости.

По мнению адвоката, действия подзащитного, который, согласно вердикту предоставил нож, нельзя квалифицировать как пособничество в убийстве поскольку смерть потерпевшего наступила не нанесения ножевых ранений, а от утопления. Поскольку предварительного сговора между соучастниками не установлено, суд необоснованно не исключил из квалификации действий Хайрулина указание на то, что он заранее обещал скрыть орудие преступления нож. При таких обстоятельствах считает необоснованным и вывод суда о том что Хайрулин и Буленков разработали план преступления, а затем принимали совместные решения, направленные на его исполнение. Полагает, что исследованными с участием присяжных заседателей доказательствами не подтверждается наличие у Хайрулина мотива преступления, наличие у него ножа и совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения Действия председательствующего, отказавшего в допросе явившегося в судебное заседание специалиста Б , считает нарушающими принцип объективности По мнению адвоката, каждый из осужденных был уверен в том, что в багажник автомашины загрузили труп потерпевшего, в связи с чем считает, что действия подзащитного следует квалифицировать как укрывательство преступления.

Полагает, что при назначении наказания суд в полной мере не учел роль подзащитного, данные о личности и влияние назначенного наказания на условия жизни его семьи, в которой воспитывается трое малолетних детей, а Хайрулин является единственным кормильцем.

Адвокат Макаревич И.М. в защиту интересов осужденного Хайрулина указывает на незаконность приговора, поскольку он основан на вердикте присяжных заседателей, которые были лишены возможности исследовать доказательства стороны защиты, направленные на установление времени и причины смерти потерпевшего. Указывает на противоречивость выводов экспертов по данному вопросу, устранение председательствующего от разрешения противоречий и неправомерное вынесение на рассмотрение присяжных заседателей, не имеющих специальных познаний в области медицины, противоположных экспертных заключений. Полагает, что при вынесении вердикта не дано оценки выводам эксперта по вопросу №4 в заключении 84/999 о том, что смерть потер певшего наступила в период до 1,5 часов с момента причинения кровоподтека, в то время как в воду тело потерпевшего было погружено гораздо позднее. По мнению адвоката исследованными доказательствами подтверждается, что смерть Т наступила до действий возле пруда, где Хайрулин наносил ножевые удары по трупу потерпевшего, в связи с чем исключается умысел подзащитного на причинение смерти потерпевшему, а в основу обвинения не могут быть положены действия, связанные с применением ножа, поскольку они не находятся в причинной связи с наступившими последствиями. Вывод суда о том что его подзащитный обещал срыть орудие преступления - нож, считает необоснованным.

По мнению автора жалобы, председательствующий нарушил положения уголовно-процессуального закона, предварительно допросив судебно медицинского эксперта в отсутствие присяжных заседателей, и, отказав в допросе Б в качестве специалиста, явка которого в судебное заседание была обеспечена.

На основании изложенного просит приговор отменить и дело передать на новое судебное разбирательство.

Осужденный Буленков П.В. и его защитник адвокат Валькова Л.А. в апелляционных жалобах в дополнениях просили приговор отменить и квалифицировать действия Буленкова как заранее не обещанное укрывательство преступления.

Обращают внимание на то, что эксперты не смогли однозначно установить причину смерти потерпевшего Т и дали на этот счет различные заключения. Исходя из того, Буленков не имел умысла на убийство потерпевшего и не убивал его, а лишь помогал спрятать труп, о чем сказал в последнем слове, считают, что присяжным заседателям следовало поставить вопрос относительно умысла подзащитного. Однако суд необоснованно отказал стороне защиты в постановке вопросов перед присяжными заседателями, что повлекло вынесение незаконного вердикта.

По мнению адвоката, суд, исключив наличие предварительной договоренности соучастников на совершение преступления, должен был дать оценку доказательствам применительно к действиям каждого из них, определив ответственность с учетом характера и степени их фактического участия, и квалифицировать действия Буленкова как сокрытие преступления.

В возражениях адвокат Богданов Р.Х., представляющий интересы потерпевшей К и государственный обвинитель Лохов Э.А просят оставить апелляционные жалобы без удовлетворения, а приговор - без изменения.

В соответствии со ст. 389.15, 389.25, 389.27 УПК РФ судебное решение вынесенное с участием коллегии присяжных может быть отменено или изменено ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона неправильного применения уголовного закона и несправедливости приговора.

Заслушав участников процесса, обсудив доводы апелляционных жалоб проверив материалы дела, Судебная коллегия находит, что таких нарушений которые бы повлекли за собой отмену приговора в отношении Сапарова Хайрулина и Буленкова при рассмотрении дела не допущено.

Обвинительный приговор в отношении их постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, основанном на всестороннем и полном исследовании представленных сторонами доказательств.

Коллегия присяжных заседателей была сформирована с соблюдением требований ст.ст. 326-329 УПК РФ и в ее состав вошли только те лица, которые в соответствии с ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» имели право осуществлять правосудие.

Перед процедурой отбора председательствующий разъяснил участникам процесса право задавать кандидатам в присяжные заседатели вопросы направленные на выяснение обстоятельств, препятствующих исполнению ими обязанностей присяжных заседателей, право на заявление мотивированных и немотивированных отводов кандидатам и создал сторонам необходимые условия для реализации данных прав.

Так, согласно протоколу судебного заседания кандидат в присяжные заседатели Г , отвечая на вопросы, пояснил, что более 5 лет назад уволился из органов внутренних дел, где по службе был знаком с представителем потерпевшей Б но отношений с ним ни во время службы, ни после нее не поддерживал, что подтвердил и Б При таких обстоятельствах когда не было установлено препятствий для исполнения Г обязанностей присяжного заседателя, председательствующий правомерно отказал стороне защиты в мотивированном отводе данного кандидата (тЛЗл.д 41, 52). Правом на немотивированный отвод Т сторона защиты не воспользовалась. Таким образом, Г , вопреки мнению осужденного Сапарова, осуществлял правосудие в составе коллегии присяжных заседателей на законных основаниях.

По окончании формирования коллегии председательствующий предложил сторонам высказать свое мнение о возможности вынесения ею объективного вердикта с учетом особенностей данного уголовного дела. Заявлений о тенденциозности коллегии от сторон не поступило. Приведенные в апелляционной жалобе Сапарова обстоятельства также не свидетельствуют о неспособности коллегии к принятию правильного решения.

К работе коллегия присяжных заседателей приступила после присяги.

Судебное следствие проведено в соответствии со ст. 335 УПК РФ, с учетом его особенностей в суде с участием присяжных заседателей.

В рамках судебного следствия исследовались только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями предусмотренными ст. 334 УПК РФ. Фактов исследования недопустимых доказательств не установлено.

Как следует из протокола судебного заседания председательствующий каждый раз незамедлительно пресекал любые попытки нарушения сторонами процессуального порядка, установленного ст. 334, 336, 337 УПК РФ, делал замечания участникам процесса и разъяснял .присяжным заседателям, что они не должны учитывать информацию, которая выходит за пределы вопросов доказанности факта совершения преступления и вины подсудимых, чем исключил возможность незаконного влияния на присяжных заседателей.

Вопреки доводам защиты стороны имели возможность довести свою позицию по делу по присяжных заседателей, не были ограничены в праве представления доказательств, а все представленные суду допустимые и имеющие отношение к делу доказательства были исследованы. Участники процесса имели равную возможность выяснить у обвиняемых, потерпевшей и свидетелей все обстоятельства, имеющие значение для решения присяжными заседателями вопросов о преступлении, лицах его совершивших и их виновности.

При этом заявления и ходатайства процессуального характера разрешены председательствующим в установленном законом порядке, в отсутствии присяжных заседателей, в том числе и ходатайства стороны защиты о назначении по делу повторной комиссионной экспертизы в отношении трупа, об исследовании заключения специалиста Б о причинах смерти потерпевшего Т , и допросе Б в качестве специалиста (т. 13 л.д.249, т. 14 л.д.47). По итогам их рассмотрения председательствующий отказал в удовлетворении ходатайств, изложив мотивы принятых решений, с которыми соглашается Судебная коллегия по следующим основаниям.

Согласно ст. 207 УПК РФ в случае возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту.

Как видно из материалов дела комиссионная экспертиза трупа была назначена и проведена по тем же вопросам, которые ранее были заданы эксперту Б , то есть по правилам повторной. Сомнений в обоснованности заключения комиссии экспертов и противоречий в их выводах не установлено, в связи с чем суд пришел к правильном ВЫЕЮДУ об отсутствии оснований для удовлетворения ходатайства.

При таких обстоятельствах в целях соблюдения принципа состязательности сторон суд правомерно представил присяжным заседателям заключения судебно-медицинских экспертиз относительно причин смерти потерпевшего №84\999 и №103\999 (основная и дополнительная), как подтверждающие позицию защиты, так и заключение комиссионной экспертизы №29/999, положенной в основу обвинения, а также показания эксперта Б , давшего первоначальные заключения, и эксперта А участвовавшего в проведении комиссионной экспертизы. Перед допросом данных экспертов, с целью соблюдения положений ст.334 УПК РФ председательствующий предоставил возможность сторонам предварительно без участия присяжных, выяснить мнение экспертов Б иА , что не противоречит положениям главы 42 УПК РФ. При этом, вопреки жалобе Сапарова, специалист К в отсутствие присяжных заседателей не допрашивался (т. 13 л.д. 131-138, 218-241).

Согласно ст. 5 8 УПК РФ, специалист - лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Из материалов дела следует, что Бар>аев к участию в процессуальных действиях не привлекался, а лишь высказал свое мнение о качестве судебно медицинских экспертиз проведенных Б и комиссией экспертов Вместе с тем, как правильно указал председательствующий, оценка экспертных заключений является прерогативой суда, при неясности выводов суд вправе допросить экспертов, а при необоснованности - назначить повторную экспертизу. Таким образом, заключение Б , как недопустимое доказательство, правомерно возвращено стороне защиты, и, как следствие правомерно отказано в допросе данного лица.

Прения сторон проведены в соответствии с положениями ст. 336 УПК РФ.

Доводы стороны защиты, изложенные в апелляционных жалобах касающиеся недостатков вопросного листа не нашли своего подтверждения поскольку вопросы перед присяжными заседателями сформулированы согласно требованиям ст. 338, 339 УПК РФ, исходя из предъявленного обвинения, с учетом результатов судебного следствия, прений и предложений сторон.

Так, адвокат Сергун предлагала для ясности разбить второй вопрос на шесть составляющих, адвокат Валькова возражала против постановки вопроса о наличии у осужденных состояния алкогольного опьянения (т. 14 л.д.293-296), письменные варианты вопросов представили адвокаты Сергун, Томсэн и Валькова, в которых каждый из них пытался провести линию защиты о том, что смерть потерпевшего наступила после нанесения ему ударов по голове Сатаровым и ударения головой при падении о кирпичную дорожку.

Выслушав стороны и изучив предложенные варианты председательствующий правомерно поставил вопрос о нахождении осужденных в момент совершения деяния в состоянии алкогольного опьянения, поскольку он следует из обвинительного заключения; первый, второй, пятый и восьмой вопросы сформулировал таким образом, что при ответе присяжные заседатели могли учесть позицию защиты и исключить обстоятельства, которые не доказаны; для ясности разбил данные вопросы на абзацы; в напутственном слове подробно и доступно разъяснил присяжным заседателям правила заполнения вопросного листа, в том числе, когда они сочтут не доказанными полностью или частично указанные в вопросах обстоятельства (т. 12 л.д.190-191).

Кроме того, в напутственном слове: председательствующий изложил позиции сторон, содержание исследованных доказательств, еще раз напомнил присяжным заседателям, что не следует прин имать во внимание информацию по вопросам, не относящимся к предмету их доказывания, а также раскрыл правила оценки доказательств, сущность презумпции невиновности, положения о толковании неустраненных сомнений в пользу подсудимых и другие вопросы подлежащие разъяснению в соответствии с требованиями ст. 340 УПК РФ.

Возражений по содержанию напутственного слова от сторон не поступило присяжным заседателям разъяснений по вопросному листу и содержанию напутственного слова не потребовалось.

Ответив на поставленные вопросы, присяжные заседатели вынесли ясный и непротиворечивый вердикт. Вопросный лист заполнен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, подписан старшиной присяжных заседателей и председательствующим в судебном заседании Нарушений порядка и сроков совещания присяжных заседателей при вынесении вердикта, тайны совещательной комнаты допущено не было.

Доводы осужденного Сапарова о возможности учета присяжными заседателями его национальности в качестве повода для вынесения несправедливого вердикта голословны, поскольку данные о личности осужденного с участием присяжных заседателей не исследовались.

Оценив исследованные доказательства и вынесенный вердикт председательствующий принял правильное решение, не усмотрев оснований предусмотренных ч.5 ст.348 УПК РФ для роспуска коллегии присяжных заседателей.

Доводы, изложенные в апелляционных жалобах о недоказанности участия осужденных и их вины в совершении преступления, мотивов, наличия орудия преступления, места и времени смерти потерпевшего рассмотрению не подлежат, поскольку они относятся к оспариванию установленных вердиктом присяжных заседателей фактических обстоятельств дела, которые в соответствии со ст.389.15 УПК РФ не обжалуются.

В соответствии с вердиктом действия осужденных квалифицированы правильно: Сапарова и Буленкова по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ как убийство совершенное группой лиц, а Хайрулина - по ч.5 ст.ЗЗ, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ как пособничество в убийстве, совершенном группой лиц.

Оснований для иной квалификации действий осужденных, в том числе по доводам апелляционных жалоб, не имеется.

Вопреки доводам адвоката Вальковой психическое состояние Буленкова исследовано полно и объективно. Согласно материалам уголовного дела, по ходатайству адвоката осужденному была назначена и проведена стационарная комплексная комиссионная экспертиза, выводы которой являются полными аргументированным и не содержат противоречий. Такие же экспертизы, но в амбулаторных условиях были проведены в отношении остальных осужденных Согласно экспертным заключениям, Сапаров и Хайрулин психически здоровы, у Буленкова вьгявлено психическое расстройство, при этом все трое осужденных, в том числе и Буленков, могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими как в момент совершения преступления, так и в настоящее время.

Таким образом, исходя из заключений судебно-психиатрических экспертиз и анализа поведения осужденных как в ходе предварительного, так и судебного следствия, суд правильно пришел к выводу о том, что они являются вменяемыми.

Назначенное осужденным Сапарову и Буленкову наказание является справедливым и смягчению не подлежит, поскольку суд учел все влияющие на него обстоятельства: характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденных, обстоятельства, смягчающие наказание, а также вердикт коллегии присяжных заседателей о снисхождении в отношении Буленкова.

В отношении Сапарова и Хайрулина суд правильно признал обстоятельствами, смягчающими наказание, явку их с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, а также наличие у них малолетних детей, в отношении Булев кова - наличие у него психического заболевания.

Суд не усмотрел оснований для признания смягчающим обстоятельством провокационного поведения потерпевшего и нахождения его в состоянии алкогольного опьянения. Не усматривает их и Судебная коллегия.

В качестве обстоятельства, отягчающего наказание Сапарова и Хайрулина суд правомерно учел совершение преступления в состоянии опьянения вызванном употреблением алкоголя. Решение суда в этой части соответствует вердикту, является законным и обоснованным.

В приговоре приведены основания неприменения в отношении осужденных положений ч. 6 ст. 15 и ст.64 УК РФ. Выводы суда в этой части сомнений не вызывают.

Решение суда по иску потерпевшей Комаровой принято в соответствии с положениями ст.ст. 151, 1064, 1099-1101 ГК РФ. Сумма ущерба определена исходя из представленных документов, а размер компенсации морального вреда - с учетом степени нравственных страдании потерпевшей, вины осужденных требований разумности и справедливости, а также материального положения сторон.

Судьба вещественных доказательств судом определена согласно положениям ст. 81 УПК РФ.

Таким образом, оснований для отмены приговора по доводам апелляционных жалоб не имеется.

Вместе с тем, приговор в отношении Хайрулина М Б . подлежит изменению по следующим основаниям.

В соответствии с вердиктом судом установлено, что Хайрулин согласился оказать содействие Сапарову и Буленкову в убийстве Т для этого помог загрузить потерпевшего в багажник автомобиля и выгрузить из него управлял автомобилем в пути следования к месту убийства, предоставил орудие преступления - нож, который затем скрыл, выбросив в пруд.

Его действия квалифицированы как пособничество в убийстве совершенном группой лиц.

Согласно ст. 60 УК РФ лицу, призванному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах предусмотренных соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, и с учетом положений Общей части настоящего Кодекса.

Поскольку Хайрулин осужден за пособничество преступлении, совершенное группой, при назначении ему наказания суд должен руководствоваться не только положениями ч.З ст. 60 УК РФ, но и учитывать в соответствии с чЛ ст. 34, 4.1 ст.67 УК РФ характер и степень его фактического участия в совершении преступления, значение этого участия для достижения цели преступления.

Из приговора следует, что суд назначил Хайрулину наказание руководствуясь ч.З ст.60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности, обстоятельства отягчающего наказание, смягчающих наказание обстоятельств, к которым отнес явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, а также наличие малолетних детей.

Вместе с тем, в нарушение положений ч.1 ст.60, ч.1 ст. 34, ч.1 ст.67 УК РФ суд не принял во внимание характер фактического участия Хайрулина в совершении преступления, который заключался в выполнении им роли пособника, а также не высокую степень активности и интенсивности его преступной деятельности, направленной на. достижение общего преступного результата.

При таких обстоятельствах назначенное Хайрулину по ч.5 ст.ЗЗ п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ наказание в виде лишения свободы нельзя признать справедливым, в связи с чем оно подлежит смягчению.

Оснований для смягчения дополнительного наказания не имеется поскольку оно назначено в минимальном размере, предусмотренном санкцией 4.2 ст. 105 УК РФ.

Руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.15, 389.18, 389.20, 389.27, 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Саратовского областного суда с участием коллегии присяжных заседателей от 17 ноября 2016 года в отношении Хайрулина М Б изменить:

смягчить назначенное ему по ч.5 ст.ЗЗ, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ основное наказание до 10 лет лишения свободы.

В остальном приговор в отношении Хайрулина М Б . и этот же приговор в отношении Сапарова Э Н и Буленкова П В оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных Сапарова Э.Н., Хайрулина МБ., Буленкова П.В., адвокатов Сергун Е.Л Томсэн Л.А., Макаревича И.М. и Вальковой Л .А. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 207 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта