Информация

Решение Верховного суда: Определение N 35-О12-3 от 01.03.2012 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 35-012-3

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 1 марта 2012 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Магомедова М.М судей Хомицкой Т.П. и Шалумова М.С при секретаре Кошкиной А.М рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Садкеева Э.А. и адвоката Беляева А.Н. на приговор Тверского областного суда от 7 декабря 2011 года, которым

Садкеев Э А

судимый:

17 августа 2006 года по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год; 15 июня 2007 года по ч. 3 ст. 162 УК РФ, с применением ст. 64, 70, 88 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожденного 16 апреля 2010 года осужден к лишению свободы по ч. 3 ст. 30 п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 14 лет с ограничением свободы на срок 1 год, по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ - на 10 лет с ограничением свободы сроком на 1 год по ч. 4 ст. 33 ч. 2 ст. 167 УК РФ - на 3 года. На основании ч. 3 ст. 69

1

УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 16 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, в исправительной колонии строгого режима.

На Садкеева возложены ограничения свободы: не менять постоянное место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным данного наказания, а также являться в указанный орган один раз в месяц для регистрации.

Срок наказания исчислен с 7 декабря 2011 года, с зачетом времени содержания под стражей.

Постановлено о взыскании с Садкеева Э.А. в пользу Н

рублей в счет компенсации морального вреда.

По данному делу осужден Цыбулъский А.В., приговор в отношении которого не обжалован и в кассационном порядке не рассматривается.

Садкеев Э.А. признан виновным и осужден за разбой, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; за покушение на убийство Н года рождения, сопряженное с разбоем; за подстрекательство к умышленному уничтожению чужого имущества, путем поджога, повлекшее причинение значительного ущерба.

Преступления совершены в вечернее время с 19.00 до 21.00 часов 20 сентября 2010 года в пос. района области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., объяснения осужденного Садкеева Э.А. в режиме видеоконференцсвязи, просившего об отмене приговора, выступление адвоката Урсола А.Л. в защиту осужденного об отмене приговора и прекращении дела, мнение прокурора Гуровой В.Ю полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

2

в кассационной жалобе адвокат Беляев А Н . в защиту осужденного Садкеева Э.А. выражает несогласие с приговором, указывает о непричастности его подзащитного к совершенным преступлениям, в связи с чем считает выводы суда о виновности не соответствующими фактическим обстоятельствам дела. Считает, что судом в приговоре приведены доказательства, не отвечающие требованиям ст. 75 УПК РФ о допустимости, содержание доказательств в приговоре искажено. Не дано оценки в приговоре показаниям в судебном заседании Цыбульского А.В о том, что убийство Н совершено им. Не установлено орудие преступления, которым были причинены телесные повреждения потерпевшей, а вывод о ранении ножом в область живота Н является предположением. Согласно выводам судебно-медицинского эксперта причина смерти не установлена и сами выводы являются предположением. Меру наказания, назначенную Садкееву, находит чрезмерно суровой. Просит приговор отменить, дело прекратить.

В кассационной жалобе осужденный Садкеев Э.А. излагает аналогичные доводы, оспаривает вывод суда о своей причастности к преступлениям. Показания Цыбульского А.В. считает ложными противоречивыми, данными с целью его оговорить и не соответствующими другим доказательствам, в частности заключению эксперта, не установившего каких-либо телесных повреждений от ножевых ранений. Данные выводы экспертизы в приговоре искажены. Считает, что был ограничен во времени для подготовки к судебным прениям и лишен возможности задавать свидетелям вопросы, чем было нарушено его право на защиту. Просит приговор отменить.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Мозолева О.А. просит приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Утверждения осужденного Садкеева и его защиты о недоказанности причастности к совершенным преступлениям не нашли своего подтверждения при рассмотрении данного уголовного дела, поскольку опровергнуты совокупностью доказательств исследованных судом которые обоснованно признаны допустимыми, не противоречивыми и подтверждающими вину осужденного.

3

Выслушав в судебном заседании позицию Садкеева Э.А., не признавшего свою вину в содеянном, и ввиду удаления из судебного заседания подсудимого Цыбульского А.В. за нарушение порядка (т. 8 л.д. 71) суд обоснованно в соответствии со ст. 276 УПК РФ огласил показания Цыбульского А.В., данные им в ходе предварительного следствия, согласно которым вечером около 20.30 часов 20 сентября 2010 года он видел, что из дома, принадлежащего Н вышел Садкеев и запер входную дверь снаружи на дужку навесного замка Минут через 20 в дом к его брату Ц где он находился пришли Садкеев и Н и принесли продукты питания и спиртное, которое они стали распивать все вместе. В процессе распития спиртного, поинтересовавшись откуда у Садкеева деньги, тот ответил, что убил, зарезал бабку, их соседку, и забрал у нее или тысячи рублей. На что его брат, Ц стал упрекать Садкеева за содеянное, ударил его и выгнал из дома. Выйдя на улицу совместно с Садкеевым и Н он поинтересовался о случившемся, на что последний, в присутствии Садкеева, рассказал ему об убийстве Садкеевым потерпевшей, в руках у которого он видел нож. Когда Н ушел Садкеев уговорил его поджечь дом Н на что он согласился В тот же вечер, найдя бензин, он вошел в дом к потерпевшей, которая не подавала признаков жизни; на полу, где она лежала, в области живота он видел лужу крови. Открыв на кухне газ и разлив бензин, он поджог дом.

Суд, признавая показания Цыбульского А. достоверными, обоснованно исходил из того, что они последовательны, логичны и полностью согласуются с другими доказательствами, изложенными в приговоре, в обоснование вины Садкеева, в частности, показаниями свидетелей Ц и Н которым о мотиве, способе и об орудии преступления стало известно: Ц со слов самого Садкеева, а Н был очевидцем преступления.

Анализируя показания свидетеля Н данные им на стадии предварительного следствия и в судебном заседании, суд правильно признал их достоверными в той части, в которой они не противоречат совокупности других доказательств.

Вопреки версии Назарова Р.Н. о том, что он не заходил в дом Н в момент ее ограбления Садкеевым и нанесения ей ножевых ранений, суд правильно признал достоверными, как названные выше показания подсудимого Цыбульского А., так и свидетеля Ц из которых следует, что Н был очевидцем преступных событий. В частности, в процессе рассказа Садкеевым о совершенном им

4

убийстве Н Н подтвердил, что осужденный убил ее ножом. Осведомленность Н в этом не отрицал и сам Садкеев.

Проверяя выдвинутую версию Садкеевым о том, что 20 сентября 2010 года в вечернее время он, Цыбульский А. и Н находились в беседке рядом с магазином в п. и в момент пожара он был с Н в другом месте, учитывая показания братьев Цыбульских суд обоснованно ее отверг.

Кроме того, из показаний свидетеля Н следует, что он находясь дома, увидел зарево огня, после чего вместе с родителями пришел к месту пожара, где увидел рядом с горящим домом Садкеева Цыбульских А и М Эти показания свидетеля Н подтвердили свидетели Ч и Н В этой части показания Н согласуются и с показаниями Цыбульского А., из которых следует, что в момент, когда произошел пожар, Садкеев стоял около дома Н й.

Таким образом, проверив и оценив показания, как осужденных, так и свидетелей по делу, исследовав протоколы очных ставок, как между Садкеевым и Цыбульским А.В., так и между ними и свидетелями Н Ц содержание протоколов проверки показаний на месте с участием Цыбульского А.В., суд мотивированно и правильно установил фактические обстоятельства совершенных преступлений.

Объективно изложенные обстоятельства подтверждены и протоколом осмотра места происшествия, согласно которому осмотрен участок на месте сгоревшего дома в п. а также заключением судебно медицинской экспертизы № 222 от 25 ноября 2010 года, выводами которой причина смерти Н не установлена в связи с резким обугливанием трупа. Здесь же эксперт пришел к выводу о том, что перед смертью Н вдыхала воздух, содержащий углекислый газ, то есть дышала дымом (т. 1 л.д. 201-202).

Согласно выводам судебно-медицинского эксперта, содержащихся в заключении за № 134/222 (т. 5 л.д. 175-177) он, принимая во внимание протокол допроса специалиста - врача-хирурга поликлиники ММУ

И не исключает наличие у Н проникающей колото-резаной раны живота. Проникающая колото-резаная рана живота, как с повреждением, так и без повреждения внутренних органов по признакам опасности для жизни оценивается, как тяжкий вред здоровью.

Заключения экспертов соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ экспертные исследования проведены на основании постановлений следователя, в пределах поставленных вопросов, входящих в компетенцию экспертов, которым разъяснены положения ст. 57 УПК РФ и они

5

предупреждены были об уголовной ответственности. Защитнику и осужденному были разъяснены права, перечисленные в ст.ст. 198, 206 УПК РФ.

Выводы экспертов непротиворечивы, компетентны, научно обоснованны, объективно подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами, а потому суд правильно признал заключения экспертов достоверными и положил их в основу приговора.

Вопреки доводам жалобы осужденного и его защиты, с учетом выводов судебно-медицинских экспертиз, а также следственных действий судом обоснованно сделан вывод о применении Садкеевым в качестве орудия преступления в отношении Н - предмета, похожего на нож.

Изложенные доказательства в своей логической последовательности, и иные, оценка, которым дана в приговоре, в силу их относимости допустимости, а в совокупности - достаточности, позволили суду установить фактические обстоятельства содеянного и придти к обоснованному выводу о виновности Садкеева.

Действиям осужденного суд дал правильную юридическую оценку установив прямой умысел на совершение преступлений, о чем свидетельствуют характер и способ их совершения.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Вместе с тем из описательно-мотивировочной части приговора подлежит исключению ссылка на заключение специалиста о психофизиологическом исследовании Садкеева, Н и Цыбульских А и М проведение которого не предусмотрено законом и не может использоваться в качестве доказательства по уголовному делу.

В соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

Обвинение в совершении разбойного нападения и покушении на убийство Н предъявлено органами следствия Садкееву.

То обстоятельство, что суд в приговоре не дал оценки заявлению

подсудимого Цыбульского А.В. в судебном заседании о совершении им

убийства Н в чем ему не было предъявлено обвинение, не

может поставить под сомнение вывод суда о виновности Садкеева.

Исследованные судом доказательства свидетельствуют о том, что

разбойное нападение и покушение на убийство Н было

совершено именно Садкеевым, а не Цыбульским А.В.

Более того, Цыбульский А.В. в предоставленном ему последнем слове

признал вину лишь в поджоге дома и указал, что убийство Н он

не совершал (т. 8 л.д. 116).

6

Как следует из протокола судебного заседания, в ходе судебного разбирательства вопрос о признании доказательств недопустимыми стороной защиты не ставился, судом доказательства недопустимыми не признавались. Нет таких оснований и объективно. А потому доводы защиты об использовании судом доказательств, не отвечающим требованиям ст. 75 УПК РФ, не могут быть приняты во внимание.

Указание адвоката в кассационной жалобе о приведении доказательств в приговоре с искажением не конкретно (не указано, какие доказательства и в чем искажены).

Ссылка Садкеева о нарушении его права на защиту, в связи с ограничением времени для подготовки к прениям и возможности задавать вопросы участникам процесса, также не нашла своего подтверждения.

Из протокола судебного заседания следует, что для подготовки к прениям был объявлен перерыв на 30 минут. После перерыва, при продолжении судебного заседания, каких - либо ходатайств от участников процесса о предоставлении дополнительного времени для подготовки к прениям, не поступало (т. 8 л.д. 109). Кроме того, всем участникам процесса, в том числе и осужденному, была предоставлена возможность в исследовании всех доказательств по делу, заявлении ходатайств и даче пояснений.

Наказание Садкееву назначено соразмерно содеянному, с учетом общественной опасности совершенных особо тяжких преступлений характеризующих данных о личности, а также влияния назначенного наказания на его исправление. Оснований для признания наказания чрезмерно суровым не имеется.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия,

опр еделила:

приговор Тверского областного суда от 7 декабря 2011 года в отношении Садкеева Э А изменить: исключить из описательно-мотивировочной части приговора ссылку на заключение специалиста о психофизиологическом исследовании.

В остальном этот же приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и адвоката Беляева А.Н. - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 206 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта