Информация

Решение Верховного суда: Определение N 66-АПУ16-19 от 13.09.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 66-АПУ16-19

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 13 сентября 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Сабурова Д.Э,

судей - Кочиной И.Г., Таратуты И.В при секретаре - Поляковой А.С с участием государственного обвинителя - прокурора Шиховой Н.В защитников - адвокатов Артеменко Л.Н., Урсола А.Л осужденных Кутузова Р.В., Семина А.М рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Кутузова Р.В. и Арсентьева СЕ. на приговор Иркутского областного суда от 6 июня 2016 года, которым

Кутузов Р В ,

несудимый осужден к лишению свободы по: - ч. 1 ст. 209 УК РФ к 10 годам с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев; - чч. 3 и 5 ст. 33, ч. 2 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 12 января 2012 г.) к 5 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 25-26 января 2012 г.) к 8 годам с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев; -п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 6 февраля 2012 г.) к 8 годам с ограничением свободы на 1 год;

-п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 24 февраля 2012 г.) к 8 годам с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев; - п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 25-26 февраля 2012 г.) к 8 годам с ограничением свободы на 1 год; -п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 26 февраля 2012г.) к 8 годам 6 месяцам с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев; - п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 9 апреля 2012 г.) к 8 годам с ограничением свободы на 1 год; -ч. 1 ст. 161 УК РФ (по эпизоду от 14 февраля 2012 г.) к 2 годам; - ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции от 25 марта 1998 г.) к 5 годам на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к 13 годам в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года с перечисленными в приговоре ограничениями и обязанностями;

Арсентьев С Е

несудимый осужден по ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свободы на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 4 года с возложением обязанностей, способствующих исправлению.

По делу определена судьба вещественных доказательств. Решен вопрос о процессуальных издержках выплаченных и подлежащих выплате адвокатам, в том числе, взыскано с Арсентьева СЕ. 150.000 руб., с Кутузова Р.В. 200.000 руб.

По делу также осуждены Гранкин А.С, Савинов С.Ю., Карабин А.С Мышков Д.Г., Волощук П.П., Пухаев Д.Ф., Семин А.М. и Шикунов ВВ приговор в отношении которых не обжалован.

Заслушав доклад судьи Сабурова Д.Э., выступление в режиме видеоконференц-связи осужденного Кутузова Р.В., его защитника адвоката Артеменко Л.Н., поддержавших доводы жалоб и дополнений осужденного Семина А.М. в режиме видеоконференц-связи и его защитника адвоката Урсола А.Л., поддержавших доводы жалобы и дополнений Кутузова Р.В., прокурора Шиховой Н.В., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

по приговору суда осужденные признаны виновными:

• Кутузов Р.В. в создании устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан и организации, руководстве такой группой а также участии в устойчивой вооруженной группе и совершаемых ею нападениях на салон игровых автоматов 25-26 января 2012 г., магазин ИП « », магазин № ООО «»,

салон игровых автоматов 25-26 февраля 2012 г., супермаркет « », магазин « » ООО « »; в организации и способствовании разбойного нападения на магазин « » ООО « », а также незаконном хранении, передаче и перевозке огнестрельного оружия в составе организованной группы и в грабеже имущества О

• Арсентьев СЕ. в способствовании разбойного нападения на магазин « » ООО « ».

Преступления совершены в период с января 2012 года по апрель 2012 года на территории И области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Кутузов вину признал частично - в нападении на супермаркет « » и не в составе организованной группы, в остальных преступлениях - не признал.

Арсентьев вину в инкриминируемом нападении в г. на магазин « » не признал.

В апелляционной жалобе Арсентьев не согласен с приговором в части взыскания с него процессуальных издержек в размере 150 тыс руб. Указывает, что в судебном заседании он и его защитник просили освободить его от уплаты процессуальных издержек, поскольку он не работает, имеет ряд хронических заболеваний, выплата данной суммы поставит его в тяжелое материальное положение. Просит освободить его полностью от уплаты имеющихся по делу процессуальных издержек.

Осужденный Кутузов Р.В. в апелляционной жалобе кратко выражает несогласие со своим осуждением. Полагает приговор незаконным и необоснованным, поскольку его вина не доказана.

В дополнениях от 8 августа 2016 г. Кутузов считает необоснованным взыскание с него процессуальных издержек в сумме 200 тыс. руб. за участие адвокатов. Указывает, что в начале предварительного расследования его защиту осуществлял адвокат Алтаев по соглашению от его услуг он отказался в связи с тем, что адвокат ненадлежащим образом осуществлял его защиту. Затем ему был назначен адвокат Чудинов, которого фактически «навязало» следствие. В судебных заседаниях чтобы не откладывать дело он согласился на участие адвоката Шафир на период отсутствия Чудинова. По причине отсутствия Чудинова он не смог обсудить и согласовать с ним свою позицию по делу, не было Чудинова при его допросе и на прениях, то есть фактически свою защиту он осуществлял самостоятельно. Полагает, что названные адвокаты не оказали ему нужную помощь, не заявляли ходатайств, не высказывали возражений, когда суд отклонял его собственные ходатайства. При этом адвокат Чудинов отказался писать апелляционную жалобу и оказать помощь в ее написании.

Полагает необоснованным отказ суда в допуске «общественного защитника.

Изложенное, по его мнению, нарушило право на защиту.

Обращает внимание, что при назначении наказания суд не учел положение его семьи - ухудшение состояния здоровья мамы и бабушки тяжелое материальное положение. Сведения о состоянии здоровья приняты во внимание не в полном объеме, а именно, суд не учел ряд заболеваний, которые он приобрел в период содержания под стражей перечень которых приведен в дополнениях (прилагает справку с места содержания под стражей о состоянии здоровья).

Просит освободить от уплаты процессуальных издержек, взысканных по приговору, и учесть приведенные доводы при решении вопроса о снижении наказания.

В дополнениях от 10 августа 2016 года Кутузов указывает, что 26 января 2012 г. он не мог совершить преступление, поскольку находился с девушкой. Данный факт подтвердили в судебном заседании свидетели Ш и Д М в ходе следствия. Алиби мог подтвердить свидетель П , в вызове которого суд отказал, а также оно подтверждается телефонными соединениями на этот день между М и П

В дополнениях от 18 августа 2016 года Кутузов оспаривает осуждение по ст. 209 УК РФ.

Указывает, что в прениях гос. обвинитель по эпизоду от 12 января 2012 г. предложил его действия квалифицировать не по ч. 4 а по ч. 2 ст. 162 УК РФ, изменив период создания банды на более поздний срок - н е позднее 26 января 2012г.

Такое изменение обвинения ухудшило его положение и нарушило право на защиту, поскольку в ходе предварительного расследования и в судебном заседании он доказывал невиновность в создании банды в указанное время, то есть до 12.01.2012 г., а после выступления гос.обвинителя ему фактически было предъявлено новое обвинение в части времени создания банды. При этом обращает внимание, что инкриминируемый ранее период создания банды (до 12 января 2012 г.) «сдвинулся» лишь после того как выяснилось, что он 12 числа находился в другом городе, о чем свидетельствует запрошенная судом справка, опровергающая показания К

Анализируя показания последнего, считает, что они противоречивы, в одних тот говорит о предложении совершения лишь одного преступления, в других - целой серии. К тому же, суд не оценил показания К где он утверждал, что после 12 января 2012 г тот не собирался совершать преступлений.

Не принято судом во внимание, что не было разговоров об оружии распределения ролей в участии в так называемой банде ни на период 12 числа, ни позже. Обвинение в совершении преступлений после 12 числа в составе банды ничем не подтверждено, время ее создания место, способ, не установлены, наличие умысла на создание банды, ее признак устойчивости, не доказаны. Общение с К и Г не было обусловлено криминальными мотивами, а носило личный характер.

Полагает необоснованной ссылку суда в обоснование вывода об устойчивости факт совместного проживания Г и К в одной квартире. Ссылаясь на показания Г , О Б , К сообщает, что в данной квартире бывали разные лица, все вместе проводили свободное время, планов о преступной деятельности не обсуждали, вместе с К употребляли курительные смеси, что подтверждается наркологической экспертизой в отношении него.

О его, Кутузова, непричастности к предусмотренному ст. 209 УК РФ деянию, свидетельствует и тот факт, что К продолжал совершать преступления после 9 апреля 2012 г. в составе иной группы При этом из его и показания Г видно, что они не планировали совершать последующие преступления. Умысел на совершение конкретных преступлений возникал спонтанно, непосредственно в дни нападений.

Считает, что разный состав участников, неосведомленных о ранее совершенных нападениях, подтверждает его доводы об отсутствии такого признака банды как устойчивость и сплоченность.

Отсутствует по делу и признак вооруженности. Так, при нападении 26.02.2012 г. на магазин « » не было боеприпасов к оружию. Об этом показывал Пухаев (л.д. 882 протокола с/з), подтверждается и показаниями К об отсутствии у обреза магазина. Ссылаясь на изложенное, полагает, что нет признака «использование оружия».

Оценивая показания К и Г в части применения оружия, отмечает наличие в них противоречий, но совпадение в том что оружие никто не собирался применять и его применение не оговаривалось.

Отмечает, что совершение всех преступление не было связано с проведением подготовки, планы не разрабатывались, технические и иные спецсредства не приготавливались. Об этом свидетельствует тот факт что ряд нападений были совершены после инкассации, а при нападении 9.04.2012 г. в г. вообще не удалось завладеть деньгами.

Указывает, что по делу отсутствует и признаки единоначалия подчиненности членов банды одному руководителю, ему - Кутузову осведомленность участников о наличии оружия в банде, приговор в части осуждения по ст. 209 УК РФ основан на предположениях и слухах.

Расценивает как недостоверные показания К о том, что предложения о совершении преступлений было от него, Кутузова, при первой встрече до 12 января. Данные показания опровергаются показаниями свидетеля Ш (л.д. 174-175 протокола с/з).

Отмечает, что единственным доказательством его вины являются противоречивые показания К и Г на следствии которые они не подтвердили, которым нельзя доверять, в силу заинтересованности обоих в смягчении свой участи. Г в суде признался, что оговорил его, Кутузова. Именно К являлся инициатором всех преступлений, а с учетом наличия в его показаниях на следствии и в суде многочисленных противоречий (суть которых описывается в дополнении), полагает, что показания на следствии были даны под «диктовку» следствия.

Обращает внимание, что обвинение по ст. 209 УК РФ было предъявлено лишь по окончании расследования и на основании признания вины в конкретных отдельных эпизодах обвинения. При этом ни он, ни К ни Г обвинение по ст. 209 УК РФ не признавали, в связи с чем, все якобы имеющиеся признаки так называемой банды «выдуманы» следствием.

Просит оправдать его по ст. 209 УК РФ, исключить из приговора эпизоды, по которым он вину не признает или направить дело на новое рассмотрение.

В дополнениях от 22 августа 2016 г. Кутузов указывает, что в суде для подтверждения факта покупки К ружья, он заявлял ходатайство о вызове очевидца покупки, в чем было необоснованно отказано.

Кроме того, он просил вызвать Г (указывает его координаты который содержался в одной камере с К когда того этапировали из ИК в судебное заседание. Сам Г направлял заявление в суд, где просил вызвать его в качестве свидетеля. В данном заявлении Г сообщал, что К ему сообщал истинные обстоятельства нападения 12 января и 26 февраля 2012 г. о непричастности его, Кутузова. В чем ему было необоснованно отказано.

Полагает обвинение в свой адрес сфальсифицированным следователем М , поскольку следователь предлагал ему, когда он еще находился на подписке о невыезде, оговорить Р обещая меньший срок наказания. Такое же произошло и с К , который оговорил его, Кутузова.

В дополнениях от 26 августа 2016 г. Кутузов, вновь оспаривая доказанность своей вины по ст. 209 УК РФ, полагает сфальсифицированными явки с повинной К от 26 апреля 2012 г. (т. 16 л.д. 116-120) и протоколы его явок с повинной по отдельным эпизодам (т. 17 л.д. 10, 15, 70, 77). При этом в деле только копии протоколов явок с повинной, заверенные печатью и подписью следователя, который заинтересован в исходе дела.

О фальсификации показаний К и Г на следствии говорит тот факт, что в протоколе допросов Г имеются абзацы текста идентичные протоколам допросов К который оговаривал его, Кутузова.

Обращает внимание, что с постановлениями о назначении экспертиз его знакомили гораздо позднее, уже после их проведения. При этом генетический материал для проведения экспертизы № 726 от 15 мая 2013 г. у него был взят 12.04.2013 г., у П - тоже 12.04.2013 г., а экспертиза была начата 8 апреля 2013 г. (т. 29 л.д. 26). После проведения генетической экспертизы двух пуховиков была проведена физико химическая экспертиза (т. 27 л.д. 200), из заключения которой следует что пуховики поступили на экспертизу после генетического исследования. Однако, из заключений видно, что обе экспертизы проводились в одно и тоже время, в связи с чем, их результаты являются недопустимыми доказательствами. Описание вещей в обоих заключениях противоречиво. Допускает, что на одну из экспертиз были представлены другие вещи

Считает незаконным изъятие у Т этих двух пуховиков впоследствии направленных на экспертизы, поскольку изъятие проводилось неуполномоченными лицами.

Полагает, что в результате предоставления следователем экспертам психиатрам недостоверной информации о его поведении в СИЗО предъявление на момент проведения экспертизы менее тяжкого обвинения, их выводы не являются объективными.

По эпизоду нападения на зал игровых автоматов 25-26 января 2012 г., ссылаясь на показания потерпевшего, свидетелей, в том числе и Б , указывает, что охранником в тот период был А По показаниям последнего, тот работал всего несколько дней, и это было в феврале. Нападение было в конце февраля 2012 г. и в ходе этого в него стреляли из обреза, что подтверждает показаниями Г о том что разбойного нападения 26 января не было, и свидетельствует о ложности показаний К который стремился уйти от ответственности за стрельбу в охранника и в покушении на его убийство.

Приведенная в приговоре в качестве доказательства по данному эпизоду распечатка срабатывания тревожных кнопок на объектах, не могла приниматься во внимание, так как в ней отсутствуют подписи и печати. При том, что по эпизоду нападения 12 января сообщение надлежащим образом оформлено. Считает, что распечатка была подделана с помощью технических средств и позднее, так как в ней указывается слово «разбойное нападение», о чем диспетчер при получении сигнала еще не мог знать.

Выражает несогласие с протоколом судебного заседания в той части что в нем отсутствуют показания потерпевшего Б о том, что ему потом были возвращены игровые автоматы. На основе этой фразы предполагает, что на того оказывалось давление под условием возврата игровых автоматов.

Ссылаясь на показания в судебном заседании свидетеля М проходившей практику у следователя М , утверждает, что в протоколе не отражено со слов свидетеля, что распечатки телефонных соединений сделаны самим следователем, свидетель видела распечатку телефонных соединений с его, Кутузова, телефона, а следствие скрыло вещественное доказательство - его телефон.

Полагает, что протокол судебного заседания содержит многочисленные неточности, искажения, а в ознакомлении с аудиозаписью протокола ему необоснованно отказали.

Указывает, что имеющиеся на диске 2666 СИ сведения о телефонных соединениях Мышкова 26 января 2012 г. позволяли установить местонахождения свидетеля П способного подтвердить его и Мышкова непричастность к этому нападению. Также следствие скрыло и распечатки с телефонного номера Пухаева.

Настаивает на алиби, на нахождении в момент нападения 25-26 января 2012 г. вместе с Мышковым и Пухаевым в другом месте.

О его непричастности к нападению 12.01.2012 г. свидетельствует и СД- диск с видеозаписью за указанное число. По его мнению, запись могла бы подтвердить ложность показаний К о том, что он Кутузов, находился возле входа в магазин. Утрата диска следствием сделана намеренно.

Ссылаясь на протокол осмотра места происшествия - помещения магазина, видеозаписи, где изображение К внутри магазина обращая внимание, что по показаниям последнего он, Кутузов, якобы заходил внутрь для оценки обстановки, сообщает, что на записи нет его Кутузова, изображения, что говорит о ложности показаний К как в данной части, так и целом.

Полагает ошибочным вывод суда о неотносимости протокола осмотра видеозаписи по событиям 12 января 2012 г.

Анализируя показания Мышкова, Пухаева, Д Ш утверждает о своей непричастности к нападению 25-26 января 2012 г.

Указывая на предвзятость суда, его обвинительный уклон, настаивает на своей невиновности, на фальсификации со стороны следствия материалов дела, ущемлении его прав в ходе расследования, оказания давления.

Нарушение своих прав в ходе расследования усматривает и в том что на очных ставках отклонялись задаваемые вопросы, отказывалось в проведение очных ставок для устранения противоречий при отсутствии отказов обвиняемых от их проведения, отказ в запросе информации для подтверждения факта наличия места работы и заработка, отказ следствия в возможности возместить причиненный ущерб.

Свое осуждение объясняет нежеланием правоохранительных органов в дальнейшем отменять приговоры в отношении К и Г

Просит пересмотреть приговор, принять во внимание все доводы критически отнестись к показаниям К и остальных на следствии, исключить осуждение по ст. 209 УК РФ, за нападения 12 января, 26 января, 6 февраля, 24 февраля и 8 апреля 2012 г.

В дополнениях от 29 августа 2016 г. Кутузов выражает несогласие с тем, что суд критически отнесся к показаниям Д Р и заявлению Карабина о давлении со стороны К в связи с изъятыми у него конвойной службой записями.

Не отрицая, что записи делались им, утверждает, что они не носили характера незаконной переписки, сделаны были после того как сотрудники конвоя изъяли у него и порвали ранее сделанные записи избив при этом, о чем он писал жалобы.

При этом обращает внимание, что суд не поставил перед экспертами его вопрос - все ли записи составлены на одном листе и в одно время и не мотивировал свой отказ.

Утверждает, что записи были представлены конвоем лишь после его жалоб об избиении, были собраны из отдельных частей текста его тетради, в которой он записал необходимые сведения для своей защиты.

Очевидец избиения С в суде подтверждал обстоятельства избиения, но в протоколе с/з это не отражено.

Считает представленные конвойной службой и изъятые у него записи недопустимым доказательством, а ссылку в приговоре на записи как попытку оказания давления на свидетелей - предположением, поскольку был период времени, когда он не находился под стражей и у него была реальная возможность оказать воздействие на свидетелей, но никто из них об этом не показывал.

Ссылаясь на решения Конституционного Суда РФ, считает, что по его делу были нарушены принципы уголовного судопроизводства.

Вновь выражает несогласие с указанием суда о том, что он не работал и был отчислен с места учебы по отрицательным основаниям.

Просит отменить приговор.

В дополнениях от 2 сентября 2016 года Кутузов, анализируя показания К , сопоставляя их с показаниями Г , отмечает наличие в них противоречий в части описания верхней одежды при нападениях, на основе чего повторяет довод о ложности показаний К и оговоре с его стороны, в том числе и в части того, что пуховики были представлены им, Кутузовым.

Обращает внимание на показания в с/з В , которая заявила что на следствии оговорила его, Кутузова, под давлением следствия. При этом сообщенные ею данные, подтверждаются результатами проверки Психологическое давление оказывалось и на свидетеля К , что влечет признание недопустимым доказательством их показания на следствии.

Утверждает, что нападение 12.01.2012 г. К совершил один и оговорил его, К , с целью скрыть наличие при этом пневматического пистолета, который ему, возможно, предоставил С .

Полагает, что обнаруженные в холодильнике по эпизоду нападения 12.01.2012 г., причем спустя длительный период времени, повреждения не имеют отношения к делу, неустановлено, как, когда и при каких обстоятельствах они образовалось.

Сопоставляя показания свидетеля Д и К по обстоятельствам нападения 12.01.2012 г. обращает внимание на наличие противоречий. Так, К не указывал, что после нападения Кутузов передал ему пакет с «мелочью», нет сведений и о том, что сам К передавал ему, Кутузову, пакет с «мелочью». Вместе с тем из магазина была похищена и «мелочь».

Считает, что суд не учел и неправильно оценил показания Ш об обстоятельствах их знакомства с К в январе 2012 г. Ш при встрече все время находился рядом и не слышал каких-либо предложений о совместном совершении преступлений.

Утверждает, что с К познакомился лишь 25 января 2012 г и не мог вместе с ним 12 января совершить нападение. Об этой дате знакомства говорит тот факт, что по показаниям Ш при знакомстве у К был телефон, а телефон у него появился после 12 января 2012 г.

Ссылаясь на показания Е и Р , находившихся в магазине, обращает внимание, что нападавший не ориентировался в магазине, не знал, где и что расположено. Считает, что их показания опровергают выводы суда о планировании и подготовке к нападению, а также показания К о том, что Кутузов предоставил ему информацию.

Настаивая на ложности показаний К указывает, что вопреки его показаниям и на основе показаний потерпевших и свидетелей, он, Кутузов, не мог находиться снаружи возле входа в магазин, и не мог контролировать обстановку внутри, находясь снаружи не мог сообщить об отсутствии посторонних, так как сотрудники охраны подъехали буквально через три минуты.

Также, по его мнению, о недостоверности показаний К говорит и тот факт, что в своей явке с повинной он сообщал, еще до задержания его, Кутузова, что они познакомились через другое лицо тогда как по делу установлено, что знакомство произошло через Ш .

В части оценки показаний К суд не учел сведения сообщенные Ш о его чертах характера - хитрости изворотливости, лидерских качествах, общение с лицами, ранее судимыми и находящимися в местах лишения свободы.

Отрицая свою причастность к нападению на зал игровых автоматов 25-26 января 2012 г., указывает, что обвинение в основном построено на ложных показаниях К В тоже время, указывает, что если даже и принимать их во внимание, из них не следует, что была предварительная подготовка, разведка, намерение на дальнейшие преступления, то есть нападение было спонтанным, а никак не организованной группой.

Показаниями Г Ш , Д Мышкова подтверждается, что он, Кутузов, не участвовал в нападении на зал игровых автоматов, как в январе, так и в феврале 2012 г.

Утверждает, что 26 февраля в г. не находился, а был в другом месте.

Кроме того, по эпизоду второго нападения на зал игровых автоматов 25-26 января считает противоречивыми показания потерпевшей Е неподтвержденным документально факт охраны помещения агентством « ». При этом хозяин заведения с заявлением не обращался.

Ссылаясь на показания Мышкова и Г высказывает предположение, что данного нападения вообще не было.

Высказывает просьбу, аналогичную изложенной в дополнениях от 26 августа 2016 года.

В дополнениях от 5 сентября 2016 года Кутузов полагает нарушенным свое право на защиту вследствие того, что в суде его защищали два адвоката - Чудинов и Шафир. Второй адвокат подменял Чудинова на период отсутствия того в судебных заседаниях. Адвокат Шафир не был знаком с материалами дела, протоколами судебных заседаний в его отсутствие, не владел всем объемом информации по делу, в связи с чем, не мог в полной мере выступить в прениях для защиты его прав.

В возражениях на жалобы осужденных Арсентьева и Кутузова государственный обвинитель Степанова Т.И. считает необоснованными приведенные доводы и просит их отклонить.

В судебном заседании апелляционной инстанции Кутузов и его защитник адвокат Артеменко Л.Н., поддерживая приведенные доводы дополнительно обращают внимание: Кутузов - на процессуальные нарушения, выразившиеся в том, что в качестве потерпевших были признаны не юридические лица, а конкретные физические лица, чем были нарушены права этих юридических лиц. В нарушение ст. 72 УПК РФ В представитель ООО « », была допрошена на следствии в качестве свидетеля и не могла в дальнейшем являться представителем, ее показания являются недопустимым доказательством Кроме того, считает нарушенным право на защиту других осужденных Отмечает наличие многочисленных ошибок в обвинительном заключении, неправильных ссылок на тома и листы дела, указанные инициалы, что являлось основанием для возврата дела прокурору Полагает недопустимым доказательством протокол выемки обреза, так как в нем не указаны отличительные особенности обреза, указанный в протоколе номер не совпадает с номером, указанным в заключении эксперта, что влечет признание недопустимым доказательством оба документа.

Адвокат Артеменко Л.Н. дополнительно обращает внимание на наличие противоречивых выводов в приговоре на различных его страницах. Так, на стр. 7 суд указал, что Кутузов незаконно приискал огнестрельное оружие и боеприпасы, а на стр. 45 - указал о необходимости исключения из обвинения Кутузова действия в отношении боеприпасов.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и дополнений, возражений, Судебная коллегия полагает, что выводы суда о доказанности вины Кутузова в указанных в приговоре преступлениях являются правильными, основаны на совокупности исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Законность осуждения Арсентьева и справедливость назначенного наказания последним не оспаривается.

По каждому из эпизодов совершенных преступлений вина Кутузова подтверждается следующими доказательствами.

Обвинение Кутузова в создании банды и руководстве ею, незаконном обороте оружия подтверждается протоколом явки К с повинной от 26 апреля 2012 г., протоколом его допроса от 27 апреля 2012 г., протоколами опознания К Кутузова, Арсентьева Шикунова, протоколами явок К и проверок показаний на месте по отдельных эпизодам нападений, показаниями К от 5 ноября и 23 октября 2012 г., его показаниями от 11-26 декабря 2012 г протоколами его очных ставок с Шикуновым, Арсентьевым, Пухаевым Гранкиным, Савиновым, Б , его показаниями от 20 сентября и 25 декабря 2013 г., явкой с повинной и показаниями в ходе предварительного расследования Г , протоколами следственных действий с его участием, показаниями и протоколами следственных действий в ходе предварительного расследования с участием остальных осужденных по делу - Арсентьевым, Волощуком, Гранкиным, Карабиным Мышковым, Пухаевым, Савиновым, Семиным, Шикуновым, а также показаниями потерпевших и свидетелей по каждому из эпизодов нападений, протоколами обысков, выемок, осмотров предметов заключениями экспертов, в том числе и № 8 согласно которому обнаруженные по делу обрез является гладкоствольным одноствольным огнестрельным оружием, изготовленным путем самодельного укорачивания ствола и ложа гражданского гладкоствольного ружья модели МЦ-20-01Ш, в пригодном для стрельбы состоянии, а патроны травматическими патронами к гражданскому гладкоствольному огнестрельному оружию 20 калибра, другими приведенными в приговоре доказательствами.

По эпизоду нападения на магазин « » ООО « » 12 января 2012 года вина Кутузова подтверждается показаниями потерпевших Ш ,Е ,Р ,Ш представителя потерпевшего В показаниями свидетелей Д Т П Л , П ,В и К в отмеченной судом части, сообщением о происшествии, бухгалтерскими документами о сумме похищенных денег, протоколами осмотра и дополнительного осмотра места происшествия, протоколом выемки у Т двух курток и перчаток, заключением эксперта № 726 об обнаружении на куртках пота К и Кутузова, протоколами явок с повинной К от 26 апреля и 16 мая 2012 г., его показаниями в ходе предварительного расследования, протоколом опознания К Кутузова, проверки показаний К , протоколом осмотра квартиры д. по ул. в г. показаниями Г в ходе предварительного расследования.

Как правильно установил суд, Кутузов организовал совершение разбойного нападения на магазин « » ООО « », для чего привлек осужденного другим приговором К в качестве исполнителя, содействовал совершению преступления советами указаниями, предоставлением информации, рассказав К о магазине, времени его работы, наличии охраны, предоставил средства и орудие преступления - пуховик, медицинскую маску, перчатки, пистолет заранее обещал скрыть К в оговоренной квартире, а также средства и орудия преступления, то есть одежду, оружие и другие предметы.

При этом, предоставляя К неустановленный пистолет Кутузов осознавал возможность его использования в процессе нападения то есть его умыслом охватывалось применение данного предмета.

В связи с этим его действия правильно квалифицированы по чч. 3 и 5 ст. 33 и ч. 2 ст. 162 УК РФ, то есть, организация и пособничество в нападении в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья (разбое), с применением предмета, используемого в качестве оружия.

По эпизоду нападения на салон игровых автоматов 25-26 января 2012 года вина Кутузова подтверждается показаниями потерпевшей Е , управляющего салона Б , свидетелей Б справкой об обстановке на объекте, протоколом осмотра салона игровых автоматов, протоколом явки К с повинной от 26 апреля 2012 г., его показаниями в ходе предварительного расследования протоколом опознания Кутузова, проверки показаний К на месте, показаниями Г в ходе предварительного расследования явкой Мышкова с повинной, показаниями Мышкова при производстве предварительного расследования, протоколом обыска, в ходе которого в квартире д. по пер. в г. был обнаружен обрез и патроны, заключением эксперта № 8 о том, что изъятый обрез является гладкоствольным одноствольным огнестрельным оружием изготовленным путем самодельного укорачивания ствола и ложа пригоден для стрельбы патронами 20 калибра, два изъятых патрона являются патронами к гражданскому гладкоствольному оружию 20 калибра, протоколом выемки сумок с куртками, протоколом осмотра сумок, курток и обреза, заключениями экспертов № 617 и 618, установивших на куртках-пуховиках наличие на внутренней поверхности следов железной металлизации, заключением эксперта № 726 об обнаружение на куртках пота К и Кутузова.

По эпизоду нападения на магазин ИП « » 6 февраля 2012 года вина Кутузова подтверждается показаниями потерпевших М П К , Б , свидетелей К Д , М , протоколом осмотра места происшествия, актом инвентаризации и справкой о сумме похищенных денег, явкой с повинной К его показания в ходе предварительного расследования, протоколом проверки его показаний, показаниями Г в отмеченной судом части, протоколом его явки с повинной явкой с повинной Карабина, показаниями последнего в ходе предварительного расследования, показаниями В в части протоколом обыска квартиры по пер. , в ходе которого изъят обрез гладкоствольного ружья и два патрона заключением эксперта № 8, другими материалами дела.

По эпизоду нападения на магазин № ООО «»

вина Кутузова подтверждается показаниями потерпевших Ч ,Н ,А А , показаниями в ходе предварительного расследования и в судебном заседании свидетелей К П , Б Б , М протоколами явок К с повинной от 26 апреля 2012 г. и от 16 мая 2012 г., его показаниями при производстве предварительного расследования, в том числе и при проверке на месте, показаниями Г в ходе предварительного расследования и в судебном заседании 2 марта 2015 г., протоколом его явки с повинной, проверки его показаний, явкой Волощука с повинной, показаниями последнего в ходе предварительного расследования, а также протоколами выемок обысков и заключениями экспертов.

По эпизоду повторного нападения на салон игровых автоматов 25-26 февраля 2012 г. вина Кутузова подтверждается показаниями в ходе предварительного расследования и в судебном заседании потерпевшей Ч ,А свидетелей Б Б в отмеченной судом части, явкой с повинной К от 26 апреля 2012 г., его показаниями при производстве предварительного расследования, при проверке на месте, протоколом опознания Шикунова, протоколом очной ставки К и Шикунова, показаниями Г в ходе следствия при проверке на месте и в судебном заседании 2 марта 2015 г., его явкой с повинной, протоколом опознания Шикунова Г показаниями в ходе предварительного расследования Волощука, а также данными, содержащими в оглашенных материалах дела.

По эпизоду нападения на супермаркет « » вина Кутузова кроме его признательных показаний подтверждается показаниями Пухаева Мышкова, показаниями свидетелей М , Б Ж Р Г потерпевших Ш и М Ф показаниями К в ходе предварительного расследования, его явкой с повинной, протоколами следственных действий, протоколом осмотра диска с видеозаписью, другими приведенными по данному эпизоду доказательствами.

По эпизоду нападения на магазин « в г. вина Кутузова и А подтверждается протоколом явки К с повинной от 26 апреля 2012 г., показаниями последнего и Гранкина в отмеченной судом части в ходе предварительного расследования, явкой с повинной Г его и показаниями А при производстве предварительного расследования, показаниями свидетелей ЦБ в отмеченной судом части, Б С потерпевших Ч , К а также приведенными по данному эпизоду письменными материалами дела: протоколом осмотра места происшествия, протоколами осмотров жилых помещений, выемок осмотров предметов, заключениями экспертов.

По эпизоду грабежа имущества О вина Кутузова подтверждается показаниями потерпевшего О протоколом осмотра места происшествия, свидетелей З ,Ш ,М Г , К в отмеченной судом части, Д , показаниями Кутузова в качестве подозреваемого, а также письменными материалами дела.

Так, из всех показаний ранее осужденного другим приговором К , при допросах, проверках на месте, очных ставок, опознаний других осужденных, его явок с повинной, следует, что с Кутузовым он познакомился в январе 2012 г. и тот его привлек к совершению разбойных нападений на магазины. Он согласился, и первое нападение было совершено на магазин « ». В последующем были нападения на все те места, которые указаны судом в приговоре.

Объекты для нападений подыскивал Кутузов, потом с участием остальных происходило обсуждение конкретных деталей. Оружие (обрез пистолеты) и одежду предоставлял Кутузов. Он же подыскивал и предоставлял водителей с автомобилями, квартиры. После освобождения Г из мест лишения свободы к нападениям привлекли и его.

Кто перевозил по разным квартирам пистолет, обрез, пуховики и маски он не знает, но Кутузов всегда точно знал, где что находится.

При нападениях они практически всегда следовали плану Кутузова Он же и делил похищенные деньги.

О наличии оружия было известно и ему, и Г .

Показания К подтверждаются и показаниями второго участника банды - Г который в ходе предварительного расследования по своему выделенному делу, а также в первых судебных заседаниях по настоящему делу, практически давал аналогичные показания.

Подтверждаются они и приведенными в приговоре показаниями других участников по каждому отдельному нападению, а также заключениями экспертов, протоколами обысков и выемок, осмотра предметов и другими, приведенными в приговоре доказательствами.

Поскольку показания К и показания Г в отмеченной судом части согласовывались с другими доказательствами, суд обоснованно их принял во внимание. При этом каких-либо существенных противоречий в тех показаниях, которые судом приняты показания данных лиц не содержат. Оснований для оговора, в том числе и по указанным Кутузовым причинам, не установлено.

Показания потерпевших, свидетелей по каждому из эпизодов нападений судом оценены, выводы изложены в приговоре, являются правильными, с ними соглашается и Судебная коллегия. Они правильно приняты во внимание в той части, в которой они согласовывались с другими доказательствами, чему судом дана надлежащая оценка. При этом суд обосновано учитывал, что в ходе судебного разбирательства у Кутузова сотрудниками конвоя была изъята незаконная переписка, из содержания которой усматривается, что Кутузовым предпринимались меры к воздействию на потерпевших и свидетелей с целью изменения ранее данных показаний для дискредитации показаний К который последовательно давал показания о своей и других роли в совершенных преступлениях.

Из заключения почерковедческой судебной экспертизы следует, что данная переписка выполнена Кутузовым. Заключению экспертов дана соответствующая оценка.

Из показаний К видно, что еще в ходе предварительного расследования Кутузов принимал меры, чтобы не быть самому привлеченным к ответственности.

Приведенные в приговоре показания потерпевших и свидетелей соответствуют содержанию их показаний, данных в ходе судебного разбирательства, а также в оглашенных и исследованных показаниях данных при производстве предварительного расследования. Поданные в этой части замечания на протокол судебного заседания отклонены.

Фактические обстоятельства, в частности, даты и время совершенных нападений, судом установлены правильно, на основе совокупности всех исследованных доказательств, оцененных и проверенных судом.

В связи с этим Судебная коллегия считает надуманными доводы Кутузова о том, что второго нападения на салон игровых автоматов не было и данный эпизод вообще якобы выдуман К К тому же, как установил суд, именно при данном, а не первом, нападении в охранника А стреляли из обреза, и не К , а Шикунов.

Не опровергает правильность выводов суда в части оценки с точки зрения достоверности показания К и тот факт, что в них отсутствует указание о наличии среди похищенных денежных средств при нападении на магазин « » пакета с мелочью, о котором дали показания сотрудники магазина.

Так, согласно показаниям К в ходе предварительного расследования, он забрал в кассе все деньги, которые находились в полиэтиленовом пакете. Потерпевшая Е показывала, что нападавшему {К ) она передала все деньги, в том числе и мелочь, в полиэтиленовых пакетах.

В тоже время исходя из показаний К , тот все похищенные деньги, находившиеся в полиэтиленовом пакете, отдал Кутузову который выделил ему «долю» в сумме 12-13 рублей, то есть К их не пересчитывал, и не давал показания о том, что в его присутствии пересчитывались похищенные деньги.

Вопреки доводам осужденного характер обнаруженных на корпусе холодильника в магазине « » повреждений установлен, имеет прямое и непосредственное отношение к обстоятельствам нападения, в ходе которого в магазине производилась стрельба из неустановленного пистолета. При этом повреждение было обнаружено сразу при осмотре места происшествия 12 января 2012 г.

Показания свидетелей В , совместно проживавшей с Кутузовым, и свидетеля Т (К ), изменивших свои показания в судебном заседании, настаивавших на оказании на них давления со стороны органа предварительного расследования, судом также оценены и правильно признаны в отмеченной части недостоверными с приведением мотивов принятого решения. Данные выводы суда также обоснованы и мотивированы.

Поскольку диск с видеозаписью от 12 января 2012 г. из магазина « » не изучался в судебном заседании в связи с его утратой в период предварительного расследования, суд правильно признал неотносимым доказательством протокол его осмотра в ходе предварительного расследования. Отсутствие по делу ранее изъятого диска с камер видеонаблюдения в связи с его утратой в ходе предварительного расследования не влияет на законность приговора и не может свидетельствовать о «фальсификации» доказательств, на что ссылается осужденный.

По эпизоду первого нападения на салон игровых автоматов суд обоснованно принял как доказательство справку об обстановке на объектах из охранного агентства « », поскольку она содержала информацию, имеющую отношение к делу и предмету доказывания, в частности, дату, время, адрес срабатывания тревожной кнопки.

В качестве представителя магазина «Продукты» ООО В участия в судебном заседании не принимала, были оглашены ее показания в ходе предварительного расследования, где она допрашивалась в качестве свидетеля, и оснований для признания данных показаний недопустимым доказательством не имеется.

Доводы Кутузова об оказании на него давления со стороны органа предварительного расследования проверялись судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты как ненашедшие своего подтверждения. При этом как правильно указал суд, в материалах дела отсутствуют какие либо протоколы его допросов с иной, чем в судебном заседании позиции, согласно которой он настаивал на своей непричастности к инкриминируемым деяниям, за исключением эпизода самостоятельного грабежа имущества у О . В качестве доказательств обоснования его вины в совершенных нападениях не приведен ни один из протоколов его допросов в ходе предварительного расследования, в связи с чем, его доводы об этом не влияют на правильность выводов суда о виновности в содеянном по всем эпизодам деяний и доказанности его вины.

Положенные в основу обвинения доказательства проверены судом с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, и правильно приняты во внимание в отмеченной части.

Оснований для признания протокола выемки у свидетеля Т двух пуховиков недопустимым доказательством по доводам Кутузова не имеется (т. 6 л.д. 60-62).

Как следует из материалов дела, выемка действительно была произведена оперуполномоченным ОУР ОП УМВД России по г. Вместе с тем она была осуществлена с участием понятых и на основании поручения следователя (т. 6 л.д. 56). По результатам выемки составлен протокол, который отвечает требованиям УПК РФ правильность отраженных в нем сведений заверена подписями понятых Т и лица, его составившего.

Имеющиеся в деле копии протоколов явок К с повинной заверены надлежащим образом. После их оглашения К подтвердил и факты их написания, и правильность записанных с его слов сведений, в связи с чем, явки К с повинной обоснованно признаны судом допустимыми доказательствами, а доводы Кутузова несостоятельны.

Отсутствуют основания и для признания недопустимыми доказательствами заключения экспертов № 726 по результатам биологического и генетического исследования и № 617,618 по результатам физико-химического исследования изъятых у Т двух пуховиков и обнаруженного в кв. д. по пер. в г. в которой временно проживал Г обреза с двумя патронами.

Экспертизы проведены на основании соответствующих постановлений следователя, компетентными специалистами - экспертами, имеющими достаточный и необходимый стаж работы, об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения эксперты предупреждались (т. 27 л.д. 155-177,200-204).

Примененные методики экспертами указаны в заключениях. Их выводы основаны на научных исследованиях и сомнений в своей правильности не вызывают, заключения составлены в соответствие с требованиями ст. 204 УПК РФ.

Вопреки доводам Кутузова экспертизы не проводились одновременно.

Из заключений экспертов следует, что биологическая (генетическая экспертиза была начата 8 апреля 2013 г. в 14 ч. 00 мин. и окончена 15 мая 2013 г. в 16 ч. 00 мин.

Физико-химическая экспертиза начата 8 апреля 2013 г. в 16 ч.ОО мин и окончена 30 мая 2013 г. в 17 ч. 30 мин.

При этом, согласно Методическим рекомендациям по производству судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской Федерации, утвержденным приказом Минюста РФ от 20.12.2002 г. № 346, днем окончания экспертизы считается день подписания экспертом заключения.

Обе экспертизы проводились в одном экспертном учреждении расположенном по одному и тому адресу.

Кроме того, из заключения физико-химической экспертизы следует что она проводилась после биологической (генетической) экспертизы.

Исследовались одни и те предметы - выданные свидетелем Т пуховики, которые ему оставил на хранение К .

Ознакомление Кутузова и его защитника адвоката Чудинова А.А. с постановлениями о назначении этих и других, проведенных по делу экспертиз, в более поздние сроки не влечет недопустимость заключений Каких-либо замечаний, отводов, предложений об иных конкретных экспертных учреждениях, дополнительных вопросов, которые Кутузов и его защитник желали поставить на разрешение экспертов, стороной защиты при ознакомлении с постановлениями о назначении экспертиз и заключениями экспертов, от стороны защиты не поступало. Ни имелось таковых и при ознакомлении с материалами дела в порядке заявления каких-либо ходатайств.

Таким образом, оснований для признания экспертных заключений недопустимыми доказательствами не имеется.

Время отобрания у Кутузова образцов слюны для проведения биологической (генетической) экспертизы - 12 апреля 2013 г., то есть уже после начала производства соответствующей экспертизы, на что обращает внимание осужденный, не подвергает сомнению достоверность выводов эксперта. Образцы отбирались в присутствии защитника, сама экспертиза только начата была 8 апреля 2013 г. и проводилась вплоть с учетом затраченного экспертом времени на составление заключения до 15 мая 2013 г. При этом на исследование были представлены образцы слюны всех обвиняемых.

Ссылки Кутузова на несовпадение номеров на изъятом по месту жительства Г обрезе и указанных в заключении эксперта № 8, на отсутствие описания изъятого обреза не основаны на материалах дела.

Согласно протоколу обыска, был изъят обрез гладкоствольного оружия, указаны номера затворной рамы и затвора (т. 6 л.д. 49-51).

Аналогичные номера отмечены и в заключении эксперта № 8 (т. 27 л.д. 99-104), каких-либо противоречий не имеется.

Отказ в проведении ряда очных ставок в период предварительного расследования, отклонение вопросов при их проведении, не являются нарушениями УПК РФ, которые могли повлечь возвращение дела прокурору.

Являются несостоятельными и доводы Кутузова о нарушении его права на защиту.

В судебных заседаниях интересы Кутузова поочередно представляли два профессиональных защитника - адвокаты Чудинов А.А. и Шафир В.И При этом он был согласен на участие адвоката Шафир В.И. в период отсутствия адвоката Чудинова А.А. (т. 66 л.д. 96, 115).

Вопреки доводам Кутузова, адвокат Шафир В.И. знакомился с материалами дела, о чем свидетельствуют имеющиеся в деле его графики ознакомления с делом (т. 62 л.д. 28-30, 31-37).

На протяжении всего судебного следствия отводов названным адвокатам, в том числе и по причине якобы ненадлежащего исполнения ими своих обязанностей, Кутузов не заявлял.

Из протокола судебного заседания следует, что оба адвоката активно участвовали в исследовании доказательств стороны обвинения, своих доказательств, заявляли ходатайства, высказывали свое мнение по всем обсуждаемым в ходе судебного заседания вопросам. Их позиция не противоречила интересам Кутузова.

Сам Кутузов на той или иной стадии судебного следствия, в том числе при своем допросе, не просил об обязательном присутствии при этом адвоката Чудинова и был согласен на участие второго его защитника адвоката Шафир В.И.

Кроме того, именно по ходатайству адвоката Чудинова А.А. после выступления в прениях стороны обвинения судом был объявлен перерыв для согласования позиции стороны защиты Кутузова и подготовки к выступлению в прениях (т. 72 л.д. 161).

После выступления Кутузова в прениях слово для его защиты было предоставлено адвокату Шафир В.И. (т. 72 л.д. 228). Последний в своей речи подробно проанализировал доказательства стороны обвинения, дал свою оценку тому или иному доказательству, высказал мнение по каждому из инкриминируемых Кутузову эпизодов обвинения, изложил свои выводы и предложения. Его речь развернута и подробна.

При таких данных оснований полагать, что названные адвокаты, как утверждает Кутузов, не должным образом осуществляли его защиту, не имеется.

Также судом проверялись доводы Кутузова о якобы ненадлежащем исполнении своих обязанностей по защите на первоначальном этапе предварительного расследования адвокатом Алтаевым и мотивировано отклонены.

Отказ в допуске защитника наряду с адвокатом также не свидетельствует о нарушении права на защиту, поскольку первый защитник, об участии которого ходатайствовал Кутузов, не имел ни юридического образования, ни опыта практической деятельности в сфере юриспруденции (т. 69 л.д. 214), а второй - на момент заявления ходатайства вообще отсутствовал в зале суда, его данные, в том числе и место жительства, Кутузов назвать не смог (т. 70 л.д. 89-90). При этом как уже отмечалось, интересы Кутузова представляли профессиональные защитники - адвокаты Чудинов А.А. и Шафир В.И.

Остальными осужденными, кроме Арсентьева, приговор не обжалован, оснований для проверки приговора в отношении них в порядке ст. 389.19 УПК РФ не имеется, в связи с чем, заявления Кутузова о нарушении права на защиту остальных осужденных не могут быть приняты во внимание.

Потерпевшими, в том числе, представителями юридических лиц приговор также не обжалован и ссылки Кутузова на нарушение их прав также не влияют на правильность выводов суда о его виновности в совершенных преступлениях.

Не может расцениваться как нарушение права на защиту и изменение государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения.

Как следует из протокола судебного заседания, государственный обвинитель при выступлении в прениях действительно изменил обвинение по эпизоду нападения 12 января 2012 г. на магазин «Продукты» ООО « ». Вместе с тем, такое изменение было связано не с непричастностью Кутузова к нападению, не с недоказанностью его вины, а с тем, что по делу не был установлен пистолет, с которым было совершено нападение, то есть отсутствовали объективные доказательства такого признака банды как вооруженность (т. 72 л.д. 82), в связи с чем, время создания банды установлено как в период января-февраля 2012 г. и последующее нападение на салон игровых автоматов 25-26 января 2012 г. уже было совершено в составе банды.

Такое изменение обвинения государственным обвинителем не ухудшило положение Кутузова и не нарушило его право на защиту, при том, что после выступления в прениях стороны обвинения стороне защиты было предоставлено время для подготовки к прениям.

Обвинительное заключение составлено в соответствие с требованиями ст. 220 УПК РФ, оно не препятствовало вынесению судом по делу решения, а имеющиеся неточности технического характера, о которых указывается в жалобе и дополнениях, не являлись основанием для возврата дела прокурору.

Заявленные в ходе судебного разбирательства ходатайства, в том числе и о вызове различных дополнительных свидетелей, разрешались судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона с заслушиванием мнений каждого из участников, решения по ним мотивированы, а отказ в удовлетворении того или иного ходатайства при соблюдении процедуры его разрешения не может свидетельствовать о необъективности и предвзятости.

Каких-либо противоречий, влияющих на выводы суда, приговор не содержит. На странице 7 указывается о боеприпасах к гладкоствольному огнестрельному оружию, и к неустановленным пистолетам, а на стр. 45 речь идет об отсутствии оснований для осуждения Кутузова за данные действия в силу того, что в первом случае ответственность за незаконный оборот таких боеприпасов не предусмотрена законом, а во втором - они не были обнаружены и экспертным путем не исследовались.

Таким образом, нарушений УПК РФ, влекущих отмену или изменение приговора, не допущено.

На основе совокупности исследованных доказательств по каждому из эпизодов преступных деяний судом правильно установлено, что Кутузов 12 января 2012 г. организовал нападение на магазин «Продукты» ООО « », для чего привлек ранее осужденного другим приговором К в качестве исполнителя, содействовал совершению данного преступления советами и указаниями, предоставлением информации рассказав К о магазине, времени работы, наличии охраны предоставил средства и орудие преступления - пуховик, медицинскую маску, перчатки, пистолет, заранее обещал скрыть К в оговоренном месте. При этом, передавая ему неустановленный пистолет допускал возможность его применения. В процессе нападения действительно К был произведен выстрел из пистолета.

Он же в ночь с 13 на 14 февраля 2012 г. самостоятельно открыто похитил телефон О

Кроме того, Кутузов в целях нападения на граждан и организаций для хищения чужого имущества создал устойчивую вооруженную группу (банду) и руководил ею.

С целью вооружения банды он приискал гладкоствольное одноствольное огнестрельное оружие, изготовленное путем укорачивания ствола и ложа, травматические патроны к нему и два пистолета, хранил их на территории г. в квартирах, расположенных по адресам г. ул. д. кв. , м-он , д. кв. и м-н

д.

Для сокрытия следов преступлений, конспирации и исключения возможности опознания участников банды Кутузов предоставлял участникам нападений средства маскировки - однотипные пуховики с капюшонами, медицинские маски.

Для мобильности банды Кутузов привлек своих знакомых Мышкова Волощука, Арсентьева, у которых находились в пользование автомобили.

Осуществляя руководство бандой, Кутузов распределял роли, согласно которым он обеспечивал участников нападений оружием, предоставлял им информацию, подыскивал водителей с транспортными средствами, а также принимал непосредственное участие в некоторых нападениях.

Созданная им вооруженная группа из ранее осужденных другим приговором К и Г была сплоченна, имела общие цели нападений для совершения корыстных преступлений, все нападения совершались практически по одной и той же схеме, в процессе нападений похищались только денежные средства, которые в последствии Кутузов распределял между участниками. Объекты для нападений выбирались таким образом, чтобы в них было наименьшее количество персонала, охраны, нападения осуществлялись практически или перед закрытием магазинов, или в более позднее время. Нападения были внезапными, скоротечными.

Созданная банда отличалась высоким уровнем организованности, а Кутузов как ее руководитель поддерживался участниками банды которые выполняли его указания, действовали в соответствие с разработанными им планами и признавали его действия по распределению похищенных денег.

Действуя в составе банды, то есть устойчивой вооруженной группы Кутузов совершил разбойные нападения: 25-26 января 2012 г. на салон игровых автоматов в г. , 6 февраля 2012 г. на магазин ИП « » в микрорайоне 24 февраля 2012 г. на магазин № 6 ООО « », 25- 26 февраля 2012 г. повторно на салон игровых автоматов, 26 февраля 2012 г. на супермаркет « », 9 апреля 2012 г. на магазин ООО « » в г.

В процессе указанных нападений применялись неустановленный пистолет и один и тот же обрез, признанный огнестрельным оружием.

При нападениях на магазин «Продукты» ООО « », магазин ООО « », второго нападения на салон игровых автоматов, на магазин « ООО « » производились выстрелы из неустановленного пистолета и обреза, наносились удары, при этом в процессе второго нападения на салон игровых автоматов стреляли не просто в воздух, а уже непосредственно в охранника, в связи с чем, суд правильно установил что нападения совершались с применением оружия, а по эпизоду нападения на магазин «Продукты» ООО « 12 января 2012 г . - с применением предмета, используемого в качестве оружия, а доводы Кутузова об обратном Судебная коллегия расценивает как несостоятельные.

Тот факт, что сам он непосредственно не принимал участие в некоторых нападениях, не влияет на сделанную судом оценку его действий, поскольку нападения были совершены организованной группой, которой руководил Кутузов. При этом он предоставлял информацию, оружие и одежду, был осведомлен о каждом из совершенных нападений, получал и распределял похищенные денежные средства.

Привлечение к нападениям лиц, не являющихся участниками банды, «разный» как он указывает, состав участников нападений, не опровергает выводы суда об устойчивости и сплоченности банды и лишь свидетельствует о криминальной направленности созданной вооруженной группы, их стремлении и готовности при любой возможности совершать корыстные преступления.

Не опровергает выводы суда о наличии банды, руководящей роли в ней Кутузова, и тот факт, что информацию о магазине в м-не

собрал не Кутузов, а К который вовлек К , предложение о втором нападении на салон игровых автоматов исходило от Волощука, неосведомленного о деятельности банды, а также то, что перед нападением в г. К самостоятельно занимался поиском водителя, поскольку, как установлено судом К делал это по поручению Кутузова, а нападение на салон игровых автоматов было совершено участниками банды сразу после отказа от нападения на ресторан « » из-за большого количества посторонних лиц рядом. Данное обстоятельство, как правильно отмечено судом, свидетельствовало о высокой готовности членов банды совершать преступления корыстной направленности.

С учетом этого действия Кутузова по каждому из эпизодов разбойных нападений и действий, связанных с незаконным оборотом огнестрельного оружия судом квалифицированы правильно.

Его роль в содеянном, конкретные действия по каждому из эпизодов установлены и указаны в приговоре. Все квалифицирующие признаки по каждому из нападений мотивированы.

Психическое состояние Кутузова судом изучено полно и объективно.

В ходе предварительного расследования в отношении него проводилась амбулаторная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза.

Согласно выводам экспертов, Кутузов каким-либо хроническим психическим расстройством, временным психическим расстройством слабоумием, а также иным болезненным состоянием психики не страдал и не страдает, не обнаруживал и признаков какого-либо временного психического расстройства, мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. К его индивидуально-психологическим особенностям относятся устойчивость интересов, практичность, трезвость взглядов на жизнь, стремление к опоре на собственный опыт, активность личностной позиции усиливающаяся при противодействии внешних сил, в межличностных контактах у него проявляется чувство соперничества соревновательности, стремление к отстаиванию престижной роли в референтной группе, ему присущи лидерские качества, повышенной внушаемости, робости, подчиняемости, слабых волевых качеств не выявлено (т. 22 л.д.72-78).

Экспертное заключение соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ является научно-обоснованным, полным и объективным, исследование проведено комиссией профессиональных экспертов, в компетенции которых сомнений не имеется. При этом учитывались как сведения содержащиеся в медицинских документах и в личном деле из СИЗО, так и данные при непосредственном общении с Кутузовым.

С учетом выводов экспертов, адекватного поведения осужденного в ходе судебного заседания суд обоснованно признал Кутузова вменяемым.

При этом объем предъявленного обвинения на момент исследования сведения о его поведении в период содержания под стражей в СИЗО не влияют на выводы экспертов.

При назначении наказания Кутузову суд правильно принял во внимание все обстоятельства, влияющие на разрешение данного вопроса в том числе, характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, относящихся к особо тяжким, тяжким и средней тяжести смягчающих наказание обстоятельств, данных о личности, влияния назначаемого наказания на осужденного и условия жизни его семьи.

При этом судом приняты во внимание все известные сведения о состоянии здоровья Кутузова на момент принятия решения, в том числе и те, на которые Кутузов ссылается в жалобе, в частности, выявленная у него гипертония. Иные заболевания, отмеченные в приложенной к дополнениям справке, не влияют на справедливость назначенного ему наказания, которое как за каждое из совершенных преступлений, так и по их совокупности, не является максимальным.

Основания отчисления Кутузова с места обучения не влияют на оценку суда его данных о личности.

Каких-либо исключительных обстоятельств, дающих основание для применения положений ст. 64 УК РФ, как и оснований для назначения наказания с применением ст. 73 УК РФ, оснований для изменения категорий совершенных преступлений, судом не установлено. Не находит таких обстоятельств и Судебная коллегия.

Назначение дополнительного наказания в виде ограничения свободы мотивировано и обосновано.

При назначении наказания Арсентьеву судом также приняты во внимание все значимые обстоятельства, влияющие на разрешение данного вопроса. Наказание ему назначено с применением ст. 73 УК РФ, то есть в виде условного осуждения к лишению свободы, является справедливым и не оспаривается осужденным.

Вопрос о процессуальных издержках за участие адвокатов при производстве предварительного расследования, в судебных заседаниях и их взыскании с осужденных Кутузова и Арсентьева судом разрешен в соответствие с требованиями ст.ст. 131 и 132 УПК РФ.

Оба от услуг адвокатов не отказывались, являются трудоспособными имеют молодой возраст, Арсентьев осужден к условной мере наказания а Кутузов хоть и к лишению свободы, но на определенный срок заболеваний, препятствующих трудоустройству, не имеют.

В этой связи суд правильно не усмотрел оснований для полного освобождения обоих от уплаты процессуальных издержек. Вместе с тем наличие у Кутузова детей, роль каждого в содеянном, их имущественное положение приняты во внимание и послужили основанием для уменьшения размера подлежащих взысканию данного вида процессуальных издержек. Оснований для полного освобождения обоих от уплаты процессуальных издержек Судебная коллегия не усматривает.

Копия протоколов судебных заседаний, в том числе и в порядке предварительного слушания, были вручены Кутузову (т. 74 л.д. 13), а аудиозапись судебного заседания в порядке ч. 5 ст. 259 УПК РФ, вопреки доводам Кутузова, не осуществлялась.

Замечания Кутузова на протокол судебного заседания рассмотрены в установленном законом порядке, вынесены соответствующие постановления (т. 74 л.д. 21-22, 27 и от 31 августа 2016 г.), правильность принятого решения сомнений не вызывает.

Таким образом, жалобы осужденных Кутузова и Арсентьева удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Иркутского областного суда от 6 июня 2016 года в отношении Кутузова Р В и Арсентьева С Е оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Кутузова Р.В. и Арсентьева СЕ. - без удовлетворения.

Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 204 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта