Информация

Решение Верховного суда: Определение N 20-О13-4 от 11.03.2013 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №_20-013-4

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 11 марта 2013 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Ворожцова С.А судей Истоминой Г.Н. и Шмаленюка СИ при секретаре Вершило А.Н рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Меджидова И.Г., Шапиева А.М., Давыдова МП., Мусаева М.Ч. и защитников осужденных Султанова М.З., Алигаджиевой Х.Ш., Магомедова Д.М., Дибирова Д.Ш. на приговор Верховного суда Республики Дагестан от 6 ноября 2012 года, которым

Шапиев А М,

несудимый осужден к лишению свободы - по ч. 1 ст. 209 УК РФ в редакции законов от 08.12. 2003 г. № 162-ФЗ, от 27.12. 2009 г. № 377-ФЗ на 10 лет со штрафом в размере 100 тыс. руб. с ограничением свободы сроком на 1 год;

1

- по ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (по эпизоду поджога кафе « » 27 июля 2010 года) на 2 года и 6 месяцев; - по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ в редакции законов от 21.07. 2004 г. № 73-ФЗ от 27.12. 2009 г. № 377-ФЗ (по эпизоду убийства И 27. 07. 2010 года) на 14 лет с ограничением свободы сроком на 1 год; - по ч. 1 ст. 222 УК РФ в редакции закона от 21.07.2004 года № 73-ФЗ (по эпизоду незаконного хранения и ношения пистолета, использованного для убийства И - на 2 года со штрафом в размере 30 тыс. рублей; - по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (по эпизоду покушения на поджог экскаваторов) на 1 год и 6 месяцев; - по ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (по эпизоду поджога магазина « 1 декабря 2010 года) на 2 года и 6 месяцев; - по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ в редакции закона от 07.03. 2011 г. № 26-ФЗ (по эпизоду причинения тяжкого вреда здоровью Г при поджоге магазина « ») на 6 лет с ограничением свободы на 1 год; - по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ в редакции закона от 27.12.2009 г. № 377-ФЗ (по эпизоду разбоя на М в декабре 2010 года) на 9 лет со штрафом в размере 50 тыс. руб. и с ограничением свободы на 1 год; - по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ в редакции закона от 27.12.2009 г. № 377-ФЗ (по эпизоду разбоя на М 14 декабря 2010 года) на 9 лет со штрафом в размере 50 тыс. руб., с ограничением свободы на 1 год; - по ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (по эпизоду поджога магазина 14 декабря 2010 года) на 3 года; - по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ в редакции закона от 27.12.2009 г. № 377-ФЗ (по эпизоду разбоя на М 21 декабря 2010 года) на 9 лет со штрафом в размере 50 тыс. руб., с ограничением свободы на 1 год; - по ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (по эпизоду поджога магазина « 21 декабря 2010 года) на 3 года; - по ч. 2 ст. 213 УК РФ в редакции закона от 07.12.2011 г. № 420 ФЗ (по эпизоду обстрела магазина « » 21 декабря 2010 года) на 2 года; - по ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ по эпизоду поджога кафе « » 4 января 2011 года) - на 3 года; - по ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (по эпизоду поджога кафе « 4 января 2011 года) - на 3 года; - по ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (по эпизоду поджога кафе « » 10 января 2011 года) на 3 года; - по ч. 4 ст. 111 УК РФ в редакции закона от 29.12. 2009 г. № 377 -ФЗ и от 07.03. 2011 г. № 26-ФЗ - (по эпизоду причинения тяжкого вреда здоровью К и Э в кафе 10.01.2011 г., от чего по несторожности наступила смерть последнего) на 8 лет с ограничением свободы на 1 год;

2

- по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ (по эпизоду причинения средней тяжести вреда здоровью О в кафе « » 10.01. 2011 г.) на 2 года; - по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ в редакции закона от 21.07. 2004 г. №211-ФЗ от 27.12. 2009 г. № 377-ФЗ (по эпизоду убийства М 24 января 2011 года) на 16 лет с ограничением свободы на 1 год и 6 месяцев; - по ч. 3 ст. 222 УК РФ в редакции закона от 25.06.1998 г. № 92- ФЗ на 6 лет; - по ч. 3 ст. 223 УК РФ в редакции закона от 25.06.1998 г. № 92- ФЗ на 6 лет.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено Шапиеву А.М. 22 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 160 тыс. рублей с ограничением свободы на 2 года, в течение которого ему запрещено выезжать за пределы муниципального округа « , менять постоянное место жительства без согласия специализированного органа, осуществляющего надзор за осужденными, с возложением обязанности являться на регистрацию в названный орган 2 раза в месяц.

По предъявленному обвинению в совершении преступлений предусмотренных ч. 3 ст. 127 УК РФ (эпизод о незаконном лишении свободы сторожа Б в сентябре-октябре 2010 года), ч. 1 ст. 167 УК РФ (эпизод об умышленном уничтожении имущества Г в сентябре октябре 2010 года), по ч. 1 ст. 119 УК РФ (эпизод об угрозе убийством в кафе»

27 июля 2010 года Шапиев А.М. оправдан за непричастностью к совершению преступления на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Меджидов И Г

несудимый осужден к лишению свободы - по ч. 1 ст. 209 УК РФ в редакции законов от 08.12. 2003 г. № 162-ФЗ, от 27.12. 2009 г. № 377-ФЗ (эпизод руководства устойчивой вооруженной группой (бандой) на 10 лет со штрафом в размере 100 тыс. руб., с ограничением свободы сроком на 1 год; - по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (эпизоду покушения на поджог экскаваторов) на 1 год 6 месяцев; - по ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (эпизод поджога магазина « 1 декабря 2010 года) на 2 года 6 месяцев; - по ч. 3 ст. 222 УК РФ в редакции закона от 25.06.1998 г. № 92- ФЗ на 6 лет;

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 100 тыс. рублей, с ограничением свободы на 2 года, в течение которого ему запрещено выезжать за пределы муниципального округа « », менять постоянное место жительства без

3

согласия специализированного органа, осуществляющего надзор за осужденными, с возложением обязанности являться на регистрацию в названный орган 2 раза в месяц.

По предъявленному обвинению в совершении преступлений предусмотренных ч. 3 ст. 127 УК РФ (эпизод о незаконном лишении свободы сторожа Б в сентябре-октябре 2010 года), ч. 1 ст. 167 УК РФ (эпизод об умышленном уничтожении имущества Г в сентябре октябре 2010 года), п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ (эпизод причинения при поджоге магазина » тяжкого вреда здоровью Г и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (эпизод об умышленном причинении смерти М Меджидов И.Г. оправдан за непричастностью к совершению преступления на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

За ним признать право на частичную реабилитацию.

Магомедов А А

судимый

8 мая 2009 г. по ч.2 ст. 161 УКРФ к4 годам лишения свободы

условно с испытательным сроком на 3 года осужден к лишению свободы - по ч. 2 ст. 209 УК РФ в редакции законов от 08.12. 2003 г. № 162-ФЗ, М2. 2009 г. № 377-ФЗ (эпизод участия в банде и в совершаемых ею нападениях на 9 лет со штрафом в размере 90 тыс. руб. с ограничением свободы сроком на 1 год; - по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 № 420-ФЗ (по эпизоду покушения на поджог экскаваторов) на 1 год 6 месяцев; - по ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ эпизод поджога магазина « 1 декабря 2010 года) на 2 года 6 месяцев; - по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ в редакции закона от 07.03. 2011 г. № 26-(по эпизоду причинения тяжкого вреда здоровью Г при поджоге магазина ») на 6 лет с ограничением свободы на 1 год; - по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ в редакции закона от 27.12.2009 г. № 377-ФЗ (эпизод разбоя на М 14 декабря 2010 года) на 9 лет со штрафом в размере 50 тыс. руб., с ограничением свободы на 1 год; - по ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (по эпизоду поджога магазина « 14 декабря 2010 года) на 3 года; - по п.«а» ч. 4 ст. 162 УК РФ в редакции закона от 27.12.2009 г. № 377-ФЗ (эпизод разбоя на М 21 декабря 2010 года) 9 лет со штрафом в размере 50 тыс. руб., с ограничением свободы на 1 год; - по ч. 2 ст. 167 УК РФ РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (эпизоду поджога магазина « 21 декабря 2010 года) на 3 года;

4

- по ч. 2 ст. 213 УК РФ в редакции закона от 07.12.2011 г. № 420 ФЗ (эпизод обстрела магазина « 21 декабря 2010 года) на 2 года; - по ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (эпизод поджога кафе « 4 января 2011 года) - на 3 года; - по ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (эпизод поджога кафе » 4 января 2011 года) 3 года; - по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции закона от 25.06.1998 г. № 92- ФЗ) на 6 лет; - по ч. 3 ст. 223 УК РФ в редакции закона от 25.06.1998 г. № 92- ФЗ 6 лет.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 130 тысяч рублей, с ограничением свободы на 2 года, в течение которого ему запрещено выезжать за пределы муниципального округа « », менять постоянное место жительства без согласия специализированного органа, осуществляющего надзор за осужденными и с возложением обязанности являться на регистрацию в названный орган 2 раза в месяц.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение Магомедова А.А по приговору Кировского района г. Махачкала от 08 мая 2009 года отменено и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения наказания, неотбытого по предыдущему приговору в виде одного года лишения свободы окончательно назначен 18 лет лишения свободы со штрафом в размере 130 тыс. рублей, с ограничением свободы на 2 года, в течение которого ему запрещено выезжать за пределы муниципального округа », менять постоянное место жительства без согласия специализированного органа, осуществляющего надзор за осужденными и с возложением обязанности являться на регистрацию в названный орган 2 раза в месяц.

По предъявленному обвинению в совершении преступлений предусмотренных ч. 3 ст. 127 УК РФ (эпизод о незаконном лишении свободы сторожа Б в сентябре 2010 года), ч. 1 ст. 167 УК РФ (эпизод об умышленном уничтожении имущества Г в сентябре - октябре 2010 года) за Магомедов А.А. оправдан за непричастностью к совершению преступления на основании п. 2 ч. 2 ст. ПК РФ.

За ним признано право на частичную реабилитацию.

Султанов А М,

несудимый осужден к лишению свободы - по ч. 2 ст. 209 УК РФ в редакции законов от 08.12. 2003 г. № 162-ФЗ, от 27.12. 2009 г. № 377-ФЗ (по эпизоду участия в банде и в совершаемых ею

5

нападениях) на 9 лет со штрафом в размере 90 тыс. руб. с ограничением свободы сроком на 1 год; - по ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (эпизод поджога кафе « 27 июля 2010 года) на 3 года; - по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (эпизод покушения на поджог экскаваторов) на 1 год 6 месяцев; - по ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (эпизод поджога магазина « 1 декабря 2010 года) на 2 года 6 месяцев; - по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ в редакции закона от 07.03. 2011 г. № 26-ФЗ (эпизод причинения тяжкого вреда здоровью Г при поджоге магазина « ») на 7 лет с ограничением свободы на 1 год; - по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ в редакции закона от 27.12.2009 г. № 377-ФЗ (эпизод разбоя на М 21 декабря 2010 года)_ на 9 лет со штрафом в размере 50 тыс. руб., с ограничением свободы на 1 год; - по ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (эпизод поджога магазина » 21 декабря 2010 года) на 3 года; - по ч. 2 ст. 213 УК РФ в редакции закона от 07.12.2011 г. № 420 ФЗ (эпизод обстрела магазина « 21 декабря 2010 года) на 2 года; - по ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (эпизод поджога кафе « 4 января 2011 года) на 3 года; - по ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (эпизод поджога кафе « 4 января 2011 года) на 3 года; - по ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (эпизод поджога кафе « » 10 января 2011 года) на 3 года; - по ч. 4 ст. 111 УК РФ в редакции закона от 29.12. 2009 г. № 377-ФЗ и от 07.03. 2011 г. № 26-ФЗ (эпизод причинения тяжкого вреда здоровью С и Э в кафе » 10.01.2011 г., от чего по несторожности наступила смерть последнего) на 8 лет с ограничением свободы на 1 год; - по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ (эпизод причинения средней тяжести вреда здоровью О в кафе « 10.01. 2011 г.) на 2 года; - по ч. 3 ст. 222 УК РФ в редакции закона от 25.06.1998 г. № 92- ФЗ на 6 лет.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Султанову А.М. 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 120 тыс. рублей, с ограничением свободы на 2 года, в течение которого ему запретить выезжать за пределы муниципального округа « », менять постоянное место жительства без согласия специализированного органа, осуществляющего надзор за осужденными и с возложением обязанности являться на регистрацию в названный орган 2 раза в месяц.

По предъявленному обвинению в совершении преступлений предусмотренных ч. 3 ст. 127 УК РФ (эпизод о незаконном лишении свободы сторожа Б в сентябре-октябре 2010 года), ч. 1 ст. 167 УК РФ (эпизод об умышленном уничтожении имущества Г в сентябре -

6

октябре 2010 года), ч. 1 ст. 119 УК РФ (эпизод об угрозе убийством в кафе « в июле 2010 года, п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (эпизод разбоя в отношении М в середине декабря 2010 года) Султанова А.М оправдан за непричастностью его к совершению преступлений на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

За ним признано право на частичную реабилитацию.

Давыдов М П

несудимый осужден к лишению свободы - по ч. 2 ст. 209 УК РФ в редакции законов от 08.12. 2003 г. № 162-ФЗ, от 27.12. 2009 г. № 377-ФЗ (эпизод участия в банде) на 9 лет со штрафом в размере 90 тыс. руб. с ограничением свободы сроком на 1 год; - по ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (эпизод поджога кафе « » 12 июля 2010 года) на 2 года; - по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (эпизод покушения на поджог экскаваторов) на 1 год и 6 месяцев; - по ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (эпизод поджога магазина « 1 декабря 2010 года) на 2 года 6 месяцев; - по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ редакции закона от 07.03. 2011 г. № 26-ФЗ (эпизод причинения тяжкого вреда здоровью Г при поджоге магазина ») на 6 лет с ограничением свободы на 1 год; - по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ в редакции закона от 27.12.2009 г. № 377-ФЗ (эпизод разбоя на М в декабре 2010 года) на 9 лет со штрафом в размере 50 тыс. руб. и с ограничением свободы на 1 год; - по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ в редакции закона от 27.12.2009 г. № 377-ФЗ (эпизод разбоя на М 14 декабря 2010 года) на 9 лет лишения свободы со штрафом в размере 50 тыс. руб., с ограничением свободы на 1 год; - по ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (эпизод поджога магазина « 14 декабря 2010 года) на 3 года; - по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ в редакции закона от 27.12.2009 г. № 377-ФЗ (эпизод разбоя на М 21 декабря 2010 года) на 9 лет со штрафом в размере 50 тыс. руб., с ограничением свободы на 1 год; - по ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (эпизод поджога магазина « 21 декабря 2010 года) на 3 года; - по ч. 2 ст. 213 УК РФ в редакции закона от 07.12.2011 г. № 420 ФЗ (эпизод обстрела магазина « » 21 декабря 2010 года) на 2 года; - по ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (эпизод поджога кафе « » 4 января 2011 года) на 3 года; -по ч. 2 ст. 167 УКРФвредакциизаконаот07.12. 2011 года № 420-ФЗ (эпизод поджога кафе 4 января 2011 года) на 3 года; - по ч. 2 ст. 167 УК РФ в редакции закона от 07.12. 2011 года № 420-ФЗ (эпизод поджога кафе « 10 января 2011 года) на 3 года;

7

- по ч. 4 ст. 111 УК РФ в редакции закона от 29.12. 2009 г. № 377 -ФЗ и от 07.03. 2011 г. № 26-ФЗ (эпизод причинения тяжкого вреда здоровью К и Э в кафе « 10.01.2011 г., от чего по неосторожности наступила смерть последнего) на 8 лет с ограничением свободы на 1 год; - по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ (эпизод причинения средней тяжести вреда здоровью О в кафе 10.01. 2011 г.) на 2 года; - по ч. 3 ст. 222 УК РФ в редакции закона от 25.06.1998 г. № 92- ФЗ на 6 лет; - по ч. 3 ст. 223 УК РФ в редакции закона от 25.06.1998 г. № 92- ФЗ на 6 лет.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Давыдову М.П. 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 130 тыс. рублей, с ограничением свободы на 2 года, в течение которого ему запрещено выезжать за пределы муниципального округа « , менять постоянное место жительства без согласия специализированного органа, осуществляющего надзор за осужденными и возложена обязанность являться на регистрацию в названный орган 2 раза в месяц.

По предъявленному обвинению в совершении преступлений предусмотренных ч. 3 ст. 127 УК РФ (эпизод о незаконном лишении свободы сторожа Б в сентябре-октябре 2010 года), ч. 1 ст. 167 УК РФ (эпизод об умышленном уничтожении имущества Г в сентябре - октябре 2010 года), ч. 1 ст. 222 УК РФ (эпизод о незаконном приобретении и хранении гранат и запала) Давыдова М.П. оправдан за непричастностью к совершению преступлений на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

За ним признано право на частичную реабилитацию.

Мусаев М Ч,

судимый

21 января 2011 г. по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 2 годам лишения

свободы условно с испытательным сроком на 2 года осужден к лишению свободы - по ч. 2 ст. 222 УК РФ в редакции закона от 08.12. 2003 г. № 162- ФЗ- в виде лишения свободы на 3 года; - по ч. 2 ст. 223 УК РФ в редакции закона от 08.12. 2003 г. № 162- ФЗ на 3 года.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 4 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение Мусаева М.Ч. по приговору Кировского районного суда г. Махачкала от 21 января 2011 года отменено и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров неотбытое наказание один год лишения свободы частично присоединено к

8

вновь назначенному и окончательно назначить Мусаеву М.Ч. 5 (пять) лет лишения свободы с в исправительной колонии общего режима.

По предъявленному обвинению в совершении преступления предусмотренного ч. 2 ст. 208 УК РФ Мусаев М.Ч. оправдан за непричастностью его к совершению преступления на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

За ним признано право на частичную реабилитацию.

Постановлено взыскать солидарно: - с Шапиева А М , Магомедова А А Султанова А М Давыдова М П в пользу владельца магазина Г в счет возмещения причиненного ущерба руб;

- с Шапиева А М , Магомедова А Султанова А М Давыдова М П в пользу арендатора кафе »Ч в счет возмещения причиненного ущерба ) руб.; - с Шапиева А М , Магомедова А А Султанова А М , Давыдова М П в пользу арендатора кафе М в счет возмещения причиненного ущерба руб.; - с Шапиева А М , Султанова А М , Давыдова М П в пользу М в счет возмещения причиненного ущерба ( ) руб. - с Давыдова М П в пользу арендатора кафе И в счет возмещения причиненного ущерба

( ) руб.

Заслушав доклад судьи Истоминой Т.Н., объяснения осужденных Давыдова М.П., Шапиева А.М., Мусаева М.Ч., защитников осужденных адвокатов Султанова М.З., Алигаджиевой Х.Ш., Дибирова Д.Ш., Урсола А.Л., Баранова А.А., Шаповаловой Н.Ю., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Абрамовой Е.Н. полагавшей оставить приговор без изменения, судебная коллегия

установила:

В кассационной жалобе адвокат Алигаджиева Х.Ш. в интересах осужденного Меджидова И.Г. считает приговор незаконным необоснованным ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, нарушений уголовно-процессуального закона.

9

Полагает, что по делу вынесено два приговора, поскольку копия выданного ей приговора по содержанию не соответствует копии приговора выданной ее подзащитному. Суд не вправе вносить изменения в приговор после выхода из совещательной комнаты.

Считает обвинительное заключение незаконным, поскольку оно составлено на основании признанного постановлением Советского районного суда от 15.03.2012 года незаконным постановления заместителя прокурора Никитина К В . о возвращении дела следователю для дополнительного расследования от 12.01.2012 года, в котором были даны указания о возбуждении невозбужденных уголовных дел, а также существенно дополнено обвинение.

Указывает, что обвинительное заключение не соответствует предъявленному обвинению, обращает внимание на отсутствие законного постановления о предъявлении обвинения, поскольку обвинение предъявлено на основании постановления о возбуждении уголовного дела и принятия его к производству от 07.02.2012 года.

Полагает, что подзащитный был лишен своего права на рассмотрение дела с участием суда присяжных заседателей, поскольку обвинение по ч. 1 ст. 208 УК РФ необоснованно было предъявлено без возбуждения уголовного дела, тем самым нарушено право Меджидова И.Г. на защиту.

Указывает, что подсудимым Мусаевым в последнем слове было заявлено о необходимости возобновления судебного следствия ввиду новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела и возвращении дела прокурору по изложенным выше основаниям. Однако суд первой инстанции в нарушение закона не дал оценку приведенным существенным неустранимым нарушениям.

Все судебное следствие велось с обвинительным уклоном, в частности не принимались ходатайства защиты, поданные, в том числе в письменном виде и не приобщались к материалам дела, дабы не разрешать их. Нарушался принцип состязательности сторон и право на защиту.

В нарушение ст. 304 УПК РФ во вводной части приговора не указаны данные о гособвинителе, о защитниках, о личности подсудимого имеющие значение для уголовного дела. Таким образом, приговор содержит недостоверные сведения, суд не установил личности подсудимых в полной мере, что говорит о его незаконности.

Как указано во вводной части приговора, Шапиев обвиняется в 24 эпизодах преступлений, в том числе и по ч. 1 ст. 208 УК РФ, а в резолютивной части суд разрешил вопрос по 24 эпизодам без учета обвинения по ч. 1 ст. 208 УК РФ. Во вводной части указаны 2 эпизода по ч. 4 ст. 162 УК РФ, а в резолютивной части Шапиев осужден по трем эпизодам ч. 4 ст. 162 УК РФ. Не указана судом и часть статьи 119 УК РФ, по которой Шапиев оправдан.

10

В нарушение ч. 3 ст. 304 УПК РФ во вводной части не указаны сведения о гражданских истцах, однако в резолютивной части указано, что разрешены иски гражданских истцов по делу.

В приговоре не указано, на основании каких доказательств суд обосновывает свои выводы о необходимости удовлетворения гражданских исков. Материалы дела не содержат и обвинением не представлено, какие либо доказательства в обоснование размера причиненного ущерба. Суммы удовлетворенных исков являются необоснованными.

В судебном заседании Меджидовым И.Г. было заявлено ходатайство в порядке ч. 2 ст. 49 УПК РФ о допуске наряду с защитником родственника Меджидова ХМ. Однако суд по незаконным основаниям безмотивно отклонил данное ходатайство.

В нарушение норм УПК РФ судом при постановлении приговора не разрешены вопросы, указанные в п. 1-7 ч.1 ст. 299 УПК РФ в отношении подзащитного в отдельности, не определена роль и степень участия в каждом из вмененных деяний. Выводы суда в отношении Меджидова И.Г переплетены с выводами и с фабулой обвинения в отношении других подсудимых.

В нарушение ст. 302, 307 УПК РФ не установлен объект преступления по эпизоду поджога магазина « Дело возбуждено по поджогу гастронома », а предъявлено обвинение по поджогу гастронома « ».

В нарушение ст. 302, 307 УПК РФ по эпизоду не установлены время, обстоятельства совершения преступлений, не представлено доказательств самого существования экскаваторов, не установлен характер и размер вреда, якобы причиненного потерпевшим в результате умышленного уничтожения их имущества путем поджога, не установлены лица фактически принимавшие участие по данному эпизоду, то есть не установлено событие преступления.

Необоснованным и противоречивым является приговор и в части разрешения обвинения по ч. 3. ст. 222 УК РФ. Какое либо отношение причастность Меджидова к оружию не доказаны, следовательно, не доказана и его причастность к банде.

В нарушение норм УПК РФ суд в резолютивной части приговора в отношении Меджидова не указал, каким образом он разрешил вопрос по предъявленному обвинению по ч. 1 ст. 208 УК РФ, и в нарушение п. 5 ч. 1 ст. 306 УК РФ не разъяснил право на реабилитацию по ч. 1 ст. 208 УК РФ.

Указывает на противоречивость выводов суда, изложенных в приговоре.

Суд исключил из объема обвинения Шапиева и Меджидова их обвинение по ч. 1 ст. 208 УК РФ, а из обвинения Магомедова, Давыдова Султанова - обвинение по ч. 2 ст. 208 УК РФ, мотивируя свой вывод тем, что это обвинение предъявлено им излишне, что его содержание соответствует обвинении. По ч. 1 и 2 ст. 209 УК РФ. В то же время в отношении

11

С принято решение о правильной квалификации его действий по ч. 2 ст. 208 УК РФ и прекращении уголовного преследования на основании примечания к ч. 2 ст. 208 УК РФ.

По делу проведена проверка показаний Магомедова А.М. с выходом на место происшествия, которая записана на электронном носителе в виде видеодиска, приобщенного к материалам уголовного дела. Однако при просмотре его в суде на указанном видеодиске какие-либо записи не обнаружены, что фактически подтверждало доводы защиты о том, что их специально стерли, поскольку на них явно были видны следы побоев подсудимых.

По эпизоду в поселке « » суд указал, что в ходе следствия не осмотрены какие либо документы подтверждающие стоимость поврежденного имущества, что подтверждает доводы защиты о том, что не установлен объект преступления, без которого преступление не может быть признано таковым, что суд проигнорировал в приговоре.

Суд, имея факты, доказывающие доводы защиты о непричастности Меджидова И.Г. к совершению преступлений и фабрикации в отношении него обвинения вынес незаконный приговор.

Приговор суда основан только на противоречивых показаниях других обвиняемых, которые не согласуются между собой. Судом не дана оценка доводам защиты о фальсификации протоколов допроса Шапиева А.М которые являются недопустимыми доказательствами.

Утверждает, что Шапиев А.М., Давыдов П.М. и Магомедов А.М оговорили Меджидова.

Обвинением не приведено ни одной даты, места, времени обстоятельства совершения Меджидовым И.Г. преступлений, что лишило его возможности подтвердить свою невиновность, в том числе заявить об алиби.

Также суд не дал какой-либо оценки показаниям свидетелей защиты Суд при вынесении приговора осудил Меджидова И.Г., положив в основу только показания другого обвиняемого. Все остальные приведенные доказательства лишь подтверждают событие преступления, которое стороной защиты не оспариваются.

Просит отменить обвинительный приговор по ч.1 ст. 209 УК РФ (эпизод о руководстве устойчивой вооруженной группой бандой), ч.З ст.30 ч.2 ст. 167 УК РФ (эпизод покушения на поджог экскаваторов), ч. 2 ст. 167 УК РФ (эпизод поджога магазина « » 1 декабря 2010 года), ч. 3 ст. 222 УК РФ и направить уголовное дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии предварительного слушания.

В кассационной жалобе осужденный Меджидов И.Г., поддерживая доводы жалобы своего защитника, также указывает на то, что весь обвинительный приговор основан на одном единственном доказательстве показаниях Шапиева А.М.

12

Анализируя показания Шапиева, изложенные в протоколе его допроса от 16.03.2011 года в качестве обвиняемого, который продолжался 1 час 20 минут, отмечает, что этот протокол скопирован с протокола допроса Шапиева от 10.03.2011 г., который продолжался на протяжении пяти часов.

В материалах дела, а именно в т. 1 л.д. 105-114. имеется заверенная копия того же протокола допроса Шапиева А. от 10.03.2011 года, в которой исправлено время допроса с пяти до четырех часов.

Полагает, что протоколы допросов Шапиева в т .1 л.д. 81-90, в т.З л.д. 112-121 нельзя признать допустимыми доказательствами, так как они копируют друг друга и в нарушение ст. 187 УПК РФ длились более 4-х часов как это усматривается из заверенной копии протокола допроса Шапиева А. в качестве обвиняемого от 10.03.2011 г.

Судом этим доводам не дана какая-либо оценка, и на основании недопустимого доказательства вынесен обвинительный приговор.

Также судом не дана должная оценка протоколу допроса Шапиева А. в качестве подозреваемого от 28.02.2011 г. в т.6 л.д. 111-114, проведенного с 22 ч. 25 мин. по 23 ч. 50 мин., то есть в ночное время, и не содержащего сведений о том, почему допрос не терпит отлагательства. Полагает, что такие обстоятельства не имели места, что подтверждает само содержание протокола, но суд не дал оценку этим обстоятельствам, ограничившись указаниями на то, что была необходимость допроса.

Судом не дана какая-либо оценка многочисленным противоречиям, в показаниях Шапиева А.М., который оговорил его.

Сопоставляя показания Шапиева на допросе от 27.02.2011 года (т.6 л.д.47-50), с показаниями от 28 февраля 2011 года в качестве подозреваемого (т. 6 л.д.111-114), данными в ночное время, отмечает, что на первом допросе Шапив не упоминает его имя, в то время как на следующем допросе в противовес предыдущим показаниям Шапиев утверждает, что по его (Меджидова) указанию, он совершает преступления и приобретает оружие в связи с чем считает, что показания в ночное время получены с целью оговорить его.

В следующих показаниях в качестве обвиняемого от 09.03.2012 года Шапиев говорит, что полностью подтверждает показания данные именно 27.02.2011 года (том 7 л.д. 108-111), и не упоминает о показаниях данных им 28.02.2011 г. (в ночное время), что подтверждает, по его мнению, доводы Шапиева А. и защиты о том, что эти показания Шапиев А. не давал и не подписывал, что подтвердила и адвокат Музалева, пояснившая о том, что ночью никакие следственные действия с ее участием не проводились.

Подробно приводя показания Шапиева в качестве обвиняемого от 10 марта 2011года (том 1 л.д. 105-114, том 3 л.д.112-121), обращает внимание на наличие в них противоречий и отмечает, что суд на основании этих показаний пришел к выводу о его (Меджидова) невиновности в убийстве

13

Магомедова, но эти же показания Шапиева положил в основу обвинительного приговора в отношении него по другим эпизодам.

Показания Шапиева от 16 марта полностью слово в слово копируют показания от 10 марта, но судом и это проигнорировано.

Проигнорировал суд и противоречия в показаниях Шапиева от 23 марта 2011 года.

Чтобы связать его с вооруженным формированием и вооруженной группой показать его связь с оружием и доказать в этой части обвинение следствие представило доказательства таким образом, что он якобы давал деньги на покупку оружия Шапиеву, однако этот довод был полностью опровергнут в суде.

Суд оправдал его в этой части и признал, что он не имел никакого отношения к оружию найденному в доме у Х а также не имеет отношения к оружию использованному при убийстве М тем самым фактически признал его не имеющим отношения к оружию, но все же посчитал что он является руководителем банды и признал его виновным по эпизоду поджога магазина « » и по ч. 3 ст. 222 УК РФ, хотя нет ни одного доказательств, которые свидетельствуют о его причастности к оружию, использованному при поджоге магазина «

Судом дана избирательная оценка доказательствам.

Далее, подробно приводя содержание показаний Магомедова А на допросе в качестве подозреваемого от 27.02.2011 года, на дополнительных допросах в качестве подозреваемого от 28 февраля 2011 года, от 1 марта, 2 марта 2011 года, на допросе в качестве обвиняемого от 9 марта, 23 марта 2011 года, показания Давыдова М. на допросах от 3 марта, 11 марта, 23 марта, 20 апреля 2011 года обращает внимание на наличие в них противоречий относительно его (Меджидова) роли в совершении преступлений, а, следовательно, их невозможно положить в основу приговора, тем более, что от данных показаний все трое еще на предварительном следствии и в суде отказались. Давыдов и Магомедов А показали, что даже не знали его до своего задержания, и эти их показания ничем не опровергнуты, а наоборот подтверждаются материалами дела, но суд не дает им никакой оценки и не проводит никакой анализ.

Полагает, что обвинением не доказано, что он вообще имел какое либо отношение к НВФ, либо бандгруппе и к преступлениям, которые совершены в составе банд группы и НФВ. Не логичны выводы суда, который посчитав, что нет события преступления по эпизоду НВФ, признал его руководителем бандгруппы,

При проверке показаний на месте от 27.02.2011 г. по эпизоду на каменном карьере в поселке Магомедов А не упоминают его имени как участника этого преступления.

Согласно протоколу проверки показаний на месте с участием Шапиева А.М. от 27.03.2011 г. Шапиев А подробно показывает все места преступлений, в которых он и его соучастники принимали участие, но ни

14

разу не упоминает его имени и не показывает места, где он, якобы давал ему указания на совершение чего либо, места, где якобы он передавал ему оружие, (т. 6 л.д. 80-104) Считает, что данный протокол проверки показаний на месте подтверждает его доводы о непричастности к вмененным ему преступлениям.

Остальные доказательства приведенные судом в приговоре доказывают сам факт событий преступления, но не подтверждают его вину.

Единственным доказательством его виновности являются противоречивые непоследовательные показания Шапиева А.М., с которым у него были конфликтные отношения, из-за того, что он испортил его машину.

Указывает также на то, что во время следствия всю первую ночь его пытали и били, однако суд посчитал его доводы несостоятельными.

Просит отменить незаконный обвинительный приговор и прекратить уголовное дело в связи сего непричастностью к преступлениям, за которые он осужден.

В кассационной жалобе и дополнении к ней адвокат Султанов М.З. в защиту Магомедова А.А. указывает на незаконность, необоснованность приговора, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела и нарушения норм уголовно-процессуального закона.

Обвинительный приговор, по его мнению, основан лишь на первоначальных показаниях Магомедова А., полученных у него и других обвиняемых по данному уголовному делу на предварительном следствии.

Обращает также внимание на то, что постановлением заместителя прокурора РД Никитиным К.В. возвращено дело для дополнения предварительного следствия. Постановление зам. прокурора РД Никитина К.В. признано не законным, в связи с чем все последующие процессуальные действия следствия: постановление о возбуждении уголовного дела постановление о привлечении в качестве обвиняемого, предъявление обвинения, обвинительное заключение являются незаконными.. Обвинение Магомедову А. предъявлено на основании незаконного обвинительного заключения.

Полагает, что его подзащитный преднамеренно был лишен права на рассмотрение дела с участием суда присяжных заседателей, поскольку Меджидову и Шапиеву было предъявлено обвинение без возбуждения уголовного дела по ч. 1 ст. 208 УК РФ, в связи с чем Магомедов А. был лишен возможности заявить ходатайство о рассмотрении дела с участием суда присяжных заседателей, так как предъявление обвинения по ч. 1 ст. 208 УК РФ лишает всех обвиняемых права на судебное разбирательство с участием присяжных заседателей.

15

В нарушение ст. 302, 307 УПК РФ по эпизоду не установлены время, обстоятельства совершения преступлений, характер и размер вреда, якобы причиненного потерпевшим в результате умышленного уничтожения их имущества путем поджога, не установлены лица фактически принимавшие участие по данному эпизоду, то есть не установлено событие преступления.

В материалах дела отсутствуют протоколы осмотров экскаваторов, и места происшествия. Обвинением не представлены какие-либо доказательства фактического повреждения имущества, пореза гидравлического шланга и слива гидравлического масла, самого существования объектов преступления, то есть экскаваторов. В деле нет документов, подтверждающих собственника экскаваторов.

Судом в приговоре данным существенным нарушениям не дана какая либо оценка и постановлен необоснованный обвинительный приговор в этой части.

Полагает, что тщательная оценка этого эпизода более чем необходима поскольку именно Магомедов А.А., по мнению следствия, являлся ключевым лицом в данном эпизоде, так как ему лицо, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, якобы передало заказ на уничтожение экскаваторов, заплатило за это рублей вооружив Магомедова А.А. несколькими единицами огнестрельного оружия Это оружие послужило основанием предъявления ключевым обвинения по ст. 209 УК РФ. В отношении причастности к преступлению вышеуказанного лица, в отношении которого выделено уголовное дело, не установлено никаких доказательств, позволяющих считать его заказчиком этого преступления. Этот эпизод не нашел своего подтверждения. Вина Магомедова по нему ничем не доказана, кроме его первоначальных показаний, которые получены от него и других осужденных в результате применения к ним незаконных методов ведения следствия, от которых они отказались еще на стадии предварительного следствия и подтвердили свой отказ в ходе судебного разбирательства. Применение пыток к Магомедову А. доказано ответом на запрос из ИВС ГУВД г. , где отражены все повреждения, имеющиеся в момент поступления у Магомедова А.А обзорным снимком, имеющимся в протоколе проверки показаний на месте с участием Магомедова, на котором виден на лице у подозреваемого синяк под глазом. Также применение пыток подтверждается последовательными показаниями Магомедова А. в ходе судебного разбирательства и его показаниями, данными им в качестве обвиняемого, которые согласуются с показаниями данными другими подсудимыми в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства.

Судом не дана оценка тому, что ни один из потерпевших и свидетелей обвинения не дал показаний в ходе предварительного и судебного следствия которые в чем-либо изобличали Магомедова А.А.

16

В ходе судебного разбирательства судом не дана надлежащая оценка доводам защиты о недопустимости некоторых доказательств, а именно протокола проверки показаний на месте с участием его подзащитного, от 27.02.2011 года, заключения эксперта , от 10.08.2011 года, по результатам которого образцы почерка Магомедова А. и подсудимого Давыдова М.П., совпали с записями, имеющимися в блокнотах обнаруженных в ходе обысков у подсудимого Мусаева М.

Материалы в виде сравнительных образцов почерка были следователем представлены на экспертизу с нарушением закона, а именно ст. ст. 195 и 198 УПК РФ, потому что при назначении экспертизы по уголовному делу обвиняемые и их защитники не были ознакомлены с постановлением следователя о назначении экспертиз, им не была предоставлена возможность поставить перед экспертом ряд вопросов, имеющих существенное значение для дела, в дальнейшем при получении самого заключения эксперта, обвиняемые и их защитники также не были ознакомлены с результатами экспертизы.

Не опровергнуты и доводы защиты о недопустимости протокола проверки показаний на месте с участием Магомедова, потому что на обзорных снимках, сделанных в результате этого следственного действия отсутствует кто-либо кроме Магомедова. В протоколе проверки показаний на месте не зафиксировано на фото или видео ни одно из мест совершения преступления, а компакт диск, приобщенный к протоколу данного следственного действия, оказался абсолютно пустой. Помимо этого в протоколе нет подписи участника данного следственного действия специалиста Магомедова.

В приговоре не указано, на основании каких доказательств суд обосновывает свои выводы о необходимости удовлетворения гражданских исков. Суммы удовлетворенных исков являются, по его мнению, не обоснованными

Отмечает также, что копия приговора, врученная адвокату Алигаджиевой Х.Ш. отличается от полученной им копии приговора.

В резолютивной части приговора, врученного А в отличие от полученной им не указано, по какой именно части ст. 119 УК РФ оправдан С

Просит приговор отменить, направить уголовное дело в суд первой инстанции со стадии предварительного слушания.

В кассационной жалобе адвокат Магомедов Д.М. в защиту Мусаева указывает на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре фактическим обстоятельствам дела, нарушения норм уголовно процессуального закона, не раскрывая, в чем конкретно выразились эти нарушения. Судом допущены многочисленные нарушения закона, которые по его мнению, влекут отмену приговора.

17

На основании признанного незаконным постановления заместителя прокурора Республики Дагестан в отношении Мусаева возбуждены уголовные дела и предъявлено обвинение, по которому он признан виновным, что является незаконным.

Просит приговор отменить и уголовное дело в отношении Мусаева прекратить.

Об этом же ставит вопрос в своей кассационной жалобе осужденный Мусаев М.Ч.

Считает, что уголовное дело в отношении него рассмотрено с обвинительным уклоном, с грубым нарушением закона. Стороной обвинения не доказана его причастность к изготовлению взрывчатых веществ, не установлено само событие этого преступления. Он не обладает элементарными знаниями химии, физики, не проходил военную подготовку а потому не мог изготовить взрывчатые вещества. В его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 223 УК РФ.

Он изначально был поставлен в условия, когда должен был доказывать свою невиновность. Суд не указал в приговоре, по каким основаниям он принял доказательства обвинения, а его доводы отверг.

В связи с незаконным предъявлением ему обвинения по ст. 208 УК РФ он был лишен права на рассмотрение дела с участием присяжных заседателей.

Считает, что приговор подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение с участием присяжных заседателей.

В кассационной жалобе адвокат Дибиров Д.Ш. в защиту Султанова указывает на незаконность и необоснованность приговора, вынесенного с грубыми нарушениями закона.

В основу доказательственной базы положены показания Шапиева Давыдова и Магомедова А., которые ничем не подтверждаются и противоречат друг другу.

Приводя показания Шапиева и Давыдова, обращает внимание на наличие в них противоречий по эпизоду проникновения на территорию карьера в пос. относительно количества нападавших, источника получения оружия, даты преступления, по поджогу магазина относительно времени совершения преступления и роли Шапиева, по эпизоду поджога магазина в районе « - относительно роли Шапиева и Давыдова и Султанова.

Согласно показаний Шапиева, Султанов якобы участвовал в группе, а по показаниям Давыдова - нет.

Все остальные доказательства подтверждают лишь событие преступления.

Обращает также внимание на противоречивость приговора. Судом не разрешены вопросы по поводу незаконного вменения Султанова ч. 2 ст. 208

18

УК РФ. Суд проигнорировал довод защиты о том, что уголовное дело по данной статье было возбуждено на основании признанного незаконным постановления заместителя прокурора РД Никитина К.В. Кроме того обвинение по данной статье предъявлено Султанову для того, чтобы лишить его права на рассмотрение дела с участием присяжных заседателей.

В выводах суда о причастности подсудимых к незаконному вооруженному формированию имеются противоречия. Суд из объема обвинения Шапиева и Меджидова исключил обвинение по ч. 1 ст. 208 УК РФ, а из объема обвинения Магомедова, Давыдова и Султанова - обвинение по ч. 2 ст. 208 УК РФ, мотивируя свой вывод тем, что обвинение по данным статьям предъявлено излишне, что оно полностью соответствует содержанию обвинения подсудимых по ч. 1 и ч.2 т. 209 УК РФ.

В то же время суд признает доказанным участие С в незаконном вооруженном формировании и на основании примечания к статье 208 УК РФ прекращает в отношении него уголовное дело.

Таким образом в отношении одних подсудимых суд признал недоказанным событие преступления, предусмотренного ч. 1 и ч. 2 ст. 208 УК РФ, в отношении другого подсудимого признал доказанным событие этого преступления.

В резолютивной части приговора в отношении Султанова суд не указал, каким образом разрешен вопрос по обвинению по ч. 2 ст. 208 УК РФ и не разъяснил ему право на реабилитацию.

Считает незаконным обвинительное заключение в связи с тем, что постановление заместителя прокурора РД Никитина К.В., возвратившего дело на дополнительное расследование, признано незаконным.

На основании незаконного обвинительного заключения нельзя постановить законный приговор.

В связи незаконностью обвинительного заключения, отсутствием в деле законного постановления о привлечении в качестве обвиняемого, суду надлежало уголовное дело возвратить прокурору для устранения препятствий его рассмотрения.

В нарушение требований ст. 294 УПК РФ суд не возобновил судебное следствие после того, как подсудимый Мусаев заявил о новых обстоятельствах, имеющих значение для дела.

Все судебное следствие велось с обвинительным уклоном, ходатайства защиты не принимались.

Приговор составлен нарушениями ст. 304 УПК РФ, во вводной части приговора указаны не все необходимые данные.

Указывает на нарушения закона при составлении приговора в отношении Шапиева, на то, что во вводной части приговора не указаны сведения о гражданских истцах, в то время, как в резолютивной части разрешены гражданские иски. Доказательства в обоснование гражданских исков в приговоре не приведены.

19

По эпизоду поджога магазина « » не установлен объект преступления. Уголовное дело возбуждено по факту поджога магазина « . В показания подсудимых и свидетелей речь также идет о магазине

Данное противоречие судом не устранено, обвинением не предъявлены доказательства того, что речь идет об одном и том же объекта.

По эпизоду не установлены время, обстоятельства совершения преступления, характер и размер причиненного вреда.

Заключение молекулярно-генетической экспертизы от 07.09.2011 г является недопустимым доказательством, поскольку нарушен порядок получения образцов для сравнительного исследования. Обращает внимание и на то, что внешние признаки футболки, представленной в судебном заседании и футболки, описанной в материалах дела, не совпадают, что также влечет признание данного заключения экспертов недопустимым доказательством.

Недопустимыми доказательствами являются и протоколы опознаний Султанова по фотографии, состоявшегося после его задержания.

Обоснованность доводов стороны защиты подтверждается вынесенным судом частным определением, в котором обращено внимание следователя на допущенные нарушения закона.

Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания.

Осужденный Давыдов М.П. в своей кассационной жалобе указывает на то, что суд дал неправильную оценку исследованным доказательствам, в результате чего постановил незаконный и необоснованный приговор.

Было нарушено его право на защиту, что выразилось в отсутствии его защитника Гучучалиева в судебном заседании в момент провозглашения приговора.

Просит об отмене приговора.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Шапиев А.М. указывает на незаконность, необоснованность и несправедливость приговора, который подлежит отмене ввиду нарушений уголовно процессуального закона и несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела.

Ссылается на фальсификацию доказательств. В основу приговора необоснованно положены его первоначальные показания, от которых он в суде отказался, при этом на предварительном следствии он под влиянием незаконных методов ведения следствия оговорил себя и Мусаева, в доме у которого он никогда не был. Утверждает, что нанесение побоев нигде не фиксировалось; что он подписывал листы, которые не читал.

Потерпевшие и понятые дали ложные показания.

Судом нарушены его конституционные права, положения п.1, 3 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, п.1 ст.

20

11, пп. 1,2, 3,4 ст. 15, 17, 120,121,122, 281, 369, 379, 380, пп. 1, 4 ч.2 ст. 381, 382 УПК РФ, а также право на справедливое и объективное судебное разбирательство.

Отсутствуют доказательства его причастности к совершению инкриминируемых ему деяний. Потерпевшие к нему претензий не имеют, не давали показаний против него, просили об его освобождении.

Указывает, что выводы суда не подтверждаются доказательствами рассмотренными в судебном заседании; суд не учел обстоятельства, которые могли повлиять на выводы суда; в приговоре не указано, по каким основаниям он принял одни доказательства и отверг другие; выводы суда содержат существенные противоречия.

Считает, что, поскольку постановление прокурора о возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия в дальнейшем было признано незаконным, все процессуальные действия, проведенные следователем во исполнение указанного постановления, также являются незаконными. Указывает, что был лишен права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей. Обвинение по ч.1 ст. 208 УК РФ ему было предъявлено без возбуждения уголовного дела.

По эпизоду судом не установлены дата, время и обстоятельства совершения преступления, характер и размер вреда, а также принимавшие участие лица. В материалах дела отсутствуют протоколы осмотра места происшествия, осмотра экскаваторов, доказательства повреждения им имущества, существования экскаваторов и принадлежности их кому-либо, заключение эксперта об имевшей место попытке поджога. Не проведена товароведческая экспертиза. Указанным нарушениям в приговоре не дано никакой оценки. Объект преступления и субъект не установлены Судом не дана оценка доводам стороны защиты о недопустимости таких доказательств, как протокола проверки показаний на месте от 27 февраля 2011 года, заключения эксперта от 10 августа 2011 года.

Судом не указаны основания удовлетворения гражданских исков взысканные суммы необоснованны. В резолютивной части приговора полученного адвокатом Алигаджиевой, в отличие от копии приговора полученного им, не указано, по какой части ст. 119 УК РФ он оправдан; на странице 113 в 4 абзаце не разрешен вопрос в отношении Султанова по ч.1 ст. 119 УК РФ; на странице 118 в 8 абзаце не указано, по какой части ст. 119 УК РФ оправдан С

Обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 105 УК РФ построено лишь на его показаниях при отсутствии оружия, из которого производился выстрел, и отпечатков пальцев. Следственный эксперимент проведен с нарушениями требований УПК РФ. Суд осудил его по данному эпизоду, при этом оправдал Меджидова, указав, что его показания не могут быть приняты в качестве доказательства. Ссылка в обвинительном заключении на то, что после совершения преступления он передал оружие А является несостоятельной. С Т

21

и С не знаком, при этом они не были опрошены на предварительном следствии. Просит его оправдать по ч. 2 ст. 105 УК РФ.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК РФ, указывает, что поджог не совершал, в связи с чем просит его оправдать. Показания С не могут быть приняты судом в качестве доказательства, поскольку они сфальсифицированы следователем.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 222 УК РФ, указывает, что сумка с оружием обнаружена у Х , он не имеет к нему никакого отношения, на ней и на оружии отсутствуют его отпечатки пальцев. Указывает, что у Х находящегося в розыске в данный момент, было изъято одно оружие, а в суде продемонстрировано другое Просит оправдать его по данной статье.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 209 УК РФ, указывает, что финансовой деятельностью не занимался главным в группе не являлся, поскольку остальные участники намного старше него. Указывает, что в группе не может быть двух руководителей Автомобиля у него никогда не было, машину никому не портил, водить не умеет, водительского удостоверения не имеет.

Блокнот с рукописными записями, обнаруженный в его доме, был подброшен, при этом на нем отсутствуют отпечатки пальцев, почерк не его.

С 26 февраля по март 2011 года его заставляли подписывать документы, в том числе в ночное время, в отсутствие адвоката, который был предоставлен следователем. Просит оправдать его по данной статье.

Ему, как участнику группы, необоснованно назначено большее наказание, чем организатору. Обращает внимание на болезнь позвоночника частые головные боли.

Просит приговор отменить, направить дело на новое судебное рассмотрение судом с участием присяжных заседателей.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия находит выводы о виновности осужденных в содеянном правильными основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах подробное содержание и анализ которых и приведены в приговоре.

Доводы жалобы осужденного Шапиева о непричастности к совершению преступлений, за которые он осужден, опровергаются показаниями самого Шапиева на предварительном следствии, в ходе которого он полностью признал себя виновным в участии в банде, поджоге кафе убийстве И , покушении на уничтожение имущества Г , поджоге магазина « » и причинении тяжкого вреда здоровью Г разбойном нападении на Магомедову М.М поджоге магазина , и разбойном нападении на М поджоге магазина хулиганстве, поджоге кафе « »,»,

« », умышленном причинении тяжкого вреда здоровью

22

К средней тяжести вреда здоровью О умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Э повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего, убийстве М незаконном хранении, ношении, передаче огнестрельного оружия и боеприпасов, незаконном изготовлении взрывчатых веществ и взрывных устройств и дал подробные объяснения о своей роли в банде и об обстоятельствах совершенных в составе банды преступлений.

Свои показания Шапиев подтвердил на месте совершения преступлений, указав места расположения кафе « », магазинов », « продуктового магазина, в помещении которого он напал на М здание пивного бара .

Сопоставив показания Шапиева с показаниями Магомедова А.А. и Давыдова М.П. на предварительном следствии, которые также признали свое участие в банде и совершении в ее составе преступлений совместно с Шапиевым, с данными осмотров мест происшествия, с заключениями экспертов, суд правильно отметил соответствие показаний Шапиева другим доказательствами и обоснованно признал их достоверными. Подробный и убедительный анализ показаний Шапиева приведен судом в приговоре по каждому эпизоду преступной деятельности.

Вопреки доводам жалоб показания Шапиева на предварительном следствии получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, с участием адвоката. По окончании допросов Шапиев и его защитник своими подписями удостоверили правильность отраженных в протоколе сведений.

Доводы Шапиева о применении к нему недозволенных методов ведения следствия были проверены в ходе предварительного следствия. По результатам проведенной проверки постановлением следователя от 26 августа 2012 года в возбуждении уголовного дела по заявлению Шапиева отказано за отсутствием события преступления, (т. 13 л.д. 201-203).

В судебном заседании данное постановление было оглашено, а также допрошена адвокат Музалева СР., принимавшая согласно протоколам участие в допросах Шапиева 27 февраля, 28 февраля, 9 марта 2011 года, в проверке его показаний 27 февраля 2011 года на месте преступления. При этом она, вопреки доводам жалоб, подтвердила свое участие во всех указанных следственных действиях. ( т. 34 л.д. 273-275).

С учетом этих обстоятельств суд обоснованно признал показания Шапиева на допросах на предварительном следствии допустимыми доказательствами и сослался на них в приговоре.

23

Обоснованно признаны судом допустимыми доказательствами и показания Давыдова и Магомедова на предварительном следствии.

Показания Давыдова от 3 марта 2011 года, 11 марта, 23 марта 2011 года, (т. 5 л.д.76-83, т. Л.д. 124 -132, 134-137, т. 8 л.д. 106-108, были оглашены в судебном заседании с согласия сторон, при этом, хотя Давыдов и заявил о том, что под влиянием обмана подписал протоколы, однако ни сам подсудимый, ни его защитник не заявили ходатайства о признании данных показаний недопустимым доказательством. Согласно протоколам допросов Давыдов был допрошен с участием защитника, и в судебном заседании подтвердил участие защитника в допросах.

С согласия сторон оглашены судом и показания Магомедова А. на предварительном следствии на допросах 28 февраля, 1 марта, 2 марта, 9 марта, 23 марта 2011 года, протокол проверки его показаний от 27 февраля 2011 года.

Подсудимый Магомедов А., заявил о применении к нему насилия до помещения его в ИВС 27 февраля 2011 года, в подтверждение которого его защитник заявил ходатайство о приобщении к материалам дела выписки из журнала медицинского осмотра лиц, доставленных в ИВС, согласно которой у Магомедова А. зафиксированы ссадины на лице и руках.

В то же время Магомедов А. пояснил, что следователь к нему насилия не применял во время допросов, которые имели место после его задержания.

Допрошенная судом адвокат Махмудова подтвердила свое участие в допросах Магомедова А. и добровольность дачи им показаний.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том что ссылка стороны защиты на выписку из журнала, не подтверждает применение насилия к Магомедову А.

Не свидетельствует о применении насилия к Магомедову во время проведения следственного действия и тот факт, что при попытке просмотра в судебном заседании диска с записью показаний Магомедова А. было обнаружено, что на изъятом из опечатанного конверта диске записи отсутствуют, на что указано в жалобе.

Согласно протоколу проверки показаний Магомедова А. на месте в данном следственном действии принимали участие понятые, защитник подозреваемого, которыми подписан данный протокол. То обстоятельство что на приобщенной к протоколу фототаблице не изображены все участники следственного действия, а также то, что в протоколе отсутствует подпись специалиста, участие которого не является обязательным, не может

24

поставить под сомнение ни сам факт производства следственного действия ни законность его проведения.

По заявлениям Давыдова и Магомедова А. о применении к ним недозволенных методов ведения следствия в ходе предварительного следствия также была проведена проверка, по результатам которой постановлением следователя от 26 августа 2012 года в возбуждении уголовного дела отказано за отсутствием события преступления, (т. 12 л.д. 222-224, т. 13 л.д. 68-69)

Доводам стороны защиты о применении недозволенных методов ведения следствия судом дана в приговоре надлежащая оценка с приведением подробных мотивов принятого решения о признании показаний Давыдова и Магомедова А. допустимым доказательствами.

Из показаний Шапиева на допросах в качестве подозреваемого от 27 и 28 февраля 2011 года, в качестве обвиняемого от 9, 10 и 16 марта 2011 года следует, что он принимал непосредственное участие в убийстве М,

при этом он вместе с соучастником по имени М зашли в магазин по ул. где кроме хозяина магазина никого не было, он выстрелил в потерпевшего дважды, одна пуля попала в горло, другая - в туловище, М также произвел выстрел в потерпевшего, после чего они вместе убежали. В тот же день пистолеты он вернул А по указанию которого он участвовал в убийстве.

Показания Шапиева на предварительном следствии о месте совершения преступления, об использовании в качестве орудий преступления двух пистолетов, о количестве выстрелов, о локализации причиненных потерпевшему ранений полностью согласуются с данными осмотра места происшествия, в ходе которого на полу ларька были обнаружены и изъяты 1 пуля калибра 9 мм, 1 гильза калибра 9 мм, 1 гильза калибра 5,45 мм; с заключением комиссии судебно-медицинских экспертов согласно которому на трупе М имеются огнестрельные ранения нижней челюсти, проникающее в полость черепа, левого плеча и левого предплечья; с заключениями экспертов по результатам исследования изъятых с места происшествия пуль и гильз, а также, находившейся на потерпевшем в момент производства в него выстрелов.

Принимая во внимание соответствие показаний Шапиева другим доказательствам, суд обоснованно признал их достоверными и пришел к выводу о его виновности в убийстве М

Этому выводу не противоречит вывод суда о недоказанности участия Меджидова И. в убийстве М Принимая решение об оправдании Меджидова И. по данному обвинению суд правильно сослался на то, что одних показаний Шапиева на предварительном следствии о том, что

25

Меджидов также должен принять участие в убийстве потерпевшего, от которых он оказался еще на предварительном следствии, недостаточно для осуждения Меджидова.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы Шапиева о непричастности к убийству М

Не основаны на материалах дела и доводы жалобы Шапиева о непричастности к поджогу кафе « », о фальсификации следователем показаний С .

Так, сам осужденный Шапиев на предварительном следствии на допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого, признавая себя виновным в поджоге кафе « », пояснял, что с целью поджога пришел в указанное кафе, где продавались спиртные напитки, вместе с Султановым и С , зашли в кафе, Султанов из принесенных с собой бутылок с зажигательной смесью стал обливать барные стойки, после чего С спичками поджог барную сойку, в это время на него набросился мужчина, он вывернулся от него и из имевшегося при нем пистолета выстрелил мужчине в затылок, потерпевший упал на пол, к этому времени Султанов и С выбежали на улицу, он также выбежал на улицу, после чего они разбежались по домам. По дроге Султанов снял с себя и выбросил футболку так как она горела.

Свои показания Шапиев подтвердил на месте происшествия, указав здание, в котором расположено кафе « .

Показания Шапиева об обстоятельствах поджога кафе, убийства И том, что они втроем зашли в помещение кафе, что в ходе поджога кафе он произвел выстрел в посетителя кафе, о том, что Султанов убегая с места преступления, выбросил свою футболку, соответствуют другим доказательствам:

- показаниям потерпевшей К пояснившей о том, что в кафе забежали в масках трое парней, двое с бутылками в руках стали обливать жидкостью барную стойку, один их них зажег спичку и бросил третий остался у входа, она видела, как погибший вцепился в него руками и в это время прозвучал выстрел;

- показаниям свидетеля А которыми подтверждаются показания потерпевшей К

- данным осмотра места происшествия, в ходе которого в зале кафе « » обнаружены и изъяты 1 гильза и 1 пуля от патрона калибра 9 мм, а на

26

улице рядом с кафе на земле обнаружена и изъята обгоревшая футболка черного цвета;

выводам баллистической экспертизы, согласно которым обнаруженная и изъята в ходе осмотра в кафе « » гильза и пуля являются частями пистолетного патрона калибра 9 х 18 мм, штатного к пистолетам конструкции Макарова, Стечкина и их модификациям;

- заключению экспертов по результатам исследования футболки согласно которому препараты ДНК, выделенные с футболки, совпадают с генотипом образца крови Султанова.

Допрошенный в ходе предварительного следствия С также подтвердил участие Шапиева и Султанова в поджоге кафе », при этом он о своей роли дал иные показания, пояснив, что в здание кафе зашли Шапиев и Султанов, а он остался на улице у входа.

Показаниям С суд дал надлежащую оценку в приговоре признав достоверными его показания об участии совместно с Шапиевым и Султановым в поджоге кафе », и отвергнув его утверждения о том что он не заходил в кафе, как противоречащие показаниям Шапиева потерпевшей К , свидетеля А .

Данные о фальсификации показаний С в материалах дела отсутствуют, а доводы жалобы Шапиева об этом носят предположительный характер.

При таких данных судебная коллегия находит обоснованным вывод суда о виновности Шапиева в уничтожении чужого имуществ путем поджога кафе « » и совершении убийства И

Показаниями Шапиева, показаниями Давыдова и Магомедова на предварительном следствии, из которых следует, что Шапиев осуществлял руководству структурным подразделением банды - подгруппой разрабатывал планы преступной деятельности, руководил их исполнением, а также сам принимал участие в совершении преступлений, а Давыдов и Магомедов принимали участие в банде, а также доказательствами приведенными судом в приговоре по каждому эпизоду их преступной деятельности подтверждается виновность Шапиева в руководстве бандой, а также виновность Магомедова и Давыдова в участии в банде.

Доводы жалобы Шапиева о том, что ему был подброшен изъятый в ходе обыска в его доме блокнот со схемами и рукописными записями о

27

правилах изготовления и использования самодельных взрывных устройств и взрывчатых веществ, опровергаются материалами дела.

Так, из протокола обыска от 28 февраля 2011 года следует, что он произведен с соблюдением требований ст. 182, 183 УПК РФ, с участием понятых и матери осужденного Шапиевой А.А. Все участники следственного действиями своими подписями удостоверили правильность отраженных в протоколе сведений, не сделав никаких замечаний и заявлений о ходе обыска.

Согласно заключению эксперта рукописные записи в блокноте изъятом в доме Шапиева, выполнены Магомедовым А.

Вопреки доводам жалоб доводам стороны защиты о нарушении закона при проведении данной экспертизы, судом дана надлежащая оценка.

Признавая заключение эксперта допустимым доказательством, суд правильно сослался на то, что ознакомившись в постановлением о назначении почерковедческой экспертизы с целью выявления лица выполнившего записи в блокноте, изъятом в доме Шапиева, с заключением эксперта после его получения, а также при выполнении требований ст. 217 УПК РФ стороной защиты не были заявлены ходатайства о назначении дополнительной либо повторной экспертиз.

С учетом этих обстоятельств несвоевременное ознакомление обвиняемых и их защитников с постановлением следователя о назначении почерковедческой экспертизы правильно расценено судом несущественным нарушением норм уголовно-процессуального закона, не влекущем признание заключения эксперта недопустимым доказательством.

В судебном заседании данный блокнот, признанный вещественным доказательством, был представлен сторонам и подсудимому Шапиеву на обозрение. При этом Шапиев не оспаривал факт изъятия данного блокнота из его дома. (т. 34 л.д. 300).

Показаниями Шапиева об использовании оружия при совершении убийства Исмаилова, Магомедова, при нападении на сторожей карьера, о том, что он имел при себе оружие при поджоге магазина « », пивного бара », о приобретении у Г двух автоматов с магазинами и патронами, пистолета с глушителем, которые он спрятал у Х прохождении учебы по изготовлению взрывных устройств, в ходе которой изготавливались такие устройства, об обеспечении им участников банды необходимыми для изготовления компонентами, а также соответствующими им показаниями Магомедова А. и Давыдов на предварительном следствии протоколами обысков в доме Шапиева, квартире Мусаева, в сарае

28

домовладения Х заключениями эксперты по результатам исследования изъятых в ходе обыска оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и других предметов, предназначенных для изготовления взрывных устройств, подтверждаются выводы суда о виновности Шапиева в незаконном хранении и передаче огнестрельного оружия и боеприпасов незаконном хранении и изготовлении взрывчатых веществ и взрывных устройств.

С учетом изложенного оснований для отмены приговора в части осуждения Шапиева по ч. 1 ст. 209, ч. 3 ст. 222 УК РФ, Магомедова по ч. 2 ст. 209 УК РФ, о чем ставится вопрос в жалобах, не имеется.

Приведенными выше доказательствами опровергаются и доводы жалобы защитника осужденного Султанова о непричастности Султанова к поджогу кафе «

Доводы стороны защиты о том, что заключение молекулярно генетической экспертизы от 7 сентября 2011 года, на которое суд сослался как на доказательство виновности Султанова, является недопустимым доказательством в связи с тем, что нарушен порядок для получения образцов для исследования, не основаны на законе и материалах дела, из которых следует, что получение образцов крови у Султанова произведено с соблюдением требований ст. 202 УПК РФ на основании постановления следователя от 10 августа 2011 года.

Согласно протоколу о получении образцов для сравнительного исследования от 11 августа 2011 года образцы крови у Султанова получены следователем с привлечением специалиста М в помещении СИЗО г. . Образцы высушенной крови Султанова представлены экспертам для исследования.

Помимо этого на основании постановления следователя в молекулярно генетической лаборатории произведен забор крови у Султанова, о чем в акте экспертизы в соответствии с требованиями ч. 4 ст. 202 УПК РФ сделана соответствующая запись.

В судебном заседании сторонам была представлена на обозрение и темно-синяя футболка, которая, с учетом выводов экспертов принадлежит Султанову.

Доводам стороны защиты, обратившей внимание на то, что цвет описанной в материалах дела футболки как черный не совпадает с фактическим цветом футболки, суд дал надлежащую оценку в приговоре правильно отметив, что расхождение в описании следователем цвета футболки незначительное, поскольку фактический цвет футболки имеет темную почти черную окраску. Данные расхождения обоснованно признаны

29

несущественными, не влекущими признание заключения экспертов недопустимым доказательством.

Не может согласиться судебная коллегия и с доводами стороны защиты о нарушении закона при проведении опознания Султанова по фотографиям.

Как следует из материалов дела, мера пресечения в отношении Султанова по настоящему делу в виде заключения под стражу избрана 29 апреля 2011 года, а его опознание Шапиевым, Магомедовым, Давыдовым по фотографиям проведено 23 марта 2011 года. (т. 9 л.д. 183-185, т. 8 л.д. 79-82, 94-97, 114-117).

Какие-либо данные, свидетельствующие о том, что на момент проведения опознания следователь имел возможность предъявить самого Султанова для опознания, в материалах дела отсутствуют.

С учетом этих данных суд правильно признал протоколы опознаний Султанова допустимым доказательством и сослался на них в приговоре.

Обоснованным является и вывод суда о виновности Султанова в поджоге магазина « . Этот вывод суда подтверждается показаниями Шапиева, Магомедова А., Давыдова М., из которых следует, что они совместно с Султановым подожгли магазин « », в котором продавались спиртные напитки, показаниями потерпевших Г , Г,

свидетеля А протоколом осмотра места происшествия от 1 декабря 2010 года, актом о пожаре, заключениями экспертов по результатам исследования вещественных доказательств, заключениями судебно-медицинского эксперта, согласно которому Г от воздействия пламени причинен тяжкий вред здоровью.

Как пояснил в судебном заседании потерпевший Г принадлежащий ему магазин раньше назывался « », а впоследствии его название было изменено на « ».

С учетом этих объяснений потерпевшего показания подсудимых и свидетелей, в которых они поясняют об обстоятельствах поджога магазин « , не могут свидетельствовать о том, что в этих показаниях речь идет о другом магазине, о том, что не установлен объект поджога, на что обращается внимание в жалобе защитника осужденного Султанова.

Доводы жалобы о непричастности Султанова к поджогу магазина

опровергаются Шапиева и Магомедова А., которые будучи допрошенными на предварительном следствии поясняли, что в поджоге магазина совместно с ними, Давыдовым и Магмедом по прозвищу С принимал участие и Султанов, который вместе с Давыдовым и Магомедом зашел в магазин, а после поджога вместе с ними вышел из магазин. Магомедов А. пояснил также, что после поджога магазина

30

он из автомата произвел выстрелы в направлении магазина «

Свои показания Магомедов А. подтвердил на месте преступления указав на повреждения в стене магазина « пояснил, что эти повреждения образовались от произведенных им выстрелов.

Показания Шапиева и Магомедова А. об обстоятельствах поджога магазина « и обстрела магазина « соответствуют показаниям потерпевших М иМ

Магомедова П.И. подтвердила показания осужденных о количестве лиц, вошедших в магазин, пояснив, что в магазин зашли трое парней в масках, двое из них направили на нее пистолеты и потребовали деньги, она передала им все, что было в кассе, после чего со словами «нечего продавать водку» они облили магазин бензином и подожгли. По данному факту она не стала обращаться в полицию, боясь мести.

Потерпевшая М пояснила, что в день поджога магазина « » ее магазин был обстрелян, имелись пулевые отверстия в стеклах окон, на потолке, стенах, однако обращаться в правоохранительные органы по данному факту она не стала.

Осужденный Давыдов также признал на предварительном следствии свое участие с Шапиевым, Магомедовым А. и Тамураевым Магомедом в поджоге магазина Об участии Султанова он действительно не давал показаний.

Однако с учетом того, что показания Шапиева и Магомедова А. об участии Султанова в свершении преступлений в отношении М и Мусаевой соответствуют показаниям потерпевших, а также того, что о совершении указанных преступлений органам правопорядка стало известно от самих осужденных, показания которых послужили основанием возбуждения уголовного дела, суд обоснованно признал показания Шапиева и Магомедова А. достоверными и в совокупности с другими доказательствами достаточными для вывода о виновности Султанова в разбойном нападении на М умышленном уничтожении ее имущества и хулиганстве.

Доводы жалоб о незаконности осуждения Шапиева, Султанова Меджидова, Магомедова и Давыдова за покушение на умышленное уничтожение имущества Г в связи с тем, что не установлено само событие преступления, факт существования экскаваторов, характер и размер вреда не основаны на материалах дела и опровергаются следующими доказательствами.

31

Так, допрошенные на предварительном следствии Магомедов, Шапиев и Давыдов дали подробные показания о том, по указанию Меджидова и с согласия последнего они, Султанов и Магомед по прозвищу Самурай вооруженные автоматом и двумя пистолетами, в масках, имея при себе канистры с бензином, с целью поджога приехали на карьер, где находились два сторожа, одного из них они связали, а второму надели наручники, после чего облили бензином экскаваторы, пытались их поджечь, но бензин почему-то не загорался, тогда, как пояснили Шапиев и Магомедов А последний перерезал на экскаваторе шланги гидравлической системы, после чего все они уехали.

Шапиев пояснял также, что до совершения преступления вместе с Меджидовым на машине последнего приезжал на карьер, где встретились с Магомедовым А., который передал им 1 автомат и 2 пистолета в качестве аванса.

Меджидов на предварительном следствии также не отрицал факт поездки на своей автомашине на указанный карьер и знакомство с подсудимыми.

Показания Магомедова, Шапиева и Давыдова об обстоятельствах совершения преступлений в карьере соответствуют

-показаниям потерпевшего Б пояснившего о том, что он работал сторожем и охранял два экскаватора, другой сторож в верхней части карьера охранял один экскаватор, в октябре 2010 года к нему в будку вошли пятеро парней в масках, вооруженные пистолетами и автоматами, связали ему руки наручниками выели его из будки, облили бензином экскаваторы и будку, но бензин почему-то не загорелся, и нападавшие уехали, через некоторое время к нему спустился сторож А , рассказал, что его тоже связали и босили в багажник машины, откуда ему удалось выбраться, А помог ему развязаться, и они сообщили о случившемся Г ;

- показаниям потерпевшего Г который пояснил что от сторожей узнал, что на них напали пять человек, вооруженные пистолетами и автоматами, связали их и облили бензином находившиеся в карьере три экскаватора, хотели поджечь их, по какой-то причине экскаваторы не загорелись, после чего они перерезали на одном из экскаваторов гидравлические шланги и уехали, он обнаружил повреждение шлангов на одном экскаваторе, в результате чего вытекло около 400 литров масла, ремонт экскаватора вместе с заменой шлангов обошелся ему в

рублей, стоимость же одного экскаватора составляет рублей.

32

Суд не имел оснований не доверять показаниям потерпевшего Г о наличии в карьере трех экскаваторов, о повреждении на экскаваторе шлангов гидравлической системы, о размере причиненного ему ущерба в размере рублей, от взыскания которого потерпевший в суде отказался.

То обстоятельство, что осмотр места происшествия был произведен спустя значительное время 28 февраля 2011 года, и в ходе этого осмотра в условиях ограниченного доступа, вызванного большим количеством выпавшего снега, было зафиксировано наличие на тыльной стороне горы « » два экскаватора, детальный осмотр которых не производился, а также то, что к материалам дела не приобщены документы на указанные экскаваторы, не может поставить под сомнение достоверность показаний осужденных и потерпевших о наличии экскаваторов, которые осужденные пытались поджечь и вывод суда о виновности Шапиева, Султанова Меджидова, Магомедова и Давыдова в покушении на умышленное уничтожение имущества Г .

Тщательно проверялись судом и обоснованно отвергнуты и доводы Меджидова, о непричастности к руководству бандой, поддержанные и в кассационных жалобах.

При этом суд в обоснование виновности Меджидова в руководстве бандой правильно сослался на показания Шапиева, Магомедова и Давыдова на предварительном следствии об участии Меджидова в руководстве бандой из которых следует, что после гибели А «амиром» всех групп был назначен Меджидов, которому они дали клятву выполнять его указания по указанию Меджидова они пытались поджечь экскаваторы в карьере подожгли магазин В своих показаниях они называли прозвище Меджидова », «

Меджидов подтвердил в судебном заседании, что имел такое прозвище.

Доводы жалоб о наличии противоречий в показаниях Шапиева на допросах от 27 и 28 февраля 2011 года, касающиеся участия Меджидова в преступлениях, не основаны на материалах дела.

Как следует из протокола допроса Шапиева от 27 февраля 2011 года, на данном допросе Шапиев дал краткие показания об участии в банде, а также об обстоятельствах совершения им поджогов кафе пивного бара « ». При этом он, хотя и не называл фамилию Меджидова, однако называл его по имени И , указав, что именно И дал ему деньги на покупку оружия, пояснял об его участии в поджоге экскаваторов, а также о его роли в банде.

33

На допросе 28 марта 2011 года следователем задавались вопросы об участии Меджидова в совершении преступлений, отвечая на которые Шапиев дал более подробные показания о роли Меджидова в руководстве бандой, пояснил о передаче ему оружия Меджидовым.

Допрос Шапиева 28 марта 2011 г. в 22 часа 25 минут, как правильно отмечено в приговоре, не влечет признание данного доказательства недопустимым, поскольку являлся неотложным, что не противоречит требованиям ч. 3 ст. 164 УК РФ.

При таких данных доводы жалоб о допросе Шапиева 28 марта с целью оговора Меджидова являются предположением.

Судом дана надлежащая оценка показаниям Шапиева, Магомедова и Давыдова на предварительном следствии. Вопреки доводам жалоб, о чем правильно отмечено в приговоре, существенных противоречий в показаниях указанных лиц в роли Меджидова в руководстве бандой, о его роли в поджоге магазина « », покушении на поджог экскаваторов, не имеется незначительные же расхождения в показаниях Шапиева, а также в показаниях Давыдова и Магомедова не свидетельствуют о недостоверности их показаний.

Согласно показаниям Шапиева указание о поджоге магазина Меджидов дал ему.

По показаниям Магомедова А. и Давыдова Шапиев согласовывал с Меджидовым все свои действия, он был посредником между Меджидовым и другими группами, указание о поджоге магазина « » они получили от Шапиева.

Сопоставив показания осужденных Магомедова А., Давыдова и Шапиева, суд обоснованно пришел к выводу о том, что указание о поджоге магазина « через Шапиева был дан Меджидовым, являвшимся к тому времени руководителем банды. Во исполнение данного поручения Шапиевым, Давыдовым, Магомедовым и Султановым совместно с другим лицом, объявленным в розыск, был произведен поджог магазина, в ходе которого уничтожено имущество Г

Основания к оговору Меджидова Шапиевым, Магомедовым и Давыдовым судом не установлены.

Шапиев, хотя и не подтвердил в судебном заседании свои показания на предварительном следствии, однако опроверг утверждения Меджидова о наличии у него ссоры с ним о том, что он повредил его автомобиль, пояснив что не имеет водительского удостоверения, что на автомашине Меджидова не ездил, что деньги на ремонт автомашины не давал Меджидову и не имеет перед ним долга якобы за перегрев двигателя его автомашины.

34

Доводы о допустимости показаний Шапиева, Магомедова и Давыдова приведены выше.

Помимо этого судебная коллегия отмечает следующее.

После оглашения в судебном заседании государственным обвинителем с согласия стороны защиты проколов допросов Шапиева на предварительном следствии никто из участников судебного разбирательства не заявил ходатайства о признании указанных показаний недопустимыми доказательствами, по мотивам, изложенным в кассационной жалобе осужденного Меджидова.

То обстоятельство, что Шапиев на допросе 16 марта 2011 года дал такие же показания, как и на допросе 10 марта 2011 года не может свидетельствовать о том, что он не был допрошен 16 марта 2011 года поскольку протокол допроса подписан и Шапиевым и его защитником Зинюковой О.Д., которыми не сделано никаких замечаний и заявлений о ходе допроса.

Сам по себе факт допроса Шапиева 10 марта 2011 года свыше 4 часов при отсутствии в протоколе указаний о перерыве, о наличии заявления Шапиева и его защитника о нарушении прав допрашиваемого, о необходимости предоставления перерыва, не влечет признание показаний Шапиева на данном допросе недопустимым доказательством.

С учетом показаний Шапиева, Магомедова и Давыдова об использовании в ходе совершения по указанию Меджидова покушения на поджог экскаваторов одного автомата и двух пистолетов, а в ходе поджога магазина « - пистолета суд обоснованно признал Меджидова виновным в незаконной передаче и хранении огнестрельного оружия.

Данному выводу не противоречит решение суда об исключении из обвинения Меджидова незаконных действий с оружием, которое использовалось Магомедовым А. при поджоге кафе « и обстреле пивного бара, то есть в ходе совершения преступлений, в которых Меджидов не принимал участия.

Не может согласиться судебная коллегия и с доводами жалоб о непричастности Мусаева к изготовлению и хранению взрывчатых веществ.

Вывод суда о виновности Мусаева в совершении указанных преступлений подтверждается показаниями Шапиева, Магомедова и Давыдова на предварительном следствии, из которых следует, что они совместно с Мусаевым в его квартире изготовили взрывчатого вещества,

35

оставив его, а также все необходимые для этого предметы на хранение в его квартире.

Объективно приведенные показания Шапиева, Магомедова и Давыдова подтверждаются протоколом обыска, согласно которому в квартире Мусаева были обнаружены и изъяты 3 электродетонатора, 2 электрические кофемолки, елочные гирлянды, батарейки, болты, гайки, 8 автомобильных предохранителей, медицинские шприцы, поршень, пакет с порошкообразным веществом серебристого цвета, автомобильная сигнализация, а также блокнот с записями на 19 страницах и схемами изготовления самодельных взрывных устройств, заключением эксперта по результатам исследования изъятых в ходе обыска предметов, в соответствии с которым среди них имелись средства взрывания промышленного изготовления, предназначенные для инициирования взрыва взрывчатого вещества, объекты, пригодные для управления взрывом, предметы, которые могут быть использованы для изготовления самодельных взрывных устройств, детонаторов, инициирующее взрывчатое вещество, а также следы взрывчатого вещества бризантного действия.

При таких данных оснований для отмены приговора в отношении Мусаева, о чем ставится вопрос в жалобах, не имеется.

Приведенными в приговоре доказательствами, которым суд дал надлежащую оценку, подтверждается и виновность Давыдова в участии в банде, а также в совершенных в ее составе преступлениях.

В жалобе Давыдов, хотя и оспаривает обоснованность осуждения однако не приводи конкретные доводы, в силу которых, приговор, по его мнению, подлежит отмене.

Из исследованных в судебном заседании доказательств следует, что на предварительном следствии Давыдов полностью признал себя виновным в совершении преступлений, за которые он осужден, и дал подробные показания об обстоятельствах их совершения.

Показания Давыдова от 3 марта 2011 года, 11 марта, 23 марта 2011 года, (т. 5 л.д.76-83, т. л.д. 124 -132, 134-137, т. 8 л.д. 106-108, были оглашены в судебном заседании с согласия сторон, при этом, хотя Давыдов и пояснил о том, что под влиянием обмана подписал протоколы, однако ни сам подсудимый, ни его защитник не заявили ходатайства о признании данных показаний недопустимым доказательством. Согласно протоколам допросов Давыдов был допрошен с участием защитника, и в судебном заседании подтвердил участие защитника в допросах.

36

С учетом этих данных и приведенных выше доводов о соблюдении закона при допросе Давыдова, суд обоснованно сослался в приговоре на его показания на предварительном следствии как на допустимые доказательства подтверждающие его участие в совершенных преступления.

Принимая во внимание приведенные мотивы, судебная коллегия находит правильными выводы суда как о виновности осужденных в совершении преступлений, за которые они осуждены, так и о юридичской оценке их действий.

Нарушений норм, уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговор, из материалов дела не усматривается.

Вопреки доводам жалоб судебное следствие проведено по делу с соблюдением принципа состязательности сторон, при этом стороне защиты были созданы надлежащие условия для исполнения предоставленных им прав. Согласно протоколу судебного заседания подсудимые и их защитники принимали активное участие в судебном следствии, им была предоставлена возможность задавать вопросы всем допрашиваемым лицам, заявлять ходатайства, которую они реализовали.

Всем рассмотренным в судебном заседании доказательствам, в том числе и показаниям свидетелей стороны защиты, на которые обращается внимание в жалобах, судом дана надлежащая оценка в приговоре.

Постановленный судом приговор соответствует требованиям ст.ст. 302-309 УПК РФ.

Гражданский иск разрешен судом правильно, размер взысканных в пользу потерпевших сумм соответствует установленному судом при описании преступленных действий осужденных размеру ущерба причиненного ими в результате уничтожения и повреждения в ходе поджогов имущества.

Доводы жалоб о том, что судом при разрешении вопроса об обвинении подсудимых по ст. 208 УПК РФ допущены противоречия, не основаны на законе.

Как следует из материалов дела и правильно указано в приговоре обстоятельства предъявленного Шапиеву и Меджидову по ч. 1 ст. 208, а Магомедову, Султанову, Давыдову, Сайпудинову по ч. 2 ст. 208 УК РФ обвинения полностью соответствуют содержанию их обвинения соответственно по ч. 1 и ч. 2 ст. 209 УК РФ.

В этой связи судом сделан обоснованный вывод о том, что обвинение Шапиеву и Меджидову по ч. 1 ст. 208 УК РФ и Магомедову, Султанову, и

37

Давыдову по ч. 2 ст. 208 УК РФ предъявлено излишне, что все содеянное ими полностью охватывается объективной стороной бандитизма и дополнительной квалификации по ч. 1 и ч. 2 ст. 208 УК РФ не требует. По указанным мотивам суд правильно исключил обвинение подсудимых по ч. 1 и ч. 2 ст. 208 УК РФ.

Вместе с тем, с учетом осуждения Шапиева и Меджидова по ч. 1 ст. 209 УК РФ, Магомедова, Султанова Давыдова по ч. 2 ст. 209 УК РФ за действия дополнительно квалифицированные и по ч. 1, ч. 2 ст. 208 УК РФ суд не вправе был в резолютивной части приговора принимать решение об оправдании подсудимых по этому обвинению. Указание суда в описательно-мотивировочной части приговора об исключении этого обвинения соответствует закону.

Что же касается С то обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 209 УК РФ, ему не предъявлялось в связи с чем суд, руководствуясь ст. 252 УПК РФ, не вправе был ухудшить его положение и переквалифицировать его действия на ч. 2 ст. 209 УК РФ При таком положении прекращение уголовного преследования С по ч. 2 ст. 208 УК РФ на основания примечания к ч. 2 ст. 208 УК РФ не противоречит закону, а также решению суд об исключении из объема обвинения других подсудимых их обвинения по ч. 1 и ч. 2 ст. 208 УК РФ.

Предъявление подсудимым обвинения в совершении преступлений предусмотренных ч. 1 и ч. 2 ст. 208 УК РФ, согласно п. 2 ч. 2 ст. 30 УПК РФ исключало возможность рассмотрения настоящего дела с участием присяжных заседателей. Решить вопрос о законности предъявления подсудимым обвинения по ст. 208 УК РФ на стадии назначения судебного заседания суд лишен был возможности, а потому правильно принял решение о рассмотрении дела коллегией из трех судей.

Согласно ч. 1 ст. 381 УПК РФ основанием отмены или изменения приговора являются лишь такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые повлияли или могли повлиять на постановление законного обоснованного и справедливого приговора. Таких нарушений судом не допущено и в кассационных жалобах не указывается на такие нарушения.

Допущенные, по мнению стороны защиты, недостатки при составлении вводной части приговора, выразившиеся в неполном отражении данных о гособвинителях, защитниках и подсудимых, не являются основанием отмены приговора.

Право подсудимых в том числе и подсудимого Меджидов на защиту не было нарушено судом. В судебном заседании защиту интересов всех подсудимых осуществляли адвокаты.

38

Защиту интересов Меджидова в судебном заседании осуществляли адвокаты Гаджиева Н.Д. и Алигаджиева Х.Ш., от услуг адвоката Гаджиевой Н.Д. конце судебного следствия Меджидов отказался То обстоятельство что к участию в деле не был допущен брат подсудимого Меджидов Х.М., не имеющий юридического образования, не может свидетельствовать о нарушении права подсудимого на защиту. Впоследствии в ходе судебного разбирательства Меджидов Х.М., был допрошен в качестве свидетеля стороны защиты.

То обстоятельство, что при провозглашении приговора отсутствовал один из защитников Давыдова, не свидетельствует о нарушении права осужденного на защиту.

Доводам стороны защиты, поддержанным и в кассационных жалобах о том, что в ходе предварительного следствия, проведенного после возвращения дела прокурору 10 октября 2011 года для устранения препятствий к его рассмотрению судом, был увеличен объем обвинения осужденных, чем ухудшено их положение, дана надлежащая оценка в приговоре.

Со ссылкой на требования ст. 252 УПК РФ, постановление Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 года, суд обоснованно пришел к выводу о незаконности предъявления Шапиеву, Меджидову, Магомедову Султанову и Давыдову по эпизоду покушения на поджог экскаваторов в

карьере дополнительного обвинения ч. 1 ст. 167, ч. 3 ст. 127 УК РФ, по эпизоду поджога пивного бара « » дополнительного обвинения Шапиеву, Султанову и С по ч. 1 ст. 119 УК РФ, а также изменения обвинения Шапиева в убийстве И и вменения ему дополнительного квалифицирующего признака, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ, суд обоснованно оправдал подсудимых в совершении указанных преступлений и исключил из обвинения Шапиева по ч. 2 ст. 105 УК РФ указанный квалифицирующий признак.

Вопреки доводам жалоб в подлиннике приговоре в отношении всех оправданных, в том числе и в отношении С Султанова и Шапиева правильно указан закон, со ссылкой на части статей 119, 127, УК РФ, по которым они оправданы.

То обстоятельство, что в выданной адвокату Алигаджиевой Х.Ш копии приговора имеются несоответствия резолютивной части подлиннику резолютивной части приговора, не может свидетельствовать о том, что по делу постановлено два приговора, либо о том, что в подлинник приговора вносились изменения после его провозглашения, как об этом утверждается в жалобах, и не влечет отмену приговора.

39

Из справки председательствующего следует, что при формировании копий приговоров произошла техническая ошибка, в результате которой часть страниц рабочего варианта проекта приговора была подшита к копии приговора, врученного 9 ноября 2012 года адвокату Алигаджиевой Х.Ш После выявления 12 ноября 2012 года данной ошибки адвокат отказалась от получения надлежащей копии приговора.

Судебная коллегия в связи с изготовлением и формированием большого количества (более 20) копий приговоров находит данные объяснения убедительными.

Обсуждая доводы жалоб о незаконности обвинительного заключения составленного на основании признанного незаконным постановления заместителя прокурора Республики Дагестан Никитина КВ., судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

В обоснование данного довода в жалобах имеются ссылки на постановление суда Советского района г. Махачкалы от 15 марта 2012 года которым постановление заместителя прокурора РД Никитина К.В. от 12. 01. 2012 года о возращении уголовного дела на дополнительное расследование признано незаконным.

Между тем, как следует из указанного постановления суда рассматривая жалобу защитника Меджидова, суд признал незаконным постановление от 12.01.2012 года в связи с тем, что заместитель прокурора не вправе был давать указания о восполнении неполноты проведенного расследования с увеличением объема ранее предъявленного обвинения.

При рассмотрении настоящего дела по существу суд также пришел к выводу о незаконности предъявления дополнительного обвинения осужденным, о чем указано выше.

В то же время суд не удовлетворил доводы жалобы защитника Меджидова в части, касающейся отмены постановления прокурора Республики Дагестан об отказе в удовлетворении ходатайства следователя об отмене постановления заместителя прокурора Никитина К.В.

Таким образом, само решение о возращении дела прокурору не утратило юридической силы, а потому все следственные действия проведенные в рамках расследования дела, не могут быть признаны незаконными. Не влечет признание незаконным обвинительного заключения и факт возбуждения уголовного дела постановлением следователя от 7 февраля 2012 года по признакам преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 111, ч. 4 ст. 111, п. «г» ч. 2 ст. 112, ч. 3 ст. 222, ч. 2 ст. 223 УК РФ Доказательства совершения осужденными указанных преступлений были получены в ходе расследования уголовного дела, потому оснований для признания полученных доказательств недопустимыми не имеется.

40

Обвинение по указанным статьям было предъявлено осужденным до первого направления дела в суд, а потому принятое следователем процессуальное решение не повлекло увеличение объема обвинения и ухудшение их положения.

В ходе судебного следствия по ходатайству стороны защиты к материалам дела было исследовано и приобщено постановление суда Советского района г. Махачкалы от 15 марта 2012 года.

В этой связи доводы жалоб о том, что заявление Мусаева в последнем слове о нарушениях уголовно-процессуального закона, выразившихся в незаконном возвращении заместителем прокурора Никитиным К.В уголовного дела для дополнительного расследования, со ссылкой на постановление суда, влекло необходимость возобновления судебного следствия нельзя признать обоснованными, поскольку сообщенные Мусаевым обстоятельства уже были до сведения суда и постановление суда приобщено к материалам дела.

Вынесенное судом частное определение, в котором обращено внимание на допущенные в ходе расследования дела, вопреки доводам жалоб, не ставит под сомнение законность и обоснованность приговора.

Наказание Меджидову, Султанову, Мусаеву назначено соразмерно содеянному, с учетом данных об их личности, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на условия их исправление, на условия жизни их семей.

Все положительные данные об их личности учтены судом при назначении им наказания в полной мере. Оснований для признания назначенного осужденным Меджидову, Султанову и Мусаеву наказания несправедливым не имеется.

Справедливым является и наказание, назначенное Шапиеву, Давыдову и Магомедову за все совершенные преступления за исключением наказания назначенного им по ч. 3 ст. 222 и ч. 3 ст. 223 УК РФ.

Судом при назначении наказания указанным осужденным в качестве смягчающего обстоятельства признано активное способствование раскрытию преступлений и изобличению соучастников, однако данное обстоятельство не учтено при назначении наказания Шапиеву, Давыдову и Магомедову по ч. 3 ст. 222 и ч. 3 ст. 223 УК РФ и вопреки требованиям ч. 1 ст. 62 УК РФ размер назначенного им наказания превышает 2/3 максимального срока наиболее строго вида наказания, предусмотренного санкциями данных статей.

В связи с допущенным судом нарушением закона судебная коллегия находит необходимым снизить назначенное Шапиеву, Давыдову и

41

Магомедову наказание как по ч. 3 ст. 222 и ч. 3 ст. 223 УК РФ, так и по совокупности преступлений.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Дагестан от 6 ноября 2012 года в отношении Шапиева А М Магомедова А А и Давыдова М П изменить.

Снизить наказание, назначенное по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25.06.1998 г. № 92-ФЗ) Шапиеву до 5 лет лишения свободы, Магомедову до 5 лет лишения свободы Давыдову до 5 лет лишения свободы, по ч. 3 ст. 223 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25.06.1998 г. № 92-ФЗ) Шапиеву - до 5 лет лишения свободы, Магомедову - до 5 лет лишения свободы Давыдову - до 5 лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Шапиеву 21 (двадцать один) год 6 (шесть) месяцев лишения свободы со штрафом в размере 160 тысяч рублей с ограничением свободы на 2 года, в течение которого запретить ему выезжать за пределы муниципального округа «город

менять постоянное место жительства без согласия специализированного органа, осуществляющего надзор за осужденными и обязать являться на регистрацию в названный орган 2 раза в месяц.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначить Магомедову А.А. - 14 (четырнадцать) лет лишения свободы со штрафом в размере 130 тысяч рублей с ограничением свободы на 2 года.

В соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединить наказание, неотбытое по приговору от 8 мая 2009 года, и окончательно по совокупности приговоров назначить Магомедову А.А. 15 (пятнадцать) лет со штрафом в размере 130 тысяч рублей с ограничением свободы на 2 года, в течение которого запретить ему выезжать за пределы муниципального округа « , менять постоянное место жительства без согласия специализированного органа, осуществляющего надзор за осужденными и обязать являться на регистрацию в названный орган 2 раза в месяц.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Давыдову 15 (пятнадцать) лет лишения свободы со штрафом в размере 130 тысяч рублей с

42

ограничением свободы на 2 года, в течение которого запретить ему выезжать за пределы муниципального округа « , менять постоянное место жительства без согласия специализированного органа осуществляющего надзор за осужденными и обязать являться на регистрацию в названный орган 2 раза в месяц.

В остальном приговор в отношении Шапиева А.М., Магомедова А.А Давыдова М.П. и тот же приговор в отношении Меджидова И Г , Султанова А М , Мусаева М Ч оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Меджидова И.Г., Шапиева А.М., Давыдова М.П., Мусаева М.Ч и защитников осужденных Султанова М.З., Алигаджиевой Х.Ш., Магомедова Д.М., Дибирова Д.Ш. - без удовлетворения Председательствующий

Судьи:

43

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 202 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта