Информация

Решение Верховного суда: Определение N 53-АПУ17-13 от 25.07.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 53-АПУ17-13

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 25июля 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г.П.

судей Ведерниковой ОН., БоровиковаВ.П.

при секретаре Меркушове Д.В рассмотрела уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Костина А.А., Старовойтовой А.М. и Цуркан В.И., адвокатов Будкевич ВС. и Зябкина О.В. на приговор Красноярского краевого суда от 16 марта 2017 года, по которому

Старовойтова А М ,,

несудимая осуждена:

- по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ - на 8 (восемь) лет лишения свободы,

- по пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ - на 12 (двенадцать) лет лишения свободы с ограничением свободы после его отбытия на срок 1 год.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено Старовойтовой А.М окончательное наказание в виде 13 (тринадцати) лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с ограничением свободы после его отбытия на срок 1 год.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ по назначенному по пп. «ж», «з ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч.З ст.69 УК РФ дополнительному наказанию в виде ограничения свободы устанлены следующие ограничения на 1 год после отбытия наказания Старовойтовой в виде лишения свободы: не изменять место жительства или пребывания, а также не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, где осужденная будет проживать после отбытия лишения свободы, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, возложена на Старовойтову А.М. обязанность являться в указанный орган для регистрации 1 раз в месяц.

Костин А А,

судимостей не имеющий осужден:

- по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ - на 9 (девять) лет лишения свободы,

- по пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ - на 13 (тринадцать) лет лишения свободы с ограничением свободы после его отбытия на срок 1 год.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено Костину А.А. окончательное наказание в виде 14 (четырнадцати) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы после его отбытия на срок 1 год.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ по назначенному по пп.«ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч.З ст.69 УК РФ дополнительному наказанию в виде ограничения свободы установлены следующие ограничения на 1 год после отбытия наказания Костиным в виде лишения свободы: не изменять место жительства или пребывания, а также не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбытия лишения свободы, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, возложена на Костина А.А. обязанность являться в указанный орган для регистрации 1 раз в месяц.

Цуркан В И ,,

судимостей

не имеющий осужден:

-по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ - на 8 (восемь) лет лишения свободы,

-по пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ - на 10 (десять) лет лишения свободы с ограничением свободы после его отбытия на срок 1 год.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено Цуркану В.И. окончательное наказание в виде 11 (одиннадцати) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы после его отбытия на срок 1 год.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ по назначенному по пп. «ж», «з ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч.З ст.69 УК РФ дополнительному наказанию в виде ограничения свободы установлены следующие ограничения на 1 год после отбытия наказания Цурканом в виде лишения свободы: не изменять место жительства или пребывания, а также не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбытия лишения свободы, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, возложена на Цуркана В.И. обязанность являться в указанный орган для регистрации 1 раз в месяц.

Взыскано в возмещение материального ущерба с Костина АА Старовойтовой А.М. и Цуркана В.И. солидарно в пользу К 25 422 руб., в счет компенсации морального вреда - с Костина А.А Старовойтовой А.М. и Цуркана В.И. в пользу К по 350 000 (триста пятьдесят тысяч) руб. с каждого.

Заслушав доклад судьи Ведерниковой О.Н., выступления осужденных Костина А.А., Старовойтовой А.М. и Цуркана В.И., их защитников адвокатов Волобоевой Л.Ю., Кротовой С В . и Бондаренко В.Х поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Гуровой В.Ю., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Старовойтова А.М., Костин А.А. и Цуркан В.И. осуждены за разбойное нападение на С г. рождения, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и его убийство, сопряженное с разбоем, группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены 20 сентября 2015 года в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах:

• осужденный Цуркан В.И. выражает несогласие с приговором,

ссылается на существенные нарушения уголовно-процессуального

закона, несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре,

фактическим обстоятельствам дела, неправильное применение

I

4

уголовного закона. На предварительном следствии его избивали, судом

не установлен его умысел на убийство, не доказано, кто наносил удары

битой, и что С мертв. Утверждает, что невиновен,

потерпевшего не бил и не похищал его имущество, его оговорили

Костин и Старовойтова, не согласен с выводами экспертизы, поскольку

тела нет. Суд не учел роль каждого из подсудимых. Указывает, что

родился в , с г. проживает в , является

гражданином РФ, но плохо разговаривает по-русски и плохо понимает,

однако во время следствия ему отказали в участии переводчика. Он

подписывал свои протоколы допросов, не читая, при этом плохо видел

без очков, его не допрашивали 27 января 2016г. Просит применить к

нему пилотное решение ЕСПЧ по делу А , ссылается на

длительность содержания под стражей, ст.6 и 8 Конвенции о защите

прав человека и основных свобод, ограничение его прав и свобод,

связанное с длительным содержанием под стражей, просит смягчить в

связи с этим наказание, пересчитав срок, проведенный в СИЗО.

Считает приговор чрезмерно суровым и просит его изменить:

исключить из приговора заключение судебно-медицинской

экспертизы, исключить отягчающее обстоятельство - совершение

преступления в состоянии опьянения, учесть смягчающие

обстоятельства: ранее не судим, положительные характеристики, он не

является организатором преступления, смерть потерпевшего наступила

не от его действий, у него есть семья и постоянное место жительства.

Также просит его оправдать.

• осужденная Старовойтова А.М., не оспаривая квалификацию

содеянного, считает приговор чрезмерно суровым, полагает, что суд не

учел показания в суде подсудимого Костина, что он один совершил

убийство, а ее к этому принудил, ссылается на детализацию

телефонных соединений. Указывает на противоречия в показаниях

свидетеля Ц считает, что суд не дал оценки показаниям

подсудимых; опознание Цурканом биты произведено ненадлежащим

образом, поскольку среди опознаваемых 3 бит не было той, которой

наносились повреждения потерпевшем.

Ссылается на ст. 15 Конституции РФ, просит применить к ней

пилотное решение ЕСПЧ по делу А , ссылается на длительность

содержания под стражей, ст.6 и 8 Конвенции о защите прав человека и

основных свобод, ограничения ее прав и свобод, связанные с

длительным содержанием под стражей, просит смягчить в связи с этим

наказание, пересчитав срок, проведенный в СИЗО.

Сообщает, что по делу не найден труп потерпевшего, нет орудия

преступления, нет очевидцев, во время суда все подсудимые поменяли

свои показания, дав правдивые показания.

Указывает о наличии смягчающих обстоятельств (ранее не судима,

не является организатором преступления, смерть потерпевшего

наступила не от ее действий), положительно характеризуется,

оказывала помощь следствию в раскрытии уголовного дела, имеет

заболевания (прикладывает выписку из истории болезни). Просит

приговор изменить: исключить из приговора заключение судебно-

медицинской экспертизы, исключить отягчающее обстоятельство-

совершение преступления в состоянии опьянении, и назначить более

мягкое наказание. Ссылается на положения закона о назначении

наказания в случае досудебного соглашения о сотрудничестве, просит

приговор отменить и направить дело на новое судебное

разбирательство. • осужденный Костин А.А. выражает несогласие с приговором, считает,

что он подлежит отмене, ссылается на существенные нарушения

уголовно-процессуального закона, несоответствие выводов суда,

изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела,

неправильное применение уголовного закон, несправедливость

приговора. Считает данное уголовное дело отчасти сфабрикованным и

похожим на спектакль, приговор основан на досудебных показаниях,

данных под давлением и в результате полицейского произвола,

проверка результатов не дала, суд не принял во внимание показания

подсудимых в суде, сделал выводы на недопустимых доказательствах.

Описывает свою версию произошедшего, которую озвучил в

суде, согласно которой инициатором избиения С был он,

Костин, он предложил С ударить ее бывшего мужа битой,

что она и сделала, но несильно, после чего он нанес потерпевшему

множественные удары битой. Цель избиения: проучить С

чтобы он перестал издеваться над бывшей женой. Имущество у

Старовойтова в сумме около 11 тыс. рублей забрал он, Костин, без

применения оружия. Бита нужна была, чтобы напугать С

Считает осуждение по ч.4 ст. 162 УК РФ необоснованным. Умысла на

убийство и разбойное нападение не было, С и Цуркан

участия в убийстве не принимали. Высказывает предположение, что

Старовойтов жив, поскольку его труп не найден.

Утверждает, что был задержан 20 января в 23 часа, а допрошен в

качестве свидетеля в 4 час. 21 января 2016г., протокол задержания и

протокол допроса составлены 22 января 2016г., причем он был

допрошен в ночное время и на него оказано давление, на свидетеля

Ц также было оказано давление. Считает, что показания

свидетеля К во время предварительного расследования

являются недопустимым доказательством; его показания

подтверждаются заключением психофизиологической экспертизы в

отношении Цуркана. Указывает на нарушения при ведении протокола

судебного заседания, сообщает, что во время судебного заседания

судья незаконно отклоняла его ходатайства; ему было отказано в

удовлетворении ходатайства о допросе в суде свидетеля М

в вызове трех свидетелей со свалки.

Просит приговор изменить: исключить из приговора заключение

судебно-медицинской экспертизы, исключить отягчающее

обстоятельство- совершение преступления в состоянии опьянения.

Также просит приговор отменить, направить дело на дополнительное

расследование.

В дополнениях к жалобам выражает несогласие с

постановлениями Красноярского краевого суда: 1) от 14.04.2017 г. об

ограничении во времени ознакомления с материалами уголовного дела

и протоколом судебного заседания, и 2) от 16.03.2017 г. о взыскании

процессуальных издержек в виде вознаграждения адвокату Похабову

С.Д. Считает постановления незаконными и необоснованными. На

указанные постановления самостоятельные жалобы осужденным не

поданы, срок на их обжалование пропущен, ходатайств о

восстановлении пропущенного срока не подано. • адвокат Будкевич ВС. в защиту Старовойтовой А.М. считает

приговор незаконным и необоснованным. Вывод суда, что мотивом

совершения убийства послужили личные неприязненные отношения

между осужденной Старовойтовой и потерпевшим, не подтверждаются

доказательствами, исследованными в суде. Старовойтова и Костин

пояснили, что Костин предложил вызвать Старовойтова в

г , поскольку у него ранее был с потерпевшим конфликт.

Судом указано в приговоре, что Старовойтова предложила Костину

совместно с ней причинить С телесные повреждения, при

этом суд сослался на показания Старовойтовой во время

предварительного расследования, однако Старовойтова таких

показаний не давала.

Суд не принял во внимание показания свидетеля Ц ,

неправильно установил квалифицирующий признак убийства «по

предварительному сговору группой лиц», поскольку подсудимые не

договаривались об этом, они договорились только избить

потерпевшего и напугать его, о чем пояснили они, а также свидетель

Ц . Умысел на убийство возник у Костина, который и убил

потерпевшего, о чем он сам пояснил в суде. Костин оговорил других

подсудимых во время следствия, чтобы снять с себя ответственность за

содеянное. Старовойтова показала, что нанесла 2-3 удара битой

потерпевшему из личных отношений по требованию Костина, а не из

корыстных побуждений, после ее ударов потерпевший был жив.

Смерть потерпевшего после нанесения ударов Старовойтовой не

наступила. Изъятие у потерпевшего имущества- личная инициатива

Костина, который свои действия с другими подсудимыми не обсуждал,

Старовойтова не принимала участия в изъятии имущества

потерпевшего, она лишь приняла переданное ей имущество. Считает,

что на момент нанесения ею ударов потерпевшему, изъятие имущества

уже закончилось. В действиях Старовойтовой отсутствовала корыстная

цель, а также объективная сторона разбойного нападения.

Суд не учел показания эксперта Т о о том, что отсутствие

объекта экспертизы не позволяет установить степень тяжести телесных

повреждений и невозможно разграничить телесные повреждения,

которые причинены руками и битой. Считает, что Старовойтова не

совершала убийство и разбойное нападение, просит приговор

отменить, Старовойтову оправдать.

• адвокат Зябкий О.В. в защиту интересов осужденного Цуркана В.И.

выражает несогласие с приговором, считает, что биту подсудимые

приискали не для нанесения телесных повреждений потерпевшему, о

ее применении не договаривались, Костин и Старовойтова ее

использовали без предварительной договоренности об этом с

Цурканом, их действия являются эксцессом исполнителя, Цуркан не

имел умысла на использование биты для нанесения повреждений

потерпевшему. Выводы суда о применении при завладении

имуществом потерпевшего бейсбольной биты не нашли своего

подтверждения в судебном заседании, бита была применена после

завладения имуществом для того, чтобы заставить потерпевшего

просить прощение у Старовойтовой. Умысел Цуркана был направлен

на причинение незначительных телесных повреждений потерпевшему

без причинения смерти, о чем пояснила и Старовойтова при

первоначальном ее допросе в качестве обвиняемой (т.5 л.д.241-246).

Просит приговор отменить, передать дело на новое судебное

разбирательство.

В возражениях на доводы жалоб государственный обвинитель С.В.Кладкина считает доводы осужденных и их адвокатов, изложенные в апелляционных жалобах, необоснованными и несостоятельными, приводит аргументы, в соответствии с которыми считает, что оснований для отмены или изменения приговора не имеется.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Виновность осужденных Старовойтовой А.М., Костина А.А. и Цуркана В.И. в совершении убийства потерпевшего подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании, включая показания самих осужденных об обстоятельствах совершения преступления, данные в стадии предварительного расследования, исследованные в судебном заседании; показания свидетелей; протоколы следственных действий заключения экспертов; другие доказательства, исследованные судом и изложенные в приговоре.

Судом установлено и указано о том в приговоре, что Старовойтова А.М Костин А.А. и Цуркан В.И. заранее договорились о причинении потерпевшему телесных повреждений, осознавая общественную опасность своих действий, предвидели и сознательно допускали реальную возможность наступления его смерти от их действий, для чего вызвали потерпевшего в г. , приискали орудие-бейсбольную биту, выбрали время -темное время суток, выбрали и осмотрели место преступления в безлюдном месте на мусорной свалке, а затем, действуя совместно и согласованно, с применением насилия привезли его на свалку, где каждый из подсудимых участвовал в лишении жизни потерпевшего: Костин и Цуркан, удерживая его, в присутствии Старовойтовой одновременно избивали его руками и ногами, в том числе в жизненно-важные органы Костин и Старовойтова в присутствии Цуркана наносили удары бейсбольной битой, в том числе по голове. Осужденные прекратили свои действия только после того, как убедились в его смерти.

Оценив действия осужденных, суд пришел в правильному выводу о том что все эти действия и то, что для причинения повреждений они привели потерпевшего в яму, где впоследствии и сокрыли труп, а также то, что после совершения преступления они вместе сокрыли труп и уничтожили следы свидетельствуют о предварительном сговоре на убийство и об умысле каждого из подсудимых на убийство.

Наличие у каждого из подсудимых умысла на убийство и предварительного сговора подтверждается исследованными судом доказательствами, включая:

- показания Костина во время предварительного расследования о том, что они втроем убили потерпевшего и им было все равно, какие по тяжести они причинят ему телесные повреждения (т.5 л.д. 139-141), они все втроем принимали участие в убийстве С (т.5 л.д.147-149); ), думали очнется - уйдет, не очнется - значит судьба (т.5 л.д.66-79);

- показания Цуркана о том, что после того, как Старовойтова ударила битой потерпевшего, она сказала, что ей не жалко мужа, она давно хотела бы его убить (т.6 л.д.145), Старовойтова била С двумя руками со всего размаху битой наотмашь по затылку сверху вниз (т.6 л.д.125, 177);

- показания свидетеля Ц о том, что на следующий день Костин рассказал ему, что он, Старовойтова и Цуркан убили С

В результате суд пришел к обоснованному выводу о том, что все эти доказательства опровергают доводы жалоб осужденных и их защитников о том, что убийство совершил один Костин, а Старовойтова и Цуркан в этом не участвовали. Поэтому суд правильно посчитал эту версию несостоятельной.

Поскольку показания Костина и Цуркана во время предварительного расследования соответствуют друг другу, показаниям свидетелей К а также Цыплакова во время следствия, частично им соответствуют и показания С , суд правильно посчитал достоверными именно эти показания, отвергнув их показания в суде о том, что обстоятельства совершения преступлений были другими, с указанием мотивов принятого решения.

Доводы жалоб о том, что Костин дал показания под воздействием недозволенных методов ведения следствия, так как его избили при задержании 22 января 2015 г., Цуркан подписал протокол допроса, не читая из-за плохого зрения, а 27 января 2016г. его вообще не допрашивали являются несостоятельными, поскольку во всех протоколах допросов отражено, что замечаний по их составлению не имеется, подсудимые не отрицают того, что все подписи в протоколах выполнены ими, Цуркан и его защитники никогда не заявляли о том, что в связи с плохим зрением Цуркан не может прочитать протокол допроса, а согласно заключению судебно медицинской экспертизы от 25 января 2015 г. у Костина имелось повреждение только полученное задолго до задержания (т.4 л.д.5-6).

Кроме этого, по заявлениям Костина и Цуркана проведена проверка в порядке ст. 144-145 УПК РФ, по результатам которой вынесено постановление от 25 февраля 2017 г. о том, что недозволенные методы ведения следствия к ним не применялись. Установлено, что допрос Цуркана 27 января 2016 г. производился. Проверка проведена полно, постановление мотивировано, противоречий в его выводах не содержится, поэтому оснований не доверять ему у суда не имелось.

Также во время предварительного расследования осужденные не заявляли о том, что к ним применялись недозволенные методы ведения следствия, все допросы проводились в присутствие защитников, что исключает какое-либо воздействие на подсудимых.

Таким образом, заявления подсудимых о недозволенных методах ведения следствия суд обоснованно посчитал надуманными с целью смягчить свою ответственность. Поскольку нормы УПК РФ при получении доказательств не были нарушены, суд правомерно положил показания осужденных, данные на предварительном следствии, в основу приговора.

Вопреки доводам жалоб, судом правильно установлен мотив совершения убийства потерпевшего, которым послужили личные неприязненные отношения между осужденным Старовойтовой и потерпевшим, о чем поясняли все осужденные во время предварительного следствия.

Версия осужденных, высказанная в суде, и свидетеля Ц о том что мотивом преступления явилось заявление Старовойтова о том, что он едет не один, чтобы избить Ц , и то, что Костин задолго до случившегося поссорился по телефону с потерпевшим, рассматривалась судом первой инстанции в совокупности с иными доказательствами по делу.

В результате суд пришел к выводу о том, что она опровергается показаниями Старовойтовой, которые она подтвердила в суде о том, что С не собирался приехать с кем-либо, чтобы причинить повреждения Ц (т.6 л.д.34-38). Об этом же пояснили в суде свидетели Б и В , которым С сам сказал об этом Никто из осужденных на предварительном следствии не заявлял, что мотивом убийства явилось то, что Костин поссорился с потерпевшим по телефону.

Суд мотивировал в приговоре, почему признал достоверными показания свидетеля Ц , данные во время предварительного расследовании.

Версия свидетеля Ц о том, что его показаниям на следствии доверять нельзя, поскольку он подписал, не читая, протоколы допросов под психологическим воздействием, опровергается постановлением следователя ГСУ СК России по Красноярскому краю от 30 января 2017г., согласно которому недозволенные методы ведения следствия к свидетелю не применялись.

Таким образом, оснований для признания недопустимыми доказательствами протоколов допроса свидетеля Ц у суда не имелось, изменение им в суде показаний суд правильно расценил как способ смягчения ответственности подсудимых: Цуркана, с которым у него дружеские отношения, и Старовойтовой, с которой он состоит в семейных отношениях.

Доводы жалоб о том, что Костин, а не Старовойтова, был инициатором причинения повреждений потерпевшему, о том, что Старовойтова нанесла потерпевшему удары по голове битой несильные, которые не могли повлечь смерть, о том, что Старовойтова не видела, как Цуркан и Костин избивали потерпевшего и завладели его имуществом, и не участвовала в этом опровергаются исследованными судом доказательствами, в том числе:

согласованными показаниями Костина и Цуркана во время следствия согласно которым Старовойтова была инициатором избиения и обманом заманила потерпевшего в , после первого удара битой, она еще дважды очень сильно ударила С по голове битой, от чего он упал и начал стонать и хрипеть, находилась вместе с ними во время нанесения потерпевшему телесных повреждений и завладения имуществом при этом тут же непосредственно во время изъятия имущества потерпевшего забрала переданное ей Цурканом имущество потерпевшего;

показаниями самой С , данными на предварительном следствии и подтвержденными ею в судебном заседании, о том, что она предложила избить потерпевшего, находилась со всеми вместе при изъятии имущества, распорядилась похищенными деньгами и банковской картой потерпевшего, не только присутствовала при нанесении ударов Костиным и Цурканом, но и сама нанесла удары по голове потерпевшего, держа биту двумя руками.

Доводы жалобы Старовойтовой о том, что Костин заставил ее наносить потерпевшему удары битой, и что Старовойтова сделала это, так как боялась Костина, опровергаются показаниями Цуркана во время следствия и показаниями самого Костина, который пояснял, что когда он предложил Старовойтовой ударить потерпевшего, она, не задумываясь взяла биту и ударила его по голове (т.5 л.д.59, 83).

Оценивая показания Старовойтовой в суде о том, что инициатором избиения потерпевшего был Костин, суд правильно принял во внимание, что ни Старовойтова, ни Костин, ни Цуркан во время предварительного расследования не говорили о том, что Костин ее принудил причинить повреждения потерпевшему, при этом чем-либо угрожал, и она боялась его Напротив сами Старовойтова и Костин, а также свидетель Ц пояснили, что между всеми ними были дружеские отношения. Кроме того, в день совершения преступления они целый день с 9 час утра и до позднего вечера вместе распивали спиртные напитки, а нанести телесные повреждения потерпевшему предложила именно Старовойтова.

Старовойтова в суде пояснила, что после того, как они убедились, что потерпевший умер, Костин сказал им никому ничего не рассказывать, она это восприняла как угрозу (т. 10 л.д.67-91). О том, что Костин угрожал ей чем либо до совершения преступления или во время его совершения Старовойтова не заявляла. На этом основании суд правильно отверг версию Старовойтовой, выдвинутую в суде о том, что она, боясь Костина, нанесла удары потерпевшему битой по голове как надуманную, выдвинутую для того, чтобы избежать ответственности за содеянное.

Оценку суда получили доводы Цуркана о том, что он не принимал участия в убийстве. Суд обосновано отверг их, поскольку они опровергаются вышеуказанными показаниями Костина и Цуркана во время следствия о том, что Цуркан согласился участвовать в избиении потерпевшего, предложил сделать это на свалке, по его предложению они осмотрели место преступления, там Цуркан приискал орудие преступления биту, которой они все втроем договорились причинить повреждения потерпевшему, затем предложил в такси сесть по бокам от потерпевшего удерживал потерпевшего при нанесении ему ударов Костиным, затем сам наносил удары руками и ногами, дал биту, которой Костин и Старовойтова наносили удары потерпевшему, и присутствовал при их нанесении.

В результате, вывод суда о том, что Цуркан, действуя совместно и согласованно с остальными осужденными, непосредственно участвовал в лишении жизни потерпевшего, а затем и в сокрытии следов преступлений является обоснованным и мотивированным.

Доводы жалоб осужденных и их защитников о том, что имущество потерпевшего они не похищали, имущество потерпевшего Костин забрал без применения биты, а Старовойтова и Цуркан не совершали никаких действий по изъятию имущества потерпевшего, которое Костин забрал не в сумме 20 000 руб., а около 11 000 руб., опровергаются согласованными показаниями подсудимых во время следствия о том, что, насильно привезя потерпевшего на свалку и избив его, они забрали у него телефон, банковскую карту, деньги 20 000 руб., при этом заставили его назвать пин-код карты, а затем продолжали его избивать, в том числе деревянной битой, пока не убили, а его имуществом распорядились по своему усмотрению.

Эти их показания подтверждаются также показаниями свидетеля Ц , которому Старовойтова рассказала, что они завладели имуществом потерпевшего, в том числе деньгами в сумме 20 000 руб. Кроме того, во время предварительного расследования Цуркан пояснил, что проверить карманы потерпевшего Костин предложил ему на предмет наличия ценностей (т.6 л.д.158), Костин пояснял, что предложил проверить карманы, чтобы похитить деньги и ценности (т.5 л.д.96).

С учетом изложенного, суд пришел в правильному выводу о том, что в завладении имуществом потерпевшего участвовал каждый из подсудимых Костин и Цуркан непосредственно изъяли его у потерпевшего, а Старовойтова, находящаяся здесь же, забрала у них похищенное распоряжалась им, поэтому доводы жалоб о том, что Старовойтова и Цуркан не принимали участия в завладении имуществом потерпевшего, правильно признаны несостоятельными.

Версия осужденных о том, что потерпевший может быть жив, а его мать - потерпевшая по делу К - может это скрывать, опровергается показаниями всех подсудимых о том, что они покинули свалку после того как убедились в смерти потерпевшего. Кроме того Цуркан во время предварительного расследования пояснил, что когда на следующее утро он засыпал грунтом труп, труп находился в том же месте и в том же положении в каком они оставили его.

Доводы жалобы Костина о том, что приговор постановлен на первоначальных показаниях осужденных, данных под давлением, являются

13

необоснованными, поскольку в суде исследована и изложена в приговоре

совокупность различных доказательств, включая показания свидетелей,

протоколы следственных действий, заключения экспертов и иные

доказательства, которым судом дана оценка.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы по материалам

дела из показаний Старовойтовой А.М., Костина А.А. и Цуркана В.И.

следует, что удары С наносились руками, ногами,

деревянной битой по телу, конечностям, голове. Смерть потерпевшего

наступила в короткий промежуток времени после причинения повреждений.

При указанных условиях возможно образование повреждений костей

скелета и внутренних органов, приводящих к наступлению смерти.

Множественные ударные воздействия в область головы могли привести к

формированию черепно-мозговой травмы, которая могла сопровождаться

переломом костей черепа, повреждением оболочек и вещества головного

мозга, приводящих к наступлению смерти и относится к критерию,

характеризующему признак вреда, опасного для жизни человека, и

квалифицируется как тяжкий вред здоровью. Содержащиеся в материалах

дела данные позволяют оценить вероятный промежуток времени от травмы

до наступления смерти, исчисляемый минутами, десятками минут (т.4

л.д.135-146).

Доводы жалоб осужденных, что заключение судебно-медицинской

экспертизы по материалам дела следует считать недопустимым

доказательством, поскольку труп потерпевшего не найден и заключение

основано на догадках и домыслах, являются несостоятельными, поскольку

назначена и проведена экспертиза в соответствие со ст. 195-201 УПК РФ,

заключение составлено без нарушения требований ст.204 УПК РФ, эксперты

предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного

заключения, выводы экспертизы противоречивыми не являются, права

подсудимых при ее проведении не нарушены.

В суде был оглашен протокол осмотра детализации телефонных

переговоров абонентских номеров:,

находившихся в пользовании потерпевшего С и

№ , находившегося в пользовании подсудимой

Старовойтовой А.М., с 9 час.45 мин. до 21 час. 4 мин. 20 сентября 2015г.

Судя по данному протоколу Старовойтова связывалась со С 20

раз путем телефонных соединений и отправляла 1 СМС-сообщение,

С связывался со Старовойтовой 15 раз, при этом при получении

СМС-сообщения в 18 час. ЗОмин. телефон С находился в

пределах базовой станции с. затем он последовательно

находился в пределах базовых станций, расположенных в районе,

районе, районе края, в 20 час.54мин. он находился в пределах базовой станции на ул г. (т.4 л.л.204-221).

Свидетель Т пояснил суду, что 20 сентября 2015 года около 18 час. в с. вызвал такси С , который был без руки, его провожал друг. С сказал, что везет деньги, чтобы помочь ребенку и супруге. По дороге С постоянно по телефону перезванивался с супругой, рассказывал, где едет, говорил, что скоро приедет. В г. они приехали около 21 час, он высадил его на ул.

там рядом улица

Судом правильно отказано в поиске свидетелей - лиц без определенного места жительства, которые в ночь, когда было совершено преступление находились во временном строении на свалке, поскольку стороной защиты не были указаны данные лиц, которые могли находиться на территории свалки в ночь убийства во временном жилище (т. 9 л.д. 212).

Вопреки доводам жалобы осужденного Костина, свидетель М

о , работавший на свалке, где произошло преступление, был допрошен в судебном заседании 10 января 2017г. (т. 10 л.д.1-6) и его показания правильно изложены в приговоре.

Доводы жалобы Цуркана о нарушении его права пользоваться помощью переводчика являются необоснованными, поскольку из протокола судебного заседания следует, что на вопрос председательствующего Цуркан В.И пояснил, что русским языком владеет в полном объеме, в услугах переводчика не нуждается (т.9 л.д.142). Кроме того, во время рассмотрения уголовного дела на протяжении всего судебного заседания Цуркан и его защитник не заявляли о том, что Цуркан не владеет русским языком и нуждается в переводчике, он давал показания на русском языке, а также задавал вопросы свидетелям, заявлял ходатайства, при этом свободно изъяснялся на русском языке. Кроме того, сам осужденный в жалобе указал что постоянно проживает в России с 1995 г., является гражданином РФ.

Доводы жалобы Костина о том, что он был задержан 20 января 2016 г. в 23 часа, допрошен в качестве свидетеля 21 января, причем допрошен в ночное время и на него оказано давление, проверены Судебной коллегией и не подтвердились. Согласно протоколу задержания (т.5 л.д.8-10) задержан Костин 22 января 2016г. Допрошен он в качестве свидетеля 22 января 2016г т.5 л.д.2-7). При этом на листе дела 1 в томе №5 имеется его заявление от 22 января 2016г. о согласии на допрос в ночное время. Кроме того, указанный протокол допроса в качестве свидетеля как доказательство судом не использован.

Доводы жалобы Костина о том, что показания свидетеля К во время предварительного расследования являются недопустимыми доказательствами, не могут быть приняты во внимание, поскольку на показания Костиной во время следствия суд не ссылался как на доказательство. В приговоре на листе 8 в качестве доказательства приведены показания свидетеля Костиной в суде, а не на следствии, о том, что 20 сентября 2015 г. позвонил телефон Костина, но Костин в трубку ничего не говорил, видимо телефон случайно соединился с ее телефоном. При этом она услышала голоса, слышала, что у С спрашивали фамилию имя и отчество, и он назвал. Потом Костин спрашивал номера карт и пин коды, и С назвал какие-то 4 цифры. Она узнала голос С , а также голоса Костина и Старовойтовой А (т.9 л.д.157-172).

Заключение психофизиологической экспертизы в отношении Цуркана в суде не исследовалось.

Показания эксперта Т , оглашенные защитником Зябкиным О.В. (т. 7 л.д.191-193), выводам судебно-медицинской экспертизы не противоречат и в качестве доказательства судом в приговоре использованы не были.

Все собранные доказательства проверены, оценены судом и признаны достаточными для постановления приговора.

В то же время, Судебная коллегия не может согласиться с юридической оценкой действий осужденных, поскольку она не соответствует установленным фактическим обстоятельствам, что повлияло на назначение осужденным справедливого наказания.

Доводы жалоб осужденного Костина и адвоката Зябкина о необоснованном осуждении по ч.4 ст. 162 УК РФ, о том, что подсудимые при изъятии имущества не использовали биту в качестве оружия, не причинили тяжкого вреда здоровью потерпевшего, Судебная коллегия находит обоснованными, поскольку они подтверждаются установленными судом обстоятельствами.

Так, Старовойтова в суде подтвердила свои показания, данные во время предварительного расследования, о том, что со своим мужем С она совместно не проживала, во время совместной жизни С скандалил, избивал ее и сына, 20 сентября 2015г. она предложила Костину побить С , чтобы проучить его за скандалы.

Костин и Цуркан во время предварительного следствия также поясняли что 20 сентября 2015 г. во время распития спиртного С предложила сначала ему, а потом и Цуркану избить совместно с ней потерпевшего за то, что С ранее избивал ее и сына, он и Цуркан согласились.

Признав данные показания достоверными, суд пришел к логичному выводу о том, что мотивом совершения убийства послужили личные неприязненные отношения между подсудимой Старовойтовой и потерпевшим.

Данный мотив убийства указан в приговоре (т. 10 л.д. 186). Таким образом, убийство потерпевшего было совершено не с целью хищения его имущества, а по иным мотивам.

В описательно - мотивировочной части приговора при описании преступных деяний суд не установил наличие у осужденных умысла на завладение имуществом потерпевшего, с применением насилия, опасного для жизни или здоровья.

Как следует из приговора, насилие, опасное для жизни или здоровья применялось осужденными не с целью завладения имуществом потерпевшего, а с целью проучить его за ранее совершенные в отношении Старовойтовой и ее сына противоправные деяния и заставить извиниться перед ней, то есть из личных неприязненных отношений между Старовойтовой и ее мужем.

Из установленных судом обстоятельств содеянного следует, что умысел на открытое хищение имущества потерпевшего у осужденных возник внезапно в ходе его избиения, при этом с целью хищения имущества насилие, опасное для жизни или здоровья, к потерпевшему не применялось осужденные биту не использовали и ее применением не угрожали.

О том, что осужденные лишили потерпевшего жизни с целью удержания его имущества, судом установлено не было и в приговоре о том не указано.

В результате Судебная коллегия приходит к выводу о том, что осужденными было совершено открытое хищение имущества потерпевшего с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Таким образом, судом первой инстанции убийство потерпевшего ошибочно квалифицировано по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, как сопряженное с разбоем.

На основании изложенного, Судебная коллегия полагает необходимым дать иную юридическую оценку содеянного осужденными: - переквалифицировать их действия с п. «в» ч. Ц ст. 162 УК РФ на п. «г» ч. 2 ст.161УКРФ; - исключить из приговора их осуждение по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ и назначить справедливое наказание как за каждое из преступлений, так и по их совокупности.

При этом Судебная коллегия учитывает, что при назначении наказания суд учел в качестве смягчающих обстоятельств, что Костин, Цуркан и Старовойтова не судимы, удовлетворительно характеризуются, а также состояние здоровья Старовойтовой.

На основании п. «г» ч.1 ст. 61 УК РФ в качестве смягчающего обстоятельства суд признал наличие малолетнего ребенка у Старовойтовой Поскольку досудебного соглашения о сотрудничестве со Старовойтовой не заключалось, при назначении наказания правила ч.2 и 4 ст.62 УК РФ судом обоснованно не применялись.

На основании п. «и» ч.1 ст.6! УК РФ в отношении Старовойтовой Костина и Цуркана суд признал в качестве смягчающего обстоятельства активное способствование раскрытию и расследованию преступлений во время предварительного расследования.

В то же время, судом обоснованно признано отягчающим обстоятельством в отношении каждого из осужденных совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

Оснований также для применения ст.64, 73 УК РФ суд не установил и Судебная коллегия не усматривает.

Вопрос о возмещении материального ущерба и морального вреда разрешен судом с учетом требований закона, а также характера причиненных потерпевшей нравственных страданий, связанных с убийством сына обстоятельств совершения преступления, материального положения подсудимых, требований разумности и справедливости.

Нарушения прав осужденных на справедливое судебное разбирательство в разумный срок, на уважение частной и семейной жизни, предусмотренных,

1 ст.6, 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также ст.6 УПК РФ, не усматривается.

Согласно материалам дела, с момента задержания осужденных ( 22-23 января 2016 года) до вынесения приговора прошло немногим более года, в том числе, в суде дело рассматривалось 3 месяца, что, с учетом тяжести содеянного в условиях неочевидности, наличия нескольких обвиняемых чрезмерно длительным сроком не является.

Решения суда об избрании и продлении в отношении обвиняемых меры пресечения в виде заключения под стражу являются обоснованными и мотивированным, принимались с соблюдением процессуальных прав обвиняемых, в том числе, с участием защитников и представлением права обжаловать принятые решения. На условия содержания под стражей осужденные не жалуются, поэтому оснований для выводов о нарушении положений ст.З указанной выше Конвенции не имеется.

С учетом изложенного оснований для смягчения назначенного осужденным наказания в связи с чрезмерно длительным судебным разбирательством и необоснованно длительным содержанием под стражей как это предусмотрено в Постановлении Европейского Суда по правам человека по делу «Ананьев и другие против России» от 10 января 2012 года в качестве одного из возможных компенсационных средств правовой защиты (пункты 221-226), не имеется.

Замечания осужденных Костина и Старовойтовой на протокол судебного заседания рассмотрены в соответствии с законом и постановлением судьи от 04 мая 2017 г. мотивированно отклонены как необоснованные (т. 11 л.д. 150-151). Нарушений при составлении протокола не усматривается.

Постановление судьи Красноярского краевого суда от 14.04.2017 г которым осужденным по данному делу установлено время для ознакомления с оставшейся частью материалов уголовного дела и протокола судебного заседания, отвечает требованиям ч.4 ст.7 УПК РФ, поскольку является законным, обоснованным и мотивированным (т. 10 л.д.222-223).

По постановлению судьи Красноярского краевого суда от 16 марта 2017 г. взысканы с Костина процессуальные издержки в размере 28 800 рублей выплаченные в качестве вознаграждения адвокату Похабову С. Д защищавшему интересы Костина в судебном заседании (т. 10 л.д.200). Поскольку Костин не отказывался от услуг защитника, не возражал против взыскания с него сумм, выплаченных адвокату (т. 10 л.д. 130), и не указал оснований для освобождения от их уплаты, решение судом принято правильное.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения, судом не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.З 89 ,389 ,389 ,389 ,

33 389* 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила приговор Красноярского краевого суда от 16 марта 2017 года в отношении Старовойтовой А М , Костина А А и Цуркана В И изменить:

переквалифицировать действия Старовойтовой А.М. с п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ на п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, по которой назначить ей наказание в виде лишения свободы на срок три года;

исключить из приговора осуждение Старовойтовой А.М. по п. «з» ч.2 ст.105УКРФ;

назначить Старовойтовой А.М. по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ наказание в виде лишения свободы на срок одиннадцать лет с ограничением свободы на срок один год.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлении предусмотренных п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ и п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить Старовойтовой А.М окончательное наказание в виде лишения свободы на срок двенадцать лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима с ограничением свободы после его отбытия на срок один год, с установлением ограничений и возложением обязанности, указанных в приговоре.

Переквалифицировать действия Костина А.А. с п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок три года;

исключить из приговора осуждение Костина А.А. по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ;

назначить Костину А.А. по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ наказание в виде лишения свободы на срок двенадцать лет с ограничением свободы на срок один год.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных п. «ж» ч.2 ст. 105 и п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить Костину А.А. окончательное наказание в виде лишения свободы на срок тринадцать лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы после его отбытия на срок один год, с установлением ограничений и возложением обязанности, указанных в приговоре.

Переквалифицировать действия Цуркана В.И. с п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок три года;

исключить из приговора осуждение Цуркана В.И. по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ;

назначить Цуркану В.И. по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ наказание в виде лишения свободы на срок девять лет с ограничением свободы на срок один год.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных п. «ж» ч.2 ст. 105 и п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить Цуркану В.И. окончательное наказание в виде лишения свободы на срок десять лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы после его отбытия на срок один год, с установлением ограничений и возложением обязанности, указанных в приговоре.

В остальном приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 201 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта