Информация

Решение Верховного суда: Определение N 72-АПУ16-24 от 27.09.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 72-АПУ16-24

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 27 с е н т я б р я 2 0 1 6 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Иванова Г.П.

судей Ермолаевой Т.А., Зеленина С Р .

при секретаре Ивановой А.А.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Еременко ВВ., Черепянко А.В., адвокатов Тонких С.А., Правидло П.Г., защит ника Перевозчиковой И.Л., на приговор Забайкальского краевого суда от 14 июня 2016 года, по которому

ЕРЕМЕНКО В В

ранее судимый:

08.10.1996 г. Ингодинским районным судом г. Читы по ч.2 ст. 144 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы;

22.05.1997 г. Ингодинским районным судом г. Читы по п. «б» ч.З ст. 162 УК РФ, ч.З ст.40 УК РСФСР к 9 годам лишения свободы, освобожден 15.04.2004 г. по отбытии срока осужден 28.11.2005 г. мировым судьей судебного участка № Ингодинского района г. Читы по ч.З ст.30, ч.1 ст. 158 УК РФ к 1 году 5 месяцам лишения свободы, на основании ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком на 2 года; 08.12.2005 г. Ингодинским районным судом г. Читы по п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ к 3 годам 11 месяцам лишения свободы, на основании ст.73 УКРФ условно с испытательным сроком на 4 года;

06.12.2007 г. Ингодинским районным судом г. Читы по п. «в» ч.2 ст. 158, ч.4 ст. 74, 70 УК РФ к 4 годам 10 месяцам лишения свободы; 12.03.2008 г. Ингодинским районным судом г. Читы по ч.З ст. 30, п.п. «а», «б ч.2 ст.228.1, ч.5 ст.69 УК РФ к 5 годам 4 месяцам лишения свободы;

22.12.2008 г. Забайкальским краевым судом по п.п. «ж», «з» ч.2 ст. 105, п. «в ч.4 ст. 162, ст. 316, ч.З ст.69 УК РФ, ч.5 ст.69 УК РФ к 15 годам 9 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима,

осужден по п.п. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к наказанию с применением ч.2 ст.68 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 16 (шестнадцать) лет.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначенных по данному приговору и по при говору Забайкальского краевого суда от 22 декабря 2008 года окончательно на значено наказание в виде лишения свободы сроком 23 ( двадцать три года) с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

ЧЕРЕПЯНКО А В,

ранее не

судимый осужден по ч.4 ст.ЗЗ, п.п. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 12 (двенадцать ) лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Исковые требования Р постановлено удовлетворить частично:

взыскать с осужденных Еременко В.В. и Черепянко А.В. в счет компенсации морального вреда в пользу Р по 1000000 (один миллион) рублей с каждого.

взыскать с осужденного Еременко ВВ. в федеральный бюджет в качестве процессуальных издержек, выплаченных адвокату, назначенному судом за оказание юридической помощи в уголовном судопроизводстве 19800 (девятнадцать тысяч восемьсот) рублей.

Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А., выступления осужденных Еременко ВВ. и Черепянко А.В., поддержавших доводы жалоб, выступления адвокатов Кузнецова С.А. и Чумакова Р.Л., защитника Перевозчиковой И.Л поддержавших доводы жалоб и позицию подзащитных, выступление прокурора Кузнецова СВ., просившего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

согласно приговору суда Еременко ВВ. совершил убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку - Р группой лиц по предварительному сговору, по найму.

Черепянко А.В. совершил подстрекательство, то есть склонение другого лица путем уговора и подкупа к совершению преступления - убийству, то есть умышленному причинению смерти другому человеку - Р совершенное группой лиц по предварительному сговору, по найму.

Преступление совершено в городе края в 2004 году при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Осужденный Черепянко в апелляционной жалобе и дополнениях выражает несогласие с приговором, считает его незаконным и необоснованным Полагает, что в ходе расследования и судебного разбирательства допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, в судебном заседании нарушен принцип состязательности сторон, что выразилось в неудовлетворении судом ходатайства о вызове и допросе специалиста Г неприобщении к материалам дела ее исследования относительно проведенных по делу фоноскопических экспертиз, неудовлетворении ходатайства стороны защиты о вызове экспертов К иЮ несогласии с допросом свидетеля Щ , несогласии с квалификацией (по мнению осужденного двойном мотиве совершенного преступления), неустранении противоречий в показаниях Д о времени получения денежных средств и их распределении, несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, не принятии судом показаний Ф . В обоснование своих доводов осужденный подробно излагает содержание показаний свидетелей, дает характеристику своих взаимоотношений со свидетелями Д , анализирует заключения фоноскопических экспертиз, дает собранным по делу доказательствам свою оценку.

Осужденный Еременко в апелляционной жалобе и дополнениях так же указывает о несогласии с приговором суда, в связи с допущенными нарушениями уголовно-процессуального закона,также указывает о незаконности решения суда об отказе в вызове и допросе специалиста Г непри общении к материалам дела ее исследования относительно проведенных по делу фоноскопических экспертиз, неудовлетворении ходатайства стороны за щиты о вызове экспертов К иЮ . Он указывает на несостоятельность выводов судебно- медицинской экспертизы, проведенной по мате риалам уголовного дела, ссылается на отсутствие сговора на убийство, считает что необходимо отнестись критически к показаниям свидетелей Д,

Д и вынести справедливое наказание.

Адвокат Тонких С.А. в защиту осужденного Черепянко А.С. с приговором суда не согласен, поскольку приговор противоречит материалам уголовного дела, основан на доказательствах полученных с нарушением требований УПК РФ. Адвокат считает, что Черепянко А.В. к убийству Р не причастен, члены преступного сообщества « его оговорили из мести за дачу против их показаний в Центральном районном суде г. Читы и отказ солидного бизнесмена платить им за так называемое «крышевание» бизнеса. Как указывает адвокат, Черепянко А.В., в ходе предварительного следствия и судебного заседания достаточно подробно, стабильно и аргументировано да вал показания о своей невиновности. В то же время Д иД

дают противоречивые показания о роли Черепянко А.В. в совершении убийства Р неоднократно их изменяли. Однако они не отрицали, что их главная цель была подмять под себя бизнес Черепянко А.В. и получать с него стабильный доход. Тем самым, Д иД совершили убийство Р с целью облегчить совершение другого преступления, а именно вымогательства в отношении Черепянко А.В.

Допрошенный в судебном заседании свидетель В пока зал, что Д хотел загнать Черепянко под свою крышу, видео убийства Русинова сделал для того, чтобы шантажировать Черепянко и денег за убийство Р В иФ не получали. С целью запугивания Черепянко А.В. Д просил своего знакомого М ударить Че репянко ножом, направлял в офис Черепянко агрессивных молодых людей, организовал поджог призового автомобиля. Полагает, что в ходе судебного заседания нашла свое подтверждение позиция защиты о том, что убийство Р

Д иД совершили с одной целью, это облегчить со вершение другого преступления - вымогательство в отношении Черепянко А.В.

Допрошенный в судебном заседании свидетель Ф пока зал, что со слов Д известно, что он мстит Черепянко А.В., за его отказ платить Д деньги, чтобы сделать Черепянко сговорчивым, подставил его в «заказном» убийстве, что подтверждает убийство Р с целью облегчить совершение другого преступления. Какой -либо заинтересованности свидетелей М иФ в оговоре Д в суде не установлено. Соответственно Черепянко А.В. не мог подстрекать убийц Р к совершению вымогательства у самого себя. Это не противоречит п. 13 Постановления Пленума ВС РФ от 27.01.1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве», в котором указано, что по смыслу закона квалификация по п. «к ч.2 ст. 105 УК РФ совершенного виновным убийства определенного лица с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение исключает возможность квалификации этого же убийства, помимо указанного пункта, по какому-либо другому пункту ч.2 ст. 105 УК РФ, предусматривающему иную цель или мотив убийства. Поэтому, если установлено, что убийство потерпевшего совершено, например, из корыстных или из хулиганских побуждений, оно не может одновременно квалифицироваться по п. «к» ч.2 ст. 105 УК РФ, в связи с чем ставит под сомнение юридическую оценку действий подзащитного.

В проведенных экспертами экспертно-криминалистического отдела СУ СК РФ по Новосибирской области И.А. К Юдиной экспертизах (№ , № № при решении поставленных экспертам вопросов были допущены существенные отступления от общей теории судебной экспертизы, методологии судебной экс пертологии, принципов судебно-экспертной деятельности, технологии производства судебной фоноскопической экспертизы, типовых методик исследования вещественных доказательств при проведении судебных фоноскопических экспертиз. При производстве экспертиз не были использованы современные достижения науки и техники для решения поставленных вопросов, что не позволило экспертам на современном уровне развития экспертных технологий достоверно решить процессуально поставленную им задачу идентификации диктора по голосу и речи, записанному на фонограмме, исключить возможность ошибочной идентификации за счет случайных факторов.

Следственный Комитет и его экспертно криминалистические подразделения, по мнению адвоката, в соответствии с положениями ст. 1 Федерального закона от 28.12.2010 № 2010 № 403 «О Следственном комитете Российской Федерации» не относятся к федеральному органу исполнительной власти либо специализированному учреждению органа исполнительной власти, в связи с чем не являются государственными судебными учреждениями, образованными в соответствии с требованиями ст. 11 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». На этом основании адвокат делает вы вод о том, что комплексные фоноскопические экспертизы проведены ненадлежащим органом, полученные заключения не отвечают требованиям допустимости. В постановлении о назначении судебной экспертизы также не содержатся сведения о наличии у Ю иК надлежащей эксперт ной специальности и соответствующей сертификации компетентности, свидетельств (сертификатов, аттестатов) на право самостоятельного производства фоноскопической экспертизы. Как видно из первого листа заключений, эксперты К и Ю поставили свои подписи «задним числом что они предупреждены об ответственности по ст. 307 и 310 УК РФ. Постановка подписи на тексте заключения «задним числом» (дата 21 мая 2015 года не соответствует фактическому времени постановки подписи не ранее 17 июля 2015 года) лишает сведения о предупреждении экспертов об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ смысла, а само заключение делает ничтожным. Подписка о предупреждении экспертов об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ, отобранная у экспертов следователем в порядке ст. 199 УПК РФ, в представленных материалах отсутствует. Указанные обстоятельства свидетельствуют о наличии оснований для сомнений в доброкачественности процедуры назначения и проведения экспертизы и ее соответствии требованиям ст. 195,199 УПК РФ. Спорная фонограмма в «Тгаск01» не является оригинальной, звукозапись подвергалась преобразованию формата, при этом изменена бинарная структура файла и другие технические параметры . СБ-К диск, приобщенный к делу постановлением следователя от 07.10.2015 г., имеет неизвестное происхождение, содержимое которого - копия неизвестного происхождения, которая могла быть преобразована и изменена, следовательно СО-К диск является не допустимым доказательством и в соответствии с п.З ч.2 ст.75 УПК РФ подле жит исключению из перечня доказательств .Но суд не принял во внимание данные доводы и необоснованно отклонил неоднократные подробные ходатайства стороны защиты об исключении указанных экспертиз и СО-К диска с фонограммой «Тгаск01» из перечня доказательств по настоящему уголовному делу Адвокат просит приговор в отношении Черепянко отменить, производство по делу прекратить.

Адвокат Правидло П.Г. в защиту осужденного Черепянко А.В. полагает, что фактические обстоятельства данного дела не соответствуют выводам суда, изложенным в приговоре, в связи с чем приговор суда подлежит отмене Квалифицирующий признак убийства «по найму»,который обусловлен по лучением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения, не нашел своего подтверждения в ходе судебного заседания .Цитируя приговор в части установленных судом обстоятельств дела при описании преступного деяния, оценивая доказательства по делу, адвокат полагает, что умысла у Черепянко убить Р не было. Ссылается на то, что подсудимый Че репянко и свидетель Е в суде поясняли, что после осуждения Р и других лиц судом к реальному отбытию наказания, они обсудили свои после дующие действия и пришли к обоюдному решению, что все подсудимые виновные в изнасиловании, получили заслуженное наказание, не будут предпринимать в будущем каких-либо действий, направленных на ужесточение наказания и решили забыть о данном происшествии с Б , восприняли случившееся как страшный сон. Кроме того, подсудимый Черепянко в суде при даче показаний пояснил суду, что он помогал следователю при расследовании последним данного уголовного дела, т.к. супруга, в первую очередь после изнасилования обратилась к нему за помощью, он заставил ее написать за явление и благодаря ему были установлены и привлечены к уголовной ответственности все участники преступления. Свидетель Ч и под судимый Черепянко показали, что более активная роль и более агрессивное по ведение по время преступления было не у Р , а у другого участника преступления - С . Суд признал, что квалифицирующий признак убийства «по найму» нашел свое подтверждение в суде, основываясь лишь на показаниях свидетелей Д Д В Ф заключениях судебных комиссионных фоноскопических экспертиз. Однако под судимый Черепянко не исключает сговор У иД на фальсификацию записи, т.е. утверждает, что из 3-х записей разговоров о приобретении имущества, была сделана одна, где Черепянко якобы заказывает убийство за материальное вознаграждение в 300 000 рублей. Показания Черепянко в этой части подтверждаются заключением судебной комиссионной фоноскоп ической экспертизы, где указано, что звукозапись разговора Д и Черепянко подвергалась преобразованию формата при переносе со звукозаписывающего устройства на оптический диск. В ходе следствия установлено, что экспертиза была проведена не на оригинале записи, а на ее копии. Показания Д даны со слов Д т.к. Д первоначально один общался с Чере пянко и полученную информацию передал Д Показания

и свидетельствуют о том, что им было известно о планируемом убийстве Р со слов братьев Д , но они отказались участвовать в убийстве, никаких денежных средств за убийство Р они не получали.В показаниях вышеназванных свидетелей имеется ряд существенных противоречий, как в совершении убийства Р , так и в дележе денежных средств, однако, данные показания вышеназванных свидетелей положены в основу приговора. Более того, по мнению адвоката, показания вышеуказанных свидетелей ложные, не соответствуют действительности, поскольку они оговаривают Черепянко А.В. из мести за данные ранее показания в суде, в результате чего участники организованной преступной группы были осуждены, они сами пытались совершить вымогательство в отношении Черепянко, а также в связи с тем, что заключили досудебное соглашение о сотрудничестве с целью избежать заслуженного наказания, сообщают следствию о несуществующих преступлениях, а также о лицах, которые данные преступления не совершали. Таким об разом, вывод суда об умысле Черепянко склонить путем оговора и подкупа к совершению данного преступления исполнителей преступления является надуманным и не подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами. Полагает, что данный приговор подлежит отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенным в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. Просит приговор отменить и дело прекратить в отношении Черепянко за отсутствием в его действиях состава преступления.

Защитник Перевозчикова И Л . в защиту осужденного Черепянко А.В с приговором суда не согласна, поскольку выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, что в свою очередь привело к неправильному применению уголовного закона. Из материалов уголовного дела, в том числе из показаний исполнителей следует, что совершение убийства не было обусловлено получением денег, исполнители действовали самостоятельно и только в своих интересах.Совершение преступления было обусловлено намерением создать условия для совершения другого преступления - шантажа и вымогательства. Данное обстоятельство подтверждается показаниями Д иД данными как на предварительном следствии, так и в ходе судебного заседания. Кроме того, Д.

в своих показаниях утверждает, что инициатором и организатором убийства Р был Д у которого и возник план по организации убийства Р таким образом, чтобы после этого были компрометирующие Черепянко материалы (аудиозапись, видеозапись).

При этом,по мнению защитника, необходимо особо учитывать, что шантаж и вымогательство в отношении Черепянко планировались исполнителями до совершения убийства, а не после. Таким образом мотив у исполнителей был личный, не связанный с интересами Черепянко А.В .При этом обстоятельства,

подтверждающие наличие умысла на совершение преступления по подстрекательству к совершению убийства Р двух участников, либо группы лиц в судебном заседании не исследовались. Более того, материалами дела подтверждается, что детали планируемого преступления по лишению жизни Р

Черепянко были не известны.

Д в своих показаниях, данных в судебном заседании, неоднократно утверждал, что та информация, которую он озвучивал Черепянко при заказе, была вымыслом, и не соответствовала действительности. Таким образом, утверждения суда о том, что Черепянко были известны детали планируемого убийства не соответствуют материалам дела. Фактически Черепянко была известна «легенда», «сказки о киллерах», «неправда»,а следовательно , указание в тексте приговора (стр. 8-9) на то, что допрошенный в судебном заседании Д показал: «При заказе убийства Черепянко он сообщил, что совершать убийство будут два «киллера» из то есть Черепянко было достоверно известно о том, что исполнителей убийства будет не менее двух человек, без отражения его комментариев о том, что эта информация была вымыслом, не правдой является искажением фактических обстоятельств, имеющих существенное значение.В данных обстоятельствах ,как указано в жалобе действия Черепянко могут квалифицироваться только как приготовление к со вершению преступления по ч.1 ст. 30, п.п. «з» ч 2. ст. 105 УК РФ.

Защитник отмечает,что в тексте приговора указано, что у суда не имеется оснований не доверять показаниям Д иД однако при описании факта передачи денег суд принимает позицию Д и отвергает позицию Д В приговоре суда не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, суд принял одни из этих доказательств и отверг другие. При назначении наказания судом не учтены иные смягчающие вину обстоятельства, такие как: содействие правоохранительным органам в раскрытии и расследовании уголовного дела по факту вымогательства у Д , за что к уголовной ответственности были привлечены члены ОПГ « », в число которых входили братья Д ,В иФ и др.,что подтверждается показаниями, данными в судебном заседании свидетелем К

отсутствие судимостей и правонарушений со стороны Черепян ко как до совершения вменяемого ему преступления, так и после него в течение продолжительного времени - более 10 лет,наличие нетрудоспособных родите лей,наличие положительных характеристик; обширная благотворительная деятельность; получение наград и медалей от МВД.

Защитник просит отменить приговор в отношении Черепянко и вынести оправдательный приговор. Вместе с тем указывает в жалобе, что в случае вынесения обвинительного приговора, просит учесть вышеуказанные смягчающие вину обстоятельства. При этом, совокупность смягчающих вину обстоятельств просит признать исключительной и назначить Черепянко А.В. наказание ниже низшего предела с изменением категории преступления с особо тяжкого на тяжкое.

В дополнениях защитник также оспаривает допустимость заключения комиссионной фоноскопической экспертизы, т.к. она проведена ненадлежащим органом, приводит ранее изложенные доводы о нарушении процедуры предупреждения экспертов об уголовной ответственности и отсутствии у ведомственных экспертов надлежащей компетенции и комплекса специальных познаний, того, что они не были сертифицированы и не обладали требуемыми экспертными специальностями. Кроме того защитник обжалует постановление о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания от 25 июля 2016 года , полагая, что содержащиеся там суждения судьи в части оценки принесенных ею замечаний некорректны, а показания свидетеля Д которые адвокат считает необходимым внести в протокол, соответствуют аудио записи судебного заседания и имеют существенное значение для дела.

Государственным обвинителем принесены возражения на апелляционные жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Вопреки утверждению в жалобах, дело судом рассмотрено с соблюдением принципа состязательности сторон, предусмотренного ст. 15 УПК РФ. Судом созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Все доказательства, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты исследованы. То обстоятельство, что судом не был удовлетворен ряд заявленных стороной защиты ходатайств, не свидетельствует о нарушении принципа состязательности сторон, поскольку заявленные сторонами ходатайства разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального за кона, принятые судом по ходатайствам решения мотивированы и аргументированы.

Все доводы осужденных и адвокатов , изложенные в апелляционных жалобах, аналогичны позиции стороны защиты в судебном заседании .Они проверялись судом первой инстанции, результаты проверки отражены в приговоре с указанием мотивов принятых решений.

Судебная коллегия, проверив эти доводы в ходе рассмотрения дела в апелляционном порядке, также приходит к выводу о том, что они полностью опровергаются исследованными судом и изложенными в приговоре достоверными и допустимыми доказательствами, которые не содержат существенных противоречий и согласуются между собой.

Суд привел в приговоре мотивы, по которым он принял приведенные в приговоре доказательства в качестве допустимых и достоверных и отверг доводы осужденных в свою защиту.

Все принятые судом решения по оценке доказательств основаны на законе и материалах дела. Не устраненных существенных противоречий в исследованных судом доказательствах, сомнений в виновности осужденных, требующих истолкования их в пользу последних, судебной коллегией по делу не установлено.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, в судебном заседании исследованы все существенные для разрешения дела доказательства, представленные сторонами, все заявленные сторонами ходатайства, в том числе и те, на которые осужденный и его защитники указывают в апелляционных жалобах, разрешены судом в соответствии с требованиями закона, принятые по этим ходатайствам решения суда достаточно мотивированы и являются правильными.

Приговор вынесен с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, нарушений требований ст. 252 УПК РФ при описании преступных деяний судом не допущено.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что вопреки доводам жалоб, суд правильно установил фактические обстоятельства по делу.

Нет оснований согласиться с доводами апелляционных жалоб о том, что достаточных доказательств виновности осужденных Еременко и Черепянко не имеется.

Виновность Еременко и Черепянко в содеянном установлена показаниями свидетелей Д иД которые подробно и последовательно, как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании показывали о том, что именно Черепянко являлся заказчиком убийства Р

за вознаграждение в размере 300000 тысяч рублей, а Еременко являлся исполнителем убийства Р , показаниями свидетелей Ф иВ,

которым было известно о том,что Черепянко заказал убийство Р ; показаниями свидетеля Щ об обстоятельствах встречи Черепянко и Д объективно подтверждающие показания послед него, заключениями комиссионных судебных фоноскопических экспертиз, со гласно которым на диске, выданном свидетелем Д имеется аудиозапись разговора Д с Черепянко,в ходе которого они обсуждают вопросы, связанные с убийством Р , и Черепянко сообщает фамилию потерпевшего, место проживания и оплату за убийство, протоколом осмотра ОУО-диска, на котором имеется видеозапись обстоятельств лишения жизни Р , заключением комиссионной судебно-медицинской экспертизы о причине смерти потерпевшего и другими доказательствами.

Доводы апелляционных жалоб о том, что заключения комиссионных судебных фоноскопических экспертиз, проведенных экспертами экспертно криминалистического отдела СУ СК РФ по Новосибирской области К

и Ю (№ , №

№ ,являются недопустимыми доказательствами, без основательны.

Ссылка на то, что экспертиза проведена ненадлежащими экспертами, не основана на законе.

С постановлением о назначении экспертиз осужденные и их адвокаты были ознакомлены и каких-либо возражений относительно экспертов, которым поручено было производство экспертиз, не высказывали.

Проведение экспертных исследований экспертами управления Следственного Комитета не противоречит Федеральным законам Российской Феде рации от 31.05.2001 г. «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» №73-ФЗ и «О Следственном комитете Российской Федерации» от 28.12.2010 г.№ 403-ФЗ.

Экспертам разъяснялись их права и обязанности, они надлежащим образом предупреждались об уголовной ответственности по ст.307 УК РФ. Приведенные в апелляционных жалобах суждения о, якобы, несвоевременном предупреждении их об уголовной ответственности, безосновательны.

То обстоятельство, что эксперт Ю имеет филологическое образование, а эксперт К техническое образование, не свидетельствует о том, что при проведении комиссионной экспертизы были нарушены поло жения ч.1ст.200 УПК РФ, поскольку экспертизы проведены специалистами имеющими соответствующий стаж работы по специальности «фоноскопиче ские экспертизы», о чем указано во вводной части заключений.

Экспертами были даны заключения с учетом того, что на экспертизу был предоставлен не оригинал аудиозаписи переговоров Черепянко и Д,

а звукозапись, перенесенная на оптический диск. Указанные обстоятельства подробно отражены в заключениях.

Выводы экспертов объективны и научно обоснованы. В заключениях подробно изложены методики и ход исследования. Оснований сомневаться в вы водах экспертов не имеется.

Свидетель Д показала, что ее муж- Д лет 5-7 назад передал ей на хранение диск и две видеокассеты, которые она по его просьбе выдала органам следствия.

Нарушений уголовно-процессуального закона при выемке диска с записью переговоров Черепянко и Д и двух видеокассет у Д,

признанных вещественными доказательствами и явившихся впоследствии предметами исследований экспертов, не допущено.

С учетом этих данных доводы апелляционных жалоб о том, что СД-диск и видеокассеты подлежат исключению из числа допустимых доказательств, нельзя признать обоснованными.

В апелляционных жалобах осужденные и защитники указывают на не обоснованность отказа судом первой инстанции в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании специалиста Г

Специалист Г была допрошена в судебном заседании апелляционной инстанции по ходатайству защитника П и изложила свое мнение о том, что процедура проведения экспертных исследований и объекты исследования не соответствуют нормативным актам, регламентирующим экспертную деятельность.

Однако, показания специалиста, по мнению судебной коллегии не ставят под сомнение выводы суда первой инстанции о допустимости и достоверности выводов экспертов, поскольку заключения судебных комиссионных фо носкопических экспертиз были оценены судом в совокупности с другими собранными по делу и приведенными в приговоре доказательствами.

Ходатайство о признании недопустимыми доказательствами заключений комиссионных фоноскопических экспертиз, а также судебно-медицинской экспертизы по материалам дела, на которую обращает внимание осужденный Еременко В.В в своей жалобе, было рассмотрено судом первой инстанции и оставлено без удовлетворения по мотивам, которые судебная коллегия признает правильными.

Оснований для допроса в судебном заседании экспертов К иЮ суд обоснованно не усмотрел.

Судом обоснованно отклонено ходатайство о приобщении к материалам дела проведенного специалистом Г исследования ввиду нарушения процедуры назначения и проведения судебных экспертиз, предусмотренных гл. 27 УПК РФ.

В приговоре подробно проанализированы доводы осужденного Черепян ко о том, что, оговаривая его в совершении преступлений, свидетели Д мстят ему за дачу им показаний в суде и отвергнуты с приведением мотивированных суждений, не согласиться с которыми оснований не имеется.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, судом установлено, что у Д,

В иФ оснований для оговора Еременко и Черепян ко не имеется, личной неприязни к осужденным, в силу которой они могли бы оговорить их в совершении преступлений, они не имеют.

Допрос свидетеля Щ был проведен по ходатайству государственного обвинителя.

Стороны не возражали против допроса указанного свидетеля посредством видеоконференцсвязи, нарушений уголовно-процессуального закона при допросе данного свидетеля не допущено.

Стороне защиты и осужденным предоставлялось право задавать вопросы указанному свидетелю, а поэтому нет оснований для вывода о нарушении принципа состязательности сторон при его допросе.

Показания указанного свидетеля, в совокупности с показаниями активных участников ОПТ «М Д иА ,Ф

а также лидера группировки Ведерникова, указывают о тесных взаимоотношениях Черепянко и указанных лиц.

Черепянко, зная о преступной деятельности последних, пользовался их услугами для разрешения личных вопросов, в том числе незаконными способа ми.

Судом дана надлежащая оценка показаниям Д и Д в совокупности с иными доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Существенных противоречий, позволяющих поставить под сомнение их достоверность, не установлено.

Несущественные противоречия и расхождения, в том числе о времени получения денежных средств и их распределении, на что обращается внимание в апелляционных жалобах, выяснялись в судебном заседании и были правильно оценены судом, как связанные с длительным периодом времени, прошедшим с момента преступления, большим количеством совершенных преступлений Д , а также желанием Д представить свои действия в более выгодном свете.

Обоснованно судом дана критическая оценка показаниям свидетеля Ф,

на которые имеется ссылка в жалобах.

Суд принял во внимание то обстоятельство, что Черепянко контактировал с ним в местах содержания под стражей, и пришел к выводу о том,что по просьбе Черепянко и с целью опорочить исследованные в судебном заседании допустимые доказательства свидетель указывал неправдивые и надуманные обстоятельства разговоров с Д об убийстве Р

Данный вывод сделан судом на основании совокупности исследованных доказательств.

Мотив убийства потерпевшего Р судом установлен правильно поскольку установлено, что Черепянко испытывал личную неприязнь к Р,

которая возникла из-за совершенного тем преступления в отношении Е

(жены Черепянко).

Свидетель Я в суде показала о мстительности и злопамятности Черепянко.

Доводы Еременко об отсутствии сговора на убийство Р несостоятельны, поскольку судом установлено, что Еременко и другие лица действовали согласованно по ранее разработанному плану, каждому из них была от ведена своя роль в совершении данного преступления.

Вопреки доводам апелляционных жалоб суд правильно установил ,что убийство совершено по найму, т.к. оно было обусловлено получением исполнителем материального вознаграждения.

Юридическая оценка действий осужденных является правильной. Выводы суда надлежаще аргументированы.Мотивы совершенного убийства установлены судом правильно, и оснований для изменения квалификации действий осужденных судебная коллегия не усматривает.

При назначении наказания судом в полной мере учтены тяжесть и общественная опасность содеянного, данные, характеризующие личность осужденных, отягчающие и смягчающие наказание обстоятельства, в том числе и те, на которые имеется ссылка в апелляционных жалобах.

Наказание, назначенное Еременко В.В.и Черепянко А.В., является справедливым и соразмерным содеянному.

Оснований для его смягчения, равно как и для изменения категории преступлений, судебная коллегия не усматривает.

Замечания на протокол судебного заседания, принесенные защитником Перевозчиковой И.Л., рассмотрены в установленном уголовно-процессуальным законом порядке.

Постановление по итогам рассмотрения замечаний является мотивированным, содержит изложение замечаний, их подробный анализ и основания, по которым замечания были отклонены.

Оснований не согласиться с мотивированными суждениями суда, изложенными в постановлении, не имеется.

В силу изложенного, руководствуясь ст.38913, 38920,38928, 38933 УПК РФ судебная коллегия

определила:

приговор Забайкальского краевого суда от 14 июня 2016 года в отношении Еременко В В и Черепянко А В

оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 200 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта