Информация

Решение Верховного суда: Определение N 55-АПУ16-6 от 16.11.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 55-АПУ16-6

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 16 ноября 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зыкина В.Я.

судей Ведерниковой О.Н., Шамова А.В.

при секретаре Ивановой А.А рассмотрела уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Чекулдаева В.Ю. и защитника - адвоката Колеватовой Н.А. на приговор Верховного Суда Республики Хакасия от 19 августа 2016 года, по которому

Чекулдаев В Ю

судимый:

- приговором Сорского районного суда Республики Хакасия от 04

февраля 2010 г. (с учетом изменений, внесенных постановлением

Спасского городского суда Приморского края от 27 июня 2011 г. и

кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам

Приморского краевого суда от 26 сентября 2011 г.) по п. «а» ч. 3 ст.

158, пп. «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ, с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к

наказанию в виде лишения свободы на срок 2 года 6 месяцев.

Освобожден 03 августа 2012 г. по отбытии срока наказания;

- приговором Сорского районного суда Республики Хакасия от 12

марта 2015 г. по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 166, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК

РФ, с применением ч. 2 ст. 69 УК РФ к наказанию в виде лишения

свободы на срок 3 года 6 месяцев осужден по:

• п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ - к пожизненному лишению свободы;

• ч. 1 ст. 162 УК РФ - к лишению свободы на срок 4 (четыре) года;

• ч. 2 ст. 167 УК РФ - к лишению свободы на срок 3 (три) года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено Чекулдаеву В.Ю. наказание в виде пожизненного лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений по приговору Сорского районного суда Республики Хакасия от 12 марта 2015 г и по настоящему приговору окончательно назначено Чекулдаеву В Ю наказание в виде пожизненного лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Взыскано с Чекулдаева В.Ю. в пользу С 3 998 (три тысячи девятьсот девяносто восемь) рублей в счет возмещения имущественного ущерба, причиненного преступлением; в пользу З в счет возмещения морального вреда - 30 000 (тридцать тысяч) рублей.

От взыскания процессуальных издержек, связанных с оплатой вознаграждения адвокату за участие в суде, Чекулдаев В.Ю. освобожден.

Заслушав доклад судьи Ведерниковой О.Н., объяснение осужденного Чекулдаева В.Ю. и выступление его защитника-адвоката Уколовой Ю.А поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Полеводова С.Н полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Чекулдаев В.Ю. осужден за убийство трех лиц; за умышленное уничтожение и повреждение имущества, с причинением значительного ущерба потерпевшей; а также за нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья.

Преступления совершены в г. Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним: • осужденный Чекулдаев В.Ю. выражает несогласие с приговором,

считает необоснованными выводы суда о совершении им преступления

в состоянии опьянения. Утверждает, что на момент совершения

преступлений находился в состоянии не алкогольного, а

наркотического опьянения, материалы дела не содержат достоверных

доказательств, подтверждающих совершение им преступления в

состоянии опьянения. Вывод суда о совершении им преступления по

мотиву личных неприязненных отношений к потерпевшим является

необоснованным и материалами дела не подтвержден. Полагает, что,

назначая стационарную судебную психиатрическую экспертизу, орган

предварительного следствия нарушил требования уголовно-

процессуального закона, в частности, отставил без удовлетворения его

ходатайство о привлечении к проведению экспертизы врача-нарколога,

не предоставил в распоряжение экспертной комиссии материалы об

употреблении им в период рассматриваемых событий наркотических

средств (справку о результатах химико-токсикологического

исследования, подтвердившую употребление им психоактивных

веществ), несвоевременно ознакомил его с результатами химико-

токсикологического исследования, лишив тем самым возможности

поставить на разрешение экспертов дополнительные вопросы.

Указывает о нарушении ст.73, 74, 198, 199 УПК РФ. С учетом

указанных обстоятельств считает заключение стационарной судебной

психиатрической экспертизы №150 от 02.06.2015 г. недопустимым и

недостоверным (дефектным) доказательством.

Считает, что показания эксперта Ш противоречивы и в

части того, что в момент совершения преступления подсудимый из-за

употребления наркотических средств не находился в состоянии,

исключающем вменяемость, опровергнуты свидетелем К

Полагает, что судом необоснованно отказано в удовлетворении

ходатайства о вызове и допросе в судебном заседании врача-нарколога

Т Сообщает, что по его ходатайству о допросе

свидетелей, в присутствии которых он употреблял наркотические

средства, суд не принял мер по их вызову. Указывает, что судом не

было принято во внимание то обстоятельство, что потерпевшие вели

антиобщественный образ жизни, а также то, что Д и

Т привлекались к уголовной ответственности по ст. 119 УК

РФ.

Выражает несогласие с решением органа предварительного

следствия об отказе в заключении с ним досудебного соглашения о

сотрудничестве, а также с постановлением суда от 10.08.2016 г. об

оплате услуг адвоката Колеватовой. Считает, что защитник не

оказывала ему квалифицированной юридической помощи, просит

исключить из оплаты труда адвоката дни, когда она уходила с

заседаний. Просит приговор отменить, направить дело на новое

судебное рассмотрение с проведением повторной стационарной

судебной психолого- психиатрической экспертизы. Также просит

пригласить на рассмотрение апелляционной жалобы врача психиатра-

нарколога.

• адвокат Колеватова Н.А., действуя в защиту Чекулдаева В.Ю., не

оспаривая установленные судом фактические обстоятельства

преступления, а также квалификацию действий осужденного, просит

об изменении приговора в связи с его несправедливостью и чрезмерной

суровостью. Ссылаясь на явку Чекулдаева с повинной, признание вины

и раскаяние в содеянном, наличие на

иждивении малолетнего ребенка, добровольную выдачу похищенного,

считает, что суд учел данные обстоятельства недостаточно и назначил

Чекулдаеву В.Ю. несправедливое наказание. Просит приговор

отменить, передать дело на новое рассмотрение, также просит

назначить осужденному наказание с учетом всех обстоятельств дела.

В деле имеется прошение матери осужденного - Ч ,в котором она просит смягчить приговор, проявить милосердие, назначить наказание на определенный срок.

В возражениях на доводы жалоб государственный обвинитель А.А.Пекарскии выражает согласие с приговором, считает его законным и обоснованным, приводит доводы, в соответствии с которыми просит оставить приговор без изменения, жалобы - без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на них, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Виновность осужденного в совершении преступлений, установленных приговором, подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании, включая показания самого Чекулдаева об обстоятельствах совершения преступлений, данные в судебном заседании и на предварительном следствии, в той части, в которой они признаны судом достоверными; показания потерпевших Д Д и Т свидетелей С и Б протоколы следственных действий; заключения экспертов; другие доказательства исследованные судом и изложенные в приговоре.

Оценив в совокупности исследованные доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о том, что виновность подсудимого доказана и правильно квалифицировал его действия.

Факт совершения преступлений, установленных приговором, и свою виновность осужденный в жалобах не оспаривает.

Судя по материалам дела, сомнений в виновности подсудимого не имеется, противоречий в приговоре не усматривается.

Ходатайство Чекулдаева В.Ю. о заключении с ним досудебного соглашения о сотрудничестве рассмотрено органом предварительного следствия в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и мотивированно отклонено (т.7 л.д. 48-49). Оснований для вывода о необоснованности или незаконности постановления об отказе в удовлетворении заявленного Чекулдаевым В.Ю. ходатайства не имеется.

Вопреки доводам жалобы осужденного, нарушений норм УПК РФ, в том числе, при назначении и проведении экспертиз, в материалах дела не усматривается.

Доводы осужденного о несвоевременном ознакомлении со справкой о результатах химико-токсикологического исследования (т.5 л.д. 54) не дают оснований для вывода о нарушении его прав на защиту либо для признания справки по результатам данного исследования в качестве недопустимого доказательства не имеется, поскольку указанное исследование не является частью экспертизы.

Как следует из материалов уголовного дела каких-либо дополнительных вопросов Чекулдаев В.Ю., с учетом ставшей ему известной информации о результатах химико-токсикологического исследования, в судебном заседании не заявлял (т. 12 л.д. 119) и в апелляционных жалобах не привел.

Сведений, достоверно указывающих на нарушение прав Чекулдаева В.Ю. при назначении и проведении стационарной судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы, а также при ознакомлении с заключением экспертов, не имеется (т.4 л.д. 77-78,91-92).

С заключением комиссии экспертов №150 от 02.06.2015 г. Чекулдаев был ознакомлен 23 июня 2015 г. совместно с защитником Исангуловой Ю.Ф при этом ни от него, ни от его защитника каких- либо заявлений, ходатайств о назначении дополнительной либо повторной экспертизы не поступило (т. 4 л.д.91-92).

Согласно заключению стационарной судебной психолого психиатрической экспертизы, Чекулдаев В.Ю. хроническим психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики в момент инкриминируемых ему деяний не страдал и не страдает в настоящее время, у него обнаруживается синдром зависимости от психоактивных веществ, который не сопровождался у него выраженными психическими нарушениями, расстройством критических способностей и не лишал его в момент инкриминируемых ему деяний способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В момент инкриминируемых ему деяний подсудимый находился в состоянии простого опьянения алкоголем в сочетании с наркотическим одурманиванием. В применении принудительных мер медицинского характера он не нуждается (т.4 л.д. 84-90).

В ходе судебного разбирательства судом первой инстанции проверены и обоснованно отвергнуты доводы подсудимого о необъективности и недостоверности выводов экспертной комиссии. Научность и обоснованность выводов компетентных врачей-психиатров и психолога непосредственно, в течение длительного времени исследовавших личность подсудимого и материалы дела, у суда сомнений не вызвали, поэтому суд пришел к верному выводу об отсутствии оснований для назначения по уголовному делу дополнительных психологических исследований личности Чекулдаева В.Ю.

Кроме того, суду не было представлено сведений, свидетельствующих о неясности, неполноте проведенного экспертного исследования, а равно о противоречивости выводов экспертизы, которые могли поставить под сомнение или опровергнуть выводы экспертной комиссии. В судебном заседании подсудимый вел себя адекватно, давал логически выдержанные пояснения в соответствии с избранной им линией защиты. Поэтому у суда не возникло сомнений в выводах экспертизы относительно психического состояния Чекулдаева В.Ю.

В суде первой инстанции для дачи разъяснений и дополнений относительно существа подготовленной экспертизы допрошена эксперт Ш пояснившая, что в распоряжение экспертов было предоставлено достаточное количество материалов, позволившее сделать выводы о состоянии Чекулдаева В.Ю. на момент рассматриваемых судом событий. При этом эксперт уточнила, что комиссия экспертов обладала достаточными сведениями, указывающими, в том числе на то, что в момент совершения инкриминируемых действий Чекулдаев В.Ю. находился в состоянии наркотического опьянения.

Таким образом, предусмотренных законом оснований для проведения в отношении Чекулдаева В.Ю. повторной или дополнительной судебной психолого-психиатрической экспертизы не имелось, поэтому суд первой инстанции обоснованно отклонил заявленное подсудимым ходатайство о назначении такой экспертизы с указанием мотивов принятого решения в постановлении от 25 июля 2016 г. (т. 12 л.д.74-78).

Вопреки утверждению Чекулдаева В.Ю. показания допрошенной в судебном заседании эксперта Ш относительно выводов о его вменяемости не противоречат друг другу, а также показаниям врача лаборанта К представленная которой справка о результатах химико-токсикологического исследования Чекулдаева В.Ю. дополняет и подтверждает обоснованность выводов экспертной комиссии (т.5 л.д.54).

Показания свидетеля К не свидетельствуют о том, что в момент совершения преступлений осужденный из-за употребления наркотических средств находился в состоянии, исключающем вменяемость В своих показаниях К дала лишь общую характеристику особенностям поведения лица, употребляющего психоактивные вещества, и каким-либо образом выводы экспертов - психиатров не опровергла.

Ходатайство стороны защиты о вызове и допросе в судебном заседании врача психиатра-нарколога Т было надлежащим образом рассмотрено судом и отклонено, поскольку указанные стороной защиты вопросы были направлены на получение общих сведений, то есть не относятся к предмету судебного разбирательства, предусмотренному ст. 252 УПК РФ (т. 12 л.д. 190).

Не полежат удовлетворению доводы Чекулдаева В.Ю. о нарушении судом принципа состязательности, основанные на том, что в судебное заседание не были вызваны знакомые подсудимого, в присутствии которых он употреблял наркотические средства.

Согласно материалам уголовного дела и протоколу судебного заседания свое ходатайство о допросе данных лиц Чекулдаев В.Ю. отозвал. Отзыв ходатайства был принят судом, поэтому свидетели в судебное заседание вызваны не были (т. 12 л.д. 65, 186-187).

Доводы осужденного о том, что погибшие вели асоциальный образ жизни, не ставят под сомнение выводы суда о виновности Чекулдаева В.Ю. в совершенных против них преступлениях не оправдывают осужденного.

Вопреки доводам жалобы осужденного мотив совершения им убийства трех лиц установлен судом первой инстанции правильно. Согласно собственным показаниям Чекулдаева В.Ю., в процессе распития спиртного ему не понравилось поведение потерпевших. Названное обстоятельство свидетельствует о возникновении у подсудимого неприязни к потерпевшим что соответственно указывает о правильности вывода суда первой инстанции относительно мотива совершения Чекулдаевым В.Ю. убийства трех лиц.

Действиям осужденного дана правильная юридическая оценка

Наказание Чекулдаеву В.Ю. назначено с учетом требований закона и является справедливым.

При определении вида и размера наказания Чекулдаеву В.Ю. суд учелхарактер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, относящихся к категориям средней тяжести, тяжких и особо тяжких, обстоятельства их совершения, влияние наказания на исправление подсудимого, на условия его жизни и жизни его семьи, данные о личности Чекулдаева В.Ю., в том числе его возраст, состояние здоровья, наличие у него тяжелых хронических заболеваний и , а также семейное положение и наличие на иждивении малолетнего ребенка.

Судом первой инстанции обоснованно признаны обстоятельствами смягчающими наказание: признание подсудимым своей вины, раскаяние в содеянном, явки с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, добровольная выдача похищенного имущества и тем самым возмещение имущественного ущерба, причиненного З состояние здоровья подсудимого, наличие у него тяжелых хронических заболеваний состояние здоровья его родственников и близких лиц, наличие у них заболеваний, а также наличие на иждивении Чекулдаева В.Ю. малолетнего ребенка.

Кроме того, суд правильно признал обстоятельствами, отягчающими наказание Чекулдаеву В.Ю., рецидив преступлений, вид которого верно определен как опасный, совершение преступлений в состоянии опьянения вызванного употреблением алкоголя и (или) наркотических средств, а по преступлению, предусмотренному ч. 2 ст. 167 УК РФ, - совершение преступления с целью скрыть другое преступление.

Доводы апелляционной жалобы осужденного о том, что суд необоснованно признал в качестве обстоятельства, отягчающего его наказание, совершение преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, является необоснованным.

Факт нахождения Чекулдаева В.Ю. при совершении каждого из инкриминированных ему преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, подтверждается исследованными судом доказательствами. В частности, сам Чекулдаев В.В. в судебном заседании пояснил о том, что перед совершением убийств и поджога квартиры З он употреблял спиртные напитки (т. 12 л.д. 163-165). Свидетель Ч показала суду, что вечером 03 февраля 2015 г., то есть перед совершением разбойного нападения ее сын употребил ранее приобретенную ею водку (т. 12 л.д. 180).

В связи с этим, суд обоснованно, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, обстоятельств их совершения, данных о личности виновного, признал обстоятельством отягчающим наказание Чекулдаева В.Ю. по каждому из преступлений совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя и (или) наркотических средств (чЛ1 ст. 63 УК РФ).

Суд мотивировал в приговоре необходимость назначения Чекулдаеву В.Ю. наказания в виде пожизненного лишения свободы тем, что обстоятельства совершения им преступлений, мотивы убийства трех человек данные о его личности, его психологические особенности свидетельствуют об исключительной опасности его для общества.

Оснований не согласиться с данным выводом суда не имеется.

Таким образом, наказание назначено Чекулдаеву В.Ю. в соответствии с требованиями закона (ст. 6, 60 УК РФ), отвечает целям наказания предусмотренным ст. 43 УК РФ, соразмерно содеянному им и с учетом всех обстоятельств дела.

Изложенные в приговоре выводы о размере наказания, назначенного осужденному, судом мотивированы и соответствуют материалам уголовного дела.

Каких-либо новых данных, указывающих на необоснованность выводов суда о виде и размере назначенного осужденному наказания, в апелляционных жалобах не приведено.

Оснований для смягчения назначенного судом наказания не имеется.

Доводы осужденного о том, что представлявшая его интересы адвоката Колеватова Н.А. ненадлежащим образом осуществляла его защиту, являются недостоверными, ничем не подтверждены и основаны лишь на субъективном мнении осужденного. Каких-либо доказательств, подтверждающих изложенные осужденным доводы, не представлено.

Судя по материалам дела, адвокат Колеватова Н.А. активно участвовала в судебном разбирательстве: заявляла ходатайства (т. 12 л.д. 154), участвовала в исследовании доказательств (т. 12 л.д. 176-177), в прения сторон возражала против предложения государственного обвинителя назначить Чекулдаеву пожизненное лишение свободы (т. 12 л.д.211-213).

По материалам уголовного дела оснований, препятствующих участию защитника в рассмотрении уголовного дела, предусмотренных ст. 72 УПК РФ, а равно расхождения процессуальных позиций Чекулдаева В.Ю. и его адвоката не усматривается.

Согласно материалам дела, адвокат Колеватова принимала участие в защите интересов Чекулдаева по назначению следователя от 20 апреля 2016 г., после того, как обвиняемый отказался от услуг адвоката Мончик С.Г. (т.9 л.д.44-45).

При этом было учтено желание самого Чекулдаева, чтобы его интересы защищала именно этот адвокат (т.9 л.д.42). Все последующие следственные действия, в том числе, ознакомление с материала дела, проходили с участием адвоката Колеватовой (т.9 л.д. 144-149).

20 июня 2016 г., после направления дела в суд, до начала судебного заседания, Чекулдаев заявил письменное ходатайство об отказе от услуг защитника Колеватовой, (т. 12 л.д.31), рассмотренное при проведении предварительного слушания 24 июня 2016 г., с вынесением мотивированного постановления, которым в удовлетворении данного ходатайства отказано (т. 12 л.д.35-38) и защитник Колеватова принимала участие в рассмотрении уголовного в порядке, предусмотренном ст. 50, 51 УПК РФ.

Согласно ч.4 ст. 132 УПК РФ если обвиняемый заявил об отказе от защитника, но отказ не был удовлетворен и защитник участвовал в уголовном деле по назначению, то расходы на оплату труда адвоката возмещаются за счет средств федерального бюджета.

При решении вопроса о взыскании процессуальных издержек судом учтено данное требование закона, а также тот факт, что уголовное дело направлялось прокурором для проведения дополнительного расследования (т. 11 л.д. 2-3) и дважды возвращалось судом прокурору в порядке предусмотренном ст. 237 УПК РФ (т.6 л.д. 162-167, т.8 л.д. 184-187), по причинам, не зависящим от подсудимого.

При таких обстоятельствах суд правильно освободил Чекулдаева от уплаты процессуальных издержек, связанных с оплатой вознаграждения адвокату за период участия в суде и его доводы о снижении размера оплаты труда адвоката Колеватовой являются необоснованными.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения, судом не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.38913, 38915, 38918, 38920, 38928, 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Хакасия от 19 августа 2016 года в отношении Чекулдаева В Ю оставить без изменения апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 199 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта