Информация

Решение Верховного суда: Определение N 30-АПУ14-25 от 25.12.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 30 -АПУ14-25

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 25 декабря 2014 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Истоминой Г.Н судей Климова А.Н. и Таратуты И.В при секретаре Барченковой М.А с участием прокурора Гуровой В.Ю осужденного Хубиева Х.Х.М. и адвоката Токова Р.Н рассмотрела в судебном заседании апелляционную жалобу адвоката Токова Р.Н. на приговор Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 30 октября 2014 года, которым

Хубиев Х Х -М,

не судимый осужден:

- по ч.1 ст. 105 УК РФ, с применением ч.1 ст.62 УК РФ, к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев;

1

- по п.«в» ч.2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 6 месяцев.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 12 лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год 10 месяцев, с установлением соответствующих ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре.

Срок наказания Хубиеву исчислен с 30 октября 2014 года, в срок отбытия наказания зачтено время содержания под стражей в период с 12 марта 2013 года по 30 октября 2014 года.

Мера пресечения в виде заключения под стражу до вступления приговора в законную силу Хубиеву оставлена без изменения.

По делу разрешена судьба вещественных доказательств.

Постановлено взыскать с Хубиева в доход федерального бюджета процессуальные издержки в сумме рублей.

Также по данному делу 30 октября 2014 года вынесено постановление о прекращении уголовного преследования Хубиева по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 131 УК РФ, на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, за отсутствием в его действиях состава преступления.

За Хубиевым признано право на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Таратуты И.В., объяснения осужденного Хубиева Х.Х.М. и выступление адвоката Токова Р.Н., поддержавших доводы апелляционной жалобы, мнение прокурора Гуровой В.Ю., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установил?:

Хубиев Х.Х.М. осужден за совершение убийства Т то есть умышленного причинения смерти другому человеку; а также за совершение кражи, то есть тайного хищения чужого имущества, с причинением значительного ущерба гражданину.

2

Преступления совершены 22 января 2013 года вблизи федеральной автомобильной дороги района

Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней адвокат Токов Р.Н. в защиту интересов осужденного Хубиева указывает на незаконность и необоснованность приговора суда. Считает, что органы предварительного расследования и суд установили по делу разные места совершения преступлений; суд в этой части свои выводы никак не мотивировал. Таким образом, по мнению адвоката, точное место совершения преступлений не установлено, чем нарушены требования ст.73,171,220 УПК РФ. Также полагает что обвинение Хубиева построено лишь на его признательных первоначальных показаниях, данных под физическим и психологическим воздействием сотрудников правоохранительных органов, однако, эти показания в суде не нашли своего подтверждения; кроме того, по делу отсутствует совокупность других доказательств, которая подтверждала бы виновность Хубиева в совершении инкриминируемых ему преступлений. К показаниям Хубиева данным им на стадии предварительного расследования, суд должен был отнестись критически, как к полученным в нарушение ст.9,164 УПК РФ. Суд опровергая доводы стороны защиты о даче Хубиевым признательных показаний под воздействием со стороны сотрудников правоохранительных органов, привел в приговоре постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 29 августа 2014 года, вместе с тем, проверка по факту неправомерных действий сотрудников полиции проведена, по мнению автора жалобы, неполно и необъективно; а указанное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, в силу ст.90 УПК РФ, не имеет для суда преюдициального значения. Кроме того, суд необоснованно отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайств о признании недопустимыми доказательствами: протокола осмотра трупа от 23 января 2013 года (л.д.27-32 т. 1), акта судебно-медицинского исследования трупа от 2 апреля 2013 года (л.д.4 т.5), акта судебно-медицинского исследования от 25 января 2013 года (л.д.22 т.5), заключения эксперта № от 28 января 2013 года (л.д.24 т.5), заключения эксперта-гистолога № от 27 февраля 2013 года (л.д.27 т.5), заключения эксперта от 19 февраля 2013 года (л.д.29 т.5). Доводы своей жалобы в этой части адвокат мотивирует следующим. При составлении протокола осмотра трупа были изъяты предметы одежды Т , однако ст. 178 УПК РФ не предусматривает изъятие каких либо вещей; изъятие предметов возможно лишь при осмотре места происшествия, при обыске, выемке, личном обыске, аресте на почтово телеграфные отправления. Кроме того, для участия в данном следственном действии следователем в качестве специалиста был привлечен эксперт К однако, следователь перед началом следственного действия не выяснил его

3

отношения к потерпевшему, при этом К не был разъяснен порядок

производства данного следственного действия, о чем свидетельствует

отсутствие его росписи в соответствующей графе. Также адвокат считает, что выемка одежды потерпевшей производилась вне рамок уголовного дела поскольку осмотр трупа был произведен 23 января 2013 года с 9 часов 20 минут до 10 часов 30 минут, а судебно-медицинское исследование трупа производилось 23 января 2013 года с 10 часов 35 минут до 13 часов. Согласно акту судебно-медицинского освидетельствования, на момент производства данного процессуального действия труп Т находился в одежде, что подтверждено фототаблицей, следовательно, при осмотре трупа, который производился до экспертного исследования, следователем Узденовым одежда Т не изымалась, чем была нарушена ч.4 ст. 166 УПК РФ. Предметы одежды Т признаны вещественными доказательствами по делу однако, поскольку эти предметы изымались с нарушением требований УПК РФ, они должны быть признаны недопустимыми доказательствами. При составлении акта судебно-медицинского исследования трупа № от 2 апреля 2013 года допущены следующие нарушения требований уголовно процессуального закона. 8 апреля 2013 года следователем У было вынесено постановление о назначении судебно-медицинского исследования трупа (л.д.З т.5). Исходя из требований ч.1 ст. 144 УПК РФ, следователь для установления причины смерти лица был вправе привлекать лишь специалистов а не экспертов; сначала он должен был вынести постановление о возбуждении уголовного дела, а затем назначить судебно-медицинскую экспертизу, потому как лишь ст. 196 УПК РФ предусматривает установление причины смерти лица Также адвокат отмечает, что из постановления о назначении судебно медицинского исследования и акта судебно-медицинского исследования трупа усматривается, что эксперту К не были разъяснены его права и обязанности, предусмотренные ст. 5 7 УПК РФ и ответственность предусмотренная ст.307 УК РФ. Эксперт К после возбуждения уголовного дела незаконно привлек к производству экспертных исследований других экспертов и поручил им проведение ряда исследований без ведома следователя. Таким образом, эксперт К в нарушение ст. 199 УПК РФ, не имея конкретной специальности и специальных условий для проведения исследований и не обладая достаточными знаниями для производства ряда исследований, необоснованно назначил производство других экспертных исследований. По мнению автора жалобы, эксперт в силу ч.5 ст. 199 УПК РФ должен был возвратить постановление следователя без исполнения, поскольку очевидно, что для производства экспертизы представленных материалов ему было недостаточно. Также адвокат обращает внимание, что в постановлении о назначении судебно-медицинского исследования ставился вопрос об исследовании в отношении неустановленной женщины, а в акте судебно медицинского исследования трупа и в остальных заключениях экспертиз проведенных на основании направления К , указаны фамилия, имя и

4

отчество потерпевшей. Из материалов уголовного дела неясно, на основании чего эксперту К стали известны сведения о трупе, так как кроме

постановления о назначении судебно-медицинского исследования и трупа другие материалы ему не представлялись. Согласно акту судебно медицинского исследования № от 25 января 2013 года (л.д.22 т.5) эксперту производившему это исследование, не были разъяснены его права, обязанности и ответственность. Из заключения эксперта № от 28 января 2013 года не ясно, кем эксперту разъяснялись его права и обязанности; кроме того следователем такого поручения руководителю БСМЭ КЧР не давалось Эксперту, производившему экспертизу № от 19 февраля 2013 года (л.д.29 т.5), права и обязанности разъяснены были, однако следователь такого поручения руководителю экспертного учреждения также не давал. Акт судебно-медицинского исследования трупа № от 2 апреля 2013 года составленный с нарушением требований УПК РФ, был положен в основу заключения эксперта № от 19 апреля 2013 года, в связи с чем данное заключение эксперта также должно быть признано недопустимым доказательством по делу. Постановлением суда от 18 августа 2014 года в удовлетворении ходатайства о признании указанных доказательств недопустимыми было необоснованно отказано; при этом, по мнению адвоката судом не дана оценка всем нарушениям требований УПК РФ, допущенным при проведении судебно-медицинских экспертиз. В опровержение доводов стороны защиты суд сослался на Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ, однако при этом проигнорировал требования уголовно процессуального законодательства, в то время как в силу ст.7 УПК РФ суд не вправе применять Федеральный закон, противоречащий указанному кодексу Несостоятельность показаний Хубиева, отраженных в протоколе допроса в качестве подозреваемого (л.д.225- 234 т.!) и в протоколе проверки показаний на месте (л.д.235-255 т.1), подтверждается, по мнению автора жалобы, протоколом допроса Хубиева в качестве обвиняемого от 22 ноября 2013 года (л.д.219-238 т.З); показаниями подсудимого в судебном заседании; показаниями свидетеля А ., который пояснил, что видел автомашину заезжавшую в тоннель, и в салоне автомобиля было около трех человек заключением эксперта от 30 апреля 2013 года (л.д.192 т.5), согласно которому на автомобиле были обнаружены отпечатки пальцев, оставленные не Хубиевым, а иным лицом; заключением эксперта № от 14 мая 2013 года (л.д.173 т.5), из которого следует, что на вещах Хубиева и в его машине кровь не найдена. Суд необоснованно не признал достоверными показания свидетелей Б и Х ., которые подтвердили показания Хубиева о т день совершения преступления его автомашиной управлял не он, а другие лица, а сам подсудимый искал свою машину. На основании изложенного, адвокат считает, что суд неверно оценил доказательства по делу и необоснованно пришел к выводу о виновности Хубиева. Также автор жалобы указывает на чрезмерную суровость наказания,

5

назначенного его подзащитному. Полагает, что, хотя суд и учел в качестве смягчающих обстоятельств явку с повинной Хубиева и наличие у него малолетних детей, однако фактически на размере наказания подсудимого это никак не отразилось. Кроме того, установив по делу факт аморального поведения потерпевшей, которая ругалась в адрес обвиняемого и обзывала его суд этому обстоятельству никакой оценки не дал. С учетом изложенного, и ссылаясь на требования ст.6,60,43 УК РФ, находит приговор не только незаконным, необоснованным, но и несправедливым; просит его отменить, а уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на апелляционную жалобу адвоката Токова Р.Н государственный обвинитель Байрамуков Р.Б. просит ее оставить без удовлетворения, а приговор суда - без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на них, Судебная коллегия находит выводы суда о доказанности вины Хубиева в совершении убийства Т и кражи ее имущества, с причинением значительного ущерба потерпевшей, правильными, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и подробно изложенных в приговоре.

Доводы апелляционной жалобы адвоката Токова о непричастности Хубиева к указанным преступлениям, были предметом рассмотрения в суде первой инстанции, однако своего подтверждения не нашли, а напротив, были опровергнуты совокупностью собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств.

Суд правильно сослался в приговоре, как на достоверные и допустимые доказательства, на показания, данные Хубиевым в ходе предварительного расследования в качестве подозреваемого (л.д.225-234 т.1); при проверке показаний на месте (л.д.235-255 т.1); на его показания в качестве обвиняемого (л.д.95-101 т.2), а также на явку с повинной (л.д.214-215 т.1), из которых следует, что 22 января 2013 года он посадил в свою автомашину женщину напротив асфальтобетонного завода, съехал с дороги, и, проехав 500-600 метров, остановился. В машине он распивал спиртное, а потом по обоюдному согласию с женщиной совершил с ней половой акт. Затем между ними возникла ссора, он достал складной нож и нанес им один удар в шею женщины После этого он пересадил раненую женщину на заднее сиденье, где нанес ей еще несколько ударов ножом в область шеи и спины. Мобильный телефон женщины он выбросил, после чего перед тоннелем завернул налево, проехал 50-60 м и остановился. Далее он вытащил труп женщины; снял с ее ушей золотые, из сумки потерпевшей достал деньги в сумме руб. и положил их к себе в карман, вещи потерпевшей и нож он выбросил в реку.

6

После этого поехал на автомойку, велел тщательно вымыть заднее сиденье и задние резиновые коврики, так как они были испачканы кровью. С 23 по 25 января 2013 года он уехал к своему дяде и употреблял с ним спиртное. По телевидению он узнал фамилию убитой женщины, а Б сообщил ему, что по факту убийства этой женщины задерживают автомашины седьмой модели; посоветовал покрасить ему грунтованное переднее левое крыло машины и пока на ней не выезжать. Он купил баллончик с белой краской и покрасил крыло машины. Похищенные у женщины серьги спрятал в одной из построек завода. В убийстве не сознался, пытался оговорить своих знакомых однако, подумав, 12 марта 2013 года он обратился в полицию и признался в совершенном преступлении.

Доводы стороны защиты о том, что данные показания на предварительном следствии Хубиев дал в силу оказанного на него со стороны сотрудников полиции физического и психологического давления, судом были тщательно проверены и обоснованно отвергнуты, как не нашедшие подтверждения.

Так показания в качестве подозреваемого от 13 марта 2013 года были даны Хубиевым в присутствии адвоката Халкечева Б.Х., после разъяснения подозреваемому положений ст.46 УПК РФ и ст.51 Конституции РФ. По окончании допроса ни от Хубиева, ни от его защитника каких-либо замечаний или заявлений не поступило. Проверка показаний Хубиева на месте 13 марта 2013 года проходила как в присутствии адвоката Халкечева, так и в присутствии понятых. При этом все предусмотренные уголовно процессуальным законом права подозреваемому были разъяснены, а по окончании данного следственного действия ни от него, ни от адвоката, ни от понятых замечаний, дополнений либо уточнений к протоколу не последовало Допрос Хубиева в качестве обвиняемого от 21 марта 2013 года осуществлялся в присутствии адвоката; Хубиеву также были разъяснены его права. Помимо этого обвиняемому было разъяснено, что при согласии дать показания они могут быть использованы в качестве доказательства по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от них. Хубиев, будучи допрошенным в качестве обвиняемого, подтвердил свои показания, данные в качестве подозреваемого, признав свою вину в совершенных преступлениях и раскаявшись в содеянном. Указанные показания Хубиева последовательны и детальны, поэтому суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что такие подробности совершения преступлений, о которых пояснял Хубиев могли быть известны только лицу, причастному к их совершению. Кроме того в материалах уголовного дела (л.д.55-57 т.8) имеется постановление старшего следователя СО по г. Черкесску СУ СК РФ по КЧР Б от 29 августа 2014 года об отказе в возбуждении уголовного дела по ст.ст.285,286 УК РФ по основанию, предусмотренному п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ, в связи с отсутствием

7

события преступления. Согласно данному постановлению, в период содержания Хубиева в ИВС от него никаких жалоб и заявлений на неправомерные действия сотрудников полиции не поступало; как следует из протокола личного обыска Хубиева и справки фельдшера ИВС, каких-либо телесных повреждений у задержанного зафиксировано не было. Вопреки доводам апелляционной жалобы адвоката, считать проверку по факту применения со стороны сотрудников органов полиции насилия к Хубиеву неполной и необъективной, оснований не имеется.

Виновность Хубиева в совершении описанных в приговоре преступлений помимо его признательных показаний, обоснованно признанных судом достоверными, подтверждается совокупностью других доказательств, подробно изложенных в приговоре, а именно:

- показаниями потерпевшей Т о том, что 23 января 2013 года ей сообщили, что обнаружен труп ее матери с признаками насильственной смерти. Перед уходом матери из дома у нее было

рублей, а в ее ушах были золотые с бриллиантами серьги стоимостью

рублей. После смерти матери ее деньги и серьги пропали;

- показаниями свидетеля Б о том, что вечером 22 января 2013 года Т не вернулась домой, а 23 января 2013 года стало известно об обнаружении ее трупа. При жизни Т постоянно носила серьги с бриллиантами;

- показаниями свидетеля С о том, что 22 января 2013 года она подвозила Т на ул. г. . В ушах Т были серьги с бриллиантами;

- показаниями свидетеля Б согласно которым, ему стало известно, что Хубиева и его машину - белую «семерку» с грунтованным крылом - разыскивает полиция. Работники полиции у него самого (Б также интересовались, не причастен ли он к убийству Т Однако, он (Б на машине подсудимого никогда не ездил;

- показаниями свидетеля Б пояснившего, что на машине подсудимого никто другой не ездил, так как в этом не было необходимости. Сам он (Б пояснил, что в конце января 2013 года когда вернулся домой из пос. , увидел, что у них гостит Хубиев, а во дворе дома стоит автомашина Хубиева - белого цвета, с грунтованным передним левым крылом;

- показаниями свидетеля Б согласно которым в конце января 2013 года на обочине дороги в с. он видел машину Х который спал в ней на водительском кресле. После того как он разбудил Х тот ответил, что у него кончился бензин. Тогда он (Б)

поехал за бензином, а когда вернулся, машины подсудимого там уже не было. Позже ему стало " и с с п о об убийстве женщины в а. и том, что

8

полиция разыскивает автомашину « с грунтованным крылом. Затем

к нему домой приехал Хубиев и попросил покрасить его автомобиль. В гараже сестры подсудимого они покрасили машину;

- показаниями свидетеля Б о том, что 25 февраля 2013 года к нему пешком пришел Хубиев, попросился поспать; при этом интересовался, не видел ли он (Б его машину. Потом приехали братья Хубиева, которые ругали подсудимого, интересовались его автомашиной, предлагали показать ее полиции и самому туда явиться;

- показаниями свидетеля Б согласно которым в конце февраля 2013 года к нему домой приехал Хубиев и предложил купить его автомашину марки белого цвета. Было видно, что машина была покрашена из баллончика;

- показаниями свидетеля Э о том, что в конце января 2013 года он приехал к своей матери в а. ул. д. и во дворе дома увидел старый автомобиль « белого цвета. Сын сказал, что машину в их дворе оставил житель а. так как она была неисправна. Он вытолкал чужую машину со двора, а через некоторое время увидел, что ее осматривают работники полиции. После этого ему стало известно, что машина принадлежит Хубиеву;

- показаниями свидетеля Т согласно которым, в феврале 2013 года к ней домой приехал ее родной брат Хубиев и попросил воспользоваться гаражом для ремонта своей автомашины. Брат пробыл у нее 3 дня, затем уехал на своем автомобиле;

- показаниями свидетеля Э о том, что он, работая в должности начальника межмуниципального отдела МВД России « », в конце января 2013 года выезжал на место обнаружения трупа женщины на старую объездную дорогу, к северу от тоннеля, на окраине а. района. Убитой являлась жительница г Т , которая выехала из на маршрутном автобусе к родственникам в а. района и намеревалась доехать на маршрутке до круга в а. К после чего пересесть на попутный транспорт. При изучении записей видеокамер было установлено, что они зафиксировали автомашину белого цвета « » или », которая выехала с грунтовой дороги в а. и остановилась на площадке напротив остановки. С остановки в сторону тоннеля шла женщина в темной одежде. К ней подъехала указанная машина, женщина села в машину и поехала в сторону тоннеля. На записи было видно, что левое переднее крыло машины загрунтовано. Из записи камеры, установленной в тоннеле, видно движение машины по нему и то, что машина двигалась по направлению к ст. При осмотре записей камер « » было установлено, что машина вернулась назад и подъехала к месту, где был обнаружен труп женщины, и где камер уже не было. При осмотре видеозаписи камеры наружного наблюдения, зафиксированной на асфальтобетонном заводе,

9

установлено, что автомобиль марки « » или « белого цвета с грунтованным передним левым крылом, съезжает с шоссе и заезжает на грунтованную дорогу, где стоит длительное время. Также видно, что несколько раз из машины выбегают два человека, один из которых убегает, а второй его догоняет и насильно тянет и сажает в машину. Согласно показаниям свидетеля Э было установлено, что машина » белого цвета, с грунтованным левым крылом, принадлежит Хубиеву. Сам Хубиев по месту жительства отсутствовал, а его и его машину разыскивали родственники Машина Хубиева была обнаружена в пос. у дома Э,

с покрашенным крылом;

- показаниям свидетеля А согласно которым в январе феврале 2013 года, точную дату он не помнит, когда он брату помогал перегонять лошадей и ехал по проселочной дороге мимо тоннеля, впереди себя увидел труп женщины, лежавший на спине. Труп был окровавленный, следов волочения видно не было. Подол платья женщины был приподнят до пояса колготки приспущены до колен. По сотовому телефону он позвонил в дежурную часть и сообщил об обнаружении трупа;

- показаниям свидетеля У о том, что 26 января 2013 года когда он пас овец на территории района недалеко от асфальтного завода, то в 60-70 метрах от дороги « » на земле увидел сотовый телефон марки . Найденный телефон он отдал своему сыну У

- протоколом осмотра места происшествия от 22 января 2013 года участка проселочной дороги на северо-западной окраине а.

района , где был обнаружен труп женщины с признаками насильственной смерти (л.д.4-24 т. 1);

- протоколом осмотра трупа ог 23 января 2013 года, согласно которому установлено наличие на трупе 8 ран, ссадин и кровоподтеков (л.д.27-32 т.1);

- протоколом предъявления трупа для опознания, согласно которому Т опознал труп своей сестры Т (л.д.33-37 т.1);

- протоколом просмотра видеозаписи с камер наружного наблюдения ОАО и ОАО « », которыми зафиксировано передвижение автомашины модельного ряда в период времени с 14 часов 14 минут до 16 часов 45 минут 22 января 2013 года. В период времени с 13 часов 21 минуты до 15 часов 17 минут указанный автомобиль находился напротив асфальтобетонного завода « ». Из автомобиля периодически один из людей убегал, а другой его догонял. Переднее крыло данного автомобиля темного гнета (л.д.9-3 ' т.2);

- протоколом зуемки журнала на автомобильной мойке в пос.

от 15 марта 2013 года и гротокоюм его осмотра от 18 марта 2013 года, согласно которым в журнале имеется запись о том, что 22 января 2013 года на мойку заезжала автомашина с государственным номером 023 для отбивки кузова и чистки салона (л.д.60-63, 64-68 т.2);

10

- протоколом осмотра документов от 30 апреля 2013 года - детализации телефонных переговоров, согласно которому свидетель Б 22 января 2013 года в период времени с 11 часов 32 минут до 16 часов 59 минут принимал и осуществлял вызовы в г. , с 18 часов 38 минут до 18 часов 41 минуты - в районе, то есть в период совершения преступлений в отношении Т он на территории района отсутствовал и в машине Хубиева находиться не мог (л.д.260-279 т.2);

- заключением судебно-медицинской экспертизы № от 19 апреля 2013 года, согласно которой смерть Т наступила в результате множественных колото-резаных проникающих и непроникающих ранений шеи грудной клетки, осложнившихся массивным наружным и внутренним кровотечением, полученных от действия колюще-режущего орудия, в срок незадолго до наступления смерти (л.д.97-106 т.5);

заключением судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств № от 8 мая 2013 года, из которого следует, что на обшивке заднего сиденья машины и вырезе с линолеума с правой передней части обнаружена кровь человека (л.д. 173-177 т.5);

- заключением судебной молекулярно-генетической экспертизы № -

от 17 апреля 2013 года, согласно которому на фрагменте обшивки с правой передней двери автомашины обнаружена кровь человека, произошедшая от Т (л.д.73-87 т.5);

- вещественным доказательством - автомашиной « ) с государственным регистрационным знаком в ходе осмотра которой установлено, чю лсво^ переднее крыло автомашины закрашено краской белого цвета, краска имеет признаки отслоения;

- заключением амбулаторной комплексной судебной психолого психиатрической экспертизы № от 4 сентября 2013 года, согласно которому Хубиев хроническим психическим расстройством не страдал и не страдает психически здоров. В период, относящийся к инкриминируемым деяниям, мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими (л.д.278-280 т.5).

Анализируя содержание явки Хубиева с повинной, его показания в качестве подозреваемою " ^ошшясмого. а -акже показания, данные в ходе проверки показаний Хуби:ш "а уесть, учитывая их соответствие показаниям потерпевшей, свидетелей п другим исследованным в судебном заседании доказательствам, приведенным выше, суд обоснованно признал их достоверными и положил их в основу приговора.

Доводы Хубиева о том, что 22 января 2013 года принадлежащей ему автомашиной он не управлял, а, следовательно, преступлений в отношении Т не совершал, тщательно проверялись судом, однако как ничем не подтвержденные и опровергнутые собранными по делу доказательствами, были

11

обоснованно отвергнуты. Данные выводы суда в приговоре надлежащим образом обоснованы и мотивированы, у Судебной коллегии нет оснований не согласиться с ними.

Вопреки доводам апелляционной жалобы адвоката, суд в приговоре не изменил место совершения преступления, а при описании фабулы преступного деяния не сослался лишь на такие географические координаты, как градусы северной широты и восточной долготы. Указание на то, что преступление имело место на второстепенной дороге вблизи 7км + 500м федеральной автомобильной дороги Республики, в обжалуемом приговоре имеется. Такое же место совершения преступления указано и в обвинении, предъявленном Хубиеву, и в обвинительном заключении. Отсутствие в приговоре ссылки на градусы северной широты и восточной долготы места совершения преступления не повлияло ни на определение территориальной подсудности уголовного дела, ни на право Хубиева на защиту.

Ходатайство адвоката Токова о признании недопустимыми доказательствами актов судебно-медицинского исследования трупа Т от 2 апреля 2013 года, от 25 января 2013 года, а также заключений эксперта от 28 января 2013 года и от 19 января 2013 года, было рассмотрено судом, и в его удовлетворении было обоснованно отказано. Свое решение суд надлежащим образом мотивировал, сомневаться в правильности выводов суда у Судебной коллегии нет оснований.

Утверждения адвоката о том, что судебно-медицинская экспертиза была назначена раньше, чем было возбуждено уголовное дело, что эксперту К не были разъяснены его права н обязанности, что эксперт К незаконно привлек к производству экспертных исследований других экспертов что представленных на экспертизу материалов было недостаточно для ее проведения; что другим экспертам не разъяснялись их права, а если и разъяснялись, то ненад нежащим лицом, - являются голословными и несостоятельными.

Как видно из материалов уголовного дела, постановление о его возбуждении и принятии к производству было вынесено следователем 23 января 2013 года в 8 часов 30 минут. Постановление о назначении судебно медицинской экспертизы по трупу Т было вынесено 8 апреля 2013 года, производство экспертизы было поручено начальнику БЮРО СМЭ

12

КЧР Б В этом же постановлении Б было поручено разъяснить эксперту права и обязанности, предусмотренные ст.57 УПК РФ и предупредить последнего об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

В соответствии с Инструкцией по организации производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской Федерации, утвержденной приказом Министерства юстиции РФ от 20 декабря 2002 года № 347, руководитель судебно-экспертного учреждения (СЭУ) обязан при получении постановления или определения о назначении судебной экспертизы проверить правильность оформления материалов, поручить ее производство конкретному эксперту или комиссии экспертов данного учреждения, при необходимости определить ведущее подразделение или эксперта-организатора разъяснить эксперту пли комиссии экспертов их права и обязанности предупредить их об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Эксперт СЭУ обязан принять к производству порученную ему руководителем СЭУ судебную экспертизу.

Исходя из изложенного у Судебной коллегии нет оснований полагать, что экспертам, проводившим экспертизы по данному уголовному делу, не были разъяснены их права и обязанности, и что к проведению экспертных исследований были незаконно привлечены другие эксперты.

Проведение судебно-медицинских исследований до возбуждения уголовного дела, вопреки утверждениям адвоката Токова. предусмотрено положениями ст. 144 УПК РФ и не влечет за собой признание полученных впоследствии доказательств недопустимыми.

Кроме того, положения ст. 178 УПК РФ, регламентирующей порядок осмотра трупа, предусматривают обязательное участие в данном следственном действии судебно-медицинского эксперта, при этом запрета на изъятие вещей находящихся на трупе, не содержат.

Как следует из протокола осмотра трупа, осмотр проводился после возбуждения уголовного дела, с участием судебно-медицинского эксперта К эксперту бы пи разъяснены его права и обязанности, при производстве данного следственного действия с трупа была изъята одежда. На тот момент личность потерпевшей не была еще установлена, поэтому выяснить

13

отношение эксперта к потерпевшей, как о том настаивает адвокат, было невозможно.

Как видно из протокола предъявления трупа для опознания, 23 января 2013 года, с 14 часов < минут до И часов 45 минут, в присутствии судебно медицинского эксперта К было проведено опознание трупа неустановленной женщины, которая была опознана как Т

В связи с этим доводы адвоката Токова о том, что неясно, каким образом эксперту К стали известны данные потерпевшей, также нельзя признать состоятельными.

Вопреки доводам жалобы адвоката, все заключения экспертиз, указанные в приговоре в качестве доказательств по делу, получены в ходе предварительного расследования в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона и являются допустимыми доказательствами.

Показания свидетеля А о том, что он виден в автомашине « », заезжавшей в тоннель, около 3-х человек; заключение экспертизы № от 30 апреля 2013 года о том, что на автомашине Хубиева обнаружены отпечатки пальцев, принадлежащих не ему, а иному лицу; заключение эксперта № от 14 мая 2013 года о том, что на вещах Хубиева кровь не найдена вопреки доводам жалобы адвоката, не свидетельствуют о невиновности Хубиева и не подтверждают версию осужденного о том, что 22 января 2013 года он своей автомашиной не управлял. Судом достоверно установлено что Хубиев на своей машине занимался частным извозом, поэтому отпечатки пальцев на ее поверхности мо' пи бы 'ъ оставлены посторонними лицами Кроме того, согласно исгле лч^иным < су'ебном заседании доказательствам установлено, что после совершения преступлений Хубиев длительное время проживал по различным адресам, выстирал свою одежду, а также вымыл машину. С учетом этого, на одежде осужденного следов крови не было обнаружено.

Доводы адвоката о том, что суд должен был учесть показания свидетелей Б иХ подтвердивших показания Хубиева о поисках своей автомашины, нельзя признать обоснованными, так как указанные свидетели точную дату, когда осужденный разыскивал свой автомобиль, как угнанный, назвать не см^ и*

Как видно из протокола судебного заседания, судебное следствие по делу проведено полно и объективно, на основе принципа состязательности сторон;

14

ходатайства сторон разрешены судом в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона, при этом з представлении и исследовании доказательств стороны ограничены не были.

Всем рассмотренным в судебном заседании доказательствам суд дал в приговоре надлежащую оценку, указав мотивы, в силу которых одни доказательства им признаны достоверными и приняты во внимание, а другие отвергнуты.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, Судебной коллегией не установлено.

Приговор постановлен в соответствии с требованиями предусмотренными ст. 307 УПК РФ с указанием места, времени и способа совершения преступных деяний.

Действия осужденного Хубиева квалифицированы судом правильно.

При назначении наказания виновному суд учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, личность Хубиева, смягчающие обстоятельства, отсутствие отягчающих обстоятелььств а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Хубиева суд признал наличие у него троих м иелетнн>. детей, и его явку е повинной. Также суд принял во внимание мнение потерпевшей о назначении виновному справедливого наказа] ня, его положительную характеристику с места жительства, отрицательную - от участкового уполномоченного, отсутствие у Хубиева прежних судимостей.

Назначение дополнительного наказания в виде ограничения свободы в приговоре мотивировано.

Наказание определенное. Хубиеву по чЛ ст. 105, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, является справедливым, соответствует содеянному осужденным и смягчению не подлежит.

Вопреки деос/Р! апелляционной жалобы адвоката, оснований для признания обстоятельством, смягчающим наказание Хубиеву. аморального поведения потерпевшей, не имеется, поскольку из показаний самого Хубиева признанных судом достоверными, следует, что ссора с Т имела обоюдный характер, потерпевшая несколько раз пыталась уйти из машины

15

виновного, однако Хубиев сам возвращал ее назад. С учетом изложенного, у Судебной коллегии нет оснований считать, что со стороны Т имело место оскорбление Хубиева, которое явилось поводом для совершения преступлений.

Процессуальные издержки в сумме рублей взысканы судом с Хубиева обоснованно, оснований для его освобождения от их уплаты не имеется.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. 389 -389 , 389^, 389^, 389" УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 30 октября 2014 года в отношении Хубиева Х Х -М оставить без изменения, а апелляционную жалобу адвоката Токова Р.Н. - без удовлетворения.

Председательствующий судьи

16

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 199 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта