Информация

Решение Верховного суда: Определение N 73-АПУ17-17 от 27.09.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 73-АПУ17-17

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ город Москва 27 сентября 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Иванова Г.П судей Ведерниковой О.Н. и Шамова А.В при секретаре Меркушове Д.В рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Литвинцева Д.Н. и в его интересах адвоката Торяника Л.В. на приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 20 июня 2017 года, которым

ЛИТВИНЦЕВ Д.Н.,

несудимый осужден к лишению свободы : - по части 3 статьи 30, пунктам «а», «д», «з части 2 статьи 105 УК РФ на 9 лет с ограничением свободы сроком на 1 год,

- по п. «з» части 2 статьи 105 УК РФ на 15 лет с ограничением свободы сроком на 1 год, - по п. «в» части 4 статьи 162 УК РФ на 9 лет с ограничением свободы сроком на 1 год, со штрафом в 300 000 рублей.

На основании части 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Литвинцеву Д.Н назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 21 год с ограничением свободы сроком на 2 года, со штрафом в размере 300 000 рублей.

Отбывание наказания в виде лишения свободы Литвинцеву Д.Н назначено в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со статьей 53 УК РФ установлены ограничения и возложены обязанности.

Срок отбывания наказания Литвинцеву Д.Н. исчислен с 20 июня 2017 года, в срок отбытия наказания зачтено время содержания его под стражей с 4 января 2016 года по 20 июня 2017 года.

Мера пресечения в отношении Литвинцева Д.Н. в виде содержания под стражей оставлена без изменения.

Приговором разрешен гражданский иск, решены вопросы о вещественных доказательствах и процессуальных издержках.

По делу также осужден Иванов Р.Д., приговор в отношении которого не обжалован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Шамова А.В., выступления осужденного Литвинцева Д.Н.и адвоката Торяника Л.Н по доводам апелляционных жалоб, осужденного Иванова Р.Д. и адвоката Цапина В.И., мнение прокурора Кузнецова СВ., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВ ИЛА:

приговором суда Литвинцев Д.Н. признан виновным в совершении около 18 часов 31 декабря 2015 года в доме по ул. в с Баунтовского района Республики Бурятия совместно с Ивановым Р.Д. с применением оружия, проникновением в жилище разбойного нападения наР Р Ц Ц и малолетних С Р Н Н Б в ходе которого Литвинцев Д.Н. совершил убийство Р и покушался на убийство Р при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях:

- осужденный Литвинцев Д.Н., не соглашаясь с приговором, указывает на излишнюю квалификацию его действий в части покушения на убийство Р как совершенного с «особой жестокостью»; на отсутствие у него умысла на убийство Р Указывает на допущенные нарушения законодательства следователем при назначении экспертизы и ознакомлении его (Литвинцева) с постановлением о ее назначении, и экспертами, которые вместо комплексной, провели комиссионную экспертизу, при этом нарушили положения статьи 200 УПК РФ, не дали ответы на все поставленные вопросы. Суд необоснованно отказал в проведении дополнительной комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Считает, что судом были нарушены положения закона при назначении ему наказания, не применена статья 62 УК РФ. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство;

- адвокат Торяник Л.В.. в интересах осужденного Литвинцева Д.Н. приговор находит несправедливым, необоснованным^ назначенное Литвинцеву Д.Н наказание подлежащим смягчению. Осужденный Литвинцев Д.Н. на предварительном расследовании и в судебном заседании признал свою вину в совершенном преступлении и искренне раскаялся в содеянном, но не согласился с квалификацией в предъявленном обвинении в убийстве Р с особой жестокостью и в покушении на убийство двух лиц Р и Р с особой жестокостью, так как не имел умысла на убийство потерпевших, объяснить не может, почему начал стрелять в потерпевших, не помнит всех деталей произошедшего с момента первого выстрела. Все сомнения в виновности подсудимого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном законом, толкуются в его пользу; обвинительный приговор не может быть основан на предположениях Приговор, в части признания Литвинцева Д.Н. вменяемым, основан на заключении комиссии экспертов № 1853 от 14 июля 2016 года (т. 2 л.д. 78- 83), которое по мнению стороны защиты, является недопустимым доказательством. Постановлением следователя от 1.04.2016 года была назначена комплексная стационарная судебная психолого-психиатрическая экспертиза обвиняемого Литвинцева Д.Н., при этом в протоколе ознакомления обвиняемого Литвинцева Д.Н. и его защитника Ишутина ВВ от 01.04.2016 г. о назначении комплексной стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы (т.2, л.д. 73) отсутствовала подпись адвоката Ишутина ВВ., сам защитник Ишутин В.В, при ознакомлении обвиняемого Литвинцева Д.Н. с постановлением о назначении данной экспертизы не присутствовал в помещении служебного кабинета ИВС ОМВД РФ по Баунтовскому району РБ. Ознакомление Литвинцева с постановлениями о назначении судебной экспертизы 1.04.2016 года проводилось в период времени, когда следователь Я уже не находился в ИВС, само ознакомление носило формальный характер, поскольку в течение 45 минут следователь Я провел ознакомление обвиняемого Литвинцева Д.Н. и адвоката Ишутина ВВ. с 4 постановлениями и 6 заключениями экспертиз, а также оформил 10 протоколов ознакомления Полагает, что указанное обстоятельство доказывает фиктивность и формальность составления протоколов ознакомления Литвинцева с указанными постановлениями и заключениями экспертиз, а так же ставит под сомнение возможности обвиняемого Литвинцева осознавать и понимать значение данных процессуальных действий, чем нарушены права Литвинцева на защиту. Заключение комиссии экспертов №1853 от 14.07.2016 г. не может быть признано допустимым доказательством по делу в связи тем что была назначена комплексная стационарная судебная психолого психиатрическая экспертиза обвиняемого Литвинцева Д.Н., но комиссией экспертов краевого центра судебной психиатрии г. Хабаровска самостоятельно, без уведомления и согласования со следственными органами проведена первичная стационарная комиссионная судебная психолого психиатрическая экспертиза, при этом нарушены положения части 2 статьи 199 УПК РФ, требования статей 200 и 201 УПК РФ, поскольку комиссионная экспертиза проводится не менее чем двумя экспертами одной специальности а в данной экспертизе участвовал один эксперт-психолог; нарушены положения части 2 статьи 199, п.5 части 1 статьи204 УПК РФ в заключении не содержится сведений о том, кто именно предупреждал экспертов об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения Руководитель экспертного учреждения обязан был разъяснить экспертам их права и обязанности и предупредить их об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, о чем он отбирает у экспертов подписку, которая вместе с экспертным заключением направляется органу, назначившему экспертизу; заключение комиссии экспертов составлено без учета факта попытки Литвинцевым суицида, что свидетельствует о третьей фазе аффекта (постаффективного истощения) и его показаний о том, что у него не было умысла на убийство Р что он не помнит, как стрелял в потерпевших и не может почему начал стрелять; в заключении не отражены результаты проводимых исследований, указания примененных методик; нет выводов по каждому поставленному по экспертизе вопросу заключение по своему содержанию носит обобщенный характер, в заключении не даны мотивированные, конкретные ответы отдельно на каждый из поставленных перед экспертами вопросов, нет ответа на вопросы № 1,2,3; нет сведений о том, какие исследования и в каком объеме произвел каждый эксперт, какие факты он установил и к каким выводам пришел каждый эксперт участвовавший в производстве комплексной судебной экспертизы; не произведен анализ показаний обвиняемого Литвинцева Заключение медицинского психолога Ш как усматривается из содержания резолютивной части миссии экспертов является обобщенным, необоснованным и стало определяющим для всего заключения №1853 от 14.07.2016 г. о психологическом состоянии обвиняемого Литвинцева Д.Н. в момент совершения преступления. В заключении психолога сделан вывод «о невозможности квалификации состояния физиологического аффекта свидетельствует отсутствие аффектогенной ситуации, как таковой, отсутствие типичной для аффекта динамики возникновения и развития эмоциональных реакций: отсутствие признаков нарушения сознания, выраженных расстройств произвольной регуляции деятельности, постаффективного истощения», который является необоснованным, т.к. не приведены мотивированные выводы по вопросу отсутствия аффектогенной ситуации. Стороне защиты в ходе следствия и в судебном разбирательстве было необоснованно отказано в производстве повторной судебной психолого-психиатрической экспертизы, чем нарушены права осужденного. Автор жалобы приводит собственные суждения относительно наличия, по его мнению, аффектогенной ситуации в период совершения Литвинцевым инкриминируемых деяний. Стороне защиты необоснованно отказано и в допросе экспертов, проводивших экспертизу Считает неустановленным мотив и цель действий Литвинцева. Приводя собственный анализ доказательств по делу, считает, что судом неверно установлены фактические обстоятельства происшедших событий. Суд при назначении наказания не в полной мере учел совокупность смягчающих обстоятельств, при наличии к тому оснований не применил положения статьи 64 УК РФ. Полагает, что имеются все основания снизить Литвинцеву размер назначенного судом окончательного наказания. В случае проведения повторной стационарной психолого-психиатрической экспертизы появятся основания для переквалификации содеянного Литвинцевым с части 2 статьи 105 УК РФ на часть 2 статьи 107 УК РФ. Просит приговор отменить и передать уголовное дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии судебного разбирательства.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель А.А. Телешев, представитель потерпевших - адвокат Брянская И.П. просят оставить их без удовлетворения, приводят доводы о необоснованности изложенных в жалобах доводов, считают приговор законным и обоснованным.

Проверив материалы дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Расследование уголовного дела проведено в рамках установленной законом процедуры, с соблюдением прав всех участников уголовного судопроизводства.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, в ходе судебного разбирательства суд, как того и требует закон, проверил все доказательства представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты на предмет их соответствия положениям статьи 74 УПК РФ.

Приведенные в приговоре доказательства получены в соответствии с требованиями закона, с соблюдением установленной уголовно процессуальным законодательством процедуры.

Рассмотрение уголовного дела проведено судом в соответствии с положениями главы 36 УПК РФ, глав 37-39 УПК РФ, определяющих общие условия судебного разбирательства и процедуру рассмотрения уголовного дела.

При разбирательстве уголовного дела судом соблюден принцип состязательности сторон, созданы условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав обеспечено процессуальное равенство сторон, права по представлению и исследованию доказательств.

В судебном заседании Литвинцев Д.Н., не отрицая факта причинения смерти потерпевшему Р и телесных повреждений потерпевшей Р в результате произведенных в них выстрелов, вину в этих преступлениях не признал; при этом Литвинцев Д.Н. и Иванов Р.Д. признали себя виновными в совершении разбойного нападения, вместе с тем выводы суда о виновности осужденных в совершении инкриминируемых им преступлений основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании и получивших оценку в приговоре.

Несмотря на частичное признание вины осужденными, на основании совокупности собранных по делу и проверенных в ходе судебного разбирательства доказательств, с учетом позиции Литвинцева Д.Н. и Иванова Р.Д. в ходе судебного заседания, их показаний в ходе предварительного следствия, а также данных, содержащихся в протоколах следственных действий, заключениях экспертов, показаниях потерпевшего свидетелей, судом с достаточной полнотой установлены обстоятельства совершенных осужденными преступлений, роль и степень участия каждого в их совершении.

Доводы осужденного Литвинцева Д.Н. об отсутствии у него умысла на совершение убийства потерпевших Р иР судом были проверены в ходе судебного разбирательства и обоснованно отвергнуты.

Об обстоятельствах совершения разбойного нападения дали в суде пояснения:

- потерпевшая Р из показаний которой судом было установлено что в момент нападения в ее доме находились она с супругом - Р.,

их внуки Р иС сестра мужа - Ц племянник мужа - Ц а также родственники Б Н,

Н 31 декабря 2015 года в их дом ворвались двое, у одного из них - Литвинцева Д.Н., был пистолет. Нападавшие требовали деньги наносили удары, при этом Иванов ударил ее ногой в живот, отчего она упала Момента производства выстрела она не помнит;

потерпевшая Ц сообщила о том, что 31 декабря 2015 года в доме ее брата она увидела двоих в масках, подумала, что это розыгрыш, но один из вошедших сказал, что это ограбление и велел всем лечь на пол Нападавшие стали спрашивать, где сейф. Р (Р ) стала говорить нападавшим, что в доме маленькие дети, ее слова повторил Э . Кто-то из нападавших крикнул, чтоб они легли, угрожая всех перестрелять. Р сказала, чтоб тогда стреляли в нее, после чего она (Ц услышала три выстрела. Когда нападавшие убежали из дома, она видела, что Р была в крови, а на улице, на земле лежал брат, который также был в крови;

- потерпевший Р показал суду, что об обстоятельствах происшедшего узнал в ходе следствия и от родственников, которые ему рассказали, что нападавших было двое.

Судом в порядке статьи 281 УПК РФ были исследованы показания потерпевшего Ц (т.2 л.д. 115-118) о том, что во дворе дома Р 31.12.2015 года на него напали двое мужчин, нанесли ему удары угрожали пистолетом, спрашивали о количестве людей, находящихся в доме несовершеннолетних потерпевших С (т.2 л.д. 136-140); Н

(т.2 л.д. 150-153); Н (т.2 л.д. 161-164); Б (т.2 л.д. 175-78), которые в целом аналогичны, и из которых суд также установил, что 31 декабря 2015 года около 18 часов 30 минут в дом забежали двое бандитов с серыми масками на головах, у одного, что пониже ростом, в руках был пистолет, сказали всем лечь на пол и спросили, где сейф. Р начала спорить с нападавшими, просила забрать деньги и уйти, не пугать детей Потом раздались выстрелы, Р побежал на улицу из дома, а за ним побежали оба бандита, на улице еще были выстрелы. Р была ранена в голову.

Об обстоятельствах происшедшего, ставших им известными со слов потерпевших, дали суду показания Б иР Ц.

иН

Судом были исследованы, приведены в приговоре и получили оценку наряду с другими доказательствами показания осужденных Литвинцева Д.Н и Иванова Р.Д. на предварительном следствии, которые в ходе допросов проверок показаний на месте, очной ставки между Литвинцевым и Ивановым, подробно рассказывали об обстоятельствах подготовки и совершения преступления, в том числе о наличии у них огнестрельного оружия и его использовании Литвинцевым Д.Н. в ходе совершения преступления, о приискании и использовании масок, камуфляжа, о слежке за домом потерпевших и других, значимых для дела обстоятельствах (т.З л.д. 84-91, 92-95, 104-109, т.З л.д. 4-10, 40-49, л.д. 54-59, т.З л.д. 96-102).

Из оглашенных в порядке статьи 281 УПК РФ показаний свидетелей Д Д 31 декабря 2015 года около 18 часов 10 минут к ним в дом забежал Ц племянник Р он был побит, из носа текла кровь, на руках и ногах виднелись остатки липкой ленты скотч, сказал, что дядю Э ранили, просил вызвать скорую помощь. Вызвав скорую помощь и полицию, они пошли к дому Р Во дворе дома на боку лежал Р под головой имелось сильное кровотечение. В доме на полу лежала Р с кровотечением на голове. Впоследствии от родственников Р она узнала, что Р

умер (т.2 л.д. 215-218, т.2 л.д. 220-223).

Согласно показаниям свидетеля М - фельдшера отделения скорой медицинской помощи Баунтовской НРБ, 31 декабря 2015 года поступило сообщение о нападении на квартиру Р По прибытии на место их встретил молодой человек, провел на место, где лежал Р с огнестрельным ранением головы. Сначала они увезли в больницу Р.,

потом приехали снова и увезли Р которая также с огнестрельным ранением головы находилась в доме. В вечернее время Р скончался в реанимационном отделении, не приходя в сознание (т.2 л.д. 242-243).

Из оглашенных в порядке статьи 281 УПК РФ показаний свидетелей С - полицейского группы задержания ФГКУ ПЦО ОВО по Баунтовскому району, Б - участкового уполномоченного ОМВД РФ по Баунтовскому району, Т - заместителя начальника отделения полиции ОМВД РФ по Баунтовскому району, Ц

- начальника отделения уголовного розыска ОМВД РФ по Баунтовскому району, следует, что 31 декабря 2015 года около 18 часов поступил сигнал от дома Р , по прибытии на место стало известно о нападении. Во дворе был обнаружен Р с огнестрельным ранением, в квартире находилась Р с огнестрельным ранением. Ее и Р медики доставили в больницу (т.2 л.д. 233-234, 235-237, 238-239, 240-241).

В ходе осмотра места происшествия - дома № по ул. в с.

Баунтовского района Республики Бурятия были обнаружены следы вещества, похожего на кровь, при входе на кухню на полу пуля в оболочке из металла желтого цвета диаметром 9 мм, длиной 12 мм, в зале три гильзы темно-зеленого цвета диаметром 9 мм, длиной 18 мм, с маркировочным обозначением - « », капсюли гильз пробиты. На полке шкафа стоит видеорегистратор 8КУ-У1СТОК Н264. Во дворе дома имеется дорожка следов, ведущая к углу ограды. Дорожка состоит из следов двух пар обуви ведет через соседнюю ограду по дороге в южном направлении, затем по лесу к следам автомашины. С места происшествия изъяты 3 гильзы, пуля обрывки скотча, следы пальцев рук, пара серых перчаток, фрагмент ремня видеорегистратор с монитором, два следа обуви и следы от автомашины (т. 1 л.д. 74-82); при осмотре дома № по ул. в с Баунтовского района в дверной колоде входной двери в левом наличнике (при входе внутрь дома) обнаружена и извлечена пуля из металла бурого цвета, оболоченная, калибра 9 мм, длиной 12 мм, со следами нарезов канала ствола, в донной части - веществом бурого цвета, похожего на кровь обнаружена гильза от патрона пистолета, выполненная из металла серого цвета, цилиндрической формы с кольцевой проточкой, длиной около 18 мм с маркировочным обозначением « ». Во дворе дома под небольшим слоем снега и грунта обнаружена гильза от патрона пистолета калибра 9 мм аналогичная вышеописанной (т.1 л.д. 93-113); в ходе осмотра зальной комнаты в верхней части стеновой перегородки между зальной и спальной комнатами обнаружено пулевое отверстие со сквозным повреждением ковра и слепым повреждением поверхностного слоя штукатурки, из стеновой перегородки извлечена пуля калибра 9мм (т. 1 л.д. 131-141).

Приведены в приговоре и показания свидетеля Х оперуполномоченного ОМВД РФ по Баунтовскому району, пояснившего что по факту нападения на дом Р были задержаны Иванов Р.Д. и Литвинцев Д.Н. В ходе выполнения отдельного поручения он получил от лечащего врача нейрохирургического отделения РКБ им. Семашко пулю калибра 9 мм, извлеченную из полости тела потерпевшей Р в ходе хирургической операции (т.1 л.д. 145-147).

В ходе следствия у оперуполномоченного ОУР ОМВД по Баунтовскому району Х была изъята пуля, полученная им от лечащего врача потерпевшей Р (т. 1 л.д. 149-151).

Из исследованных в порядке статьи 281 УПК РФ показаний свидетеля Г суд установил, что 30 декабря 2015 года ранее незнакомый мужчина по имени Д арендовал у него автомобиль Хонда Фит за 1500 рублей в сутки, оставив в залог паспорт, фотография его водительского удостоверения у него сохранилась в планшетном компьютере. Дмитрий европейской наружности, среднего телосложения, ростом около 170см, на вид около 25-30 лет. Телефон Дмитрия Дмитрий отдал ему 3000 рублей. 1 января 2016 года Дмитрий вернул ему указанный автомобиль Куда ездил Дмитрий на его автомобиле, он не знает (т.1 л.д. 169-171).

При осмотре автомобиля Хонда Фит, 2002 года выпуска государственным знаком в салоне автомобиля на переднем пассажирском сиденье (с левой стороны) обнаружены пара матерчатых перчаток черного цвета (т. 1 л.д. 175-183).

Приведено в приговоре и содержание протокола осмотра места происшествия, в ходе которого 4.01.2017 года с участием Литвинцева Д.Н осматривалась местность и дом по ул. г. Улан-Удэ, в подвале которого обнаружен полиэтиленовый пакет черного цвета, из него извлечена сумка черного цвета, внутри которой находятся 6 патронов с маркировкой « 9мм калибра; пистолет, похожий на ПМ (системы Макарова без номера, в магазине пистолета имеется 3 патрона калибра 9мм; пенал с щетками для чистки оружия; коробка с патронами в количестве 16 штук, 9мм калибра, чехол черного цвета, в котором находятся 4 упаковки патронов 9мм, по 16 штук в каждой; кобура коричневого цвета поясная оружейная смазка «Мапо Рго1есЬ»; универсальное масло «ВаШзЫ». Со слов Литвинцева Д.Н. полиэтиленовый пакет в подвал дома он забросил 01.01.2016 года (т. 1 л.д. 116-128).

Изъятые в ходе производства следственных действий предметы были осмотрены (т. 1 л.д. 202-214), по ним проведены соответствующие исследования.

По заключению эксперта по результатам баллистической экспертизы №38 пистолет, изъятый 04.01.2016 г., является нарезным огнестрельным оружием калибра 9x18 мм (ПМ), изготовленный самодельным способом с использованием узлов и деталей огнестрельного оружия ограниченного поражения пистолета модели «ИЖ-79» (МР-79), пригоден для производства выстрела. Патроны, представленные на экспертизу, являются боеприпасами к нарезному огнестрельному оружию - патронами калибра 9x18 мм (ПМ) и являются штатными к пистолетам ПМ, АПС, пистолетам-пулеметам ПП-90 и др. Три из 89 патронов пригодны для стрельбы (т. 1 л.д. 306-307); по заключению эксперта №69 4 пули и 5 гильз, представленных на исследование, являются частями патронов калибра 9x18 мм (ПМ), которые являются штатными к пистолету Макарова (ПМ), АПС, ПП-90. Все пули и гильзы были выстреляны в одном экземпляре самодельного нарезного огнестрельного оружия - из пистолета, изъятого в ходе осмотра места происшествия от 4.01.2016 года (т. 2 л.д. 16-18).

В ходе медико-криминалистического исследования установлено, что выстрелы в потерпевшего Р были произведены с дистанции (расстояние от дульного среза ПМ до тела потерпевшего) более 30-40 см, вне действия таких факторов близкого выстрела как пороховые газы, копоть выстрела, порошинки (т. 2 л.д. 4-9).

В ходе осмотра видеорегистратора установлено наличие записи с обстоятельствами нападения от 31.12.2015 года (т.1 л.д. 215-217), видеозапись была исследована в судебном заседании.

По заключению эксперта, на трупе Р обнаружено 2 огнестрельных сквозных ранения: огнестрельное, сквозное пулевое ранение слева в области задней поверхности шеи с повреждением второго-третьего шейных позвонков, повреждением спинного, продолговатого мозга с продолжением в полость носовых ходов и ранением основной, лобной пазух перелом костей лобной пазухи, приведшие к тяжелой контузии головного мозга, правового полушария и кровоизлиянием под мягкую мозговую оболочку лобного отдела, приведшие к острой кровопотере, отеку головного мозга, травматическому шоку 2-3 степени, которое относится к категории тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека и приведшее в последствии к смертельному исходу; второе - огнестрельное, сквозное пулевое ранение живота с ранением подкожно-жировой клетчатки передней брюшной стенки могло быть причинено при выстреле из огнестрельного пулевого оружия при нахождении потерпевшего правым боком по отношению к нападающему (входное справа от срединной линии, выходное отверстие от срединной линии), относится к категории легкого вреда с кратковременным расстройством здоровья человека (т. 1 л.д. 257-260).

По заключению эксперта №654-16, у потерпевшей Р обнаружено огнестрельное ранение головы с повреждением лицевых костей слева, левого глаза; открытая проникающая черепно-мозговая травма; ушиб головного мозга средней степени тяжести; субарахноидальное кровоизлияние; закрытая позвоночная спинно-мозговая травма; оскольчатые переломы 3,4,5 шейного позвонка; ушиб спинного мозга на шейном уровне левосторонний гемипарез; огнестрельное проникающее ранение боковой стенки глотки слева; контузия левого глаза тяжелой степени; травматический шок 2 степени, которые причинены в результате выстрела огнестрельного оружия. По своим свойствам в совокупности расцениваются как повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью человека, по признаку опасности для жизни (т.1 л.д. 289-291).

Потерпевшему Ц были причинены кровоподтек в левой параорбитальной области; закрытая черепно-мозговая травма в виде сотрясения головного мозга, расценивающаяся как повреждение причинившее легкий вред здоровью человека, которые могли образоваться от воздействия твердым тупым предметом (т. 1 л.д. 283).

Получили в приговоре оценку показания свидетеля Х в том числе и данные им в ходе предварительного следствия, согласно которым Иванов интересовался у него, кто в их селе занимается скупкой золота, на что он ответил, что Р . Он показал Иванову дом Р . Потом от сотрудников полиции узнал, что Иванов совершил преступление в отношении Р , в ходе которого применил оружие и причинил Р и его супруге огнестрельные ранения, отчего Р скончался (т.2 л.д. 199-202).

Изложены в приговоре и получили оценку показания свидетелей А Д Л И об обстоятельствах происшедшего, ставших им известными со слов Литвинцева Д.Н. и Иванова Р.Д.

В целях проверки допустимости доказательств, судом были допрошены свидетели Р - старший следователь-криминалист отдела криминалистики СУ СК РФ по Республике Бурятия, который проводил первоначальные следственные действия, допрашивал потерпевшую Р 11 февраля 2016 года в нейрохирургическом отделении Республиканской больницы, проводил допросы Литвинцева Д.Н. и Иванова Р.Д. в качестве подозреваемых и составлял протоколы задержания, при этом никакого физического или психического давления со стороны сотрудников правоохранительных органов на Литвинцева и Иванова не оказывалось, с Литвинцевым он производил осмотр одного из домов по ул. Борсоева, где подозреваемый указал место, куда спрятал оружие, которое было обнаружено; Я - заместитель руководителя Еравнинского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по Республике Бурятия об обстоятельствах производства следственных действий с участием Литвинцева Д.Н., который на первоначальном этапе следствия подробно излагал все обстоятельства, хорошо ориентировался на месте и в событиях преступления - как стрелял, как убегал, потом ехал. С постановлением о назначении судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы Литвинцева он знакомил вместе с адвокатом Ишутиным.

Согласно показаниям свидетеля Д она, рассматривая ходатайство адвоката Торяника Л.В., установила отсутствие подписи адвоката Ишутина в графе «замечаний нет» протокола ознакомления с постановлением о назначении стационарной судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы в отношении Литвинцева, как эта подпись потом появилась в протоколе, она не знает. При ознакомлении с материалами дела Литвинцева защищали и адвокат Ишутин, и адвокат Торяник, возможно адвокат Ишутин восполнил указанный недостаток.

Допрошенный по указанным обстоятельствам свидетель Ишутин ВВ показал суду, что с постановлением о назначении стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы в отношении Литвинцева Д.Н. он знакомился совместно с Литвинцевым, почему не поставил свою подпись в строке о наличии замечаний, хотя никаких замечаний ни у него, ни у Литвинцева не было, пояснить не может. При ознакомлении с материалами дела кто-то обратил его внимание на это упущение, которое он устранил поставив свою подпись.

На основании совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, подробный анализ и оценка которых приведены в приговоре суд пришел к правильному выводу о виновности осужденных в инкриминируемых им преступлениях. Нарушений положений статьи 14 УПК РФ, судом не допущено.

Судом исследовано, приведено в приговоре и оценено в совокупности с иными доказательствами по делу, заключение комиссии экспертов по результатам первичной стационарной комиссионной судебной психолого психиатрической экспертизы № 1853, согласно выводам которого Литвинцев Д.Н. хроническим психическим расстройством, слабоумием либо иным болезненным состоянием психики не страдает и не страдал им в период, относящийся к инкриминируемым ему деяниям. В период времени относящийся к инкриминируемым ему деяниям, у него также не было какого-либо временного психического расстройства, в том числе патологического аффекта и патологического опьянения, он правильно ориентировался в окружающей обстановке, действия его носили целенаправленный характер, он мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В настоящее время он может в полной мере осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства имеющие значение для дела и давать о них правильные показания. Он может предстать перед следствием и судом. В настоящее время он клинических признаков хронического алкоголизма и наркомании не обнаруживает, в применении принудительных мер медицинского характера не нуждается. В момент совершения инкриминируемого подэкспертному деяния он в состоянии физиологического аффекта, равно как и ином значимом эмоциональном состоянии, не находился, поскольку, как на момент инкриминируемого деликта, так и посткриминальную фазу способен был совершать и совершал сложные, рациональные, упорядоченные целенаправленные действия, соответствующие контексту ситуации, целевой установке. О невозможности квалификации состояния физиологического аффекта свидетельствует отсутствие аффектогенной ситуации, как таковой отсутствие типичной для аффекта динамики возникновения и развития эмоциональных реакций: отсутствие признаков нарушения сознания выраженных расстройств произвольной регуляции деятельности постаффектного истощения. Среди индивидуально-психологических особенностей подэкспертного не диагностировано тех, что ограничили бы его в способности всесторонне осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них показания (т. 2 л.д. 78-83).

Руководствуясь положениями статьи 17 УПК РФ, суд, на основании показаний Иванова и Литвинцева на первоначальном этапе расследования показаний потерпевших Р Ц о действиях нападавших, выводов комиссии экспертов по результатам стационарной судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы Литвинцева Д.Н., сделал правильный вывод о том, что Литвинцев Д.Н. вменяем в отношении инкриминируемых ему деяний и подлежит уголовной ответственности.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, оснований для признания недопустимыми доказательствами заключения комиссии экспертов по результатам судебной психолого-психиатрической экспертизы Литвинцева Д.Н. № 1853 от 14 июля 2016 года (т. 2 л.д. 78-83), у суда не имелось, каких либо нарушений при производстве указанных следственных действий не допущено.

В судебном заседании было установлено, что с постановлением о назначении комплексной стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы (т.2 л.д. 73) Литвинцев Д.Н. был ознакомлен совместно с адвокатом Ишутиным ВВ., о чем сам Ишутин ВВ. пояснил в судебном заседании, в связи с чем доводы апелляционной жалобы адвоката Торяника Л.В. судебная коллегия считает несостоятельными.

Положения статьи части 3 статьи 195 УПК РФ предписывают следователю необходимость ознакомления с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника разъяснения им прав, предусмотренных статьей 198 УПК РФ, о чем составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением.

Требования закона при производстве по данному делу следователем были соблюдены, при этом, судебная коллегия отмечает, что ознакомление с постановлением о назначении экспертизы является правом участника судопроизводства, при этом позиция стороны защиты формируется подозреваемым (обвиняемым) и его адвокатом, которые самостоятельно определяют необходимое количество времени на ознакомление с предоставленными процессуальными документами и доказательствами, а также достаточность поставленных на экспертное исследование вопросов Каких-либо заявлений об ограничениях обвиняемого и его защитника при выполнении требований части 3 статьи 195 УПК РФ, в соответствующих протоколах не содержится.

Доводы жалобы адвоката Торяника Л.В. об отсутствии защитника Ишутина ВВ. при ознакомлении Литвинцева Д.Н. с постановлениями о назначении экспертиз, опровергаются пояснениями самого Ишутина ВВ. по указанным обстоятельствам.

Не основаны на материалах дела, не соответствуют положениям действующего законодательства и доводы апелляционной жалобы адвоката Торяника Л.Н. о нарушениях, допущенных экспертами краевого центра судебной психиатрии КГБУЗ «Краевая клиническая психиатрическая больница» Министерства здравоохранения Хабаровского края, при производстве экспертизы.

При производстве экспертизы в полной мере были соблюдены положения Конституции РФ, Федерального закона от 31.05.2001 года N 73- ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», требования главы 27 УПК РФ.

На основании постановления следователя и по его поручению, в соответствии с положениями статьи 14 вышеназванного Федерального закона №73-ФЗ обязанности и права экспертам разъясняются руководителем государственного судебно-экспертного учреждения, им же эксперты предупреждаются об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

По делу была назначена и проведена психолого-психиатрическая экспертиза, в производстве которой участвовали эксперты разных специальностей, и такая экспертиза, в соответствии с положениями статьи 23 Федерального закона №73-Ф3 и части 1 статьи 201 УПК РФ, является комплексной.

В силу части 1 статьи 21 Федерального закона от 31.05.2001 года N 73- ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», комиссионная судебная экспертиза производится несколькими но не менее чем двумя экспертами одной или разных специальностей Заключение экспертов содержит результаты проведенных исследований указание на примененные методики, данные, полученные из представленных на экспертизу материалов уголовного дела, а также выводы, к которым пришли эксперты.

Выводы экспертов ясны и понятны, в связи с чем, у суда не имелось оснований для допроса экспертов в судебном заседании.

В связи с тем, что ряд вопросов не относились к компетенции экспертов либо сформулированы некорректно, в заключении не содержатся ответы на вопросы №№ 1-3,о чем соответствующие разъяснения приведены в выводах экспертов.

В ходе предварительного следствия и судебного разбирательства ходатайства стороны защиты о производстве повторной судебной психолого психиатрической экспертизы были рассмотрены, и по результатам рассмотрения были приняты законные, мотивированные решения об отсутствии оснований для повторного исследования психического состояния осужденного Литвинцева Д.Н. (т. 6 л.д. 115-118, 163-167).

Не установлено оснований для назначении повторной комплексной психолого-психиатрической экспертизы в отношении Литвинцева Д.Н., о проведении которой ходатайствовал адвокат Торяник Л.В. и осужденный Литвинцев Д.Н. в заседании суда апелляционной инстанции, и Судебной коллегией при рассмотрении жалоб адвоката и осужденного на приговор.

Выводы суда, как того и требует закон, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, приведены в приговоре, при этом судом указаны мотивы, по которым судом были оценены как достоверные и приняты одни из доказательств и отвергнуты другие, а также выводы, в обоснование позиции суда в соответствии с которой он критически отнесся к показаниям осужденных в части выдвинутой ими версии произошедших событий.

Судебное следствие было окончено при отсутствии дополнений и возражений участников процесса (т. 7 л.д. 203).

Нарушений норм уголовно-процессуального законодательства при рассмотрении уголовного дела, судом допущено не было.

Содеянное осужденными получило надлежащую юридическую оценку Квалификация действий Литвинцева Д.Н. по части 3 статьи 30, пунктам «а», «д», «3» части 2 статьи 105 УК РФ, п. «з» части 2 статьи 105 УК РФ и а. «в части 4 статьи 162 УК РФ является правильной. Выводы суда относительно квалификации содеянного осужденным в приговоре мотивированы.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, судом правильно установлен корыстный мотив действий Литвинцева Д.Н., а также его умысел направленный на убийство потерпевших в ходе разбойного нападения и сделан правильный вывод о том, что совокупность доказательств, в том числе и показания осужденных об обстоятельствах совершения преступлений, свидетельствуют о том, что Литвинцев Д.Н., в процессе разбойного нападения покушался на убийство Р а также совершил убийство Р при этом при покушении на Р.

действовал с особой жестокостью, произведя в нее выстрел из пистолета в присутствии родственников и близких.

При назначении наказания Литвинцеву Д.Н., суд учел обстоятельства указанные в статье 60 УК РФ - характер и степень общественной опасности совершенных осужденным преступлений, данные о личности виновного условия его жизни.

В полной мере судом учтены и характеризующие осужденного данные.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание Литвинцева Д.Н., суд учел признание вины, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, выразившееся в даче в ходе предварительного следствия подробных показаний об обстоятельствах совершенного им преступления и изобличении соучастника преступления, молодой возраст наличие двоих несовершеннолетних детей, его положительные характеристики.

Судом не установлено оснований для признания совокупности смягчающих по делу обстоятельств исключительными и назначения осужденному Литвинцеву наказания с применением положений статьи 64 УК РФ, а также для изменения категории преступлений в соответствии с частью 6 статьи 15 УК РФ. Не установлены они и судебной коллегией.

Установив наличие смягчающих обстоятельств, указанных в п. «и» части 1 статьи 61 УК РФ, судом, при назначении Литвинцеву Д.Н. наказания, были применены положения статьи 62 УК РФ, о чем указано в приговоре мотивировочной части приговора.

Назначенное судом Литвинцеву Д.Н. наказание отвечает принципам справедливости, содержащимся в статье 6 УК РФ, его нельзя признать чрезмерно суровым, оснований для смягчения Литвинцеву Д.Н. наказания судебная коллегия не находит.

Обстоятельств, влекущих отмену или изменения приговора по доводам апелляционных жалоб, не имеется.

Руководствуясь статьями 38913, 38920, 38928, 38933 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 20 июня 2017 года в отношении ЛИТВИНЦЕВА Д.Н. оставить без изменения апелляционные жалобы - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 199 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта