Информация

Решение Верховного суда: Определение N 59-АПУ16-5 от 06.07.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 59-АПУ16-5

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 6 и ю л я 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Иванова Г.П.,

судей Зыкина В.Я., Ведерниковой О.Н при секретаре Ивановой А.А., с участием прокурора Луканиной Я.Н., осужденных Куджояна Р.М., Пыхалова К.А., Галстяна Г.А., их защитников - адвокатов Рыбина СВ., Зорькина И.В., Чаплыгина М.В. рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Куджояна Р.М Пыхалова К.А., Галстяна Г.А., а также защитника Куджояна адвоката Рыбина СВ. на приговор Амурского областного суда от 6 апреля 2016 года, которым

Куджоян Р М

ранее не судимый осужден:

- по чЛ ст.30, ч.4 ст. 159 УК РФ - к лишению свободы на срок три года, с ограничением свободы на один год;

- по ч.З ст.ЗЗ, пп. «д», «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ - к лишению свободы на срок восемнадцать лет, с ограничением свободы на один год шесть месяцев;

- по п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ - к лишению свободы на срок четыре года;

- по ч. 1 ст. 167 УК РФ - к лишению свободы на срок один год два месяца.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, Куджояну Р.М. окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок двадцать два года с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на один год восемь месяцев; при этом ему установлены следующие ограничения: не выезжать за пределы территории муниципального образования, где он будет проживать после отбывания лишения свободы, и не изменять места жительства без согласия уголовно-исполнительной инспекции, возложена обязанность являться два раза в месяц для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию;

Пыхалов К А

судимый:

- 7 июня 2013 года Тамбовским районным судом Амурской облас­

ти, с учетом внесенных в приговор изменений, по ч. 1 ст. 166 УК РФ

к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком

3 года 1 месяц;

- 27 января 2014 года Благовещенским городским судом Амурской

области, с учетом внесенных в приговор изменений, по

ч.1 ст.228 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с

испытательным сроком 2 года 1 месяц,

- 21 февраля 2014 года Тамбовским районным судом Амурской

области по п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения

свободы условно с испытательным сроком 2 года;

- 27 января 2015 года Благовещенским городским судом Амурской

области по ч.1 ст.228 УК РФ, с применением ст.70 УК РФ, к 3 го­

дам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в коло­

нии-поселении осужден:

- по пп. «д», «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ - к лишению свободы на срок семнадцать лет;

- по п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ - к лишению свободы на срок три года;

- по чЛ ст. 167 УК РФ - к лишению свободы на срок один год.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, Пыхалову К.А. назначено наказание в виде лишения свободы на срок девятнадцать лет.

В соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием, назначенным по приговору Благовещенского городского суда Амурской области от 27 января 2015 года, Пыхалову К.А. окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок двадцать лет шесть месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Галстян Г А ,

ранее судимый:

- 2 марта 2004 года Михайловским районным судом Амурской об­

ласти, с учетом внесенных в приговор изменений, по ч.2 ст. 162 УК

РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года

№ 26-ФЗ) к 6 годам 10 месяцам лишения свободы;

- 19 апреля 2004 года Тамбовским районным судом Амурской об­

ласти, с учетом внесенных в приговор изменений, по ч.5 ст.ЗЗ,

пп. «а», «б» ч.2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7

марта 2011 года № 26-ФЗ) с применением ч.5 ст.69 УК РФ к 6 го­

дам 11 месяцам лишения свободы,

- 3 июня 2010 года Тамбовским районным судом Амурской облас­

ти, с учетом внесенных в приговор изменений, по ч.2 ст.228 УК РФ

с применением ст.70 УК РФ к 6 годам 1 месяцу лишения свободы,

- 12 декабря 2014 года Тамбовским районным судом Амурской об­

ласти по ч.2 ст.228 УК РФ, с применением ст.70 УК РФ, к 5 годам

лишения свободы осужден:

- по пп. «д», «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ - к лишению свободы на срок во семнадцать лет, с ограничением свободы на один год шесть месяцев;

по ч.1 ст. 161 УК РФ - к лишению свободы на срок три года.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, Галстяну Г.А. назначено наказание в виде лишения свободы на срок двадцать лет, с ограничением свободы на один год шесть месяцев, при этом ему установлены следующие ограничения: не выезжать за пределы территории муниципального образования, где он будет проживать после отбывания лишения свободы, и не изменять места жительства без согласия уголовно-исполнительной инспекции, возложена обязанность являться два раза в месяц для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию.

В соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием, назначенным по приговору Тамбовского районного суда Амурской области от 12 декабря 2014 года, Галстяну Г.А. назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на срок двадцать два года шесть месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима с ограничением свободы на один год шесть месяцев, при этом ему установлены следующие ограничения: не выезжать за пределы территории муниципального образования, где он будет проживать после отбывания лишения свободы, и не изменять места жительства без согласия уголовно-исполнительной инспекции, на него возложена обязанность являться два раза в месяц для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию.

Гражданский иск Ла о компенсации морального вреда удовлетворен частично - взыскано в пользу Л в качестве компенсации морального вреда: 2000000 (два миллиона) рублей с Куджояна Р.М.; 1000000 (один миллион) рублей с Пыхалова К.А. и 1000000 (один миллион) рублей с Галстяна Г.А.

Гражданский иск Л о возмещении материального ущерба удовлетворен полностью - взыскано: с Куджояна Р.М. и Пыхалова К.А. солидарно в пользу Л в счет возмещения причиненного материального ущерба 983000 (девятьсот восемьдесят три тысячи) рублей; взыскано с Галстя- на Г.А. в пользу Л в счет возмещения причиненного материально го ущерба 44653 (сорок четыре тысячи шестьсот пятьдесят три) рубля.

В приговоре разрешены вопросы, касающиеся мер пресечения осужденных, а также вещественных доказательств по делу.

Заслушав доклад судьи Зыкина В.Я., изложившего содержание приговора, существо апелляционных жалоб и письменных возражений на них, выступления осужденного Куджояна Р.М. и его защитника-адвоката Рыбина СВ осужденного Пыхалова К.И. и его защитника-адвоката Зорькина И.В, осужденного Галстяна Г.А. и его защитника-адвоката Чаплыгина М.В. - поддержавших апелляционные жалобы и просивших об удовлетворении жалоб, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Луканиной Я.Н возражавшей против доводов апелляционных жалоб и просившей приговор в отношении Галстяна Г.А. изменить: исключить назначение ему дополнительно го наказания в виде ограничения свободы, а в остальном приговор в отношении него, а также в отношении осужденных Куджояна Р.М. и Пыхалова К.А. оста вить без изменения, судебная коллегия

установила:

Куджоян Р.М. осужден за приготовление к мошенничеству, то есть хищению чужого имущества путем обмана, совершенному в особо крупном раз мере; за организацию убийства Д совершенного с особой жестокостью, группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений по найму.

Пыхалов К.А. и Галстян Г.А. осуждены за убийство Д со вершенное с особой жестокостью, группой лиц по предварительному сговору по найму.

Кроме того, Куджоян Р.М. и Пыхалов К.А. осуждены за неправомерное завладение автомобилем Д без цели хищения (угон), совершенный группой лиц по предварительному сговору, а также за умышленное уничтожение чужого имущества с причинением значительного ущерба.

Галстян Г.А. также осужден за грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества.

Судом установлено, что преступления совершены 5 ноября 2014 г. в с.

района области при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В апелляционных жалобах осужденный Куджоян Р.М. и его защит ник адвокат Рыбин С В . просят отменить обвинительный приговор и вынести в отношении Куджояна оправдательный приговор. Они заявляют о непричастности Куджояна к инкриминированным ему преступлениям. По мнению осужденного и его защитника, приговор суда является незаконным и необоснованным, поскольку выводы суда о виновности Куджояна не подтверждены доказательствами, исследованными в судебном заседании.

В обоснование своих доводов осужденный и его защитник в жалобах ссылаются на доказательства, которые были предметом исследования суда пер- вой инстанции: показания подсудимых Пыхалова К.А. и Галстяна Г.А., свидетелей, в том числе - С В С Ш

Г З Х показания экс пертов М и Н заключения эксперта № от 12.03.2015 - и дают доказательствам собственную оценку.

Заключение экспертов за № от 20.03.2015 о характере и локализации обнаруженных на теле Д повреждений и о причине его смерти, как считает защита, является «незаконно полученным доказательством», эксперты свои выводы ничем не обосновывая, «подвели к показаниям Пыхалова К.А.».

Показания Куджояна о его непричастности к преступлениям, по мнению стороны защиты, судом в приговоре не опровергнуты. Представленные обвинением доказательства не подтверждают причастность Куджояна к преступлениям, как и наличие у него умысла на совершение инкриминируемых преступлений.

Суд признал достоверными показания Пыхалова К.А., данные им на предварительном следствии, несмотря на его заявление о том, что в ходе предварительного следствия он оговорил Куджояна Р.М. под давлением следователей и сотрудников полиции.

Показания потерпевшей Л о наличии конфликтов между Д и Куджояном Р.М., как указывает защита, не могут быть при знаны достоверными ввиду ее заинтересованности в исходе дела.

Аналогичные показания свидетелей Д и К как считает сторона защиты, не могут быть приняты во внимание, поскольку они не назвали источник своей осведомленности об этих обстоятельствах.

Приговор суда, по мнению защиты, не соответствует требованиям закона поскольку он основан на доказательствах стороны обвинения, которые вызывают сомнение в их достоверности; суд рассмотрел дело и постановил приговор с обвинительным уклоном, не приняв во внимание доводы и доказательства стороны защиты.

Как заявляет осужденный Куджоян, его показания и показания других осужденных по данному делу лиц о том, что потерпевший Д задохнулся в багажнике автомобиля в результате намотанного на его голову скотча, а не был закопан живым, подтверждаются заключением эксперта от 03.01.2015, которое не было принято во внимание судом.

По мнению осужденного Куджояна, следователь преднамеренно не ознакомил его и защитника с постановлением о назначении комиссионной меди цинской экспертизы № от 20.03.2015, сделавшей другие выводы, для того чтобы «сфальсифицировать выводы по показания Пыхалова К.А.». Выводы данной комиссионной экспертизы, как считает осужденный, являются необос­

нованными и сделаны на предположениях.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Пыхалов

К.А. просит отменить приговор и дело передать на новое судебное разбира­

тельство в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному заседанию.

Приговор суда он считает незаконным, необоснованным и несправедли­

вым. Осужденный заявляет, что на предварительном следствии вынужден был оговорить себя и других осужденных по данному делу лиц под физическим и психологическим давлением со стороны оперативных сотрудников полиции протоколы следственных действий, проведенных с его участием, подписал, не читая; проведенную проверку по его заявлению о применении незаконных методов ведения следствия считает формальной.

В жалобе осужденный приводит свои показания об обстоятельствах гибели Д данные в судебном заседании, утверждая о том, что они не были опровергнуты судом в приговоре; ссылается на другие исследованные в судебном заседании доказательства - показания экспертов М Н

- и дает им собственную оценку.

Пыхалов К.А. заявляет, что суд необоснованно отклонил ходатайства стороны защиты о признании протоколов его допросов от 09.12.2014, 03.02.2015, 22.07.2015, а также заключения комиссионной экспертизы № от 20.03.2015 недопустимыми доказательствами; обращает внимание на противоречивость заключений экспертиз № от 20.03.2015 и № от 03.01.2015 относительно выводов экспертов о причинах смерти потерпевшего Д

; полагает, что суд необоснованно отклонил ходатайство защиты о проведении комплексной судебно-медицинской экспертизы для устранения противоречий в выводах экспертов и установления истины по делу.

Осужденный утверждает, что его показания и показания Галстяна об обстоятельствах причинения смерти потерпевшему подтверждаются заключением эксперта от 03.01.2015.

Осужденный Пыхалов полагает, что его действия судом квалифицированы неправильно. Утверждает, что в материалах уголовного дела отсутствуют доказательства неправомерного завладения автомобилем потерпевшего по предварительному сговору группой лиц; не доказано совершение убийства с особой жестокостью, группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений или по найму. Заявляет, что кроме его показаний, полученных на предварительном следствии под давлением, других доказательств совершения инкриминированных ему преступлений не имеется. Осужденный полагает, что у суда имелись все основания прекратить в отношении него уголовное преследование по ч.2 ст. 166 УК РФ и пп. «д», «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ или вынести оправдательный приговор.

Назначенное наказание осужденный Пыхалов считает чрезмерно суровым и несправедливым. Как указывает осужденный, суд в описательно мотивировочной части приговора, хотя и указал ряд смягчающих его наказание обстоятельств, но фактически не учел их при назначении наказания.

В апелляционной жалобе осужденный Галстян Г.А. просит приговор отменить и вынести новое судебное решение: признать его виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.З ст. 127 УК РФ, ч.1 ст. 158 УК РФ, и назначить наказание в пределах санкций данных статей.

Излагая обстоятельства совершения преступлений, Галстян Г.А. заявляет что причинил смерть потерпевшему Д по неосторожности, лишив

его свободы, поместив в багажник автомобиля и обмотав его голову скотчем

(липкой лентой). Он также утверждает, что золотые изделия (цепь и браслет) похитил с трупа Д и втайне от Пыхалова, в связи с чем его действия не образуют открытого хищения чужого имущества.

В обоснование своей жалобы осужденный Галстян излагает обстоятельства гибели потерпевшего; при этом ссылается на исследованные в судебном заседании доказательства, а также приводит доводы, аналогичные доводам жалоб других осужденных по данному делу лиц - Куджояна и Пыхалова.

Осужденный Галстян полагает, что его показания и показания других осужденных по данному делу лиц о неосторожном причинении смерти потер певшему судом в приговоре не опровергнуты.

Осужденный утверждает, что на предварительном следствии к нему бы ли применены незаконные методы ведения следствия - психического и физического насилия, о чем он заявил в судебном заседании, однако его показания бы ли необоснованно отвергнуты судом; проверка его заявления судом была про ведена формально и без выяснения всех значимых для дела обстоятельств.

По мнению осужденного Галстяна, следователь умышленно не ознакомил его и защитника с постановлением от 27.02.2015 о назначении по делу комиссионной медицинской экспертизы № от 20.03.2015, сделавшей противоположные выводы по сравнению с выводами эксперта, содержащимися в заключении от 03.01.2015.

Тем самым, как указывает Галстян, нарушено его право на защиту, по скольку он и его защитник были лишены возможности задать эксперту свои вопросы и присутствовать при производстве экспертизы и давать объяснения экс перту.

Как заявляет осужденный, выводы эксперта, содержащиеся в заключении от 03.01.2015, о причине смерти потерпевшего подтверждают его (Галстяна показаниями о неосторожном причинении смерти потерпевшему.

Заключение комиссионной медицинской экспертизы № от 20.03.2015, сделавшей выводы о том, что смерть потерпевшего Давыдова могла наступить в результате его закапывания грунтом, по мнению осужденного, является недопустимым доказательством, поэтому оно не могло быть использовано судом в приговоре как доказательство стороны обвинения.

Осужденный Галстян приговор считает незаконным и необоснованным заявляет о фальсификации материалов уголовного дела следователем, о неполноте предварительного следствия, не выяснении органами следствия всех обстоятельств случившегося; утверждает о предвзятом отношении к нему со сто роны следователя, который постановлением от 05.10.2015 отказал в удовлетворении его ходатайства о внесении в постановление о назначении судебно медицинской экспертизы ряда дополнительных вопросов стороны защиты. Заключение дополнительной судебно-медицинской экспертизы № от 06.11.2015, по мнению осужденного, является необоснованным, поскольку было проведено в короткий промежуток времени; при этом не исключается влия­

ние следователя на судебно-медицинского эксперта с тем, чтобы ускорить про­

ведение экспертизы, что в итоге могло повлиять на выводы эксперта.

Осужденный заявляет о необъективности суда при рассмотрении дела.

Отклонение ходатайств стороны защиты, как следователем, так и судом по мнению осужденного, является нарушением его права на защиту, а также свидетельствует об обвинительном уклоне органов предварительного следствия и суда соответственно при расследовании и рассмотрении уголовного дела.

Заключения судебно-медицинских экспертов № от 08.12.2014, № от 20.03.2015, № от 06.11.2015, по мнению осужденного Галстяна, содержат существенные противоречия в их выводах, в связи с чем он просит назначить дополнительную судебно-медицинскую экспертизу, производство которой поручить экспертам КГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» Министерства здравоохранения Хабаровского края, и на разрешение экспертов по ставить ряд вопросов, изложенных в его апелляционной жалобе (13 вопросов).

Государственным обвинителем - прокурором отдела прокуратуры Амурской области Кучером А.С. и потерпевшей Л поданы возражения на апелляционные жалобы осужденных, а также апелляционную жалобу адвоката Рыбина СВ., доводы которых прокурор и потерпевшая считают необоснованными и просят приговор оставить без изменения.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения апелляционных жалоб осужденных Куджояна Р.М., Пыхалова К.А., Галстяна Г.А., а также защитника - адвоката Рыбина С В .

Вывод суда о виновности осужденных Куджояна Р.М., Пыхалова К.А Галстяна Г.А. в совершении инкриминированных им преступлений основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ и оценка кото рым даны в приговоре.

Проанализировав показания свидетелей В С Ш С Т сопоставив их показания с показаниями Пыхалова К.А., данными им на предварительном следствии, а также с протоколом обыска, согласно которому по месту жительства Куджояна были изъяты два договора строительства жилых домов в с района области и чернильные подушки для печати, а в салоне автомобиля Куджояна были обнаружены три договора строительства жилого дома в с. , исследовав финансовые документы о движении денежных средств по счетам в СПК « и в ООО « », суд в приговоре пришел к обоснованному выводу о том, что Куджоян Р.М. из корыстных побуждений решил путем обмана похитить денежные средства СПК « в особо крупном размере - в сумме 6 миллионов рублей а также лишить Д жизни, организовав его убийство по найму.

Для этих целей он заранее изготовил два фиктивных договора подряда от

13 марта 2014 года на строительство каждого из двух домов, а также две локальные сметы к ним.

В отличие от подлинника договора строительства Куджоян Р.М. указал в этих документах несоответствующие действительности сведения - установил стоимость работ по каждому объекту строительства в размере 6 миллионов рублей, а всего по двум договорам увеличив общую сумму с 6 миллионов руб лей до 12 миллионов рублей, уменьшил объем работ, а также изменил срок

окончательного расчета по договорам.

Поскольку для того, чтобы фиктивные документы создавали вид подлинных, Куджоян Р.М., используя соучастников преступления - Галстяна Г.А. и Пыхалова К.А., заставил Д поставить свою подписать в этих документах.

После того как Пыхалов К.А. передал Куджояну Р.М. договоры строительства домов с локальными сметами к ним, подписанными Д Куджоян поставил в них оттиск подлинной печати СПК « », которую перед убийством потерпевшего забрал из его портфеля.

Тем самым Куджоян Р.М., реализуя умысел, направленный на хищение денежных средств СПК « в размере 6 миллионов рублей, то есть в особо крупном размере, умышленно создал условия для хищения путем об мана денежных средств в указанном размере, однако не довел свой преступный умысел до конца по независящим от него обстоятельствам, поскольку был за держан правоохранительными органами 1 декабря 2014 года.

Из показаний Пыхалова К.А., данных им в период предварительного следствия, следует, что Куджоян Р.М. организовал убийство Д директора СПК « », предложив ему (Пыхалову) и Галстяну Г.А непосредственно участвовать в данном преступлении. Они втроем обговорили между собой способ убийства и другие детали преступления. По указанию Куджояна они закопали потерпевшего живьем в земле. При этом предварительно, перед тем как убить потерпевшего, они лишили его свободы, связав его веревкой и обмотав голову скотчем, и поместили в багажник автомобиля. До лишения жизни Д они (Пыхалов и Галстян) по указанию Куджояна заставили его подписать составленный Куджояном фиктивный договор строительства двух жилых домов, в котором значились иные условия договора по сравнению с первоначальным. Пыхалов К.А. в подробностях рассказал обо всех обстоятельствах преступления, в том числе о мотивах и способе убийства, роли каждого из осужденных в совершении данного преступления, об угоне им (Пы халовым) совместно с Куджояном принадлежащего Д автомобиля уничтожении автомобиля путем поджога, открытом хищении Галстяном золотых изделий - браслета и цепочки у потерпевшего Д в тот момент, когда тот был еще жив.

Данные показания Пыхалова К.А. обоснованно признаны судом достоверными, поскольку они получены с соблюдением требований уголовно процессуального закона и согласуются с другими исследованными в судебном заседании доказательствами, положенными в основу приговора - протоколом проверки показаний Пыхалова на месте преступления, протоколами осмотров мест происшествия - обнаружения трупа Д и сгоревшего автомобиля принадлежавшего потерпевшему, протоколом осмотра трупа потерпевшего заключениями судебно-медицинских экспертиз о характере обнаруженных на трупе Д телесных повреждений и о причинах его смерти, а также дру­

гими доказательствами, содержание которых подробно приведено в приговоре.

Судом также приняты во внимание показания потерпевшей Л,

свидетелей Д К Х о сложивших­

ся в последнее время между Куджояном и потерпевшим Д конфликт- ных отношениях, которые были вызваны разногласиями при исполнении договора о строительстве двух жилых домов, заказчиком по которому от имени СПК « выступал Д а подрядчиком - ООО « » в лице директора Куджояна.

Каких-либо оснований ставить под сомнение показания Пыхалова К.А данные им в период предварительного следствия, а также показания потерпев шей и свидетелей, на которые суд сослался в приговоре в обоснование виновности Куджояна, Пыхалова и Галстяна, не имеется.

Фактов оговора подсудимых потерпевшей и свидетелями, равно как и оговора Пыхаловым Куджояна и Галстяна в период предварительного следствия, судом первой инстанции не установлено и из материалов уголовного дела таких данных не усматривается.

Суд обоснованно признал достоверными показания Галстяна Г.А., данные им на предварительном следствии, в той части, в которой они согласуются с показаниями Пыхалова К.А. на предварительном следствии, а также с другими исследованными судом доказательствами.

Доводы Пыхалова о применении к нему на предварительном следствии незаконных методов ведения следствия, в результате которых он, якобы, вынужден был оговорить себя и других подсудимых, судом первой инстанции были тщательно проверены и обоснованно отвергнуты в приговоре.

Судом в приговоре также обоснованно признаны недостоверными показания Галстяна о применении к нему недозволенных методов следствия.

Судом установлено, что указанные доводы подсудимых не соответствуют их показаниям, данным в ходе предварительного следствия, признанным достоверными в части, соответствующей установленным обстоятельствам.

Кроме того, сам Пыхалов К.А. в ходе допроса 3 февраля 2015 года опроверг применение к нему недозволенных методов следствия, а также добавил, что Галстян Г.А. не только склонял его к искажению фактических обстоятельств с целью освобождения Куджояна Р.М. от ответственности но и предлагал давать показания о том, что смерть Д наступила случайно.

Показания Пыхалова К.А. и Галстяна Г.А., в той части, в которой они признаны судом достоверными, были получены с соблюдением закона, даны ими в присутствии защитников, при которых каждому из них были разъяснены процессуальные права, а также разъяснено, что их показания могут быть ис пользованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае последующего отказа от этих показаний. Кроме того, ни в ходе допросов ни по их окончании обвиняемые и их защитники, ознакомившись с содержанием протоколов допроса, дополнений, заявлений, а также замечаний к протоколам не имели.

Заявлений и жалоб о применении недозволенных методов следствия Пы халов К.А. и Галстян Г.А. не подавали ни после проведения с ними процессуальных действий, ни в ходе ознакомления с материалами уголовного дела.

Кроме того, таких заявлений не имел ни один из защитников, представлявших интересы Пыхалова К.А. и Галстяна Г.А. в ходе предварительного следствия. Подсудимый Галстян Г.А. показал, что своему защитнику Тараскину А.В. он о жалобах не сообщал.

Данных о вынужденном отказе Пыхалова К.А. и Галстяна Г.А. в ходе предварительного следствия от защитников - соответственно адвокатов Баженова С П . и Прозорова А.Н. - судом не установлено.

Доводы осужденных о применении к ним в досудебной стадии производства по уголовному делу незаконных мер воздействия также являлись предметом проверок, инициированных судом и проведенных следственными органами в порядке ст. 144, 145 УПК РФ.

По результатам данных проверок доводы подсудимых о применении к ним незаконных методов расследования не подтвердились.

Доводы Куджояна, Пыхалова и Галстяна о неосторожном причинении смерти потерпевшему Д аналогичные тем, которые приведены в их апелляционных жалобах, были предметом рассмотрения суда первой инстанции и обоснованно отвергнуты в приговоре.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, судом обоснованно принято во внимание как допустимое доказательство заключение комиссии экспертов от 20.03.2015 относительно причин смерти потерпевшего Д а также характера и локализации обнаруженных на трупе повреждений.

Оценивая указанное заключение экспертов в совокупности с другими доказательствами, суд обоснованно пришел к выводу, что выводы комиссии экс пертов № от 20 марта 2015 года о характере, локализации обнаруженных на теле Д повреждений и причине его смерти являются достоверны ми, поскольку согласуются с другими доказательствами по делу, в том числе показаниями Пыхалова, который на предварительном следствии показывал, что пред тем, как закопать Д он и Галстян открыли багажник автомобиля и заметили, что из-за слюны скотч со рта Д сместился. При этом Д

попросил отпустить его. Однако он стал удерживать Д,

а Галстян Г.А. несколько раз обмотал скотч вокруг головы Д В это время они заметили свет фар автомобиля, проезжавшего мимо, и, закрыв багажник, сели в автомобиль. Примерно через 2 минуты они достали из багаж ника Д который был жив и пытался оказать сопротивление. Давыдов А.Н. продолжал дышать носом и сопел. Также он продолжал шевелиться, упирался ногами в землю. Они бросили Д на дно ямы в щель между землей и стенкой септика. Д упирался, а после падения, ударившись, застонал. Затем он и Галстян Г.А. засыпали Д землей.

Согласно заключению экспертов, непосредственной причиной смерти по терпевшего явилась механическая асфиксия вследствие многократного круго­

вого обвития лица (преимущественно области рта и носа) и волосистой части

головы липкой лентой - скотчем.

Следы-отпечатки от сдавления липкой лентой (скотчем) хорошо выра­

жены в области рта в виде деформации мягких тканей по ходу витков липкой

ленты, однако выраженной деформации носа вследствие воздействия скотча не

отмечено; этот факт и особенности анатомического строения носа не исключа­

ют возможности незначительного поступления воздуха в легкие при дыхании через нос, что в условиях гипоксии - нехватки кислорода было достаточным для того, чтобы потерпевший сохранял признаки жизни непродолжительный отрезок времени (от 6 до 10 минут, возможно и более минут) в виде хаотичных движений (при связанных конечностях), воспроизведения звуков голосом и других признаков с момента последнего наложения тура-витка липкой ленты (скотча) на лицо до момента наступления смерти.

Таким образом, исходя из материалов уголовного дела, с учетом данных осмотра трупа и места происшествия, судебно-медицинской экспертизы трупа данных судебно-гистологического исследования, подтверждающих прижизненное происхождение телесных повреждений, эксперты не исключили наступление смерти Д 5 ноября 2014 года во время, указанное в постановлении, на месте обнаружения трупа, то есть в котловане септика (том 4 л.д. 50-71).

Данное заключение экспертов является обоснованным, дано судебно медицинскими экспертами высшей квалификационной категории К.

иН имеющими большой стаж работы по специальности, со ответственно - 25 лет и 38 лет. Обоснованность выводов указанных экспертов не вызывает сомнений.

Судом правильно установлено, что Пыхалов и Галстян потерпевшего Д

закопали в земле заживо, причинив ему смерть, которая наступила в котловане от механической асфиксии.

У суда не было каких-либо оснований ставить под сомнение заключение экспертов № от 20 марта 2015 года, равно как и оснований для назначения по делу дополнительной экспертизы, о необходимости которой заявляет осужденный Галстян в апелляционной жалобе.

Суд первой инстанции обоснованно оставил без удовлетворения ходатайство стороны защиты, заявленное адвокатами Рыбиным С В . и Тараскиным А.В., о назначении строительной экспертизы, а также повторной комплексной комиссионной судебной экспертизы, о чем вынес законное, обоснованное и мотивированное постановление от 21 марта 2016 г.

Доводы осужденных и защитника о нарушении права на защиту Куджоя на, Пыхалова и Галстяна в досудебной стадии производства по делу при назначении и производстве экспертиз, связанных с исследованием трупа Д не могут быть признаны обоснованными.

Как следует из материалов уголовного дела, следователь в порядке ч.З ст.

195 УПК РФ ознакомил обвиняемых и их защитников с постановлениями о на значении соответствующих экспертиз, предъявив также для ознакомления заключения экспертов.

Само по себе то обстоятельство, что с постановлениями следователя о на значении экспертиз (в том числе постановлением следователя от 27.02.2015)

обвиняемые и их защитники были ознакомлены после проведения экспертиз, в

данном деле не является нарушением уголовно-процессуального закона, вле­

кущим за собой недопустимость заключений экспертов как доказательств.

Обстоятельств, которые бы препятствовали обвиняемым и их защитникам

после ознакомления с постановлениями следователя и результатами экспертиз заявить ходатайства, направленные на реализацию предусмотренных пп.2-5 ч. 1 ст. 198 УПК РФ прав, судом не установлено и из материалов дела не усматривается.

Каждому из обвиняемых при ознакомлении с постановлениями о назначении судебных экспертиз были разъяснены права, предусмотренные ч.1 ст. 198 УПК РФ.

После ознакомления с постановлением следователя от 27.02.2015 обвиняемые и их защитники не ходатайствовали о постановке новых вопросов экс пертам, о проведении дополнительной либо повторной судебной экспертизы, и не заявляли отводов экспертам.

Иными правами, предусмотренными в ч.1 ст. 198 УПК РФ, связанными с назначением экспертизы, обвиняемые и их защитники также не воспользовались.

Кроме того, как следует из материалов уголовного дела, следователь не только ознакомил обвиняемых и их защитников с постановлениями о назначении судебных экспертиз, разъяснив соответствующие права, но и предъявил им для ознакомления экспертные заключения и разъяснил права, предусмотренные ст.206 УПК РФ.

Ходатайства обвиняемых и их защитников о признании заключения комиссионной судебной экспертизы недопустимым доказательством следователем были рассмотрены и отклонены с вынесением мотивированных постановлений.

Для разъяснения выводов экспертов и выяснения возникших у суда и сторон вопросов в судебном заседании были допрошены эксперт Н,

проводивший экспертизу за № от 20 марта 2015 года, а также эксперт М проводивший экспертизу трупа потерпевшего и давший эксперт ное заключение № от 03.01.2015 и дополнительное заключение № от 06.11.2015.

Подсудимые и их защитники, сторона обвинения, а также суд выяснили у экспертов интересовавшие их вопросы.

Таким образом, в данном конкретном случае право на защиту подсудимых нарушено не было.

Суд в приговоре дал надлежащую оценку заключениям и показаниям экспертов, сопоставив их выводы и показания с другими доказательствами по делу.

При этом суд тщательно исследовал и проанализировал вышеуказанные заключения экспертов и в приговоре привел мотивы, по которым признал достоверным и обоснованным заключение экспертов за № от 20 марта 2015 года и отверг выводы и показания эксперта М в той части, в которой они были признаны неубедительными и опровергались другими доказательствами по делу.

Не могут быть признаны обоснованными доводы жалоб осужденных о

неполноте предварительного следствия, а также о том, что следователь не

удовлетворил все ходатайства, заявленные стороной защиты в период следст­

вия.

Оценка доказательств, а также разрешение вопроса о достаточности или недостаточности доказательств на предварительном следствии отнесены к компетенции следователя (ст. 17, 87, ч.1 ст.88 УПК РФ).

Согласно ч.1 ст.38 УПК РФ следователь уполномочен в пределах компетенции, предусмотренной УПК РФ, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу.

Следователь вправе самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с УПК РФ требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа (п.З ч.2 ст.38 УПК РФ).

Осужденные и их защитники имели возможность, как на предварительном следствии, так и в судебном заседании оспаривать действия следователя, а также заявлять ходатайства о признании доказательств недопустимыми, о на значении и проведении по делу дополнительных или повторных экспертиз.

Таким образом, право на защиту Куджояна, Пыхалова и Галстяна на предварительном следствии и в судебном заседании нарушено не было.

Доказательства, положенные в основу приговора, являются допустимы ми, поскольку получены с соблюдением требований УПК РФ.

Доводы апелляционных жалоб о фальсификации следователем доказательств по делу, а также о предвзятости следователя - неосновательны, по скольку таких обстоятельств судом не установлено.

Приговор соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, в нем приведены доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности Куджояна, Пыхалова и Галстяна, а также мотивы, по которым суд отверг доказательства и доводы, приводимые стороной защиты.

Суд в приговоре дал правильную оценку всем доказательствам по делу, в том числе и тем доказательствам, о которых упоминается в апелляционных жалобах осужденных и защитника.

Изменению подсудимыми Пыхаловым и Галстяном в суде показаний, данных в период предварительного следствия, судом в приговоре дана соответствующая оценка, не согласиться с которой нет оснований.

Необоснованными являются доводы апелляционных жалоб о предвзятости председательствующего судьи, нарушении им принципов объективности и равенства сторон.

Из протокола судебного заседания видно, что Амурским областным судом дело рассмотрено объективно; принципы презумпции невиновности обвиняемых, беспристрастности суда и равенства сторон не нарушены.

Все ходатайства стороны защиты, в том числе о недопустимости доказательств, о которых говорится в апелляционных жалобах, председательствующим судьей К ставились на обсуждение участников процесса и по результатам рассмотрения этих ходатайств судом были вынесены законные обоснованные и мотивированные постановления.

Действия осужденных Куджояна Р.М., Пыхалова К.А. и Галстяна Г.А.

судом юридически квалифицированы правильно.

Назначенное каждому из них наказание соответствует характеру и степе ни общественной опасности преступлений, обстоятельствам их совершения личностям осужденных, а также роли каждого из осужденных в совершенных преступлениях.

Все обстоятельства, смягчающие наказание Куджояна Р.М., Пыхалова К.А. и Галстяна Г.А., судом установлены и учтены в приговоре при назначении наказания осужденным.

Оснований для смягчения наказания осужденным судебная коллегия не усматривает.

Гражданские иски потерпевшей Л о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда судом разрешены в соответствии с требованиями закона.

Вместе с тем, приговор в отношении Галстяна Г.А. подлежит изменению по следующим основаниям.

В приговоре судом установлено, что Галстян Г.А. не имеет гражданства.

Согласно ч.б ст.53 УК РФ ограничение свободы не назначается лицам без гражданства.

При таких обстоятельствах суд не вправе был назначить Галстяну Г.А. дополнительное наказание в виде ограничения свободы.

Дополнительное наказание в виде ограничения свободы, назначенное Гал стяну по пунктам «д», «ж», «з» части 2 статьи 105 УК РФ, а также по совокупности преступлений на основании частей 3 и 5 статьи 69 УК РФ, подлежит исключению из приговора.

11 90 9Х 33

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 389 ,389 ,389 , 389 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Амурского областного суда от 6 апреля 2016 года в отношении Галстяна Г А изменить, исключить назначенное ему по пунктам «д», «ж», «з» части 2 статьи 105 УК РФ, а также по совокупности преступлений на основании частей 3 и 5 статьи 69 УК РФ дополнительное наказание в виде ограничения свободы.

В остальном приговор в отношении него, а также в отношении Куджояна Р М и Пыхалова К А оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 198 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта