Информация

Решение Верховного суда: Определение N 1-АПУ15-7 от 24.03.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 1-АПУ15-7

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 24 марта 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Безуглого Н.П судей Хомицкой Т.П. и Таратуты И.В при секретаре Поляковой А.С с участием прокурора Прониной Е.Н осужденного Подольского А.Б его защитника - адвоката Чиглинцевой Л.А рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Подольского А.Б. и его защитника адвоката Грушецкой О.Л. на приговор Архангельского областного суда от 1 декабря 2014 года, которым

Подольский А Б ,,

ранее судимый:

- 27 апреля 2000 года по п.«а» ч.З ст. 158 УК РФ (в редакции

Федерального закона от 07.03.2011 №26-ФЗ), ч.1 ст. 159 УК РФ (в

редакции Федерального закона от 08.12.2003 №162-ФЗ), ч.1 ст. 175

УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996 №63-Ф3), в

соответствии с ч.З ст.69 УК РФ к 6 годам лишения свободы;

- 17 июля 2009 года по ч.2 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального

закона от 08.12.2003 №162-ФЗ), ч.2 ст.327 УК РФ (в редакции

1

Федерального закона от 13.06.1996 №63-Ф3), в соответствии с ч.З

ст.69, ст.70 УК РФ к 5 годам 3 месяцам лишения свободы;

- 25 октября 2011 года по ч.1 ст.313 УК РФ, в соответствии со ст.70

УК РФ, к 1 году 7 месяцам лишения свободы; освобожден по

отбытию наказания 24 мая 2013 года осужден:

- по п.«в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 10 годам лишения свободы;

- по п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы с ограничением

свободы на срок 1 год.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено наказание Подольскому в виде лишения свободы на срок 18 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год, с установлением соответствующих ограничений и возложением обязанностей, перечисленных в приговоре.

Срок наказания Подольскому исчислен с 1 декабря 2014 года, в срок отбытия наказания зачтено время содержания под стражей в период с 28 июня 2013 года по 30 ноября 2014 года.

Взыскана с Подольского А.Б. в пользу потерпевшей Я компенсация морального вреда в размере рублей.

Решена судьба вещественных доказательств.

Взысканы с Подольского А.Б. в федеральный бюджет процессуальные издержки в размере рубля копейки.

Заслушав доклад судьи Таратуты И.В., объяснения осужденного Подольского А.Б. и выступление адвоката Чиглинцевой Л.А., поддержавших доводы апелляционных жалоб и просивших об отмене приговора, мнение прокурора Прониной Е.Н. об изменении приговора, Судебная коллегия

установила:

Подольский А.Б. признан виновным в совершении разбойного нападения на К с применением к ней насилия, опасного для жизни, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, а также в убийстве К сопряженном с разбоем.

2

Преступления совершены 27 июня 2013 года в г области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Подольский А.Б. указывает, что судом был существенно нарушен уголовно процессуальный закон, его право на защиту и требования общей части Уголовного кодекса Российской Федерации. Считает незаконным предъявление ему 7 июля 2013 года обвинения по п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ, поскольку уголовное дело по данной статье было возбуждено только 28 февраля 2014 года. Полагает, что решение суда о признании в его действиях опасного рецидива преступлений, не соответствует п.«б» ч.1 ст. 18 УК РФ. Утверждает что окончил технический университет, но в 1989 году сменил фамилию. Представленные университетом сведения об отсутствии данных о его обучении считает недостоверными, поскольку запрос был сделан без учета изменения им фамилии. Судом в приговоре неверно указано о его регистрации в г. и, соответственно, неверно определено место, где он должен отбывать дополнительное наказание в виде ограничения свободы, чем нарушены его конституционные права.

Указывает, что суд в приговоре не привел мотивов, по которым отверг представленные защитой письменные материалы дела, имеющиеся в т.4 на л.д. 101-103 (заключение дактилоскопической экспертизы), 188-189 (судебно медицинская экспертиза по подногтевому содержимому), необоснованно неоднократно отклонял его ходатайства, в том числе: о допросе в качестве свидетеля адвоката Г по обстоятельствам допроса в суде свидетеля Б ; о допросе свидетеля К и продавцов ларьков, которые могли подтвердить его алиби о нахождении в г. о допросе свидетеля К , обладавшего информацией о человеке, находившемся около магазина; о допросе свидетелей защиты К иД , указанных в списке лиц, подлежащих вызову в судебное заседание; об осмотре сотового телефона потерпевшей для установления содержащихся в нем файлов, чего ранее не производилось; об исследовании материалов дела, имеющих значение для стороны защиты; о проведении в отношении него дополнительной судебно медицинской экспертизы для установления факта заболевания рук, которое препятствовало совершению инкриминируемых ему деяний; о проведении дактилоскопической экспертизы изъятых следов рук с целью сравнения со следами, имеющимися в базе данных « »; об экспертном исследовании видеофайла, подписей понятых в протоколе осмотра места происшествия, о проверке наличия родственных связей между экспертами, потерпевшей и ее сожителем.

Указывает, что по трем заявленным им ходатайствам о назначении экспертиз (т. 10 л.д. 142,146,148) решения судом не были приняты, по девяти ходатайствам о назначении экспертиз приняты решения об отклонении без удаления в совещательную комнату. Материалы уголовного дела в количестве

3

221 листа государственным обвинителем полностью не оглашались, а назывались лишь их наименования, постановление о приобщении в качестве вещественного доказательства СД-диска с видеозаписью (т.5 л.д.78), на которое имеется ссылка в приговоре, согласно протоколу судебного заседания не исследовалось.

Оспаривает заключение экспертизы по запаховым следам, указывая, что экспертами не указано о времени образования запаховых следов, не опровергнута возможность их образования в результате первого посещения им магазина или их переноса с других изъятых объектов, которые упаковывались совместно, а не по отдельности, а также с отобранных у него образцов крови Считает, что для устранения этих сомнений требовался допрос специалиста в области химии и физики, экспертов, проводивших экспертизу, или назначение дополнительной экспертизы, о чем он ходатайствовал перед судом, но ему было необоснованно в этом отказано. Запаховые следы не были закреплены процессуально, поскольку не признавались в качестве вещественных доказательств.

Также оспаривает обоснованность вывода судебно-медицинского эксперта о времени смерти потерпевшей, полагая, что данный вывод не подтвержден проведенными исследованиями.

Считает недопустимым доказательством протокол осмотра места происшествия, поскольку он не соответствует фактическим обстоятельствам, не имеет приложенной схемы, о составлении которой в нем упоминается Указанный в протоколе, как принимавший участие в осмотре, М фактически принимать участие в осмотре не мог, поскольку, как следует из его показаний, он пришел позднее. Указанная в протоколе осмотра понятая К пояснила, что подпись на упаковке с изъятыми предметами ей не принадлежит, а понятая М пояснила, что подписи ставила в кабинете следователя через два дня.

Указывает, что сотрудником уголовного розыска Г видеозаписи поручены незаконно, без оформления соответствующих процессуальных документов.

Считает незаконным опознание его со стороны свидетеля М поскольку это происходило в ходе проведения очной ставки в помещении следственного изолятора, а также опознание со стороны свидетеля М которому в ходе допроса была предоставлена его (Подольского) фотография При этом судом не дана оценка показаниям свидетеля М который в судебном заседании пояснил, что не уверен, что видел именно подсудимого.

Показания свидетеля С об отсутствии скамеек у здания администрации г. считает недостоверными, поскольку они опровергаются представленными им фотографиями и топографическим планом территории.

Вывод суда о том, что в период с 14-42 час. до 16-30 час. он находился в г. , считает не соответствующим детализации звонков с его телефона и

4

показаниям специалиста У пояснившего о невозможности точного определения местонахождения абонента относительно базовой станции имеющей радиус передачи сигнала до 1,5 километров. Указывает, что судом не дана оценка показаниям У не проверено и не опровергнуто его (Подольского) алиби о том, что в день преступления в период с 15-00 до 15-20 часов он ехал на такси из г. в г. .

Осужденный считает, что отсутствуют доказательства его вины подробно приводит в жалобе содержание изложенных в приговоре доказательств, дает им собственную оценку. Оспаривает вывод суда о том, что телесные повреждения ему были причинены в ходе задержания, поскольку при доставлении в ИВС телесных повреждений у него зафиксировано не было, но они установлены при его помещении в следственный изолятор после получения от него явки с повинной. Суд необоснованно ограничил сторону защиты в выяснении обстоятельств причинения телесных повреждений, поскольку эти вопросы снимались.

Оспаривает правильность установления судом размера ущерба в сумме

рублей. Указывает, что он не похищал денежные средства в сумме

рубль, находящиеся на банковской карте потерпевшей, сама же карта ценности не представляет. Государственный обвинитель в прениях эту сумму ему не инкриминировал. Кроме того, государственный обвинитель в прениях высказал противоречивую позицию относительно навигатора, указав его в списке похищенного имущества, но исключив его стоимость, что судом устранено не было. Стоимость товаров судом указана неверно, не соответствует накладным, имеющимся в т.11 на л.д.80-89.

Не согласен с размером определенного судом морального вреда подлежащего взысканию в пользу потерпевшей, считает это решение необоснованным и немотивированным. Возражает против взыскания с него процессуальных издержек за участие адвоката в сумме рубля поскольку он неоднократно заявлял отказ от защитника, но защитник ему предоставлялся судом исходя из особой тяжести преступления.

Оспаривает обоснованность взыскания с него расходов, понесенных потерпевшей, поскольку заявления о возмещении расходов от нее не поступало документы, подтверждающие размер расходов, не приобщались и не исследовались. Потерпевшей в суде была названа сумма рубля (стр.336 протокола), судом же вынесено постановление об оплате ей рублей (т.11 л.д. 185), которые взысканы с него.

Считает незаконным признание в качестве вещественных доказательств изъятых у него футболки и брюк, поскольку, согласно заключениям экспертов на них не было обнаружено следов преступлений. Не согласен с решением суда об уничтожении данных вещей как невостребованных.

Указывает на необоснованное отклонение судом его замечаний на протоколы судебных заседаний и на длительность рассмотрения этих замечаний.

5

Просит отменить приговор как незаконный и направить дело на новое рассмотрение.

В апелляционной жалобе защитник осужденного Подольского А.Б адвокат Грушецкая О.Л. указывает, что в судебном заседании не был соблюден принцип состязательности, нарушено право подсудимого на защиту приговор не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела построен на предположениях и недопустимых доказательствах.

Считает, что судом было необоснованно отказано в удовлетворении следующих ходатайств Подольского: о допросе в судебном заседании всех экспертов для разъяснения данных ими заключений; о допросе сотрудников полиции, состоявших в следственной группе; о запросе видеозаписи о телесных повреждениях Подольского и его объяснения из следственного изолятора, для выяснения вопроса о применении недозволенных методов ведения следствия; о допросе исполнителей преступления Л и Н ; о допросе специалиста Ш принимавшей участие в осмотре места происшествия; о допросе жильцов дома, в котором расположен магазин; о допросе понятых, участвовавших при осмотрах вещественных доказательств; о проведении почерковедческой экспертизы по подписи понятой К и следователя Л о запросе схемы секторов базовых станций сотовых соединений города и графика движения маршрутных такси; о допросе свидетеля Д , которая могла подтвердить алиби Подольского; о дополнительном допросе свидетеля Б , пояснившей о том, что она видела у магазина не подсудимого; о допросе адвоката Г ; о дополнительном допросе свидетелей по возникшим у стороны защиты вопросам; об оглашении показаний эксперта П о проведении дополнительной экспертизы по состоянию здоровья Подольского; о проведении следственного эксперимента для выяснения возможности совершения Подольским инкриминируемых ему действий; об осмотре ноутбука и сотового телефона потерпевшей для установления имеющей для дела информации.

Полагает, что недопустимыми доказательствами являются: протоколы допроса свидетелей А (т.З л.д.290-231) и Б (т.З л.д.227-228) с указанием места допроса - г. в то время как свидетели в судебном заседании пояснили о их допросе в г. ; протокол осмотра места происшествия в связи с нарушением требований закона при изъятии и упаковке вещественных доказательств; показания свидетеля У о нахождении телефона Подольского в г. , которые являются предположением протокол получения образцов крови Подольского в связи с отсутствием в нем подписи Подольского и его защитника; экспертные заключения в т.4 на л.д.83- 94, 116-129, 64-78, 83-98, 180-183, 206-209 в связи с нарушением требований УПК РФ. Также недопустимыми считает следующие вещественные доказательства: семь веревок, изъятых с места происшествия, поскольку длина веревок не соответствует измерениям, произведенным защитником в судебном

6

заседании, веревки упаковывались совместно, в результате чего было возможно смешение запахов; диск с видеозаписью с осмотра места происшествия, диск с 6 файлами по осмотру предметов, диск, изъятый у свидетеля М , диск изъятый у свидетеля Г поскольку имеются несоответствия о времени записи информации на данные диски.

Указывает, что не опровергнуто алиби Подольского о нахождении его во время совершения преступления в г. поскольку не допрошены указанные подсудимым свидетели, которые это могли подтвердить воспитатель детского сада Д , продавцы ларьков, а также не истребована видеозапись с камер видеонаблюдения здания администрации.

Считает, что не доказан умысел Подольского А.Б. на убийство, поскольку из его явок с повинной (т.1 л.д. 142-145, 147-150) и показаний на предварительном следствии (т.1 л.д.162-171, 173-178, 215-217, 220-223; т.2 л.д.5-9, 20-23) видно, что он привлек для ограбления магазина других лиц Л и Н которые должны были похитить имущество без применения насилия к потерпевшей.

Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Государственный обвинитель Стадниченко О С . в возражениях на апелляционные жалобы осужденного Подольского А.Б. и адвоката Грушецкой О.Л. просит жалобы оставить без удовлетворения, приговор без изменения, находя его законным, обоснованным и справедливым.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит выводы суда о доказанности вины Подольского в совершении разбойного нападения на К и ее убийстве правильными, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и подробно изложенных в приговоре.

Доводы осужденного Подольского, поддержанные и в апелляционной жалобе, о том, что он не совершал разбойное нападение на потерпевшую К и ее убийство, не основаны на материалах дела и опровергаются доказательствами, которые оценены судом с учетом их допустимости и достаточности для признания его виновным в совершении данных преступлений.

При этом суд в обоснование виновности Подольского правильно сослался в приговоре на показания Подольского, а также на его явку с повинной, из которых следует, что он причастен к совершению этих преступлений.

Виновность Подольского в совершении разбойного нападения на потерпевшую К и в ее убийстве, помимо его показаний,

7

свидетельствующих о причастности к данным преступлениям, подтверждается совокупностью других доказательств, подробно изложенных в приговоре, а именно:

- показаниями потерпевшей Я о том, что К была ее матерью, последний раз они созванивались 27 июня 2013 года в 14 часов 58 минут;

- показаниями свидетеля М о том, что К работала продавцом в магазине « », который располагался в подвальном помещении дома;

- показаниями свидетеля Г о том, что в ночь на 28 июня 2013 года ему позвонил С , сообщил, что К не пришла с работы домой, и попросил проехать с ним в магазин. Дверь магазина была закрыта на навесной замок, в магазине горел свет, там же был обнаружен труп К

- показаниями свидетеля С о том, что проживал совместно с К , что 27 июня 2013 года К работала. В 13 часов позвонила ему и спросила. Как включается навигатор, придя домой на обед, рассказала что приходил мужчина, интересовался навигатором, вел себя странно, выбрал товаров на сумму около рублей, после чего незаметно ушел. Около 14 часов 50 минут он (С ) отвез К на работу, а в ночь на 28 июня 2013 года обнаружил в магазине ее труп. Лично у К была похищена пластиковая карта и бумажный листок с пин-кодом;

- протоколом осмотра места происшествия, согласно которому труп К был обнаружен в подсобном помещении, привязанный веревками за руки к стулу и за туловище к стойке стеллажа. Ноги трупа были обвязаны веревкой и ремнями для переноски ружей, рот заклеен скотчем, на шее имелась затянутая и завязанная веревочная петля. На ноутбуке, принадлежащем К , был обнаружен нож, на витринах отсутствовали 4 пневматических пистолета, навигатор и нож. Были изъяты и упакованы в фольгу все веревки срезанные с трупа К ремни для переноски ружей, снятые с ног трупа нож, обнаруженный на ноутбуке. Также были изъяты фрагмент скотча которым был заклеен рот потерпевшей, и рулон скотча, обнаруженный на полу;

- заключением судебно-медицинского эксперта, согласно которому смерть К наступила от сдавления шеи петлей в результате развившейся механической асфиксии. На трупе также имелись странгуляционные борозды грудной клетки, правой руки и левой голени ссадина межлопаточной области, а также ссадина и циркулярный кровоподтек правой голени; данные повреждения образовались за 30 минут до наступления смерти. Смерть К наступила 27 июня 2013 года в период с 15 до 16 часов;

- заключением экспертов-криминалистов (экспертизы запаховых следов человека), согласно которому на ноже, фрагментах веревки и ремнях, изъятых с места происшествия, выявлены запаховые следы, происходящие от П ;

8

- заключением эксперта-криминалиста (экспертизы тканей и выделений человека), согласно которому в следах пота на одном из фрагментов веревки и поверхности рулона скотча установлено смешение ДНК К и Подольского;

- показаниями эксперта Ш производившего экспертизу тканей и выделений человека, который подтвердил правильность и категоричность своих выводов;

- заключением судебно-медицинского эксперта, согласно которому выполнение Подольским активных действий и резких движений 27 июня 2013 года, несмотря на наличие у него остеохондроза пояснично-крестцового отдела позвоночника, было возможно;

- показаниями свидетелей З и М о том, что выручка за 26 июня 2013 года из кассы не сдавалась;

- копией кассовых лент, из которых видно, что на 26 июня 2013 года выручка магазина составила рубля, и до обеда 27 июня в кассу поступили деньги в сумме рублей;

- показаниями свидетеля С о том, что 27 июня 2013 года около 17 часов- 17 часов 30 минут магазин был уже закрыт;

- данными о телефонных соединениях, согласно которым 27 июня 2013 года, в 14 часов 42 минуты, телефон, которым пользовался Подольский находился в зоне действия базовой станции, расположенной рядом с магазином « ». После 15 часов связи с телефоном К не было. В зоне базовой станции, расположенной в г. мобильный телефон Подольского появился в 17 часов 23 минуты;

- показаниями свидетеля Н о том, что он работает водителем пассажирского микроавтобуса, курсировавшего между городами и,

время в пути в одну сторону составляет 45-50 минут;

- показаниями свидетеля П о том, что подсудимый был ее мужем, в июне 2013 года проживал вместе с ней, 26 и 27 июня 2013 года уходил из дома по утрам и появлялся вечером;

- показаниями свидетеля М в том числе данными в ходе предварительного расследования, о том, что в один из дней 28-30 июня 2013 года, около 11-12 часов, когда он был в г. , к нему подошел Подольский которого он ранее не знал, и попросил за материальное вознаграждение в банкомате, находящемся в магазине « », снять рублей с банковской карты, при этом Подольский передал ему банковскую карточку и листок бумаги с пин-кодом. Однако снять деньги у него не получилось, и он попросил помочь случайного прохожего. Тот посмотрел баланс и сказал, что на карточке около рублей. Об этом он сообщил Подольскому и вернул ему банковскую карту;

- протоколом осмотра компакт-диска с записью, скопированной с карты памяти камеры наружного наблюдения банкомата, установленного в магазине « », а также самой видеозаписью, просмотренной в судебном заседании,

9

согласно которым 28 июня 2013 года, в 12 часов 07 минут к банкомату подходил сначала Подольский, а в 12 часов 09 минут -

- справкой отделения ОАО « », согласно которой на счете К находились рубля копейка;

- показаниями свидетелей Д иК о том, что они являются сотрудниками полиции, что 28 июня 2013 года в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий в г. увидели двух мужчин, одним из которых оказался Подольский, при которых был тяжелый пакет. В ходе проверки Подольский попытался убежать, но был задержан с применением силы. В его пакете были обнаружены четыре пневматических пистолета навигатор и нож, указанные в ориентировке. Вторым мужчиной оказался Н

- показаниями свидетеля Н о том, что днем 28 июня 2013 года к нему подошел незнакомый мужчина, представился А попросил сбыть несколько пневматических пистолетов и навигатор, пообещав за это один из пистолетов. Он согласился, отвел этого мужчину к знакомому предпринимателю, но тот отказался покупать что-либо. После этого его и мужчину задержали сотрудники полиции;

- показаниями свидетеля М в том числе данными в ходе предварительного расследования, о том, что 28 июня 2013 года к нему подошли двое мужчин, одного из которых он знал в лицо, и предложили купить пневматические пистолеты. От этого предложения он отказался, а когда мужчины уходили, то их задержали сотрудники полиции.

Проанализировав показания указанных выше потерпевшей и свидетелей учитывая их соответствие друг другу и другим, исследованным в судебном заседании доказательствам, суд обоснованно признал их достоверными и положил в основу приговора.

Предварительное расследование по делу было проведено полно и объективно, в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Доводы осужденного Подольского о том, обвинение по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ было предъявлено ему 7 июля 2013 года незаконно, поскольку дело по данной статье было возбуждено только 28 февраля 2014 года, нельзя признать убедительными.

Несмотря на то, что постановление о возбуждении уголовного дела по п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ было возбуждено, действительно, 28 февраля 2014 года однако 11 апреля 2014 года Подольскому было предъявлено окончательное обвинение, в том числе и по данной статье УК РФ. Все доказательства по данному делу, приведенные в приговоре, были получены в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона, после вынесения следователем

10

28 июня 2013 года постановления о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ, и являются допустимыми. Каких-либо существенных нарушений уголовно процессуального закона, нарушающих права В а также влекущих отмену приговора, следователем допущено не было.

Доводы В о том, что его опознания свидетелями М и М были проведены незаконно, Судебная коллегия не может признать обоснованными, так как такие следственные действия в ходе предварительного расследования не проводились и в судебном заседании документы о данных следственных действиях не исследовались. Несмотря на то, что в суде М первоначально пояснил, что не уверен, видел ли он именно подсудимого в тот день, когда ему предложили купить пневматические пистолеты, однако после оглашения его показаний, данных в ходе предварительного расследования согласно которым он пояснял, что видел именно Подольского, он (М )с этими показаниями согласился. В приговоре данное обстоятельство отражено и ему дана надлежащая оценка, не согласиться с которой у Судебной коллегии нет оснований.

Вопреки утверждениям осужденного и защитника, судом не было допущено нарушение принципа состязательности сторон.

Все доказательства были исследованы в открытом судебном заседании, с участием осужденного и его защитника. При исследовании письменных материалов дела осужденный занимал активную позицию и обращал внимание суда на значимые обстоятельства, что зафиксировано в протоколе судебного заседания. Из протокола судебного заседания также видно, что стороной обвинения доказательства были представлены в течение 6 дней, в то время как стороне защиты для предоставления доказательств было предоставлено более длительное время. При исследовании доказательств, представленных стороной защиты, были допрошены свидетели С , Р А , Б Ч специалист П , эксперт Ш , понятые К ,М дополнительно допрошены представитель потерпевшего М и потерпевшая Я , проводился осмотр вещественных доказательств и исследование материалов дела.

Судебное следствие по делу велось полно и всесторонне; в ходе судебного разбирательства стороны не были ограничены в праве представления доказательств и в заявлении ходатайств. По всем заявленным ходатайствам, в том числе о допросе в качестве свидетелей Г К К ,К иД Л ,Н ,Д жильцов дома, в котором расположен магазин, продавцов ларьков, понятых участвовавших при осмотре вещественных доказательств, всех экспертов,

11

специалиста Ш , сотрудников полиции, состоявших в следственной группе; о дополнительном допросе свидетелей, в том числе Б ; об оглашении показаний эксперта П ; об осмотре сотового телефона и ноутбука потерпевшей; о проверке наличия родственных связей между экспертами, потерпевшей и ее сожителем; о запросе видеозаписи получения Подольским телесных повреждений; о запросе схемы секторов базовых телефонных станций и графика движения маршрутных такси; о проведении следственного эксперимента на выяснение у Подольского возможности совершения инкриминируемых ему деяний; об экспертном исследовании видеофайла и подписей понятых в протоколе осмотра места происшествия; о назначении и проведении дополнительной судебно-медицинской экспертизы в отношении Подольского, дактилоскопической и почерковедческой экспертиз на которые осужденный и его защитник указывают в апелляционных жалобах судом приняты обоснованные решения, которые надлежащим образом мотивированы. Не соглашаться с данными решениями суда у Судебной коллегии также нет оснований.

Отказ в удовлетворении некоторых заявленных осужденным и его защитником ходатайств не свидетельствует о предвзятости суда, поскольку такие решения приняты в рамках предоставленных суду полномочий при рассмотрении дела по существу, являются собственной позицией суда основанной на совокупности представленных доказательств, мнении суда о необходимости их проверки и определения их достаточности для принятия окончательного решения по делу.

Доводы осужденного Подольского о том, что суд, рассмотрев его ходатайства о назначении девяти экспертиз, принял решение без удаления в совещательную комнату, что по трем ходатайствам о назначении экспертиз не принял никакого решения, Судебная коллегия находит несостоятельными.

Согласно протоколу судебного заседания и материалам дела, по всем заявленным стороной защиты ходатайствам о назначении экспертиз, судом были вынесены мотивированные постановления в письменной форме, с удалением суда в совещательную комнату, копии данных постановлений были вручены осужденному. Названные в апелляционной жалобе осужденного ходатайства о назначении экспертиз, находящиеся в т. 10 на л.д. 142, 146 и 148, на самом деле являются ходатайствами о признании действий следователя незаконными и в судебном заседании по данному делу не подлежали отдельному рассмотрению.

Доводы Подольского том, что государственным обвинителем оглашались не все материалы дела, не полностью, а назывались лишь их наименования, что не исследовалось постановление о приобщении к материалам дела в качестве

12

вещественного доказательства СД-диска, чем были нарушены права осужденного и уголовно-процессуальный закон, нельзя признать обоснованными.

Согласно протоколу судебного заседания государственным обвинителем были представлены доказательства, которые были подробно и тщательно исследованы в судебном заседании, в том числе с участием стороны защиты Каких-либо данных, свидетельствующих о том, что представляемые доказательства не исследовались, либо исследовались не полностью, в протоколе отсутствуют, замечаний по данному поводу ни подсудимый Подольский, ни его защитник в ходе судебного разбирательства не заявляли Кроме того, сторона защиты не была лишена права при необходимости и обоснованности доисследовать любое представляемое доказательство.

Что касается доводов осужденного о не исследовании в судебном заседании постановления о приобщении в качестве вещественного доказательства СД-диска, то указанным обстоятельством права Подольского и уголовно-процессуальный закон нарушены не были. Данное постановление не относится к числу доказательств, подлежащих обязательному исследованию и доказыванию, а является процессуальным документом. Сомнений в том, что СД-диск был приобщен к материалам уголовного дела, как видно из самой жалобы Подольского, им не оспаривается и в жалобе есть ссылка на наличие в деле данного документа. В связи с принципом состязательности суд исследует те доказательства, которые представляют стороны. При необходимости, если она имелась, сторона защиты могла исследовать данный документ, однако такого ходатайства не заявляла.

В основу приговора положены только допустимые доказательства полученные в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона Всем рассмотренным в судебном заседании доказательствам суд дал в приговоре надлежащую оценку, указав мотивы, в силу которых одни доказательства им признаны достоверными, а другие - отвергнуты, в том числе письменные материалы.

Доводы осужденного и его защитника о том, что протокол осмотра места происшествия является недопустимым доказательством, были тщательным образом проверены судом и обоснованно отвергнуты, при этом суд, допросив свидетелей К и М сопоставив их показания с изъятыми вещественными доказательствами, осмотренными в судебном заседании, в приговоре подробно обосновал свое решение, с которым Судебная коллегия не может не согласиться.

Доводы Подольского об оспаривании заключений экспертизы по запаховым следам, судебно-медицинских экспертиз о времени наступления

13

смерти потерпевшей и о возможности Подольским совершать руками активные действия, Судебная коллегия находит неубедительными.

Каких-либо состоятельных сомнений относительно выводов данных экспертиз стороной защиты суду не представлено. Выводы экспертов по данным экспертизам ясны и понятны, надлежащим образом мотивированы подробно описаны примененные методы и приведены необходимые методики экспертного исследования, которыми эксперты руководствовались.

Заключения экспертов полностью отвечают требованиям ст.ст. 195, 196, 199, 204 УПК РФ, регламентирующим порядок назначения и производства судебных экспертиз, а также Федеральному Закону «О государственной экспертной деятельности в РФ» от 31 мая 2001 года.

Доводы осужденного Подольского о невозможности совершения им преступлений в виду заболевания рук, судом были также проверены и обоснованно отвергнуты как надуманные, поскольку из заключения судебно медицинского эксперта видно, что Подольским было возможно выполнение активных действий и резких движений, что согласуется и с показаниями бывшей супруги осужденного - свидетеля Подольской о том, что он на здоровье не жаловался, кроме болей в спине, не лечился, двигался активно.

Обвинительного уклона, как об этом указано в апелляционных жалобах судом допущено не было.

Доводы Подольского о его невиновности, о наличии у него алиби на момент совершения преступлений, о совершении преступлений другими лицами, равно как и о применении к нему недозволенных способов ведения следствия, причинения телесных повреждений, были надлежащим образом проверены судом и обоснованно отвергнуты.

Судом правильно отмечено, что показания осужденного в ходе предварительного следствия и в ходе судебного разбирательства были непоследовательны и противоречивы. В приговоре судом приведен подробный анализ и оценка данных показаний осужденного.

Выдвинутая осужденным версия о совершении убийства Н и Л , с которыми он ранее отбывал наказание, и о его нахождении в момент совершения преступления в г. судом была тщательно проверена путем истребования необходимых документов и допроса свидетелей в том числе предложенных и стороной защиты.

Алиби Подольского о его нахождении в г. в момент убийства не было подтверждено в судебном заседании. В отношении названных осужденным Л и Н установлено, что они не могли быть

14

причастны к преступлению, поскольку Л отбывал наказание в местах лишения свободы по 3 сентября 2014 года, а Н - скончался 13 января 2012 года.

Судом в приговоре также дан анализ доводам осужденного, касающимся заключений экспертиз, в ходе которых не было выявлено следов осужденного на месте преступления. Эти доводы обоснованно отвергнуты как не влияющие на достаточность совокупности доказательств, уличающих осужденного.

Оценка всем исследованным доказательствам судом дана в соответствии с требованиями ст. 17 и 88 УПК РФ. При этом судом путем допроса понятых была тщательно проверена допустимость вещественных доказательств полученных при осмотре места происшествия. Путем допроса специалистов и экспертов была проверена обоснованность указанных выше экспертных заключений и достоверность полученных видеозаписей. Существенных нарушений требований УПК РФ, которые бы влекли признание указанных выше доказательств недопустимыми, не имеется, чему в приговоре дана подробная мотивировка, с которой Судебная коллегия соглашается.

Совокупность исследованных доказательств обоснованно признана судом достаточной для вывода о доказанности вины Подольского в совершении инкриминируемых преступлений. Квалификация действий осужденного по п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ и п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ судом дана верно. Оснований давать иную оценку установленным судом фактическим обстоятельствам дела Судебная коллегия не находит.

Судебное разбирательство дела проведено с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства. Все ходатайства осужденного, в том числе и те, на которые он указывает в апелляционной жалобе, были рассмотрены в предусмотренном законом порядке, что подтверждено протоколом судебного заседания и приобщенными к делу постановлениями суда.

Согласно имеющимся в материалах дела медицинским справкам Подольский на учетах у нарколога и психиатра не состоит. По заключению экспертов-психиатров каким-либо психическим расстройством он не страдал и не страдает. С учетом указанных сведений и поведения осужденного в ходе судопроизводства по делу, суд пришел к правильному выводу о вменяемости Подольского.

Нельзя признать обоснованными и доводы Подольского о том, что показания свидетеля С являются недостоверными. Оснований не доверять показаниям данного свидетеля стороной защиты суду представлено не

15

было. Кроме того, как видно из представленных Подольским суду фотографий и документов, в непосредственной близости около здания администрации г. скамеек не имеется, а имеющиеся скамейки, запечатленные на фотографиях, расположены на некотором удалении от здания. Таки образом суд обоснованно признал показания свидетеля С достоверными.

Доводы адвоката Грушецкой о том, что показания свидетелей А Б иУ протокол получения крови Подольского; вещественные доказательства - веревки, диски, а также экспертные заключения, являются недопустимыми доказательствами нельзя признать обоснованными.

Ошибочное указание в протоколе свидетелей А иБ не того места их допроса, не влечет за собой недостоверность и недопустимость их показаний, которые они, к тому же, впоследствии подтвердили.

Также не являются недопустимыми доказательствами и показания свидетеля У поскольку в своих показаниях он не делал предположения а сделал свой вывод, основываясь на имеющихся документах.

Присутствие адвоката при взятии у обвиняемого образцов крови для последующих исследований, в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона, не обязательно.

Вещественные доказательства по делу, в том числе веревки и диски с видеозаписью, были также обоснованно признаны судом допустимыми доказательствами, поскольку, вопреки доводам адвоката, были получены в соответствии с требованиями и положениями уголовно-процессуального закона. Некоторое несоответствие длины и количества находящихся при уголовном деле и осмотренных в судебном заседании веревок, по сравнению с тем, какими они были изъяты с места происшествия, было разрешено судом в результате допроса эксперта, проводившего их исследование и пояснившего что веревки были видоизменены в ходе самого исследования.

Доводы осужденного о наличии у него высшего образования представленными в суд доказательствами не подтверждены, а наоборот опровергнуты сведениями из государственного университета и показаниями бывшей супруги осужденного - Подольской. Каких-либо доказательств, свидетельствующих об обратном, Подольский суду не представил. Кроме этого, наличие или отсутствие у Подольского высшего образования не повлияло на выводы суда о его виновности в содеянном.

Вместе с тем, включение в общую стоимость имущества, похищенного Подольским, денежных средств в размере рубля копейку, которые находились на банковской карте потерпевшей К но осужденным не изымались, а также денежные суммы НДС на похищенные пневматические пистолеты, навигатор и нож, является необоснованным, поэтому общая стоимость похищенного имущества, указанная в описательной части приговора,

16

подлежит снижению. В описательно-мотивировочной части приговора необходимо уточнить стоимость имущества, которым завладел Подольский, а именно: навигатором « стоимостью рублей копеек; четырьмя пневматическими пистолетами - «ПМ Ультра» стоимостью рублей копеек, «Вальтер» стоимостью рубля копеек, «Борнер» стоимостью

рублей копеек и «МР-654К» стоимостью рублей копейки, а также ножом «Рапала» стоимостью рублей копеек и пластиковой банковской картой, не представляющей ценности, на имя потерпевшей, а всего с учетом похищенных из кассы денег, имуществом на общую сумму стоимостью рубля копеек.

Из вводной части приговора также следует исключить указание на наличие у Подольского регистрации по адресу: г. области ул. д. , кв. поскольку, согласно ответу УФМС России по Архангельской области (т.9 л.д.48), Подольский снят с регистрационного учета по данному адресу 16 октября 2009 года.

Наказание Подольскому А.Б. назначено в соответствии со ст.ст. 6,43,60 УК РФ, с учетом установленных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, относящихся к категории особо тяжких, всех данных о личности осужденного, его характеристик наличия смягчающего наказания обстоятельства - явки с повинной отягчающего наказание обстоятельства, которым обоснованно признан опасный рецидив преступлений, влияния назначенного наказания на исправление осужденного.

Назначенное Подольскому наказание не является чрезмерно суровым оснований для его снижения, в том числе и в связи с внесенными Судебной коллегией изменениями, не имеется.

Назначение Подольскому дополнительного наказания в виде ограничения свободы является законным, поскольку из материалов дела следует, что Подольский освободился 24 мая 2013 года из мест лишения свободы и проживал до совершения преступления по прежнему месту жительства в квартире по адресу: г. области, ул. д кв , где ранее, до 16 октября 2009 года, был зарегистрирован, но был снят с регистрационного учета как выбывший в места лишения свободы. Проживание осужденного по указанному адресу также подтверждено его бывшей супругой Подольской и не оспаривалось осужденным в ходе судопроизводства по делу.

Для отбывания основного наказания в виде лишения свободы Подольский правильно направлен в исправительную колонию строгого режима, как и предусмотрено п. «в» ч.1 ст.5 8 УК РФ. Судом также правильно указано, что в действиях Подольского содержится опасный рецидив, поскольку данные

17

преступления он совершил, имея непогашенную судимость за совершение тяжкого преступления по приговору от 27 апреля 2000 года.

Размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с Подольского в пользу потерпевшей по делу, судом определен с учетом требований ст. 1099-1101 ГК РФ, надлежащим образом мотивирован, является разумным и справедливым, снижению не подлежит.

Решение следователя о приобщении к материалам дела футболки и брюк Подольского, является законным и обоснованным. Решение об уничтожении не представляющих ценности данных футболки и брюк принято судом в соответствии с положениями закона, исходя из заявления осужденного в судебном заседании, не просившего об их возвращении.

Вопросы о возмещении процессуальных издержек судом в приговоре подробно мотивированы.

Взыскание с Подольского процессуальных издержек, выплаченных адвокатам, участвовавшим в уголовном деле для оказания юридической помощи осужденному, является обоснованным, поскольку письменные отказы от защитников осужденным не заявлялись, замена же адвоката Г на Г была произведена по просьбе осужденного.

О возмещении потерпевшей Я расходов, связанных с ее явкой в суд, судом вынесены постановления от 6 ноября 2014 года и 1 декабря 2014 года на общую сумму рубля, которая обоснованно взыскана с осужденного. Оснований, предусмотренных ч.б ст. 132 УПК РФ, для освобождения осужденного от взыскания процессуальных издержек, не имеется, что судом в приговоре подробно мотивировано.

Замечания на протокол судебного заседания, поданные Подольским были рассмотрены судом и по ним принято обоснованное решение, в соответствии со ст.260 УПК РФ. Рассмотрение замечаний за истечением трех дневного срока не относится к существенным нарушениям уголовно процессуального закона и не повлекли за собой нарушения прав осужденного.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. 389 -389 , 3 89 , 3 8928, 3 8933 УПК РФ, Судебная коллегия

20

о п р еделила:

приговор Архангельского областного суда от 1 декабря 2014 года в отношении Подольского А Б изменить:

18

снизить стоимость имущества, похищенного Подольским А.Б., на общую сумму до рубля копеек;

из вводной части приговора исключить сведения о наличии у Подольского А.Б. регистрации по адресу: область, гул. д. , кв

В остальной части приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного Подольского А.Б. и его защитника адвоката Грушецкой О.Л. - без удовлетворения.

19

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 196 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта