Информация

Решение Верховного суда: Определение N 74-АПУ16-4 от 28.04.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 74-АПУ16-4

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 28 а п р е л я 2 0 1 6 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Иванова Г.П.

судей Фроловой Л.Г. и Русакова В В .

при секретаре Щукиной Ю.В.

с участием прокурора Шаруевой М.В., осужденных Климонтова А.Г., Агафонова Р.М., Жиркова А.В., адвокатов Чумакова Р.Л., Кузнецова С.А. и Парфеновой П.Р.,

рассмотрела в судебном заседании от 28 апреля 2016 года дело по апелляционным жалобам осужденных Климонтова А.Г., Агафонова Р.М Жиркова А.В., адвокатов Стромыло В.И. и Парфеновой П.Р., на приговор Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 2 февраля 2016 года кторым

Климентов А Г,

судимый:

- 28 марта 2000 г. Якутским городским судом Республики Саха

(Якутия) по п.п. «а», «б», «г», «д» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 6 годам

лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

- 26 октября 2000 г. Верховным Судом Республики Саха (Якутия) по

ч. 1 ст. 209, п.п. «а», «б» ч. 3 ст. 162, ч. 1 ст. 222, ч. 3 ст. 222, ч. 2 ст.

325, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 14 годам лишения свободы, на основании ч.

5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказания по приговору

Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 28 марта

2000 г. окончательно к 16 годам лишения свободы в исправительной

колонии особого режима; постановлением Ленского районного суда

Республики Саха (Якутия) от 10 августа 2004 г., с изменениями

внесенными кассационным определением Верховного Суда

Республики Саха (Якутия) от 24 ноября 2004 г., в порядке ст. 10 УК

РФ, считается осужденным: по приговору Якутского городского суда

Республики Саха (Якутия) от 28 марта 2000 г. по п.п. «а», «г» ч. 2 ст.

161 УК РФ к 5 годам лишения свободы; по приговору Верховного

Суда Республики Саха (Якутия) от 26 октября 2000 г. по ч. 1 ст. 209,

п. «а», ч. 4 ст. 162, ч. 1 ст. 222, ч. 3 ст. 222, ч. 2 ст. 325, ч. 3 и ч. 5 ст.

69 УК РФ окончательно к 14 годам лишения свободы в

исправительной колонии строгого режима; постановлением

Хангаласского районного суда Республики Саха (Якутия) от 07 июля

2010 г. освобожден условно-досрочно на не отбытый срок 3 года 8

месяцев 15 дней осужден:

- по части 1 статьи 264 УК РФ к лишению свободы на срок 1 год 4 месяца, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами сроком на 1 год,

- по пункту «в» части 4 статьи 162 УК РФ к лишению свободы на срок 10 лет, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев,

- по пункту «з» части 2 статьи 105 УК РФ к лишению свободы на срок 15 лет, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев,

- по ч. 1 ст. 158 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год.

В соответствии с частями 3, 4 статьи 69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено Климонтову А. Г. наказание в виде лишения свободы на срок 20 лет 6 месяцев, в исправительной колонии особого режима с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами сроком на 1 год, с ограничением свободы сроком на 2 года.

В соответствии со ст. 53 УК РФ, установлены Климонтову А.Г следующие ограничения свободы: не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбытия наказания, не изменять место жительства или пребывания, а также место работы без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы и возложена обязанность, являться в эти органы для регистрации два раза в месяц.

Агафонов Р М

не судимый,

осужден по ч. 3 ст. 30, п.п. «а», «в» части 2 статьи 161 УК РФ к лишению свободы на срок 3 года 3 месяца с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Жирков А В

ранее не судимый,

осужден по ч. 5 ст. 33, ч. 3 статьи 162 УК РФ к лишению свободы на срок 7 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденных Климонтова А.Г., Агафонова Р.М., Жиркова А.В., адвокатов Чумакова Р.Л., Кузнецова С.А. и Парфеновой ПР., в поддержание доводов апелляционных жалоб, мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения апелляционные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

согласно приговору, Климентов А.Г., управляя автомобилем нарушил правила дорожного движения, что повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.

Он же, совершил разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с незаконным проникновением в помещение, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Он же, совершил убийство, то есть умышленно причинил смерть другому человеку, сопряженное с разбоем, а также кражу, то есть тайное хищение чужого имущества.

Жирков А.В. совершил пособничество в разбое, то есть содействовал совершению нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с незаконным проникновением в помещение, путем предоставления информации и средств совершения преступления.

Агафонов Р.М. совершил покушение на грабеж, то есть покушение на совершение открытого хищения чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору и с незаконным проникновением в помещение, которое не было доведено до конца по не зависящим от него обстоятельствам.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный Климентов А.Г. и адвокат Стромыло В.И. в интересах осужденного Климонтова А.Г., утверждают, что материалами дела не опровергнуты доводы осужденного Климонтова о том, что он намеривался совершить хищение денег из сейфа АЗС тайно, о чем было известно Жиркову, который дал ему ключ от сейфа вместе с ним он рисовал схему подъезда к АЗС с тем, чтобы его не зафиксировали камеры видеонаблюдения, для этих же целей он одел во время совершения преступления маску с прорезями для глаз. Агафонов по его просьбе привез его к АЗС, обратился к оператору АЗС с тем, чтобы заправить газом баллон. Он же в это время незаметно пробрался к сторожке, в которой находился сейф, но дверь в сторожку была заперта на замок. Только в связи с этим он решился на разбой, угрожал потерпевшему пистолетом требовал деньги. Однако потерпевший стал оказывать ему сопротивление блокировал руку с пистолетом. В процессе борьбы он трижды нажал на спусковой крючок, но специально в голову потерпевшего не целился смерти его не хотел. Считают, что суд в приговоре сослался на недопустимое доказательство, к которому относят заключение эксперта Н от 21 апреля 2015 года №5. Считают, что выводы эксперта о механизме причинения смертельного выстрела в потерпевшего, являются немотивированными, сделаны без исследования надлежащего объема материала, с применением неизвестных методик, противоречат обстоятельствам происшедшего, являются вероятностными и не опровергают доводы Климонтова об отсутствии умысла на причинение смерти потерпевшему, причинении смерти случайно в ходе борьбы Считают, что суд необоснованно отклонил ходатайство стороны защиты о проведении повторной медико-криминалистической экспертизы и другие ходатайства, проявлял необъективность, обвинительный уклон. Считают квалификацию действий Климонтова неверной. В том числе утверждают что Климентов не совершал кражу телефона потерпевшего, а забрал его с места происшествия чтобы никто не вызвал полицию, в дальнейшем разломал и выбросил его. Находят назначенное Климонтову наказание чрезмерно суровым. Полагают, что суд не учел в полной мере все смягчающие наказание Климонтова обстоятельства. Считают, что завышен размер взысканий в пользу потерпевших в счет компенсации им морального вреда. Утверждают, что при решении этого вопроса суд не учел имущественное положение Климонтова, то, что он не работал, у него нет имущества, на которое можно возложить взыскание, пенсию он еще не заработал. Климентов утверждает, что не все Правила дорожного движения, перечисленные в приговоре он нарушил. Просят квалифицировать действия Климонтова в соответствии с доводами апелляционных жалоб, смягчить наказание, уменьшить суммы взыскания по искам;

- осужденный Жирков А.В. и адвокат Парфенова П.Р. в его интересах, утверждают, что материалами дела не опровергнуты доводы Жиркова о том, что он не был осведомлен о намерении Климонтова совершить разбойное нападение на оператора АЗС. Ключ от сейфа в котором хранились на АЗС деньги он отдал С задолго до происшедшего, а по просьбе Климонтова дать ему ключ от сейфа, он дал Климонтову ключ, не подходивший к замку сейфа. Утверждают, что Жирков не предполагал, что Климонтов использует взятый у него пистолет для совершения разбоя, в том числе для угроз с применением пистолета и не допускал этого. Считают, что действия Жиркова следует расценивать как пособничество в краже, смягчить наказание либо приговор отменить дело направить на новое судебное рассмотрение;

- осужденный Агафонов Р.М., считает, что выводы суда противоречат установленным в судебном заседании обстоятельствам и не подтверждаются исследованными доказательствами. Ссылается на самооговор в ходе предварительного следствия. Он не подтвердил в суде показания, данные на предварительном следствии о том, что видел у Климонтова шапку с прорезями для глаз и пистолет, когда тот пошел совершать преступление. Он не знал, что Климонтов будет совершать преступление, Климонтов его в сои планы не посвящал. Он лишь подвез Климонтова за плату до АЗС, и отвез затем до снимаемой Климонтовым квартиры. Он допускал, что Климонтов может совершить преступление (кражу), но относился к этому безразлично, ничем ему не содействовал Считает, что судебное следствие проведено с нарушениями закона, в том числе принципа состязательности и равенства сторон, ссылается на необъективность суда. Считает приговор немотивированным противоречивым, а назначенное ему наказание чрезмерно суровым Полагает, что суд не в полной мере учел его явку с повинной, признание вины, то, что он не судим, имеет образование, работал, положительно характеризуется, женат, его престарелая мать нуждается в его помощи Считает необоснованным взыскание с него процессуальных издержек в виде денежных сумм, выплаченных адвокату Даниловой за осуществление его защиты в суде. Ссылается на то, что 2 ноября 2015 года его интересы в суде представляла адвокат Липовская, об участии адвоката Даниловой он не ходатайствовал, на замену адвоката Липовской согласен не был, суд необоснованно устранил этого адвоката из процесса, навязав ему адвоката Данилову, чем нарушил его право на защиту. Он не просил адвоката Данилову приезжать к нему в СИЗО, для согласования позиции и изучать несколько дней материалы уголовного дела, адвокат все это делала самовольно по своей инициативе, поэтому эти ее действия по защите его интересов он не должен оплачивать. Относит действия суда по замене адвоката, к свидетельствующим о заинтересованности судьи в участии в деле адвокат Даниловой и необъективности суда. Просит обвинительный приговор отменить, постановить другой приговор, квалифицировать его действия по менее тяжкому закону, смягчить наказание до не связанного с лишением свободы, с применением ст. 62, 64, 73 УК РФ, не взыскивать с него процессуальные издержки, связанные с оплатой труда адвоката.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Николаева Т.И. просит приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб судебная коллегия находит выводы суда о виновности Климонтова Агафонова и Жиркова в совершенных ими преступлениях, основанными на доказательствах, полученных в порядке, установленном законом надлежаще исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Так, виновность осужденных Климонтова, Агафонова и Жиркова в ими содеянном, подтверждается их собственными показаниями в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, обоснованно признанными судом правдивыми в той их части, в которой они согласуются между собой, дополняют друг друга, образуя полную картину совершенных преступлений, соответствуют фактическим обстоятельствам ими содеянного, подтверждаются другими доказательствами по делу.

Судом проверялись утверждения Жиркова о том, что он оговорил себя и других осужденных на предварительном следствии, так как находился в шоке от происшедшего, а Агафонова о самооговоре из-за психологического воздействия со стороны следователя и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения.

Из материалов дела судом установлено, что следственные действия с Климонтовым, Агафоновым и Жирковым проводились в установленном законом порядке, в том числе с участием адвоката, в необходимых случаях понятых, протоколы составлены надлежащим образом, подписаны всеми участниками следственных действий, никто из которых не делал замечаний, как по процедуре проведения следственных действий, так и по содержанию показаний Климонтова, Агафонова и Жиркова.

При этом Климонтову, Агафонову и Жиркову разъяснялись предусмотренные уголовно-процессуальным законом права в соответствии с их процессуальным положением, они предупреждались о том, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств, в том числе и при его последующем отказе от данных показаний, разъяснялось также право, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, не свидетельствовать против самих себя.

В том числе в судебном заседании Климонтов, Агафонов и Жирков подтвердили, что написали явки с повинной собственноручно и добровольно, Климонтов и Жирков не ссылались на оказание на них незаконного воздействия при написании явок с повинной и проведении дальнейших следственных действий.

Оснований к самооговору у Климонтова, Агафонова и Жиркова, а также к оговору друг друга, судом первой инстанции не установлено, не усматривается таковых и судебной коллегией.

Судом выяснялись причины изменения осужденными показаний чему дана надлежащая оценка в приговоре.

В том числе обоснованно признаны судом недостоверными показания Жиркова о том, что он не уверен в том, что дал Климонтову ключ именно от сейфа, а затем и о том, что он намеренно дал Климонтову ключ не от сейфа, а настоящий ключ от сейфа отдал С

Показаниям свидетеля С , допрошенного по ходатайству стороны защиты и подтвердившего в суде, что ключ от сейфа Жирков отдал ему, суд обоснованно признал несостоятельными, данными из чувства ложного товарищества, противоречащими исследованным доказательствам, в том числе показаниям самих осужденных.

При этом из последовательных показаний Климонтова, Жиркова и Агафонова, признанных судом достоверными, усматривается, что Жирков передал Климонтову ключ именно от сейфа, находившегося в помещении АЗС о чем Климонтов сообщил и Агафонову.

Обоснованно отвергнута судом выдвинутая осужденными только в судебном заседании версия о том, что схему АЗС Климонтов и Жирков составляли для того, чтобы зафиксировать камеры наблюдения. А для целей не быть узнанным на записях камер видеонаблюдения Климонтов и одевал шапку, с прорезями для глаз.

В том числе судом обоснованно учтены показания свидетелей из числа сотрудников ООО « » о том, что на территории АЗС видеокамер не имелось, имевшаяся на здании ООО видеокамера не охватывала территорию АЗС.

Об указанных обстоятельствах были осведомлены как Жирков (работавший на АЗС), так и Климонтов, бывавший в помещении АЗС.

Как усматривается из материалов дела и приговора, показания осужденных, признанные судом правдивыми об обстоятельствах совершенного нападения на оператора АЗС С в целях хищения находившихся в сейфе денежных средств, согласуются между собой, из них усматривается, что Климонтов совершил нападение на С в целях хищения денег из сейфа, находившегося на АЗС, при этом применил насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшего, с использованием травматического пистолета, взятого у Жиркова, незаконно проник в помещение АЗС, выстрелом в голову (в упор) причинил смерть потерпевшему, для реализации намерения завладеть деньгами, также он похитил сотовый телефон, принадлежавший потерпевшему, не сумев открыть сейф (предоставленным Жирковым ключом), он скрылся с места происшествия на автомашине под управлением Агафонова.

Жирков совершил пособничество Климонтову в разбое, поскольку содействовал совершению нападения в целях хищения денег из сейфа Жирков передал Климонтову ключ от сейфа, предоставил ему информацию о расположении АЗС (рисовал схему), пути подъезда к ней знал со слов Климонтова, что тот в случае обнаружения его оператором будет угрожать оператору взятым у Жиркова пистолетом.

Агафонов имел намерение на совершение открытого хищения денег хранившихся в сейфе АЗС, поскольку заранее договорился с Климонтовым о хищении этих денег, был осведомлен, как и другие участники преступления о нахождении на АЗС оператора, а также о наличии у Климонтова шапки с прорезями для глаз для сокрытия своей внешности, а также пистолета. Согласно распределенным Климонтовым ролям, привез Климонтова к месту совершения преступления, по его просьбе обращался к оператору С для заправки газом баллона, увез Климонтова с места совершения преступления после того, как тому не удалось открыть сейф и похитить деньги.

Показаниями свидетеля С подтверждаются показания Климонтова и Агафонова о том, что за два дня до нападения на АЗС рано утром С на автомашине « возил их в район АЗС по ул. куда Климонтов ездил осмотреться, оценить обстановку, проверить возможность заезда на АЗС со стороны наркологического диспансера.

Показания свидетеля Ч согласуются с показаниями осужденных Климонтова и Жиркова о том, что 5 ноября 2014 г. около 17 часов Климонтов пришел домой к Жиркову расспрашивал о расположении объектов на территории АЗС, о чем Климонтов собственноручно составил схему АЗС со слов Жиркова.

Свидетель Н пояснил в суде, что он работал оператором в ООО « » на АЗС. До осени 2014 г. они работали втроем: он С и Жирков. Затем Жирков перестал приходить на работу, и в сентябре-октябре 2014 г. вместо него приняли на работу С . В конце октября 2014 г. С уволился. Когда Жирков и С уволились, то они не сдали ключи от сейфа. Поэтому он с С решили поменять замок на сейфе, так как в сейфе хранилась крупная сумма денег от продажи газа, примерно 1 ноября 2014 г. он поменял замок на сейфе С или Жирков ключи от сейфа ему либо С не возвращали.

Показания Климонтова и Агафонова о действиях Климонтова связанных с уничтожением следов преступления, выбрасывание верхней одежды, в которой находился Климонтов, шапки с прорезями для глаз частей телефона, похищенного Климонтовым, согласуются с показаниями свидетеля Л , у которого Климонтов арендовал квартиру о том, что 6 ноября 2014 года рано утром Климонтов пришел домой без верхней одежды, а также данными, зафиксированными в протоколе осмотра места происшествия об обнаружении и изъятии указанной шапки и чехла от телефона потерпевшего.

Из сведений о телефонных соединениях номеров телефонов Климонтова, Жиркова и Агафонова, судом установлено, что за несколько дней перед совершением преступления Климонтов неоднократно созванивался с Жирковым и Агафоновым.

Согласно выводам, содержащимся в заключении судебно баллистической экспертизы, 3 гильзы, обнаруженные на месте происшествия, стреляны из пистолета, обнаруженного в ходе обыска в жилище Климонтова, который признан огнестрельным оружием ограниченного поражения. При этом в обойме пистолета обнаружены 4 патрона с резиновыми пулями, что соответствует показаниям Жиркова о том, что он передал Климонтову пистолет с 7 патронами с резиновыми пулями (3 гильзы, стрелянные из данного пистолета, обнаружены на месте происшествия). При резких сотрясениях пистолета: при ударах им о твердую амортизирующую поверхность, при ударах по курку, выстрел без нажатия на спусковой крючок из пистолета не происходит.

Заключением эксперта № 5 от 21 апреля 2015 г. установлено, что потерпевший С был обращен верхней частью левой теменной областью к дульному срезу оружия и не мог получить данное огнестрельное повреждение при обстоятельствах, указанных обвиняемым Климонтовым при допросе в качестве подозреваемого от 08.11.2014, а также при обстоятельствах, указанных им при проверке его показаний на месте 13.11.2014, резиновой пулей, аналогичной представленной на экспертизу, стрелянной из представленного на экспертизу 9-мм пистолета «МР-79-9ТМ» № Учитывая направление раневого канала на голове трупа С : сзади наперед, сверху вниз, несколько слева направо в момент выстрела голова С располагалась ниже дульного среза оружия, при этом вероятнее всего потерпевший в момент выстрела мог находиться в положении сидя, а стрелявший в положении стоя. Повреждение причинено от однократного огнестрельного воздействия с дистанции упора (т. 5, л.д. 16-39).

В ходе судебного разбирательства для разъяснения данного заключения был допрошен эксперт Н проводивший ее, который подтвердил выводы экспертизы, разъяснил данное им заключение примененные методики и использованную им литературу, ответил на все интересующие стороны вопросы.

Обоснованность примененных им методик стороной защиты в судебном заседании не оспаривалась.

Как усматривается из текста самого заключения эксперта, показаний эксперта Н в судебном заседании заключение эксперта выполнено в соответствии с требованиями ст. ст. 195, 196, 199, 204 УПК РФ регламентирующим порядок назначения и производства судебных экспертиз, а также в соответствии с Федеральным законом «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» от 16.05.2001 № 73-ФЗ. Сомнений в квалификации эксперта и обоснованности выводов изложенных в заключении у суда первой инстанции не имелось, не усматривается таковых и судебной коллегией. Противоречий в выводах эксперта не содержится. Они объективны, полны и аргументированы.

Несогласие стороны защиты с выводами эксперта не могут служить основанием к сомнениям в обоснованности выводов.

При таких данных у суда не имелось оснований к назначению по делу повторной медико-криминалистической экспертизы.

Ходатайства стороны защиты о назначении повторной медико криминалистической экспертизы, о недопустимости в качестве доказательства заключения эксйерта № 5 от 21 апреля 2015 г., судом разрешены в установленном законом порядке и обоснованно признаны не несостоятельными (т. 10, л.д. 121-127; т. 10, л.д. 128-131).

Заключение указанной экспертизы получило оценку суда в соответствии с требованиями закона в совокупности с другими доказательствами.

Из протокола судебного заседания усматривается, что в судебном заседании тщательно исследовались перечисленные доказательства, они проанализированы судом, проверены им в соответствии с правилами предусмотренными ст. 87 УПК РФ, в том числе, путем их сопоставления и им дана оценка с точки зрения относимости, допустимости, достоверности а всех собранных доказательств в совокупности - достаточности для разрешения данного уголовного дела.

При этом в приговоре полно и правильно изложено содержание всех исследованных по делу доказательств, приведены выводы, касающиеся проверки и оценки каждого из них.

Выводы суда, касающиеся оценки каждого из доказательств надлежащим образом мотивированы, приведенные аргументы убедительны, сомнений в своей объективности и правильности у судебной коллегии не вызывают.

В том числе суд в приговоре указал, почему одни показания Климонтова, Жиркова, Агафонова признал достоверными и положил их в основу приговора, а другие отверг, как недостоверные.

У суда не имелось оснований подвергать сомнениям достоверность показаний допрошенных по делу свидетелей (за исключением С поскольку в судебном заседании не было установлено данных о заинтересованности кого-либо из них в оговоре осужденных.

Тщательный анализ и надлежащая оценка всей совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, позволили суду прийти к правильному выводу о том, что Климонтов, желая противоправно безвозмездно изъять чужое имущество, спланировал и совершил разбойное нападение на АЗС ООО « ».

Во исполнение своего преступного умысла Климонтов взял у Жиркова травматический пистолет, намереваясь использовать его при хищении денежных средств из АЗС, а также ключ от сейфа, в котором находились денежные средства. Накануне совершения преступления Климонтов в вязаной шапке сделал прорези для глаз, чтобы скрыть свое лицо, специально подыскал одежду, для совершения в ней преступления, а после избавиться от одежды, чтобы его невозможно было опознать по одежде. За два дня до нападения Климонтов в тоже время, на какое он запланировал совершить нападение, съездил в район АЗС по ул.

д. , с целью «оценить обстановку», определить пути заезда и выезда с АЗС. При этом Климонтову (как и другим осужденным по делу) было достоверно известно, что АЗС работает круглосуточно, там дежурит оператор. Кроме оператора на автозаправочной станции могут оказаться посторонние лица, в том числе клиенты АЗС.

При таких данных судебной коллегией признаются обоснованными выводы суда первой инстанции о несостоятельности доводов осужденного Климонтова в суде о том, что изначально он планировал совершить тайное хищение денежных средств из сейфа АЗС.

Приискание в качестве орудия преступления - травматического пистолета заряженного 7 патронами, изготовление вязаной шапки с прорезями для глаз, подготовка одежды для совершения преступления наряду с другими установленными судом данными, свидетельствуют о наличии у Климонтова умысла на разбойное нападение. При этом из показаний осужденного Жиркова следует, что Климонтов просил у него именно заряженный пистолет, спрашивал можно ли из него убить человека.

Довод Климонтова о том, что для совершения преступления он изготовил шапку с прорезями для глаз и подготовил ненужную одежду, так как опасался, что на АЗС могут быть установлены видеокамеры опровергаются показаниями свидетеля П об отсутствии видеокамер на территории АЗС, показаниями Жиркова на предварительном следствии и в суде, из которых следует, что при составлении схемы, разговора о видеокамерах на АЗС не было. Сам Климонтов неоднократно бывая на АЗС у Жиркова, мог убедиться, что там отсутствовали видеокамеры Кроме того, версию о том, что на АЗС, возможно, установлены видеокамеры, из-за чего он пошел на преступление в вязаной шапке с прорезями для глаз и в одежде, от которой планировал сразу же избавиться, Климонтов впервые озвучил в суде.

Жирков по просьбе Климонтова предоставил ему, именно для целей совершения указанного преступления информацию о расположении объектов на территории автозаправочной станции, на каком расстоянии от вагончика оператора находится цистерна с газом, сколько времени требуется оператору дойти до цистерны и обратно, сколько времени требуется оператору, чтобы заправить баллон газом, о чем Климонтов в присутствии Жиркова собственноручно составил схему. В этих же целях Жирков передал Климонтову ключ от сейфа, оставшийся у него после увольнения, то есть оказал содействие Климонтову в совершении разбойного нападения путем предоставления информации и средств совершения преступления.

Помимо этого, из первоначальных показаний Жиркова, обоснованно признанных судом достоверными следует, что 5 ноября 2014 г. Климонтов интересовался у Жиркова возможно ли, убить человека из предоставленного им пистолета, на что Жирков ему ответил, что если стрелять в голову, лицо человека, то можно убить (данный разговор не отрицает и Климонтов). После этого он - Жирков, стал беспокоиться и предупредил Климонтова чтобы тот не применял его пистолет в ходе разбойного нападения на АЗС. Климонтов заверил, что он только припугнет оператора, но стрелять не будет.

Таким образом, Жирков осознавал, что Климонтов будет применять его пистолет для совершения преступления.

Показания Жиркова свидетельствуют о намерении Климонтова совершить именно разбойное нападение на АЗС.

С учетом изложенного следует признать правильными выводы суда о том, что Жирков совершил умышленные действия, направленные на оказание содействия Климонтову в разбое, он осознавал характер готовящегося преступления, предвидел наступление вредных последствий и допускал, что Климонтов в ходе разбойного нападения воспользуется переданной им информацией о расположении объектов на территории АЗС, о последовательности действий оператора при заправке газового баллона, проникнет в помещение АЗС, переданным им ключом откроет сейф с денежными средствами, будет демонстрировать пистолет, угрожать пистолетом оператору с целью завладения чужим имуществом.

Анализ показаний осужденных Климонтова, Агафонова и Жиркова других данных, позволил суду установить, в том числе то, что по дороге на АЗС в автомашине под управлением Агафонова, Климонтов предложил Агафонову совершить хищение денежных средств из сейфа АЗС. На предложение Климонтова Агафонов ответил согласием, тем самым они вступили в предварительный сговор на совершение открытого хищения чужого имущества с незаконным проникновением в помещение, при этом распределив роли таким образом, что непосредственное проникновение в помещение и изъятие денежных средств с использованием предоставленным Жирковым ключом от сейфа, осуществит Климонтов а Агафонов обеспечит Климонтова автотранспортом, привезет его к автозаправочной станции, обеспечит его отъезд с похищенным имуществом, которое они договорились распределить между собой Климонтов в присутствии Агафонова надел на голову маску с прорезями для глаз, видел Агафонов у Климонтова и пистолет.

Таким образом, Агафонову было достоверно известно, что при хищении денежных средств Климонтов будет в вязаной шапке с прорезями для глаз с целью сокрытия своего лица, что с очевидностью свидетельствовало о том, что Климонтов будет похищать денежные средства открыто, скрыв свое лицо под шапкой с прорезями для глаз. При этом Агафонов, продолжая действовать в составе группы лиц с Климонтовым имея реальную возможность не участвовать в совершении преступления, покинуть место происшествия, действуя согласно распределенным ролям, выполнил свою часть объективной стороны преступления, отвлекая оператора заправкой газового баллона, увез Климонтова с места преступления.

Помимо этого, из протокола осмотра места происшествия и фото таблиц усматривается, что узел для заправки баллонов газом на территории АЗС расположен так, что оператор во время заправки имеет возможность видеть незаконное проникновение в вагончик оператора.

При таких обстоятельствах, суд пришел к обоснованному выводу о том, что умыслом Агафонова охватывалось совершение открытого хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору с Климонтовым но поскольку деньги не были похищены по не зависящим от их воли обстоятельствам, то в действиях Агафонова имеет место покушение на грабеж.

Климонтов же вышел за рамки состоявшегося с Агафоновым предварительного сговора, совершив разбойное нападение с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с использованием в качестве оружия пистолет; а также убийство потерпевшего, в этой части он вышел за пределы договоренности и с Жирковым.

Довод Климонтова о том, что он не намеревался использовать пистолет по прямому назначению - стрелять из него, опровергаются доказательствами, исследованными в судебном заседании. В том числе Климонтов для совершения разбойного нападения взял с собой пистолет заряженный 7 патронами, что свидетельствует о его намерении использовать данный пистолет по прямому назначению в ходе разбойного нападения.

В показаниях признанных судом достоверными, Климонтов не заявлял, что помещение оператора было закрыто на замок и лишь поэтому он не осуществив намерение на кражу, решился на разбой. Более того Климонтов утверждал, что хотел совершить нападение с использованием пистолета и сделал это, подошел к сторожке и, направив пистолет на С , который толи выходил из сторожки, толи заходил в нее, и потребовал деньги.

В ходе разбойного нападения Климонтов совершил убийство С . Мотивом убийства для Климонтова, как это правильно установлено судом, являлось стремление завладеть деньгами находившимися в сейфе АЗС, чему стал препятствовать С

Из показаний Жиркова, подтвержденных Климонтовым, Климонтов интересовался и был осведомлен о том, что при производстве выстрела из травматического пистолета с близкого расстояния в область головы можно убить человека. Выстрел в С был произведен Климонтовым с дистанции упора, при этом, согласно выводам содержащимся в заключении эксперта, вероятнее всего С в момент выстрела мог находиться в положении сидя, а Климонтов в положении стоя, сзади, в область головы (а не в другую часть тела), что свидетельствует о том, что Климонтов имел умысел именно на убийство С .

Разрешая вопрос о направленности умысла осужденного Климонтова, суд принял во внимание совокупность всех обстоятельств содеянного, учел способ и орудие преступления, характер и локализацию телесного повреждения - область головы, то есть жизненно-важного органа человека, другие обстоятельства.

Доводы Климонтова о том, что выстрел в голову С произошел случайно, в ходе борьбы, суд обоснованно с учетом приведенных обстоятельств отверг, как несостоятельные опровергающиеся материалами дела.

Довод Климонтова о том, что он машинально забрал со стола сотовый телефон, чтобы предупредить вызов полиции, суд обоснованно признал явно надуманным, поскольку Климонтов завладел имуществом потерпевшего - сотовым телефоном, причинив потерпевшему имущественный ущерб. То обстоятельство, что он выбросил телефон по дороге, не подтверждает указанные доводы Климонтова, поскольку представляет собой действия по распоряжению похищенным имуществом по своему усмотрению.

Виновность осужденных в совершенных ими преступлениях подтверждается и другими доказательствами, полно и правильно приведенными в приговоре.

Как видно из протокола судебного заседания председательствующим судьей создавались все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, принимались все предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон, в том числе, участникам процесса в полной мере была обеспечена возможность заявлять ходатайства, задавать вопросы допрашиваемым свидетелям.

Из материалов дела усматривается, что в удовлетворении некоторых ходатайств, судом мотивированно отказано, что не свидетельствует о необъективности суда.

В судебном заседании исследованы все существенные для правильного разрешения данного дела по существу доказательства достаточность и допустимость которых сомнений не вызывает.

Из протокола судебного заседания также усматривается, что суд не ограничивал прав участников процесса по исследованию доказательств.

Научность и обоснованность выводов, изложенных в заключениях экспертов, компетентность судебных экспертов, а также соблюдение при проведении экспертных исследований необходимых требований уголовно процессуального закона сомнений не вызывает.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных Климонтовым, Жирковым Агафоновым преступлений, прийти к правильному выводу о виновности каждого из них в совершении этих преступлений, а также о квалификации их действий.

Вопреки утверждениям в апелляционных жалобах, нарушение Климонтовым Правил дорожного движения во время столкновения с автомобилем под управлением З , в том числе п. 10-1 данных Правил, установлено судом, мотивировано в приговоре, и поэтому выводы об этом суда, являются правильными.

Из материалов дела усматривается, что позиция адвокатов представлявших интересы осужденных на предварительном следствии и в судебном заседании, была активной, профессиональной, направленной на защиту интересов осужденных, не расходилась и их собственной, замена адвокатов производилась в порядке, установленном законом, с учетом волеизъявления осужденных.

В том числе не нарушено право на защиту осужденного Агафонова вступлением в дело 2 ноября 2015 года для защиты его интересов адвоката Даниловой.

Как усматривается из протокола судебного заседания и соответствующих постановлений, в первой половине дня 2 ноября 2015 года интересы Агафонова в суде представляла адвокат Липовская, с участием которой были разрешены процессуальные вопросы с вынесением судом постановлений.

В дальнейшем, судом, в соответствии с требованиями закона было отклонено ходатайство адвоката Липовской об объявлении в судебном заседании перерыва на 20 дней в связи с необходимостью этого адвоката уехать в командировку в другой регион и невозможностью явки в судебное заседание.

Адвокат Липовская пригласила в судебное заседание для защиты интересов Агафонова адвоката Данилову.

Агафонов в своем заявлении к суду указал, что нуждается в помощи защитника, не возражает, против назначения для его защиты адвоката Даниловой (т. 10 л.д. 65).

В судебном заседании на вопросы председательствующего Агафонов пояснил, что поскольку адвокат Липовская уезжает, он просит назначить для его защиты адвоката Данилову.

Агафонову были разъяснены положения ст. ст. 131, 132 УПК РФ, в том числе в части, касающейся возможности взыскания с осужденного процессуальных издержек в виде суммы, выплачиваемой адвокату за оказание им юридической помощи осужденному.

На вопрос председательствующего Агафонов ответил, что права ему понятны.

С учетом изложенных обстоятельств, адвокат Данилова была назначена судом для защиты интересов Агафонова и участвовала во всех судебных заседаниях по делу, с 2 ноября 2015 года, что отражено в протоколе судебного заседания, замечаний к которому Агафонов не имел.

В соответствии с требованиями закона, адвокат должен принимать надлежащие меры для активной, согласованной с подсудимым линии защиты. В соответствии с данными требованиями закона, адвокат Данилова посещала Агафонова в следственном изоляторе, возражений против чего он не высказывал, изучала материалы дела, участвовала в судебных заседаниях, что подтверждается, справками, графиком, данными из протокола судебного заседания.

При таких данных утверждения Агафонова о том, что адвокат Данилова была навязана ему судом, назначена для защиты вопреки его волеизъявлению, встречалась с ним в следственном изоляторе для согласования линии защиты и изучала материалы дела самовольно, по собственному усмотрению, о неправильном исчислении суммы вознаграждения адвокату, и на этом основании с него не могут быть взысканы процессуальные издержки, по оплате труда адвокату признаются судебной коллегией необоснованными.

Решение суда о взыскании с Агафонова указанных процессуальных издержек основано на законе, мотивировано в приговоре.

При принятии указанного решения судом обоснованно учтено, что Агафонов молод, трудоспособен, возможность получения им заработной платы, иных доходов не исключается.

При назначении Климонтову, Жиркову и Агафонову наказания судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, конкретные обстоятельства дела, роль каждого в совершении преступлений, данные о их личности, которым дана объективная оценка, смягчающие обстоятельства, обстоятельство отягчающее наказание Климонтова и все иные обстоятельства, в том числе перечисленные в апелляционных жалобах, влияющие на назначаемое им наказание.

Выводы суда о назначении Климонтову, Жиркову и Агафонову наказания в виде лишения свободы с реальной изоляцией их от общества в приговоре мотивированы и признаются судебной коллегией правильными.

Оснований к назначению Климонтову, Жиркову и Агафонову наказания с применением правил, предусмотренных ст. ст. 64, 73 УК РФ также как и к изменению категорий совершенных ими преступлений на менее тяжкие, судом первой инстанции не установлено, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

При наличии к тому законных оснований наказание Жиркову и Агафонову назначено с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Назначенное Климонтову, Жиркову и Агафонову наказание соответствует требованиям закона, является справедливым, оснований к его смягчению не имеется.

Гражданский иск потерпевших З иМ к Климонтову разрешен судом в соответствии с требованиями закона, в том числе с учетом того, что исковые требования о возмещении материального ущерба нашли полное документальное подтверждение, эти требования, а также требования о возмещении морального вреда не являются чрезмерными соответствуют принципу разумности и справедливости. При принятии указанного решения, судом, в том числе учтено имущественное и семейное положение осужденного Климонтова.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора по данному делу не допущено.

По изложенным основаниям приговор в отношении Климонтова Жиркова и Агафонова оставляется судебной коллегией без изменения апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Руководствуясь ст.ст. 389-13, 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 2 февраля 2016 года в отношении Климонтова А Г , Жиркова А В , Агафонова Р М оставить без изменения апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 196 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта