Информация

Решение Верховного суда: Определение N 88-АПУ16-12 от 22.11.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 88-АПУ16-12

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 22 н о я б р я 2 0 1 6 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г.П.

судей Ермолаевой ТА., Зеленина С Р .

при секретаре Ивановой А.А.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Кудинова Е С , Шабунина ИВ., Батайкина И.П., адвокатов Власова Р.Н Базановой И.П. на приговор Томского областного суда от 5 июля 2016 года по которому

Кудинов Е С г.

судимый : 24 июня 2009 года (с учетом изменений ) по п. п. «а в, г» ч. 2 ст. 162, ч. 6.1 ст. 88, ст. 64, ч. 3 ст. 162, ст. 64, ч. 3 ст. 162, ст. 64, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 5 годам лишения свободы, освобожден условно досрочно на 10 месяцев 20 дней 07 марта 2012 года; 06 ноября 2015 года по ч. 5 ст. 33 - ч. 4 ст. 160, п. «в» ч. 3 ст. 158, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима

осужден к наказанию:

- по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ ( в редакции Федерального закона №73-ФЗ от 21 июля 2004 года) в виде лишения свободы на срок 14 лет

-по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ ( в редакции Федерального закона №162-ФЗ от 08 декабря 2003 года) в виде лишения свободы на срок 9 лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено наказание в виде лишения свободы на срок 15 лет 6 месяцев .

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору Ленинского районного суда г. Томска от 06 ноября 2015 года окончательно к отбытию назначено Кудинову ЕС. 16 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Батайкин Д Н

судимый: 24 июня 2009 года (с учетом изменений) по ч. 3 ст. 162, ст. 64,ч.З ст. 162, ст. 64, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден по отбытии наказания 16 августа 2012 года-

осужден по ч. 3 ст. 162 УК РФ ( в редакции Федерального закона №162-ФЗ от 08 декабря 2003 года) к наказанию в виде 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Шабунин И В

судимый :-21 ноября 2005 года по п.п. «а, г» ч. 2 ст. 161, ст. 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

-осужден по ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона №162-ФЗ от 08 декабря 2003 года) к наказанию в виде лишения свободы на срок 8 лет

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение по приговору Кировского районного суда г. Томска от 21 ноября 2005 года отменено.

В соответствии со ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговору Кировского районного суда г. Томска от 21 ноября 2005 года окончательно Шабунину И.В.назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы с в исправительной колонии строгого режима.

Приговором постановлено: взыскать с Кудинова Е С в пользу З в счет компенсации морального вреда - 1000 000 (один миллион) рублей; с Кудинова Е С в пользу К в счет компенсации морального вреда - 20 000 (двадцать тысяч) рублей; с Батайкина Д Н в пользу К в счет компенсации морального вреда - 20 000 (двадцать тысяч) рублей;с Шабунина И В в пользу К в счет компенсации морального вреда - 20 000 (двадцать тысяч) рублей; с Кудинова Е С Батайкина Д Н , Шабунина И В солидарно в пользу К в счет возмещения имущественного ущерба- 30 000 (тридцать тысяч) рублей

Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А., выступления осужденных Кудинова Е.С., Батайкина Д.Н.,Шабунина И.В., поддержавших доводы жалоб выступления адвокатов Музеника Ю.В., Герасимова Д.В., Потапкина Д.В.Дарпухиной Д.А,поддержавших доводы апелляционных жалоб выступление прокурора Полеводова С.Н.., просившего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

согласно приговору суда Батайкин Д.Н. и Шабунин ИВ. совершили разбой с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, а Кудинов ЕС. совершил разбой с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также убийство, сопряженное с разбоем.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре, 13 апреля 2006 года

В апелляционной жалобе осужденный Шабунин И В . просит применить положения ст. 64 УК РФ и снизить назначенное наказание поскольку оно не отвечает целям его исправления и восстановления социальной справедливости, назначено без учета всех обстоятельств дела и данных о личности, установленных в судебном заседании: полного признания вины, чистосердечного раскаяния, принесения извинений потерпевшим совершения преступления в молодом возрасте, положительных характеристик наличия до задержания места работы, постоянного места жительства, семьи малолетнего ребенка. По его мнению, суд необоснованно не признал смягчающими обстоятельствами активное способствование раскрытию и расследованию преступления, совершенного им в молодом возрасте более 10 лет назад. Назначив столь длительный срок лишения свободы, суд тем самым несправедливо «наказал» и его семью, лишенную материальной и моральной поддержки. Обращает внимание, что за время, прошедшее с момента совершения преступления, он доказал, свое исправление, способность к законопослушному поведению, отсутствие намерений совершать новые противоправные поступки. Просит применить ст. 64, ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Адвокат Власов Р.Н. в жалобе в защиту интересов осужденного Щабунина И В . указывает на незаконность и необоснованность приговора ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела неправильным применением уголовного закона, несправедливостью. Полагает что установленные судом фактические обстоятельства совершения преступлений не соответствуют формулировке предъявленного Шабунину ИВ. обвинения. Автор жалобы приводит свой анализ исследованных в судебном заседании доказательств и делает вывод, что в ходе разбойного нападения именно Шабунин И.В., а не Батайкин Д.Н. использовал биту, соответственно он не применял насилие к потерпевшему С и не использовал в качестве оружия предмет, похожий на обрез охотничьего ружья, указывает на противоречия в показаниях подсудимых и свидетелей обращая внимание на то, что показания этих лиц о характере действий каждого из подсудимых, о том чем был вооружен каждый из нападавших ,не устранены. В связи с этим, по мнению адвоката, приговор постановлен на предположениях и должен быть отменен с направлением дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. Поскольку в силу требований ст. 252 УПК РФ изменение судом обвинения, предъявленного Шабунину ИВ., без ухудшения положения Кудинова Е.С. и Батайкина Д.Н. невозможно, просит отменить приговор и вернуть дело прокурору в соответствии с п. 1 ч. 1 ст.237 УПК РФ.

-осужденный Батайкин Д.Н. просит приговор изменить, применив положение ст. 64 УК РФ, снизив назначенное наказание. Кроме этого осужденный Батайкин Д.Н. просит зачесть в срок наказания время отбывания наказания по приговору Томского районного суда Томской области от 24 июня 2009 года. Осужденный Батайкин Д.Н. в апелляционной жалобе указывает на излишнюю суровость приговора; ссылаясь на отсутствие у него судимости на момент совершения преступления, положительные характеристики, наличие смягчающих обстоятельств, просит применить ст. 64 УК РФ, назначить наказание ниже низшего предела.

-адвокат Базанова И.П. в жалобе в защиту интересов осужденного Батайкина Д.Н. также указывает на несправедливость приговора. Полагает что суд не в полной мере учел смягчающие обстоятельства (наличие малолетнего ребенка-инвалида, нуждающегося в его помощи и поддержке состояние здоровья отца и матери, явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления), а также данные о личности Батайкина Д.П., который на момент совершения преступления не судим признал вину, положительно характеризуется, на момент задержания имел постоянное место жительства и работы. Обращая внимание на то, что по приговору Томского районного суда Томской области от 24.06.2009 Батайкин осуждался по ч. 3 ст. 162 УК РФ к реальному лишению свободы с применением ст. 64 УК РФ, просит и по настоящему делу применить ст. 64 УК РФ, снизить срок лишения свободы.

В апелляционной жалобе осужденный Кудинов Е.С. полагает приговор чрезмерно суровым, просит смягчить наказание. В дополнительной апелляционной жалобе Кудинов Е.С. выражает несогласие с приговором полагает свое осуждение за убийство и разбой незаконным.Считает, что суд необоснованно в основу своих выводов положил заключение дополнительной судебно-медицинской криминалистической: и баллистической экспертизы № 61/00449/06-1 от 24.05.2016 (далее - заключение дополнительной ситуационной экспертизы), поскольку он проведена экспертами, не обладающими достаточным профессиональным уровнем. В заключении указанной экспертизы отсутствует описание и фотофиксация моделирования ситуации, при которой левая рука потерпевшего находилась на расстоянии не менее 10 см от линии выстрела при ее соскальзывании с дульного среза обреза после попытки захвата, хотя из данных суду показаний эксперта Ж следует, что такая ситуация моделировалась. По мнению осужденного, именно при таком развитии событий возможно производство выстрела без образования следов продуктов выстрела на руке потерпевшего, однако, в ходатайстве защитника о назначении еще одной дополнительной ситуационной экспертизы было безосновательно отказано, и его версия об обстоятельствах производства выстрела в З судом не проверена, и не опровергнута.Обращает внимание на то,что поскольку на экспертизу не представлено оружие, из которого производился выстрел в потерпевшего, категоричный вывод экспертов о нажатии на спусковой крючок только при резком рывке за стволы является ошибочным. Полагает, что показания эксперта Ж о том что допустимая погрешность в выводах экспертизы, связанная с использованием другого экземпляра оружия, не влияет на экспертные выводы противоречат выводам этой же экспертизы о невозможности ни отрицать, ни утверждать факт захвата стволов потерпевшим и рывка за стволы. Обращает внимание, что на фотографиях к протоколу осмотра места происшествия видно что левая рука потерпевшего испачкана в крови, в то время, как на фотографиях к заключению судебно-медицинской экспертизы видно, что крови на левой руке трупа З нет. В связи с этим осужденный делает вывод о том что следы копоти с рук З были смыты вместе с кровью при производстве экспертизы. При назначении дополнительной ситуационной экспертизы суд безосновательно отказал в удовлетворении ходатайства защиты об обязательном участии его (Кудинова Е.С.) в ее производстве, в связи с чем экспертами были произвольно истолкованы его показания об обстоятельствах выстрела Показания эксперта Ж на следствии о том, что при отсутствии экземпляра оружия нельзя сделать вывод о возможности производства выстрела при неисправности ударно-спускового механизма противоречат выводам суда. Считает, что при производстве судебно медицинской экспертизы трупа следы выстрела на руке могли быть не обнаружены экспертом, который осуществлял исследование невооруженным глазом, без использования специальных приборов. Более того соответствующий вопрос о наличии таких следов перед экспертом не ставился Экспертами Ж и Б не приняты во внимание показания поте к протоколу осмотра места происшествия, в которых о положение тела погибшего З Выводы судебной химико-баллистической экспертизы № 28 нции выстрела экспертами Б иЖ истолкованы неверно, в связи с чем, ошибочн я и плексной экспертизы от 28.04.2015г., которые также неправильно положены судом в основу приговора Заключение первоначальной ситуационной экспертизы противоречит выводам судебно-медицинской экспертизы трупа З от 13.04.2006; заключению № 28, показаниям эксперта М , ходе следствия.Эти данные оставляют сомнения в его виновности в умышленном убийстве, в связи с чем осужденный просит переквалифицировать его действия по причинению смерти З на ч. 1 ст. 109 УК РФ. Об отсутствии умысла на убийство потерпевшего свидетельствует, по его мнению, отсутствие у него предположения о возможности производства выстрела из неисправного обреза в момент выстрела Кудинов Е.С. на потерпевшего не смотрел, поэтому не мог целиться в жизненно важный орган. Полагает, что в ходе криминальной ситуации он не проявил должной предусмотрительности, что свидетельствует о неосторожной форме вины.Считает, что судом дана неправильная оценка показаний потерпевших и подсудимых. Принятые во внимание судом мотивы изменения показаний потерпевшими надуманны, поскольку в медицинские учреждения за оказанием помощи при лечении постстрессовых расстройств они не обращались; непосредственно после происшествия неоднократно допрашивались, имели возможность подробно рассказать о случившемся. Суд не принял во внимание характеризующий материал на потерпевших. В силу своего характера З мог оказать Кудинову активное сопротивление, что в конечном итоге и сделал, и это могло привести к случайному выстрелу Считает, что из окончательного срока наказания необходимо исключить время отбытия наказания по приговору Томского районного суда от 24 июня 2009 года.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденных и их защитников государственный обвинитель Князькова Е В . просит приговор оставить без изменения, а жалобы без удовлетворения. Возражает на апелляционные жалобы и потерпевший З

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб и дополнений, судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора.

Выводы суда о виновности осужденных соответствуют материалам дела и подтверждены совокупностью приведенных в приговоре доказательств.

Принятые судом решения по оценке доказательств основаны на законе и материалах дела.

Не устраненных существенных противоречий в исследованных судом доказательствах, сомнений в виновности осужденных, требующих истолкования их в пользу последних, судебной коллегией по делу не установлено.

Мотивы оценки показаний потерпевших и подсудимых приведены в приговоре, их правильность сомнений не вызывает.

Виновность осужденных в совершении преступлений установлена достаточной совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и получивших надлежащую оценку в приговоре суда.

Анализ показаний потерпевших свидетельствует, что в ходе нападения двое из троих нападавших были вооружены обрезами охотничьих ружей, у третьего в руках была бита.

Из показаний потерпевших К и Ш следует, что к ним в комнату зашли двое мужчин в масках, один из которых был вооружен битой другой - обрезом охотничьего ружья; выстрел произошел уже после того, как нападавшие связали руки Ш и поговорили с К , а не в тот момент, когда Батайкин Д.Н. связывал руки Ш .

Вместе с тем К допустила, что в части описания отдельных деталей наблюдаемых ею событий могла заблуждаться в силу стремительности нападения, давности произошедшего, Причин для оговора потерпевшей К осужденных не установлено.

Имеющиеся противоречия объясняются различием в восприятии стремительностью нападения, давностью произошедших событий, шоковым состоянием в момент нападения и после него и другими субъективными и объективными факторами, получившими оценку в приговоре.

Показания потерпевших правильно признаны судом достоверными и положены в обоснование приговора в части, согласующейся с другими доказательствами.

Ссылка в жалобе осужденного Кудинова об отсутствии сведений об обращении потерпевших за медицинской помощью для лечения постстрессовых расстройств не ставит под сомнение правдивость потерпевших о нахождении их в момент первоначальных допросов в шоковом состоянии.

Вопреки доводам жалоб, потерпевшие С иЗ в момент нападения не находились в состоянии алкогольного опьянения, которое могло бы повлиять на их сознание и поведение.

Сведений об аморальном поведении или образе жизни потерпевшего З , злоупотреблении им алкогольными напитками в материалах дела не содержится.

Из показаний потерпевших С иК усматривается, что З был спокойным, неконфликтным, не склонным к необдуманным поступкам, а поэтому утверждение Кудинова в жалобе о неправильном поведении З который якобы сам, спровоцировал их нападение на квартиру, неубедительно.

Проанализированные в приговоре показания осужденных на различных стадиях судопроизводства содержат существенные различия, убедительных мотивов изменения показаний в ходе очных ставок с Кудиновым Е.С, а также в судебном заседании осужденные не привели.

При таких обстоятельствах вывод суда о даче показаний Шабуниным и Батайкиным Д.Н. с целью облегчить положение Кудинова Е.С, с которым они находятся в дружеских отношениях, а осужденным Кудиновым Е.С. - с целью избежать уголовной ответственности за особо тяжкое преступление, является правильным.

Доводы жалоб осужденного Кудинова и его адвоката об обстоятельствах производства выстрела в потерпевшего З аналогичны позиции стороны защиты в судебном заседании. Они были проверены судом и обоснованно отвергнуты.

Оспариваемые осужденным экспертизы (комплексная баллистическая и химическая, первоначальная и дополнительная ситуационные) были назначены и проведены в соответствии с требованиями ст. ст. 195-196 УПК РФ, оценены судом в совокупности с другими доказательствами.

Нарушений процессуальных прав участников судебного разбирательства при назначении и производстве судебных экспертиз, которые повлияли или могли повлиять на содержание выводов экспертов, не допущено.

Сторона защиты и государственный обвинитель принимали участие в производстве дополнительной ситуационной экспертизы. В ходатайстве адвоката об участии Кудинова экспертизы судом отказано обоснованно с учетом места проведения экспертизы, предоставления в распоряжение экспертов показаний Кудинова о действиях осужденного и потерпевшего. При этом, поскольку Кудинов в соответствии с его позицией в момент выстрела отвернулся, взаимное расположение его и потерпевшего в момент выстрела он не описал, как не указал и конкретное расстояние от потерпевшего, на котором он находился в момент выстрела. При таких обстоятельствах отказ в удовлетворении ходатайства не ставит под сомнение достоверность выводов дополнительной ситуационной экспертизы.

Наличие у экспертов Ж иБ специальных познаний в соответствующих областях, длительный стажа экспертной работы свидетельствующий о достаточном опыта производства экспертных исследований, сомнений не вызывает.

Оснований сомневаться в компетентности экспертов в ходе их допросов Е судебном заседании не установлено.

Выводы ситуационной и дополнительной ситуационной экспертиз непротиворечивы. Заключения соответствуют требованиям ст.204 УПК РФ содержат подробное описание примененных методик, описание хода исследования, ссылки на специальную литературу. Эксперты были допрошены в судебном заседании и подробно ответили на вопросы сторон.

Ходатайство защиты о назначении еще одной дополнительной ситуационной экспертизы со ссылкой на неполноту заключения дополнительной ситуационной экспертизы ввиду отсутствия в нем сведений о моделировании ситуации, при которой следы выстрела не отложились на руке потерпевшего, разрешено судом в соответствии с законом и мотивированно отклонено.

Как следует из заключения экспертизы , с учетом описания Кудиновым Е.С. промежутка времени, прошедшего с момента рывка потерпевшего З за стволы обреза до выстрела, исчисляемого в долях секунды рука потерпевшего в любом случае должна была оказаться в зоне действия видимых продуктов выстрела (отложение копоти).

Как пояснили эксперты, действие снопа дробового снаряда проецируется на внутреннюю поверхность предплечья. Никаких следов такого воздействия на теле потерпевшего не обнаружено. При таких данных эксперты пришли к выводу о невозможности производства выстрела при обстоятельствах описанных Кудиновым Е.С. при допросе в качестве обвиняемого и в судебном заседании .

В ходе дополнительной экспертизы выяснялись условия, при которых рука потерпевшего могла оказаться вне зоны действия продуктов выстрела и снопа дроби. Вместе с тем, данные условия не соответствуют показаниям Кудинова Е.С, а поэтому был сделан вывод о невозможности производства выстрела при описанных им обстоятельствах.

Вопреки доводам жалоб, показания эксперта Ж не противоречат выводам дополнительной ситуационной экспертизы, поскольку установление конкретных фактических обстоятельств производства выстрела не входит в компетенцию экспертов.

При таких обстоятельствах ссылка в заключении дополнительной ситуационной экспертизы о невозможности ни отрицать, ни утверждать факт захвата стволов потерпевшим З и рывка за стволы, является обоснованной.

Однако, указанная ссылка не связана с объяснениями эксперта Ж

об отсутствии влияния на результаты экспертного исследования возможной погрешности, возникшей в результате использования другого экземпляра оружия.

Утверждение о возможности нажатия на спусковой крючок только при резком рывке за стволы в выводах дополнительной ситуационной экспертизы отсутствует. Ссылка на этот факт имеется в исследовательской части заключения при описании хода и результатов моделирования ситуации выстрела.

Доводы жалоб о том, что следы выстрела и кровь могли быть смыты с рук трупа З во время производства судебно-медицинской экспертизы, безосновательны.

В заключении судебно-медицинской экспертизы трупа З сведения об обмывании конечностей трупа отсутствуют. При наружном исследовании указано, что кожные покровы кистей рук трупа опачканы мазками и помарками темно-багровой засохшей крови; указаний на наличие на кистях рук видимых следов копоти, либо на внутренней поверхности предплечья следов воздействия дробового снаряда, не имеется.

Из показаний в судебном заседании судебно- медицинского эксперта К следует, что при наличии видимых следов каких-либо воздействий на трупе, они обязательно нашли бы отражение в тексте экспертизы, независимо от постановки соответствующих вопросов следователем.

В заключении дополнительной ситуационной экспертизы эксперты указали об отложении именно видимых следов копоти, а не об отложении следов продуктов выстрела . В связи с этим, обнаружение на смывах с поверхности рук потерпевших и свидетелей не видимых следов копоти, а следов продуктов выстрела, не свидетельствует об ошибочности выводов дополнительной ситуационной экспертизы.

По этим же основаниям нельзя согласиться с доводами жалоб жалобы о необнаружении следов копоти и воздействия снопа дроби судебно медицинским экспертом ввиду неиспользования специальных приборов и методов исследования.

Выводы дополнительной ситуационной экспертизы не связаны с оценкой возможности производства выстрела из обреза при неисправном ударно- спусковом механизме, поэтому показания эксперта Ж о невозможности дать соответствующее заключение в отсутствие конкретного экземпляра оружия на выводы суда не влияют.

Никаких доводов, связанных с положением тела потерпевшего, а равно доводов о том, как данное положение влияет на достоверность выводов экспертов в апелляционной жалобе осужденного Кудинова не приведено.

При допросе в судебном заседании эксперты привели убедительные мотивы толкования выводов экспертизы № 28 о дистанции выстрела со ссылками на конкретные выявленные при исследовании повреждения на футболке с трупа признаки. Каких-либо противоречий между заключением первоначальной и дополнительной ситуационных экспертиз,судебно медицинской экспертизы трупа, показаниями эксперта М не имеется.

Эксперт М при допросе в суде пояснил, что не является специалистом в области физики и химии, не имеет допуска для производства криминалистических исследований следов и обстоятельств выстрела; не владеет методикой исследования посредством контактограмм. Его показания на следствии относительно сделанного экспертом З вывода о дистанции выстрела являются частным мнением, не основанным на конкретных результатах исследования.

При таких обстоятельствах, показания эксперта М на следствии о неточном определении дистанции выстрела в экспертизе № 28 правильно не приняты во внимание судом.

Проанализировав собранные по делу доказательства в их совокупности суд пришел к правильному выводу о несостоятельности доводов Кудинова о производстве выстрела в результате рывка потерпевшего З за стволы обреза и критически оценил их.

Действия Кудинова в части причинения смерти З правильно квалифицированы по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, сопряженное с разбоем.

Выводы суда о наличии у осужденного умысла на причинение смерти потерпевшему являются правильными.

Из показаний Кудинова в ходе расследования дела и судебном заседании следует, что он ,держа руку на спусковом крючке, направил обрез в область живота или груди З .

При таких обстоятельствах, нажимая на спусковой крючок обреза нацеленного на З , Кудинов ,как правильно указал суд, предвидел возможность наступления последствий в виде смерти потерпевшего, не желал но сознательно допускал такие последствия.Оснований для переквалификации действий Кудинова на ч. 1 ст. 109 УК РФ не усматривается.

Обоснованно квалифицированы действия Кудинова и по ст. 162 ч.4 п. «в УК РФ.

Доводы жалобы адвоката Власова Р.Н. о том, что органами следствия и судом неправильно определены действия, совершенные каждым из осужденных

в ходе разбойного нападения, противоречит исследованным в судебном

заседании доказательствам.

Сам Шабунин при допросе в качестве обвиняемого, на очных ставках с

Кудиновым и Батайкиным , а также в судебном заседании давал

последовательные показания о том, что он и Кудинов использовали в ходе

нападения обрезы охотничьих ружей, а Батайкин Д.Н. был вооружен битой.

Шабунин не отрицал, что именно он нанес удар обрезом ружья С ., а в

дальнейшем забрал из квартиры потерпевших принадлежащий К

ноутбук. Аналогичные показания в этой части дали Кудинов и Батайкин.

Мотивов для самооговора Шабунина не имеется.

При таких обстоятельствах доводы жалобы адвоката Власова Р.Н. о

неправильном установлении судом фактических обстоятельств дела,

безосновательны.

Нарушений положений ст. 252 УПК РФ, а также права на защиту

Шабунина И В . и других осужденных судом не допущено.

Поскольку препятствий для вынесения итогового решения по делу у суда

не имелось, то и оснований для возвращения дела прокурору в порядке ст. 23 7

УПК РФ суд не усмотрел.

Действиям Шабунина и Батайкина также дана правильная юридическая

оценка, выводы суда мотивированы и аргументированы.

При назначении наказания всем осужденным суд учел характер и

степень общественной опасности совершенных преступлений, являющихся

особо тяжкими, конкретные обстоятельства дела, данные о личности .

Все смягчающие обстоятельства, на которые имеется ссылка в

апелляционных жалобах осужденных Батайкина,Шабунина и их адвокатов

судом учтены.

Вывод суда о возможности исправления осужденных только в условиях

изоляции от общества мотивирован. Исключительных обстоятельств,

существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления,

совершенного Батайкиным и Шабуниным в судебном заседании не установлено.

Оснований для признания смягчающим наказание Шабунина

обстоятельство активного способствования раскрытию и расследованию

преступления не имеется. Исключительных обстоятельств, свидетельствующих

о необходимости назначения наказания с применением ст. 64 УК РФ, а равно

для изменения категории преступления в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ, не

установлено.

Назначенное осужденным наказание является справедливым, оснований

для его смягчения не имеется.

Оснований для исключения времени отбытия наказания Кудиновым по

приговору Томского районного суда от 24 июня 2009 года из срока наказания,

назначенного по настоящему приговору не имеется, поскольку наказание на

основании ч.5 ст. 69 УК РФ по совокупности с данным приговором не

назначалось.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора,

не установлено.

!

В силу изложенного, руководствуясь ст. 38913, 38920, 38928, 38933 УПК РФ судебная коллегия

определила:

приговор Томского областного суда от 5 июля 2016 года в отношении Кудинова Е С Батайкина Д Н и Шабунина И В оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 195 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта