Информация

Решение Верховного суда: Определение N 53-О11-48СП от 18.08.2011 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 53-011-48СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а « 18 » а в г у с т а 2011 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Зыкина В.Я.,

судей Боровикова В.П., Фетисова СМ.

при секретаре Никулищиной А.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационные представление государственного обвинителя Кисельман А.В. и жалобы осужденных Гришана Р.С. и Шушакова М.Я. на приговор Красноярского краевого суда от 23 июля 2010 года, которым:

Г Р И Ш А Н Р С ,

ранее судимый:

- 15 апреля 2009 г. - по ст. 158 ч. 2 п. «в» УК РФ к 2 годам лишения

свободы условно с испытательным сроком 2 года;

- 10 июня 2009 г. - по ст. 119 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы

условно с испытательным сроком 2 года осужден по ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст. 105 ч.2 пп. «ж,з» УК РФ - к 17 годам лишения свободы, по ст. 150 ч. 4 УК РФ - к 6 годам лишения свободы, по ст. 175 ч. 1 УК РФ - к 1 году лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 22 года лишения свободы.

На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по приговорам от 15 апреля 2009 г. и от 10 июня 2009 г., к назначенному по настоящему приговору наказанию частично присоединено не отбытое по предыдущим приговорам наказание и в силу положений ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 23 года лишения свободы в исправительной колонии строго режима;

Ш У ША КОВ М Я ,

несудимый осужден, с учетом положений ст. 88 и 89 УК РФ, по ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 пп. «ж,з» УК РФ - к 6 годам лишения свободы, по ст. 158 ч. 1 УК РФ - к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 5% заработка ежемесячно в доход государства.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 9 лет лишения свободы в воспитательной колонии.

По делу разрешен гражданский иск и определена судьба вещественных доказательств.

Этим же приговором осужден Сидристый В В , в отношении которого приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., объяснения адвокатов Карпухина С В . и Шинелевой Т.Н., поддержавших доводы кассационных жалоб, суждения адвоката Чегодайкина А.Н., выступление прокурора Киселевой М.В., не поддержавшей кассационное представление, судебная коллегия

установила:

согласно приговору, постановленному на основании обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей, Гришан Р.С. и Шушаков М.Я осуждены за разбойное нападение на Е совершенное по предварительному сговору между собой и с Сидристым В.В., с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, в ходе которого они убили потерпевшего. Кроме того, Шушаков М.Я осужден за кражу сотового телефона, принадлежащего Е а Гришан Р.С. - за заранее не обещанное приобретение и сбыт указанного сотового телефона. Гришан Р.С. также осужден за вовлечение несовершеннолетних Шушакова М.Я. и Сидристого В.В. «... в преступную группу и в совершение особо тяжкого преступления».

Преступления совершены 18 июля 2009 г. в г при указанных в приговоре обстоятельствах.

В кассационном представлении государственный обвинитель Кисельман А.В. ставит вопрос об изменении приговора в отношении Гришана Р.С. и Шушакова М.Я. и исключении из него осуждения Шушакова М.Я. и Гришана Р.С. по ст. 158 ч. 1 и 175 ч. 1 УК РФ соответственно.

По мнению автора кассационного представления, суд первой инстанции излишне квалифицировал действия Шушакова М.Я. по факту похищения им сотового телефона по ч. 1 ст. 158 УК РФ и действия Гришана Р.С. по факту приобретения и продажи им похищенного Шушаковым М.Я. сотового телефона у потерпевшего Е так как присяжные заседатели признали установленным, что Шушаков М.Я. и Сидристый В.В. согласились с предложением Гришана Р.С. о завладении автомобилем Е

Учитывая данные обстоятельства, государственный обвинитель Кисельман А.В. полагает, что «Таким образом все трое подсудимых вступили между собой в предварительный сговор, направленный на хищение имущества Е ». Отдельная юридическая квалификация действий, связанных с изъятием и дальнейшей продажей сотового телефона, как указано в кассационном представлении, является излишней потому, что телефон был приобретен в процессе разбойного нападения.

В кассационной жалобе осужденный Гришан Р.С. просит отменить приговор «... и направить дело на дополнительное расследование».

По его мнению, присяжные заседатели не приняли во внимание показания Сидристого В.В. и Шушакова М.Я., данные ими в суде 14 июля 2010 г., о том, что в ходе предварительного следствия они оговорили его с той целью, чтобы избежать сурового наказания, а поэтому ранее они давали такие показания, которые были нужны следователю. При этом он приводит содержание определенных показаний Сидристого В.В. и Шушакова М.Я. и делает свои соответствующие выводы, указав одновременно на их противоречивость.

В дополнениях к кассационной жалобе Гришан Р.С. указал, что адвокат Ильков В.В. осуществлял его защиту ненадлежащим образом, 5 апреля 2010 г в отсутствие его защитника его ознакомили с постановлением о привлечении в качестве обвиняемого, не знакомясь с материалами уголовного дела, он все же поставил свои подписи в графике ознакомления с материалами уголовного дела ввиду его фальсификации, при выполнении ст. 217 УПК РФ (в отсутствие защитника) ему не разъяснили особенности рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей, при назначении судебных экспертиз ему не разъяснили его права, с постановлением о назначении соответствующих экспертиз он был ознакомлен после их проведения, в ходе судебного разбирательства он также не был обеспечен квалифицированной юридической помощью, вынесенный вердикт является незаконным, неясным и противоречивым, при формировании коллегии присяжных заседателей не были соблюдены требования ст. 328 УПК РФ, председательствующий ознакомил стороны с ходатайством о мотивированном отводе кандидатов в присяжные заседатели в присутствии последних, в нарушение ч. 2 ст. 335 УПК РФ во вступительном слове государственный обвинитель не предложил порядок исследования доказательств, в результате чего он не смог высказать свое мнение по данному вопросу, доказательства, не все доказательства представленные стороной обвинения на суд присяжных заседателей, были указаны в обвинительном заключении, что существенно затруднило его защиту от предъявленного обвинения, вопреки положениям ч. 7 ст. 335 УПК РФ в присутствии присяжных заседателей обсуждались вопросы об исследовании первоначальных показаний потерпевших, обвиняемых, свидетелей ввиду их противоречивости, в том числе и в случае, когда свидетель Р не мог вспомнить дату и сумму покупки им у него сотового телефона.

Осужденный Гришан Р.С. считает, что в присутствии присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства, заключения судебных экспертиз таковыми являются по той причине, что при их назначении и проведении не были соблюдены требования ст. 195 и 198 УПК РФ, при формировании коллегии присяжных суд не учел, что у кандидатов в присяжные заседатели М иС муж работает в СИЗО (где он содержится) и сын является сотрудником прокуратуры соответственно С скрыла факт о том, что ее муж является мэром г. Канска Указанные выше обстоятельства, как полагает осужденный, свидетельствуют о нарушении ст. 328 УПК РФ при формировании коллегии присяжных заседателей.

Гришан Р.С. обращает внимание на то, что у кандидата в присяжные заседатели М есть сын - П который содержался в одной камере с Шушаковым М.Я., однако М скрыла это обстоятельство при формировании коллегии присяжных заседателей, с связи с чем 13 июля 2010 г. он заявил ей отвод.

По мнению Гришана Р.С, председательствующий необоснованно оставил без внимания его ходатайство о допросе в качестве свидетелей М М О и Б для подтверждения того обстоятельства, что в ходе предварительного следствия Шушаков М.Я. и Сидристый В.В. оговорили его.

Кроме того, в кассационной жалобе он ссылается на то, что его неоднократные просьбы оказать ему юридическую помощь при написании кассационной жалобы остались неразрешенными, адвокат Ильков В.В. после разбирательства он также не был обеспечен квалифицированной юридической помощью, вынесенный вердикт является незаконным, неясным и противоречивым, при формировании коллегии присяжных заседателей не были соблюдены требования ст. 328 УПК РФ, председательствующий ознакомил стороны с ходатайством о мотивированном отводе кандидатов в присяжные заседатели в присутствии последних, в нарушение ч. 2 ст. 335 УПК РФ во вступительном слове государственный обвинитель не предложил порядок исследования доказательств, в результате чего он не смог высказать свое мнение по данному вопросу, доказательства, не все доказательства представленные стороной обвинения на суд присяжных заседателей, были указаны в обвинительном заключении, что существенно затруднило его защиту от предъявленного обвинения, вопреки положениям ч. 7 ст. 335 УПК РФ в присутствии присяжных заседателей обсуждались вопросы об исследовании первоначальных показаний потерпевших, обвиняемых, свидетелей ввиду их противоречивости, в том числе и в случае, когда свидетель Р не мог вспомнить дату и сумму покупки им у него сотового телефона.

Осужденный Гришан Р.С. считает, что в присутствии присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства, заключения судебных экспертиз таковыми являются по той причине, что при их назначении и проведении не были соблюдены требования ст. 195 и 198 УПК РФ, при формировании коллегии присяжных суд не учел, что у кандидатов в присяжные заседатели М иС муж работает в СИЗО (где он содержится) и сын является сотрудником прокуратуры соответственно С скрыла факт о том, что ее муж является мэром г Указанные выше обстоятельства, как полагает осужденный, свидетельствуют о нарушении ст. 328 УПК РФ при формировании коллегии присяжных заседателей.

Гришан Р.С. обращает внимание на то, что у кандидата в присяжные заседатели М есть сын - П который содержался в одной камере с Шушаковым М.Я., однако М скрыла это обстоятельство при формировании коллегии присяжных заседателей, с связи с чем 13 июля 2010 г. он заявил ей отвод.

По мнению Гришана Р.С, председательствующий необоснованно оставил без внимания его ходатайство о допросе в качестве свидетелей М М О и Б для подтверждения того обстоятельства, что в ходе предварительного следствия Шушаков М.Я. и Сидристый В.В. оговорили его.

Кроме того, в кассационной жалобе он ссылается на то, что его неоднократные просьбы оказать ему юридическую помощь при написании кассационной жалобы остались неразрешенными, адвокат Ильков В.В. после вынесения обвинительного приговора обещал прийти в следственный изолятор и оказать ему необходимую юридическую помощь, однако он не пришел, он несколько раз звонил адвокату Илькову В.В. (8-902-911-67-47, 8-983-163-41- 33), но тот игнорировал его просьбы, в связи с этим он обращался в различные инстанции - в Красноярскую краевую коллегию адвокатов, в межрайонную прокуратуру г. , где также не был положительно разрешен озвученный им выше вопрос относительно защитника. Указав на длительный срок неознакомления его с протоколом судебного заседания (обвинительный приговор постановлен 23 июля 2010 г., ходатайство об ознакомлении с протоколом судебного заседания и с материалами уголовного дела он написал 26 июля 2010 г., с протоколом судебного заседания его ознакомили 31 мая 2011 г., то есть по прошествии более 10 месяцев со дня написания им заявления, что отразилось на невозможности подать замечания на протокол судебного заседания в полном объеме), осужденный Гришан Р.С. считает, что после постановления приговора председательствующий по делу судья необоснованно отказал ему в удовлетворении ряда ходатайств, а именно: 1 и 11 марта 2011 г. он просил истребовать из ИВС МУВД информацию о том, когда он, Шушаков М.Я. и Сидристый В.В. были этапированы в данное учреждение из СИЗО- г. Канска, 10 и 23 мая 2011 г. он ходатайствовал о допуске в качестве защитника наряду с адвокатом Мошкина В.Г., в том числе и для оказания юридической помощи для написания кассационной жалобы, 7 июня 2011 г. он подал заявление об изготовлении в полном объеме копии материалов уголовного дела для Мошкина В.Г. за его же счет.

Осужденный Гришан Р.С. также указывает на то, что ему не вручили копию дополнений к кассационной жалобе осужденного Шушакова М.Я.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Шушаков М.Я просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, указав, что Гришан Р.С. не участвовал в убийстве Е которое совершили он и Сидристый В.В., в ходе предварительного следствия он оговорил Гришана Р.С.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационных представления и жалоб, судебная коллегия считает необходимым изменить приговор в отношении Гришана Р.С. и Шушакова М.Я. по следующим основаниям.

Согласно приговору Шушаков М.Я. и Гришан Р.С. осуждены, в том числе, по ст. 158 ч. 1 и 175 ч. 1 УК РФ соответственно.

Указанные преступления, совершенные 18 июля 2009 г., относятся к категории небольшой тяжести. Кражу сотового телефона совершил Шушаков М.Я. в несовершеннолетнем возрасте.

В силу положений ст. 15 ч. 2, 78 ч. 1 п. «а» и 94 УК РФ срок давности уголовного преследования за кражу составляет 1 год со дня совершения преступления, а за приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, - 2 года.

Указанные сроки давности уголовного преследования истекли во время судебного разбирательства в суде первой инстанции, а поэтому Шушаков М.Я и Гришан Р.С. подлежат освобождению от наказания по ст. 158 ч. 1 и 175 ч. 1 УК РФ соответственно.

При таких обстоятельствах и с учетом внесенных в ст. 175 ч. 1 УК РФ изменений (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ судебная коллегия не находит оснований для переквалификации действий Гришана Р.С. по указанному выше преступлению.

Действия Шушакова М.Я. необходимо переквалифицировать со ст. 158 ч. 1 УК РФ на ст. 158 ч. 1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ).

В то же время судебная коллегия не может согласиться с доводом автора кассационного представления об исключении из приговора осуждения Шушакова М.Я. по ст. 158 ч. 1 УК РФ и Гришана Р.С по ст. 175 ч. 1 УК РФ.

Данная позиция является ошибочной. Указанная судом юридическая квалификация действий осужденных является правильной и обоснованной.

При этом суд верно исходил из фактических обстоятельств, признанных установленными коллегией присяжных заседателей. Вопросный лист составлен с учетом предъявленного обвинения и в соответствии с положениями ст. 252 УПК РФ.

Присяжные заседатели признали доказанным, что Гришан Р.С Шушаков М.Я. и Сидристый В.В. напали на Е с целью завладения автомобилем. Их умыслом не охватывалось завладение другого имущества.

В ходе нападения Шушаков М.Я. изъял сотовый телефон потерпевшего При этом он действовал незаметно для остальных лиц.

Впоследствии об этом узнал Гришан Р.С. и забрал у Шушакова М.Я сотовый телефон, который позднее он продал Р Поэтому суд правильно квалифицировал самостоятельно указанные выше действия Шушакова М.Я. и Гришана Р.С. по ст. 158 ч. 1 и 175 ч. 1 УК РФ соответственно.

Суждения автора кассационного представления о том, что эти действия охватываются разбойным нападением, не соответствуют предъявленному обвинению и противоречат требованиям ст. 252 УПК РФ, так как в таком случае следует вести речь об изменении обвинения на более тяжкое и ухудшении положения данных осужденных, что, в конечном счете, влечет нарушение их права на защиту.

При назначении Шушакову М.Я. наказания суд учел положения ст. 88 и 89 УК РФ.

Разрешая данный вопрос, в приговоре суд указал на необходимость того что при этом следует учитывать явку с повинной Шушакова М.Я., его активное способствование раскрытию преступлений, изобличению других участников преступлений и розыску имущества потерпевшего.

Обстоятельств, отягчающих его наказание, судом не установлено.

При таких обстоятельствах при назначении ему наказания суд должен был сослаться на требования ч. 1 ст. 62 УК РФ, однако он не сделал этого.

В соответствии со ст. 57 ч. 2 и 59 ч. 2 УК РФ пожизненное лишение свободы и смертная казнь не назначается лицам, совершившим преступления в возрасте до 18 лет, а поэтому положения ч. 1 ст. 62 УК РФ применяются к несовершеннолетним, совершившим преступления, за которые санкция статьи Уголовного кодекса РФ предусматривает наказание в виде пожизненного лишения свободы или смертной казни.

В этом случае две трети следует исчислять от максимального наказания с учетом положений ч. 6 ст. 88 УК РФ.

Суд назначил Шушакову М.Я. по п. «в» ч. 4 ст. 162 и пп. «ж,з» ч. 2 ст. 105 УК РФ наказание в виде 5 и 6 лет лишения свободы соответственно, что фактически свидетельствует о соблюдении требований ч. 1 ст. 62 и ст. 88 ч. 6 УК РФ, а поэтому судебная коллегия не усматривает оснований для снижения назначенного ему срока наказания по указанным выше статьям Уголовного кодекса РФ.

В приговоре при назначении Гришану Р.С. наказания суд сослался на смягчающие обстоятельства, в том числе на то, что он изобличил других участников преступлений. Обстоятельств, отягчающих его наказание, не установлено.

Вместе с тем при назначении ему наказания по ст. 150 ч. 4 УК РФ суд не учел положения ч. 1 ст. 62 УК РФ, назначив ему по данному уголовному закону 6 лет лишения свободы, хотя срок наказания не должен превышать 5 лет 4 месяца лишения свободы, в связи с чем подлежит снижению назначенный Гришану Р.С. по ч. 4 ст. 150 УК РФ срок наказания. Неточность использованной судом первой инстанции формулировки не может влиять на существо принятого решения. Нет оснований для снижения назначенного Гришану Р.С. по ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ срока наказания, так как, несмотря на отсутствие в приговоре ссылки на ч. 1 ст. 62 УК РФ, срок наказания назначен в пределах закона.

В остальной части приговор в отношении Гришана Р.С. и Шушакова М.Я следует оставить без изменения, а кассационные представление и жалобы - без удовлетворения.

Доводы кассационных жалоб не основаны на фактических данных и законе.

Согласно положению ч.2 ст.379 УПК РФ «Основаниями отмены либо изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, являются основания, предусмотренные пунктами 2-4 части первой настоящей статьи».

Таких оснований в кассационных жалобах не приведено.

В ходе предварительного слушания Гришан Р.С. поддержал свое прежнее ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом присяжных заседателей (т.9 л.д.49).

При этом ему были разъяснены особенности рассмотрения дела судом присяжных заседателей.

Осужденный сам выбрал данную форму судопроизводства.

Особенности рассмотрения дела с участием присяжных заседателей, в том числе порядок и основания отмены либо изменения обвинительного приговора постановленного на основании вердикта присяжных заседателей, были разъяснены Гришану Р.С. при выполнении требований ст.217 ч.5 УПК РФ, о чем свидетельствует соответствующий процессуальный документ от 12 апреля 2010 года (т.7 л.д.227-232), в котором имеются подписи Гришана Р.С. и его защитника Илькова В.В.

Из данного протокола следует, что Гришан Р.С. и адвокат Ильков В.В ознакомились со всеми материалами уголовного дела, что подтвердили своими подписями.

В тот же день (т.7 л.д.234) Гришан Р.С. и адвокат Ильков В.В. подали заявление о рассмотрении уголовного дела судом присяжных заседателей.

Совокупность изложенных выше данных опровергает доводы осужденного Гришана Р.С. о том, что он не знакомился с материалами уголовного дела, при этом отсутствовал его защитник, при выполнении требований ст.217 ч.5 УПК РФ ему не разъяснили особенности рассмотрения уголовного дела судом присяжных заседателей, следователь ввел его в заблуждение, а поэтому он был вынужден избрать такую форму судопроизводства.

При сложившихся обстоятельствах следует сделать вывод, что довод осужденного Гришана Р.С. о том, что его оговорили Шушаков М.Я. и Сидристый В.В., как и аналогичный довод осужденного Шушакова М.Я., не может быть предметом кассационного рассмотрения.

При этом необходимо отметить, что в присутствии присяжных заседателей Шушаков М.Я. и Сидристый В.В. (т.7 л.д.152, 157, 159, 160, 162 и 163) частично опровергали свои первоначальные показания и утверждали, что ранее они оговорили Гришана Р.С, указав при этом причину этого.

В напутственном слове (т.9 л.д.95) председательствующий напомнил об измененных выше показаниях Шушакова М.Я. и Сидристого В.В., а также о позиции Гришана Р.С.

Принцип состязательности и равноправия сторон соблюден, у присяжных заседателей было право выбора. Фактические обстоятельства дела, признанные установленными коллегией присяжных заседателей, не могут быть оспорены стороной защиты.

В кассационных жалобах не приведены убедительные доводы свидетельствующие о нарушении уголовно-процессуального закона как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании, о чем речь идет в ст.381 УПК РФ, влияющие на законность, обоснованность и справедливость оспариваемого обвинительного приговора.

Из постановления о привлечении в качестве обвиняемого Гришана Р.С. от 5 апреля 2010 года (т.7 л.д.101-109) следует, что при этом присутствовал адвокат Ильков В.В.

Тогда же Гришану Р.С. и его защитнику была вручена копия данного процессуального документа.

Ни на чем основано утверждение Гришана Р.С. о том, что в ходе предварительного следствия и в суде адвокат Ильков В.В. осуществлял его защиту ненадлежащим образом.

На протяжении всего состоявшегося процесса Гришан Р.С. не отказывался от услуг адвоката Илькова В.В.

В присутствии присяжных заседателей исследовались лишь допустимые доказательства. Ознакомление Гришана Р.С. с постановлениями о назначении и проведении соответствующих экспертиз после получения их результатов есть свидетельство определенного несоблюдения требований ст. 195 и 198 УПК РФ.

Однако данное отступление от закона не является достаточным основанием для признания выводов различных экспертиз недопустимыми доказательствами.

Ознакомившись с данными документами на более позднем этапе Гришан Р.С. и его защитник не заявили какие-либо ходатайства, в том числе о назначении и проведении необходимых, по их мнению, дополнительных либо повторных судебных экспертиз.

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с положениями ст.328 УПК РФ.

Из протокола судебного заседания усматривается, что кандидат в присяжные заседатели М сообщила о том, что ее муж работает в СИЗО г.Канска.

В процессе формирования коллегии присяжных заседателей кандидат в присяжные заседатели С сообщила о том, что ее сын работает в прокуратуре.

Однако сторона защиты мотивированный либо немотивированный отвод указанным выше кандидатам в присяжные заседатели не заявила. Как следует из протокола судебного заседания, в процессе формирования коллегии присяжных заседателей стороны не выясняли у явившихся в суд кандидатов в присяжные заседатели, у кого из них родственники являются руководителями или заместителями руководителей органов исполнительной власти, а поэтому довод Гришана Р.С. о сокрытии С информации о том, что ее муж является мэром г , не соответствует действительности. Учитывая заданные кандидатам в присяжные заседатели вопросы, необходимо прийти к выводу, что М не скрыла никакой информации.

Нельзя согласиться с доводом Гришана Р.С. о том, что он был лишен права на защиту после постановления приговора до направления материалов уголовного дела в Верховный Суд РФ для кассационного рассмотрения.

Согласно ч.1 ст.48 Конституции РФ «Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи...». Положения данной нормы получили свое развитие в Уголовно-процессуальном кодексе РФ, в частности в ст.47 УПК РФ, где говорится о праве обвиняемого пользоваться помощью защитника, в том числе бесплатно в случаях, предусмотренных законом. Данное право принадлежит обвиняемому на всех этапах уголовного процесса. Это относится и к этапу после вынесения обвинительного приговора.

Из ст.6 ч.4 п.6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ следует, что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты.

Согласно требованиям пп.2 и 4 ч.1 ст.7 данного закона адвокат обязан исполнять требования закона об обязательном его участии в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению суда, соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката.

Данным положениям закона корреспондируют правила, установленные Кодексом профессиональной этики адвоката.

В его ч.8 ст. 10 указано, что «Обязанности адвоката, установленные Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», при оказании им юридической помощи доверителям бесплатно или ... по назначению суда в случаях, предусмотренных федеральным законом, не отличаются от обязанностей при оказании юридической помощи за гонорар».

Из положения ч.4 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката усматривается, что адвокат-защитник должен обжаловать приговор вынесенный в отношении своего подзащитного по его просьбе.

В ч.2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката говорится о том что адвокат, принявший в порядке назначения поручение на защиту по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты и должен выполнять обязанности защитника до стадии подготовки и подачи кассационной жалобы на приговор суда по делу его подзащитного.

Изложенные выше положения, взаимосвязанные между собой, по настоящему уголовному делу не нарушены.

Из имеющихся материалов не следует, что после постановления приговора Гришан Р.С. обращался к адвокату Илькову В.В. с просьбой об оказании ему юридической помощи на стадии подготовки и подачи кассационной жалобы.

Гришан Р.С. длительное время знакомился с материалами уголовного дела в силу различных причин, в том числе в связи с голодовкой и неудовлетворительным состоянием здоровья.

Согласно справке из следственного изолятора 31 мая 2011 г. Гришана Р.С. посещал адвокат Ильков В.В.

При таких обстоятельствах нельзя согласиться с доводом осужденного Гришана Р.С. о нарушении его права на защиту на определенном этапе. Не основана на законе его просьба, обращенная в суд первой инстанции после постановления приговора (в период ознакомления с материалами уголовного дела), о допуске в качестве «общественного защитника» Мошкина В.Г.

Судебное следствие проведено с соблюдением требований ст.335 УПК РФ.

При этом не были нарушены положения ст.334 УПК РФ.

Отсутствие во вступительном слове государственного обвинителя позиции относительно порядка исследования доказательств не может ставить под сомнение законность, обоснованность и справедливость приговора.

При исследовании доказательств принцип состязательности и равноправия сторон соблюден.

Осужденный Гришан Р.С. имел реальную возможность защищаться от предъявленного обвинения и высказывать свои суждения по поводу представленных на суд присяжных заседателей стороной обвинения доказательств.

Разрешение в присутствии присяжных заседателей ходатайств об исследовании первоначальных показаний свидетелей ввиду их противоречивости (при отсутствии возражений на предмет их недопустимости не есть свидетельство нарушения требований ст.334 УПК РФ.

Вердикт является ясным и непротиворечивым.

Действия осужденных судом квалифицированы правильно.

Присяжные заседатели признали доказанным, что в ходе нападения с целью завладения автомобилем Гришан Р.С решил лишить жизни Е,

для чего он ударил ногой по голове потерпевшего.

При этом он потребовал, чтобы Шушаков М.Я. и Сидристый В.В. лишили жизни Е

Затем Шушаков М.Я. и Сидристый В.В. нанесли удары ножом по телу потерпевшего.

Через определенное время по велению Гришана Р.С Шушаков М.Я решил «добить» Е для чего взял вилы и не менее двух раз ударил ими в левый бок и грудную клетку потерпевшего. От полученных телесных повреждений Е скончался.

Установленные коллегией присяжных заседателей фактические обстоятельства свидетельствуют о том, что Гришан Р.С, действуя совместно с Шушаковым М.Я. и Сидристым В.В., непосредственно совершил действия направленные на лишение жизни Е а поэтому он является соисполнителем убийства.

Юридическая квалификация остальных действий осужденных не вызывает сомнений.

В материалах дела есть данные, свидетельствующие о том, что Гришан Р.С. получил дополнения к кассационной жалобе осужденного Шушакова М.Я на которые он подал возражения, излагая при этом суждения относительно недостоверности первоначальных показаний Шушакова М.Я. и Сидристого В.В.

При назначении наказания суд учел общие начала назначения наказания указанные в ст.60 УК РФ (за исключением внесенных в приговор изменений).

Приговор соответствует требованиям ст.297 УПК РФ.

Руководствуясь ст.377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Красноярского краевого суда от 23 июля 2010 года в отношении Гришана Р С и Шушакова М Я изменить:

- действия Шушакова М.Я. переквалифицировать со ст. 158 ч.1 УК РФ на ст. 158 ч.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), по которой назначить 5 месяцев исправительных работ с удержанием 5% заработка ежемесячно в доход государства;

- освободить Шушакова М.Я. и Гришана Р.С. от назначенного по ст. 158 ч.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) и ст. 175 ч.1 УК РФ наказания соответственно в связи с истечением сроков давности уголовного преследования;

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ст. 162 ч.4 п. «в» и 105 ч.2 пп. «ж», «з» УК РФ, путем частичного сложения наказаний осужденному Шушакову М Я окончательно назначить 8 лет 11 месяцев лишения свободы;

- снизить Гришану Р.С. назначенный по ст. 150 ч.4 УК РФ с применением ст.62 ч.1 УК РФ срок наказания до 5 лет лишения свободы;

- в соответствии со ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ст. 162 ч.4 п. «в», 105 ч.2 пп. «ж», «з» и 150 ч.4 УК РФ, путем частичного сложения наказаний Гришану Р.С. назначить 21 год лишения свободы.

К назначенному наказанию частично присоединить не отбытое по приговорам от 15 апреля 2009 г. и от 10 июня 2009 г. наказание и на основании ст.70 УК РФ по совокупности приговоров осужденному Гришану Р С окончательно назначить 22 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор в отношении Гришана Р.С. и Шушакова М.Я оставить без изменения, а кассационные представление и жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 195 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта