Информация

Решение Верховного суда: Определение N 66-АПУ15-34 от 15.09.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №66-АПУ 15-34

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г.Москва 15 сентября 2015г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Сабурова Д.Э.,

судей - Климова А.Н., Таратуты И.В при секретаре - Поляковой А.С с участием государственного обвинителя - прокурора Филимоновой СР защитников - адвокатов Артеменко Л.Н., Цапина В.И., Шаповаловой Н.Ю представивших удостоверения №№ , , и ордера №№ ,,

соответственно осужденных Гросса М.В., Литвинова Д.С, Марина Е.В рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Гросса М.В., Литвинова Д.С, Марина Е.В., их защитников адвокатов Андреева А.А., Алтаева П.А. на приговор Иркутского областного суда от 24 июня 2015 года, которым

Гросс М В ,

не судимый осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1

год с установлением перечисленных в приговоре ограничений и обязанностей;

Литвинов Д С,

не судимый осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год с установлением перечисленных в приговоре ограничений и обязанностей;

Марин Е В ,

не судимый осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год с установлением перечисленных в приговоре ограничений и обязанностей.

Заслушав доклад судьи Сабурова Д.Э., выступления в режиме видеоконференц-связи осужденных Гросса М.В., Литвинова Д.С Марина ЕВ., их защитников адвокатов Артеменко Л.Н., Цапина В.И Шаповалову Н.Ю., поддержавших доводы апелляционных жалоб возражения прокурора Филимоновой СР., полагавшей необходимым жалобы оставить без удовлетворения, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

по приговору суда Гросс, Литвинов и Марин осуждены за убийство

С группой лиц.

Преступление совершено в ночь на 28 февраля 2014 года в

г. при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционной жалобе осужденный Гросс полагает приговор

незаконным и необоснованным, а выводы суда - несоответствующими

фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что в ходе следствия и в

суде он давал последовательные показания, которые подтверждаются

показаниями Л Б и А

Утверждает, что с его стороны был лишь один удар потерпевшему о чем и показывали перечисленные лица. При этом А характеризует его как замах.

Считает, что суд не в полной мере оценил показания всех участников и очевидцев, как в отдельности, так и в совокупности, в связи с чем, просит приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение.

Адвокат Андреев А.А. в защиту осужденного Гросса М.В. в апелляционной жалобе указывает, что исследованными доказательствами не опровергаются показания Гросса на предварительном следствии и в судебном заседании о том, что тот нанес потерпевшему лишь один удар в самом начале конфликта около кафе. Инициатором вывезти потерпевшего на кладбище не являлся, в избиении С на кладбище Литвиновым и Мариным сам участия не принимал, наоборот разнимал их, умысла на убийство у него не было, находился с потерпевшим в приятельских отношениях, знал его сестру.

Анализируя показания Литвинова и Б в судебном заседании делает вывод, что их показания согласуются с показаниями Гросса.

Полагает, что суд неправильно оценил показания Б необоснованно отверг ее доводы о том, что на следствии она давала показания под давлением сотрудников правоохранительных органов.

Обращает внимание, что в приговоре суд ссылается на показания свидетеля А о том, что на кладбище Гросс ударил С кулаком по голове, после чего его начали избивать ногами все трое осужденных, а Литвинов прыгнул в область головы лежащего потерпевшего. Вместе с тем, А ни на следствии, ни в суде не описывал детально действия каждого из осужденных в части нанесения ударов ногами. Он лишь пояснял, что не видел конкретно, кто и куда наносил удары, т.е. в этой части его показания об ударах Гросса ногами по голове потерпевшего являются предположением, что не могло быть положено в основу обвинения.

Также в обоснование виновности Гросса суд ссылается на показания Марина. Однако они не согласуются с показаниями других лиц, сам Марин является крайне заинтересованным лицом, и принятие во внимание его показаний без подкрепления их другими доказательствами недопустимо.

Кроме того, адвокат Андреев А.А. не согласен с квалификацией действий Гросса по ст. 105 УК РФ, т.к. считает недоказанным умысел на убийство. Указывает, что после избиения С был жив Литвинов и А предлагали увезти его в больницу, но по пути следования тот скончался. Это подтверждается и заключением судебно медицинской экспертизы о том, что смерть наступила не сразу, а спустя длительный промежуток времени, т.е. действия Гросса могли быть квалифицированы лишь по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Вместе с тем, с учетом своих доводов просит об отмене приговора и оправдании Гросса.

Осужденный Литвинов в апелляционной жалобе указывает, что суд не установил, от чьих конкретно действий, от чьего и какого удара последовала смерть потерпевшего.

Считает, что указав в приговоре на активное способствование Гросса, Марина и его, Литвинова, изобличению и уголовному преследованию других соучастников, суд должен был решить вопрос о привлечении А который привез канистру с бензином, т.е являлся пособником, и Б за дачу заведомо ложных показаний т.к. ее показания в суде признаны ложными.

По его мнению, судом не установлен умысел на убийство в его действиях, не конкретизирована степень его участия, не принято во внимание, что, исходя из показаний Д Г и А именно Гросс спровоцировал преступление, а Марин подстрекал к нему Не устранены противоречия в показаниях как их самих, так и свидетелей.

Полагает, что приговор подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В дополнениях к жалобе Литвинов обращает внимание на противоречивость выводов суда.

Указывает, что, с одной стороны, суд признал показания Б недостоверными, а, с другой, положил в основу его, Литвинова обвинение.

Просит учесть, что показания свидетелей Д и Г даны со слов А который им излагал свою версию произошедшего. При этом А ни в судебном заседании, ни в ходе предварительного расследования не мог четко описать его, Литвинова, действия, т.е. его показания содержат предположения, которые не могут быть положены в основу приговора.

Считает, что судом не доказано, что именно от его действий последовала смерть потерпевшего, на проводе его отпечатков пальцев и потовыделений не обнаружено, и учитывая, что смерть С как указано в заключениях № наступила через длительный промежуток времени, его действия могли быть квалифицированы лишь по ст. 111 УК РФ.

Полагает недопустимым доказательством протокол проверки показаний Б , т.к. данное следственное действие проводилось без понятых.

Выражает ту же просьбу об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение.

Адвокат Алтаев П.А. в защиту Литвинова Д.С. в апелляционной жалобе выражает несогласие с приговором. Считает, что суд при оценке действий Литвинова не учел и не принял во внимание, что Литвинов ни возле кафе, ни на кладбище потерпевшего не избивал, лишь в какой-то момент хотел пнуть, но оступился и по неосторожности наступил ногой на лежащего лицом вниз С Не отрицая, что Литвинов брал в руки конец провода, настаивает на том, что он не душил потерпевшего. Действия Литвинова выразились лишь в том, что тот как и все обливал труп бензином и поджигал его.

Обращает внимание, что конфликт с потерпевшим начался еще возле кафе, где Гросс ударил С в лицо, отчего пошла кровь, т.е удар был достаточно сильным. Затем возле цветочного магазина Гросс продолжил избивать С руками и ногами, затем бесчувственного потерпевшего посадили в машину, привезли на кладбище. При этом по дороге в машине Гросс продолжал избивать С На кладбище, когда его вытащили из машины, Гросс еще раз ударил С после чего тот упал и больше не поднимался В тоже время прокурор исключил из обвинения факт избиения Гроссом потерпевшего у цветочного магазина и в автомашине. Вместе с тем, на кладбище С уже никто не избивал, в связи с чем, не установлено, в какой момент и где были причинены те телесные повреждения, которые явились причиной смерти.

Просит учесть, что действия по удушению потерпевшего проводом не находятся в связи с его смертью, от этих действий даже не было причинено никаких телесных повреждений.

Считает, что показания Б в суде о том, что Литвинов прыгал на голову С являются ложными, ранее на следствии она об этом вообще не говорила, и лишь спустя год «вспомнила» об этом факте.

Полагает, что действия Литвинова могут быть квалифицированы лишь по ст. 316 УК РФ, в связи с чем, назначенное наказание является чрезмерно строгим, т.к. Литвинов ранее не судим, имеет на иждивении малолетнего ребенка, характеризуется положительно, страдает рядом заболеваний, на его иждивении также находится мать-инвалид нуждающаяся в постороннем уходе.

С учетом приведенных доводов просит приговор в отношении Литвинова отменить и оправдать, с признанием права на реабилитацию.

Осужденный Марин в апелляционной жалобе считает приговор незаконным и необоснованным. Указывает, что в приговоре не приведены его показания, в которых он изобличает свидетеля А

По его мнению, суд не дал оценки тому, что показания Гросса Литвинова, А и Б на протяжении всего следствия и в суде неоднократно менялись, содержат существенные противоречия.

Просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение.

В дополнительной апелляционной жалобе от 13 июля 2015 г. Марин просит обратить внимание, что на следствии и в судебном заседании в отличии от других соучастников, свидетелей А и Б он давал последовательные показания, где пояснял, что потерпевшего не бил и не душил, а явился свидетелем совершения Гроссом, Литвиновым и А особо тяжкого преступления. При этом он не скрывался на следующий день сам явился в правоохранительные органы, сообщил об обстоятельствах смерти С , предложил свое содействие в раскрытии преступления.

Считает несостоятельным вывод суда, что, отрицание вины является способом его защиты.

Анализируя показания свидетеля А при допросе 20 мая 2014 г., указывает, что в них не содержится сведений о том, что он Марин, наносил какие-либо удары потерпевшему. Описывая его, Марина действия свидетель лишь показывал, что видел как Марин и Литвинов душили лежащего на земле С но после его окриков прекратили свои действия и отошли. Потерпевший в это время был жив.

Полагает, что свидетели А и Б оговорили его, их показания непоследовательны, противоречивы, а суд необоснованно признал их правдивыми. О причастности к содеянному А заинтересованности Б , свидетельствует и тот факт, что те, зная о смерти С , в полицию не обратились и предпочли умолчать об этом.

Свидетель Б , исходя из показаний того же А в тот период времени находилась в состоянии опьянения, влсдествие чего не могла запомнить всех деталей произошедшего, ее показания противоречивы и непоследовательны.

Обращает внимание, что в своих первоначальных показаниях А по сути, соучастник, не говорил, что он, Марин, высказал фразу о том, что С их «сдаст» и его надо убить. Лишь спустя полгода на очной ставке с Б свидетель вдруг вспоминает об этом.

Указывает, что, признавая протокол допроса Б от 21 июля 2014 г. допустимым доказательством, а ее показания - достоверными судом не принято во внимание, что согласно протоколу, допрос начат в 12 ч. 50 мин., окончен в 15 ч. 24 мин., отмечено о применении видеокамеры, тогда как по тексту протокола видно, что видеозапись вместе с самим допросом началась только в 13 ч. 50 мин. Считает, что с учетом этого, в течение 1 часа между следователем и Б происходила какая-то беседа.

Имеющийся в деле протокол проверки показания Б в т. 3 на л.д. 13-22 не соответствует той копии, которую он получил при ознакомлении с делом. Так, протокол датирован 5 сентября 2014 г. и указано время 14 ч. 25 мин. - 17 ч. 43 мин. В имеющейся у него копии протокол датирован 24 июля 2014 г., а 5 сентября 2014 г. в указанное время проводилась проверка показаний А В связи с этим считает, что оба протокола проверок показаний на месте являются недопустимыми доказательствами.

При вынесении приговора суд принял во внимание показания свидетелей А и Б , обвиняемых Литвинова и Гросса которые являются противоречивыми и непоследовательными. Так сначала все они заявляли, что он, Марин, душил потерпевшего шнуром Однако после того как экспертиза не выявила характерных признаков они стали заявлять, что он, Марин, вставал ногами на шею потерпевшего и таким образом душил его. Вместе с тем, эти показания опровергаются выводами экспертов о характере телесных повреждений, об отсутствии на проводе отпечатков его, Марина, пальцев или пота.

Показания свидетелей Д и Г не могут рассматриваться как объективные доказательства, т.к. они очевидцами не были, знают о произошедшем со слов А с которым находятся в дружеских отношениях, и который сам был причастен к убийству С

Полагая, что имеющиеся в показаниях свидетелей, других осужденных, противоречия о его, Марина, роли в содеянном, не устранены, считает необоснованным свое осуждение и просит приговор отменить, передав дело на новое разбирательство.

В дополнениях от 15 июля 2015 г. Марин, приводя аналогичные доводы, подчеркивает, что у него не было мотива на убийство С повторяет свою просьбу об отмене приговора.

В возражениях на жалобы осужденных и адвокатов потерпевшая С и государственный обвинитель Руды М.С полагают несостоятельными приведенные доводы и просят приговор оставить без изменения.

Изучив уголовное дело, проверив доводы апелляционных жалоб дополнений, возражений, Судебная коллегия отмечает, что выводы суда о доказанности вины осужденных в умышленном убийстве потерпевшего являются правильными, основаны на совокупности исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Так, вина всех троих осужденных подтверждается показаниями потерпевшей С свидетелей Т , Д Г А Б , а также данными, содержащимися в оглашенных и исследованных материалах дела - в т.ч. протоколе осмотра места обнаружения трупа С заключениях экспертов и др.

При этом, из показаний непосредственных очевидцев убийства свидетелей А и Б , данных ею в ходе предварительного расследования, следует что в процессе конфликта с потерпевшим все осужденные наносили ему удары руками и ногами по различным частям тела, в том числе и по голове, Марин, сначала один, а затем с Литвиновым душили потерпевшего проводом, Литвинов также напрыгивал сверху вниз ногами на голову и верхнюю часть тела потерпевшего, Марин при вмешательстве Б , высказал фразу свидетельствующую о намерении убийства потерпевшего, с ним согласились остальные. После убийства труп отвезли в другое место, где облили бензином и подожгли.

В ходе предварительного расследования Гросс, Литвинов и Марин преуменьшая каждый свою роль, как в части отрицания своих ударов так и их количества, характера своих ударов, последовательно изобличали других в причастности к причинению смерти потерпевшего.

Оценив их показания, суд правильно признал их достоверными в той части, в которой они согласовывались с другими доказательствами Оснований для признания их показаний недопустимыми доказательствами не имеется. Как правильно установил суд, они получены в соответствии с требованиями УПК РФ, в связи с чем правильно приняты во внимание в отмеченной судом части.

Смерть С наступила от закрытой черепно-мозговой травмы в форме ушиба головного мозга с переломом костей основания черепа лицевого черепа, тупой травмы шеи в форме сдавления органов шеи с переломом костно-хрящевого каркаса, сопровождавшихся развитием отека головного мозга, отека гортани, носовым кровотечением с аспирацией крови в дыхательные пути (т. 1 л.д. 32-37).

При этом из заключения дополнительной судебно-медицинской экспертизы следует, что выявленные при экспертизе трупа С телесные повреждения могли образоваться при обстоятельствах указанных в ходе допросов при предварительном расследовании самих осужденных и свидетелей А и Б (т. 5 л.д. 100-107).

Причина смерти потерпевшего установлена и не вызывает сомнения с учетом заключения экспертов, что именно в результате действий осужденных.

Оценив экспертные заключения и показания эксперта в судебном заседании по установлению причины смерти С наличия телесных повреждений, их количества, локализации, механизма образования и тяжести, а также характеристики травмирующих предметов, суд пришел к правильному выводу о достоверности проведенных экспертных исследований и показаний эксперта.

На основе совокупности всех исследованных доказательств, оценив их и дав должную оценку, суд пришел к правильному выводу о том что в ночь на 28 апреля 2014 г. осужденные избили С наносили удары руками и ногами по различным частям тела, в т.ч. и по голове. Все телесные повреждения были причинены незадолго до смерти потерпевшего.

При этом исключение судом из обвинения Гросса ударов в других местах, до непосредственного избиения на кладбище, некоторых действий Марина, не подвергает сомнению достоверность выводов экспертов о причинах смерти и не опровергает выводы суда о виновности всех осужденных.

Изменение свидетелем Б своих показаний в судебном заседании судом оценено и правильно ее позиция в части уменьшения степени вины Гросса отвергнута с приведением соответствующих мотивов. Выводы суда мотивированы и являются правильными. С данными выводами соглашается и Судебная коллегия.

Поскольку показания свидетелей А и Б в ходе следствия в отмеченной судом части согласовывались с другими доказательствами, их показания обоснованно приняты во внимание.

Каких-либо существенных противоречий, подвергающих сомнению правильность выводов суда, их показания не содержат. Каждый из них давал показания об обстоятельствах содеянного осужденными в той части, в которой они их запомнили, с учетом индивидуальных особенностей, нахождения Б в состоянии опьянения.

Отсутствие понятых при проверке показаний Б , на что ссылается Литвинов, не влечет признание данного протокола недопустимым доказательством, поскольку в соответствии со ст.ст. 170 и 194 УПК РФ понятые принимают участие в данном следственном действии по усмотрению следователя, При их отсутствии обязательно применение технических средств фиксации хода и результатов следственного действия.

Указанные требования закона соблюдены. Проверка показания Б на месте проводилась без участия понятых, но с применением технических средств видеофиксации (т. 3 л.д. 13-22).

Проверка показаний Б проводилась именно 24 июля 2014 г., о чем свидетельствует соответствующий протокол. Дату проведения данного следственного действия подтвердила и сама Б Исправления в дате проведения данного следственного действия соответствующим образом заверены.

Также не имеется для признания недопустимым доказательством протокола допроса Б 21 июля 2014 г. поскольку факт допроса в указанную дату свидетель подтвердила, как и подтвердила, что при производстве допроса применялась видеозапись.

Доводы осужденных и адвокатов об оговоре со стороны со стороны свидетелей А иБ в силу их заинтересованности по приведенным в жалобах причинам, судом проверялись и обоснованно с приведением соответствующих мотивов отвергнуты.

Показания свидетелей Д и Г судом правильно приняты во внимание. Несмотря на то, что они и не являлись непосредственными очевидцами убийства, о произошедшем им стало известно от А который как раз и являлся таким очевидцем.

Отсутствие на трупе С характерных повреждений при удавлении проводом не опровергает выводы суда о достоверности положенных в основу приговора показаний самих осужденных и свидетелей Б и А поскольку из показаний в судебном заседании эксперта Ш в порядке ст. 282 УПК РФ на обнаружение таких повреждений могли повлиять попадание под провод одежды или рук потерпевшего в момент удушения, а также обугливание обширного участка кожи поверхности шеи.

Не опровергает данные выводы суда и отсутствие на проводе биологических следов кого-либо из осужденных, поскольку совершение таких действий (попытки удушения проводом) осужденными судом установлено на основе совокупности всех исследованных доказательств.

Мотив убийства судом также установлен и указан в приговоре ссора на почве личных неприязненных отношений.

Действия каждого из осужденных указаны и описаны в приговоре.

Всем доказательствам дана надлежащая оценка, доводы каждого из осужденных о своей непричастности к убийству проверялись и обоснованно отвергнуты с приведением соответствующих мотивов.

Заявленные в ходе судебного разбирательства ходатайства разрешались в соответствии с требованиями УПК РФ, мнение сторон по ним заслушивалось, принятые решения обоснованы, а отказ в удовлетворении ходатайств не может расцениваться как нарушение принципов судопроизводства.

Таким образом, нарушений УПК РФ, влекущих отмену или изменение приговора, судом не допущено.

Как установлено, все трое принимали прямое и непосредственное участие в лишение жизни потерпевшего, каждый из них для этого совершал активные действия и именно в результате их совместных действий, и последовала смерть потерпевшего.

Характер совершенных действий, как правильно установил суд свидетельствует о наличии у Гросса, Литвинова и Марина прямого умысла на убийство. Об этом свидетельствует и высказанное Мариным в устной форме соответствующее намерение, поддержанное остальными.

Исходя из этого суд правильно квалифицировал действия каждого из них по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, т.е. убийство, совершенное группой лиц.

Психическое состояние осужденных судом изучено полно, с учетом заключения экспертов-психиатров, адекватного поведения всех в ходе предварительного расследования и в судебном заседании, сделан правильный вывод о вменяемости Гросса, Литвинова и Марина.

Наказание каждому из них назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом установленных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенного преступления, относящегося к особо тяжким, смягчающих наказание обстоятельств, данных о личности влияние назначаемого наказания на них самих и условия жизни их семей. В том числе и тех, на которые ссылается в жалобе адвокат Алтаев П.А. в защиту Литвинова.

Оснований для признания назначенного наказания чрезмерно суровым не имеется.

Каких-либо исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенного преступления, оснований для изменения категории преступления, судом не установлено. Не находит таких обстоятельств и Судебная коллегия.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Иркутского областного суда от 24 июня 2015 года в отношении Гросса М В , Литвинова Д С и Марина Е В оставить без изменения апелляционные жалобы осужденных Гросса М.В., Литвинова Д.С Марина Е.В., адвокатов Андреева А.А., Алтаева П.А. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 194 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта