Информация

Решение Верховного суда: Определение N 72-АПУ16-34 от 17.01.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 72-АПУ16-34

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 17 я н в а р я 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г.П.

судей Зеленина С Р . и Ермолаевой Т.А.

при секретаре Ивановой А.А. рассмотрела в судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Миронова В.А. и апелляционную жалобу осужденного Кузнецова Д.Г. на приговор Забайкальского краевого суда от 16 ноября 2016 года, по которому

Кузнецов Д Г,

судимый

1. 1 июля 2004 года по ст. 105 ч.1 УК РФ к 9 годам лишения

свободы, освобожденный 13 марта 2010 года условно-досрочно,

2. 17 марта 2011 года по ст. 112 ч.1, ст. 70 УК РФ к 3 годам 2

месяцам лишения свободы, освобожденный 16 мая 2014 года по

отбытии наказания,

осужден по ст. 105 ч.2 пп. «а», «к» УК РФ к 19 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с установлением следующих ограничений: не уходить из жилища после 22 часов, не посещать общественные места, не изменять место жительства, где осужденный будет проживать после отбывания наказания, и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования без согласия уголовно-исполнительной инспекции, два раза в месяц являться для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию осуществляющую надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы.

Приговором также разрешена судьба вещественных доказательств и взысканы с осужденного процессуальные издержки в сумме 21600 рублей.

Заслушав доклад судьи Зеленина СР., выступление прокурора Генеральной прокуратуры РФ Шаруевой М.В., поддержавшей доводы апелляционного представления об изменении приговора и возражавшей против апелляционной жалобы осужденного, выступления осужденного Кузнецова Д.Г. с использованием систем видеоконференц-связи и защитника Уколовой Ю.А., поддержавших доводы апелляционной жалобы осужденного и возражавших против назначения наказания в виде пожизненного лишения свободы, судебная коллегия

установила:

Кузнецов Д.Г. осужден за убийство Я иП с целью скрыть другое преступление.

Преступление было совершено в ноябре 2014 года в г. при обстоятельствах, указанных в приговоре.

Государственный обвинитель Миронов В.А. в апелляционном представлении просит об изменении приговора с назначением наказания в виде пожизненного лишения свободы.

Свою просьбу государственный обвинитель мотивирует чрезмерной мягкостью назначенного наказания, которое несоразмерно тяжести содеянного и его общественной опасности. В подтверждение этого довода приводятся обстоятельства совершенного преступления непродолжительный период времени после освобождения из мест лишения свободы по предыдущему приговору, данные о личности осужденного (отсутствие регистрации, злоупотребление алкоголем, асоциальный образ жизни), ранее судимого за убийство, что свидетельствует о его исключительной опасности и о недостижении целей наказания при назначении лишения свободы на определенный срок.

Кроме того, государственный обвинитель возражает на апелляционную жалобу осужденного, считает его вину доказанной квалификацию действий - правильной.

Осужденный Кузнецов Д.Г. в апелляционной жалобе оспаривает использование в качестве доказательств его вины обуви, изъятой при осмотре места происшествия, поскольку осмотр был проведен по другому розыскному делу, понятые судом вызваны не были, кровь обнаружена на подкладке обуви, чего не могло произойти при убийстве, отклонено его ходатайство о вызове свидетеля К для проверки происхождения крови от нее.

Согласно заключению эксперта, на трупе Я обнаружены телесные повреждения, причиненные за трое суток до убийства, однако в приговоре эти повреждения также указаны вместе с черепно-мозговой травмой. Происхождение этих повреждений следствием не выяснено.

Поскольку на трупе П иных повреждений, кроме черепно мозговой травмы, обнаружено не было, версия обвинения о том, что он наносил потерпевшим удары топором по телу и нижним конечностям необоснованна.

Оспаривает отказ суда в проведении дактилоскопической экспертизы по ножу, изъятому во время обнаружения трупов потерпевших.

Указывает на то, что его показания от 25 декабря 2014 года были даны под давлением сотрудников. Отклоняя эти доводы, суд не принял во внимание противоречивость заключения эксперта о времени причинения телесных повреждений. Его показания неконкретны и противоречат заключениям экспертиз.

Обращает внимание на то, что ему дважды продляли срок содержания под стражей в его отсутствие, хотя заболеваниями препятствующими явке в суд, он не страдал и находился в следственном изоляторе.

При осмотре жилого дома, принадлежащего Т не присутствовал проживавший в нем Х также не имеется разрешения суда на осмотр дома. На следствии и в суде не были установлены и допрошены иные проживавшие в доме лица, о которых показал Х не установлено, кому принадлежит дом, фактически кроме осмотра был произведен и обыск. В суде свидетель К показал, что никогда не был в этом доме, хотя участвовал в осмотре дома в качестве понятого. Поскольку он-гражданский муж убитой Я он не мог быть понятым. Другая понятая П - проживает с К , таким образом, нет незаинтересованных лиц, которые могли бы подтвердить, что труп женщины был действительно изъят из погреба этого дома. Обращает внимание на то, что ходатайствовал перед судом о дополнительном допросе К . В фототаблице к протоколу нет негативов трупа неопознанной женщины.

Излагает обстоятельства дела, как они, по его мнению, имели место обращая внимание на то, что показания К противречивы и не подтверждаются другими доказательствами. Переданная им записка К не была подробно исследована и надлежаще оценена судом.

Просит об отмене приговора.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционных представления и жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора суда.

Вина осужденного в совершении указанного преступления полностью подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, которым дана в приговоре надлежащая оценка.

Такими доказательствами, в частности, обоснованно признаны показания Кузнецова Д.Г., данные им в качестве подозреваемого, в которых он пояснил, при каких обстоятельствах он нанес по одному удару топором Я и П , а затем, обнаружив, что они лежат на диване, задернул на них покрывало и стал наносить им удары топором, а позже спрятал их трупы в подполье.

Эти показания Кузнецов Д.Г. подтвердил при проверке их на месте с применением видеозаписи.

Правдивость показаний Кузнецова, данных им в ходе следствия подтвердила очевидец преступления К пояснившая в судебном заседании о том, что оба потерпевших были убиты ударами топора именно Кузнецовым, который впоследствии рассказал ей, что сбросил трупы в подполье.

Существенных противоречий, которые могли бы поставить под сомнение их достоверность, в показаниях свидетеля К не имеется Аналогичные показания К давала на следствии, подтвердив их на очной ставке с К и при проверке их на месте.

Из показаний свидетеля Б оглашенных в судебном заседании, видно, что Кузнецов рассказал ей, что убил мужчину и женщину, при этом мужчину трогать не хотел, но он был свидетелем.

Обстоятельства, сообщенные Кузнецовым и К полностью соответствуют протоколу осмотра места происшествия, в ходе которого в указанном К подполье дома обнаружены трупы мужчины и женщины, а в печке - обгоревший топор который, со слов К , она сожгла после задержания Кузнецова.

По заключениям судебно-медицинских экспертиз, смерть Я

иП наступила от открытых черепно-мозговых травм при этом не исключается возможность причинения указанных травм различными частями изъятого следствием топора.

Суд обоснованно привел в приговоре в качестве доказательства подтверждающего виновность Кузнецова, факт обнаружения на обоих кроссовках, принадлежащих ему, следов крови, которая могла произойти от потерпевшего П дав ему оценку в совокупности с другими доказательствами, представленными стороной обвинения.

Указанная совокупность доказательств позволила суду прийти к обоснованному выводу о виновности Кузнецова Д.Г. в убийстве двух лиц при этом П был убит осужденным как свидетель действий направленных на убийство Я

Квалификация действий осужденного является правильной соответствующей требованиям уголовного закона и фактическим обстоятельствам дела.

Как видно из приговора, Кузнецов не осужден за нанесение ударов П по телу и нижним конечностям, поэтому доводы о необоснованности такой версии обвинения являются несостоятельными.

Также не осужден Кузнецов и за причинение Я множественных ссадин и кровоподтеков, двух поверхностных резаных ран правой кисти, зафиксированных заключением судебно-медицинской экспертизы. Данные повреждения не находятся в причинно-следственной связи с наступлением смерти потерпевшей, Кузнецову не вменялись поэтому ссылки осужденного на то, что следствием не были установлены обстоятельства их причинения, не могут повлиять на законность и обоснованность приговора.

Мотив совершенного Кузнецовым Д.Г. убийства установлен на основании исследованных в судебном заседании доказательств и указан в приговоре.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не допущено.

Доводы Кузнецова Д.Г. о том, что первоначальные показания были даны им вследствие оказанного на него незаконного воздействия тщательно проверялись судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты с приведением в приговоре убедительных мотивов, связанных в том числе, с тем, что:

протоколы следственных действий и видеозапись проверки показаний Кузнецова на месте свидетельствуют о соблюдении требований уголовно-процессуального закона и об отсутствии жалоб Кузнецова на действия органов следствия;

сам Кузнецов неоднократно пояснял в ходе следствия о том, что телесные повреждения были причинены ему накануне задержания неизвестными лицами, отрицая причинение их работниками правоохранительных органов;

свидетель Б показала, что в декабре, за несколько дней до задержания, Кузнецов был избит друзьями своей сожительницы.

Утверждения осужденного о применении к нему насилия проверялись следователем в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ, в возбуждении уголовного дела отказано 9 января 2017 года в связи с отсутствием события преступления.

При проведении проверки показаний Кузнецова Д.Г. на месте нарушений требований ст. 194 УПК РФ допущено не было.

Разрешения суда на производство осмотра дома

в данном случае не требовалось, поскольку осмотр проводился в присутствии и с участием К проживавшей в доме с согласия Я

Отсутствие владелицы дома Т показавшей, что на тот момент она отбывала наказание в местах лишения свободы, не может свидетельствовать о нарушении порядка производства осмотра, поскольку Я проживала в этом доме с разрешения сестры - Т

Доводы осужденного о том, что в доме фактически также был проведен и обыск, опровергаются протоколом следственного действия (т. 1 л.д.11-34). Тот факт, что во время осмотра была открыта крышка подполья и, с целью извлечения трупов, был сделан распил пола, не противоречит положениям ст. 177 УПК РФ о порядке производства осмотра.

Показания свидетеля К в судебном заседании о его участии в осмотре дома в качестве понятого не противоречат иным доказательствам, исследованным по делу. Следствию стало известно о его знакомстве с Я лишь после проведения осмотра, сам он о том что Я проживала в этом доме, не знал, поэтому обстоятельств препятствующих его участию в указанном следственном действии, на момент его производства не имелось. В материалах дела отсутствуют сведения о заинтересованности понятых К иП в исходе данного дела.

Свидетель К был допрошен в судебном заседании с участием подсудимого Кузнецова Д.Г., который не был лишен возможности задать свидетелю интересующие его вопросы. При таких обстоятельствах оставление без удовлетворения ходатайства Кузнецова Д.Г. о повторном вызове свидетеля является обоснованным (т.5 л.д.36).

Оснований сомневаться в том, что труп Я действительно был обнаружен при данном осмотре в подполье дома, не имеется Приложенные к протоколу осмотра фотоснимки, в силу своей фрагментарности, не могут поставить под сомнение достоверность изложенных в протоколе сведений, удостоверенных подписями всех участвовавших в осмотре лиц.

В приговоре приведены и получили надлежащую оценку показания свидетеля Х (т.4 л.д.241-247). Поскольку Х в момент совершения преступления в доме не проживал, как и другие лица о которых он показал, установление указанных лиц и их допрос не вызывался необходимостью установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по данному делу. Сам Х вопреки доводам апелляционной жалобы, не утверждал, что находился в указанном доме во время его осмотра следователем. В судебном заседании он содержание протокола осмотра не оспаривал, показал, что узнал от друзей, что из подполья достали тела (т.4 л.д.245).

Оснований для признания недопустимым доказательством заключения судебно-медицинской экспертизы по исследованию трупа Я не имеется. То обстоятельство, что на листе 2 заключения ошибочно указано об исследовании трупа 24 декабря 2014 года, не может свидетельствовать о нарушении уголовно-процессуального закона поскольку из содержания листа 1 заключения видно, что постановление следователя о назначении экспертизы было вынесено 24 декабря 2014 года права и ответственность эксперта были разъяснены В 25 декабря 2014 года, сама экспертиза проводилась с 9 часов 30 минут 25 декабря 2014 года по 13 часов 30 минут 19 февраля 2015 года.

Между протоколом осмотра места происшествия и заключением судебно-медицинской экспертизы противоречий в описании одежды трупа Я не имеется. Различия в названии отдельных предметов одежды и их цвете свидетельствуют лишь об особенностях субъективного восприятия лиц, составлявших указанные процессуальные документы.

Также судом первой инстанции была проверена допустимость вещественного доказательства - кроссовок Кузнецова Д.Г. Они были изъяты у Кузнецова Д.Г. с соблюдением требований части I 2 ст. 144 УПК РФ, кроме того, впоследствии были изъяты следователем у участкового уполномоченного Ш в соответствии со ст. 183 УПК РФ.

Все ходатайства сторон, в том числе защиты, были рассмотрены судом с соблюдением принципа состязательности и равноправия сторон Постановления председательствующего об оставлении без удовлетворения ходатайств о проведении дактилоскопической экспертизы по ножу изъятому с места происшествия, о проведении экспертизы для сравнительного анализа крови К и крови, обнаруженной на его кроссовках, о вызове понятых Л и Н отклонены обоснованно, с приведением убедительных и основанных на материалах дела и законе мотивов.

Частью 13 ст. 109 УПК РФ предусмотрено рассмотрение судом вопроса о продлении срока содержания подсудимого под стражей в его отсутствие при наличии обстоятельств, исключающих возможность его доставления в суд, подтвержденных документами.

Как видно из материалов уголовного дела, вопрос о продлении срока содержания Кузнецова Д.Г. под стражей 27 января и 28 апреля 2016 года был рассмотрен в отсутствие подсудимого в связи наличием документов подтверждающих этапирование Кузнецова Д.Г. из г. в г для проведения стационарной судебно-психиатрической экспертизы (т.З л.д. 94, 104) и прохождение стационарного лечения от туберкулеза при наличии врачебных рекомендаций о содержании его отдельно от здоровых лиц (т.З л.д. 119, 120, 123, 152-153).

При этом в судебных заседаниях участвовал защитник подсудимого копии судебных решений вручались подсудимому с разъяснением права их обжалования (т.З л.д. 115, 116, 186), однако, апелляционные жалобы поданы им не были.

Таким образом, оснований для утверждения о том, что при продлении срока содержания под стражей были допущены нарушения закона, влекущие отмену приговора, не имеется.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, суд первой инстанции исследовал записку, представленную подсудимым, показания о ее содержании дал как Кузнецов Д.Г., так и К В приговоре суда содержится оценка, данная этому доказательству в соответствии с требованиями ст. 17, 88 УПК РФ.

Суд назначил осужденному наказание в соответствии с требованиями главы 10 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления и данных о его личности, в том числе факта его судимости за убийство, отрицательных характеристик, а также наличия как смягчающих, так и отягчающих наказание обстоятельств.

При этом судом были приняты во внимание обстоятельства, на которые государственный обвинитель ссылается в апелляционном представлении, в том числе конкретные фактические обстоятельства содеянного.

Таким образом, нарушений уголовного закона при назначении осужденному наказания не допущено. Справедливость назначенного осужденному наказания сомнений у судебной коллегии не вызывает оснований для его изменения не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 38920, 38928, 38933 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Забайкальского краевого суда от 16 ноября 2016 года в отношении Кузнецова Д Г оставить без изменения апелляционные представление и жалобу - без удовлетворения Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 194 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта