Информация

Решение Верховного суда: Определение N 203-АПУ17-22 от 31.08.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№203-АПУ 17-22

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 31 августа 2017 г.

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Рос сийской Федерации в составе

председательствующего Крупнова И.В.,

судей Дербилова О.А., Сокерина С.Г при секретаре Деньгуб Е.П. с участием прокурора Гутникова Р.А., осужденных Банина Н.В. и Труханова М.Г., защитников - адвокатов Чекунова В.В. и Гончарука В.С., рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Банина Н.В. и Труханова М.Г. на приговор Приволжского окружного военного суда от 18 мая 2017 г., по кото рому

Банин Н В ,,

судимый 24 февраля

2015 г. Шелеховским городским судом Иркутской области по ч. 1 ст.

108 УК РФ к ограничению свободы сроком на 1 год с возложением на

него ограничений, указанных в приговоре; 4 августа 2016 г. Бичурским

районным судом Республики Бурятия по ч. 1 ст. 105 и ч. 1 ст. 112 УК

РФ к лишению свободы на срок 9 лет в исправительной колонии стро­

гого режима (на момент вынесения приговора не отбыта часть основ­

ного наказания - 7 лет 8 месяцев 9 дней лишения свободы осужден к лишению свободы: на срок 12 лет с ограничением свободы сроком на 2 года за совершение преступления, предусмотренного пп. «а», «г» ч. 2 ст. 206 УК РФ; на срок 5 лет за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 313 УК РФ; на срок 8 лет за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 321 УК РФ.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ пу тем частичного сложения наказаний Банин Н.В. осужден к лишению свободы на срок 15 лет с ограничением свободы сроком на 2 года с возложением на него ограничений, указанных в приговоре.

На основании ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения к наказанию по приговору по настоящему делу неотбытой части наказания по приговору Бичурского районного Республики Бурятия от 4 августа 2016 г. Банину Н.В. назначено окончательное наказание по совокупности приговоров на срок 17 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима с ограничением свободы сроком на 2 года с возложением на него ограничений, указанных в приговоре;

Труханов М Г,

судимый 20 апреля

2005 г. Бичурским районным судом Республики Бурятия по пп. «а»,

«в», «г» ч. 2 ст. 161, ч. 3 ст. 158, пп. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 161, пп. «а»,

«г» ч. 2 ст. 161, пп. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 161, пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158, пп.

«а», «в», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к лишению свободы на срок 6 лет 2 ме­

сяца в исправительной колонии общего режима (наказание отбыто); 28

мая 2012 г. мировым судьей судебного участка Бичурского района Рес­

публики Бурятия по ч. 1 ст. 112 УК РФ к лишению свободы на срок 1

год 6 месяцев в исправительной колонии общего режима (наказание

отбыто); 14 августа 2014 г. Бичурским районным судом Республики

Бурятия, с учетом изменений, внесенных апелляционным определени­

ем Верховного Суда Республики Бурятия от 16 октября 2014 г.) по п.

«а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к лишению свободы на срок 1 год 3 месяца в ис­

правительной колонии строгого режима (наказание отбыто); 8 августа

2016 г. Бичурским районным судом Республики Бурятия по ч. 3 ст. 162

УК РФ к лишению свободы на срок 9 лет в исправительной колонии

особого режима (на момент вынесения приговора не отбыта часть ос­

новного наказания - 7 лет 5 месяцев 3 дня лишения свободы осужден к лишению свободы: на срок 11 лет с ограничением свободы сроком на 2 года за совершение преступления, предусмотренного пп. «а», «г» ч. 2 ст. 206 УК РФ; на срок 4 года за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 313 УК РФ; на срок 7 лет за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 321 УК РФ.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ пу тем частичного сложения наказаний Труханов М.Г. осужден к лишению свободы на срок 14 лет с ограничением свободы сроком на 2 года с возложением на него ограничений, указанных в приговоре.

На основании ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения к наказанию по приговору по настоящему делу неотбытой части наказания по приговору Бичурского районного Республики Бурятия от 8 августа 2016 г. Труха нову М.Г. назначено окончательное наказание по совокупности приговоров на срок 16 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима с ограничением свободы сроком на 2 года с возложением на него ограничений, указанных в приговоре.

Судом решены вопросы о вещественных доказательствах и процессуальных издержках.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Круп нова И.В., выступления осужденных Банина Н.В. и Труханова М.Г., защит ников - адвокатов Чекунова В.В. и Гончарука В С , поддержавших доводы апелляционной жалобы, прокурора Гутникова Р.А., полагавшего необходимым апелляционную жалобу оставить без удовлетворения, Судебная колле гия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Банин Н.В., отбывающий наказание в виде лишения свободы, и Труха нов М.Г., находящийся под стражей в связи с постановлением в отношении него обвинительного приговора, признаны виновными и осуждены за следующие преступления, совершенные 28 августа 2016 г. в помещении изолятора временного содержания отдела МВД России по району:

захват и удержание в качестве заложника сотрудника полиции П.,

группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов используемых в качестве оружия, в целях быть освобожденными из изолятора временного содержания и получения спиртных напитков;

покушение на побег из-под стражи, совершенный группой лиц по предварительному сговору с применением насилия, опасного для жизни и здоровья сотрудника полиции С а также с угрозой применения такого насилия, и с применением предметов, используемых в качестве оружия;

дезорганизацию деятельности учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества, что выразилось в применении насилия, опасного для жизни и здоровья в отношении сотрудника полиции С в связи с осуществлением им служебной деятельности.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним осужденные, утверждая о недоказанности их вины в совершении преступления, предусмотренного пп. «а», «г» ч. 2 ст. 206 УК РФ, а Труханов М.Г., кроме того, о наличии оснований для переквалификации их действий на ч. 1 ст. 30 и ч. 3 ст. 313 и ч. 1 ст. 321 УК РФ, просят приговор изменить, признать их невиновными в за хвате заложника, признать их виновными в неквалифицированных побеге из под стражи и дезорганизации деятельности учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества, и смягчить наказание.

В обоснование жалоб они указывают на то, что они не захватывали в качестве заложника сотрудника полиции П поскольку он по своей инициативе пришел к ним в служебное помещение, предложил и распивал с ними принесенные им спиртные напитки, его никто не удерживал и каких либо угроз не высказывал, он самостоятельно покинул помещение, что усматривается из исследованных в суде доказательств, в том числе показаний потерпевшего П

В жалобах Труханов М.Г. также просит об отмене определения суда от 17 мая 2017 г. об отказе в удовлетворении ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору ввиду составления обвинительного заключения с на рушением требований уголовно-процессуального закона и нарушения порядка предъявления обвинения, и указывает на нарушение судом уголовного и уголовно-процессуального закона, что выразилось в следующем: судом без достаточных оснований отвергнуты показания свидетеля Л который мог, однако не слышал угроз со стороны осужденных в отношении сотрудников полиции, а положил в основу приговора показания потерпевших и свидетелей, заинтересованных в исходе дела, а также недостоверные доказательства; признательные показания осужденных были получены в результате недозволенных методов следствия, о чем свидетельствует видеосъемка про верки показаний на месте от 28 августа 2016 г., на которой видно их физическое и психическое состояние. Однако суд в исследовании видеозаписи не обоснованно отказал; в ходе судебного заседания исследованы не все приобщенные в ходе следствия видео-файлы с камер видеонаблюдения, просмотр которых мог бы подтвердить факты применения к ним физического насилия суд подошел к оценке доказательств стороны обвинения и защиты с разными критериями, проявив обвинительный уклон; судом необоснованно отказано в допросе свидетелей К С К Б.,

являвшихся очевидцами произошедшего, которые могли бы подтвердить противоправность действий сотрудников полиции в отношении осужденных, а также осуществлявших в ходе предварительного следствия его за щиту адвоката, навязанного ему следователем; процессуальные документы в ходе следствия ему выдавались со значительной задержкой, а после провозглашения приговора его не ознакомили с материалами дела и с протоколом судебного заседания в присутствии защитника; несмотря на возражения сто роны защиты судом оглашены признательные показания осужденных на предварительном следствии, которые получены в результате примененного к ним физического насилия и по этому основанию являются недопустимыми доказательствами; при квалификации содеянного и назначении ему наказания судом не учтены особенности его психологического состояния, а также развившееся в ходе произошедшего инцидента шокового состояния, что указывало на необходимость проведения в отношении него повторной судебной психолого-психиатрической экспертизы, в проведении которой судом не обоснованно было отказано; непосредственного исследования вещественных и других доказательств судом не производилось.

Кроме того, Банин Н.В. указывает в жалобе, что в ходе судебного заседания были исследованы не все приобщенные в ходе следствия видео-файлы с камер видеонаблюдения, просмотр которых мог бы опровергнуть факты удержания ими потерпевшего П и подтвердить факты применения к ним физического насилия.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Мархандаева ИВ., опровергая приведенные в них доводы, просит оставить жалобы без удовлетворения.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы апелляционной жалобы выслушав стороны, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что вывод суда первой инстанции о виновности Банина Н.В. и Труханова М.Г. в изложенных в приговоре преступных действиях соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, которые получены с соблюдением требований уголовно процессуального закона, объективно приведены и оценены в приговоре.

Вопреки утверждению в жалобе Труханова М.Г., судебное разбирательство по делу проведено объективно и всесторонне с соблюдением требований УПК РФ о состязательности и равноправии сторон и выяснением всех юридически значимых для правильного разрешения уголовного дела обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, в том числе места, времени, способа совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступлений, а сторонам суд создал необходимые условия для исполнения их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных прав, которыми они реально воспользовались.

Сведений о том, что предварительное следствие и судебное разбирательство проводились предвзято либо с обвинительным уклоном и что суд отдавал предпочтение какой-либо из сторон, из материалов уголовного дела не усматривается.

В судебном заседании полно, объективно и непосредственно исследо вались показания осужденных, потерпевших, свидетелей, эксперта, в том числе по ходатайствам сторон оглашались показания осужденных, данные ими в ходе предварительного расследования.

В приговоре дана надлежащая правовая оценка всем исследованным по делу доказательствам, как в отдельности, так и в совокупности, указано, какие из них суд положил в его основу, а какие отверг, приведены убедительные аргументы принятых решений по данным вопросам, с которыми Судебная коллегия полагает необходимым согласиться.

Приговор соответствует требованиям ст. 304, 307-309 УПК РФ.

При производстве уголовного дела доказыванию подлежали обстоятельства, связанные:

с захватом и удержанием осужденными в качестве заложника сотрудника полиции П которые они совершили группой лиц по предварительному сговору, с применением киянки и резиновой палки, используемых в качестве оружия, в целях быть освобожденными из изолятора временного содержания и получения спиртных напитков;

с покушением на побег из-под стражи, совершенным осужденными группой лиц по предварительному сговору с применением насилия, опасного для жизни и здоровья сотрудника полиции С а также с угрозой применения такого насилия, и с применением киянки и резиновой палки, ис пользуемых в качестве оружия;

с дезорганизацией деятельности учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества, что выразилось в применении насилия, опасного для жизни и здоровья в отношении сотрудника полиции С в связи с осуществлением им служебной деятельности.

Эти обстоятельства установлены по результатам исследования в судеб ном заседании фактических данных, в том числе первоначальных показаний на предварительном следствии обвиняемых, которые дали подробные, обстоятельные и в целом согласующиеся между собой пояснения по всем инкриминируемым им в вину деяниям.

В частности, осужденный Труханов М.Г. в ходе допроса в качестве подозреваемого от 29 августа 2016 г. и проведенной в тот же день с его участи ем проверки показаний на месте показал, что конце августа 2016 года Банин Н.В. предложил ему совершить побег из изолятора временного содержания для чего захватить в заложники сотрудника изолятора и отобрать у него оружие, с чем он согласился. Реализуя задуманное и предварительно распределив роли, 28 августа 2016 года после возвращения с вечерней прогулки Ба нин Н.В. в коридоре изолятора нанес сопровождавшему их сотруднику поли ции С удар кулаком в лицо, а затем отобранной у него резиновой палкой несколько ударов по голове. После этого он стал удерживать С ­

а Банин Н.В. под угрозой убийства потерпевшего потребовал от сотрудников полиции М иС покинуть помещение, после чего, закрыв за ними двери и нанеся С еще несколько ударов по голове деревянной киянкой, от чего у него пошла кровь, и резиновой палкой по телу, принудил его открыть дверь дежурной части изолятора куда они зашли втроем. После этого Банин Н.В. потребовал от сотрудника полиции П позвонившего на телефон потерпевшего, автотранспорт, спиртные напитки и беспрепятственный пропуск из изолятора, а он в месте, указанном С взял два ножа, один из которых передал Банину Н.В. Требование о доставке им спиртных напитков исполнил П,

который через некоторое время убедил их отпустить С оставшись вместо него, а через некоторое и тот покинул помещение, после чего они были задержаны.

Аналогичные показания 29 и 30 августа 2016 г. даны и осужденным Баниным Н.В. в ходе его допроса в качестве подозреваемого и проверки показаний на месте. При этом Банин Н.В. пояснил, что деревянную киянку взял Т и он же насильственно удерживал С а также требовал вместе с ним от потерпевшего открыть дверь дежурной части изолятора. Также Банин Н.В. показал, что они отпустили С лишь после того, как П предложил им остаться в заложниках вместо него.

Эти показания являются последовательными, подробными и согласующимися между собой. В начале каждого следственного действия осужденным разъяснялись процессуальные права и они предупреждались о том что их показания могут быть использованы в качестве доказательств по делу в случае последующего отказа от них. Банин Н.В. и Труханов М.Г. самостоятельно и без какого-либо воздействия на них рассказывали об обстоятельствах дела, протоколы составлялись в ходе производства следственных действий, замечаний у участников не возникало. Более того, в протоколах осужденные указали, что показания дают добровольно, без какого-либо принуждения. Каждое из этих показаний Банин Н.В. и Труханов М.Г. дали в присутствии защитников, возражений против участия которых от них не поступало.

Обстоятельства, при которых осужденные дали признательные показания, всесторонне проверялись судом первой инстанции, в том числе посредством допросов в качестве свидетелей следователей К Н Р допрашивавших в указанные числа обвиняемых, а доводы стороны защиты о применении к Банину Н.В. и Труханову М.Г. непроцессуальных методов воздействия, обоснованно отвергнуты.

При этом суд правильно указал в приговоре, что Банин Н.В. не заявлял о недозволенных методах ведения следствия при допросе в качестве обвиняемого в присутствии другого защитника по прошествии более четырех месяцев с момента совершения инкриминируемого ему деяния, полностью при знав свою вину и вновь подтвердил ранее данные показания, уточнив их.

Что касается обнаруженных у осужденных повреждений, то они явились следствием пресечения оказанного ими сопротивления во время и после их задержания, о чем в суде показали свидетели В М,

У О получении телесных повреждений при задержании по казали сами обвиняемые в ходе проведения в отношении них 29 августа 2016 г. судебно-медицинского исследования, а Труханов М.Г. подтвердил во время осмотра в судебном заседании видеозаписей с камер видеонаблюдения что резаное ранение левого предплечья он нанес себе имевшимся у него но жом.

С учетом достаточности принятых судом мер по выяснению достоверности первоначальных показаний осужденных и сделанных ими заявлений о применении к ним недозволенных методов ведения следствия неисследова ние в судебном заседании дополнительных материалов, в том числе видео файлов с камер видеонаблюдения и показаний свидетелей, на которых со держится ссылка в жалобе и ходатайстве Труханова М.Г., не может являться основанием для отмены приговора.

Как следует из протокола судебного заседания, оглашение названных показаний осужденных произведено судом в связи с наличием существенных противоречий между показаниями, данными ими в ходе предварительного расследования и в суде, как это установлено п. 1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ.

Протоколы допросов Банина Н.В. и Труханова М.Г. в качестве обвиняемых и в ходе проверки их показаний соответствуют требований ст. 166, 174 и 194 УПК РФ.

В связи с изложенным названные протоколы судом правомерно при знаны допустимыми доказательствами и исследованы в судебном заседании а доводы осужденных о недопустимости этих доказательств обоснованно отвергнуты.

Анализ приведенных в приговоре иных доказательств также указывает на виновность осужденных в преступлениях, за которые они осуждены.

При этом, вопреки утверждениям в жалобе, суд в обоснование виновности Банина Н.В. и Труханова М.Г. в содеянном обоснованно сослался на:

показания потерпевшего С о нападении на него осужденными с причинением ему Баниным Н.В. сотрясения головного мозга, а также других телесных повреждений, и насильственном удержании его в качестве заложника до того момента, когда принесший по требованию осужденных спиртные напитки П остался заложником вместо него;

показания потерпевшего П подтвердившего показания С

и пояснившего о насильственном его удержании осужденными в дежурной части изолятора, употреблению по их требованию спиртных напитков и оставлению им этого помещения только после того, как осужденные отвлеклись, в результате чего стал возможным штурм помещения;

согласующиеся с указанными показаниями показания потерпевшего М и свидетеля С в том числе о нападении осужденных после возвращения с прогулки на сопровождавших их С иМ с применением к ним насилия и угрозой убийством;

показания свидетелей А иВ об обстоятельствах покушения осужденных на побег из-под стражи, захвата ими в заложники С иП и дезорганизацию деятельности учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества;

видеозаписи камер видеонаблюдения, заключения судебно медицинского эксперта о наличии телесных повреждений у М иС в том числе сотрясения головного мозга у последнего, расценивающегося как легкий вред с кратковременным расстройством здоровья других документов.

Все эти доказательства полно и подробно изложены в приговоре. Они согласуются между собой и с другими материалами дела по фактическим обстоятельствам, времени, дополняют друг друга, не содержат существенных противоречий, в связи с чем правильно признаны судом достоверными и взяты за основу при постановлении приговора. Их совокупность достаточна для признания вины осужденных в содеянном. Оснований для оговора осужденных потерпевшими и свидетелями судом не установлено.

В связи с изложенным ссылка в апелляционной жалобе на то, что ис следованными в судебном заседании доказательствами не подтверждается что Банин Н.В. и Труханов М.Г. захватили заложников, а покушение на побег из-под стражи и дезорганизацию деятельности изолятора временного содержания совершили с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, а также с угрозой применения такого насилия, а равно с применением предметов, используемых в качестве оружия, является несостоятельной.

При этом суд правомерно сослался в обоснование применения насилия опасного для жизни и здоровья потерпевшего С на то, что во время его захвата в качестве заложника ему были нанесены деревянной киянкой со значительной силой удары по голове, то есть в жизненно важный орган. Использование осужденными деревянной киянки и резиновой палки в качестве оружия сомнений также не вызывает, а о наличии предварительного сговора между Баниным Н.В. и Трухановым М.Г. помимо их первоначальных показаний об этом свидетельствует согласованность их действий.

Что касается показаний свидетеля Л то суд первой инстанции верно отнесся к ним критически, поскольку непосредственным очевидцем произошедших событий он не являлся, а исполнял обязанности помощника оперативного помощника дежурного по отделу полиции.

Таким образом, суд пришел к обоснованному выводу о том, что Банин Н.В. и Труханов М.Г. совершили захват заложников, покушение на побег из под стражи и дезорганизацию деятельности изолятора временного содержания с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего С а также с угрозой применения такого насилия, а равно с применением предметов, используемых в качестве оружия и правильно квалифицировал их действия по пп. «а», «г» ч. 2 ст. 206, ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 313, ч Зет. 321 УК РФ.

При этом суд, вопреки утверждению в жалобе Труханова М.Г., учел при квалификации его действий особенности психологического состояния отраженные в заключении судебно-психиатрической экспертизы, согласно выводам которой осужденный хроническим психическим расстройством не страдал и не страдает, а обнаруживаемые у него признаки эмоционально неустойчивого расстройства личности, нарушения в эмоционально-волевой сфере и слабость волевого контроля выражены не столь значительно и не лишали его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в период совершения инкриминируемых ему деяний.

Судебная экспертиза проведена на основании постановления должностного лица, уполномоченного осуществлять предварительное следствие по данному уголовному делу, вынесенного в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона. Обвиняемый и его защитник были ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы, а после ее проведения - с заключением эксперта. Формулировка поставленных перед экспертом вопросов соответствовала предмету экспертного исследования и полномочиям эксперта, оснований подвергать сомнению компетентность эксперта и сделанные им выводы по поставленным вопросам в пределах своей компетенции не имеется.

Допрошенная в судебном заседании эксперт Б подтвердила в полном объеме выводы экспертизы, разъяснила примененные методики аргументировано ответила на все поставленные ей вопросы, а также изложила обстоятельства, свидетельствующие о соблюдении предусмотренного законодательством порядка производства по данному уголовному делу экспертизы. Кроме того, Б пояснила, что на момент проведения экспертизы в отношении Труханова М.Г. было проведено две экспертизы, результаты которых и все представленные в распоряжение экспертов медицинские документы также учитывались при даче заключения.

При таких данных оснований для проведения повторной судебно психиатрической экспертизы в отношении Труханова М.Г. не имелось, в связи с чем суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства подсудимого о назначении такой экспертизы. С учетом изложенного не имеется оснований для проведения экспертного исследования и в настоящее время.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами следствия и судом не допущено.

В ходе предварительного и судебного следствия обвиняемые были обеспечены защитниками, которые допущены к участию в уголовном деле по предъявлении удостоверения адвоката и ордера, как это установлено ч. 4 ст. 49 УПК РФ. Каких-либо сомнений в их правомочности осуществлять защиту прав и интересов обвиняемых и оказывать им юридическую помощь при производстве по уголовному делу материалы дела не содержат. Не представлено данных об этом и в апелляционной жалобе.

В связи с изложенным ссылка в жалобе о защите Труханова М.Г. не надлежащими лицами не может быть признана состоятельной.

Порядок привлечения осужденных в качестве обвиняемых соблюден.

Как следует из постановлений о привлечении Банина Н.В. и Труханова М.Г. в качестве обвиняемых, в них указаны дата и место их составления, кем составлены постановления, а также все необходимые иные сведения, указанные в ст. 171 УПК РФ. Соблюдение порядка привлечения осужденных в качестве обвиняемых и достоверность отраженных в постановлениях сведений подтвердил допрошенный в судебном заседании свидетель К

Вопреки утверждению в жалобе, осужденные ознакомлены с материалами дела в полном объеме и без ограничения во времени, в ходе предвари тельного следствия Труханов М.Г. и его защитник были ознакомлены со все ми процессуальными решениями, принимаемыми следственными органами Надлежащим образом заверенная копия протокола судебного заседания ими получена.

Предусмотренных ст. 237 УПК РФ оснований для возвращения уголовного дела прокурору не усматривается, на что обоснованно с приведением мотивов указано в определении суда от 17 мая 2017 г., вынесенного по результатам разрешения соответствующего ходатайства Труханова М.Г., с которыми Судебная коллегия полагает необходимым согласиться.

С учетом изложенного отсутствуют основания и для отмены названного определения суда от 17 мая 2017 г.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями за кона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных об их личности, смягчающих и других обстоятельств предусмотренных ч. 3 ст. 60 УК РФ.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств суд признал раскаяние Банина Н.В. в содеянном, полное признание на предварительном следствии своей вины, воспитание в многодетной семье, удовлетворительные характеристики по месту жительства. Также суд учел частичное признание вины в содеянном Труханова М.Г., его состояние здоровья, менее активную роль в совершении преступления.

Вместе с тем, приняв во внимание фактические обстоятельства совершенных преступлений и степень их общественной опасности, наличие в действиях каждого особо опасного рецидива преступления, данные о личности и влияние назначенного наказания на их исправление, а также в силу требований закона суд обоснованно посчитал необходимым назначить Банину Н.В. и Труханову М.Г. наказание в виде лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима, и не нашел достаточных оснований для изменения категории совершенных преступлений на менее тяжкую.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 38920, 38927, 38928 и 38933 УПК РФ, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор Приволжского окружного военного суда от 18 мая 2017 г. в отношении Банина Н В а и Труханова М аГ ­

оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Банина Н.В и Труханова М.Г. - без удовлетворения Председательствующий . В . Крупное Судьи: О.А. Дербилов

С.Г. Сокерин

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 194 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта