Информация

Решение Верховного суда: Определение N 38-АПУ14-20 от 20.11.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

верховны й суд

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 38-АПУ14-20

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 20 ноября 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Ботина А.Г.,

судей Романовой Т.А., Лаврова Н.Г.

при секретаре Беликовой О.Д рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Лусенкова В.П. и Марзаева С.Г., их защитников - адвокатов Банникова В.Д. и Ретюнского С.Д. на приговор Тульского областного суда от 11 июня 2014 г., по которому

Лусенков В П ,,

несудимый осужден к лишению свободы:

- по ч. 3 ст. 222 УК РФ на 5 лет;

- по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ за каждое из четырех преступлений (эпизод нападения на И 9 января 2013 г., эпизод нападения на С 28 января 2013 г., эпизод нападения на М 30 января 2013 г., эпизод нападения на отделение почтовой связи 13 февраля

2013 г.) на 9 лет с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением ограничений: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) в период с 23 до 6 часов, не выезжать за пределы муниципального образования - г.

области, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять место жительства или пребывания, место работы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц для регистрации;

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных окончательно Лусенкову В.П. назначено наказание в виде 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев с установлением ограничений: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) в период с 23 до 6 часов, не выезжать за пределы муниципального образования - г. области, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять место жительства или пребывания, место работы без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц для регистрации.

Марзаев С Г,

несудимый осужден к лишению свободы:

- по ч. 3 ст. 222 УК РФ на 5 лет;

- по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ за каждое из четырех преступлений (эпизод нападения на И 9 января 2013 г., эпизод нападения на С 28 января 2013 г., эпизод нападения на М 30 января 2013 г., эпизод нападения на отделение почтовой связи 13 февраля 2013 г.) на 9 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) в период с 23 до 6 часов, не выезжать за пределы муниципального образования - сельсовет района

области, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять место жительства или пребывания, место работы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц для регистрации;

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных окончательно Марзаеву С.Г. назначено наказание в виде 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев с установлением ограничений: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) в период с 23 до 6 часов, не выезжать за пределы муниципального образования - сельсовет района области не посещать места проведения массовых и иных мероприятий, и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять место жительства или пребывания, место работы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности являться в специализированный государственный орган осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц для регистрации.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовой Т.А. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб и возражений на них, выступление осужденных Лусенкова В.П. и Марзаева С.Г. в режиме видеоконференц-связи, адвокатов Тавказахова В.Б Кабалоевой В.М., поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Аверкиевой ВА., полагавшей необходимым приговор изменить Судебная коллегия

установила Лусенков В.П. и Марзаев С.Г. признаны виновными в том, что, действуя в составе организованной группы, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, используя оружие, совершили разбойные нападения: 9 января 2013 г. на И , 28 января 2013 г. на С 30 января 2013 г. на М 13 февраля 2013 г. на сотрудников отделения почтовой связи; при этом в случае с М также с применением иного предмета в качестве оружия, а в результате нападения на С - с завладением имуществом в крупном размере. Они же осуждены за совершение в составе организованной группы незаконных хранения перевозки и ношения огнестрельного оружия и боеприпасов;

Преступления совершены ими на территориях , и

областей при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании виновным в предъявленном обвинении Лусенков себя признал частично, Марзаев - не признал.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Лусенков выражает несогласие с приговором, полагая его незаконным, необоснованным и несправедливым. Указывает, что его показания в ходе расследования дела являются недопустимыми доказательствами, так как даны под физическим и психологическим воздействием со стороны оперативных сотрудников, что подтверждается наличием у него телесных повреждений, зафиксированных в медицинских документах, а также показаниями свидетеля, У , который видел следы пыток; под принуждением он подписывал протоколы, не читая их; суд необоснованно отказал в удовлетворении его ходатайства о проверке на полиграфе («детекторе лжи») достоверности показаний сотрудников правоохранительных органов, отрицавших применение к нему насилия; в результате указанных методов ведения следствия он оговорил себя и Марзаева в совершении совместно разбойных нападений на И и С , а Марзаева также в нападении на почтовое отделение; при допросе в судебном заседании государственным обвинителем допускались наводящие вопросы свидетелям и потерпевшим; показания потерпевших И С и М в части указания ими на применение нападавшими оружия, а в отношении последней также ножа и физического насилия являются недостоверными, так как ничем не подтверждаются утверждение в судебном заседании потерпевшего С о том, что он опознает его и Марзаева как лиц, совершивших нападение, голословно поскольку ранее потерпевший их не опознавал; суд нарушил принцип непосредственности, исследовав путем оглашения показания свидетеля К ; следствие по делу является неполным ввиду непроведения проверки показаний на месте по фактам нападения на И и С разбойное нападение на отделение почтовой связи он совершил не с Марзаевым, а с иным лицом; показания свидетелей П ,К иных лиц, указывающих на непричастность его и Марзаева к преступлениям нельзя признать достоверными, так как они были даны под принуждением никаких действий, направленных на создание вооруженной группы, он не совершал и оружие им приобреталось гораздо ранее и не в целях совершения преступлений. Просит приговор изменить, переквалифицировать содеянное им в отношении М на пп. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, в отношении сотрудников отделения почтовой связи - на ч. 2 ст. 162 УК РФ, по незаконному обороту оружия - на ч. 3 (техническая опечатка, по смыслу текста жалобы, на ч. 2) ст. 222 УК РФ как совершенное группой лиц по предварительному сговору, и назначить ему более мягкое наказание с применением положения ст. 73 УК РФ;

адвокат Банников в интересах осужденного Лусенкова полагает, что приговор подлежит изменению в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела; не имеется доказательств того, что Лусенков организовал преступную группу и ею руководил; знакомство и приятельские отношения Лусенкова с Марзаевым не были основаны на совместном совершении преступлений; умысел на совершение преступлений возник спонтанно в ходе совместных бесед о тяжелом материальном положении; утверждение о том, что оружие приобреталось в целях совершения нападений носит характер предположений; не подтверждено участие Лусенкова в нападении на И иС так как обвинение основывалось только на признательных показаниях Лусенкова, полученных от него в результате незаконных методов ведения следствия; указанные потерпевшие не опознавали Лусенкова; в приговоре ошибочно указано, что родственники Марзаева возместили материальный вред М поскольку фактически этот вред был возмещен родственниками Лусенкова факт возмещения вреда М не был учтен судом в качестве смягчающего наказание обстоятельства. Просит оправдать Лусенкова по эпизодам разбойных нападений на Истомина и С переквалифицировать его действия: по факту нападения на отделение почтовой связи на ч. 2 ст. 162 УК РФ как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, содеянное в отношении М - на п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, так как в первоначальных показаниях М не сообщала о применявшемся нападавшими оружии и, по ее словам, не видела, как были похищены из сумки деньги, к тому же нападавшие интересовались не ее денежными средствами, а банка; признать в качестве смягчающего наказание Лусенкову обстоятельства полное возмещение имущественного ущерба потерпевшей М о чем та сообщила в судебном заседании, и с учетом всех обстоятельств дела смягчить наказание Лусенкову;

осужденный Марзаев С.Г. (в основной и дополнительной) считает постановленный приговор незаконным и необоснованным, поскольку выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, просит его отменить. Указывает, что исследованными доказательствами не подтверждается его причастность к инкриминируемым деяниям; из показаний потерпевших И , А , М следует, что они не могут опознать нападавших; потерпевший С в судебном заседании не смог с точностью утверждать, что опознает его как лицо совершившее преступление; несмотря на имеющуюся у него в связи с травмой ноги хромоту, ни один из потерпевших и свидетелей не указывает на данный характерный признак походки нападавшего; в приговоре ошибочно указано на возмещение его родственниками ущерба потерпевшей М , тогда как данный ущерб был возмещен стороной защиты Лусенкова; судом нарушен принцип уголовного судопроизводства - презумпция невиновности поскольку в основу обвинительного приговора положены показания осужденного Лусенкова, свидетеля К на предварительном следствии данные под принуждением, а также иные доказательства, полученные с нарушением закона, а также недостоверные и не относимые к рассматриваемому делу; заключение эксперта от 28 мая 2013 г которым установлено на шапке, изъятой в ходе обыска по месту жительства Лусенкова, наличие его биологического материала, не подтверждает его причастность к преступлениям, поскольку никто из потерпевших и свидетелей не указывал на данную шапку, как головной убор нападавшего заключение эксперта от 8 апреля 2013 г. № , согласно которому сделан вывод, что след ботинка, оставленный на месте преступления - в отделении почтовой связи, мог быть оставлен его обувью, является недопустимым доказательством, так как обувь у него не изымалась и к материалам дела не приобщалась, к тому же указанное заключение носит вероятностный характер; предъявление его для опознания потерпевшей М состоялось с нарушением ст. 193 УПК РФ, поскольку имеется несоответствие описания его роста, не приведены конкретные приметы, по которым проведено опознание, и потерпевшая при допросе не конкретизировала приметы опознаваемого; протоколы телефонных соединений не подтверждают его причастность к преступлениям по причине того, что приобретенные на его имя сим-карты находились в пользовании у других лиц; показания свидетеля П указавшего на его причастность к совершению преступлений, являются оговором; он не имел никакого отношения к незаконному обороту оружия, изъятому у Лусенкова обвинение в отношении его построено на противоречивых показаниях Лусенкова в ходе следствия, которые тот не подтвердил в суде;

адвокат Ретюнский С.Л. в интересах осужденного Марзаева просит приговор оттенить, считая его незаконным и необоснованным. Указывает что не имеется доказательств, подтверждающих виновность Марзаева отсутствуют признаки, характерные для совершения преступлений организованной преступной группой; не установлено время создания указанной группы; не представлено свидетельств тому, что оружие принадлежало Марзаеву; шапка, на которой обнаружен биологический материал, происходящий от Марзаева, не имеет отношения к делу, поскольку не подходит по описанию на те, в которых был совершен налет на отделение почты; никто из свидетелей и потерпевших не отмечал, что нападавший имел такую особенность, как хромота; содеянное в отношении М могло быть квалифицировано только по ч. 1 ст. 158 УК РФ.

В своих возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Безверхая опровергает приведенные в них доводы, считает приговор законным, обоснованным и справедливым, просит оставить его без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, содержащиеся в жалобах и возражениях на них, Судебная коллегия находит, что постановленный судом приговор соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, предъявляемым к его содержанию. В нем отражены обстоятельства подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ проанализированы подтверждающие их доказательства, получившие надлежащую оценку с приведением ее мотивов, аргументированы выводы относящиеся к вопросу квалификации преступления, разрешены иные вопросы, имеющие отношение к делу, из числа предусмотренных ст. 299 УПК РФ; вместе с этим приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Выводы о виновности Лусенкова и Марзаева в совершении в составе организованной группы четырех разбойных нападений и действий связанных с незаконным оборотом оружия и боеприпасов, суд обосновал доказательствами, исследованными всесторонне, полно и объективно.

Так, вина Лусенкова и Марзаева подтверждается явкой осужденного Лусенкова с повинной и его показаниями на предварительном следствии данными 28 февраля, 1, 6, 25 марта, 5 апреля, 11,21 июня, 3 июля и 5 декабря 2013 г. при допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого, проверках показаний на месте по эпизодам совершения преступлений в отношении М и в отделении почтовой связи, очной ставке с Марзаевым в ходе проведения которых он подтвердил факт совместного совершения им с Марзаевым разбойных нападений на И С , М сотрудников отделения почтовой связи, в процессе чего они угрожали потерпевшим оружием - револьвером и обрезом ружья.

Доводы Лусенкова о получении изложенных показаний на предварительном следствии в результате незаконных методов ведения следствия тщательно проверялись по его заявлению как в ходе следствия, так и судом, в том числе путем допросов сотрудников правоохранительных органов, лиц, участвовавших в качестве понятых в следственных действиях проводимых с Лусенковым, лиц, содержавшихся совместно с осужденным под стражей, исследования его медицинской документации в период нахождения под стражей, однако своего объективного подтверждения не нашли. Органом следствия по изложенным осужденным фактам по результатам проверки 25 марта 2014 г. принято процессуальное решение об отказе в возбуждении уголовного дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ Из материалов дела видно, что все предусмотренные законом права, а также положения ст. 51 Конституции Российской Федерации Лусенкову до начала следственных действий надлежащим образом разъяснялись, проводились следственные действия с обязательным участием защитника, кроме того проверка показаний на месте - в присутствии понятых, т.е. были созданы условия, исключающие возможность оказания на Лусенкова какого-либо противоправного воздействия со стороны сотрудников правоохранительных органов; более того, в указанных протоколах отсутствуют замечания и жалобы со стороны защиты по обстоятельствам проведения следственных действий и достоверности их фиксации, только в протоколе допроса от 5 декабря 2013 г. Лусенков заявил о недозволенных методах следствия, при этом не отрицая факта совершения совместно с Марзаевым указанных преступлений. Вопреки доводам апелляционной жалобы суд первой инстанции дал надлежащую оценку указанным в жалобе показаниям осужденного и иным представленным стороной защиты доказательствам (показаниям свидетеля У и медицинским документам) о даче Лусенковым показаний под принуждением.

Поэтому суд, оценив приведенные показания Лусенкова в совокупности с другими доказательствами, в части признания им обстоятельств совершения инкриминируемых деяний правильно пришел к выводу об их объективности и обоснованно положил в основу приговора.

Не согласиться с такой оценкой у Судебной коллегии не имеется оснований, поскольку изложенные показания осужденного подтверждаются другими доказательствами, имеющимися в материалах дела и исследованными в судебном заседании, в частности:

- протоколами личного досмотра Лусенкова, осмотра его автомобиля (места происшествия), обыска в жилище, заключениями экспертов, согласно которым обнаруженные и изъятые у Лусенкова в ходе досмотра самодельный револьвер и 7 патронов, а в ходе обыска - обрез ружья и 104 патрона относятся к огнестрельному гладкоствольному оружию и боеприпасам;

- фактом обнаружения по месту жительства Лусенкова в автомобиле 2 билетов на проезд автобусом 28 января 2013 г. от ст. до ст что подтверждает показания Лусенкова на предварительном следствии о совместной его поездке с Марзаевым в указанный город, где ими было совершено разбойное нападение на Сидорова с целью завладения автомобилем последнего;

показаниями потерпевших И С М М иА об обстоятельствах совершенных на них разбойных нападений осужденными Лусенковым и Марзаевым, в том числе о применении оружия (самодельного револьвера и обреза ружья), а в отношении М - револьвера и предмета, используемого в качестве оружия, - ножа, а также о перечне похищенного имущества и его стоимости;

- показаниями в судебном заседании С , который указал на Лусенкова и Марзаева как лиц, совершивших преступление;

- показаниями свидетелей С М Л К , З об известных им обстоятельствах совершения преступлений;

- протоколами опознания в ходе предварительного следствия М

Марзаева; М и А - курток, которые были надеты на нападавших, а И - деревянной биты и аккумулятора, находившихся в его похищенном автомобиле, обнаруженные и изъятые в дальнейшем в ходе обыска в жилище Лусенкова;

документами, подтверждающими размер причиненного материального ущерба от преступных действий;

- показаниями свидетеля П об известных ему со слов Лусенкова и Марзаева обстоятельствах их преступной деятельности поступавшем ему предложении о совместном с ними в этом участии действиях Лусенкова и Марзаева, которые теми были совершены в ходе реализации преступного умысла;

- показаниями свидетеля К , согласно которым 13 февраля 2013 г. он по просьбе Марзаева подвозил последнего и Лусенкова на автомобиле с

района домой в с. , при этом указанные лица имели при себе обрез ружья и револьвер, также Лусенков ему рассказал о том, что автомобиль марки « », находившийся в месте, где он их забирал, ранее был похищен ими;

- протоколами осмотра места происшествий, которыми установлены как обстановка на месте преступлений, так и места обнаружения похищенных транспортных средств, которые соотносятся с показаниями потерпевших, свидетелей и осужденного Лусенкова на предварительном следствии;

протоколами телефонных соединений между абонентскими номерами, находившимися в пользовании у Лусенкова и Марзаева подтверждающие регулярность общения между указанными лицами, в том числе в инкриминируемый период времени;

- заключениями экспертов о том, что: след от транспортного средства возле отделения почтовой связи мог быть оставлен похищенным у С автомобилем « »; след обуви внутри отделения почтовой связи мог произойти от обуви Марзаева; след ткани в отделении почты оставлен перчатками, изъятыми по месту жительства Лусенкова; биологический материал на перчатке является смешанным и мог произойти от Лусенкова и Марзаева, на шапке - от Марзаева.

Таким образом, вывод суда о виновности Лусенкова и Марзаева в совершении преступлений основан на достаточной совокупности исследованных и получивших оценку в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ доказательств и соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Вопреки доводам апелляционных жалоб все доводы стороны защиты о непричастности осужденных к указанным выше преступлениям проверялись судом первой инстанции, результаты проверки отражены в приговоре с указанием мотивов принятых решений. Судебная коллегия, проверив аналогичные доводы, приведенные в жалобах и в ходе апелляционного рассмотрения дела, также приходит к выводу о том, что они полностью опровергаются исследованными судом и подробно изложенными в приговоре достоверными и допустимыми доказательствами, которые не содержат существенных противоречий и согласуются между собой. Суд привел в приговоре мотивы, по которым он принял одни доказательства в качестве допустимых и достоверных и отверг другие доказательства.

Не указание никем из потерпевших наличия у одного из нападавших особой приметы - имеющейся хромоты, на что ссылается Марзаев, не ставит под сомнение доказанность причастности Марзаева к разбойным нападениям, которая подтверждается целой совокупностью доказательств включая показания Лусенкова, где тот не упоминал о невозможности свободного передвижения Марзаева при совершении нападений, а равно не отмечал у него таких особенностей, которые требовали бы для Марзаева иной роли при совершении преступлений и других мер конспирации, кроме использованных ими, с целью затруднения опознания их личностей потерпевшими.

Каких-либо сведений о заинтересованности в исходе дела потерпевших и свидетелей, показания которых положены в основу обвинительного приговора, об основаниях для оговора осужденных, в том числе под принуждением, равно как и противоречий в их показаниях по обстоятельствам дела, ставящих эти показания под сомнение и которые повлияли или могли повлиять на выводы и решения суда о виновности осужденных, Судебной коллегией не установлено.

Не устраненные существенные противоречия в доказательствах требующие их толкования в пользу осужденных, по делу отсутствуют.

Вопреки доводам апелляционных жалоб все приведенные в обвинительном приговоре доказательства получены в соответствии с требованиями процессуального закона.

Опознание потерпевшей М было проведено с соблюдением процедуры, предусмотренной ст. 193 УПК РФ, после состоявшегося ее допроса; экспертное исследование обнаруженного на месте происшествия следа обуви производилось по полученному в установленном порядке образцу следа от обуви Марзаева (т.6 л.д.132), что не требовало изъятия у него самой.

Нарушений уголовно-процессуального закона, способных путем ограничения прав участников судопроизводства повлиять на правильность принятого судом решения, в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства по делу не допущено. Решение об оглашении показаний свидетеля К , данных на предварительном следствии, принято судом в порядке ст. 281 УПК РФ; в проведении проверки показаний свидетелей посредством полиграфа («детектора лжи»), о чем просил Лусенков, обоснованно отказано, поскольку данное исследование не предусмотрено процессуальным законом.

Как следует из протокола судебного заседания, суд обеспечил сторонам возможность в полной мере реализовать свои процессуальные права, в связи с чем утверждение об обратном в жалобах осужденных и их защитников является несостоятельным.

Остальные доводы апелляционных жалоб в защиту осужденных не свидетельствуют о незаконности приговора и не вызывают сомнение в правильности выводов суда первой инстанции о доказанности событий преступлений, причастности к ним осужденных и их вины.

Исходя из заключения экспертов, проводивших исследование психического состояния Лусенкова и Марзаева, и на основе анализа действий осужденных, которые являлись умышленными, последовательными и целенаправленными в ходе подготовки преступления, при реализации преступного умысла и сокрытии следов, у суда не имелось оснований усомниться в их психическом статусе, что позволило признать их вменяемыми.

Совершенные осужденными действия в отношении потерпевших И , С М сотрудников отделения почтовой связи верно квалифицированы в каждом случае по п. «а» ч.4 ст.162 УК РФ.

Утверждение стороны защиты о том, что содеянное в отношении М должно быть квалифицировано как кража, является несостоятельным, поскольку хищение имущества последней было совершено в результате нападения на нее с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья. Из показаний М следует, что нападавшие угрожали ей применением оружия и ножа, требуя передать им ключи от сейфа, а когда она убедила их, что ключей от сейфа у нее нет потребовали рублей, забрали у нее сумку, в которой после ее возвращения не оказалось кошелька с деньгами. Таким образом, следует признать, что факт невозможности наблюдения М за тем, как из ее сумки был забран кошелек, не влияет на квалификацию содеянного поскольку разбой считается оконченным с момента нападения.

Вопреки утверждению стороны защиты, исходя из приведенных в приговоре доказательств судом правильно сделан вывод о том, что разбойные нападения и незаконный оборот оружия и боеприпасов совершены Лусенковым и Марзаевым в составе организованной группы которая характеризовалась своей устойчивостью, стабильностью состава сплоченностью ее членов, объединенных одной целью, постоянством форм и методов преступной деятельности, с тщательным планированием и распределением ролей при совершении преступлений, использованием оружия, средств конспирации.

Вместе с тем Судебная коллегия считает необходимым изменить приговор по основаниям, изложенным ниже.

На основе доказательств, исследованных судом, не представляется возможным судить о роли Лусенкова как организаторе и руководителе указанной организованной группы. Как видно из материалов дела Лусенков и Марзаев совместно приняли решение о совершении ряда преступлений вместе планировали преступления и распределяли роли, а затем совместно реализовали преступный умысел. В связи с изложенным подлежит исключению из осуждения Лусенкова, из описательно-мотивировочной части приговора по каждому из преступлений указание на его роль организатора и руководителя организованной группы.

Кроме того, по смыслу уголовного закона, незаконное перемещение на любом виде транспорта огнестрельного оружия, находящегося непосредственно при лице, не признается перевозкой, уголовная ответственность за которую предусмотрена ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Поскольку Лусенкову и Марзаеву инкриминирована перевозка оружия и боеприпасов на транспортных средствах непосредственно при себе, то из приговора подлежит исключению осуждение их за незаконную перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов.

Также из осуждения Лусенкова по ч. 3 ст. 222 УК РФ подлежат исключению действия по незаконному хранению, ношению им обреза ружья и 104 патронов, являющихся гладкоствольным огнестрельным оружием и боеприпасами, которые были изъяты 28 февраля 2013 г. в ходе обыска по его месту жительства.

Согласно примечанию к ст. 222 УК РФ лицо, добровольно сдавшее такие предметы, освобождается от уголовной ответственности по данной статье.

По смыслу закона, под добровольной сдачей огнестрельного оружия его основных частей либо комплектующих деталей к нему, боеприпасов взрывчатых веществ или взрывных устройств, предусмотренной примечаниями к ст. 222 и 223 УК РФ, следует понимать выдачу лицом указанных предметов по своей воле или сообщение органам власти о месте их нахождения при реальной возможности дальнейшего хранения указанных предметов.

Из приведенных в приговоре показаний свидетеля сотрудника правоохранительных органов Р , допрошенного по поводу обстоятельств обращения Лусенкова с явкой с повинной, следует, что в ходе беседы с Лусенковым последний рассказал, наряду с прочим, о том, что по месту его жительства хранятся также орудия преступления, боеприпасы которые впоследствии при обыске действительно были обнаружены.

Как видно из материалов уголовного дела, основанием для производства обыска по месту жительства Лусенкова стали сведения изложенные Лусенковым в протоколе явке с повинной, о том, что в гараже по месту его жительства находится обрез ружья (т. 3, л.д. 63), таким образом Лусенков добровольно указал место, где в дальнейшем было обнаружено вышеуказанное огнестрельное оружие и боеприпасы (т.З, л.д. 70 - 74). При этом отсутствие в протоколе явки с повинной упоминания Лусенковым о нахождении в вышеуказанном месте вместе с обрезом ружья также патронов не влияет на добровольность выдачи данных боеприпасов, поскольку им фактически было сообщено место их нахождения.

При указанных обстоятельствах в действиях Лусенкова имеет место добровольная выдача огнестрельного оружия и боеприпасов (обреза ружья и 104 патронов), в связи с чем Лусенков подлежит освобождению от уголовной ответственности за эти действия.

Также Судебная коллегия полагает возможным учесть доводы адвоката Банникова и признать в качестве обстоятельства, смягчающего наказание осужденного Лусенкова, добровольное возмещение имущественного ущерба причиненного преступлением потерпевшей М , что предусмотрено п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ и подтверждается доказательствами по делу.

Указанное выше обстоятельство не было учтено судом первой инстанции.

Поскольку наказание по ч. 3 ст. 222 УК РФ Лусенкову и Марзаеву назначено в минимальном размере, Судебная коллегия, несмотря на вносимые изменения, не усматривает оснований для снижения наказания по указанной ст. с применением положений ст.64 УК РФ.

В связи с исключением из описательно-мотивировочной части приговора в отношении Лусенкова В.П. указания по каждому из преступлений на его роль организатора и руководителя организованной группы подлежит снижению назначенное ему наказание как за каждое из преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ, так и по их совокупности преступлений, а по факту разбойного нападения на М к тому же с учетом нового смягчающего наказание обстоятельства.

Судебная коллегия считает наказание Марзаеву в виде лишения свободы соразмерным содеянному, так как оно назначено с учетом всех обстоятельств по делу и не является несправедливым вследствие чрезмерной суровости; оснований к его смягчению не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 38920 и 38928 УПК РФ Судебная коллегия

определила приговор Тульского областного суда от 11 июня 2014 г. в отношении Лусенкова В П и Марзаева С Г изменить:

- исключить из осуждения Лусенкова В.П. по ч. 3 ст. 222 УК РФ указание на совершение им незаконной перевозки огнестрельного оружия и боеприпасов, а также на основании примечания к ст. 222 УК РФ указание на незаконные хранение и ношение им огнестрельного оружия - обреза ружья и боеприпасов - 104 патронов;

- исключить из осуждения Марзаева С.Г. по ч. 3 ст. 222 УК РФ указание на совершение им незаконной перевозки огнестрельного оружия и боеприпасов;

- признать в соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ в качестве обстоятельства, смягчающего наказание Лусенкову В.П. по преступлению предусмотренному п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (эпизод в отношении М),

добровольное возмещение имущественного ущерба, причиненного преступлением;

- исключить из осуждения Лусенкова В.П., из описательно мотивировочной части приговора по каждому из совершенных им преступлений указание на его роль организатора и руководителя организованной группы.

Снизить назначенное Лусенкову В.П. наказание за каждое из трех преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизодам нападения на И С и сотрудников отделения почтовой связи) до 8 лет 10 месяцев лишения свободы, по преступлению предусмотренному п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по нападения на М до 8 лет 9 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 3 ст. 222, п. «а» ч. 4 ст. 162, п. «а» ч. 4 ст. 162, п. «а» ч. 4 ст. 162, п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначить Лусенкову В.П. 10 лет 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установлением ограничений: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) в период с 23 до 6 часов, не выезжать за пределы муниципального образования - г.

области, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять место жительства или пребывания, место работы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и обязанности являться в специализированный государственный орган осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц для регистрации.

В остальном приговор в отношении Лусенкова В.П. и Марзаева С.Г оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий судья

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 193 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта