Информация

Решение Верховного суда: Определение N 73-АПУ16-5 от 16.03.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №73-АПУ 16-5

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

город Москва 1 б марта 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Иванова ГЛ.,

судей Ведерниковой ОН. и Шамова А.В.,

при секретаре Ивановой А.А рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Бутина П.П. и в защиту его интересов адвоката Старковой ЕВ. на приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 25 ноября 2015 года, которым

БУТИН П П ,,

несудимый осужден по части 1 статьи 139 УК РФ с применением части 1 статьи 62 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10% из заработной платы осужденного в доход государства;

- по п. «а» части 2 статьи 105 УК РФ на 18 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год.

На основании части 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Бутину П.П. назначено 18 лет 1 месяц лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год.

В соответствии со статьей 53 УК РФ Бутину П.П. установлены ограничения и возложены обязанности.

Мера пресечения в виде содержания под стражей в отношении Бутина П.П оставлена без изменения. Срок наказания Бутину П.П. исчислен с 25 ноября 2015 года, в срок отбытия наказания зачтено время содержания Бутина П.П. под стражей с 22 октября 2014 года по 25 ноября 2015 года.

С Бутина П.П. взысканы процессуальные издержки в сумме 3600 рублей.

Разрешен гражданский иск, с Бутина П.П. в пользу М взыскано в счет возмещения материального вреда 253 052 рубля 84 копейки, в счет компенсации морального вреда 1 000 000 рублей; в пользу Ж

в счет компенсации морального вреда 1 000 000 рублей.

Приговором решен вопросы о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Шамова А.В., выступления осужденного Бутина П. .П., адвоката Ефимчикова ВВ. в защиту интересов осужденного по доводам апелляционных жалоб, мнение прокурора Модестовой А.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

У С Т А Н О В ИЛА:

приговором суда Бутан П.П. признан виновным в совершении в период времени с 14 часов 30 мин. до 18 часов 21 октября 2014 года в домовладении по ул. в с. района на почве личных неприязненных отношений убийства Ж и Ж а также незаконном проникновении в жилище - квартиру того же дома против воли проживавшей в нем потерпевшей Ж при обстоятельствах подробно изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях:

- осужденный Бутан П.П. считает, что выводы суда не подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами, не учтены обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, не указаны основания по которым суд отверг одни из доказательств и принял другие, выводы суда содержат существенные противоречия. Указывает, что судебное заседание проведено с обвинительным уклоном, приговор носит предположительный характер. Приговор суда считает незаконным, вынесенным при отсутствии доказательств, подтверждающих его вину. В основу приговора положены недопустимые доказательства - его показания, данные под давлением и насилием со стороны сотрудников полиции; необоснованно судом приняты показания понятых, участвовавших при проверке его показаний, без исследования видеозаписи, которая по техническим причинам не была представлена в суд. Суд не учел, что при задержании оперативными сотрудниками на него оказывалось давление, применялись пытки, он под диктовку написал признательные показания по указанию сотрудников полиции показал действия при проверке показаний на месте, вследствие чего оговорил себя в совершении двойного убийства; полагает что суд не удостоверился в невозможности исследования видеозаписи проверки показаний. Полагает, что запись была намеренно уничтожена или потеряна поскольку являлась доказательством его невиновности или указывала на наличие неустранимых противоречий, которые следовало истолковать в его пользу; наличие пятен крови на ботинке, трико, перчатках не свидетельствует о его виновности, а объясняется тем, что он проверял пульс у потерпевшего Ж несовершеннолетнему свидетелю Гоголадзе судья и прокурор задавали наводящие вопросы, следствие и суд не установили двух свидетелей, на которых ссылалась Г Ее показания, данные в суде и на следствии противоречивы. Полагает что свидетель Г не могла его опознать, поскольку не видела лица преступника. Считает, что в суде он был предъявлен для опознания свидетелю Г и это опознание было проведено с нарушением закона. В ходе судебного заседания прокурор высказывал свои домыслы о нахождении его (Бутина) в состояния алкогольного опьянения, а также о том, что он наносил побои потерпевшей. В качестве понятых следователем были приглашены лица, ведущие асоциальный образ жизни, показаниям которых нельзя доверять. Судья необоснованно отклонила его вопросы, заданные при допросе следователя и эксперта, как не относящиеся к делу; свидетель П дала ложные показания адвокат Содбоев дал ложные показания о том, что перед допросом между ними состоялась беседа, следователи Б и Х также дали ложные показания; считает незаконным постановление, п о результатам проверки его жалобы на действия сотрудников полиции, в связи с чем, просит это постановление об отказе в возбуждении уголовного дела отменить, возбудить уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного статьей 286 УК РФ. Полагает, что не были проверены иные версии, в частности о причастности Ж к убийству Ж Суд не принял во внимание показания свидетеля защиты Б Просит приговор постановления суда отменить, оправдать по предъявленному обвинению допустить к участию в деле в качестве защитника Фефелову Е.П., возвратить уголовное дело для дополнительного расследования;

- адвокат Старкова ЕВ., не соглашаясь с приговором, указывает, что вина Бутина П.П. в умышленном убийстве двух лиц не доказана, Бутин отрицает совершение им убийства Ж умысел на убийство двух лиц не установлен, способы и орудия совершения преступления разные, часть доказательств, содержащихся в материалах дела, являются недопустимыми. Не доказана вина Бутина в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 139 УК РФ, данных о том, что Бутин проникал в жилище, не имеется, тело потерпевшей было обнаружено на улице, сам Бутин заявляет, что умысла на проникновение в жилище он не имел, и в жилище не проникал. Судом не в полной мере соблюдены требования статьи 73 УПК РФ. В ходе проведения стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы не были проверены и исследованы обстоятельства, на которые ссылается Бутин. При назначении экспертизы были указаны и описаны обстоятельства, установленные ненадлежащим образом. При этом суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства защиты о назначении психиатрической и психофизиологической экспертизы, а также в удовлетворении ходатайства о вызове и допросе родственника (тети несовершеннолетнего свидетеля Г При отсутствии доказательств вины Бутина в убийстве потерпевшего Ж незаконным является решение суда о взыскании материального и морального вреда; иск о взыскании материального ущерба, связанного с погребением потерпевшей Ж заявлен ненадлежащим лицом. Судом необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства Бутина о допуске к участию в деле в качестве защитника сестры Бутина П.П. - Фефеловой Е.П., поскольку полагает, что по смыслу закона достаточно лишь заявления такого ходатайства обвиняемым, иных оснований не требуется. Просит приговор, постановления суда, вынесенные по результатам рассмотрения ходатайств стороны защиты, отменить.

В дополнительной апелляционной жалобе осужденный Бутин П.П. и адвокат Старкова Е.Н. считают приговор суда чрезмерно суровым, основанным на предположениях, доказательств вины Бутина в инкриминируемых преступлениях отсутствуют, назначенное наказание не соответствует содеянному. В основу приговора положены недопустимые доказательства - признательные показания Бутина, данные под давлением сотрудников полиции, иных доказательств его вины, в материалах уголовного дела не содержат. Приводя содержание показаний Бутина в судебном заседании, заявляют об их правдивости, не отрицая факта причинения Бутиным смерти Ж указывают, что это произошло после того, как потерпевшая стала обвинять Бутина в убийстве Ж при этом о дальнейших произошедших событиях осужденный не помнит. Умысла на убийство двух лиц, на проникновение в жилище у Бутина не было, Ж сама позвала его для разговора, с этой целью он приехал в пос. , ножа и веревки при нем не было. Признательные показания даны им вследствие оказанного незаконного морального и физического воздействия, при проверке показаний на месте действовал по их указанию. Присутствовавший при первоначальных следственных действиях адвокат был приглашен следователем посредством личного звонка, а не в установленном порядке, адвокат не провел с ним достаточной беседы, не выяснил, применялось ли к нему насилие. Следователь задавал ему наводящие вопросы, протокол допроса он не читал. В дальнейшем он обжаловал действия сотрудников полиции. Показания следователей, сотрудников полиции, данные в суде, необъективны, поскольку они являются заинтересованными лицами. Указывают на то, что у Ж были конфликты по поводу раздела имущества, а также конфликты с родственниками, на пристрастие Ж к алкоголю, ее моральные качества. Бутин отрицает нанесение Ж побоев, считает показания Полуяновой в этой части оговором. За фальсификации доказательств, о чем свидетельствует то обстоятельство, что кровь обнаружена на ботинке и трико, когда как на толстовке экспертами крови найдено не было, а найдена кровь на куртке, которую он в тот день не надевал. Видеозапись проверки показаний Бутина на месте не представлена, проверить правильность проведения проверки показаний на месте невозможно, в связи с чем протокол данного следственного действия считают недопустимым доказательством. Недопустимым является проведение опознания по фотографии Бутина, поскольку во время проведения следственного действия Бутин находился в СИЗО, и следователь мог обеспечить его опознание свидетелем Г в условиях, исключающих визуальное наблюдение; представленная опознающему фотография Бутина, не соответствовала его возрасту Обстоятельства убийства Ж как и лицо, совершившее его убийство, не установлены, не выяснены и не установлены обстоятельства причинения смерти Ж , возможно совершенного в состоянии аффекта. Считают незаконным решение по гражданскому иску, суд незаконно отказал в удовлетворении ходатайства подсудимого о допуске к участию в деле в качестве защитника сестры Бутина - Фефеловой Е.П.;

В возражениях на апелляционные жалобы, государственный обвинитель Е.Н Шайтер, потерпевшие Ж и , М иЖ просят оставить их без удовлетворения, приговор суда - без изменения.

Проверив материалы дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Расследование уголовного дела проведено в рамках установленной законом процедуры, с соблюдением прав всех участников уголовного судопроизводства Рассмотрение уголовного дела проведено судом в соответствии с положениями главы 36 УПК РФ, определяющей общие условия судебного разбирательства, глав 37-39 УПК РФ, определяющих процедуру рассмотрения уголовного дела.

При разбирательстве уголовного дела судом соблюден принцип состязательности сторон, созданы условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав обеспечено процессуальное равенство сторон, права по представлению и исследованию доказательств.

Все заявленные сторонами по делу ходатайства, разрешены судом в установленной УПК РФ процедуре, принятые решения основаны на законе мотивированы.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, при разрешении ходатайства Бутина П.П, заявленного в соответствии с частью 2 статьи 49 УПК РФ о допуске сестры Фефеловой Е.П. в качестве защитника наряду с адвокатом, судом были проверены обстоятельства, указанные в статье 72 УПК РФ, а также были учтены характер особенности обвинения, согласие и возможность данного лица осуществлять в установленном законом порядке защиту прав и интересов обвиняемого и оказывать ему юридическую помощь при производстве по делу.

При этом судом сделан правильный вывод, что Бутин П.П. обеспечен квалифицированной юридической помощью, которую ему оказывал профессиональный защитник - адвокат Старкова Е.В., с которой было заключено соглашение, у Фефеловой Е.П. отсутствовали необходимые познания в области юриспруденции, опыт представления чьих-либо интересов в судебном разбирательстве уголовного дела, в связи с чем, в удовлетворении ходатайства было отказано.

Доводы апелляционных жалоб о том, что для допуска в качестве защитника любого лица достаточно лишь волеизъявления подсудимого, не основано на законе.

Постановление суда является мотивированным, основано на законе и принятым решением судьи гарантированные Бутину П.П. права нарушены не были (т. 4 л.д. 27-29).

Выводы суда о виновности Бутина П.П. основаны на доказательствах исследованных в судебном заседании и получивших оценку в приговоре.

Несмотря на непризнание вины осужденным, на основании совокупности собранных по делу и проверенных в ходе судебного разбирательства доказательств, с учетом позиции Бутина П.П. в ходе судебного заседания, его показаний в ходе предварительного следствия, а также данных, содержащихся в протоколах осмотров, заключениях экспертов, показаниях потерпевших свидетелей, судом с достаточной полнотой установлены обстоятельства совершенных осужденным преступлений, и сделан правильный вывод о его виновности.

В судебном заседании Бутин П.П. виновным себя не признал, дав показания относительно событий 21 октября 2014 года, подробно изложенные в приговоре отрицая причинение смерти Ж и поясняя, что не помнит обстоятельств при которых была причинена смерть Ж

Судом в порядке части 1 статьи 276 УПК РФ исследованы показания Бутина П.П. в период предварительного расследования, в которых тот давал иные пояснения об обстоятельствах совершенных им преступлений, указывая, что в течение года был знаком с Ж с июля по октябрь они вместе проживали, но потом Ж вернулась к бывшему мужу - Ж он просил ее вернуться, но она отказывалась. 21 октября около 14-15 часов он поехал за ней, взял с собой из дома нож типа резца по дереву и синий шпагат чтобы расправиться с Н в случае, если она откажется возвращаться. После отказа Н вернуться к нему, он решил поговорить с Ж прошел за ним в гараж, разговор перерос в ссору и он ударил С ножом в область горла. Убедившись, что С мертв, направился убивать Н . Входная дверь дома оказалась закрытой, он понял, что Н закрылась от него в доме. Он разбил стекло, вытащил раму и залез на веранду дома. Когда он залез на веранду Н открыла двери и выбежала из дома, он догнал ее за оградой, схватил за руку и подвел к гаражу и показал на С , лежащего в луже крови. Н закричала, он повалил ее на землю, стал душить руками. Когда она перестала сопротивляться вытащил шпагат, обмотал его вокруг шеи и продолжил душить им, пока она не умерла. Оставив ее лежащей на земле, сел в машину и уехал в сторону дома, по дороге выбросив нож и перчатки (т.2 л.д. 175-179, 183-186).

При проверке показаний на месте Бутин П.П. полностью подтвердил свои показания в качестве подозреваемого и обвиняемого, указал на дом Ж место, где оставил свою машину; гараж в ограде, куда из дома вышел Ж месторасположение Ж ; с использованием манекена указал последовательность причиненных потерпевшим повреждений и примененных при этом предметов; а также способ проникновения в жилище (т.2 л.д. 187-191).

Обстоятельства совершения преступления, сведения о месте сокрытия следов и орудия преступления, Бутин сообщил после задержания в своем письменном заявлении 22 октября 2014 года (т.2 л.д. 167).

В ходе предварительного следствия и в судебном разбирательстве судом проверялись доводы Бутина П.П. о нарушении его права на защиту при производстве первоначальных следственных действий.

Ни судом, ни судебной коллегией не установлено данных, указывающих на нарушение прав Бутина П.П. на защиту.

Согласно материалам уголовного дела, адвокат Содбоев СВ. был допущен к участию в уголовном судопроизводстве на основании заявления Бутина П.П. (т. 2 л.д. 169), представив ордер, осуществлял защиту интересов Бутина П.П. до момента, когда Бутин П.П. отказался от его услуг в связи с заключением соглашения с адвокатом Старковой Е.В.(т. 2 л.д. 193).

Нарушения порядка приглашения защитника следователем допущено не было.

Каких-либо заявлений о ненадлежащем исполнении адвокатом Содбоевым СВ. профессиональных обязанностей в период осуществления защиты интересов подозреваемого, обвиняемого Бутина П.П. от последнего не поступало.

В судебном заседании адвокат Содбоев СВ. опроверг заявления Бутина П.П. о неоказании ему юридической помощи.

С надлежащей тщательностью были проверены в ходе предварительного следствия и в судебном заседании заявления Бутина П.П. о применении недозволенных методов ведения следствия со стороны сотрудников полиции, о том, что его вынудили дать признательные показания.

Согласно содержанию протоколов, следственные действия с Бутиным П.П проводились в присутствии адвоката, с разъяснением обвиняемому положений статьи 51 Конституции РФ. По окончании допросов протоколы были прочитаны, подписаны участниками следственных действий, никаких заявлений и ходатайств от них не поступало. Требования УПК РФ при производстве следственных действий были соблюдены.

Допросив лиц, принимавших участие в расследовании дела, суд отверг доводы Бутина П.П. о самооговоре под давлением работников полиции, фальсификации следователем его показаний, а изменение Бутиным показаний в суде обоснованно расценил как избранный им способ защиты от предъявленного обвинения

Допрошенные в судебном заседании следователь Б следователь криминалист Х оперативные сотрудники - П В К заявили, что каких-либо недозволенных методов к Бутину П.П. не применялось, показания он давал добровольно, после разъяснения ему прав и предварительной беседы с адвокатом, при этом Бутин П.П. сообщал детали преступления, которые не были известны правоохранительным органам.

Из исследованного судом акта судебно-медицинского освидетельствования следует, что при осмотре Бутина в бюро СМЭ в 22 часа 10 минут 22 октября 2014 года каких-либо телесных повреждений, кроме ссадины на пальце левой кисти давностью сроком свыше 5-7 суток, не обнаружено; в описательной части со слов Бутина указано, что сотрудники полиции насилие к нему не применяли (том 2 л.д 28-30).

По жалобам Бутина П.П. о применении насилия со стороны сотрудников полиции проводилась проверка, постановление от 13 июня 2015 года в возбуждении уголовного дела отказано. Постановление соответствует требованиям законодательства.

Оснований для признания показаний Бутина в качестве подозреваемого, в качестве обвиняемого от 23 октября 2014 года недопустимыми доказательствами, у суда не имелось.

Проверены в судебном заседании и доводы участников судопроизводства со стороны защиты, аналогичные изложенным в их апелляционных жалобах, о недопустимости протокола проверки показаний Бутина П.П. на месте в связи с отсутствием видеозаписи данного следственного действия.

Из протокола следственного действия видно, что его производстве принимали участие понятые.

Каких-либо обстоятельств, которые исключали бы возможность участия М иД в производстве следственного действия в качестве понятых, не имеется, материалы дела таких данных не содержат.

Допрошенные в судебном заседании по обстоятельствам проводимого с их участием следственного действия М иД пояснили суду что в ходе проведения проверки показаний Бутина П.П. они выезжали на место происшествия, где Бутин П.П. при помощи манекена показывал обстоятельства причинения смерти Ж и как он душил Ж также показал, как проникал в дом через веранду. Весь ход проверки был зафиксирован на видеозапись и отражен в соответствующем протоколе, после ознакомления с содержанием которого они своими подписями удостоверили правильность изложенных в нем сведений. В ходе следственного действия на Бутина П.П. никто давление не оказывал.

В силу положений части I 1 статьи 170 УПК РФ, в случаях, предусмотренных статьей 194 УПК РФ, понятые принимают участие в следственных действиях по усмотрению следователя. Если в указанных случаях по решению следователя понятые в следственных действиях не участвуют, то применение технических средств фиксации хода и результатов следственного действия является обязательным.

То обстоятельство, что видеозапись следственного действия была по техническим причинам утрачена, не свидетельствует о недопустимости протокола проверки показаний Бутина П.П. на месте, поскольку данное следственное действие проведено в соответствии с требованиями УПК РФ с участием понятых его ход зафиксирован в соответствующем протоколе и удостоверен подписями участвовавших в его производстве лиц (т. 2 л.д. 187-191). Видеозапись следственного действия в данном случае являлась лишь приложением к протоколу и ее отсутствие не влечет признания соответствующего протокола недопустимым доказательством.

Достоверность же этого доказательства была судом оценена в совокупности с иными доказательствами по делу.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, все приведенные в приговоре доказательства получены в соответствии с требованиями закона, с соблюдением установленной уголовно-процессуальным законодательством процедурой.

Судебная коллегия отмечает, что выводы суда о виновности Бутина П.П. не базируются исключительно на признательных показаниях осужденного, данных им на первоначальном этапе предварительного следствия.

Все сообщенные им в ходе допросов сведения об обстоятельствах совершенных преступлений, были проверены в ходе следствия, соответствующие доказательства были представлены и в судебное заседание.

При этом суд, отвергая показания Бутина, данные в судебном заседании принял за основу его показания на предварительном следствии при допросе в качестве подозреваемого, обвиняемого от 23 октября 2014 года, при проверке показаний, поскольку изложенные в этих показаниях обстоятельства совершения преступлений, а также данные о событиях, предшествовавших преступлениям и последовавших после их совершения, нашли полное подтверждение совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.

Судом были исследованы показания потерпевшей М пояснившей, что ее отец - Ж после развода с матерью познакомился с К они стали вместе жить, в 2007 году зарегистрировали брак. В 2014 году Н ушла от отца, после случившегося она узнала, что Н ушла жить к Бутину. Об обстоятельствах причинения смерти Ж и . ей ничего неизвестно. Она была на месте происшествия видела, что на окне веранды отсутствует рама, на ней, на косяке входной двери, а также внутри на подоконнике были следы крови в виде мазков, на земле под окном, а также внутри на веранде валялись осколки стекла; потерпевшего Ж о том, что узнав о гибели брата С 22 октября 2014 года приехал к дому брата, видел лежащий недалеко от гаража труп Н с веревкой на шее, а в гараже труп брата в луже крови. Видел также, что в окне веранды отсутствует рама, на ней и косяке двери следы крови, а также осколки стекла; потерпевшего Т пояснившего об отношениях его сестры Ж с Бутиным, с которым она познакомилась по Интернету; примерно за две недели до случившегося Н позвонила ему, плакала, просила ее забрать говорила, что боится Бутина, он угрожает ее убить, просила позвонить Ж С Он позвонил С , и они вместе забрали Н от Бутина, С привез ее к себе домой.

Потерпевший Ж пояснил суду об обстоятельствах обнаружения им трупов Ж иЖ

Согласно рапорту дежурного отдела полиции 22 октября 2014 г. в 7 час. 50 мин. в дежурную часть ОМВД по району поступило сообщение от Ж о совершенном преступлении (т.1, л.д. 51).

Свидетель Г суду показала, что около 18 часов она шла по ул.

на которой расположен дом Ж Не доходя до их дома, она увидела, как из ворот выскочила Ж за ней какой-то мужчина, который догнал ее и потащил в ограду дома. Она подумала, что это Ж но потом поняла, что это не дядя С Мужчина был в черной толстовке с капюшоном, в черных брюках, на голове надета шапочка. Именно этот мужчина находится в зале суда - это Бутин. Она узнала подсудимого и по фотографии, которую ей показывал следователь.

В ходе предъявления для опознания свидетель Г опознала Бутина по фотографии (том №2, л.д. 103-107).

Вопреки доводам апелляционных жалоб, с учетом возраста несовершеннолетнего свидетеля Г ее опознание Бутина П.П. по фотографии не может быть признано существенным нарушением требований части 5 статьи 193 УПК РФ.

Несоответствие изображения Бутина П.П. на фотографии его внешности, судом не установлено.

Заявление свидетеля в судебном заседании о том, что Бутин П.П. является именно тем мужчиной, о котором она давала показания в судебном разбирательстве и которого опознавала в ходе предварительного следствия, не может расцениваться как проведение следственного действия и не требует соблюдения положений статьи 193 УПК РФ.

Каких-либо нарушений требований законодательства при допросе свидетеля Г в судебном заседании не допущено, задаваемые ей участниками судопроизводства вопросы имели отношение к обстоятельствам рассматриваемого дела.

В целом об аналогичных обстоятельствах, очевидцем которых она являлась и произошедших 21 октября 2014 года, пояснила в судебном заседании свидетель П

Свидетели Ш С пояснили, что 21 октября 2014 года около 18 часов их на микрогрузовике « » подвозил Бутин. В пути Бутин распивал пиво, было видно, что у него трясутся руки. Речь его была внятная вел он себя адекватно, автомобилем управлял нормально, ехал с допустимой скоростью. Был одет в темный свитер или кофту, темные джинсы или брюки, на сиденье висела куртка темного цвета. Бутин довез их до села, а затем уехал по дороге в Ш . Бутина они не знали, видели его впервые, никаких отношений между ними нет.

Приведены в приговоре показания свидетелей Б П,

Т об известных им обстоятельствах, имеющих значение для дела, в частности о взаимоотношениях между Ж , Ж и Бутиным; получили в приговоре оценку и показания свидетелей защиты Г

Б С

Заявления Бутина П.П. о невозможности совершения им преступлений в указанное судом время в связи с нахождением в другом месте, опровергается как его собственными показаниями, в том числе и в судебном заседании, что в послеобеденное время 21 октября 2014 года он находился в с. в домовладении Ж также показаниями свидетелей Г и П

Мотивы, по которым суд пришел к выводу, что показания свидетелей Ш С и Б не опровергают достоверность показаний Бутина в ходе следствия, я свидетелей Г иП , в приговоре приведены.

Данных, свидетельствующих об оговоре Бутина П.П. потерпевшими свидетелями, ни судом, ни судебной коллегией не установлено.

Исследованы судом и иные доказательства:

заявление потерпевшей Ж о том, что она желает привлечь к уголовной ответственности Б за незаконное проникновение в жилище (т. 1 л.д. 49).

из содержания протокола осмотра места происшествия следует, что в ходе осмотра квартиры дома по ул. п. и домовладения участка местности обнаружены трупы Ж иЖ предметы с пятнами бурого цвета; отсутствует рама в оконном проеме веранды дома, рама находится на земле с поврежденными стеклами; изъяты представляющие интерес для следствия объекты (т. 1 л.д. 54-72).

В ходе осмотра трупа Ж установлено, что на передней поверхности шеи имеется странгуляционная борозда, имеются кровоподтеки в лобной и подбородочной области, ссадины скуловой области, в проекции нижней челюсти и на передней боковой поверхности. С шеи трупа изъята веревка синего цвета (т.1 л.д. 102-105).

На участке местности, прилегающего к автодороге, ведущей из п. до с. района Республики , на земле обнаружены перчатки белого цвета с обильными наслоениями вещества бурого цвета и нож для резьбы по дереву с помарками такого же вещества на лезвии (т.1 л.д. 78-81).

При осмотре грузовика Бутина с государственным регистрационным знаком В салоне обнаружены травматический пистолет, в бардачке документы Бутина, а на панели приборов помарки вещества бурого цвета (т.1 л.д. 82-89).

По месту жительства Бутина, в ходе обыска, изъяты толстовка черного цвета; из квартиры ветровка черного цвета, рукава и карманы которой мокрые, серая ветровка и черные ботинки с пятном и помарками бурого цвета, шапка и трико черного цвета (т.1 л.д. 92-96).

По заключениям экспертов:

смерть Ж наступила от острой кровопотери, развившейся в результате причиненного незадолго до наступления смерти колюще-режущим предметом проникающего слепого колото-резаного ранения шеи с повреждением мягких тканей, правой общей сонной артерии, расценивающегося как повреждение, причинившее тяжкий вред здоровью человека по признаку опасности для жизни, в данном случае приведшее к смерти. Обнаружены также ссадины головы, верхних и нижних конечностей, кровоподтек правого коленного сустава причинены незадолго до смерти в результате не менее 6 ударных воздействий твердым тупым предметом либо об ударе об таковой и по своим свойствам расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека (т. 1 л.д. 126-130);

смерть потерпевшей Ж наступила от механической асфиксии от сдавления органов шеи, расценивающейся как тяжкий вред здоровью человека опасного для жизни, вызвавшую расстройство жизненно-важных функций организма человека, которое не может быть компенсировано организмом самостоятельно (угрожающее жизни состояние). При исследовании трупа также обнаружены кровоподтеки, ссадины (т. 1 л.д. 150-157);

в трех смывах, на осколке стекла и метле, изъятых с места происшествия, а также на ноже, ботинке с правой ноги и трико Бутина обнаружена кровь человека происхождение которой возможно от потерпевшего Ж , а от потерпевшей Ж в примеси, кроме пятна на трико; на паре перчаток обнаружена кровь человека, выявленные при этом антигены могут происходить за счет крови Ж допускается примесь крови группы, которую имеет Ж (т. 1 л.д. 180-184);

на кожном лоскуте с правой боковой поверхности шеи от трупа Ж имеется одно колото-резаное повреждение, образованное в результате воздействия плоского колюще-режущего орудия с односторонней заточкой клинка, каковым мог быть нож, представленный на экспертизу (т. 2 л.д. 9-12).

Вопреки доводам апелляционных жалоб, в приговоре приведен подробный анализ всех представленных сторонами доказательств, при этом суд пришел к правильному выводу, что показания Бутина на первоначальном этапе предварительного следствия о времени и обстоятельствах, при которых он 21 октября 2014 года прибыл к дому Ж , соответствуют показаниям свидетелей Г Г П , не противоречат и показаниям свидетеля защиты Б показания о том, что потерпевшая до случившегося уехала в п. и не желала возвращаться к Бутину полностью подтверждены показаниями свидетелей П , Б , потерпевшего Т свидетеля защиты Г показания Бутина о месте, времени, локализации механизме, количестве причиненных потерпевшим повреждений, способе проникновения в жилище полностью соответствуют данным протокола осмотра места происшествия, протокола осмотра трупа, выводам экспертных исследований В месте, на которое при допросе в качестве подозреваемого, а также в своем письменном заявлении указал Бутин, обнаружены перчатки и нож со следами крови, по выводам судебно-биологической экспертизы кровь на этом ноже, а также на трико и ботинке Бутина, перчатках, осколках стекла, метле, смывах, изъятых с места происшествия, могла произойти от потерпевших. В ходе обыска в местах указанных Бутиным, изъята его постиранная влажная одежда. Показания Бутина о последующих событиях и его действиях до задержания сотрудниками полиции соответствуют показаниям свидетелей С ,Ш .

Получили в приговоре и отвергнуты как несостоятельные, противоречащие установленным судом фактическим обстоятельствам происшедшего пояснения Бутина П.П. в судебном заседании об обстоятельствах происшедшего, о совершении убийства Ж другими лицами, об обстоятельствах, при которых на его одежду попала кровь потерпевшего Ж

То обстоятельство, что судом не были установлены родственники несовершеннолетнего свидетеля Г , не ставит под сомнение сообщенные этим свидетелем в судебном заседании сведения. Допрос в судебном заседании свидетеля, о чем ходатайствовали участники со стороны защиты, , данные о котором ими суду не представлены, невозможен, установление судом личности свидетеля не входит в его компетенцию суда о чем обоснованно указал председательствующий, разрешая заявленное ходатайство (т. 5 л.д. 159).

На основании совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, подробный анализ и оценка которых приведены в приговоре, суд пришел к правильному выводу о виновности осужденного в инкриминируемых ему преступлениях. Нарушений положений статьи 14 УПК РФ, судом не допущено доводы апелляционных жалоб о том, что приговор суда основан на предположениях и догадках, судебная коллегия находит несостоятельными.

Выводы суда, как того и требует закон, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, приведены в приговоре, при этом судом указаны мотивы, по которым судом были оценены как достоверные и приняты одни из доказательств и отвергнуты другие, а также выводы, в обоснование позиции суда в соответствии с которой он критически отнесся к показаниям осужденного в части выдвинутой им версии произошедших событий. Выводы суда являются правильными, сомнений у судебной коллегии не вызывают.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, фактические обстоятельства совершенных Бутиным П.П. преступлений - убийства Ж иЖ

в том числе и характер примененного к ним насилия, незаконного проникновения в жилище, судом установлены с достаточной полнотой.

При допросе в судебном заседании свидетелей, эксперта, судом обоснованно снимались вопросы, которые не относились к предмету доказывания, либо к обстоятельствам, подлежащим установлению допросом указных лиц, и не входящие в их компетенцию.

Данных об исследовании в судебном заседании и использовании судом при установлении обстоятельств, указанных в статье 73 УПК РФ, недопустимых доказательств, не имеется.

Не основаны на материалах уголовного дела и заявления осужденного и его адвоката о ненадлежащем исследовании психического состояния Бутина П.П.

Заключением экспертов по результатам стационарной психолого психиатрической экспертизы установлено, что Бутин каким-либо хроническим психическим расстройством, временным психическим расстройством, слабоумием либо иным болезненным состоянием психики, лишающим его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, не страдал и не страдает. В период, относящийся к инкриминируемому деянию, у него также не было какого-либо временного психического расстройства, он правильно ориентировался в окружающей обстановке, совершал последовательные и целенаправленные действия поддерживал адекватный речевой контакт, при отсутствии признаков измененного сознания, бреда, галлюцинаций, он мог и может в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В применении принудительных мер медицинского характера не нуждается По заключению психолога: признаков значимых эмоциональных состояний (в том числе и состояния физиологического аффекта), способных существенным образом нарушить нормальный ход процессов адекватной волевой регуляции, у Бутина в момент совершения инкриминируемого деяния, не усматривается. В указанный момент, а также до и посткриминальный периоды Бутин был способен совершать и совершал целенаправленные, упорядоченные, рациональные, последовательные действия, соответствующие контексту исследуемой ситуации. О невозможности квалификации состояния физиологического аффекта и иных эксклюзивных эмоциональных состояний свидетельствуют: отсутствие типичной для данных состояний динамики возникновения и развития эмоциональных реакций отсутствие маркеров постаффективного истощения; наличие комплекса индивидуально-психологических особенностей; отсутствие неожиданности непредсказуемости и субъективной безвыходности для личности Бутина в исследуемой ситуации. В момент совершения инкриминируемых действий он находился в состоянии эмоционального возбуждения, связанного с ходом конфликтных действий с потерпевшими, не препятствующего его способности в полной мере понимать содержание ситуации, прогнозировать ее последствия руководить своими действиями полностью (т.1 л.д.238-243).

Судебная коллегия также отмечает, что стационарная психолого психиатрическая экспертиза была назначена следователем в связи с рекомендацией комиссии экспертов по результатам проведенной Бутину П.П. амбулаторной психолого-психиатрической экспертизы.

Оснований для назначения и производства дополнительной стационарной психиатрической и психолого-физиологической экспертизы в отношении Бутина П.П. у суда не имелось. О всех значимых обстоятельствах дела экспертам было известно, предлагаемые адвокатом вопросы для экспертного исследования не были основаны на материалах уголовного дел. Принятое судом решение об отказе в проведении новых экспертных исследований основано на законе, является мотивированным (т. 4 л.д. 70-71).

Оценив заключения комиссий экспертов по результатам психолого психиатрических экспертиз в совокупности с иными доказательствами по делу, суд пришел к правильному выводу, что Бутин П.П. вменяем относительно совершенных преступлений и должен нести уголовную ответственность за содеянное.

Судебное следствие было окончено при отсутствии дополнений и возражений участников процесса (т.5 л.д. 175)

Нарушений норм уголовно-процессуального законодательства при рассмотрении уголовного дела, судом допущено не было.

Доводы апелляционных жалоб о немотивированности приговора являются несостоятельными. По всем вопросам - установления фактических обстоятельств дела, причастности осужденного, допустимости доказательств, квалификации содеянного, назначения наказания и другим, указанным в статье 299 УПК РФ судом соответствующие выводы приведены в приговоре.

Содеянное осужденным получило надлежащую юридическую оценку Квалификация действий Бутина П.П. по п. «а» части 2 статьи 105 УК РФ и части 1 статьи 139 УК РФ является правильной. Выводы суда относительно квалификации содеянного осужденными в приговоре мотивированы.

Судом правильно установлено, что Бутин П.П. умышленно причинил потерпевшим Ж и несовместимые с жизнью телесные повреждения, и смерть потерпевших находится в прямой причинной связи с действиями виновного. Также установлено, что Бутин незаконно, против воли потерпевшей, проник в жилище .

Оснований сомневаться в правильности установления судом фактических обстоятельств, выводов о виновности Бутина П.П. в инкриминированных преступлениях, у судебной коллегии не имеется.

Назначенное судом наказание Бутину П.П. отвечает принципам справедливости содержащимся в статье 6 УК РФ.

При назначении наказания осужденным суд учел обстоятельства, указанные в статье 60 УК РФ - характер и степень общественной опасности совершенных осужденными преступлений, личность виновного, условия его жизни.

В полной мере судом учтены и характеризующие осужденного данные.

При назначении наказания Бутину П.П. суд в качестве смягчающих наказание обстоятельств учел признание им вины в ходе предварительного расследования активное способствование раскрытию расследованию преступления, выразившееся в даче признательных показаний, в том числе и с выходом на место, которые приняты судом в качестве доказательств, указании мест сокрытия орудия преступления и вещей со следами преступления, его молодой возраст, отсутствие судимости, положительные характеристики, его молодой возраст и состояние здоровья, возраст и состояние здоровья членов его семьи, наличие на иждивении малолетнего ребенка, отца, имеющего инвалидность.

Судом применены положения части 1 статьи 62 УК РФ при назначении Бутину П.П. наказания по части 1 статьи 139 УК РФ,

Вместе с тем судом не установлено оснований для признания совокупности смягчающих по делу обстоятельств исключительными и назначения осужденным наказания с применением положений статьи 64, 73 УК РФ, а также для изменения категории преступлений в соответствии с частью 6 статьи 15 УК РФ. Не установлены они и судебной коллегией.

Гражданский иск судом рассмотрен в соответствии с требованиями закона.

Принятое решение о взыскании с Бутина П.П., как с лица, причинившего вред в пользу потерпевших компенсации морального вреда и средств по возмещению материального вреда, основано на законе.

Обжалованные осужденным Бутиным П.П. и адвокатом Старковой Е.Н постановления по результатам рассмотрения ходатайств об исключении доказательств, об отказе в назначении экспертиз и иных ходатайств рассмотренных судом в ходе судебного разбирательства, в силу положений части 2 статьи 3892 УПК РФ самостоятельному обжалованию не подлежат рассматриваются апелляционной коллегией наряду с обжалованием итогового судебного решения по делу, и, соответственно, не требуют вынесения отдельного процессуального решения.

Оснований для отмены или изменения приговора по доводам апелляционных жалоб осужденного и его адвоката судебная коллегия не находит.

Руководствуясь статьями 38913, 38920, 38928, 38933 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 25 ноября 2015 года в отношении БУТИНА П П оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 193 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта