Информация

Решение Верховного суда: Определение N 19-АПУ17-2 от 14.04.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №19-АПУ 17-2

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Город Москва 14 апреля 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Ботина А.Г.,

судей Пейсиковой Е.В. и Абрамова С.Н.,

при ведении протокола секретарем Мамейчиком М.А рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным представлению государственного обвинителя, жалобам потерпевших Ш иА осужденных Сулейбанова М.Р. и Ибрагимова З.К. и в их интересах адвокатов Черкесовой Г.Б Евгожукова Х.А., Сижажева Х.Ж., Шамхалова Г.П. и Бизяевой Т.А. на приговор Ставропольского краевого суда от 27 октября 2016 года, по которому

Сулейбанов М Р

ранее не судимый осужден к лишению свободы по ч. 4 и ч.5 ст. 33 и пп. «а»,«е»,«з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 17 лет, с ограничением свободы на 2 года, с установлением следующих ограничений: не уходить из дома (квартиры, иного жилища), где он будет проживать после освобождения и отбытия основного наказания, в период с 22 часов до 6 часов следующих суток, не выезжать за пределы административного округа

соответствующего проживанию, не изменять место жительства или пребывания без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства, осуществляющей надзор за отбытием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением на него обязанности являться для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства осуществляющую надзор за отбытием осужденными наказания в виде ограничения свободы, 2 раза в месяц ч. 4 и ч. 5 ст. 33 и ч. 2 ст. 167 УК РФ на 3 года 6 месяцев ч. 4 и ч. 5 ст. 33 и ч. 2 ст. 167 УК РФ на 3 года 6 месяцев;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 20 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года, с установлением следующих ограничений не уходить из дома (квартиры, иного жилища), где он будет проживать после освобождения и отбытия основного наказания, в период с 22 часов до 6 часов следующих суток, не выезжать за пределы административного округа соответствующего проживанию, не изменять место жительства или пребывания без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства, осуществляющей надзор за отбытием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением на него обязанности являться для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства осуществляющую надзор за отбытием осужденными наказания в виде ограничения свободы, 2 раза в месяц;

он же оправдан: по ч. 3 ст. 222 УК РФ на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, то есть в связи с непричастностью к совершению преступления, а также по ч. 1 ст. 222-1 УК РФ на основании п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, то есть в связи с не установлением события преступления, с признанием за ним права на реабилитацию в связи с его оправданием на основании ст.ст. 133-134 УПК РФ;

Ибрагимов З К

ранее не судимый осужден к лишению свободы по ч. 4 и ч. 5 ст. 33 и пп. «а»,«е»,«з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 17 лет с ограничением свободы сроком на 2 года, с установлением следующих ограничений: не уходить из дома (квартиры, иного жилища), где он будет проживать после освобождения и отбытия основного наказания, в период с 22 часов до 6 часов следующих суток, не выезжать за пределы административного округа соответствующего проживанию, не изменять место жительства или пребывания без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства осуществляющей надзор за отбытием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением на него обязанности являться для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства осуществляющую надзор за отбытием осужденными наказания в виде ограничения свободы, 2 раза в месяц;

ч. 4 и ч. 5 ст. 33 и ч. 2 ст. 167 УК РФ на 3 года ч. 4 и ч. 5 ст. 33 и ч. 2 ст. 167 УК РФ на 3 года ч. 2 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 г. № 162 ФЗ) на 3 года ч. 1 ст. 222-1 УК РФ на 4 года со штрафом в размере 50.000 рублей на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 22 года с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 2 года, с установлением следующих ограничений: не уходить из дома (квартиры, иного жилища), где он будет проживать после освобождения и отбытия основного наказания, в период с 22 часов до 6 часов следующих суток, не выезжать за пределы административного округа соответствующего проживанию, не изменять место жительства или пребывания без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства, осуществляющей надзор за отбытием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением на него обязанности являться для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства осуществляющую надзор за отбытием осужденными наказания в виде ограничения свободы, 2 раза в месяц, со штрафом в размере 50.000 рублей.

Постановлено взыскать Сулейбанова М.Р. и Ибрагимова З.К.: в солидарном порядке в счет возмещения имущественного вреда в пользу Ш - по 160.000 рублей с каждого; в пользу А - по 198.906 рублей с каждого; в счет компенсации морального вреда в пользу Ш - по 500.000 рублей с каждого; А - по 500.000 рублей с каждого; А - по 500.000 рублей с каждого.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ботина А.Г., изложившего обстоятельства дела, доводы апелляционных представления и жалоб, выступления осужденных Сулейбанова М.Р. и Ибрагимова З.К. и в их интересах адвокатов Расаевой Х.А., Черкесовой Г.Б. и Шамхалова Г.П поддержавших доводы жалоб осужденных и их защитников, потерпевших Шандиева 3.3. и Аджахметова Р.С., также поддержавших свои апелляционные жалобы и апелляционное представление государственного обвинителя, а также выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гулиева А.Г., полагавшего удовлетворить апелляционное представление государственного обвинителя и апелляционные жалобы потерпевших, а также отказать в удовлетворении апелляционных жалоб осужденных и их защитников, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА признаны виновными:

Сулейбанов М.Р. и Ибрагимов З.К. - в подстрекательстве и пособничестве в убийстве Ш и А то есть

умышленном причинении смерти двум лицам, совершенном общеопасным способом, по найму, а также в умышленном уничтожении чужого имущества повлекшем причинение значительного ущерба, совершенном путем взрыва;

Ибрагимов З.К. также в незаконном хранении и ношении взрывных устройств, совершенных группой лиц по предварительному сговору, и незаконном хранении взрывного устройства.

Преступления совершены в марте-апреле 2012 года, 12 июня и 30 ноября 2013 года, и 16 декабря 2014 года на территории аула

района и в г. края при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Допрошенные в судебном заседании Сулейбанов М.Р. и Ибрагимов З.К виновными себя в совершении указанных выше преступлений не признали.

В апелляционном представлении и дополнении к нему государственный обвинитель утверждает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, к тому же, судом неправильно применен уголовный закон, допущены существенные нарушения требований УПК РФ и осужденным назначено несправедливое наказание Полагает, что действия осужденных были переквалифицированы судом необоснованно, поскольку они совершили преступления в составе организованной группы. В подтверждение этого вывода ссылается на планирование преступлений, распределение между участниками преступлений ролей, согласование ими способа совершения убийства. Оспаривает решение суда об оправдании Сулейбанова М.Р. по ч. 1 и ч. 3 ст. 222 УК РФ и об исключении из обвинения Ибрагимова З.Л. в совершении незаконного оборота взрывных устройств признака перевозки таких устройств, при этом приводит доказательства, свидетельствующие о причастности осужденных к совершению этих преступлений. Считает, что суд без достаточных оснований отверг все доказательства, подтверждающие обнаружение по месту жительства Сулейбанова М.Р. гранаты. Обращает внимание на то, что при описании в приговоре деяний, совершенных осужденными, суд не указал о причинении потерпевшим значительного ущерба, в то время, как при квалификации действий осужденных этот признак указал, что, по мнению автора представления, свидетельствует о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, с фактическими обстоятельствами дела. Считает, что при назначении Ибрагимову наказания суд ошибочно признал обстоятельством смягчающим наказание осужденному, его явку с повинной, которая в материалах дела отсутствует. Просит приговор в отношении осужденных отменить, вынести новый обвинительный приговор, по которому признать Сулейбанова М.Р. виновным и назначить ему наказание в виде лишения свободы по пп. «а», «е», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 19 лет с ограничением свободы на 2 года, по ч. 2 ст. 167 УК РФ на 4 года, по ч. 2 ст. 167 УК РФ на 4 года, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно на 24 года в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года; признать

Ибрагимова З.Л. виновным и назначить ему наказание в виде лишения свободы по пп. «а», «е», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 18 лет с ограничением свободы на 2 года, по ч. 2 ст. 167 УК РФ на 3 года, по ч. 2 ст. 167 УК РФ на 3 года, по ч. 3 ст. 222-1 УК РФ на 5 лет, по ч. 1 ст. 222-1 УК РФ на 4 года со штрафом 80.000 руб на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно на 23 года в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года, со штрафом 80.000 руб. Кроме того, просит отменить приговор в части оправдания Сулейбанова М.Р. по ч. 3 ст. 222 и ч. 1 ст. 222 УК РФ и направить дело в этой части на новое судебное разбирательство в тот же суд.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

потерпевшие Ш иА утверждают, что суд не принял во внимание, что осужденные совершили преступления организованной группой. Также оспаривают решение суда об оправдании Сулейбанова М.Р. за незаконный оборот боеприпасов, при этом приводят доказательства свидетельствующие о причастности названного осужденного к незаконному обороту боеприпасов, а также обоих осужденных - к совершению преступлений в составе организованной группы. Просят приговор отменить, а дело направить на новое рассмотрение;

осужденный Сулейбанов М.Р. утверждает, что преступлений он не совершал. Отрицает факты обращения к нему неустановленного лица с предложением за вознаграждение совершить убийство потерпевших и передачи им денег Ибрагимову за это убийство. Считает, что признательные показания от Ибрагимова получены в результате применения к нему физического и психологического воздействия. Также утверждает, что он и Ибрагимов не обладали специальными знаниями для производства взрывного устройства. Полностью поддерживает доводы, изложенные в апелляционной жалобе адвоката Черкасовой. Просит обвинительный приговор в отношении него отменить и вынести оправдательный приговор;

адвокат Черкасова Г.Б. в интересах осужденного Сулейбанова М.Р утверждает, что вывод суда о виновности последнего основан лишь на первоначальных показаниях Ибрагимова, полученных в результате применения к нему физического и психологического насилия, которые другими доказательствами не подтверждаются и от которых он впоследствии отказался Полагает, что согласно анализа детализации соединений с телефона Ибрагимова на момент убийства потерпевших Ибрагимов не находился на территории края. Оспаривает указанный в приговоре мотив действий осужденных. Находит протокол осмотра места происшествия от 16.12.2014 года сфабрикованным. Считает, что дело расследовано и рассмотрено с обвинительным уклоном. Просит обвинительный приговор в отношении осужденного отменить и вынести в отношении него оправдательный приговор в связи с его непричастностью к совершению преступлений;

адвокаты Евгожуков Х.А. и Шамхалов Г.П. в интересах осужденного

Сулейбанова М.Р. утверждают, что вина последнего в совершении преступлений не доказана. Считают, что приведенными в приговоре доказательствами не опровергаются показания осужденного о его непричастности к преступлениям. Указывают, что судом не установлен мотив действий осужденного. Считают недопустимыми доказательствами по делу: (1) признательные показания, данные Ибрагимовым дважды при допросе в качестве подозреваемого 20.12.2014 года, в том числе с применением видеозаписи, поскольку они получены в результате применения к нему физического и психологического воздействия, другими доказательствами по делу они не подтверждены, а также поскольку имеются противоречия между показаниями осужденного, зафиксированными в протоколе допроса, и его показаниями, зафиксированными на видеозаписи; (2) показания, данные Ибрагимовым на месте совершения преступления от 21.12.2014 года, поскольку они даны осужденным не добровольно, а по наводящим вопросам следователя; (3) показания, данные Ибрагимовым при допросе в качестве обвиняемого 28.12.2014 года, поскольку они сфальсифицированы - по содержанию скопированы с предыдущих показаний. К тому же, оспаривая эти показания осужденного Ибрагимова, обращают внимание на последующий отказ последнего от этих показаний и на отсутствие других доказательств подтверждающих изложенные в них события. Просят обвинительный приговор в отношении осужденного отменить и вынести в отношении него оправдательный приговор в связи с его непричастностью к совершению преступлений;

адвокат Сижажев Х.Ж. в интересах осужденного Сулейбанова М.Р также утверждает, что вывод суда о виновности последнего основан лишь на первоначальных показаниях Ибрагимова, полученных в результате применения к нему физического и психологического насилия, которые другими доказательствами не подтверждаются и от которых он впоследствии отказался Просит обвинительный приговор в отношении осужденного отменить и вынести в отношении него оправдательный приговор в связи с его непричастностью к совершению преступлений;

осужденный Ибрагимов З.Х. и в его интересах адвокат Бизяева ТА утверждают, что Ибрагимов преступлений не совершал, а находился в это время в других местах. Вывод суда о виновности осужденного основан лишь на предположениях. Указывают, что на предварительном следствии он давал показания в результате оказания на него физического и психологического давления, в связи с чем эти показания являются недопустимым доказательством. Обращают внимание на отсутствие у него мотива для убийства потерпевших. Считают, что протокол осмотра его автомобиля от 16.12.2014 года сфабрикован, при этом взрывное устройство было подброшено в автомобиль сотрудниками полиции. Полагают, что дело расследовано и рассмотрено неполно, при этом не установлены другие лица, причастные к преступлениям. Указывает на отсутствие в приговоре оценки доказательств представленных стороной защиты. Просят обвинительный приговор в

отношении него отменить и вынести оправдательный приговор.

В письменных возражениях на приведенные в апелляционных представлении государственного обвинителя и жалобах потерпевших доводы осужденные Сулейбанов М.Р. и Ибрагимов З.Х., адвокат Черкесова Г.Б просят оставить их без удовлетворения, а также в письменных возражениях на приведенные в апелляционных жалобах осужденных и их защитников доводы государственный обвинитель просит также оставить их без удовлетворения.

Согласно ст. 389.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке являются, в частности несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции неправильное применение уголовного закона, а также несправедливость приговора.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных представления и жалоб, а также возражений на них, Судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии таких оснований.

Вывод суда первой инстанции о виновности Сулейбанова М.Р. и Ибрагимова З.К. в подстрекательстве и пособничестве в убийстве Ш

иА в уничтожении чужого имущества, а Ибрагимова З.К. - также в незаконном обороте взрывных устройств, основан на тщательно исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ и оценка которым даны в приговоре, в частности, на показаниях самого осужденного Ибрагимова З.К., данных им на предварительном следствии, из которых следует, что в декабре 2012 года Сулейбанов предложил ему совершить убийство Ш и через несколько месяцев он дал согласие на совершение убийства с использованием взрывных устройств. Сулейбанов пообещал все расходы взять на себя, при этом сказал, что нужно будет убить двух человек На следующий день Сулейбанов показал ему дома, в которых проживали эти лица, и предоставил сведения об автомобилях, которыми те пользовались Через некоторое время Сулейбанов на совершение убийства через его Ибрагимова, жену передал ему деньги в сумме 600.000 руб. В г. он приобрел у мужчины по имени М два взрывных устройства, которые крепятся к днищу автомобиля, с пультами общей стоимостью 1.000.000 руб., за которые передал М 600.000 руб., пообещав остаток передать позже Через несколько месяцев он предложил лицу, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, за вознаграждение участвовать в совершении убийства двух лиц, при этом установить взрывные устройства под их автомобили, на что тот согласился. Сулейбанов «поторапливал» его, в связи с чем летом 2013 года он и лицо, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, на разных автомобилях приехали в г. , где в ночное время он передал этому лицу взрывное устройство, а тот установил

его под автомобиль Ш , после чего они с места преступления скрылись О гибели потерпевшего он узнал из СМИ. Примерно через 2 месяца он встретился с Сулейбановым, который передал ему деньги в сумме 1.000.000 руб. и предложил убить второго человека. Зимой 2013 года он и лицо, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, на разных автомобилях вновь приехали в г. , где это лицо установило взрывное устройство под автомобиль второго потерпевшего, после чего они с места преступления также скрылись, при этом он уехал в г. . Из СМИ он узнал, что второй жертвой их действий оказался А , с которым он знаком не был. Впоследствии он получил от Сулейбанова деньги в сумме 800.000 руб. Он обещал за участие в убийстве передать лицу, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, 400.000 руб. От Сулейбанова узнал, что люди, заказавшие убийство, затягивали выплату вознаграждения.

Суд первой инстанции тщательно проверил приведенные выше и в приговоре первоначальные признательные показания осужденного Ибрагимова З.К. и пришел к выводу о их достоверности и допустимости.

Судебная коллегия такую оценку, данную судом показаниям осужденного, находит правильной, поскольку они последовательны, подробны даны им неоднократно, в том числе в ходе их проверки на месте совершения преступления 21.12.2014 года и при допросе в качестве обвиняемого 28.12.2014 года с участием адвоката, после разъяснения ему положений ст. 51 Конституции РФ. К тому же, эти его показания полностью согласуются с другими приведенными в приговоре доказательствами, в том числе с:

протоколами осмотра мест происшествия - автомобилей, в которых находились потерпевшие, содержащими сведения об обнаружении автомобилей с механическими повреждениями, пультов дистанционного управления, частей взрывных устройств, углублений в виде воронок, то есть сведений об использовании взрывных устройств;

актами судебных взрыво-технических экспертиз, согласно которым в обоих случаях имели место подрывы самодельных взрывных устройств и способы таких подрывов;

актами судебно-медицинских экспертиз, согласно которым смерть Ш иА наступила в результате минно-взрывных травм;

протоколами осмотра документов - сведений о звонках, из которых усматривается, что абонентские номера сотовых телефонов, которыми пользовался осужденный Ибрагимов во время закладок самодельных взрывных устройств под автомобили потерпевших Ш и А регистрировались на базовых станциях, обслуживающих территории по местам убийства потерпевших (т. 14,л.д.127-149;т.16,л.д. 128-132,138-156).

Кроме того, судом первой инстанции тщательно проверено заявление осужденного Ибрагимова З.К. о получении от него первоначальных

признательных показаний в результате применения к нему незаконных методов ведения следствия и обоснованно признано несостоятельным. При этом самим осужденным и его защитниками не представлено каких-либо объективных данных, свидетельствующих о применении к нему физического или психологического насилия. Отсутствуют такие данные и в материалах дела.

Более того, как видно из материалов дела, по заявлению осужденного была проведена служебная проверка в порядке, предусмотренном ст.ст. 144 и 145 УПК РФ, и по ее результатам вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (т.5,л.д.239-242).

Поэтому доводы о недопустимости первоначальных признательных показаний названного осужденного по аналогичному основанию, приведенные в апелляционных жалобах, обоснованными признать нельзя.

Приведенные в апелляционной жалобе адвоката Евгожукова Х.А доводы о том, что в протоколах допросов Ибрагимова З.К. следователем зафиксирован ряд противоречивых сведений, о том, что он показания на месте преступления давал по наводящим вопросам следователя, а также о том, что его показания сфальсифицированы, являются также необоснованными поскольку объективные данные, свидетельствующие о таких нарушениях допущенных органами расследования, которые бы могли служить основанием для признания показаний осужденного недопустимыми доказательствами по делу, в материалах дела отсутствуют.

Таким образом, приведенные в приговоре показания осужденного Ибрагимова получены в соответствии с требованиями ст.ст. 73, 174, 187-190 УПК РФ и оснований не доверять им не имеется.

Что касается изложенных в апелляционных жалобах доводов об отсутствии осужденного Ибрагимова на момент убийства на территории Ставропольского края и о недоказанности совершения осужденными приготовления к совершению преступлений, то, кроме показаний самого осужденного Ибрагимова, они опровергаются протоколами осмотра документов - сведений о звонках с абонентских номеров сотовых телефонов которыми пользовались осужденные, из которых следует, что до совершения убийств потерпевших и после этих убийств они неоднократно появлялись в районе действия одной базовой станции в одно и тоже время, а также неоднократно связывались по сотовой связи между собой.

С доводами жалоб осужденных и адвокатов об отсутствии у осужденного Сулейбанова мотива для убийства потерпевших согласиться также нельзя поскольку, как правильно установил суд в приговоре, мотивом совершения убийства Ш и А послужили личные неприязненные отношения Сулейбанова с потерпевшими, которые сформировались в результате имущественных конфликтов, связанных с реорганизацией СПК

в СПК , а также перераспределения

земель и животноводческих комплексов.

К такому выводу суд пришел в результате тщательного анализа показаний потерпевших Ш (брата убитого ША и А (брата и сына погибшего А свидетелей Т (главы муниципального района), К Г А и Ш (жителей района), Ш (председателя СПК « », О К Т Ю Я Э а также оглашенных в судебном заседании показаний самого потерпевшего А оснований не доверять которым не имеется.

Являются необоснованными и содержащиеся в апелляционных жалобах осужденного Сулейбанова М.Р. доводы о том, что с просьбой о совершении убийства потерпевших к нему никто не обращался, и о том, что он не передавал денег Ибрагимову за это убийство, поскольку они опровергаются приведенными выше и в приговоре показаниями осужденного Ибрагимова протоколами осмотра документов - сведений о звонках, а также выпиской по операциям на счете в банке на имя Сулейбанова о получении им в указанный период времени наличных денежных средств.

Не может служить основанием для изменения приговора и вывод содержащийся в апелляционном представлении, об отсутствии, якобы, в приговоре при описании деяний осужденных, связанных с уничтожением транспортных средств, признака причинения потерпевшим значительного ущерба, в то время как при квалификации действий осужденных этот признак был указан, поскольку он не основан на материалах дела.

Так, в фабуле в описательной части приговора данный признак указан, а при описании деяний указаны подробные обстоятельства, при которых были уничтожены автомобили, и размер причиненного потерпевшим ущерба.

Поэтому нельзя согласиться с мнением автора апелляционного представления о том, что выводы суда, изложенные в приговоре, не согласуются с фактическими обстоятельствами дела.

Что касается приведенных в апелляционном представлении доводов о том что все преступления осужденными совершены в составе организованной группы, то с ним согласиться также нельзя.

Как видно из материалов дела, Сулейбанов М.Р. и Ибрагимов З.К. были связаны между собой родственными отношениями, а об участии лица, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство Сулейбанов М.Р. не знал. При таких данных, с учетом характера действий каждого осужденного, как правильно указано в приговоре, нельзя признать установленным наличие такой сплоченности и устойчивости группы, которая бы в соответствии с ч. 3 ст. 35 УК РФ без сомнения свидетельствовала бы о совершении осужденными преступлений именно в составе организованной

группы.

Вывод суда о виновности Ибрагимова З.К. в незаконном хранении и ношении взрывных устройств также основан на всестороннее, полно и объективно исследованных в судебном заседании доказательств, в том числе на показаниях самого осужденного, данных им на предварительном следствии которые подтверждены другими доказательствами, которым в приговоре дана надлежащая оценка.

Приведенные в апелляционных жалобах осужденного Ибрагимова З.Х адвокатов Черкасовой Г.Б. и Беляевой ТА. доводы о том, что протокол осмотра его автомобиля от 16.12.2014 года сфабрикован, при этом взрывное устройство было подброшено в автомобиль сотрудниками полиции, являются также необоснованными, поскольку указанный протокол составлен в соответствии с требованиями УПК РФ, его объективность и достоверность подтверждены показаниями свидетелей П Ч (инспекторов ДПС), Е (эксперта криминалиста), С

(специалиста кинолога) и К (специалиста взрывника М иН (понятых), принимавших участие в осмотре автомобиля осужденного и подтвердивших факты обнаружения и изъятия из автомобиля Ибрагимова самодельного взрывного устройства, выполненного по типу малой прилипающей мины. Оснований ставить под сомнение объективность указанного протокола осмотра и не доверять названным лицам также не имеется.

Таким образом, нельзя согласиться и с приведенными в апелляционных жалобах доводами о рассмотрении дела с обвинительным уклоном, неполно и о том, что вывод суда о виновности осужденных основан лишь на предположениях.

Нельзя согласиться и с приведенными в апелляционном представлении государственного обвинителя доводами о необоснованном исключении из предъявленного Ибрагимову З.К. обвинения в незаконном обороте боеприпасов признака их перевозки, поскольку, как видно из материалов дела, эти действия осужденного носят, как также правильно указано в приговоре предположительный характер, при этом органами предварительного расследования не установлены точное время и место совершения преступления равно как и лицо, у которого приобреталось взрывное устройство.

Вопреки приведенным в апелляционном представлении доводам Сулейбанов Р.М. обоснованно оправдан за незаконный оборот боеприпасов поскольку, как правильно указал суд в приговоре, при отсутствии в действиях осужденных признаков организованной группы и отсутствии доказательств подтверждающих совершение названным осужденным конкретных действий связанных с незаконным приобретением, хранением, ношением и перевозкой

взрывных устройств, его нельзя признать причастным к этому преступлению.

Таким образом действия осужденных судом квалифицированы правильно.

При назначении осужденным наказания суд первой инстанции учел характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений данные о личности каждого, а также влияние назначенного наказания на их исправление и на условия жизни их семей.

При этом суд учел положительные характеристики на Сулейбанова М.Р. с мест жительства и работы, его участие в выборной должности, а также положительные характеристики на Ибрагимова З.К. по месту жительства. Кроме того, суд учел состояние здоровья Сулейбанова М.Р нахождение на иждивении у Ибрагимова З.К. его жены (инвалида ), а у Сулейбанова М.Р. - его престарелой матери.

Кроме того, в качестве обстоятельств, смягчающих наказание Сулейбанова М.Р., суд признал состояние его здоровья и нахождение у него на иждивении престарелой матери. Обстоятельств, отягчающих наказания осужденных, суд не установил.

Назначая осужденному Ибрагимову З.К. наказание в соответствии с требованиями п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, суд признал смягчающими его наказание обстоятельствами: явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступлений, а также нахождение на его иждивении жены - инвалида 2 группы.

При этом нельзя согласиться с приведенными в апелляционном представлении доводами о необоснованном признании в качестве обстоятельства, смягчающего его наказание, явки с повинной, поскольку как правильно указал суд в приговоре, органы предварительного расследования, используя сведения, полученные именно в результате заявлений Ибрагимова З.К. и его признательных показаний о совершенных преступлениях, смогли добыть доказательства виновности осужденных представленные суду стороной обвинения.

Каких либо обстоятельств, указанных в ч. 6 ст. 15 и ст. 64 УК РФ, для назначения более мягкого вида наказания, чем предусмотрено за совершенные ими преступления, не установлено.

При таких данных назначенное осужденным наказание является справедливым и оснований для назначения им более строгого наказания, как об этом поставлен вопрос в апелляционном представлении, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.20 и 389.28 УПК РФ Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА приговор Ставропольского краевого суда от 27 октября 2016 года в отношении Сулейбанова М Р и Ибрагимова З К оставить без изменения, а апелляционные представление и жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 187 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта