Информация

Решение Верховного суда: Определение N 36-АПУ17-1 от 16.02.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №36-АПУ17-1

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 16 февраля 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Сабурова Д.Э судей Кочиной И.Г. и Таратуты И.В при секретаре Горностаевой Е.Е с участием прокурора Гуровой В.Ю осужденного Толстова М.А. и его защитника - адвоката Шаповаловой Н.Ю рассмотрела в судебном заседании апелляционную жалобу осужденного Толстова М.А. на приговор Смоленского областного суда от 16 ноября 2016 года, которым

Толстое М А,

несуд имый осужден:

- по ч. 1 ст. 119 УК РФ к 9 месяцам лишения свободы;

- по п.«а» ч.2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

1

На основании ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Толстову 17 лет 3 месяца лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с установлением соответствующих ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре.

Срок отбывания наказания Толстову исчислен с 16 ноября 2016 года зачтено в срок отбытия наказания время содержания под стражей с 21 января по 15 ноября 2016 года.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Таратутьг И.В., выслушав осужденного Толстова М.А. и адвоката Шаповалову Н.Ю., просивших об отмене приговора прокурора Гурову В.Ю., полагавшую необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Толстов признан виновным в убийстве двух лиц - Л и Л а также в угрозе убийством А

Преступления совершены 21 января 2016 года в г области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Осужденный Толстов М.А. в апелляционной жалобе и дополнениях к ней просит приговор отменить ввиду его не причастности к инкриминируемым деяниям, а дело направить на новое судебное рассмотрение.

Утверждает, что свою вину он признавал вынужденно, из-за уговоров сотрудников правоохранительных органов, чтобы получить меньший срок наказания; что сотрудники следственного коми гета халатно расследовали дело что ими не дана оценка тому обстоятельству, что он видел соседку А с незнакомым ему мужчиной, которые шли со стороны квартиры Л после чего через приоткрытую дверь он зашел в квартиру последних, где обнаружил трупы потерпевших. Там же он наступил в кровь, чем объясняется обнаружение крови потерпевших на его кроссовке и спортивных брюках, а затем взял в своей квартире нож, чтобы преследовать неизвестного мужчину убийцу, но тот скрылся. В подъезде дома он встретил А которому убийством не угрожал, при этом А забрал у него нож и нанес ему (Толстову) удар, от которого он потерял сознание. Просит отнестись критически к показаниям заинтересованной в благоприятном для себя исходе

2

дела свидетеля А которая сама конфликтовала с потерпевшей и угрожала той убийством; дать иную оценку показаниям потерпевшего А признав их неправдивыми и недостоверными, поскольку они противоречат показаниям свидетеля Л и протоколу осмотра места происшествия Указывает, что свидетели Л и Ж обратили внимание на его возбужденное, агрессивное состояние, в котором он находился после обнаружения трупов хорошо знакомых ему Л что также, по мнению осужденного, подтверждает его невиновность. Обращает внимание на то, что при проведении судебно-психиатрической экспертизы он рассказывал экспертам, что нанес только один удар в живот, поскольку не знал, сколько в действительности было нанесено ударов ножом потерпевшим, полагает, что это тоже свидетельствует о его невиновности. Обращает внимание на то, что трупы при осмотре места происшествия перемещались, о чем он не знал, а в своей вынужденной явке с повинной он указал месторасположение трупа Л согласно протоколу осмотра места происшествия, добавив фразу что Л сама перевернулась лицом вниз; что при предъявлении свидетелям обвинения для опознания фонографии ножа были нарушены требования ст. 193 УПК РФ, и данное опознание является недопустимым доказательством; что на лезвии ножа свидетели не видели следов крови; что согласно заключению экспертов № на лези ии ножа была обнаружена кровь без определения половой принадлежности и генетических признаков, а это, в свою очередь, указывает на то, что изъятый нож не являлся орудием преступления; что нож (вещественное доказательство) изготовлен промышленным способом, поэтому телесные повреждения потерпевшим могли быть причинены любым подобным ножом; что по делу не установлено, каким образом рукоятка ножа оказалась рядом с поломанным лезвием при их изъятии с места происшествия; выражает несогласие с выводами экспертизы № в части обнаружения на рукоятке ножа крови, принадлежавшей ему и потерпевшим; полагает, что из выводов судебно-медицинской экспертизы, а именно из характера причиненных потерпевшим повреждений и характеристик сломанного ножа, следует, что удары потерпевшим были нанесены другим ножом, и что причинить установленные у Л телесные повреждения при обстоятельствах, которые он указал в явке с повинной, невозможно Обращает внимание на то, что показания свидетелей Л и Ж не согласуются между собой в той части, где он, якобы, признавался им в убийстве; выражает несогласие с оценкой судом показаний свидетеля С и настаивает на том, что его слова «разберемся», высказанные ранее в ходе конфликта, возникшего между Л иА , обозначали его желание разрешить этот бытовой конфликт, при этом в приговоре ошибочно указано слово «отомстит»; что свидетели С , С , О Ж и Л положительно охарактеризовали его, чем также по ждают его доводы о непричастности к совершенным преступлениям что отсутствие на поверхности фрагментов его ногтевых пластин крови

3

человека и наличие только его эпителиальных клеток доказывают лишь его невиновность; что планшет, изъятый у О , принадлежит ему, поэтому у следствия не было оснований для того, чтобы нарушать его Конституционные права на частную жизнь и личную тайну и осматривать данный планшет; что О незаконно взяла распечатку детализации телефонных соединений и передала ее следователю, в связи с чем данное доказательство является недопустимым.

В возражениях на апелляционную жалобу осужденного государственный обвинитель Череповская М.И. находит приговор законным и обоснованным, просит апелляционную жалобу осужденного Толстова оставить без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на них, Судебная коллегия находит выводы суда о доказанности вины Толстова в убийстве двух лиц - супругов Л а также в угрозе убийством А , - правильными, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и подробно изложенных в приговоре.

При этом суд правильно сослался в приговоре, как на доказательства виновности Толстова в совершении вышеуказанных преступлений, на его показания, данные им в ходе предварительного расследования в качестве обвиняемого 30 января 2016 года, и его явку с повинной.

Так, при допросе 30 января 2016 года Толстов показал, что 21 января 2016 года в своей квартире употреблял спиртные напитки; примерно, в 18 часов взял со стола кухонный нож, направился к квартире открыл ее входную дверь и прошел внутрь, где подошел к Л и нанес ей несколько ударов ножом, сколько именно - он не помнит. После этого он увидел, что в комнате, расположенной прямо по входу, находится также Л , после чего подошел к Л и стал наносить ему удары ножом в область туловища, сколько именно нанес ударов, не помнит. Когда он уходил из квартиры, то увидел, что Л лежит на полу лицом вниз. Из квартиры Л он направился к соседям - Ж иЛ , которым сообщил что убил Л но те ему не поверили. Дальнейшие события он не помнит.

Данные показания Толстова об обстоятельствах совершения им преступления в отношении супругов Л подробны, последовательны подтверждаются совокупностью других исследованных в судебном заседании доказательств, соответствуют им, даны в присутствии адвоката, поэтому обоснованно были признаны судом достоверными и допустимыми

4

доказательствами и положены в основу приговора.

Виновность Толстова в совершении инкриминируемых ему преступлений, помимо приведенных выше его показаний, подтверждается:

- явкой с повинной, согласно которой Толстов сообщил о совершенном им убийстве супругов Л при этом подробно описал, как именно и при каких обстоятельствах было совершено данное преступление;

- протоколом осмотра места происшествия, согласно которому была осмотрена квартира Л в которой были обнаружены трупы потерпевших со следами насильственной смерти, а также следы крови и след от обуви на линолеуме. В 30 метрах от дома потерпевших, около мусорных контейнеров, был обнаружен и изъят сломанный нож со следами вещества бурого цвета на нем;

- показаниями потерпевшего А о том, что Толстов пропустил его в подъезд дома, при этом он заметил в руке у Толстова нож длиной 25-30 см; что в подъезде Толстов обхватил его за шею рукой, приставил к животу клинок ножа, а возле квартиры приставил клинок ножа к его шее и толкнул в спину. Когда он (А оказался в квартире, то входной дверью прижал руку Толстова с ножом к косяку, рукой схватил клинок ножа и сломал его, порезав при этом себе пальцы, после чего сломанное лезвие выкинул в сторону мусорных контейнеров. Полагает, что рукоять от ножа Толстов выбросил туда же; во время случившегося он (А боялся, что Толстов убьет его;

- показаниями свидетеля Т которая пояснила, что от сотрудников полиции узнала об убийстве соседей Л и о задержании ее сына; что из ее квартиры пропал большой нож длиной около 30 см. с деревянной ручкой, что у сына имелся в пользовании сотовый телефон с сим картой оператора « №

- показаниями свидетеля С которая пояснила, что 21 января 2016 года, около 18-19 часов, слышала, как в квартире Л громко лаяла собака;

- показаниями свидетеля Ж о том, что около 19 часов 30 минут открыла на стук входную дверь своей квартиры; что в квартиру с ножом в руках ворвался Толстов, подошел к ее сыну А и стал говорить, что произошло убийство; что на вопрос сына Толстов ответил, что всех бы убил что позже от А она узнала, что Толстов с ножом напал на него, и он (А ) боялся, что тот применит нож, что затем сломал рукоятку ножа, при этом порезал себе руку, а нож выбросил возле помойки;

- показаниями свидетеля Л , который показал, что около 19 часов в их квартиру зашел Толстов с ножом в руках и сказал, что кого-то убил; что на его (Л ) вопрос Толстов ответил, что «убил бы всех»; что, испугавшись Толстова, он выбежал из квартиры и увидел, как в подъезд дома зашел А который через десять минут выбежал обратно с поломанным ножом и

5

окровавленной рукой; что сломанный нож А выбросил и пояснил, что на него с данным ножом напал Толстов, что он опасался за свою жизнь, дверью прижал руку Толстова и сломал нож;

- показаниями С о том, что осенью 2015 года между Л и А возник конфликт, в ходе которого Толстов обещал А отомстить за нее;

- показаниями свидетеля С о том, что со слов А она знает что Толстову не нравятся Л и он хочет их убить;

- показаниями свидетеля А о том, что около 18-19 часов 21 января 2016 года к ней в состоянии алкогольного опьянения с бутылкой водки зашел Толстов и предложил пойти выпить к Л при этом сказал, что хочет их зарезать, так как Л его обзыкает нецензурными словами, и попросил нож; что нож она Толстову не дама, и он ушел, сказав, что «она увидит, что он сделает»;

- показаниями свидетеля О о том, что 21 января 2016 года, после 19 часов, Толстов со своего телефона вначале позвонил на номер телефона ее дочери, а затем отправил СМС-сообщение с текстом: «Я убил двоих»;

- заключением эксперта № , согласно которому обнаруженные на трупе Л телесные повреждения образовались в быстрой последовательности от 11-ти кратного действия колюще-режущих предметов, возможно ножей, в совокупности явились опасными для жизни, причинили тяжкий вред здоровью и явились причиной его смерти;

- заключением эксперта № , согласно которому обнаруженные на трупе Л телесные повреждения в виде ранения груди справа, образовались не менее чем от двух травматических воздействий, вызвали развитие острой массивной кровопотери, квалифицируются как тяжкий вред здоровью и явились причиной ее смерти; также на трупе были обнаружены другие повреждения;

- протоколом задержания Толстова, в ходе которого у него были изъяты сотовый телефон с номером кроссовки, спортивные брюки;

- заключением компьютерной экспертизы, согласно которому в изъятом у Толстова сотовом телефоне содержатся исходящие СМС-сообщения: «А убил двоиз», «Тзвени»;

- протоколом выемки у свидетеля О планшетного компьютера с сим-картой с номером и детализации телефонных соединений этого номера, а также протоколом осмотра предметов, согласно которым указанные СМС-сообщения отправлены с сотового телефона Толстова в 20 часов 34 минуты 21 января 2016 года на номер О

- заключением криминалистической судебной экспертизы, согласно которому след обуви, изъятый в квартире потерпевших, оставлен кроссовком для правой ноги, изъятым у Толстова;

- заключением экспертиз вещественных доказательств, согласно которым на поверхности спортивных ботинок, изъятых у Толстова, обнаружена кровь

6

Л а также кровь, произошедшая от смешения крови Толстова и Л и от смешения крови Л иЛ на поверхности спортивных брюк, изъятых у Толстова, обнаружена кровь Л на правой стороне рукоятки сломанного ножа обнаружена кровь, которая произошла от смешения крови Толстова и Л , на левой стороне рукоятки обнаружена кровь, происходящая от Толстова и А ;

- заключением судебной экспертизы, согласно которому детали ножа изъятого на участке местности около дома, где проживали Л (клинок с рукоятью) являются частями ножа хозяйственно-бытового назначения;

- заключением судебно-криминалистической экспертизы о том, что на одежде потерпевших и на кожных лоскутах от трупов Л имеющиеся раны являются колото-резаными, могли образоваться от воздействия клинка представленного на исследование;

- заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно которому у потерпевшего А были выявлены поверхностные раны третьего и четвертого пальцев левой руки, которые произошли от действия плоского режущего предмета, возможно во время и при обстоятельствах, на которые указывает потерпевший.

Суд также правильно признал указанные доказательства достоверными и допустимыми и положил в основу приговора, поскольку они были получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, соответствуют установленным фактическим обстоятельствам случившегося, дополняют друг друга и соответствуют друг другу; при этом каких-либо заявлений и замечаний от участников проведенных следственных действий, в том числе от Толстова и его защитника при написании им явки с повинной и при его допросе, не поступало.

Вопреки доводам, изложенным в апелляционной жалобе осужденного органами следствия при производстве предварительного расследования, а также судом при рассмотрении дела в судебном заседании, каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

В ходе судебного разбирательства судом было обеспечено равенство прав сторон, созданы необходимые условия для всестороннего и полного рассмотрения дела, стороны не были ограничены в праве представления доказательств и в заявлении ходатайств. По всем заявленным ходатайствам судом приняты обоснованные решения, которые надлежащим образом мотивированы.

Исследованные по делу доказательства оценены судом в соответствии с

7

положениями статьи 88 УПК РФ, при этом суд мотивировал, почему он берет во внимание одни доказательства и отвергает другие, в том числе показания Толстова, данные в суде, и показания свидетеля Т данные в ходе предварительного расследования об обстоятельствах опознания ею ножа по фотоснимку, а также ее показания, данные в суде.

Доводы осужденного Толстова о том, что в ходе предварительного расследования он признал вину в убийстве под воздействием сотрудников полиции, предлагавших признаться, чтобы получить меньше срок; что убийство Л совершил не он, а другой мужчина, которого он (Толстов) хотел задержать; что потерпевшему А он убийством не угрожал, что А оговорил его, что потерпевшие были убиты другим ножом, а не тем, который является вещественным доказательством по делу Судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку они опровергаются совокупностью исследованных судом доказательств, приведенных в приговоре и указанных выше.

Указанные доводы были тщательно проверены и судом первой инстанции и обоснованно не приняты во внимание, при этом, отвергая их, правильно указал в приговоре, что явка с повинной была принята от Толстова в соответствии с уголовно-процессуальным законом, в присутствии адвоката, при этом Толстову разъяснялись положения ст.51 Конституции РФ; что показания Толстова о времени и обстоятельствах нанесения ударов ножом потерпевшим Л согласуются с протоколом осмотра места происшествия заключениями указанных выше судебно-медицинских, криминалистических экспертиз и экспертиз вещественных доказательств, с показаниями свидетелей Ж ,А ,Л иО .

Вопреки доводам апелляционной жалобы, у Судебной коллегии, как и у суда первой инстанции, нет оснований сомневаться в достоверности показаний потерпевшего А и свидетелей А ,Ж иЛ поскольку они всегда были подробны, последовательны, соответствуют друг другу и подтверждаются другими исследованными в судебном заседании доказательствами по делу. Некоторые расхождения, имеющиеся в показаниях данных свидетелей, касающиеся поведения и дословности высказанных Толстовым фраз как в момент совершения преступлений, так и позже о совершенном им убийстве, и части описания ими ножа, правильно признаны судом несущественными, связанными с субъективным восприятием происходивших неординарных для них событий.

Доводы Толстова о том, что потерпевший А и свидетель А оговорили его и дали ложные показания, Судебная коллегия не находит

8

убедительными, поскольку они голословны, не основаны на каких-либо обстоятельствах и ничем, помимо утверждени й Толстова, не подтверждаются.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе и при осмотре места происшествия, выемке у свидетеля О планшета и детализации телефонных соединений, а также при изъятии у Толстова принадлежавшего ему телефона, о чем указывается в апелляционной жалобе следователем допущено не было, данные следственные действия были проведены в соответствии с положениями ст. 183,184 УПК РФ.

Вопреки доводам Толстова, в приговоре суд не ссылался как на доказательство вины осужденного, на фотографию ножа, изъятого при осмотре места происшествия, при этом, наоборот, прямо указал, что опознание ножа свидетелем Т не проводилось.

Экспертизы по данному делу, на заключения которых суд сослался в приговоре, были назначены и проведены в соответствии с требованиями ст. 195- 196 УПК РФ, их выводы являются ясными к понятными и оценены судом в совокупности с другими доказательствами. Заключения экспертов полностью отвечают требованиям ст.204 УПК РФ, а также Федеральному Закону «О государственной экспертной деятельности в РФ» от 31 мая 2001 года.

Доводы осужденного Толстова о том, что заключения судебно медицинских, психолого-психиатрической экспертиз, а также заключения экспертиз вещественных доказательств, свидетельствуют о его невиновности, о ложности его первоначальных показаний и о том, что убийство было совершено другим ножом, - не основаны на выводах данных заключений прямо противоречат им и являются лишь субъективным мнением самого осужденного, который желаемое пытается выдать за действительное.

Показания эксперта Л относительно возможности причинения имевшихся на трупе Л телесных повреждений в виде ранения груди и перелома ребра рукой нападавшего и/или рукоятью ножа, находящегося в руке нападавшего, на которых Толстов акцентировал внимание в прениях в суде апелляционной инстанции, не могут быть приняты Судебной коллегией во внимание, поскольку, во-первых, не были пред метом исследования в судах 1 и 2 инстанций, а во-вторых, носят вероятный характер (что прямо указано в протоколе его допроса) и при этом не противоречат выводам эксперта.

9

Доводы осужденного том, что изъятый возле дома нож не является орудием преступления, были также тщательно проверены судом и обоснованно отвергнуты, поскольку опровергаются как показаниями потерпевшего А свидетеля Л , свидетеля Т так и показаниями самого Толстова показавшего, что нож он взял из дома, а кроме того указанными выше заключениями экспертов, согласно которым на ноже была обнаружена кровь потерпевших.

То обстоятельство, что в ходе судебного разбирательства не было установлено точно, каким образом лезвие и рукоятка сломанного ножа оказались рядом друг с другом, не опровергают и не ставят под сомнение выводы суда о данном ноже, как об орудии преступлений.

Тот факт, что на поверхности срезов ногтевых пластин Толстова отсутствуют следы крови, принадлежавшей потерпевшим, и наличествуют только его эпителиальные клетки; что ряд свидетелей положительно характеризуют Толстова; что в момент убийства потерпевших Л он находился в возбужденном состоянии, - вопреки убеждению осужденного никоим образом не свидетельствуют о его невиновности, при этом суд правильно обратил внимание на то, что срезы ногтевых пластин были взяты у Толстова спустя пять дней после его задержания, и дал этому обстоятельству надлежащую оценку в приговоре, сомневаться в которой у Судебной коллегии также нет оснований.

Действия Толстова квалифицированы судом правильно, оснований для переквалификации его действий Судебная коллегия не усматривает.

Учитывая заключение стационарной комплексной судебной психолого психиатрической экспертизы и поведение осужденного в период предварительного следствия и судебного разбирательства, суд обоснованно пришел к выводу о том, что Толстов является вменяемым и должен нести уголовную ответственность за содеянное.

Наказание Толстову назначено в соответствии со ст. ст. 6, 43, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных им преступлений, данных о личности осужденного, обстоятельств, смягчающих наказание, обстоятельства, отягчающего наказание, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Суд правильно признал обстоятельствами, смягчающими наказание, явку

10

с повинной Толстова по п.«а» ч.2 ст. 105 УК РФ, состояние его здоровья и наличие у него ряда заболеваний.

Обстоятельством, отягчающим наказание Толстову, суд правильно признал совершение им преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

Назначенное Толстову наказание является соразмерным содеянному и справедливым, Судебная коллегия не находит оснований для его смягчения.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. 38913-38914, 389 , 38928 УПК РФ, Судебная коллегия

20

определила:

приговор Смоленского областного суда от 16 ноября 2016 года в отношении Толстова М А оставить без изменения апелляционную жалобу осужденного Толстова М.А. - без удовлетворения Председательствующий

11

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 184 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта