Информация

Решение Верховного суда: Определение N 53-О10-65СП от 20.10.2010 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 53-010-65сп

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва « 2 0 » о к т я б р я 2010 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего Червоткина А.С.

Боровикова В.П.

Судей Кудрявцевой Е.П.

при секретаре Ереминой Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Канаева В.В.,Захарченко Е.В., Сизых СМ.,Беспалова Г.Ю., адвокатов Беляева К.В., Ганжи П.А., Бабенко О.И. на приговор Красноярского краевого суда от 3 ноября 2009 года по уголовному делу, рассмотренному с участием присяжных заседателей, которым

Канаев В В

осужден к лишению свободы: по п.п. «ж,к» ч.2 ст. 105 УК РФ на 14 лет; по п. «а» ч.4 ст.162 УК РФ - на 10 лет; по ч.1 ст.222 УК РФ - на 3 года; по п.п. «а,б» ч.4 ст. 158 УК РФ - на 8 лет. По совокупности преступлений в соответствии со ст.69 ч.З УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 17 лет в исправительной колонии строгого режима. В срок отбывания наказания постановлено засчитать время содержания его под стражей с 13 сентября 2007 г. по 3 ноября 2009 года;

Захарченко Е В ,

осужден к лишению свободы: по п.п. «ж,к» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на 12 лет; по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ - на 8 лет; по п.п. «а,б» ч.4 ст. 158 УК РФ - на 5 лет; по ч. 1 ст.222 УК РФ - на 2 года. По совокупности преступлений на основании ч.З ст.69 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 15 лет в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено засчитать в срок отбывания наказания время его содержания под стражей с 13 сентября 2007 года по 3 ноября 2009 года;

Сизых С М ,,

осужден к лишению свободы: по п.п. «ж,к» ч.2 ст. 105 УК РФ на 12 лет по п. «в» ч.4 чт.162 УК РФ - на 9 лет; по п.п. «а,б» ч.4 ст. 158 УК РФ - на 8 лет На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 14 лет в исправительной колонии строгого режима;

Беспалов Г Ю ,

осужден к лишению свободы: по п.п. «ж,к» ч.2 ст. 105 УК РФ на 15 лет по п.п. «а,б» ч.4 ст.158 УК РФ - на 9 лет. По совокупности преступлений на основании ч.З ст.69 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 17 лет в исправительной колонии строгого режима.

По делу разрешен гражданский иск и определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Кудрявцевой Е.П., выступления осужденных Канаева ВВ., Захарченко Е.Н., Сизых С М . и Беспалова Г.Ю., адвокатов Бондаренко В.Х., Докучаева М.В., Карпухина СВ., Шинелевой Т.Н. и Бабенко О.И., поддержавших кассационные жалобы; возражения прокурора Шаруевой М.В. на доводы, изложенные в кассационных жалобах , судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А :

Вердиктом коллегии присяжных заседателей Канаев ВВ., Сизых СМ. и Захарченко Е.В. признаны виновными в том, что в период с января по июль 2006 года, по предложению Канаева договорились напасть с целью завладения крупными суммами денег на , которого перевозил Захарченко, работавший . При этом они разработали план нападения на кассира, включая место, время нападения, орудия преступления и роль каждого из них. Разрабатывая план нападения, они в конце июля 2006 г. проехали по маршруту предполагаемого нападения.

Согласно разработанному плану 7 августа 2006 года примерно в 11 часов Канаев и Сизых дождались, когда автомобиль , на котором Захарченко перевозил , остановился около

; ворвались в салон автомобиля, где Канаев приставив нож к шее С ., а Сизых, имитируя нападение и на Захарченко, приставил к его спине пневматический пистолет принадлежащий Захарченко, сказали ему ехать к обусловленному ими месту Там Канаев и Сизых, забрав у деньги в сумме , по кинули автомобиль и в последствие разделили их в равных долях с Захарченко.

Применительно к указанным действиям Захарченко признан заслуживающим снисхождения.

Этим же вердиктом Канаев, Захарченко и Сизых признаны виновными в том, что совместно с лицом, в отношении которого отказано в возбуждении уголовного дела в связи с его смертью, Б и лицом, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с его розыском, по инициативе последнего договорились завладеть имуществом К

из сейфа Беспалов, знал, что К хранит в сейфе в помещении крупную сум му денег и ювелирные изделия. Для завладения этим имуществом и деньгами он заранее объединился с лицом, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с розыском, привлек также лицо, в от ношении которого отказано в возбуждении уголовное дела в связи со смертью распределил их роли и в январе 2007 года дал указание лицу, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, изъять имущество К

Канаев, согласился с предложением лица, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, совершить указанные выше действия за для оплаты непосредственным участникам изъятия

имущества, а остальные деньги передать этому лицу и обеспечит хранение изъятых ювелирных изделий. После этого Канаев предложил совершить эти дейст­

вия Захарченко и Сизых, которые приняв это предложение, вместе с ним при обрели сим-карты для переговоров во время нахождения в помещении шуруповерт, монтировку, гвоздодер, ножницы по металлу, распределили между собой роли.

31 января 2007 г. они прибыли к помещению

согласно разработанному плану по сигналу лица, в возбуждении уголовного дела в отношении которого отказано в связи с его смертью, Канаев с инструментом проник в кабинет директора. Оставив сумку с инструментом у туалета, в ожидании закрытия магазина и ухода уборщицы спрятался в прием ной кабинета. После закрытия магазина он отсоединил датчик повреждения стекла на окне, взломал дверь комнаты, где хранился сейф, и сам сейф, из которого извлек денежные средства в разной валюте (рубли, евро, доллары США) и различные ювелирные изделия на общую сумму Сложив все это в сумку, перебросил ее через балкон и инсценировал проникновение через окно. В период с 23 до 24 часов ножницами по металлу разрезал решетку балкона, передал сумку Захарченко и сам перелез на улицу.

Во время нахождения Канаева в помещении Захарченко и Сизых по мобильному телефону сообщали ему об окружающей обстановке и страховали его у балкона, Захарченко через проемы в решетке передал Канаеву ножницы по металлу. Кроме того, в день совершения преступления они заранее прибыли к помещению и из пневматического пистолета разбили лампы на фонарях освещения в районе балкона.

В последствии они поделили похищенное, взяв по ювелирные изделия хранились у Захарченко. 1 февраля 2007 г. Канаев передал лицу, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с его розыском, .

Сизых и Захарченко признаны заслуживающими снисхождения за содеянное.

Кроме того, согласно вердикту коллегии присяжных заседателей Б ­,

узнав в период с февраля по март 2007 года о том, что в отношении Л -

сотрудники милиции проводят следственные действия и, опасаясь, что Л может сообщить об их участии в завладении имуществом К из,

объединился с лицом, уголовное дело в от ношении которого выделено в отдельное производство в связи с розыском, ли шить жизни Л , непосредственное исполнение которого поручить Канаеву С этой целью оба они в период с 20 февраля по 5 марта 2007 года встретились с Канаевым, которому дали такое указание.

Канаев предложил Захарченко и Сизых лишить жизни Л а по указан­

ным выше мотивам с целью пресечения возможности сообщения Л ор­

ганам милиции о содеянном ими в отношении К . Обговорив место способ лишения жизни потерпевшего Канаев, Сизых и Захарченко в период с

16 до 19 часов 12 мин. 14 апреля 2007 года приехали на автомобилях

и » к . Там Захарченко и Сизых в

масках, камуфляжной одежде, первый с автоматом, а Сизых с пистолетом,

имитируя задержание Л сотрудниками милиции и

угрожая оружием, посадили его в автомашину и вывезли в лесной

массив в , где Захарченко по указа- нию Канаева в период до 24 часов дважды выстрелил в голову Л из обреза от чего наступила смерть потерпевшего. После этого Канаев, Сизых и Захарченко выкопали яму и закопали в нее труп Л

Вердиктом коллегии присяжных заседателей, к тому же, Канаев признан виновным в том, что он от лица, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с розыском, в период с середины до конца 2005 года получил пистолет с тремя патронами калибра 9,17мм, а в начале 2006 года - автомат с уничтоженными но мерами, глушителем и 30 патронами калибра 5,45 мм, которые хранил в неустановленном месте, перевозил на принадлежащем ему автомобиле и носил при себе до мая 2006 года, а затем передал на хранение Захарченко, который хранил их у себя в квартире до их изъятия 13.09.2007 года. В этой части Захарченко признан заслуживающим снисхождения.

В кассационных жалобах:

осужденный Канаев В.В. приговор считает незаконным и несправедливым по мотивам нарушений уголовно-процессуального закона.

По утверждению осужденного, органами предварительного следствия не проверено его алиби и ему не было вручено обвинительное заключение.

Осужденный считает, что дело рассмотрено незаконным составом суда обусловленным нарушениями ст.328 УПК РФ при формировании коллегии присяжных заседателей и Федерального Закона «О присяжных заседателях» о составлении списков присяжных заседателей методом случайной выборки.

При формировании коллегии присяжных заседателей кандидаты скрыли информацию, ограничив права сторон на мотивированные и не мотивированные отводы. В обоснование этого довода Канаев ссылается на то, что присяжный заседатель З скрыл от суда информацию о том, что является,

чем лишил стороны заявить ему отвод;

скрыла то, аК была

т.е занимает

Канаев ссылается на нарушение его права на рассмотрение дела профессиональным составом суда и ограничено право представлять на предвари тельном следствии доказательств, в частности в целях проверки его алиби.

Он также обращает внимание на нарушение его прав при формулировке вопросного листа: ему не выдана копия проекта вопросного листа и измененного вопросного листа.

По мнению осужденного, приговор и вердикт коллегии присяжных заседателей противоречат обвинительному заключению в части установления места незаконного приобретения оружия.

По его утверждению, приговор постановлен на основании противоречивого вердикта коллегии присяжных заседателей, содержащего разные данные по сумме похищенного (исходя из стоимости перечисленных предметов хище- ния и итоговой суммы хищения). Разница в подсчете этой суммы, как он утверждает, составляет

В качестве нарушений уголовно-процессуального закона, Канаев ссылается на нарушения, допущенные государственным обвинителем в прениях (вводил присяжных заседателей в заблуждение относительно содержания ис следованных доказательств по алиби Сизых; в прениях допускал высказывания предположительного характера, апеллировал к личным мотивам присяжных).

Кроме того, Канаев ссылается на тенденциозность председательствующего судьи, выразившейся в нарушении им положений ст.344 УПК РФ тем, что судья по собственной инициативе возвращал коллегию присяжных заседателей из совещательной комнаты; в напутственном слове не в полном объеме напомнил присяжным заседателям доказательства стороны защиты ()

; допустил исследование перед присяжными заседателями недопустимых доказательств ( показаний всех осужденных протокол предъявления предметов на опознание) и не обратил внимание присяжных заседателей на недопустимость его показаний (л.пр.136), а также ис следование показаний свидетелея К по обстоятельствам, не имеющим отношения к обвинению по делу; не разъяснил принципы оценки доказательств и не пресекал нарушения государственного обвинителя. Свои показания на следствии он считает недопустимым доказательством в силу того, что дал он их в результате незаконных методов следствия.

Приговор он считает несправедливым, оспаривает обоснованность при знания в его действиях , не учтены при назначении наказания все смягчающие его наказание обстоятельства -

С учетом изложенного Канаев просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство;

адвокат Беляев К В . со ссылкой на нарушения уголовно процессуального закона, допущенные при разбирательстве дела с участием присяжных заседателей, приговор считает незаконным и подлежащим отмене с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство. В обоснование изложенного защита обращает внимание на то, что:

списки присяжных заседателей не были опубликованы в средствах массовой информации ;

суд не проверил алиби Канаева ВВ. на август 2006 года, отказав в удовлетворении ходатайства защиты об истребовании сведений из

о проживании в них в указанное время Канаева ВВ.

Кроме того, защита со ссылкой на то, что в приговоре не приведены доказательства устойчивости группы, считает необоснованной квалификацию действий Канаева В.В. по квалифицирующим признакам - совершение преступлений организованной группой (п. «а» ч.4 ст. 162; п. «а» ч.4 ст. 158; п. «ж ч.2ст.105УКРФ).

Гражданский иск по делу, по мнению защиты, разрешен с нарушением уголовно-процессуального закона. К таким нарушениям адвокат относит рас- смотрение гражданского иска потерпевшей Л в ее отсутствие без выяснения, какие доказательства подтверждают наличие и размер заявленных требований;

осужденный Захарченко Е. просит об отмене приговора из-за его не законности и несправедливости вследствие нарушений уголовно-процессуального закона. В этой связи он обращает внимание на то, что государственный обвинитель исказил содержание доказательств стороны защиты, исследованных с участием присяжных заседателей (содержание компьютерной распечатки, показаний свидетелей П Т ., А т.23 л.д.99, 101,103,104,145). По его утверждению, государственный обвинитель предложил присяжным заседателям принять вердикт на своих предположениях и домыслах.

Председательствующий судья, как указано в кассационной жалобе, не пресекал действия государственного обвинителя, не разъяснил присяжным заседателям в напутственном слове, что выступления сторон не являются доказательствами по делу; исказил показания потерпевшей С в части указаний осужденному Захарченко о направлении движения после нападения на потерпевшую.

Осужденный ссылается на нарушение его права при формулировке вопросного листа, связанные с тем, что он не был ознакомлен с измененным по инициативе государственного обвинителя текстом вопросного листа.

Вердикт коллегии присяжных заседателей, по его мнению, не подтверждает обвинение, сформулированное в обвинительном заключении, и является противоречивым по сумме похищенного на итоговая сумма по вердикту - ., а по подсчетам осужденного -

Нарушением тайны совещательной комнаты Захарченко считает воз вращение председательствующим по своей инициативе коллегии присяжных заседателей из совещательной комнаты.

С учетом изложенного осужденный просит об отмене приговора с на правлением уголовного дела на новое судебное разбирательство;

адвокат Ганжа П. А.приговор в отношении Захарченко Е.В. считает несправедливым, чрезмерно суровым, постановленным с неправильным применением уголовного закона. В этой связи защита оспаривает обоснованность вы вода суда о квалификации действий осужденного как совершенных в составе организованной группы. По мнению защиты, суд при наличии совокупности смягчающих обстоятельств и отсутствия отягчающих обстоятельств необоснованно не применил в отношении Захарченко при назначении ему наказания положений ст.64 УК РФ.

С учетом изложенного защита просит об изменении приговора в отношении Захарченко с переквалификацией его действий на ч.З ст. 162; п. «б» ч.4 ст. 158; п.п. «ж,к» ч.2, ч.1 ст.222 УК РФ с назначением наказания по правилам ст.64 УК РФ;

осужденный Сизых С М . считает, что государственный обвинитель в прениях намеренно исказил доказательства (содержание компьютерной распечатки, показаний свидетелей П ,Т ,А ) с целью повлиять на вердикт коллегии присяжных заседателей, а председательствующий не остановил государственного обвинителя и не обратил внимание присяжных заседателей на это в напутственном слове ( посмотреть т.23 л.д. 104,145,98-99,101- 103, т.22 л.д. 94-112).

По утверждению осужденного, государственный обвинитель огласил в присутствии присяжных заседателей протокол его допроса из т. 15 л.д. 74-83, который в силу ч.2 ст. 187 УПК РФ является недопустимым доказательством (т.23 л.д. 133), а в прениях высказал предположительные суждения о фальсификации его матерью документов (т.23 л.д. 145).

Нарушением уголовно-процессуального закона осужденный видит и в том, что председательствующий судья не разъяснил присяжным заседателям что выступления сторон в прениях доказательствами не являются.

Ссылаясь на вердикт коллегии присяжных заседателей о снисхождении за содеянное им в отношении потерпевшей К считает, что суд при на значении ему наказания по ч.4 ст. 158 УК РФ нарушил положения ст.65 УК РФ.

С учетом изложенного осужденный просит об отмене приговора с на правлением уголовного дела на новое судебное разбирательство;

осужденный Беспалов Г.Ю. просит об отмене приговора по мотивам его незаконности, необоснованности и несправедливости. Осужденный утверждает, что при формировании коллегии присяжных заседателей по делу были нарушены требования ч.З ст.328 УПК РФ: кандидат в присяжные заседатели.

от суда сведения о том,

а кандидат в присяжные заседатели П

от суда то, что.

Тем самым, как считает осужденный, стороны, в том числе и подсудимые, были лишены возможности воспользоваться своим правом на немотивированный отвод названных кандидатов.

В обоснование своих доводов о незаконности включения названного присяжного заседателя в состав коллегии осужденный ссылается на то, что она по этим же основаниям была безмотивно отведена от участия в составе коллегии присяжных заседателей по другому уголовному делу.

Осужденный также обращает внимание на то, что присяжный заседатель

Председательствующий, по мнению осужденного, в нарушение уголовно-процессуального закона не сразу принял решение по ходатайству Канаева об отводе присяжного заседателя и не произвел соответствующую замену в составе суда.

Осужденный утверждает, что в нарушение уголовно-процессуального закона в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей исследова- ны недопустимые доказательства, добытые с нарушением уголовно процессуального закона: протоколы осмотра места происшествия (т.4 л.д.41- 55, 57-65, т.6 л.д. 55-68,111-117, т. 13 л.д. 97-100) справки»

(т.4 л.д. 88, 90, т.7 л.д. 143,150); протокол предъявления на опознание трупа предметов (т.2, л.д. 254-256, т.6 л.д. 82-93); копия чека на покупку сейфа и рас печатка пульта охраны. По утверждению осужденного названные доказательства добыты с нарушением ст.ст.60,81,84,86,164,166, 170,176,177,180, 182, 183,193 УПК РФ. Нарушения, как считает осужденный обусловлены, в частности, тем, что не привлечены адвокаты лиц, у которых производились осмотры и выемки, отсутствуют постановления о проведении соответствующих следственных действий: обыск, выемка и т.д., нет указаний при каком освещении происходили осмотр и опознание предметов, нет описания упаковки осматриваемых предметов и ссылок на место изъятия, фототаблицы не подписаны понятыми.

Кроме того, осужденный считает, что государственный обвинитель в нарушение уголовно-процессуального закона свое выступление в прениях по строил на основании недопустимых доказательств; вышел за рамки судебного разбирательства, высказав предположение о возможности совершения уголовно-наказуемых деяний лицом, не привлеченным к уголовной ответственности по делу С ); обсуждал вопрос о личности подсудимых, а в прениях в обоснование своей версии сослался на доказательства и обстоятельства, не исследовавшиеся в судебном заседании, умышленно ввел в заблуждение присяжных заседателей, фактически оговорив осужденных

Беспалов обращает внимание на тенденциозность председательствующего судьи, которой не пресекал нарушения государственным обвинителем уголовно-процессуального закона; по своей инициативе не решил вопросы не допустимости доказательств, перечисленных в кассационной жалобе; не дал в напутственном слове полного разъяснения присяжным заседателя о наличии либо отсутствии в действиях подсудимых необходимых признаков преступлений; не обеспечил принцип состязательности в судебном заседании;

адвокат Бабенко О.И. просит в интересах Беспалова об отмене приго­

вора, ссылаясь на то, что он постановлен с нарушениями уголовно процессуального закона, связанные с составлением списков кандидатов в при­

сяжные заседатели и формированием коллегии присяжных заседателей. В этой

связи ссылается на доводы, аналогичные изложенным выше. Кроме того, защита обращает внимание на то, что присяжные заседатели Е У

иГ

Государственный обвинитель Ануфриенко А.А. в своих возражениях на доводы, изложенные в кассационных жалобах, не согласен с ними и просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены приговора.

В соответствии со ст. 381 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного решения судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных уголовно-процессуальным законом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судебного разбирательства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного обоснованного и справедливого приговора.

Таких нарушений по данному уголовному делу, вопреки доводам, изложенным в кассационных жалобах, не имеется.

Доводы о том, что Канаеву ВВ. не была вручена копия обвинительного заключения и что, по мнению осужденного, подтверждается отсутствием в деле его расписки о получении этого процессуального документа, опровергаются материалами уголовного дела. Согласно сопроводительному листу к уголовно му делу, направленному в суд из прокуратуры , к материалам уголовного дела были приобщены четыре расписки обвиняемых о вручении им копий обвинительного заключения. В деле имеются три расписки обвиняемых Захарченко Е.В.,Сизых СМ. и Беспалова Г.Ю. о вручении им копии обвинительного заключения 22.06.2009 года.

Эту же дату получения копии обвинительного заключения называл в подготовительной части судебного заседания называл и Канаев В.В., что подтверждается протоколом судебного заседания (т.23 л.д.4). Замечания Канаева В.В. о недостоверности протокола судебного заседания в этой части постановлением председательствующего судьи оставлены без удовлетворения.

Из акта от 1.02.2010 года усматривается, что в процессе копирования материалов уголовного дела адвокатом Залесных В.Г. обнаружено, что из т.22 данного уголовного вырван лист с распиской о вручении Канаеву ВВ. копии обвинительного заключения (т.24 л.д. 35).

Не имелось по делу и нарушения права Канаева ВВ. на рассмотрение дела судьями-профессионалами.

В соответствии с ч.2 ст.325 УПК РФ уголовное дело, в котором участвует несколько подсудимых, рассматривается судом с участием присяжных заседателей в отношении всех подсудимых, заседателей, если хотя бы один из них заявляет ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом в данном составе Из материалов данного уголовного дела следует, что еще до назначения дела к слушании один из обвиняемых - Беспалов Г.Ю., заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей, которое он подтвердил в стадии предварительного слушания.

При таких обстоятельствах утверждения Канаева о нарушении его пра­

ва о рассмотрении уголовного дела судьями профессионалами не основаны на уголовно-процессуальном законе.

Не соответствуют материалам уголовного дела и доводы о рассмотрении уголовного дела незаконным составом суда.

Из дел усматривается, что коллегия присяжных заседателей сформирована с соблюдением положений Федерального Закона № 113-Фз от 20.08.2004 года «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Рос сийской Федерации» и ст. 328 УПК РФ.

Это обстоятельство подтверждается, в частности,,

согласно которому при составлении действующих списков кандидатов в присяжные заседатели края и исполнительно-распорядительные органы городских округов и муниципальных районов края соблюдали порядок, установленный указанным выше Федеральным законом.

Списки эти составлялись на основе персональных данных об избирателях, входящих в информационные ресурсы государственной автоматизирован ной системы Российской Федерации «Выборы», путем случайной выборки установленного числа граждан с последующей публикаций этих списков в газе тах, учрежденных Агенством печати и массовых коммуникаций, либо учрежденных городскими округами и муниципальными районами края.

Из материалов дела усматривается, что в ходе формирования коллегии присяжных заседателей в ее состав вошли кандидаты, включенные в списки кандидатов в присяжные заседатели, опубликованные муниципальными органами, в том числе: К - в

; П - в

Р - в

Ссылка на то, что в нарушение положений ч.З ст.328 УПК РФ названные в кассационной жалобе присяжные заседатели Е П.

от суда обстоятельства, на которые обращает внимание осужденный, не основана на материалах дела.

Из протокола судебного заседания усматривается, что при формировании коллегии присяжных заседателей ни председательствующий судья, ни сто роны не задавали кандидатам в присяжные заседатели вопросы относительно указанных обстоятельств (т.23 л.д. 11). Сформулированный председательствующим вопрос не содержал перечень должностей, которые занимала присяжный заседатель П (т.23 л.д. 11, т.25 л.д. 155).

Из Г

иЕ ()

являются . У

(т.25 л.д. 135)..

При таких обстоятельствах судебная коллегия не может рассматривать умолчание названных присяжных заседателей на вопрос о наличии

Ссылка на то, что в состав коллегии присяжных заседателей была из брана К , не основана на материалах дела.

В соответствии с

не предусмотрена,

муниципальных образований либо населенных пунктов, входящих в состав

в структуре органов местного самоуправления и их структурных подразделений, как района, так и названного выше поселения, отсутствует должность старосты. В некоторых населенных пунктах на сходе жителей непосредственно жителями при участии представителей избираются старосты соответствующих населенных пунктов для решения вопросов по усмотрению населения Однако, присяжный заседатель К согласно этой же справке,

К непосредственно,

препятствующими исполнение ею обязанностей присяжного заседателя, указанными ст.ст.З и 7 Федерального Закона « О присяжных заседателях». Кроме того, согласно протоколу судебного заседания названный присяжный заседатель не скрывала этой информации (т.23 л.д. 11), в связи с чем у сторон, в том числе, у защиты, подсудимых была возможность при необходимости воспользоваться правом на мотивированный либо немотивированный отвод.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами о тенденциозности присяжного заседателя В , как указано в кассационной жалобе, информацию о том, что Согласно приобщенным к кассационной жалобе защитой материалов следует, что дочь у.

Из протокола судебного заседания по данному уголовному делу ( т.25 л.д.7-15) усматривается, что вопросы, требующие ответа относительно этих обстоятельств, при формировании коллегии присяжных заседателей ни председательствующий судья, ни стороны кандидатам в присяжные заседатели не задавали.

Доводы Канаева о предвзятости и необъективности присяжного заседателя судом проверены еще в судебном заседании и обоснованно опроверг нуты в постановлении от 17 августа 2009 года (т.22 л.д. 74).

Судом установлено, что 10 августа 2009 года к указанному присяжному заседателю подошла женщина, представившаяся родственницей Б которая утверждала, что он не виновен, и просила разобраться в деле. Присяжный заседатель сразу же прервала разговор и, по ее утверждению, это общение не повлияло на ее объективность и беспристрастность.

При таких обстоятельствах и с учетом того, что присяжный заседатель не обсуждала с указанным лицом обстоятельства дела, суд обоснованно пришел к выводу о том, что оснований для отвода присяжного заседателя не имеется, так как подобное общение не повлияло на объективность присяжного заседателя (т.22 л.д.74-75). Ходатайство об отводе названного присяжного заседателя рассмотрено в соответствии с уголовно-процессуальным законом в совещательной комнате ( т.23 л.д. 75).

Присяжный заседатель З . вопреки утверждению в кассационной жалобе о,

имеет и работает

Ссылка в кассационной жалобе на то, что по , что является

не свидетельствует о принадлежности названного присяжного заседателя к.

Вопрос, касающийся присяжного заседателя при формировании коллегии присяжных заседателей, сторонами не ставился.

То , что присяжный заседатель Е в,

с учетом положений ч.1 ст. 10 Федерального закона «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции» о возможности привлечения присяжного заседателя к исполнению обязанностей в суде один раз в год не исключает законную возможность привлечения названного лица к исполнению обязанностей в качестве присяжного заседателя.

Более того, в судебном заседании вопрос об участии кандидатов в присяжные заседатели в рассмотрении уголовных дел в качестве народных заседателей сторонами не ставился (т.23 л.д. 7-17).

Судебное заседание по данному уголовному делу проведено в соответствии с требованиями ст.335 УПК РФ, определяющей особенности рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей.

Судом, вопреки утверждению осужденных, исследованы лишь допустимые доказательства.

В частности, из протокола допроса Сизых в качестве обвиняемого от 12 декабря 2007 г., оспариваемого как недопустимого доказательства, следует что допрошен он в присутствии адвоката. Перед допросом ему были разъяснены положения ст.51 Конституции РФ не свидетельствовать против самого себя и положения ч.1 ст.75 УПК РФ о том, что при согласии дать показания в случае последующего его отказа от этих показаний они могут быть использованы в качестве доказательств. Допрос осуществлялся в установленное уголовно процессуальным законом время. Никаких ходатайств или заявлений Сизых во время допроса не делал (т. 15 л.д. 74-82).

Такие же обстоятельства он излагал на допросах от 16 мая и 25 декабря 2008 года в присутствии другого адвоката, привлеченного к участию в деле по его ходатайству (т. 15 л.д. 112,132).

Очная ставка Сизых с Каневым в части разбойного нападения, в ходе которой Сизых уличал Канаева, проведена с участием защиты (т. 15 л.д.95-101).

При проведении осмотров места происшествия, протоколы которых, по

мнению осужденного Б являются недопустимыми доказательства, указанных в кассационной жалобе нарушений уголовно-процессуального закона не было. Все они проведены на основании соответствующих постановлений с участием понятых, специалистов и представителей администрации

- К (т.4 л.д. 41-63). Протоколы этих следственных действий, вопреки утверждению осужденных, содержат ссылки на применявшуюся технику, освещенность. Приложения к протоколу осмотра, схема к не му, как и сам протокол осмотра, участниками осмотра, в том числе и понятыми подписаны. Участие при проведении этих следственных действий адвоката уголовно-процессуальным законом не предусмотрено.

Не основаны на материалах дела и доводы осужденного о том, что обыски и изъятия из помещений, принадлежавших лицам, у которых осужденный Беспалов мог проживать, осуществлялись без постановления о проведении этих следственных действий и без участия адвоката.

Так, в квартире Б а- Б обыск осуществлен на основании постановления суда, что соответствует положениям п.4 ч.2 ст.29 УПК РФ, с участием понятых, Б . и адвоката Щ ., за свидетельствовавших достоверность протокола этого следственного действия (т.7 л.д. 122-127). В протоколе отражены все предметы, изъятые в ходе следственного действия. Предметы, не имеющие отношения к данному уголовному делу, по ходатайству Б были исключены из числа доказательств, по скольку не служат средством для установления фактических обстоятельств со вершения преступления и возвращены Б . (т.7 л.д. 139);

обыск, проведенный 12.11.2007 г. в помещении,

на незаконность которого ссылается Беспалов, осуществлен на основа нии постановления следователя от 12.11.2007 г. в связи с полученной оперативной информацией о том, что Беспалов поддерживает связь со свидетелем А.

и у него в могут храниться предметы, имеющие значение для уголовного дела, а также ценности, добытые преступным путем и предметы, исключенные из гражданского оборота. Такое решение следователя соответствует требованиям ст.ст.182, 183 УПК РФ. Данное следственное действие осуществлено не только с участием понятых, но и адвоката Мартыновой А.А а также А , у которого осуществлялся и которому предвари тельно было предъявлено постановление на его проведение (т.7 л.д. 142-153).

Приобщение вещественных доказательств к материалам уголовного

производилось в соответствии с уголовно-процессуальным законом путем вы несения соответствующего постановления следователем.

Кроме того, из протокола судебного заседания усматривается, доказательства, оспариваемые осужденными в кассационных жалобах как недопусти­

мые, исследованы в судебном заседании с согласия защиты осужденных.

Доводы о недопустимости доказательств связанные с заявлениями о

применении недозволенных методов следствия по делу проверены как следст­

венным путем, так и в судом (т.22 л.д. 116-122).

Все ходатайства о признании конкретных доказательств недопустимыми

судом рассмотрены с вынесением обоснованных постановлений с их отклоне­

нием либо в необходимых случаях (22 л.д. 125) с их удовлетворением.

Вопреки утверждению осужденных и их защиты судом исследованы все обстоятельства и доказательства, необходимые для правильного принятия решения по делу. Это относится, в том числе, и к доводам о неисследованности алиби Сизых в части обвинения в нападении на С , а также доводам Канаева по обвинению в совершений в отношении этой же потерпев шей.

В частности, доводы осужденного Канаева относительно его алиби, в соответстви с которым он в момент нападения на С (7 августа 2006 года) в не был, а находился у родственников своей

с конца августа до середины октября 2006 года, куда прибыл на своей автомашине проверены, как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании с участием присяжных заседателей.

В распоряжении присяжных заседателей были:

- показания Канаева, согласно которым он с Б выехал в п.

в конце июля 2006 года на автомобиле

0 с водительским удостоверением из-за отсутствия своего (поездка длилась около дней) он регистрировался на постах ГБДД по документам ( своего паспорта на постах не предъявлял) на трассах

; его неоднократно останавливали работники ГБДД, привлекали к административной ответственности с составлением протоколов ()

; в пути следования он останавливался по своему паспорту либо по паспорту Б в

находился с конца июля до середины октября 2006 г. За это время производил почтовый перевод за снимаемую им квартиру в

- результаты исполнения поручений следователя о проведении следственных действий по

;

- результаты допросов Б -Б свидетеля .М . соседки Б (т. 16 л.д. 181-221, т. 23 л.д. 140).

В удовлетворении ходатайств подсудимым и защите о поручении начальникам ГУВД

установить какие именно

находятся на автотрассе в которых Канаев мог останавливаться судом обоснованно оставлены без удовлетворения (т.23 л.д. 79-82, 106)

Судебная коллегия не может согласиться с доводами о превышении государственным обвинителем в прениях пределов судебного разбирательства Из протокола судебного заседания усматривается, что государственным обвинителем был приведен перечень доказательств, опровергающих алиби Сизых и в этой связи обращено внимание на показания матери Сизых, подтверждающих его алиби, как лица заинтересованного в благоприятном исходе дела для ее сына.

Не искажены также государственным обвинителем показания перечисленных в кассационных жалобах свидетелей, касающихся алиби Сизых, по скольку все эти свидетели давали показания относительно характера его служебных полномочий, которые он, по их утверждению, выполнял без выходных и отпусков. И ни один из этих свидетелей не утверждал о нахождении на рабочем месте Сизых именно 7 августа 2006 года (т.23 л.д.97-103).

Не основаны на материалах уголовного дела и доводы о том, что государственный обвинитель исказил содержание письменных доказательств - накладных . Данные доказательства были приобщены к делу и исследованы судом в связи с ходатайством защиты в обоснование алиби Сизых. В прениях государственный обвинитель, опровергая доводы защиты, сослался на отсутствие подписей в представленных защитой накладных, указав, что эти документы содержат подписи гражданина М что соответствует действительности и дал анализ исследованным в судебном заседании доказательствам что соответствует требованиям ст.246,336 УПК РФ (т.22 л.д. 95,96,98,100).

В соответствии с ч.З ст.336 УПК РФ в обоснование своей позиции сто роны ссылаются на исследованные в суде доказательства. Следовательно, действия государственного обвинителя, связанные с оценкой исследованных доказательств полностью соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона.

Противоречит материалам дела и ссылка в кассационной жалобе на то что государственный обвинитель в прениях в присутствии присяжных заседателей привел данные отрицательно его характеризующие. Из протокола судебного заседания следует, что государственный обвинитель касался этого вопроса в связи с выдвинутым Канаевым и его защитой алиби, т.е в той мере, в какой это было необходимо для установления признаков преступления, в совершении которого обвинялся осужденный, что соответствует положениям ч.8 ст.335 УПК РФ (т.23 л.д. 146).

Доводы о тенденциозности председательствующего судьи и необеспечения им принципа состязательности опровергаются протоколом судебного заседания, из которого следует, что председательствующий обеспечил условия для исполнения своих обязанностей сторонами, в том числе и стороной защиты.

В частности, по ходатайствам защитников были допрошены свидетели Г ., П Т А ., С исследованы в судебном заседания показания свидетелей М Б М О Ф дополнительно исследовались доводы, касающиеся алиби Канаева, приобщались к материалам уголовного дела и исследовались в судебном заседании документы (т.23 л.д. 82,93,96,104, 104-105)

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ.

В напутственном слове председательствующим правильно приведено содержание обвинения и сообщено содержание уголовного закона, предусматривающего ответственность за совершение деяния, в котором обвинялись под- судимые. Председательствующий судья в напутственном слове напомнил, как того требует п. 3 ч.З ст.340 УПК РФ, об исследованных в судебном заседании доказательствах, как уличающих, так и оправдывающих, в том числе указанную в кассационной жалобе справку из ГУД из т. 16 л.д. 240, не выражая при этом своего отношения к этим доказательствам и не делая своих выводов из них.

Довод о том, что председательствующий в напутственном слове исказил показания потерпевшей С не основан на материалах уголовного дела. Согласно протоколу судебного заседания председательствующий напомнил обстоятельства совершения преступления, связанные с нападением на по терпевшую С в соответствии с предъявленным обвинением, как то го требует п.1 ч.Зст.340 УПК РФ.

Напоминая присяжным заседателям показания С , председательствующий привел их содержание, не искажая суть обстоятельств нападения, имеющих значение для дела. (т.22 л.д. 168-169,171).

Разъясняя уголовный закон, председательствующий правильно исходил из положений п.2 ч.З ст.340 УПК РФ, согласно которым председательствующий судья сообщает содержание уголовного закона, предусматривающего ответственность за совершение деяния, в котором обвиняется подсудимый (т.22 л.д. 169-170,179, 189-190).

Правильно в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона разъяснил присяжным заседателям председательствующий и основные правила оценки доказательств. Из приведенных председательствующим правил оценки доказательств следует, что присяжные при решении поставленных перед ними вопросов должны исходить только из доказательств, исследованных с их участием (т.22 л.д. 167-204).

Доводы осужденных и защиты о неправильной оценке судом доказательств не могут рассматриваться в качестве кассационного довода, поскольку согласно ст.ст.334,335, 351 УПК РФ оценка доказательств по уголовному делу рассмотренному с участием присяжных заседателей, является исключительной компетенцией коллегии присяжных заседателей, в силу чего не может быть предметом кассационного разбирательства.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами о нарушении председательствующим судьей тайны совещания коллегии присяжных заседателей.

Из протокола судебного заседания усматривается, что после обращения председательствующего с напутственным словом к присяжным заседателям они были направлены в совещательную комнату. Спустя 2 минуты по инициативе председательствующего присяжные заседатели действительно были вы званы из совещательной комнаты для выяснения в их присутствии наличия у участников процесса возражений в связи с содержанием напутственного слова

по мотивам нарушения принципа объективности и беспристрастности.

Рассмотрев возражения защиты в связи с содержанием напутственного

слова и приняв по ним соответствующие процессуальные решения, председа­

тельствующий судья обратился к присяжным заседателям с соответствующими разъяснениями по поводу высказанных возражений и возвратил присяжных заседателей в совещательную комнату для принятия вердикта.

Изложенное свидетельствует о том, коллегия присяжных заседателей была возвращена в зал судебного заседания сразу же после ее удаления в совещательную комнату. Такое решение председательствующего обусловлено было необходимостью восполнения стадии реализации прав сторон заявить возражения в связи с содержанием напутственного слова, предусмотренного ч.б ст.340 УПК РФ. Коллегия присяжных заседателей находилась в поле зрения сторон и председательствующий не оказывал никакого воздействия на присяжных заседателей в целях принятия определенного вердикта (т.23 л.д. 172).

Произнесение краткого напутственного слова в данном случае не требуется, так как в соответствии со ст.344 УПК РФ произнесение краткого и повторно напутственного слова требуется только в случаях, когда присяжные заседатели выходят из совещательной комнаты для получения от председательствующего судьи дополнительных разъяснений по поставленным вопросам либо когда во время совещания у них возникают сомнения по поводу отдельных фактических обстоятельств уголовного дела, имеющих существенное значение для ответов на поставленные вопросы и требующих дополнительного исследования.

В данном случае выход присяжных заседателей был обусловлен необходимостью восполения процедуры, связанной с реализацией права сторон заявить возражения в связи с содержанием напутственного слова.

С учетом изложенного судебная коллегия не усматривает нарушений тайны совещательной комнаты.

Кроме того, из протокола судебного заседания усматривается, что в со вещательную комнату для разрешения поставленных перед присяжными заседателями вопросов удалялась лишь коллегия присяжных заседателей без запасных присяжных заседателей.(т.23 л.д. 173).

Вопросный лист по данному уголовному делу сформулирован председательствующим судьей в соответствии с положениями ст.ст.ЗЗ8,339 УПК РФ.

Согласно ч.2 ст. 338 УПК РФ стороны, в частности сторона защиты, активно участвовали в формулировке вопросного листа. Позиция подсудимых в этой части была с защитой согласована, что подтвердили в судебном заседании подсудимые. Более того, по ходатайству подсудимых Канаева ВВ. и Беспалова Г.Ю. судом было предоставлено им время для составления предложений и замечаний на проект вопросного листа. Замечаний по поводу внесенных в вопросный лист изменений от сторон не поступило (т.23 л.д. 169-171).

Вопросный лист составлен в ясных и четких выражениях, исключающих заблуждение коллегии присяжных заседателей по фактическим обстоятельствам. При этом председательствующим не были нарушены положения ст.252 УПК РФ, определяющей пределы судебного разбирательства.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и не противоречивым, в том числе по вопросу незаконного оборота оружием. Осужденные усматривают противоречие в том, что согласно предъявленному обвинению Канаев приобрел оружие в , а вердиктом коллегии присяжных указано, что указанное деяние совершено в доме

по той же улице. Из протокола судебного заседания усматривается, что место совершения этого деяния судом уточнялось в судебном заседании. После исследования доказательств в этой части сторона защиты и сами подсудимые не вносили изменения в вопрос №37 проекта вопросного листа, в котором местом совершения данного деяния значился

При таких обстоятельствах у председательствующего судьи не было оснований для признания вердикта коллегии присяжных заседателей противоречивым.

В силу ст.348 УПК РФ обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей обязателен для председательствующего судьи и влечет постановление обвинительного приговора. Оснований для роспуска коллегии присяжных заседателей, предусмотренных ч.5 ст.348 УПК РФ у председательствующего судьи не было.

Приговор по данному уголовному делу постановлен согласно ст.351 УПК РФ и в описательно-мотивировочной части своей содержит описание преступных деяний, в совершении которых осужденные признаны виновными вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Юридическая квалификация содеянному осужденными, в том числе со вершение преступлений организованной группой, дана председательствующим судьей правильно и мотивирована в приговоре. В этой связи суд обоснованно сослался на обстоятельства совершения преступлений, признанных доказанными вердиктом коллегии присяжных заседателей, а именно:

вердиктом установлено, что осужденные перед совершением преступлений заранее объединялись для этого, разрабатывали подробный план совершения преступлений и активно выполняли его, заранее распределив роли между собой, согласовывали действия каждого из участников, приготавливали орудия для совершения преступлений и применяли их в ходе нападений.

Наказание осужденным назначено с учетом степени общественной опасности содеянного ими, их роли в совершении преступлений, их положительных характеристик,

В качестве смягчающего наказание Захарченко обстоятельства в соответствии с п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ суд признал его явку с повинной и активное способствование раскрытию преступлений, что позволило суду применить в отношении него положения ст.62 УК РФ. Кроме того, с учетом того, что Захарченко и Сизых вердиктом коллегии присяжных заседателей признаны заслуживающими снисхождение суд назначил им наказание по правилам ст.65 УК РФ.

В качестве отягчающего наказание Канаева суд учел.

Вместе с тем приговор в отношении Сизых в части назначенного ему наказания по п.п. «а,б» ч.4 ст.158 УК РФ подлежит изменению по следующим основаниям. Правильно перечислив в описательно-мотивировочной части обстоятельства, предусмотренные ст.ст.62,65 УК РФ, подлежащие учету при назначении Сизых наказания, фактически суд не учел положения названного закона о том, что наказание при наличии указанных выше обстоятельств не может превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания. Назначив наказание Сизых по п.п. «а,б» ч.4 ст. 158 УК РФ в виде лишения свободы на 8 лет, суд нарушил предписания уголовного закона в этой части.

Гражданский иск рассмотрен судом в соответствии со ст. 44 УПК РФ и ст.ст. 151,1064,1099, 1101 ГК РФ.

Дело рассмотрено в отсутствии потерпевшей Л

связи с ее ходатайством о рассмотрении уголовного дела без нее в связи (т.22 л.д. 53).

Полнота исследования обстоятельств дела и обоснованности гражданского иска в следствии отсутствия потерпевшей не пострадали. В деле имеется ее исковое заявление, решение по гражданскому иску судом мотивировано в при говоре.

По мнению осужденных Канаева В.В. и Захарченко Е.В., в деле имеется разница в подсчете суммы гражданского иска в возмещение материального ущерба. При этом Канаев считает, что эта разница в результате ошибочного подсчета составляет , Захарченко -

Поскольку данные суммы не влияют на юридическую оценку содеянного осужденными и арифметическая ошибка при наличии таковой может быть устранена при исполнении приговора при подаче осужденными соответствующих ходатайств с приведением соответствующих расчетов в порядке ч.1 ст.396 и п. 15 ч.1 ст.397 УПК РФ в судом постановившим приговор.

С учетом изложенного судебная коллегия не усматривает оснований , как для отмены приговора, так и для его изменения, в том числе с переквалификацией содеянного в отношении всех осужденных, а также со смягчением назначенного наказания в отношении Канаева, Захарченко и Беспалова.

Руководствуясь ст.ст.377,378,388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

приговор Красноярского краевого суда от 3 ноября 2009 года в отношении Сизых С М изменить:

наказание назначенное ему по п.п. «а,б» ч.4 ст.158 УК РФ смягчить на основании ст.65,62 УК РФ до 6 лет 6 месяцев лишения свободы;

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п.п. «ж,к» ч.2 ст. 105; п.п. «а,б» ч.4 ст. 158; п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ назначить ему окончательное наказание в виде лишения свободы на 13 лет в исправительной колонии строгого режима.

В остальном тот же приговор в отношении Сизых С М . , а также в от ношении Канаева В В , Захарченко Е В

и Беспалова Г Ю оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи Верховного Суда Р

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 183 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта