Информация

Решение Верховного суда: Определение N 20-АПУ16-18 от 08.09.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №20-АПУ16-18

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 8 сентября 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Червоткина А С судей Таратуты И В . и Кочиной И.Г при секретаре Горностаевой Е.Е с участием прокурора Абрамовой З.Л осужденного Бутаева А.М. и его защитника - адвоката Баранова АА рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Бутаева и адвоката Магомедова М.Г. на приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 23 июня 2016 года, которым

Бутаев А М

несудимый осужден:

- по п.«в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы;

- по пп.«а»,«в»,«з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев.

1

В соответствии с ч.З ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно Бугаеву назначен 21 год лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, с установлением соответствующих ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре.

Срок наказания исчислен с 21 ноября 2013 года.

Постановлено взыскать с Бутаева в пользу А в счет компенсации морального вреда 2 000 000 рублей и в счет возмещения материального ущерба 27 500 рублей.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Таратуты ИВ., выслушав осужденного Бутаева А.М. и адвоката Баранова А.А., просивших об отмене приговора прокурора Абрамову З.Л., полагавшую необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Бутаев осужден за разбой, совершенный в отношении А с применением ножа и предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей; а также за убийство двух лиц - А и малолетней А сопряженное с разбоем.

Преступления совершены в ночь с 19 на 20 ноября 2013 года в с. района Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах осужденный Бутаев А.М. и адвокат Магомедов М.Г. находят приговор незаконным и необоснованным, просят его отменить в виду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленных судом первой инстанции; а также в связи с существенным нарушением органами предварительного расследования и судом уголовно-процессуального закона; и вынести в отношении Бутаева оправдательный приговор. Настаивают на том что в ходе предварительного расследования Бутаев оговорил себя ввиду оказанного на него психического и физического насилия со стороны сотрудников правоохранительных органов, а также ввиду не оказания ему надлежащей юридической помощи со стороны адвоката Лукмановой Утверждают, что, вопреки воле Бутаева, адвокат Лукманова была навязана ему

2

следователем А что 29 июня и 1 июля 2015 года Бутаев был допрошен с участием адвоката Лукмановой при том, что на тот момент родственниками Бутаева уже было заключено соглашение на оказание Бугаеву юридической помощи с адвокатом Магомедовым; что Лукманова лишена статуса адвоката по порочащим основаниям и не могла осуществлять защиту осужденного; что Бутаев в нарушение уголовно-процессуального закона допрашивался с ее участием в ночное время и более 4 часов без перерыва, при этом ход его допроса не отражен в протоколе, а сделана копия с другого протокола допроса. Цитируя и приводя в своих жалобах показания осужденного Бутаева, данные им в суде, а также показания потерпевшего А свидетелей Б Б А Г А А А А С и А настаивают на невиновности Бутаева, на отсутствии у него мотива для совершения преступлений и на его неспособность лишить человека жизни; на том, что в ночь убийства Бутаев находился у себя дома; что кровь потерпевшей обнаруженная на брюках, которые Бутаев носил поочередно со своим отцом образовалась за несколько дней до убийства потерпевших, когда его отец помогал А установить газовый: камин в ее доме, и та при этом поранила себе руку. Анализируя заключения почерковедческой экспертизы и психологической экспертизы, проведенной по видеозаписи протокола дополнительного допроса обвиняемого Бутаева, полагают, что заключения указанных экспертиз противоречат друг другу в части установления психического состояния осужденного; перечисляя характеризующие Бутаева материалы дела, дополнительно настаивают на том, что он не мог совершить преступления. Обращают внимание на то, что после возвращения судом уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения следователь в нарушение положений закона дополнительно допросил обвиняемого Бутаева и провел проверку его показаний на месте, при этом незаконно привлек адвоката Лукманову; что выемка брюк проводилась следователем Б с привлечением адвоката Нуралиевой, которые являются по отношению друг к другу двоюродными братом и сестрой, поэтому изъятые в ходе выемки брюки, а также все производные от них доказательства в том числе и заключения экспертиз, являются недопустимыми доказательствами, и не могли быть положены судом в основу приговора; что показания Б О Д А А М С М Р А и А носят производный характер, озвучены со слов осужденного либо носят характер слухов и догадок поэтому не имеют никакого значения по делу. Считают, что показания Бутаева от 29 июня и 1 июля 2015 года являются недопустимыми доказательствами поскольку Бутаев был лишен возможности пользоваться услугами защитника Магомедова, с которым на тот момент было заключено соглашение;

3

настаивают на том, что Бутаеву не были вручены копии постановления о возбуждении уголовного дела и протокола его задержания; что он был лишен права на свидание с защитником наедине, поскольку Лукманова не является адвокатом. Полагают, что суд необоснованно отклонил ходатайство стороны защиты о признании недопустимыми показаний Бутаева, данных им 29 июня и 1 июля 2015 года, а также же ходатайство об истребовании детализации телефонных соединений адвоката Лукмановой для установления времени ее прибытия на допрос и времени продолжительности допроса.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденного Бутаева А.М. и адвоката Магомедова М.Г. государственный обвинитель Билалов Ш.Б. находит приговор законным и обоснованным, просит апелляционные жалобы осужденного и его защитника оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит выводы суда о доказанности вины Бутаева в разбое, совершенном в отношении А с применением ножа и предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, а также в убийстве А и малолетней А сопряженном с разбоем, - правильными основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах полно и подробно изложенных в приговоре.

Доводы Бутаева и его защитника о непричастности осужденного к совершению преступлений; о том, что в ночь убийства потерпевших Бутаев находился у себя дома, были тщательно проверены судом и в связи с тем, что указанные доводы опровергаются исследованными в судебном заседании доказательствами, обоснованно отвергнуты.

При этом суд правильно сослался в приговоре, как на достоверные и допустимые доказательства, подтверждающие виновность Бутаева, на его показания, данные в ходе предварительного расследования в качестве обвиняемого 29 июня 2015 года и при проверке его показаний на месте 1 июля 2015 года, о том, что 19 ноября 2013 года, в 22 часа, он взял нож, подобрал с земли булыжник и пошел к дому А что, открыв дверь их дома, он подошел к спящим на кровати потерпевшим, булыжником нанес несколько ударов по голове сначала Д , а потом С , после чего нанес С удар ножом в область груди; что после этого, чтобы убедиться в смерти С , он с помощью зажигалки стал поджигать ей подбородок; что затем забрал из дома потерпевших мобильный телефон и сорвал с шеи Д золотую цепочку; что, уходя, он поджег занавеску и плотно прикрыл входную

4

дверь; что по дороге он выкинул булыжник и мобильный телефон, а нож вернувшись в свой дом, вымыл и положил на кухне.

Доводы Бутаева о том, что свои показания, данные в ходе предварительного расследования 29 июня и 1 июля 2015 года и признанные судом достоверными, он давал под принуждением со стороны сотрудников полиции, были тщательным образом проверен Е,1 судом и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку ничем, кроме голословных утверждений самого осужденного, не подтверждаются и опровергаются как самими протоколами его допроса и проверки показаний на месте, так и заключениями судебно медицинской и психологической экспертиз, показаниями свидетелей К Р ,С М ,А иЛ .

Так, в указанных выше протоколах допроса Бутаева и их проверке на месте отмечено о добровольном характере сообщаемых Бутаевым сведениях без оказания на него какого-либо давления с чьей-либо стороны; данные следственные действия были проведены в присутствии адвоката, с разъяснением Бутаеву его прав; протоколы следственных действий подписаны Бутаевым и его защитником после их личного прочтения; каких-либо замечаний от Бутаева и его защитника по поводу записанного в протоколах или заявлений, не поступило.

Из показаний допрошенных в судебном заседании в качестве свидетелей сотрудников полиции К , Р и С следователя А и адвоката Лукмановой, следует, что в ходе предварительного расследования, в том числе и при производстве указанных следственных действий, какого-либо давления на Бутаева не оказывалось, и сам он об этом никаких заявлений не делал.

Оснований не доверять показаниям данных свидетелей у суда не имелось поскольку они всегда были подробны, последе Е$ательны, согласуются не только между собой, но и с другими, исследованными в судебном заседании доказательствами, в том числе:

- с заключением судебно-медицинской экспертизы, проведенной 9 июля 2015 года в отношении Бутаева, а также с показаниями эксперта М согласно которым Бутаев осматривался им наедине, на теле Бутаева каких-либо повреждений не имелось, со слов последнего на него никто какого-либо давления не оказывал;

- с заключением психологической экспертизы, согласно которому признаки негативного психологического воздействия на Бутаева в период производства дополнительного допроса Бутаева 29 июня 2015 года и при проверке его показаний на месте 1 июля 2015 года - отсутствуют.

Кроме этого, судом обоснованно принято во внимание постановление следователя, согласно которому по заявлению Бутаева о совершении в отношении него неправомерных действий со стороны сотрудников полиции была проведена проверка, по результатам которой было вынесено

5

постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления. Выводы, изложенные в данном постановлении сомнений ни у суда, ни у Судебной коллегии ни вызывают.

Виновность Бутаева в совершении разбоя и убийства потерпевших А помимо его показаний, данных в ходе предварительного расследования, признанных судом достоверными, подтверждается совокупностью других доказательств, подробно изложенных в приговоре, а именно:

- показаниями потерпевших А иА о том, что погибшая Д доверяла своим соседям Бутаевым; что у Бутаевых был ключ от ее дома; что незадолго до своей гибели Д продала участок земли за рублей, о чем знали Бутаевы; что после убийства Д пропали принадлежавшие ей золотая цепочка и телефон;

- показаниями свидетеля А о том, что ей известно, что Д продала земельный участок за рублей, что ключи от дома Д оставляла Б что 20 ноября 2013 года А пришла к ней и попросила совместно сходить домой к Д , так как последняя не отзывается; что, открыв окно дома Д они почувствовали запах газа увидели копоть, после чего она позвала своего мужа - Р что Р применив усилия, открыл входную дверь, и они обнаружили трупы Д и ее дочери;

- аналогичными показаниями А

- протоколом осмотра места происшествия - дома, где были обнаружены трупы А и А с признаками насильственной смерти; в ходе осмотра был изъят замок входной двери;

- заключением эксперта №120, согласно которому на внешней и внутренней поверхности корпуса цилиндра замка следов воздействия посторонним предметом не обнаружено;

- показаниями эксперта Ф о том., что только проволокой изъятый замок открыть невозможно;

- протоколом следственного эксперимента, согласно которому в доме, где проживали потерпевшие, входную дверь, закрытую на защелки, невозможно открыть, потянув ее наружу;

- заключениями судебно-медицинских экспертиз и показаниями эксперта Ш , согласно которым смерть обеих потерпевших наступила вследствие открытых черепно-мозговых травм, которые были причинены в результате неоднократного воздействия тупого твердого предмета; что у А также были обнаружены колото-резаные ранения грудной клетки и термические ожоги лица, шеи и левого плеча;

- протоколами выемки и обыска от 21 ноября 2013 года, согласно которым в доме, где проживает Бутаев, были изъяты брюки из джинсовой ткани, свитер, а также 9 ножей хозяйственно-бытового назначения;

6

- заключением эксперта и показаниями эксперта Ш , согласно которым на брюках из джинсовой ткани обнаружена кровь, произошедшая от потерпевшей А на свитере обнаружена кровь в смешанном виде, не исключатся присутствие в ней крови Бутаева А.М., А и А

- заключением эксперта №456, согласно которому на одежде А установлено наличие одного сквозного повреждения нижней трети справа майки, которое по локализации м ожет соответствовать ране тела у грудного конца правой ключицы; не исключается возможность его причинения одним из двух ножей, изъятых из дома Бутаевых;

- справкой о стоимости мобильного телефона;

- протоколом выемки, согласно которому у потерпевшего А были изъяты ценник и фотография, на которой изображена потерпевшая А с золотой цепочкой на шее.

Положенные в основу приговора указанные выше доказательства получены с соблюдением уголовно-процессуального закона, являются допустимыми доказательствами, оснований сомневаться в их достоверности у Судебной коллегии не имеется. Каких-либо существенных противоречий в доказательствах, положенных в основу приговора, в том числе между показаниями осужденного Бутаева и заключением криминалистической экспертизы относительно способа открытия входной двери дома потерпевших между заключениями почерковедческой и психологической экспертиз относительно психологического состояния Бутаева, на которые имеются ссылки в апелляционных жалобах и которые могли бы повлиять на выводы суда относительно виновности Бутаева, Судебная коллегия не усматривает.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами предварительного расследования и судом допущено не было.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами осужденного и его защитника о том, что органами предварительного расследования было нарушено право Бутаева на защиту, поскольку ему не были вручены копия постановления о возбуждении уголовного дела и копия протокола его задержания.

Вопреки указанным доводам, согласно протоколу задержания подозреваемого Бутаева А.М. от 21 ноября 2013 года, копию данного протокола Бутаев получил в тот же день, о чем имеется его собственноручная подпись в протоколе.

В соответствии с ч.4 ст. 146 УПК РФ, после возбуждения уголовного дела о принятом решении следователь незамедлительно уведомляет заявителя, а также лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело.

7

Как видно из материалов дела, 1 июля 2014 года следователем было возбуждено уголовное дело по п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ в отношении Бутаева А.М., и в этот же день Бутаеву, содержащемуся в учреждении ФКУ СИЗО УФСИН России по Республике о принятом решении было сообщено и разъяснен порядок обжалования постановления.

Постановление же о возбуждении уголовного дела по пп.«а»,«в» ч.2 ст. 105 УК РФ было возбуждено 20 ноября 2013 года по факту обнаружения трупов А и А и Бутаев А.М., причастность которого к данному преступлению на тот момент еще не была установлена, не подлежал уведомлению о возбуждении уголовного дела. В дальнейшем, в частности при ознакомлении с материалами уголовного дела, Бутаев был ознакомлен с данным постановлением следователя, согласился с ним и не обжаловал его.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия приходит к выводу, что право Бутаева на защиту следователем нарушено не было.

В ходе судебного разбирательства стороны не были ограничены в праве представления доказательств и в заявлении ходатайств. По всем заявленным ходатайствам, в том числе указанным в апелляционных жалобах, судом приняты мотивированные и обоснованные решения, не согласиться с которыми у Судебной коллегии нет оснований.

Всем рассмотренным в судебном заседании доказательствам суд дал в приговоре надлежащую оценку, указав мотивы, в силу которых одни доказательства им были приняты во внимание, а другие, в том числе показания свидетелей и самого осужденного о его непричастности к преступлениям отвергнуты.

Доводы осужденного Бутаева и адЕЮката Магомедова о том, что показания Бутаева, данные им 29 июня и 1 июля 2015 года являются недопустимыми доказательствами, поскольку он допрашивался после возвращения дела прокурору в связи с необходимостью устранения препятствий рассмотрения дела; что следователем ему была «навязана» адвокат Лукманова, которая не является адвокатом, при том, что на тот момент у Бутаева уже имелся защитник по делу - адвокат Магомедов; что допрос Бутаева производился в ночное время, более 4 часов без перерыва; что ход допроса в протоколе не отражен, - Судебная коллегия находит несостоятельными.

Как видно из материалов уголовного дела, после его возвращения судом прокурору от обвиняемого Бутаева в адрес начальника ИВС и в адрес следователя поступили заявление и ходатайство, соответственно, с просьбой дополнительно допросить его (Бутаева) по обстоятельствам дела; при этом Бутаев заявил, что отказывается от услуг защитника Магомедова и попросил,

8

чтобы ему предоставили другого адвоката.

Данное ходатайство следователем было удовлетворено, Бутаеву в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона был назначен другой защитник - адвокат Лукманова, после чего он был допрошен и его показания проверены на месте.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, как видно из заявлений Бутаева заключения почерковедческой экспертизы и протоколов данных следственных действий, дополнительный допрос Бутаева и проверка его показаний на месте проводились по инициативе обвиняемого; при этом Бутаев сам определил, кто именно из адвокатов будет осуществлять его защиту; а назначенный ему защитник - адвокат Лукманова - не была лишена статуса адвоката. Кроме этого ход и порядок проведения указанных следственных действий подробно зафиксированы следователем в составленных им протоколах; оба следственных действия проводились не в ночное время (которое наступает в 22 часа длительность допроса Бутаева не превышала 4 часов, при этом при проверке показаний Бутаева на месте следователем неоднократно делались перерывы в связи с перемещением участников данного действия с одного места на другое.

Не может согласиться Судебная коллегия и с утверждением осужденного и его защитника о том, что протокол выемки брюк из джинсовой ткани, а также другие доказательства, производные от этого, тоже являются недопустимыми доказательствами.

Как видно из материалов дела и протокола выемки, данное следственное действие было выполнено надлежащим должностным лицом - следователем Б , в присутствии двух понятых, после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела.

Положения ст. 183 УПК РФ не предусматривают обязательное участие защитника при производстве выемки, поэтому присутствие при совершении данного следственного действия адвоката, который на самом деле подлежал отстранению от участия деле, не относится к существенному нарушению уголовно-процессуального закона, влекущего за собой признания данного доказательства недопустимым.

Кроме того, ни осужденный, ни его защитник не отрицают сам факт изъятия указанных выше брюк при обстоятельствах, изложенных в протоколе факт их упаковки на месте и правильность составления протокола.

Судом обоснованно не приняты во внимание и отвергнуты, как не достоверные, показания свидетелей Б и Б которые являются родителями осужденного, о том, что их сын в момент инкриминируемых ему деяния находился у себя дома, а также о том, что кровь потерпевшей, обнаруженная на изъятой одежде, попала туда, когда отец

9

осужденного устанавливал в доме потерпевшей камин, и последняя поранила палец, - поскольку показания данных лиц опровергаются совокупностью других, приведенных выше доказательств, признанных судом достоверными и допустимыми, в том числе показаниями осужденного; показаниями потерпевшей А о том, что ее мать не ранила себе палец; заключениям судебно-медицинского эксперта, согласно которому на пальцах потерпевшей каких-либо повреждений, в том числе порезов, при проведении экспертизы обнаружено не было.

Как видно из протокола судебного заседания, судебное следствие проведено полно и объективно; после исследования представленных суду доказательств дополнений к судебному следствию стороны не имели, судебное следствие было закончено с согласия сторон.

Приговор постановлен в соответствии с требованиями предусмотренными ст. 307 УПК РФ с указанием места, времени и способа совершения преступных деяний.

Выводы суда о виновности Бутаева в совершении вышеуказанных преступлений надлежащим образом мотивированы, соответствуют установленным фактическим обстоятельствам случившегося, основаны на исследованных и проверенных в судебном заседании доказательствах.

Действия Бутаева по п.«в» ч.4 ст. 162, пп.«а»,«в»,«з» ч.2 ст. 105 УК РФ судом квалифицированы правильно.

Ошибочное указание в установочной части приговора на то, что Бутаев совершил разбой с применением оружия, не влечет за собой изменение приговора, так как в дальнейшем, при квалификации действий Бутаева по п.«в ч.4 ст. 162 УК РФ, этот квалифицирующий признак судом не был установлен и не учитывался при назначении Бутаеву наказания.

Наказание Бутаеву назначено в соответствии со ст. 6,43,60 УК РФ, с учетом установленных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, относящихся к категории особо тяжких данных о личности осужденного, его характеристик, наличия смягчающих наказание обстоятельств и отсутствия отягчающих, влияния назначенного наказания на исправление Бутаева и на условия жизни его семьи.

При назначении Бутаеву наказания судом в полной мере учтены все приведенные выше обстоятельства, в том числе смягчающие наказание, а именно: активное способствование раскрытию преступления и признание вины в ходе предварительного следствия.

10

Оснований для признания назначенного Бутаеву наказания несправедливым и для его снижения Судебная коллегия не усматривает.

Гражданские иски потерпевшей А рассмотрены судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и Гражданского кодекса РФ, решение суда надлежащим образом мотивировано оснований для его изменения или отмены также не имеется.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. 38913-38914, 3 89 , 3 8928, 3 8933 УПК РФ, Судебная коллегия

20

определила:

приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 23 июня 2016 года в отношении Бутаева А М оставит ь без изменения, апелляционные жалобы осужденного Бутаева А.М. и адвоката Магомедова М.Г. - без удовлетворения.

Председательствующий судьи

11

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 183 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта