Информация

Решение Верховного суда: Определение N 49-АПУ17-9 от 18.07.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 49-АПУ17-9

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 18 июля 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Червоткина А.С.

судей - Таратуты И.В., Сабурова Д.Э при секретаре - Горностаевой Е.Е с участием государственного обвинителя - прокурора Филимоновой СР защитников - адвокатов Цапина В.И., Шинелевой Т.Н., Анпилоговой Р.Н Зайцева Г.Б осужденных - Шарипова А.Х., Карпова Г.С., Малого К.Ю рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Шарипова А.Х., Карпова Г.С., Малого К.Ю адвокатов Митяевой Е.А., Желтоуховой А.А., Фаварисовой Е В . на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 26 января 2017 года, которым

Шарипов А Х

не судимый осужден к лишению свободы по: - ч. 1 ст. 209 УК РФ к 10 годам с ограничением свободы на 1 год; - ч. 3 ст. 222 УК РФ к 5 годам;

- п. «б» ч. 2 ст. 241 УК РФ к 3 годам с ограничением свободы на 1 год; - ч. 3 ст. 240 УК РФ к 4 годам с ограничением свободы на 1 год; - ч. 1 ст. 163 УК РФ (по эпизоду от 20.02.2015 г. в отношении Р Р.) к 2 годам; - п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (по эпизоду от 28.03.2015 г. в отношении М К А к 7 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (по эпизоду от 29.03.2015 г. в отношении

к 7 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 30.03.2015 г. в отношении М к 8 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (по эпизоду в отношении Р к 7 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (по эпизоду в отношении Р Г З Ш к 6 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (по эпизоду в отношении П к 7 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (в отношении П к 6 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (по эпизоду в отношении Я к 7 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (по эпизоду в отношении Р к 7 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (по эпизоду в отношении Х к 7 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ (в отношении Б к 5 годам с ограничением свободы на 1 год на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к 11 годам в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года с перечисленными в приговоре ограничениями и обязанностями он же оправдан по п. «а» ч. 4 ст. 162, п. «а» ч. 3 ст. 163, ч. 4 ст. 166 УК РФ (по преступлениям от 10.01.2015 г. в отношении Г п. «а ч. 3 ст. 161 УК РФ (по преступлению от 10.01.2015 г. в отношении Ш и Л п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по преступлению от 20.02.2015 г. в отношении К п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (по преступлению от 28.03.2015 г. в отношении М и А ч. 3 ст. 166 УК РФ (по преступлению от 28.03.2015 г. в отношении А с признанием в данной части права на реабилитацию;

Карпов Г С

несудимый осужден к лишению свободы по: - ч. 2 ст. 209 УК РФ к 8 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «б» ч. 2 ст. 241 УК РФ к 3 годам с ограничением свободы на 1 год; - ч. 3 ст. 240 УК РФ к 3 годам 6 месяцам с ограничением свободы на 1 год; - пп. «а, в» ч. 2 ст. 163 УК РФ (по эпизоду от 20.02.2015 г. в отношении К и Р к 2 годам 6 месяцам с ограничением свободы на 1 год; - п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 30.03.2015 г. в отношении М к 8 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в отношении Р к 7 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (в отношении Р Г З ,Ш к 6 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «а» ч. 3 ст. 163 УК; РФ (в отношении П к 7 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (в отношении П к 6 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в отношении Я к 7 годам с ограничением свободы на 1й год; - п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в отношении Р к 7 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в отношении Х к 7 годам с ограничением свободы на 1 год на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к 8 годам 6 месяцам в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года с перечисленными в приговоре ограничениями и обязанностями он же оправдан по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по преступлению от 20.02.2015 г. в отношении К с признанием права на реабилитацию;

Малый К Ю

не судимый осужден к лишению свободы по:

- ч. 2 ст. 209 УК РФ к 8 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «б» ч. 2 ст. 241 УК РФ к 2 годам 6 месяцам с ограничением свободы на 1 год; - ч. 3 ст. 240 УК РФ к 3 годам с ограничением свободы на 1 год; - ч. 2 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 10.01.2015 г. в отношении Г к 3 годам с ограничением свободы на 1 год; - пп. «а, г» ч. 2 ст. 161 УК РФ (по эпизоду от 10.01.2015 г. в отношении Ш и Л к 2 годам с ограничением свободы на 6 месяцев; - п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (по эпизоду от 10.01.2015 г. в отношении Г к 2 годам с ограничением свободы на 1 год; - ч. 4 ст. 166 УК РФ (по эпизоду от 10.01.2015 г. в отношении Г к 2 годам; - пп. «а, в» ч. 2 ст. 163 УК РФ (по эпизоду от 20.02.2015 г. в отношении К и Р к 2 годам 6 месяцам с ограничением свободы на 1 год; - п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (по эпизоду от 28.03.2015 г. в отношении М К А к 7 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (по эпизоду от 29.03.2015 г. в отношении И к 7 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (по эпизоду в отношении Р к 7 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (по эпизоду в отношении Р Г З Ш к 6 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (по эпизоду в отношении П к 7 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (по эпизоду в отношении П к 6 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в отношении Я к 7 годам с ограничением свобода на 1 год; - п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в отношении Р к 7 годам с ограничением свободы на 1 год; - п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в отношении Х к 7 годам с ограничением свободы на 1 год на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к 9 годам в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года с перечисленными в приговоре ограничениями и обязанностями он же оправдан по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по преступлению от

20.02.2015 г. в отношении К с признанием права на реабилитацию;

Тарасова А С

несудимая осуждена по: - п. «б» ч. 2 ст. 241 УК РФ к 2 годам лишения свободы; - ч. 1 ст. 240 УК РФ к штрафу в размере 30.000 рублей на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем полного сложения наказаний к 2 годам лишения свободы и штрафу в указанном размере на основании ст. 73 УК РФ наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года с возложением обязанностей, способствующих исправлению; штраф постановлено исполнять самостоятельно;

Елистратова А А

несудимая осуждена по: - п. «б» ч. 2 ст. 241 УК РФ к 2 годам лишения свободы; - ч. 1 ст. 240 УК РФ к штрафу в размере 30.000 рублей на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем полного сложения наказаний окончательно к 2 годам лишения свободы и штрафу в указанном размере на основании ст. 73 УК РФ наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 4 года, с возложением обязанностей, способствующих исправлению, штраф постановлено исполнять самостоятельно;

Исаев А С

несудимый осужден к лишению свободы по: - ч. 2 ст. 209 УК РФ к 4 годам; - ч. 3 ст. 222 УК РФ к 2 годам; - п. «б» ч. 2 ст. 241 УК РФ к 2 годам; - ч.З ст. 240 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 2 годам;

- п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ (преступление от 28.03.2015 в отношении М К А с применением ст.64 УК РФ к 4 годам; - п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ (преступление от 29.03.2015 в отношении И А.) с применением ст.64 УК РФ к 4 годам; - п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ (преступление от 30.03.2015 в отношении М к 5 годам; - п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ (преступление в отношении Р с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам; - п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ (преступление в отношении Р Г З ,Ш к 3 годам; - п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ (преступление в отношении П с применением ст.64 УК РФ к 4 годам; - п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ (преступление в отношении П к3 годам; - п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ (преступление в отношении Я Р.) с применением ст.64 УК РФ к 4 годам; - п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ (преступление в отношении Р Р.) с применением ст.64 УК РФ к 4 годам; - п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ (преступление в отношении Х с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к 7 годам 6 месяцам на основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 5 лет с возложением перечисленных в приговоре обязанностей, способствующих исправлению.

По делу также осуждены Васильев Н.Ю., Новикова И.М Сагитова М.М., приговор в отношении которых не обжалован.

Тарасова А С , Елистратова А.А. и Исаев А С приговор не обжаловали, в отношении них приговор проверяется в порядке ч. 2 ст. 389.19 УПК РФ.

Решен вопрос по гражданским искам и вещественным доказательствам.

Заслушав доклад судьи Сабурова Д.Э., выступление в режиме видеоконференц-связи осужденных Шарипова А.Х., Карпова Г.С Малого К.Ю., их защитников адвокатов Цапина В.И., Шинелевой Т.Н Анпилоговой Р.Н., поддержавших доводы жалоб и дополнений, адвоката Зайцева Г.Б. в интересах Исаева А С , возражения прокурора Филимоновой СР., полагавшей необходимым жалобы оставить без удовлетворения, но изменить приговор в отношении Тарасовой и Елистратовой в части их осуждения по ч. 1 ст. 240 УК РФ, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

по приговору суда осужденные признаны виновными:

- Шарипов в создании и руководстве устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан; Малый, Карпов, Исаев и иное лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, в участии в созданной и руководимой Шариповым банды;

- Шарипов и Исаев в действиях, связанных с незаконным оборотом огнестрельного оружия; - Шарипов, Малый, Карпов, Елистратова, Тарасова в деяниях, направленных на организацию занятия проституцией другими лицами; кроме того Шарипов, Малый, Карпов в деяниях, направленных на содержание притонов для занятия проституцией и систематическое предоставление помещений для занятия проституцией, с применением насилия и угрозой его применения; - Шарипов, Малый, Карпов в вовлечении в занятие проституцией и принуждении к продолжению занятия проституцией, с угрозой применения насилия, организованной группой, а Елистратова и Тарасова - в самостоятельном вовлечении в занятие проституцией; -Малый в разбое 10 января 2015 года группой лиц по предварительному сговору; в вымогательстве в отношении Г и угоне его автомобиля; в грабеже имущества Ш иЛ - Малый, Карпов Г.С. в вымогательстве 20.02.2015 г. группой лиц по предварительному сговору у К иР -Шарипов в вымогательстве 20.02.2015 г. у Р - Шарипов и участники банды Малый, иные лица в вымогательстве 28.03.2015 г. у А М К -Шарипов, Малый, в вымогательстве 29.03.2015 г. у И - Шарипов, Карпов в разбое 30.03.2015 г. в отношении М - Шарипов, Карпов, Малый в вымогательстве у Р и грабеже 06.04.2015 г. ее имущества, имущества З Г и Ш - Шарипов, Карпов, Малый в вымогательстве 03.05.2015 г. и грабеже имущества П - Шарипов, Карпов, Малый в вымогательстве в период с 30.04.2015 г. по 09.05.2015 г. у Я - Шарипов, Карпов, Малый в вымогательстве у Р

- Шарипов, Карпов, Малый в вымогательстве у Х - Шарипов в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Б опасного для жизни человека, с применением предметов используемых в качестве оружия.

Преступления совершены в городе Республики

при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционных жалобах и дополнениях осужденные и их защитники полагают приговор незаконным и необоснованным, выводы суда - несоответствующими фактическим обстоятельствам дела положенные в основу обвинения доказательства - недопустимыми, а назначенное наказание - несправедливым.

Адвокат Митяева Е.А. в защиту Малого К.Ю. в жалобе кратко выражает несогласие с приговором и просит о его отмене.

В дополнениях адвокат Митяева Е.А. считает, что приговор вынесен без учета всех значимых обстоятельств, без должной оценки исследованных доказательств.

Анализируя признаки банды, ссылаясь на разъяснения Верховного Суда Российской Федерации, указывает, что роль Малого в каждом вмененном преступлении не установлена, совместное решение осужденными бытовых проблем, их общение друг с другом в силу совместного досуга, не могут расцениваться как устойчивость преступных связей. Кроме того, по делу не установлена вооруженность банды, а обнаруженный в помещении автосервиса пистолет, не имеет отношения к осужденным, доказательств этому не приведено. Кто, где когда и при каких обстоятельствах приобрел пистолет, кто и как его переделал, использовалось ли это оружие ранее, фактов осведомленности Малого в наличии оружия не установлено.

Деяния, составляющие объективную сторону составов преступлений предусмотренных ст.ст. 240 и 241 УК РФ, Малому в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, в обвинительном заключении и в приговоре не приведены.

Ссылаясь на показания так называемых потерпевших и свидетелей по указанным эпизодам обвинения, отмечает, что все они проживали в собственных и арендованных ими же помещениях, услуги оказывались самостоятельно, добровольно и без принуждения. Согласно их показаниям (А , П ,Я и др.), в содержание притонов для занятий проституцией или систематическом предоставлении для этого помещений Малый участия не принимал. Указанные в приговоре денежные суммы как прибыль перечислялись добровольно и для оказания помощи детским домам и реабилитационным центрам.

По эпизоду в отношении Г адвокат отмечает, что в приговоре не описаны конкретные действия Малого, доказательств его вины не приведено. При этом считает, что переквалифицировав действия Малого с ч. 4 на ч. 2 ст. 162 УК РФ, суд вышел за переделы предъявленного обвинения, нарушив требования ч. 1 ст. 252 УПК РФ.

По эпизоду в отношении Ш и Л полагает недоказанной вину Малого. Потерпевшая Л его не опознала указала, что не знает его, никого из подсудимых в тот день в автомобиле, куда ей приказали сесть, не было. Фактически преступные действия в отношении нее совершил лишь один П. (лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство), а наличие у него с Малым сговора не установлено и не доказано. Суд также вышел за пределы обвинения, переквалифицировав действия Малого с ч. 3 на ч. 2 ст. 161 УК РФ.

По эпизоду в отношении потерпевшего Г полагает, что в действиях Малого отсутствует состав преступления. Ранее Малому было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 163 УК РФ. Суд его действия переквалифицировал на ч. 2 ст. 163 УК РФ по признаку группы лиц, по предварительному сговору. Вместе с тем, Малый никаких действий не совершал, его договоренность с другими на вымогательство отсутствует Кроме того, по эпизоду в отношении Г Малый осужден по ч. 4 ст. 166 УК РФ. Однако сам потерпевший отрицал факт угона его автомашины, заявлений по этому поводу не подавал.

По эпизоду в отношении К и Р указывает, что исходя из показаний обоих, противоправные действия в отношении них совершались одним П., то есть Малый не участвовал в вымогательстве а решение суда о переквалификации его действия с ч. 3 на ч. 2 ст. 163 УК РФ полагает противоречащим закону.

По эпизодам от 28, 29 и 30 марта в отношении М К и А отмечает, что данные деяния, как указал суд совершены с участием Карпова. Однако в суде установлено его алиби отсутствие в момент совершения этих деяний, в связи с чем, их показания ложные и не могли приниматься во внимание.

По эпизоду в отношении И отмечает, что тот претензий не имел, ущерб ему не причинен, просил не наказывать подсудимых, факт причинения ему повреждений не доказал.

По эпизоду в отношении Р , Г З Ш отмечает, что причастность Малого не доказана Исходя из показаний потерпевших, Малый ничего не похищал, при осмотре их личных сумок не присутствовал, в помещение зашел наряду со всеми путем свободного доступа.

По эпизоду в отношении П указывает, что вина Малого подтверждается лишь показаниями самого потерпевшего. Иных доказательств по делу нет. Переквалификацию его действий с ч. 4 ст. 162 на ч. 3 ст. 161 УК РФ считает незаконной.

По эпизоду в отношении Я отмечает, что факт опознания ею Малого не является достаточным основанием для его осуждения Согласно ее показаниям, он лично не совершал в отношении нее противоправных действий.

По эпизоду в отношении Х указывает, что потерпевшая его не опознала, в ходе следствия опознание в нарушение закона проводилось по фотографии, в ее показаниях отсутствуют какие-либо упоминания о нем, в связи с чем, подвергает сомнению достоверность ее показаний.

С учетом всех приведенных доводов, считает, совокупность перечисленных в приговоре доказательств не является достаточной для осуждения Малого. Показания Исаева не могут быть признаны достоверными, поскольку он сам их неоднократно менял. Кроме того, в судебном заседании установлено, что в ходе предварительного расследования на А З Х К З ,К С оказывалось давление, в связи с чем, их показания сомнительны.

Также отмечает, что многие (не приводя какие) доказательства вины Малого не раскрыты, не указано, что они подтверждают, что является нарушением УПК РФ.

Просит приговор отменить и оправдать его по всем инкриминируемым деяниям.

Осужденный Малый К.Ю. в своей апелляционной жалобе приводит аналогичные адвокату доводы, высказывает ту же просьбу об отмене приговора и своем оправдании.

В дополнении от 3 апреля 2017 года Малый К.Ю. полагает, что дело рассмотрено незаконным составом суда.

Ссылаясь на Указ Президента РФ от 02.01.2017 г. № 1, отмечает, что данным Указом судья Г был назначен председателем Советского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан, в связи с этим не имел права продолжать разбирательство по делу и выносить приговор, постановленный 26 января 2017 года.

Указывает, что процессуальный статус Исаева и П не был установлен, в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, они не включались, что являлось основанием для возвращения дела прокурору. Первоначально в отношении них дела были выделены в отдельное производство в связи с заключением соглашения о сотрудничестве, которое было нарушено Попилем.

Полагает, что все обвинение построено на недостоверных показаниях П , который, выйдя из СИЗО, подкидывает оружие, а Исаев соглашается давать показания.

Считает, нарушением решение суда о соединении уголовного дела в отношении Исаева, не соблюдавшего соглашение о сотрудничестве, с их делом и непринятие такого же решения в отношении уголовного дела П . По его мнению, с их делом должны были быть соединены дела в отношении обоих перечисленных лиц.

Соединение уголовных дел в отношении них и Исаева полагает проведенным с нарушением УПК РФ, в отсутствие процессуального решения, его невручения. Кроме того, суд в нарушение требований УПК РФ не ознакомил их с материалами уголовного дела в отношении Исаева. Также считает нарушением своих прав отказ суда в заседании 29.08.2016 г. в соединении дела в отношении П с их настоящим делом.

Ссылаясь на нормы Конституции РФ, различные решения ЕСПЧ выражает несогласие с решением суда об оглашении показаний П поскольку защита и подсудимые возражали, а иных процессуальных оснований не имелось.

Цитируя Комментарий к ст. 240 УК РФ, полагает, что в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный указанной нормой, поскольку лица, так называемые «вовлеченные» в занятие проституции занимались этим еще задолго до инкриминируемых действий.

Обращает внимание, что жилье для оказания сексуальных услуг снималось девушками самостоятельно и использовалось по их усмотрению, в связи с чем, считает, что в его действия отсутствует предусмотренный ч. 2 ст. 241 УК РФ состав преступления.

Нарушений требований УПК РФ усматривает и в том, суд необоснованно несмотря на возражения участников со стороны защиты рассматривал дело в закрытом судебном заседании. Постановление об этом не выносилось и подсудимым не вручалось, что считает безусловным основанием отмены приговора. Первое судебное заседание также в нарушение УПК РФ проводилось в отсутствие Тарасовой, ее мнение о закрытом судебном заседании не выяснялось.

Также указывает, что им после получения обвинительного заключения заявлялось ходатайство о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, которое суд проигнорировал и в нарушении закона рассмотрел дело единолично.

Полагает недопустимым доказательством протокол выемки оружия поскольку участие в этом принимал лишь один понятой - Ф который подтвердил указанное обстоятельство в суде. Нарушением считает и проведение обыска в отсутствие хозяина автосервиса.

Просит приговор отменить, вынести частное определение по допущенным нарушениям, прекратить уголовное преследование по перечисленным составам преступлений, признать недопустимыми указанные им доказательства, вернуть дело прокурору для соединения с делом Исаева и П . При повторном рассмотрении дела обязать суд решить вопрос о закрытом или открытом заседании с мотивировкой принятого решения.

Адвокат Желтоухова А.А. в защиту Шарипова АХ. в апелляционной жалобе также кратко выражает несогласие с приговором и просит о его отмене.

В дополнениях адвокат указывает, что совокупность положенных в основу обвинения доказательств не отвечает принципу достаточности.

Показания Исаева и П являются недопустимыми как полученные с нарушением закона, поскольку показания П не могут быть проверены, а к показаниям Исаева следует относиться критически в силу заключения им ранее соглашения о сотрудничестве Кроме того между ним и Шариповым существовали неприязненные отношения, которые могли послужить поводом для оговора. Показания Малого на следствие были даны под давлением. Об оказываемом на них давлении со стороны правоохранительных органов пояснили в судебном заседании потерпевшая А свидетели З , Х К , З , К С отказавшись от своих ранее данных показаний.

Оспаривает осуждение по ст. 209 УК РФ и наличие организованной группы в силу отсутствия по делу признаков банды, в том числе и ее вооруженности. По делу отсутствуют доказательства принадлежности фигурирующего пистолета именно Шарипову. Нет данных о его осведомленности о совершаемых преступлениях в отношении конкретных потерпевших, о его руководстве ими, нет устойчивости и сплоченности, а совместное проведение досуга таковым не является.

Просит приговор отменить и оправдать Шарипова.

Осужденный Шарипов АХ. в апелляционной жалобе повторяет доводы адвоката об оказании давления на перечисленных лиц.

Указывает, что большая часть приговора составлена путем переноса доказательств, изложенных в обвинительном заключении, но не исследованных судом и не раскрытых.

Считает недопустимым доказательством протокол обыска проведенного в автосервисе, вследствие отсутствия оснований, нарушения процедуры его проведения, с участием лишь одного понятого.

Обращает внимание, что его отпечатков пальцев на пистолете не найдено.

Указывает, что найденные при необоснованном повторном осмотре автомашины капсюли не имеют отношения к делу и не являются доказательством.

Высказывает сомнение в достоверности показаний Т Н , С В обращая внимание, что судебно психиатрические экспертизы в отношении них не проводились.

Оспаривает допустимость оглашенных показаний П

По его мнению, суд не мог принимать во внимание оглашенные показания Исаева, данные в период заключения соглашения о сотрудничестве и которое в последующем было расторгнуто. При том что в судебном заседании Исаев отказался давать показания.

Также как и Малый обращает внимание, что тот при ознакомлении с делом ходатайствовал о рассмотрении дела с участием присяжных, в чем необоснованно отказано, тем самым суд допустил грубые нарушения УПК РФ, влекущие отмену приговора.

Отмечает, что суд незаконно не провел проверки по факту заявлений потерпевших, свидетелей и подсудимых об оказании на них давления в ходе предварительного расследования.

Факт задаваемых судом вопросов к допрашиваемым лицам расценивает как нарушение принципа состязательности сторон.

Выражает несогласие с решением суда об оглашении показания ряда лиц при наличии возражений стороны защиты, в том числе и его Шарипова.

Осуждение по ст. 209 УК РФ считает незаконным, поскольку все подсудимые, как в отдельности так и вместе совершали различные преступления, но все они не были уведомлены о совершаемых другими деяниях. При этом он, Шарипов, никого не направлял, не руководил, не распределял роли, не хранил какое-либо оружие, то есть утверждает об отсутствии обязательных для банды признаков.

Оспаривая осуждение по ст.ст. 240 и 241 УК РФ, обращает внимание что никто из так называемых потерпевших не говорил о каком-либо вовлечении. Проституцией они занимались добровольно, без принуждения и давления. Притонов для занятия проституцией он не организовывал и не создавал.

Опровергая корыстный мотив деяний, указывает, что получаемые деньги шли на оказание помощи детям-инвалидам.

Не соглашаясь с осуждением по ч.З ст. 111 УК РФ, указывает, что биту не применял, о ней не говорила и потерпевшая, в связи с чем считает необходимым данные действия переквалифицировать на ч. 1 ст. 111 УК РФ.

По его мнению, суд, хотя и признал у него ряд смягчающих и перечисленных в приговоре обстоятельств, не в полной мере учел их при разрешении вопроса о наказании. К данным обстоятельством следовало отнести и аморальное и противоправное поведение потерпевших, а констатированный судом факт расходования денежных средств на помощь в реабилитации детей-инвалидов является исключительным смягчающим обстоятельством.

Просит приговор отменить, дело вернуть прокурору для последующего направления органу предварительного расследования и соединения с делом в отношении Исаева и П , привлечь их в качестве обвиняемых по данному делу. Ознакомить их с материалами уголовных дел в отношении Исаева и П

В дополнениях от 21 марта 2017 года Шарипов, как и Малый считает незаконным решение суда о проведении закрытого судебного разбирательства вследствие отсутствия оснований для этого, не вынесения процессуального документа с правом обжалования и его невручение, рассмотрение дела в первые дни заседаний в отсутствие подсудимой Тарасовой, невыяснение ее мнения о закрытом процессе Повторяет приведенные Малым в дополнениях доводы в отношении невозможности участия судьи Г в процессе после 2 января 2017 года со ссылками на Закон «О статусе судей в РФ» и постановление Конституционного Суда РФ от 14 мая 2015 года № 9-П, а также иные, перечисленные в дополнении доводы. Высказывает аналогичную просьбу, суть которой приведена в дополнениях Малого.

Адвокат Фаварисова Е.В. в интересах Карпова Г.С. в жалобе кратко выражает несогласие с приговором.

В дополнениях адвокат также как и другие оспаривает осуждение Карпова по ст. 209 УК РФ. Приводя признаки банды, ссылается на отсутствие устойчивости, отсутствие доказательств, к которым факты знакомств осужденных друг с другом в силу тех или иных, не криминальных, причин не могут свидетельствовать о наличие такого признака. Об отсутствии устойчивости, по ее мнению, свидетельствует и тот факт, что в период с 1 января 2014 г. по 14 мая 2015 г. Карпов разговаривал по телефону с Шариповым всего лишь два раза.

Отмечает, что ни следствием, ни судом не доказан признак вооруженности банды. Не установлено, где, когда и каким образом Шарипов приобрел фигурирующий по делу пистолет, где и когда он был изготовлен, кем и когда производилась замена ствола, применялся ли он ранее. При этом считает недоказанной принадлежность пистолета Шарипову. Указание суда о том, что Шарипов начал его хранить с ноября 2014 г. считает предположением, не основанным на доказательствах. Факт отсутствия к нему патронов свидетельствует о невозможности его использования.

Предлагает критически относиться к показаниям Исаева, в том числе и по поводу оружия. Анализируя его показания, обращает внимание на противоречия по обстоятельствам якобы задержания и действий перечисляемых лиц. Считает недоказанным факт осведомленности Карпова о наличии у кого-либо оружия.

Перечисляя и кратко излагая содержание положенных в основу приговора по обвинению по ст. 209 УК РФ показаний различных лиц полагает, что они не изобличают Карпова как члена банды и не могут являться доказательством его вины.

По обвинению по ст.ст. 240 и 241 УК РФ указывает, что Карпову не вменялось совершение каких-либо активных действий, составляющих объективную сторону указанных составов преступлений.

По эпизоду от 20.02.205 г. в отношении К и Р считает, что в действиях Карпова отсутствует состав преступления Никто из свидетелей и потерпевших по данному эпизоду не указывал на его какие-либо противоправные действия, О намерениях П. Карпов не знал. Об отсутствии состава преступления свидетельствует и то, что с заявлением К обратилась спустя год после имевших место событий. Также обращает внимание, что (т. 10 л.д. 150-153) Р опознал Карпова на следствии, как он указал в соответствующем протоколе, по отсутствующему переднему зубу. Однако зуб Карпов «потерял» при ДТП, имевшем место через два месяца после событий сР , что подвергает сомнению данный протокол.

По эпизоду от 30 марта 2015 года в отношении М ссылается на алиби Карпова, его нахождение в г. Екатеринбурге, о чем свидетельствуют (стр. 141 приговора) справки о приобретении им билетов на рейс « до Екатеринбурга и обратно до

на 31 марта 2015 года. Время в пути около 16 ч. При этом адвокат указывает, что если 30 марта 2015 года в 20 ч., согласно оглашенным показаниям Исаева, Карпов находился в г. , и как утверждает потерпевшая М в 2 ч. 30 мин. он находился в квартире по адресу - г. ул. д. кв. , то он физически не мог оказаться в 17 ч. 31 марта 2015 года в Екатеринбурге чтобы выехать по приобретенному им билету из Екатеринбурга в

Данных о его возвращении из Екатеринбурга 29 или 30 марта 2015 года в деле нет. Считает предположением вывод суда о возможности доехать из Стерлитамака до Екатеринбурга на автомашине за 8-9 часов. При том, что данный факт не установлен и не доказан.

Об алиби Карпова заявлял свидетель А Фактически подтверждал его и Исаев. В этой связи предлагает критически относиться к заключению фоноскопической экспертизы, которая противоречит установленным фактам.

По эпизоду в отношении Р обращает внимание, что согласно показаниям самой потерпевшей в судебном заседании, она видела Карпова лишь один раз - 1 июня 2015 года, когда приехала в кафе. Никаких активных действий в отношении нее он не совершал требований не выдвигал, не угрожал. Судом не дано оценки ее показаниям в судебном заседании и данным протокола опознания в т. 3 на л.д. 126-128, согласно которых она опознала Карпова, указав на его противоправные действия 12 мая 2015 года и 1 июня 2015 года.

По эпизоду в отношении Р Г З Ш адвокат обращает внимание, что никто из потерепвших не указывал на совершение Карповым каких-либо противоправных действий. Одно лишь присутствие на месте преступления при отсутствии сговора с другими лицами не является уголовно-наказуемым деянием.

По эпизоду в отношении П считает, что отсутствуют какие либо объективные доказательства вины Карпова. Показания П о нанесении ему ударов битой, руками, расценивает как недостоверные.

По эпизоду в отношении Я отмечает, что Карпов никаких активных действий не совершал, потерпевшая о его роли ничего не говорила. При этом она обратилась с заявлением через значительный промежуток времени. Сам Карпов на тот момент побывал в ДТП, имел повреждения, на которые, если бы события имели место, Я должна была обратить внимание.

По эпизоду в отношении Р обращает внимание, что о Карпове ни в заявлении, ни в показаниях она ничего не упоминала Лишь при опознании, результаты которого являются сомнительными она указала на его требования передачи денег. Р в судебном заседании не допрашивалась, противоречия не устранены и в силу презумпции невиновности Карпов по данному эпизоду также подлежит оправданию.

По эпизоду в отношении Х отмечает, что в своем заявлении потерпевшая не просила привлекать Карпова к ответственности. Обвинение не конкретизировано, действия Карпова не расписаны.

Считает, что в ходе предварительного расследования имели место многочисленные нарушения требований УПК РФ (врученная Карпову копия постановления о привлечении в качестве обвиняемого не подписана следователем, при выполнении требований ст. 217 УПК РФ Карпов заявлял о наличии письменных ходатайств, а следствие, не дожидаясь его ходатайств, направило дело прокурору, который в свою очередь несмотря на большой объем дела в течение 3-х суток подписал обвинительное заключение). Мотив его действий не установлен.

Отмечает, что Карпов никаких денег не получал, работал и из своей заработной платы помогал финансово детскому дому. Характеризуется он исключительно положительно.

С учетом всех своих доводов просит оправдать Карпова по всем инкриминируемым деяниям.

Осужденный Карпов в апелляционной жалобе кратко выражает несогласие с приговором и просит об его отмене.

В дополнениях от 31 марта 2017 года Карпов приводит аналогичные другим осужденным доводы в отношении судьи Г об отсутствии на первом судебном заседании подсудимой Тарасовой проведении судебного заседания в закрытой форме, неопределенности статуса Исаева и П незаконности соединения уголовных дел Исаева с их делом, нарушении процедуры оглашения показаний П и недопустимости его показаний, об отсутствии признаков банды, о своем алиби в период с 13 по 31 марта 2015 года, о нарушении процедуры изъятия пистолета, о необъективности оценки потерпевших и свидетелей, об оказании на них давления, незаконности своего осуждения в том числе по ст.ст. 240 и 241 УК РФ.

Высказывает возражения в отношении выводов фоноскопической экспертизы, считая их ошибочными.

Просит об отмене приговора и своем оправдании.

В дополнениях от 30 июня 2017 года Карпов оспаривает осуждение по ст. 209 УК РФ в связи с отсутствием необходимых признаков, и в первую очередь, вооруженности, настаивает на недопустимости протокола обыска в автосервисе при изъятии пистолета, полагает, что судом проявлен обвинительный уклон. Просит об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение.

В возражениях на жалобы осужденных и адвокатов государственный обвинитель Минигалиев И.Н. считает необоснованными приведенные доводы и просит их отклонить.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и дополнений, возражений, Судебная коллегия полагает приговор в части осуждения Шарипова, Малого, Карпова за вовлечение в занятие проституцией, принуждение к занятию проституцией, организацию занятия проституцией, незаконные действия с огнестрельным оружием вымогательства, разбои, грабежи, Малого за угон транспортного средства, и Шарипова за причинение тяжкого вреда здоровью Б , законным и обоснованным.

По эпизодам вовлечения в занятие проституцией, принуждения к такому занятию (ст. 240 УК РФ), организации занятия проституцией (ст. 241 УК РФ) вина Шарипова, Карпова, Малого подтверждается показаниями Тарасовой и Сагитовой в судебном заседании, показаниями Сагитовой в ходе предварительного расследования, Елистратовой и Новиковой в судебном заседании, явкой с повинной Елистратовой показаниями Исаева в ходе предварительного расследования и судебного заседания, показаниями З С , К , А Б , Я А С ХМ М ,Д (З ), Г , В Е Са Д А С , К М А , А ,К Ш , АЗ , П , С П , Т , Б М А К ,Г ,Ж ,З З , Т К , Х , Л Д П , Ф , Ю Б ,М , К ,Ю А Б К , К М М , С Ч , С , С , А К ,Н ,А ,С ,Б и других.

В частности, в ходе предварительного расследования потерпевшая П опознала: - Исаева, указав, что он присутствовал в толпе, когда ее и другую девушку насильно заталкивали в автомобиль к А (Шарипову) (т. 15 л.д.91-92); - Малого, указав, что он вместе с А (Шариповым) принудил ее работать на сутенера (т. 15 л.д.97-100); -Карпова, указав, что он вместе с другими принудил ее работать на сутенера А (т. 15 л.д.93-96); - Шарипова, указав, что он в мае 2015г. вместе с другими парнями принудил ее работать на сутенера А (т. 15 л.д. 101-104).

Потерпевшая А опознала: - Карпова, указав, что он присутствовал среди парней, которые вместе с Шариповым затащили ее в автомобиль для последующей работы у сутенера А (т. 15 л.д.79-82); - Исаева, указав, что он присутствовал среди парней, которые затащили ее в автомобиль (т. 15 л.д.69-70); - Малого и Шарипова, указав, что они принудили ее работать у сутенера А (т. 15 л.д.75-78, 83-86).

Вина подтверждается, в том числе, протоколом обыска в арендованной Новиковой квартире (т. 10 л.д. 24-29), протоколом обыска по месту жительства Сагитовой (т. 14 л.д. 120-124), протоколом осмотра сауны « » (т. 18 л.д. 168-171), протоколом обыска по месту жительства З и С (т. 14 л.д. 173-176), протоколом осмотра автомашины Г (т. 16 л.д. 45-48), протоколом осмотра кв. д. по ул. в г. Стерлитамаке (т. 16 л.д. 50-53), протоколом обыска у Тарасовой (т. 16 л.д. 58-62), у Елистратовой (т. 17 л.д. 10-14), протоколом осмотра помещения оздоровительного комплекса « » (т. 17 л.д. 15-21), протоколами выемок, заключениями экспертов осмотра предметов и документов, детализации телефонных соединений прослушивания фонограмм телефонных переговоров Исаева с Шариповым, Малого, Елистратовой, Тарасовой, Сагитовой, где Исаев и Шарипов договаривались, что будут определять проституток по сутенерам, Шарипов желал, чтобы проститутки города работали под его покровительством, платили денежные средства на счет, указанный Исаевым, что контролировать поступление денег Шарипов обязал Исаева что Шарипов требовал от Исаева, Малого, Карпова работать по индивиду алкам с целью склонения для работы на сутенеров под покровительством Шарипова, что Шарипов требовал от Исаева собрать ребят в спортивной одежде для возможного выяснения отношений, что Елистратова сообщала о девушках, работающих без сутенеров, что Тарасова просила Исаева найти ей девушек, за которых она обязуется платить (т. 6 л.д. 166-259).

Вина подтверждается и протоколами прослушивания телефонных переговоров Шарипова, Новиковой, Сагитовой, Тарасовой, Г (т. т. 9 л.д. 92-189, т. 13 л.д. 240-250, т. 14 л.д. 1-12, т. 34 л.д. 52-53, т. 18 л.д. 39-153, 182-251, т. 19 л.д. 1-150, 180-215), а также другими приведенными в приговоре доказательствами.

Проанализировав приведенные по данным эпизодам доказательства суд правильно установил, что Шарипов, Карпов, Малый и другие в составе организованной группы совершили вовлечение и принуждение к занятию проституцией, ими совершались действия, направленные на склонение лиц женского пола к систематическому вступлению в сексуальные отношения за плату.

Каждый участник организованной группы выполнял отведенную ему роль, что свидетельствует о распределении обязанностей, согласованности действий.

В частности, Новикова и Сагитова осуществляли действия направленные на вовлечение в занятие проституцией, распространяя объявления в сети «Интернет», в том числе используя приложение «Друг вокруг», а также используя иные способы, указанные в приговоре вовлекли в противоправную деятельность: Новикова - К З С Б С М З Х А Я Сагитова - А П неустановленную девушку по имени К .

В свою очередь Шарипов, Карпов, Малый осуществляли поиск на территории г. девушек, оказывающих услуги сексуального характера, с целью их вовлечения для занятия проституцией под руководством Новиковой и Сагитовой, принуждения к продолжению занятия проституцией. Таким образом, указанными лицами с угрозами применения насилия вовлечены: М , А П неустановленная девушка по имени К

Членами организованной группы использовались различные способы вовлечения в занятие проституцией и принуждения к продолжению занятия проституцией, в том числе путем уговоров, обещаний, угроз применения насилия.

Несмотря на то, что М не осуществляла деятельность по оказанию услуг сексуального характера под руководством Новиковой данное обстоятельство для квалификации значения не имеет, поскольку преступление имеет формальный состав и считается оконченным с момента совершения действий, направленных на вовлечение, либо к принуждению к продолжению занятия проституцией.

Судом правильно установлено, что Шарипов, Карпов, Малый в составе организованной группы совершили деяния, направленные на организацию занятия проституцией другими лицами; Шарипов, Малый, Карпов также совершили деяния, направленные на содержание притонов для занятия проституцией и систематическое предоставление помещений для занятия проституцией, с применением насилия и угрозой его применения.

Также судом правильно установлено, что Елистратова и Тарасова самостоятельно вне организованной группы вовлекли в занятие проституцией: Тарасова - в ноябре 2014 г. К в начале июня 2015 г. Ж в октябре 2015 г. З в декабре 2015 г З Елистратова - в апреле 2015 г. К иЗ в мае 2015 г. - Х

Показания А З Х К З К С (лиц, которые изменили в судебном заседании свои ранее данные показания) судом правильно приняты во внимание в той части, в которой они согласовывались с другими доказательствами.

Оценив каждое из приведенных в приговоре по данным эпизодам доказательств, суд правильно квалифицировал действия осужденных: - Шарипова, Карпова, Малого, Тарасовой и Елистратовой по п. «б» ч. 2 ст. 241 УК РФ, то есть деяния, направленные на организацию занятия проституцией другими лицами, совершенные с применением насилия и угрозой его применения, Шарипова, Карпова, Малого - дополнительно с квалифицирующим признаком «а равно содержание притонов для занятия проституцией и систематическое предоставление помещений для занятия проституцией»; - Шарипова, Карпова, Малого по ч. 3 ст. 240 УК РФ, то есть вовлечение в занятие проституцией и принуждение к продолжению занятия проституцией, совершенные с угрозой применения насилия, организованной группой; - Тарасовой и Елистратовой по ч.1 ст. 240 УК РФ - как вовлечение в занятие проституцией.

Действия каждого из осужденных, составляющие объективную сторону указанных составов преступлений, установлены и описаны в приговоре, в связи с чем, доводы осужденных и их защитников являются несостоятельными.

Факты оказания некоторыми девушками сексуальных услуг и ранее не влияет на квалификацию действий осужденных, поскольку приговором они осуждены как за принуждение к занятию проституцией так и за вовлечение в такие занятия.

Доводы стороны защиты о том, что осужденные сами не предоставляли каких-либо помещений для занятия проституцией, не содержали притонов для этого, также не влияет на выводы суда о квалификации их действий и по ст. 241 УК РФ, поскольку установлено что Новикова, Сагитова, Тарасова и Елистратова, лица, которые непосредственно и предоставляли такие помещения и содержали притоны для таких занятий, действовали в составе организованной с Шариповым, Малым и Карповым группы, где каждый выполнял отведенную ему роль.

По эпизоду от 10 января 2015 года в отношении Г ,Ш и Л вина Малого помимо показаний Г , Л Ш подтверждается показаниями Т , М Га , Б , а также данными, содержащимися в оглашенных и исследованных материалах дела.

В ходе предварительного расследования потерпевший Галимов опознал:

- П , указав, что зимой 2015 года он вместе с другими ребятами обыскивал его автомашину, забрал девушек, которые были с ним в машине (т.7 л.д.224-225); - Малого, указав, что он в начале 2015 года вместе с другими парнями принудил его снять денежные средства с банковской карты (т.8 л.д. 13- 14).

Л в ходе предварительного расследования также опознала: - Малого, указав, что он вместе с другими парнями увозил ее в сауну (т.8 л.д.17-18).

Ш опознала: - П , указав, что он в январе 2015 года вместе с другими парнями удерживал, избивал ее и похитил денежные средства (т.7 л.д.228-229); - Малого, указав, что он вместе с другими парнями отобрал у нее денежные средства и увез в сауну (т.8 л.д. 15-16).

При обыске в жилище Малого были обнаружены сим-карты потерпевшей Л (т.2 л.д. 161-168).

Согласно ее показаниям, обнаруженные и изъятые у Малого две сим карты с соответствующими номерами были оформлены на ее имя использовала их для приема заказов от клиентов. 10 января 2015 года отдала данные сим-карты Ш . При совершении на них нападения « », обыскивая их сумочки, забрал у Ш эти сим-карты (т.7 л.д.205-206).

Анализ телефонных соединений (т.21 л.д.98-120) в совокупности с другими доказательствами позволил суду сделать обоснованный вывод о виновности Малого в совершении преступлений в отношении потерпевших по данным преступлениям.

Доводы Малого и его защитника о непричастности к совершенным преступлениям несостоятельны, проверялись судом первой инстанции и опровергаются совокупностью приведенных в приговоре по данным эпизодам доказательств.

Как установлено в ходе судебного разбирательства, сим-карты оформленные на имя Л и изъятые при обыске в жилище у Малого, в последующем использовались иными лицами в своей криминальной деятельности.

Вопреки доводам осужденного и его защитника, суд правильно установил, что Малой совместно с другими лицами совершил разбой в отношении Г , с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия; открыто с другими лицами похитил у Л и Ш их имущество, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья; неправомерно завладел автомобилем Г а также требовал от Г его денежные средства, которые последний, опасаясь применения насилия был вынужден передать Малому и другим лицам.

Приведенная в приговоре квалификация действий Малого является правильной и основана на совокупности исследованных доказательств.

Процедура возбуждения уголовных дел, как по каждому отдельному составу преступлений, так и по эпизоду угона автомобиля Г соблюдена, дело возбуждено на основании соответствующего рапорта (т. 22 л.д. 190-191), полномочным должностным лицом с соблюдением требований УПК РФ (т. 22 л.д. 192-194).

По эпизоду в отношении К и Р вина Шарипова Малого и Карпова подтверждается показаниями К Р , П , П , Х М Т ,Г Г а также данными, содержащимися в оглашенных и исследованных материалах дела.

В ходе предварительного расследования К опознала: -П , указав, что 19.02.2015 он вместе с другими удерживал ее в бане « » (т.7 л.д.220-221); - Малого, указав, что он вместе с другими удерживал ее в сауне (т.8 л.д.11-12); - Шарипова, указав, что он в феврале 2015 года вымогал у нее денежные средства (т.8 л.д.73-74); - Карпова, указав, что с ним она была в бане « » (т.8 л.д. 135-136).

Р опознал: -П как лицо, которое удерживало их (т.9 л.д. 13-14); -Шарипова, указав, что он вместе с другими вымогал у него денежные средства (т. 10 л.д.154-157); - Карпова (т.10 л.д.150-153); - Малого (т.10 л.д. 146-149).

Осмотром и прослушиванием телефонных переговоров Шарипова установлены его телефонные разговоры, подтверждающие, что он имел беседу со свидетелем П , который по просьбе Р просил отпустить девушку, что только после этого разговора Шарипов узнал о преступлениях, совершенных П , Малым и Карповым в отношении К и Р что с утра 20 февраля 2015 года до 17 часов искал их, и просил П привезти девушку в кафе « », после чего самостоятельно совершил вымогательство у Р 35 тыс. рублей и что распорядился этими денежными средствами по своему усмотрению (т.9 л.д.92-189).

Вина Малого, Карпова в вымогательстве у К и Р Шарипова в вымогательстве у Р достоверно установлена показаниями потерпевших К , Р вышеуказанных свидетелей, а также результатами оперативно-розыскных мероприятий, в том числе прослушиванием телефонных переговоров Шарипова, и другими доказательствами.

Приведенная по данному эпизоду квалификация действий осужденных является правильной и судом мотивирована.

По эпизоду в отношении К ,А иМ вина Шарипова, Исаева, Малого подтверждается: - показаниями в ходе предварительного расследования Исаева, в которых он подробно описывал обстоятельства преступления, свою и остальных роль (т. 11 л.д. 255-259); - протоколом осмотра подвального помещения здания, где со слов потерпевшей М Шарипов, П , Малый, Исаев удерживали ее, девушку по имени З , А ( ), а также вымогали денежные средства (т.21 л.д.52-55);

протоколом осмотра участка местности, где со слов потерпевшей М на них было совершено нападение Шариповым со своей группой, после ч его их увезли в подвальное помещение по адресу г. , ул. (т.21 л.д.56-59); - показаниями потерпевших К М и А - детализацией телефонных переговоров (т. 3 л.д. 217-235, 238-249).

В ходе предварительного расследования К опознал: - П , указав, что он терроризировал, брал заложников и требовал денежные средства (т.9 л.д.23-24); - Малого, указав, что он вместе с Шариповым вымогал денежные средства (т.10л.д.127-130); - Шарипова, указав, что он вымогал у него денежные средства (т.10 л.д.119-122).

М опознала: - П , указав, что он вместе с другими удерживал ее в подвальном помещении (т.9 л.д.76-77); - Шарипова, указав, что он вымогал у нее денежные средства (т.10 л.д.232- 235).

Оценив приведенные по данным эпизодам доказательства, суд правильно установил вину осужденных и правильно квалифицировал их действия, как это указано в приговоре.

По эпизоду в отношении И вина Шарипова и Малого подтверждается показаниями в ходе предварительного расследования Исаева, показаниями И свидетелей Г Д Г протоколом осмотра и прослушивания фонограммы телефонных переговоров Шарипова и Д заключением эксперта о наличии у И соответствующих телесных повреждений, другими приведенными в приговоре доказательствами.

Версия стороны защиты о наличии в действиях осужденных состава самоуправства проверялась судом первой инстанции. Как правильно указал суд, Шарипов и Малый осознавали, что требуют передачи чужого для них имущества. Действовали они с умыслом, направленным на получение чужого имущества и именно путем вымогательства, реализуя который, под предлогом выполнения просьбы Д организованной группой с применением насилия в адрес потерпевшего, выдвинули ему незаконное требование передачи им денежных средств. При этом осужденные не имели ни действительного, ни предполагаемого права распоряжаться денежными средствами потерпевшего, что подтверждается показаниями последнего, а также иными, исследованными в судебном заседании доказательствами.

Кроме того, установленные обстоятельства дела, а также показания потерпевшего И и Исаева, наряду с иными данными подтверждают, что, совершая неправомерные действия в отношении И , осужденные действовали в своих корыстных интересах, в связи с чем, их действия правильно квалифицированы по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия (вымогательство), с применением насилия совершенное организованной группой.

По эпизоду в отношении М вина Шарипова и Карпова подтверждается показаниями потерпевшей, показаниями Исаева в ходе предварительного расследования, данными, содержащимися в оглашенных и исследованных материалах дела.

Так, из показаний М в судебном заседании и в ходе предварительного расследования следует, что в марте 2015 г. она начала работу в сфере оказания услуг сексуального характера в кв. д. по ул. г. .

30 марта 2015 г. в указанной квартире работали, включая ее, еще четыре девушки. Их фамилии неизвестны. Ближе к 01 час. 00 мин. поступил телефонный звонок от диспетчера, что должны подойти клиенты. Примерно через 30 минут в домофон квартиры позвонили. Далее зазвонил дверной звонок, все полагали, что пришли очередные клиенты, о которых предупредила диспетчер. Одна из девушек открыла дверь в квартиру. Сразу после этого в квартиру ворвались, как после узнала, П Исаев Карпов и еще один молодой парень. Он остался в дверях квартиры и внутрь не проходил. У П был пистолет, которым угрожал ей и остальным, приставлял его к телам и головам, кричал на них, требовал чтобы отдали все деньги, общую кассу и сообщили на кого работают Все очень испугались данного пистолета. Пистолет металлический небольших размеров, на корпусе потертости. У дула пистолета была небольшая выпирающая трубка. Исаев и Карпов также вели себя агрессивно П , Исаев и Карпов, кроме озвучивания угроз в их адрес, стали обыскивать квартиру. Требовали передать им деньги. Далее, один из парней позвонил по телефону, сообщил их адрес. Около 02 час. 30 мин. в квартиру вошел Шарипов. Все это время П угрожал им пистолетом, в том числе и ей, угрожал тем, что застрелит ее. Данные действия тот не прекратил и при Шарипове. Шарипов также вел себя агрессивно, спрашивал, на кого они работают, где их «крыша». Шарипов вел себя как главный, давал всем распоряжения. Весь период нахождения в квартире П , Карпов и Исаев не прекращали обыскивать квартиру, личные вещи и сумки девушек, искали деньги. В ее сумочке находились заработанные 4 000 рублей, но П их не нашел.

В ходе предварительного расследования М опознала П (т. 15 л.д. 122-123), Шарипова (т. 15 л.д. 153-156), Карпова (т. 15 л.д. 144-147), а также изъятый в автосервисе пистолет (т. 15 л.д. 148-152), которым ей угрожали.

Показания М в свою очередь, согласуются с показаниями Исаева, который подтверждал, что в указанное время вместе с перечисленными потерпевшей лицами они совершили указанное преступление.

При этом Исаев последовательно называл Карпова как одного из нападавших.

Алиби Карпова проверялось судом, был допрошен свидетель защиты А назначена и проведена фоноскопическая экспертиза, оценены представленные защитой документы, истребованы и проверены данные детализации телефонных соединений Карпова за период нахождения в марте 2015 г. в г. .

При прослушивании фонограмм телефонных переговоров установлены переговоры в указанное потерпевшей время Шарипова, Исаева и Карпова.

Так, установлено, что 30 марта 2015 г. в 1 ч. 38 мин. Исаев со своего мобильного телефона звонил Шарипову и сообщил, что «они нашли «бордель» на ул. ». В 2 ч. 12 мин. с телефона Исаева Карпов сообщает Шарипову адрес, куда необходимо подъехать, что согласуется с заключением фоноскопической экспертизы (т. 153 л.д. 33- 41). После чего Шарипов появляется на указанной квартире.

Экспертное исследование проведено в соответствие с требованиями Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", с применением соответствующих методик, на основании постановления суда, в государственном учреждении специалистами, квалификация которых сомнений не вызывает, в пределах поставленных вопросов, входящих в компетенцию экспертов, которым разъяснены положения ст. 5 7 УК РФ и они предупреждены об уголовной ответственности за заведомо ложное заключение.

Заключение экспертов соответствует требованиям ст.204 УПК РФ, их выводы ясны и обоснованы, сомнений не вызывают.

Поскольку выводы экспертов согласовывались с иными доказательствами, они обоснованно приняты во внимание, а доводы Карпова об алиби - отвергнуты.

Таким образом, судом правильно установлено, что Карпов 30 марта 2015 года в ночное время находился в г. и совместно с Шариповым и Исаевым совершил преступление в отношении М

Действия Шарипова и Карпова по данному эпизоду правильно квалифицированы по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, то есть разбой, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой.

Проанализировав и оценив приведенные в приговоре по данному эпизоду доказательства, суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных и о доказанности их вины и по указанному эпизоду.

По эпизоду в отношении Р З , Г и Ш вина Шарипова, Карпова и Малого подтверждается показаниями Исаева и Малого, Васильева в ходе предварительного расследования, актом проведения ОРМ «Наблюдение», показаниями потерпевшей Р , принимавшей участие в ОРМ, показаниями потерпевших З , Г Ш , свидетелей О Г , К ( ), З А Г , а также данными, содержащимися в оглашенных и исследованных применительно к данному эпизоду материалах дела.

Проверив и оценив исследованные доказательства, доводы осужденных об отсутствии у них корыстного мотива, о том, что требуемые деньги предназначались для передачи в детский дом, суд обоснованно отверг версии осужденных, мотивировав свои выводы. С данными выводами соглашается и Судебная коллегия.

По эпизоду в отношении П вина Шарипова, Карпова и Малого подтверждается показаниями Исаева в ходе предварительного расследования, показаниями потерпевшего П , свидетелей Н К И С Г Ю , а также данными содержащимися в оглашенных и исследованных материалах дела, в том числе, телефонных переговорах Исаева и Шарипова, согласно которым Шарипов давал указания Исаеву заехать к П для получения денег, а Исаев сообщал Шарипову об обращении потерпевшего в правоохранительные органы по поводу вымогательства у него денег, оба обсуждают варианты своих действий (т. 6 л.д. 166-230).

Как правильно установил суд, Шарипов, Карпов и Малый, действуя в составе организованной группы, применяя насилие, совершили в отношении П вымогательство, а также открыто похитили его имущество под угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Роль каждого из осужденных в незаконных действиях в отношении потерпевшего установлена и указана в приговоре.

По эпизоду в отношении Я вина Шарипова, Карпова и Малого подтверждается показаниями в ходе предварительного расследования Исаева, показаниями потерпевшей Я свидетелей А , М , С а также данными, содержащимися в оглашенных и исследованных материалах дела.

На основе совокупности исследованных и приведенных в приговоре доказательств, проверив и оценив доводы осужденных, суд обоснованно их отверг, мотивировав свои выводы.

Как правильно установлено судом, озвученные при вымогательстве денежных средств Шариповым в адрес потерпевшей угрозы убийством та восприняла реально. Остальные, которые находились в это время в автомобиле, присутствовали при указанном разговоре и фактически поддерживали Шарипова. Было очевидно, что все действуют сообща.

Потерпевшая Я опознала всех участников преступления, в том числе, Шарипова, Исаева, Карпова, Малого.

Выписка по счету банковской карты, открытой на имя С изъятой у Шарипова, подтверждает перечисление денежных средств на данный счет Я

Исаев также изобличил Шарипова, Карпова, Малого в совершении данного преступления.

Оценив эти и другие приведенные доказательства в их совокупности суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных и о доказанности их вины, правильно квалифицировав действия Шарипова Исаева, Карпова и Малого по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия (вымогательство), совершенное организованной группой.

По эпизоду в отношении Р вина Шарипова, Малого Карпова подтверждается показаниями Исаева в ходе предварительного расследования, показаниями Р свидетеля Х материалами оперативно-розыскных мероприятий и данными содержащимися в других оглашенных и исследованных материалах дела.

Проверив и оценив в совокупности доказательства по данному эпизоду, доводы Шарипова о том, что он не совершал преступления в отношении Р не угрожал ей, что он лишь предложил, аР добровольно согласилась, перевести денежные средства на указанный им счет для благотворительных целей, доводы Карпова и Малого, что они, несмотря на то, что находились вместе с Шариповым, не причастны к совершению данного преступления, поскольку не слышали о чем был разговор между Шариповым и Р проверялись судом и обоснованно отвергнуты.

Как правильно указал суд, из показаний Р следует, что озвученные Шариповым при вымогательстве денежных средств угрозы убийством, она восприняла реально. Шарипов, Исаев, а также Малый и Карпов требовали от нее денежные средства под угрозой применения насилия.

Она опознала всех участников преступления, в том числе, Шарипова Исаева, Карпова, Малого.

Результаты оперативно-розыскных мероприятий подтверждают факт совершения вымогательства Шариповым и Исаевым, а также Малым и Карповым, которые присоединились к действиям Шарипова и Исаева.

Выписка по счету банковской карты открытой на имя С изъятой у Шарипова, подтверждает перечисление Р денежных средств на данный счет.

В этой связи действия Шарипова, Исаева, Карпова и Малого правильно квалифицированы по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия (вымогательство), совершенное организованной группой.

По эпизоду в отношении Х вина Шарипова, Карпова Малого подтверждается показаниями в ходе предварительного расследования Исаева и Малого, показаниями Х свидетеля Н материалами оперативно-розыскных мероприятий, а также другими данными, содержащимися в оглашенных и исследованных материалах дела.

Судом на основе совокупности исследованных доказательств правильно установлено, что Шарипов, Карпов и Малой в составе организованной группы совершили в отношении Х вымогательство. При этом версии Шарипова о добровольности выплаты Х денежных средств, Карпова и Малого о своей непричастности, проверялись судом первой инстанции и обоснованно с приведением мотивов принятого решения отвергнуты. Выводы суда об этом также являются правильными, с ними соглашается и Судебная коллегия.

По эпизоду в отношении Б вина Шарипова подтверждается показаниями потерпевшей Б показаниями ее матери А У С , Б , В Исаева, а также данными, содержащимися в оглашенных и исследованных материалах дела, в том числе заключении экспертов.

Сам Шарипов, оспаривая свои удары битой, не отрицал факта избиения Б на почве ревности.

Согласно выводам экспертов, у Б имели место повреждения, в том числе в виде: закрытой травмы груди, закрытого перелома 4-го ребра слева со смещением отломков, левостороннего посттравматического пневмоторакса, подкожной эмфиземы слева, которые оцениваются как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни; причинены тупым предметом (т.25 л.д.81-83).

Вопреки доводам Шарипова о том, что ударов битой он не наносил данный факт подтверждается как последовательными показаниями Б , так и иных лиц, которым она рассказывала о данном факте.

При этом, при осмотре принадлежащего Шарипову автомобиля была обнаружена деревянная бита (т. 2 л.д. 101-105), что подтверждает достоверность показаний Б .

Оценив исследованные доказательства, суд правильно квалифицировал действия Шарипова по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ, то есть умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека совершенное с применением предмета, используемого в качестве оружия.

По эпизоду незаконных действий с огнестрельным оружием вина Шарипова подтверждается: - показаниями Исаева в ходе предварительного расследования о наличии у Шарипова с ноября 2014 года пистолета; о том, что тот возил его в своей автомашине; о его использовании как средство угрозы при совершении преступлений в отношении И и М о передаче Шариповым путем закидывания в его, Исаева, автомобиль 29 марта 2015 года пистолета ему, Исаеву; о нахождении данного пистолета у Исаева до 30 марта 2015 г., когда он его передал П , который им угрожал при совершении преступлений в отношении М - показаниями сотрудников полиции Б и И об имевшейся у Шарипова 29 марта 2015 г. возможности закинуть имевшийся при себе пистолет в автомашину Исаева; - показаниями потерпевшего И об угрозах Шарипова данным пистолетом при совершении преступления; - аналогичными показаниями потерпевшей М об угрозах пистолетом П - протоколом обыска в автосервисе по адресу: г д. , в ходе которого был изъят пистолет (т. 9 л.д. 235-239); - заключением эксперта о том, что изъятый пистолет является самодельным короткоствольным нарезным огнестрельным оружием калибра 6,35 мм, изготовленным по типу пистолета из газового пистолета «Вальтер» модели РРК производства Германии соответствующего номера с неопределяемыми двумя последними цифрами, калибра 8 мм, путем замены ствола, в пригодном для стрельбы пистолетными патронами калибра 6,35 мм состоянии (т. 26 л.д. 42046); - протоколом опознания потерпевшей М изъятого пистолета как того, которым ей угрожали при совершении в отношении нее преступления (т. 15 л.д. 148-152); - показаниями свидетелей О , С В ХМ ; - протоколом осмотра и прослушивания фонограммы записи разговоров в которых Шарипов интересовался у М возможностью найти патроны к пистолету (т. 9 л.д. 92-189).

Вопреки доводам жалоб у органа предварительного расследования имелись достаточные основания для проведения обыска в помещении автосервиса по указанному адресу, которые перечислены в соответствующем постановлении о производстве обыска (т. 9 л.д. 233-234). Сам обыск проведен на основании постановления следователя, с участием двух, а не одного, как утверждается в жалобах, понятых, что подтвердил один из них - Ф . Перед началом обыска понятым были разъяснены их права и обязанности. Кроме того, при производстве обыска присутствовал работник автосервиса О которому до начала обыска было предъявлено постановление о его производстве. Результаты обыска (обнаружение пистолета) зафиксированы в протоколе, заверены подписями всех участвовавших лиц, в том числе и понятых, а также О (т. 9 л.д. 235-241).

Таким образом, обыск проведен в соответствие с требованиями ст. 182 УПК РФ, а отсутствие на момент проведения обыска владельца В при участии сотрудника сервиса О не подвергает сомнению достоверность его результатов. Протокол составлен управомоченным лицом, в нем отражены значимые для дела обстоятельства, он заверен подписями всех участвовавших лиц, и оснований для признания его, в том числе и по приведенным в жалобах доводам, недопустимым доказательством, не имеется.

Принадлежность обнаруженного пистолета Шарипову судом установлена на основе совокупности всех приведенных по данному эпизоду доказательств. Выводы суда достаточно полно мотивированы. Не опровергает данные выводы и факт отсутствия на обнаруженном пистолете биологических следов Шарипова.

Вина Шарипова, Карпова и Малого в вышеприведенных деяниях также подтверждается показаниями свидетеля Х оглашенными показаниями в ходе предварительного расследования Исаева, Малого и Шарипова, свидетелей Я ,Х М О Г Х Г ,Х ,П .

Проверив и оценив доказательства по каждому из вышеперечисленных эпизодов, судом сделан правильный вывод о виновности осужденных и о доказанности их вины.

Вопреки доводам жалоб совокупность приведенных в приговоре доказательств по каждому отдельному приведенному эпизоду являлась достаточной для указанных выводов суда, которые основаны не на каком-либо отдельном конкретном доказательстве, а на их совокупности Содержание доказательств в приговоре раскрыто.

Оснований для признания недопустимым доказательством отдельных протоколов опознания по некоторым эпизодам, результатов опознания, не имеется.

Приведенные в приговоре показания потерпевших и свидетелей данные ими в ходе предварительного расследования, оглашались, как следует из протокола судебного заседания, или с согласия сторон, или по основаниям, предусмотренным ч. 3 ст. 281 УПК РФ, в связи с существенными противоречиями, что не взаимосвязано с наличием или отсутствием согласия подсудимых и их защитников.

Показания Шарипова при производстве предварительного расследования вопреки его утверждениям оглашались с его согласия (т. 153 л.д. 220). При этом ему было предоставлено право высказать свое отношение к их содержанию.

Показания в ходе предварительного расследования П как доказательства в основу приговора не положены, в связи с чем процедура их оглашения не влияет на законность постановленного в отношении осужденных приговора.

Конкретные действия осужденных по каждому приведенному эпизоду преступных деяний судом установлены и указаны в приговоре.

Также судом правильно приняты во внимание показания Исаева в ходе предварительного расследования, поскольку они согласовывались с другими доказательствами. При этом факт заключения им досудебного соглашения о сотрудничестве не подвергает сомнению их достоверность Прекращение особого порядка в отношении Исаева было обусловлено не тем, что он не выполнил условия соглашения, а процессуальными нарушениями соответствующих должностных лиц, допустивших нарушения процедуры заключения такого соглашения.

Правильно судом приняты во внимание и показания Сагитовой Новиковой и Васильева в той части, в которой они подтверждаются иными приведенными в приговоре доказательствами.

Вопреки доводам жалоб право на вопросы допрашиваемым лицам, в том числе и судом, прямо предусмотрено положениями УПК РФ и ни в коей мере не может свидетельствовать о какой-либо необъективности или предвзятости со стороны суда.

Ссылки в жалобах на незаконный состав суда несостоятельны.

При выполнении требований ст. 217 УПК РФ об ознакомлении с материалами дела по окончании предварительного расследования Малому были разъяснены право на рассмотрение дела с участием присяжных заседателей, процедура и особенности такой формы судопроизводства. Вместе с тем, он отказался от рассмотрения дела с участием присяжных заседателей (т. 35 л.д. 10-15). Дело поступило в суд 30 июня 2016 года (т. 103 л.д. 106). Постановлением от 13 июля 2016 года (т. 103 л.д. 107) назначено судебное заседание без проведения предварительного слушания на 25 июля 2016 года. В подготовительной части судебного заседания 25 июля 2016 года Малый не сообщал о каких-либо ранее письменных отправленных ходатайствах о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей. Не поступало таких заявлений и от других обвиняемых. При этом никто из них также не ходатайствовал и о рассмотрении дела в составе трех судей. В связи с чем, дело обоснованно рассмотрено судьей единолично.

Назначение председательствующего по делу судьи Верховного Суда Республики Башкортостан Г Указом Президента Российской Федерации №1 от 02.01.2017 г. председателем Советского районного суда г. Уфы не являлось основанием для прекращения разбирательства по делу с его участием.

Действительно в соответствие с п. 5 ст. 11 Закона РФ от 26.06.1992 г. «О статусе судей в Российской Федерации» судья считается вступившим в должность с момента принесения им присяги, а при вступлении в должность судьи лица, ранее приносившего присягу - со дня его назначения (избрания) на должность судьи.

При этом начало срока полномочий судьи в том суде, куда он назначен, определяется со дня его назначения указом Президента Российской Федерации.

Вместе с тем, постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 14 мая 2015 г. № 9-П «По делу о проверке конституционности пункта 5 статьи 11 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» в связи с запросом Президиума Верховного Суда Российской Федерации», на которое ссылаются осужденные, пункт 5 статьи 11 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» признан не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 1 (часть 1), 6 (часть 2), 17 (часть 3), 19 (часть 1) и 47 (часть 1), в той мере, в какой содержащееся в нем положение в системе действующего правового регулирования, не обеспечивает согласованность организационных условий осуществления полномочий судьи, назначенного во время рассмотрения им уголовного дела на должность судьи в другой суд, с обусловленным Конституцией Российской Федерации требованиям Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации о рассмотрении уголовного дела неизменным составом суда.

При этом, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации такое решение не может ставить под сомнение законность суда, в состав которого входил судья, назначенный во время рассмотрения уголовного дела в другой суд.

Рассмотрение дела было начато судьей Г 25 июля 2016 года и к моменту опубликования Указа Президента РФ проведено судебное следствие, в ходе которого допрошено значительное количество потерпевших и свидетелей, исследованы письменные материалы дела заслушаны выступления сторон в прениях и последнее слово шести из девяти подсудимых.

Сам по себе Указ Президента Российской Федерации о назначении лица, уже являющегося судьей, в другой суд не лишает его статуса и полномочий судьи как носителя судебной власти, не ставит под сомнение его квалификацию, независимость и беспристрастность.

Кроме того, согласно абзацу третьему пункта 6 Закона РФ «О статусе судей в РФ», судья федерального суда, срок полномочий которого истек в связи с достижением им предельного возраста пребывания в должности судьи, продолжает осуществлять свои полномочия до окончания рассмотрения по существу дела, начатого с его участием.

Указанное правило в полной мере отвечает принципам уголовного судопроизводства, направлено на обеспечение стабильности функционирования судебной системы и создание условий для завершения производства по рассматриваемым судом делам, и, по мнению Судебной коллегии, с учетом позиции Конституционного Суда Российской Федерации, распространяется и на случаи назначения федерального судьи в период рассмотрения дела в другой суд.

Таким образом, дело рассмотрено законным составом суда.

Доводы о нарушении судом требований ст. 241 УПК РФ не основаны на материалах дела.

В соответствие с п. 3 ч. 2 ст. 241 УПК РФ закрытое судебное заседание допускается на основании определения (постановления) суда в случаях, когда рассмотрение дела может привести к разглашению сведений об интимных сторонах жизни участников уголовного судопроизводства либо сведений, унижающих их честь и достоинство.

Поскольку подсудимым инкриминировались, в том числе преступления, предусмотренные ст.ст. 240 и 241 УК РФ, потерпевшими являлись лица, оказывающие сексуальные услуги, суд обоснованно руководствуясь указанной нормой закона, после обсуждения с участниками процесса, в том числе и со стороны защиты, принял решение о необходимости рассмотрения дела в закрытом судебном заседании (т. 103 л.д. 162). Данное решение принято судом без удаления в совещательную комнату, что не противоречит требованиям ст. 256 УПК РФ, не является с учетом особенностей конкретного дела ограничением прав подсудимых и не влияет на законность постановленного приговора Отсутствие Т по уважительным причинам в судебном заседании при принятии такого решения не затрагивает прав остальных осужденных.

Уголовное дело в отношении Исаева первоначально было выделено из настоящего дела в связи с заключением им досудебного соглашения о сотрудничестве (т. 34 л.д. 61-62).

В дальнейшем оно практически одновременно с уголовным делом в отношении Шарипова, Карпова, Малого и других поступило в Верховный Суд Республики Башкортостан.

25 июля 2016 года по постановлению суда в отношении Исаева прекращен особый порядок судебного разбирательства (т. 151 л.д. 49-50).

10 августа 2016 года постановлением суда на основании ходатайства участвовавшего государственного обвинителя оба уголовных дела в соответствие с положениями ст.ст. 153 и 239.2 УПК РФ обоснованно соединены в одном производстве (т. 103 л.д. 179-181). При этом, вопреки доводам жалоб подсудимые и их защитники не возражали против такого решения (т. 103 л.д. 170). С этого момента Исаев приобрел статус подсудимого в рамках общего уголовного дела.

В последующем в ходе продолжения судебного разбирательства каких-либо ходатайств об ознакомлении с материалами соединенного дела в отношении Исаева никто из участников не заявлял. К тому же материалы соединенного уголовного дела в отношении Исаева содержат копии всех тех документов, которые имелись в основном уголовном деле в отношении Шарипова, Карпова, Малого и других, с которыми все они по окончании предварительного расследования были ознакомлены.

Также судом обоснованно было отказано в ходатайствах о соединении настоящего уголовного дела с делом в отношении П также заключившего соглашение о сотрудничестве, поскольку на момент заявления такого ходатайства П был объявлен в розыск, а производство по его делу приостановлено. При этом, как уже отмечалось, его показания в ходе предварительного расследования несмотря на их оглашения, в качестве доказательств в основу приговора не положены и не приведены.

Заявленные в ходе судебного разбирательства осужденными и их защитниками ходатайства, в том числе о возврате дела прокурору разрешались судом в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона. Отказ в удовлетворении того или иного ходатайства при соблюдении процедуры его разрешения не может свидетельствовать о необъективности и предвзятости.

Таким образом, нарушений УПК РФ, влекущих отмену приговора судом не допущено.

Оснований для возвращения дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ не имелось, а участие отдельных адвокатов в защиту интересов остальных осужденных, не обжаловавших приговор, право на защиту Шарипова, Карпова и Малого не нарушает.

Роль каждого из осужденных по конкретным эпизодам совершенных преступлений судом установлена, действия каждого описаны в приговоре. Все квалифицирующие признаки деяний судом мотивированы.

Время создания организованной преступной группы, ее признаки также установлены, указаны в приговоре, мотивированы и являются правильными.

Приведенная в приговоре квалификация действий осужденных по каждому из перечисленных эпизодов совершенных деяний является правильной, а доводы стороны защиты об обратном - несостоятельными.

При этом переквалификация действий осужденных по ряду отмеченных судом составов преступлений на менее тяжкие не ухудшает их положение и не нарушает требований ст. 252 УПК РФ.

Судом правильно установлено, что при совершении деяний предусмотренных ст. 240 УК РФ, а также указанных в приговоре иных преступлений, осужденные действовали в составе организованной группы лиц, признаки которой достаточно полно и подробно мотивированы в приговоре.

Выводы суда об этом являются правильными и основаны на установленных фактических обстоятельствах.

Поскольку ряд преступлений осужденными совершены в составе организованной группы лиц, а также по предварительному сговору, что судом мотивировано, для квалификации их действий не имеет значение фактические конкретные действия по каждому из эпизодов таких деяний.

Психическое состояние осужденных судом изучено полно и объективно. С учетом заключений судебно-психиатрических экспертиз адекватного поведения осужденных в ходе судебного заседания суд обоснованно признал их вменяемыми.

При назначении наказания каждому из осужденных за перечисленные деяния суд правильно принял во внимание все обстоятельства влияющие на разрешение данного вопроса, в том числе, характер и степень общественной опасности совершенных преступлений смягчающих наказание обстоятельств, данных о личности каждого из них, влияния назначаемого наказания на них самих и условия жизни их семей.

При этом судом приняты во внимание и перечисленные осужденными и их защитниками в жалобах обстоятельства.

Вопреки доводам стороны защиты при решении вопроса о наказании суд учел: - Шарипову в качестве смягчающих наказание обстоятельств расходование части денежных средств, добытых преступным путем на благотворительные цели, наличие несовершеннолетнего ребенка состояние здоровья, а по эпизоду в отношении Б - частичное признание вины, ее аморальное поведение, а также по эпизоду в отношении И его противоправное поведение, послужившие поводом для совершения в отношении них преступлений; - Малому в качестве смягчающих наказание обстоятельств - его частичное признание вины в ходе следствия, расходование части добытых преступным путем денежных средств в качестве благотворительности в филиал реабилитации детей-инвалидов в

районе; - Карпову в качестве смягчающих обстоятельств также - расходование части полученных преступным путем денежных средств в указанный филиал.

Каких-либо исключительных обстоятельств, дающих основание для применения положений ст. 64 УК РФ, как и оснований для назначения всем наказания с применением ст. 73 УК РФ в отношении Шарипова Карпова и Малого, оснований для изменения категорий совершенных преступлений, судом не установлено. Не находит таких обстоятельств и Судебная коллегия.

Назначение дополнительного наказания в виде ограничения свободы мотивировано и обосновано.

Решение по заявленным по делу гражданским искам принято в соответствие с требованиями закона, в том числе, положений ст. 1064 ГК РФ.

Вместе с тем, Судебная коллегия отмечает следующее.

По приговору суда Карпов, Малый и Исаев осуждены за участие в банде, а Шарипов - за создание банды и руководство ею.

По смыслу уголовного закона под бандой понимается организованная устойчивая вооруженная группа из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организаций. При этом от иных организованных групп банда отличается не только вооруженностью, но и целями - совершение нападений на граждан и организаций.

Как следует из приведенных в приговоре доказательств, в том числе признанных достоверными показаний Исаева в ходе предварительного расследования, целью их объединения под руководством Шарипова являлось установление контроля над девушками, оказывающими услуги интимного характера за деньги. Все их последующие действия, в том числе, вымогательства, грабежи, были направлены именно на установление контроля над ними, что и было достигнуто.

Кроме того, как установил суд, действительно на вооружении группы Шарипова имелось огнестрельное оружие. Однако оно было непригодно к целевому назначению вследствие изначально отсутствия патронов к нему.

При таких обстоятельствах выводы суда о создании Шариповым банды и руководстве ею, а остальных - в участие в ней, не соответствуют фактическим обстоятельствам, в связи с чем, в данной части приговор подлежит отмене.

В тоже время, Судебная коллегия отмечает, что отсутствие в действиях осужденных признаков банды, не ставит под сомнение достоверность выводов суда о совершении осужденными ряда иных указанных в приговоре, преступлений в составе организованной группы предусмотренной ч. 3 ст. 35 УК РФ, признаки которой судом мотивированы.

Также Судебная коллегия отмечает, что по приговору суда Тарасова и Елистратова осуждены, в том числе, по ч. 1 ст. 240 УК РФ, за самостоятельное вовлечение в занятие проституцией: Тарасова - в ноябре 2014 года К в начале июня 2015 года Ж Елистратова - в апреле 2015 года К З в мае 2015 года Х

Предусмотренное ч. 1 ст. 240 УК РФ деяние в силу требований ч. 2 ст. 15 УК РФ относится к преступлениям небольшой тяжести.

Согласно п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ сроки давности за преступления небольшой тяжести составляют два года.

Следовательно, на настоящий момент сроки давности истекли, в связи с чем, из осуждения Тарасовой по ч. 1 ст. 240 УК РФ подлежит исключению указание на вовлечение ею в занятие проституцией перечисленных лиц, а Елистратова подлежит освобождению от назначенного ей по ч. 1 ст. 240 УК РФ наказания.

В связи с уменьшением объема обвинения назначенное Тарасовой по ч. 1 ст. 240 УК РФ наказание подлежит смягчению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.15, 389.17, 389.18, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 26 января 2017 года в части осуждения Шарипова А Х по ч. 1 ст. 209 УК РФ, Карпова Г С Малого К Ю и Исаева А С по ч. 2 ст. 209 УК РФ отменить и уголовное преследование прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 27 и п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии составов преступлений.

Этот же приговор в отношении Тарасовой А С Елистратовой А А Шарипова А.Х., Карпова Г.С Малого К.Ю., Исаева А С . изменить.

Исключить из осуждения Тарасовой АС. по ч. 1 ст. 240 УК РФ на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за истечением сроков давности уголовного преследования вовлечение в занятие проституцией: в ноябре 2014 года К в начале июня 2015 года Ж

Смягчить назначенное Тарасовой АС. по ч. 1 ст. 240 УК РФ наказание (за вовлечение в занятие проституцией в октябре 2015 года З в декабре 2015 года З в виде штрафа до 15 тысяч рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности назначенных наказаний по п. «б» ч. 2 ст. 241 УК РФ и ч. 1 ст. 240 УК РФ путем полного сложения наказаний окончательно Тарасовой АС. назначить 2 года лишения свободы со штрафом в размере 15 тысяч рублей.

На основании ст. 73 УК РФ наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком 3 года.

Обязать Тарасову АС. не менять место жительства и работы без уведомления специализированного государственного органа осуществляющего исправление осужденного, два раза в месяц являться в уголовно-исполнительную инспекцию для регистрации, не находиться вне своего жилища с 22 ч. вечера до 6 часов утра.

Контроль за поведением Тарасовой А.С. возложить на уголовно исполнительную инспекцию по месту жительства.

Наказание в виде штрафа в размере 15.000 (пятнадцать) тысяч рублей исполнять самостоятельно.

Освободить Елистратову АС. от назначенного по ч. 1 ст. 240 УК РФ наказания на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за истечением сроков давности уголовного преследования и исключить указание суда о назначении ей наказания на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Считать Елистратову А.С. осужденной по п. «б» ч. 2 ст. 241 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 4 года с возложением перечисленных в приговоре обязанностей, способствующих исправлению.

Шарипову АХ. на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний по ч. 3 ст. 222, п. «б» ч. 2 ст. 241, ч. 3 ст. 240, ч. 1 ст. 163 (по эпизоду от 20.02.2015 г. в отношении Р п. «а» ч. 3 ст. 163 (по эпизоду от 28.03.2015 г. в отношении М К А п. «а» ч. 3 ст. 163 (по эпизоду от 29.03.2015 г. в отношении И п. «а» ч. 4 ст. 162 (по эпизоду от 30.03.2015 г. в отношении М п. «а» ч. 3 ст. 163 (по эпизоду в отношении Р п. «а» ч. 3 ст. 161 (по эпизоду в отношении Р Г З Ш.),

п. «а» ч. 3 ст. 163 (по эпизоду в отношении П п. «а ч. 3 ст. 161 (в отношении П п. «а» ч. 3 ст. 163 (по эпизоду в отношении Я п. «а» ч. 3 ст. 163 (по эпизоду в отношении Р п. «а» ч. 3 ст. 163 (по эпизоду в отношении Х п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ (в отношении Б)

окончательно назначить 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 10 месяцев.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ Шарипову АХ. после отбытия наказания в виде лишения свободы установить следующие ограничения: не выезжать за пределы территории муниципального образования, где он будет проживать после отбытия лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания, место работы, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием данного вида наказания; возложить на него обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

Исаеву А.С. на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложений назначенных наказаний по ч. 3 ст.222, п. «б» ч. 2 ст. 241, ч.З ст.240, п. «а» ч.З ст. 163 (преступление от 28.03.2015 в отношении М К А п. «а» ч. 3 ст. 163 (преступление от 29.03.2015 в отношении И п. «а» ч.4 ст. 162 (преступление от 30.03.2015 в отношении М п. «а» ч.З ст. 163 (преступление в отношении Р п. «а» ч. 3 ст. 161 (преступление в отношении Р Г З Ш п. «а» ч.З ст. 163 (преступление в отношении П п. «а» ч. 3 ст. 161 (преступление в отношении П п. «а» ч. 3 ст. 163 (преступление в отношении Я п. «а» ч. 3 ст. 163 (преступление в отношении Р п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (преступление в отношении Х окончательно назначить 7 лет лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание считать условным с испытательным сроком 5 лет.

Обязать Исаева А.С. не менять место жительства и работы без уведомления специализированного государственного органа осуществляющего исправление осужденного, являться в установленные дни на регистрацию в указанный орган. Контроль за его поведением возложить на уголовно - исполнительную инспекцию по месту жительства.

Малому К.Ю. на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний по п. «б» ч. 2 ст. 241, ч. 3 ст. 240, ч. 2 ст. 162 (преступление от 10.01.2015 в отношении Г пп. «а, г» ч. 2 ст. 161 (преступление от 10.01.2015 в отношении Ш иЛ п. «а» ч.2 ст. 163 (преступление от 10.01.2015 в отношении Г ч. 4 ст. 166 (преступление от 10.01.2015 в отношении Г пп. «а, в» ч. 2 ст. 163 (преступление от 20.02.2015 в отношении К иР п. «а» ч.З ст. 163 (преступление от 28.03.2015 в отношении М К А п. «а» ч.З ст. 163 (преступление от 29.03.2015 в отношении И п. «а» ч.З ст. 163 (преступление в отношении Р п. «а» ч. 3 ст. 161 (преступление в отношении Р Г З ,Ш п. «а ч.З ст. 163 (по эпизоду в отношении П п. «а» ч.З ст. 161 (преступление в отношении П п. «а» ч.З ст. 163 (по эпизоду в отношении Я п. «а» ч. 3 ст. 163 (по эпизоду в отношении Р п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ (по эпизоду в отношении Х окончательно назначить 8 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 9 месяцев.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ Малому К.Ю. после отбытия наказания в виде лишения свободы установить следующие ограничения: не выезжать за пределы территории муниципального образования, где он будет проживать после отбытия лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания, место работы, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за отбыванием данного вида наказания; возложить на него обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

Карпову Г.С. на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний по п. «б» ч. 2 ст. 241, ч. 3 ст. 240, пп. «а, в» ч.2 ст. 163 (преступление от 20.02.2015 в отношении К и Р п. «а» ч.4 ст. 162 (преступление от 30.03.2015 в отношении М п. «а» ч.З ст. 163 (преступление в отношении Р п. «а» ч.З ст. 161 (преступление в отношении Р Г З Ш п. «а» ч.З ст. 163 (преступление в отношении П п. «а» ч.З ст. 161 (преступление в отношении П п. «а» ч.З ст. 163 (преступление в отношении Я п. «а» ч.З ст. 163 (преступление в отношении Р п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ (преступление в отношении Х окончательно назначить 8 лет 2 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 8 месяцев.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ Карпову Г С . после отбытия наказания в виде лишения свободы установить следующие ограничения: не выезжать за пределы территории муниципального образования, где он будет проживать после отбытия лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания, место работы, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием данного вида наказания; возложить на него обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

В остальном приговор в отношении Шарипова А.Х., Карпова Г С Малого К.Ю., Исаева А.С, Тарасовой А.С, Елистратовой А.А. оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Шарипова А.Х Карпова Г С , Малого К.Ю., адвокатов Митяевой Е.А., Фаварисовой ЕВ Желтоуховой А.А. - без удовлетворения.

Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 182 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта