Информация

Решение Верховного суда: Определение N 18-АПУ16-1 от 03.02.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 18-АПУ16-1

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 3 ф е в р а л я 2 0 1 6 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Иванова Г.П.

судей Зыкина В.Я. и Ведерниковой ОН при секретаре Карпукове А.О., с участием прокурора Полеводова С.Н., осужденных Чуприкова Р.А. и Генкал Е.А., защитников-адвокатов Кузнецовой А.С Подмаревой Е.В., Карпухиной Д.А. рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя По ройковой Г.А., а также апелляционным жалобам осужденных Чуприкова Р.А. и Генкал Е.А. на приговор Краснодарского краевого суда от 4 декабря 2015 года которым

Чуприков Р А

ранее не судимый осужден:

- по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 13 лет с ограничением свободы на срок 1 год,

- по ч. 5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 8 лет с ограничением свободы на срок 1 год,

- по п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ к штрафу в размере ста тысяч рублей;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно Чуприкову Р.А. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 16 лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год и 6 месяцев и со штрафом в размере ста тысяч рублей.

Чуприкову Р.А. установлены следующие ограничения свободы: не изменять место жительства или пребывания, не выезжать за пределы территории муниципального образования «город » без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, а также возложена на него обязанность являться в указанный орган один раз в месяц для регистрации;

Генкал Е А

ранее не судимый осужден:

- по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 13 лет с ограничением свободы на срок 1 год,

- по ч.5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 8 лет с ограничением свободы на срок 1 год,

- по п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ к штрафу в размере пятидесяти тысяч руб лей;

- по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к штрафу в размере пятидесяти тысяч руб лей;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно Генкал Е.А. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 15 лет в исправительной колонии строго го режима с ограничением свободы на срок 1 год и со штрафом в размере ста тысяч рублей.

Генкал Е.А. установлены следующие ограничения свободы: не изменять место жительства или пребывания, не выезжать за пределы территории муниципального образования «город » без согласия специализированно го государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, а также возложена на него обязанность являться в указанный орган один раз в месяц для регистрации.

По данному приговору осуждена также по ст.316 УК РФ Рубан А В,

которая освобождена от назначенного ей наказания в виде штрафа в связи с актом об амнистии, принятым Постановлением Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24.04.2015 «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941- 1945 годов».

Приговор в отношении нее в апелляционном порядке не обжалован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Полеводова С.Н., поддержавшего апелляционное представление государственного обвинителя; выступления осужденных Чуприкова Р.А. и Генкал Е.А поддержавших доводы своих апелляционных жалоб, просивших об отмене при говора и возражавших против доводов апелляционного представления государственного обвинителя, выступления адвоката Кузнецовой АС. (защитника осужденного Чуприкова), адвоката Подмаревой Е.В. (защитника осужденного Генкал), поддержавших доводы апелляционных жалоб своих подзащитных и возражавших против доводов апелляционного представления, выступление адвоката Карпухиной Д.А. - защитника осужденной Рубан А.В., в отношении ко торой приговор не обжалован, судебная коллегия

установила:

Чуприков Р.А. и Генкал Е.А., каждый, осуждены за убийство из корыстных побуждений, а также пособничество друг другу в совершении убийств из корыстных побуждений.

Они также осуждены за неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон), совершенный группой лиц по предварительному сговору.

Генкал Е.А., кроме того, осужден за кражу с причинением значительного ущерба гражданину.

Судом установлено, что преступления совершены 27.07.2014 в п.

г. при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В апелляционном представлении государственный обвинитель По ройкова Г.А. просит приговор в отношении Чуприкова Р.А. и Генкал Е.А. изменить: усилить каждому из них наказание.

Генкал Е.А. назначить наказание по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ - в виде лишения свободы сроком на 14 лет с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, по ч.5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ - в виде лишения свободы ком на 9 лет с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, по п. «в» ч.2 158 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 2 года без ограничения годы, по п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ - в виде лишения свободы сроком на 2 года. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, окончательно назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 18 лет с ограничением свободы на срок 2 с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Чуприкову Р.А. назначить наказание по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ - в виде лишения свободы сроком на 13 лет с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, по ч.5 ст. 33, по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ - в виде лишения оды сроком на 8 лет с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, по п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ - в виде лишения свободы сроком на 2 года. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначить Чуприкову Р.А. наказание в виде лишения свободы сроком на 17 лет с ограничением свободы на срок 2 года с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Исключить указание суда на наличие в действиях Генкал и Чуприкова смягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ - активного способствования в раскрытии и расследовании преступлений изобличении и уголовном преследовании других соучастников.

По мнению государственного обвинителя, назначенное Чуприкову Р.А. и Генкал Е.А. наказание является несправедливым вследствие чрезмерной мягкости наказания.

Назначая каждому из них наказание, суд не учел степень общественной опасности совершенных ими убийств, убийство Генкал Е.А. своей матери - П и пособничество Чуприкову в убийстве своей бабушки - Х,

более активную роль и инициативу Генкал в совершенных убийствах безжалостность и жестокость Генкал и Чуприкова, спланированный характер их действий при совершении преступлений - убийств из корыстных побуждений двух беззащитных, ни в чем не повинных женщин.

Государственный обвинитель в апелляционном представлении обращает внимание на обстоятельства преступлений, установленные в приговоре, а также на поведение осужденных Генкал и Чуприкова до и после совершенных ими убийств потерпевших, обстоятельства угона автомобиля и сожжения трупов потерпевших, похищения и траты осужденным Генкал денег, принадлежавших убитой им матери.

Как указано в апелляционном представлении, суд назначил осужденным чрезмерно мягкие наказания как по п. «з» ч. 2 ст. 105, ч.5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, так и по п. «а» ч. 2 ст. 166, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Кроме того, по мнению прокурора, при определении вида и размера наказания осужденным судом также неправильно применены положения ст.61 УК РФ, а именно необоснованно учтены в качестве обстоятельств, смягчающих наказание Генкал и Чуприкова - активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличению и уголовному преследованию других со участников; сведения об отклонении в состоянии здоровья Чуприкова, а также о стечении неблагоприятных для воспитания Генкал и Чуприкова семейных обстоятельств, как считает государственный обвинитель, не подтверждены мате риалами уголовного дела. Назначив Генкал за каждое из преступлений, предусмотренных п. «з» ч. 2 ст. 105, ч.5 ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, дополни тельное наказание в виде ограничения свободы на 1 год, суд при сложении наказаний по правилам ч.З ст.69 УК РФ фактически данные дополнительные наказания не сложил, поскольку окончательно назначил ему дополнительное наказание в виде ограничения свободы на 1 год.

Неправильное применение уголовного закона при назначении наказания (нарушение требований статей 60, 61, 67, 69 УК РФ), по мнению прокурора повлекло за собой назначение Генкал и Чуприкову несправедливого наказания.

В апелляционной жалобе осужденный Чуприков Р.А. просит приговор отменить и уголовное дело передать на новое судебное рассмотрение в суд пер вой инстанции со стадии предварительного слушания.

Он утверждает о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции; заявляет, что судом допущены существенные нарушения уголовно процессуального закона, которые путем лишения и ограничения гарантированных УПК РФ его (Чуприкова), как подсудимого, прав, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения; выводы суда, изложенные в приговоре, не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; суд не учел обстоятельств, которые могли существенно по влиять на выводы суда; выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение во проса о виновности или невиновности его, как осужденного, на правильность применения уголовного закона или на определение меры наказания.

Осужденный полагает, что суд не вправе был обосновывать приговор его (Чуприкова), а также Генкал показаниями, данными ими на предварительном следствии, от которых они оба в суде отказались; заявляет, что показания в период предварительного следствия им были даны в результате оказания на него физического и психического давления со стороны оперуполномоченных сотрудников полиции.

В обоснование своей жалобы осужденный Чуприков ссылается на исследованные в судебном заседании доказательства, анализирует их путем сопоставления и делает собственные выводы об отсутствии достоверных, достаточных доказательств его (Чуприкова) причастности к инкриминированным ему преступлениям. Ставит под сомнение достоверность собранных по делу доказательств, в том числе заключения эксперта за №4528/2014 от 18.08.2014, показаний допрошенных в судебном заседании свидетелей Д С Ш Ш

Утверждает, что его показания об оказании на него давления со стороны оперуполномоченных сотрудников полиции и о применении к нему в период предварительного следствия незаконных методов расследования судом в при говоре не опровергнуты; заявляет о фальсификации на предварительном следствии собранных против него доказательств, о подделке его подписей в протоколах следственных действий, в том числе протоколе проверки показаний на месте.

Осужденный также утверждает, что при разбирательстве дела были на рушены принципы беспристрастности суда и равноправия сторон (ст. 15 УПК РФ), поскольку суд отклонил ряд ходатайств, заявленных стороной защиты, касающихся вопросов допустимости доказательств; о назначении почерковедче ской экспертизы по материалам дела, заявленным им (Чуприковым) как сфальсифицированным; суд не принял решений по ходатайствам стороны защиты о признании доказательств недопустимыми; суд безосновательно отклонил его (Чуприкова) показания, данные в судебном заседании, а также не обратил внимание на противоречивость и непоследовательность показаний Генкал, оговорившего его (Чуприкова) в период следствия; безосновательно отклонил ходатайство о допросе в судебном заседании в качестве свидетеля адвоката Ткаченко А.Н.

Осужденный Чуприков утверждает, что ряд доказательств, в том числе вещественные доказательства - «майка синего цвета» и «одеяло», протокол осмотра места происшествия от 31.07.2014, положенные в основу приговора, бы ли получены с нарушением требований уголовно-процессуального закона (ч.4

ст. 166, ч.5 ст. 177, ч.2 ст. 180 УПК РФ).

Осужденный Чуприков заявляет, что убийство потерпевших совершил

осужденный Генкал.

Он полагает, что его (Чуприкова) действия подлежат квалификации как

преступления, предусмотренные п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ, т.е. как угон, совер- шенный по предварительному сговору группой лиц, и ст.316 УК РФ - заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления, совершенного Ген кал.

Осужденный Генкал Е.А. в апелляционной жалобе и дополнении к ней выражает несогласие с приговором, считая его незаконным и необоснованным. Он утверждает о неполноте предварительного и судебного следствия; отсутствии орудий преступлений как доказательств его (Генкал) причастности к совершению преступлений; заявляет, что судом не выяснены все обстоятельства, подлежащие в силу ст. 73 УПК РФ доказыванию по данному уголовному делу; утверждает, что на предварительном следствии к нему применялись незаконные методы ведения следствия (психическое и физическое насилие) в результате чего он вынужден был оговорить себя; заявление о явке с повинной от него (Генкал) было получено в отсутствие адвоката; не доказан его (Генкал мотив убийства потерпевших; утверждает, что Чуприков дает против него «за ведомо ложные показания»; заявляет о нахождении в момент совершения преступления «в медикаментозном сне», в связи с употреблением лекарственного успокоительного средства - «фенозипам», которое, как он утверждает, ему дал Чуприков. Полагает, что при назначении наказания суд не выяснил все данные о его личности, не истребовал документы, подтверждающие наличие у него заболеваний; не учел данные, характеризующие его личность. Просит «разобраться в данном уголовном деле объективно и вынести справедливый приговор». По преступлениям, предусмотренным статьями 158 и 166 УК РФ, просит применить к нему акт амнистии от 24.04.2015, а также смягчить срок отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима, признав в соответствии со ст.61 УК РФ смягчающим наказание обстоятельством его плохое со стояние здоровья.

Государственным обвинителем Поройковой ГА. поданы возражения на апелляционные жалобы осужденных Генкал Е.А. и Чуприкова Р.А.; в возражениях прокурор считает доводы апелляционных жалоб необоснованными и про сит изменить приговор по доводам апелляционного представления.

Осужденным Чуприковым Р.А. поданы возражения на апелляционное представление государственного обвинителя в части требований прокурора об усилении ему (Чуприкову) наказания. По мнению осужденного Чуприкова апелляционное представление является необоснованным, а приговор подлежит отмене по доводам, изложенным в его апелляционной жалобе.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения апелляционных жалоб осужденных Генкал Е.А. и Чупри кова Р.А.

Вывод суда о виновности Генкал Е.А. и Чуприкова Р.А. в совершении инкриминированных им преступлений основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, оценка которым дана в приговоре.

Суд правильно принял во внимание в качестве доказательств показания потерпевших, свидетелей, заключения экспертиз и протоколы следственных действий - содержание которых достаточно подробно приведено в приговоре.

Из показаний Генкал Е.А., Чуприкова Р.А., Рубан А.В., данных в период предварительного следствия и признанных судом достоверными, следует, что Генкал Е.А., проживая с матерью - П и бабушкой - Х в доме, принадлежащем его прабабушке Г после ссор с мамой и бабушкой, вызванных его поведением и отсутствием у него полезных занятий стал обдумывать способы достижения материальной самостоятельности.

После того, как он начал общаться с подсудимой Рубан А.В. и сообщил матери и бабушке о намерении жениться, ссоры обострились. Генкал Е.А. стал высказывать Рубан А.В. и знакомому Чуприкову Р.А. свою готовность убить потерпевших, чтобы наследовать домовладение, продать его и приобрести дом на Черноморском побережье для проживания с Рубан А.В. и Чуприковым Р.А.

Эти высказывания Генкал Е.А. подсудимые Рубан А.В. и Чуприков Р.А не осуждали, наоборот, более старший по возрасту Чуприков Р.А., не имевший постоянного места жительства и заинтересовавшийся возможностью проживать на Черноморском побережье, их поддержал.

После одного из таких высказываний Чуприков Р.А. в присутствии Рубан А.В. рассказал Генкал Е.А. о возможных способах убийства, не оставляющих следов - нанесении ударов в определенные участки тела человека или использование химико-фармацевтических средств.

В дальнейшем Чуприков Р.А. и Генкал Е.А. более детально обсуждали вопросы убийства потерпевших, а свои намерения осуществили в ночь на 27 июля 2014 года, когда Чуприков Е.А. остался ночевать в доме потерпевших.

Около 3 часов Чуприков Р.А. и Генкал Е.А., дождавшись когда потер певшие заснут в своих комнатах, принесли в дом находившийся во дворе топор.

В соответствии с их первоначальной договоренностью убийство потер певших должен был совершить топором Генкал Е.А., но в последний момент замахнувшись топором на спящую Х Генкал не смог преодолеть волнение и сообщил об этом Чуприкову Р.А.

После этого Чуприков Р.А. и Генкал Е.А. договорились, что Х будет убивать топором Чуприков Р.А., а Генкал Е.А. в определенный момент включит свет, чтобы Чуприков Р.А. мог видеть, куда будет наносить удары.

В ту же ночь Чуприков Р.А. и Генкал Е.А. пришли к комнате, расположенной на первом этаже домовладения, где спала потерпевшая Х Когда Генкал Е.А. включил для Чуприкова Р.А. свет, Чуприков Р.А. нанес по терпевшей Х обухом топора не менее трех ударов по голове, причинив тяжкий вред здоровью в виде размозжения головного мозга и других телесных повреждений, повлекших ее смерть.

Затем они поднялись на второй этаж дома и прошли к комнате П

В тот момент, когда Чуприков Р.А. по договоренности с Генкал Е.А. осветил П фонарем, Генкал Е.А. принесенным с собой неустановленным

ножом стал наносить ей удары в жизненно важные органы. П пыта­

лась криком остановить Генкал Е.А., сопротивлялась, но он силой преодолел ее сопротивление, ножом нанес не менее четырех ударов в область шеи и один удар в область грудной клетки, причинив П тяжкий вред здоровью повлекший острую и массивную кровопотерю и смерть.

Когда Чуприков Р.А. и Генкал Е.А. удаляли следы убийства, в частности, прятали в подвал дома постельное белье и одежду со следами крови, Ген кал Е.А., обнаружив в постели П и ее сумке рублей, тайно похитил их.

Совершив убийства, Чуприков Р.А. и Генкал Е.А. на постельных принадлежностях перенесли трупы потерпевших в автомобиль принадлежащий П и под управлением Генкал Е.А. вывезли их на участок местности в окрестностях г. а, расположенный у дороги. После этого они съездили за бензином, который вылили на трупы и подожгли.

После этого Чуприков Р.А. и Генкал Е.А. рассказали Рубан А.В. о со вершенном ими убийстве Х иП о деталях и роли каждого в убийстве, продемонстрировали нож, которым Генкал Е.А. убивал П

29 июля 2014 года Рубан А.В., находясь в домовладении потерпевших и убедившись в достоверности рассказа Чуприкова Р.А. и Генкал Е.А. об убийстве Х иП по просьбе Генкал Е.А. помогала ему в сокрытии следов преступления, остававшихся в домовладении, смывала следы крови с лестницы, вместе с ним вывозила мешки с окровавленными постельными принадлежностями и одеждой на автомобиле к озеру у п где Генкал Е.А. мешки сжег.

После обращения подсудимого Генкал Е.А. в полицию с заявлением о безвестной пропаже потерпевших, обнаружения обгоревших трупов потерпевших и многочисленных следов крови в их домовладении, сначала Генкал Е.А а затем Чуприков Р.А. и Рубан А.В. сознались в совершении преступлений.

Показания Генкал Е.А., Чуприкова Р.А. и Рубан А.В., данные ими на предварительном следствии, где они сообщили сведения о совершенных ими преступлениях, судом обоснованно признаны достоверными, поскольку их показания согласуются с другими доказательствами по делу: протоколами явок с повинной Генкал Е.А. и Чуприкова Р.А.; протоколами проверок показаний Ген кал Е.А. и Чуприкова Р.А. на месте преступлений, где они рассказали, как совершали преступления и продемонстрировали свои действия; протоколом очной ставки между Чуприковым Р.А. и Рубан А.В., где Рубан сообщала о сове тах, которые давал Чуприков Генкал по лишению жизни потерпевших, а также о своей осведомленности от Чуприкова и Генкал о том, что они совершили убийство потерпевших - П иХ а затем вывезли их тела на автомобиле и сожгли трупы в поле; заключениями экспертов о характере степени тяжести причиненных потерпевшим П иХ те лесных повреждений, механизме их причинения, причинах смерти.

Из заключения экспертов следует, что кровь, обнаруженная на уплотнителе двери багажника угнанного Генкал и Чуприковым автомобиля, произошла от Х а кровь, обнаруженная на защитной панели багажника указанного автомобиля и одеяле произошла от П Кровь на майке- футболке синего цвета, изъятой при осмотре дома потерпевших, произошла в результате смешения следов крови П и Чуприкова Р.А.

Оценивая доказательства по делу в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности виновности подсудимых Генкал и Чуприко ва в совершении убийств потерпевших из корыстных побуждений, а также в пособничестве друг другу в совершении убийств.

Судом правильно установлено, что Генкал Е.А. совершил убийство своей матери - П при пособничестве Чуприкова Р.А., а Чуприков Р.А убийство Х при пособничестве Генкал Е.А.

Корыстные мотивы подсудимых Чуприкова Р.А. и Генкал Е.А. при со вершении убийств подтверждены показаниями подсудимых, данными ими на предварительном следствии, а умысел Чуприкова и Генкал на причинение смерти потерпевшим подтверждается их целенаправленными действиями множественностью нанесенных потерпевшим ранений в жизненно важные органы, а также использованием ими топора и ножа как орудий убийств, характером и локализацией обнаруженных на трупах потерпевших телесных повреждений.

Доводы подсудимых Чуприкова Р.А. и Генкал Е.А. о применении к ним на предварительном следствии незаконных методов ведения следствия, в том числе психического и физического насилия со стороны сотрудников полиции были проверены судом и обоснованно отвергнуты в приговоре как не нашедшие своего подтверждения и противоречащие собранным по делу доказательствам.

Проверяя данные доводы подсудимых, суд допросил понятых С.,

Ш работников полиции С Е., Д и других незаинтересованных в деле лиц, огласил показания понятых Ч,

К , и правильно установил, что насилия в отношении подсудимых не применялось.

Как следует из исследованных в судебном заседании показаний указанных лиц, при производстве следственных действий, проверках показаний на месте преступлений Чуприков Р.А. и Генкал Е.А. вели себя адекватно, давали показания добровольно и без принуждения.

Из протоколов допросов подсудимых Чуприкова и Генкал, протоколов проверок их показаний на месте преступления видно, что в производстве данных следственных действий принимали участие их защитники-адвокаты; дан ное участие защитников также исключало возможность оказания на Чуприкова и Генкал какого-либо давления со стороны следователя или сотрудников поли ции, осуществлявших оперативное сопровождение подозреваемых.

В добровольности показаний подсудимых, данных ими при производстве указанных следственных действий, суд убедился лично путем просмотра в судебном заседании видеозаписей к протоколам проверок показаний на месте подсудимых Чуприкова Р.А. и Генкал Е.А.

Давая показания об обстоятельствах совершенных преступлений, Чупри ков Р.А. и Генкал Е.А. сообщили органам следствия подробную информацию,

которая могла быть известна только лицам, совершившим данные преступле- ния, в том числе об орудиях преступления, способах причинения потерпевшим телесных повреждений, уничтожения следов преступлений, мотивах совершения убийства.

Их показания совпадали не только между собой в деталях, но и с фактическими данными, полученными из других достоверных источников, в частности, из результатов осмотров мест убийства, обнаружения трупов, заключений судебно-медицинских экспертиз о локализации, механизмах образования обнаруженных у потерпевших телесных повреждений, причинах их смерти.

Доводы жалобы Чуприкова Р.А. о фальсификации доказательств по делу и фабрикации уголовного дела - голословны, ни на чем не основаны и опровергаются доказательствами его виновности, приведенными в приговоре.

Данных, свидетельствующих о том, что подписи Чуприкова в протоколе ознакомления с материалами уголовного дела при выполнении требований ст.217 УПК РФ, а также в протоколах других следственных действиях, проведенных с его участием, сфальсифицированы, о чем он заявил в суде апелляционной инстанции, из материалов уголовного дела не усматривается.

Доводы Чуприкова о фальсификации его подписей в протоколах следственных действий судом первой инстанции были проверены и обоснованно при знаны несостоятельными.

Каких-либо оснований для проведения почерковедческой экспертизы по делу судом не установлено.

Судом первой инстанции также не установлено оснований для оговора подсудимыми Генкал и Чуприковым друг друга на предварительном следствии равно как их оговора со стороны подсудимой Рубан и допрошенных в суде свидетелей и потерпевших.

Доводы подсудимых об отсутствии защитников при производстве следственных действий, проведенных с их участием, опровергаются сведениями, со держащимися в самих протоколах следственных действий, подписями защит ников и других участников следственных действий, а также имеющимися в деле ордерами адвокатов.

Что касается адвоката ТкаченкоА.Н., о котором сообщает Чуприков Р.А в апелляционной жалобе, то, как следует из материалов уголовного дела, данный адвокат был назначен следователем в качестве защитника Чуприкова по ходатайству самого Чуприкова (т.4 л.д.9), и принимал участие в деле с момента его задержания как подозреваемого (т.4 л.д.12, 13-18, 23-28, 29-39).

Каких-либо оснований ставить под сомнение участие данного адвоката в деле, а также его компетентность и добросовестность при осуществлении защиты Чуприкова не имеется.

Доводы жалобы осужденного Генкал о нахождении в момент совершения преступления «в медикаментозном сне», вызванном употреблением лекарственного успокоительного средства, являются надуманными и опровергаются

исследованными в суде первой инстанции доказательствами его виновности,

оценка которым дана в приговоре.

Положенные в основу приговора доказательства, в том числе и те, о кото­

рых упоминается в апелляционных жалобах осужденных Генкал и Чуприкова, являются допустимыми, поскольку они получены в соответствии с требования ми уголовно-процессуального закона.

Заключения эксперта за №4528/2014 об отсутствии у Чуприкова Р.А. на момент осмотра, 01.08.2014, каких-либо телесных повреждений не использовалось судом в приговоре в качестве доказательств его виновности.

Вопреки мнению осужденных, законом не предусмотрено обязательное участие защитника при принятии должностными лицами правоохранительных органов заявления о явке с повинной от лица, сообщающего о совершенном преступлении.

Как видно из протоколов явок с повинной Чуприкова Р.А. и Генкал Е.А перед принятием заявлений о преступлениях каждому из них разъяснялись права, в том числе право не свидетельствовать против самого себя (статья 51 Конституции Российской Федерации).

О том, что Чуприкову Р.А. и Генкал Е.А. разъяснялось право пользоваться помощью защитника с момента начала осуществления процессуальных действий, затрагивающих их права и свободы, свидетельствует и тот факт, что каждому из них сразу же после сделанных ими заявлений о явках с повинной, по их просьбе, им были предоставлены адвокаты, которые участвовали в деле с самого начала их задержания, при допросах в качестве подозреваемых и при проверках показаний на месте преступлений.

Об этом свидетельствуют протоколы соответствующих следственных действий, а также имеющиеся в деле ордера адвокатов (т.З л.д.50-52, 53, 54-59, 65-71, 72-74, 75-80, т.4 л.д.9-11, 12, 13-18,23-28,29-39).

Приговор соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, в нем приведены доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности Генкал и Чуприкова в совершении преступлений, и мотивы, по которым суд отверг доказательства и доводы, приводимые стороной защиты.

Не согласиться с выводами суда первой инстанции нет оснований, по скольку они мотивированы и основаны на доказательствах, проверенных в судебном заседании.

Из протокола судебного заседания видно, что дело рассмотрено судом объективно; принципы презумпции невиновности обвиняемых, беспристрастности суда и равенства сторон не нарушены.

Все ходатайства, заявленные в судебном заседании подсудимыми Генкал и Чуприковым, а также их защитниками, председательствующим судьей были рассмотрены и разрешены в вынесенных им постановлениях, которые являются законными, обоснованными и мотивированными.

Из протокола судебного заседания видно, что по окончании судебного следствия, прежде чем перейти к прениям, председательствующий ставил на обсуждение сторон вопрос о возможности окончания судебного следствия, на что стороны, в том числе и подсудимые Генкал и Чуприков, заявили, что все доказательства по делу исследованы и ходатайств о дополнении судебного следствия у них нет (т. 13 л.д.127).

Таким образом, доводы жалобы Чуприкова Р.А. об ограничении председательствующим судьей его права представить суду дополнительные доказательства и допросить свидетелей защиты не могут быть признаны обоснованными.

Психическое состояние подсудимых было проверено как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании.

Допросив подсудимых Генкал и Чуприкова, а также исследовав имеющиеся в деле заключения судебных психолого-психиатрических экспертиз, суд пришел к обоснованному выводу о вменяемости подсудимых.

Поскольку экспертизы, оценка которым дана в приговоре наряду с другими доказательствами по делу, были проведены высококвалифицированными экспертами, их выводы являются научно-обоснованными, и не вызывают со мнений, то у суда не было оснований для назначения повторных или дополни тельных экспертиз в отношении Генкал и Чуприкова.

Доводы защитника-адвоката Подмаревой Е.В. о том, что похищенные Генкал деньги, а также угнанный автомобиль являлись общим имуществом Генкал и его матери - П - неосновательны, поскольку таких обстоятельств судом не установлено.

Из материалов дела видно, что угнанный Генкал и Чуприковым автомобиль, а также похищенные Генкал деньги в сумме рублей принадлежали матери осужденного - П

Действия Чуприкова Р.А. и Генкал Е.А. судом юридически квалифицированы правильно.

Назначенное Чуприкову Р.А. и Генкал Е.А. наказание соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, обстоятельствам их совершения, личностям осужденных.

При этом судом были учтены все обстоятельства, влияющие на наказание осужденных, в том числе и обстоятельства совершенных подсудимыми преступлений, на которые ссылается государственный обвинитель в апелляционном представлении.

Явки с повинной осужденных Чуприкова Р.А. и Генкал Е.А., а также активное способствование в раскрытии и расследовании преступлений, изобличению и уголовному преследованию других соучастников; сведения о состоянии их здоровья, а также о стечении неблагоприятных для их воспитания семейных обстоятельств - обоснованно признаны судом в качестве обстоятельств, смягчающих их наказание.

Их активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, а также изобличению соучастников преступлений выразилось в том, что с самого начала предварительного следствия каждый из них при проведении следственных действий рассказывал органам следствия как о своем участии в совершенных преступлениях, так и участии другого лица; каждый из них демонстрировал определенные действия при проверке показаний на месте пре­

ступлений, рассказывая при этом об убийствах потерпевших и угоне автомоби­

ля.

Показания подсудимых, данные ими на предварительном следствии, бы ли признаны судом допустимыми и достоверными доказательствами, которые в совокупности с другими доказательствами были положены в основу приговора.

В соответствии с ч.2 ст.61 УК РФ при назначении наказания могут учитываться в качестве смягчающих и обстоятельства, не предусмотренные частью первой данной статьи.

Такими обстоятельствами суд признал сведения о состоянии здоровья Чуприкова и Генкал, а также о стечении неблагоприятных для их воспитания семейных обстоятельств.

Данный вывод суд сделал по окончании рассмотрения дела, допросив при этом свидетелей и исследовав материалы уголовного дела, в том числе сведения, содержащиеся в характеристиках на подсудимых.

То обстоятельство, что Чуприков и Генкал страдают рядом заболеваний и признавались ограниченно годными к военной службе, подтверждается со держащимися в деле документами (т. 12 л.д.39, 149, 155, 159), а также сведениями, отраженными в заключениях экспертов, проводивших в отношении них судебные психолого-психиатрические экспертизы.

Каких-либо оснований утверждать о несправедливости назначенного Чуприкову и Генкал наказания не имеется.

Вопреки мнению Генкал, акт амнистии, учитывая совершенные преступления, к нему не может быть применен.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению в части назначенного осужденному Генкал наказания по совокупности преступлений.

Суд назначил Генкал по пункту «з» части 2 статьи 105 УК РФ и части 5 статьи 33, пункту «з» части 2 статьи 105 УК РФ дополнительное наказание в виде ограничения свободы сроком на 1 год за каждое из преступлений.

На основании ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, применив принцип частичного сложения наказаний, суд окончательно назначил Генкал указанное дополнительное наказание на срок 1 год, то есть фактически не сложил его.

Поэтому доводы апелляционного представления государственного обвинителя о неправильном применении судом уголовного закона в части назначения Генкал дополнительного наказания являются обоснованными; приговор подлежит изменению, а дополнительное наказание Генкал в виде ограничения свободы подлежит частичному сложению в соответствии с требованиями ч.З ст.69 УК РФ.

Кроме того, суд, назначив Генкал по пункту «а» части 2 статьи 166 УК РФ и пункту «в» части 2 статьи 158 УК РФ наказание в виде штрафа в размере пятидесяти тысяч рублей за каждое из преступлений, и приняв решение о на значении наказания по совокупности преступлений (ч.З ст.69 УК РФ) «путем частичного сложения наказаний», фактически сложил эти наказания полностью, поскольку окончательно назначил Генкал штраф в размере ста тысяч рублей.

В связи с этим приговор также подлежит изменению, а наказание в виде штрафа - частичному сложению в соответствии с требованиями ч.З ст.69 УК РФ.

П ЛП ЛО Т1

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 389 ,389 ,389 , 389 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Краснодарского краевого суда от 4 декабря 2015 года в отношении Генкал Е А изменить: на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч.5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить Генкал Е.А. наказание в виде лишения свободы на срок 15 (пятнадцать) лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 (один год 6 (шесть) месяцев, со штрафом в размере семидесяти тысяч рублей.

В остальном приговор в отношении него, а также Чуприкова Р А оставить без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя Поройковой Г.А. и апелляционные жалобы осужденных Чуприкова Р.А. и Генкал Е.А. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 180 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта