Информация

Решение Верховного суда: Определение N 48-АПУ16-37 от 11.10.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 48-АПУ16-37

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 11 октября 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Дубовика Н.П.

судей СитниковаЮ.В., ЗемсковаЕЮ.

при секретаре Миняевой В.А рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Зайцева СВ., Давыдова И.С Моисеенко СВ., Горелика А.Г. и в защиту их интересов адвокатов Бабенко Д.А., Холкина Ю.В., Зайцева О.А., Попова Д.П. на приговор Челябинского областного суда от 28 декабря 2015 года, по которому

Зайцев С В

несудимый,

осужден:

- по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на 18 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год;.

- по ч.З ст. 30, п.п. «а»,«ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на 14 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год;.

- по ч.1 ст. 111 УК РФ в редакции Федерального закона №26-ФЗ от 7 марта 2011 года на 5 лет лишения свободы;

- по п. «а» ч.2 ст. 163 УК РФ на 2 года лишения свободы;

- по ч. 1 ст. 222 УК РФ на 1 год лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 21 год лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Давыдов И С

несудимый,

осужден:

- по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на 18 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год;

- по ч.З ст. 30, п.п. «а»,«ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на 14 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год;

- по ч. 1 ст. 222 УК РФ на 1 год лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 19 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Моисеенко С В

несудимый,

оправдан по ч.З ст. 222 УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления, за Моисеенко С В . признано право на реабилитацию,

осужден:

- по ч.5 ст. 33, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на 14 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год;.

- по ч.5 ст. 33, ч.З ст. 30, п.п. «а»,«ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на 12 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год;.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 15 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Горелик А Г

несудимый,

оправдан по ч.З ст. 222 УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления, за Гореликом А.Г. признано право на реабилитацию,

осужден:

- по ч.5 ст. 33, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на 14 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год;.

- по ч.5 ст. 33, ч.З ст. 30, п.п. «а»,«ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на 12 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 15 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Осужденным Зайцеву СВ., Давыдову И.С, Моисеенко СВ., Горелику А.Г. установлены ограничения, указанные в ч.1 ст. 53 УК РФ, и возложена обязанность по явке на регистрацию.

По данному уголовному делу по п. «а» ч.2 ст. 163 УК РФ к 2 годам лишения свободы и на основании ч.5 ст. 69 УК РФ, с зачетом в срок отбывания наказания времени нахождения в местах лишения свободы по приговору от 8 апреля 2013 года, к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима осужден Манжосов М В , приговор в отношении которого не обжалован.

Постановлено взыскать солидарно с Зайцева С В . и Манжосова М.В. в пользу Р в счет возмещения причиненного ущерба 205000 рублей.

Приговором определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Дубовика Н.П., выступления осужденных Зайцева СВ., Давыдова И.С, Моисеенко СВ., Горелика А.Г., Манжосова М.В., адвокатов Бабенко ДА., Холкина Ю.В., Попова Д.П., Артеменко Л.Н Поддубного СВ., поддержавших доводы апелляционных жалоб, прокурора Тереховой СП. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

Зайцев С В . осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Е и за совершение вымогательства по предварительному сговору с Манжосовым М.В. денежных средств у Р а также за незаконные хранение и ношение оружия.

Кроме того, Зайцев С В . и Давыдов И.С. осуждены за убийство И,

совершенное группой лиц по предварительному сговору, и покушение на убийство Р и Ц совершенное группой лиц по предварительному сговору, а Давыдов И.С и за незаконное приобретение хранение и ношение оружия.

Моисеенко С В . и Горелик А.Г. осуждены за пособничество в совершении убийства И группой лиц по предварительному сговору и за пособничество в покушении на убийство Р и Ц . группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены в период с 9 марта 2007 года по 21 мая 2013 года в г. области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный Зайцев С В . выражает несогласие с приговором и утверждает, что преступлений не совершал, доказательства его виновности получены с нарушением уголовно-процессуального закона. Оспаривает содержащуюся в приговоре ссылку о наличии неприязненных отношений к потерпевшим и утверждает, что никогда в отношения с потерпевшими не вступал, неприязни к ним не испытывал. Показания на предварительном следствии дал под давлением со стороны оперативных сотрудников полиции Суд необоснованно отказал в проведении ситуационной экспертизы, чем лишил его возможности полноценно строить свою защиту. В приговоре суд сослался на показания засекреченного свидетеля « », который путался в показаниях и отказывался отвечать на вопросы защиты, а засекреченный свидетель « », по мнению осужденного, является тайным агентом оперативных сотрудников. Свидетели Ш Ч Ш потерпевший Ц отказались от тех показаний, которые изложены в протоколах допросов, а свидетель Г.

пояснил, что протокол допроса подписывал не читая. Полагает, что одних показаний потерпевшего Р недостаточно для признания его виновным в вымогательстве. В ходе предварительного следствия был наложен арест на автомобиль « », который приобретен в кредит и платежи по кредиту производит С мама его жены. Оспаривает осуждение за причинение тяжкого вреда здоровью Е так как мотив преступления не установлен. Считает, что к показаниям свидетеля З суду следовало отнестись критически. Просит обвинительный приговор отменить и вынести оправдательный приговор;

- адвокат Бабенко Д.А. просит обвинительный приговор в отношении Зайцева С В . отменить и вынести оправдательный приговор в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела. Отмечает, что судом не дано должной оценки экспертному заключению от 2 октября 2015 года, которым сделан вывод о технической невозможности совершения Зайцевым С В . убийства

1

I И при тех обстоятельствах, которые указаны в обвинении Полагает, что в деле отсутствует совокупность доказательств подтверждающих причинение Зайцевым С В . тяжкого вреда здоровью Е и совершение вымогательства денежных средств у Р

;

- осужденный Давыдов И.С.оспаривает обоснованность осуждения и утверждает, что явку с повинной и признательные показания на предварительном следствии дал под пытками, изъятый у него обрез был сотрудниками полиции подброшен, обыск проведен с грубыми нарушениями уголовно-процессуального закона, в протокол обыска следователем задним числом внесены дописки и изменения, в процессе задержания основания задержания не были разъяснены, протокол задержания составлен 13 июня 2013 года, тогда как фактически задержание состоялось 12 июня 2013 года, и он не был обеспечен защитником. Полагает, что явка с повинной не является доказательством по делу и суд был не вправе в приговоре на нее ссылаться. О физическом воздействии после задержания говорили в судебном заседании осужденные Горелик А.Г., Зайцев СВ., Моисеенко СВ., свидетели Я.,

Ф Т С Щ Б.,

а свидетель П видел синяки у него и Горелика А.Г. в ходе проведения следственного эксперимента. Показаниям перечисленных свидетелей в приговоре оценки не дано. Утверждает, что свыше месяца содержался в ИВС для того, чтобы до помещения в следственный изолятор исчезли причиненные ему телесные повреждения. Оспаривает законность и обоснованность протокола проверки показаний на месте. Перед проведением данного следственного действия доставлялся в отдел полиции, где ему было указано, как себя вести и какие показания давать. Полагает, что К

состоит в дружеских отношениях с оперативными сотрудниками и не мог участвовать при проведении следственного действия в качестве понятого. Ссылается на нарушение судом принципа состязательности при допросе засекреченных свидетелей « » и « », которые путались в показаниях и не могли описать личности осужденных. Просит обвинительный приговор отменить, вынести оправдательный приговор;

- адвокат Холкин Ю.В. утверждает, что его подзащитный Давыдов И.С преступлений не совершал, признательные показания Давыдова И.С. на предварительном следствии являются недопустимыми доказательствами поскольку полученны с грубыми нарушениями уголовно-процессуального закона. В рассмотрении уголовного дела принимала участие судья М.,

супруг которой работает прокурором отдела по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции в прокуратуре

области, то есть в организации, которая является стороной в уголовном деле. Ссылаясь на «Закон о статусе судей в РФ» и «Кодекс судейской этики», считает, что в данном случае наличествует конфликт интересов и возникают сомнения в беспристрастности судьи М В подтверждение выдвинутого Давыдовым И.С алиби о том, что вечером 20 мая 2013 года он находился дома, а затем ездил поздравлять с днем рождения Л адвокат в своей апелляционной жалобе ссылается на показания свидетелей Д Л Р Р Считает, что протокол явки с повинной, протокол допроса Давыдова И.С. в качестве подозреваемого от 13.06.2013 года, в качестве обвиняемого от 15.06. 2013 года, 20.06.2013 года, протокол предъявления для опознания по фотографиям от 15.07.2013 года, протокол проверки показаний на месте от 27.06.2013 года не могут быть признаны допустимыми доказательствами, поскольку данные доказательства получены с применением пыток, физического и психического воздействия на осужденного. Утверждая о незаконных методах следствия, ссылается на показания тех свидетелей, которые перечислены в апелляционной жалобе осужденного Давыдова И.С, заключение специалиста отдела почерковедческой и технической экспертизы К от 25.05.2015 года, который проводил исследование по собственноручно написанному Давыдовым И.С. тексту явки с повинной, заявления осужденного направленные в Генеральную прокуратуру РФ, а также отказ в удовлетворении ходатайства о проверке показаний сотрудников полиции на полиграфе. Оспаривает законность изъятия из гаража Давыдова И.С. обреза охотничьего ружья, который, по утверждению осужденного, был подброшен в гараж сотрудниками полиции. Отмечает, что данное обстоятельство судом не проверялось и оценки в приговоре не нашло. По мнению адвоката, к противоречивым показаниям засекреченных свидетелей « » и « » суду следовало отнестись критически. В доме, где проживал Давыдов И.С, обыск проводился дважды - вначале сотрудниками полиции а затем следователем с участием понятых. В протокол обыска от 12.06.2013 года и схему к протоколу, после выдачи копии данного процессуального документа матери осужденного Д следователем были внесены изменения - в разделе о месте проведения обыска дописана Ч область, после подписи указана фамилия Д с неверными инициалами ., в схеме дорисована дорога, двери в помещение дома и гаража, сделаны уточняющие записи о месте обнаружения обреза и месте обнаружения масок. Адвокат полагает, что внесенные изменения в протокол и схему существенно изменили содержание процессуального документа который не может быть признан допустимым доказательством по делу, и об этом высказались в своем заключении специалисты кафедры уголовного процесса Саратовской государственной юридической академии. Считает незаконной и необоснованной ссылку суда на оглашенные показания свидетелей Ш ,Ш , З , Ф Г , которые либо отвергали сам факт дачи показаний в ходе предварительного расследования, либо объясняли свои показания тем, что давали их в угоду следствию. Оспаривает выводы суда о том, что часть дробин, изъятых из трупа И и обнаруженных на месте преступления, выстреляны из обреза, обнаруженного в гараже Давыдова И.С, а также то обстоятельство, что Давыдовым И.С. было произведено 2 выстрела. Обращает внимание на заключение генетической и биологической экспертиз, первая из которых не смогла конкретизировать принадлежность потожировых выделений, обнаруженных на маске и обрезе, конкретному лицу, а эксперт биолог пришел к выводу, что данные следы могут принадлежать и Горелику А.Г., тогда как Горелик А.Г. находился в автомобиле и выстрелов не производил. Дактилоскопическая экспертиза на обрезе ружья следов пальцев рук Давыдова И.С. не обнаружила, что свидетельствует о непричастности его подзащитного к преступлению Просит обвинительный приговор в отношении Давыдова И.С. отменить и вынести оправдательный приговор. Оспаривает обоснованность принятого решения об отклонении замечаний на протокол судебного заседания;

- осужденный Моисеенко С В . считает приговор суда незаконным необоснованным и подлежащим отмене. Утверждает, что явку с повинной которая не может быть использована в качестве доказательства виновности написал под давлением со стороны сотрудников полиции, протокол о задержании составлен 13 июня 2013 года, тогда как фактически был задержан 12 июня 2013 года, что свидетельствует о незаконности написания чистосердечного признания в отсутствие защитника. Полагает, что явка с повинной и протоколы допросов с признательными показаниями должны быть исключены из числа доказательств по делу. В подтверждение оказываемого в ходе предварительного расследования насилия ссылается на показания свидетелей Я ., Ф Т С,

Щ Б П и содержание в ИВС свыше одного месяца. Считает постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении оперативных сотрудников К иФ необоснованным. В ходе проверки показаний на месте давал показания, будучи заранее проинструктированным оперативными сотрудниками и опасаясь высказанных в его адрес угроз. Ставит под сомнение правдивость показаний засекреченных свидетелей « » и « », которые путались в показаниях и не могли опознать осужденных. В своей апелляционной жалобе, анализируя показания свидетелей Я Х Т П Г , З ,Ф ., Ю ., Ш Ч ,Ш ,Р Г И К Г А а также потерпевшего Ц утверждает, что показаний перечисленных свидетелей недостаточно для его осуждения. Оспаривает правильность квалификации действий как пособничество убийству и покушению на убийство группой лиц по предварительному сговору. Предмет, похожий на обрез охотничьего ружья, из которого якобы им производился выстрел, изъят не был возможность производства выстрела на следствии и в суде не установлена;

- адвокат Зайцев О.А., в защиту интересов осужденного Моисеенко СВ., оспаривает обоснованность осуждения его подзащитного, который под давлением и угрозами себя оговорил. Полагает, что признательные показания Моисеенко СВ., полученные с грубыми нарушениями уголовно процессуального закона, не могли быть судом приведены в приговоре в подтверждение виновности Моисеенко С В . Судом без приведения надлежащих мотивов отвергнуты доводы защиты о неполноте заключения эксперта № 202 от 29 апреля 2014 года, выводы которого носят лишь вероятностный характер. Представленное стороной защиты заключение специалиста №150/6 от 2 октября 2015 года судом надлежащим образом не оценено. Выемка дроби, извлеченной из трупа И произведена с нарушением процессуального закона. При выполнении требований ст. 217 УПК РФ выявлены расхождения в содержании протокола осмотра места происшествия от 21 мая 2013 года, протокола обыска у Давыдова И.С. от 12 июня 2013 года с их копиями, что свидетельствует о недопустимости указанных доказательств. Суд не дал оценки личности потерпевших, цели их приезда в г. и при назначении наказания не в полной мере учел что Моисеенко С В . был официально трудоустроен, имел постоянный доход по месту жительства и работы характеризуется положительно;

- осужденный Горелик А.Г. просит обвинительный приговор отменить вынести в отношении него оправдательный приговор. Указывает, что был задержан 12 июня 2013 года, тогда как протокол задержания составлен лишь на следующий день. До первого допроса, который состоялся 13 июня 2013 года, сотрудники полиции, требуя признательных показаний, подвергли его избиению. Об избиении свидетельствуют телесные повреждения на руках и ногах, зафиксированные на фотографиях, приложенных к протоколу проверки показания на месте. Допрошенные в судебном заседании потерпевшие не подтвердили те показания, которые изложены в протоколах их допросов. Свидетель Т после выстрелов во дворе видела мужчину кавказской национальности, однако в ходе предварительного расследования версия о причастности к убийству других лиц не проверялась Обращает внимание на противоречивость и непоследовательность показаний двух засекреченных свидетелей, которые в судебном заседании отказались отвечать на вопросы адвокатов. Показания допрошенных сотрудников полиции Ф иК противоречат материалам уголовного домовладении Д начался задолго до прихода хозяйки, в протокол обыска в нар закона следователем самостоятельно внесены дополнения, а суд первой инстанции признал протокол обыска допустимым доказательством. Для проведения криминалистической экспертизы представлены дробь, пыжи и три металлических деформированных фрагмента, которые экспертом с дробью не сопоставлялись, а поэтому экспертное заключение полным и объективным признано быть не может. Полагает, что на судебное решение повлияли многочисленные публикации в прессе, в которых фигурировали фамилии осужденных. Обращает внимание на противоречия, которые, по мнению осужденного, содержатся в описательно-мотивировочной части приговора При назначении наказания суд не учел мнение потерпевших, не говоривших о необходимости назначения ему наказания в виде лишения свободы, не учел наличие на иждивении двоих малолетних детей и отсутствие отягчающих обстоятельств;

- адвокат Попов Д.П. оспаривает законность, обоснованность осуждения Горелика А.Г. и утверждает, что тот преступлений не совершал Предмет, схожий с обрезом гладкоствольного охотничьего ружья 16 калибра который Горелик А.Г., как следует из приговора, передал Моисеенко СВ., в ходе следствия не изымался, и нет данных о том, имелась ли возможность из данного предмета произвести выстрелы. Мотив не установлен, в деле отсутствуют доказательства, подтверждающие неприязненные отношения с потерпевшими. Оспаривает наличие предварительного сговора на убийство Согласно приговора, Горелик А.Г. находился у дома по ул который находится на значительном расстоянии от подъезда № дома по ул. г. где было совершено преступление, и при обнаружении вооруженных лиц никаких действий не смог бы предпринять Анализируя показания потерпевших Р Ц многочисленных свидетелей, в том числе свидетелей под псевдонимами « » и « », утверждает, что несмотря на противоречия в показаниях указанных лиц суд привел их в приговоре в обоснование виновности Горелика А.Г. Протокол осмотра места происшествия от 21 мая 2013 года - участка местности во дворе дома № по ул. г не может быть признан допустимым доказательством, поскольку подписан всеми участниками следственного действия лишь после выполнения ст. 217 УПК РФ. Оспаривает обоснованность признания допустимым доказательством заключение судебно-криминалистической экспертизы БЭ-150 от 21 августа 2013 года, так как в постановлении следователя о назначении экспертизы не указаны три металлических предмета, а в выводах эксперта они наличествуют. При перепредъявлении Горелику А.Г. 19 сентября 2014 года обвинения дополнительно был вменен п. «е» ч.2 ст. 105 УК РФ, чем нарушено право на защиту. Просит обвинительный приговор отменить, вынести в отношении Горелика А.Г. оправдательный приговор.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия приходит к следующему.

Вопреки доводам адвоката Холкина Ю.В. замечания на протокол судебного заседания рассмотрены в соответствии с требованиями ст. 260 УПК РФ и отклонены, с указанием мотивов принятого решения.

Оснований ставить под сомнение достоверность протокола судебного заседания, полноту и правильность изложенных в нем показаний, заявленных ходатайств и всего хода судебного разбирательства у Судебной коллегии не имеется.

Судебная коллегия критически относится к содержащемуся в апелляционной жалобе адвоката Холкина Ю.В. заявлению о наличии при рассмотрении уголовного дела конфликта интересов, в связи с участием в рассмотрении уголовного дела судьи М супруг которой, как утверждает адвокат, работает прокурором отдела в прокуратуре области.

Обстоятельства, исключающие участие судьи в производстве по уголовному делу, содержатся в ст. 61 УПК РФ, такие обстоятельства по рассматриваемому делу отсутствуют. Работа супруга судьи в отделе прокуратуры, занимающемся надзором за исполнением законодательства о противодействии коррупции, не является основанием для отвода судьи который адвокатом в суде первой инстанции заявлен не был. Иных обстоятельств, дающих основание полагать, что судья М лично прямо или косвенно заинтересована в исходе дела, адвокатом не представлено.

Таким образом, уголовное дело рассмотрено законным составом суда а выводы суда о виновности осужденных в совершении указанных в приговоре преступлений являются обоснованными, подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами, анализ которых содержится в приговоре.

Осужденные Зайцев СВ., Давыдов И.С, Моисеенко СВ., Горелик А.Г в суде первой инстанции отрицали свою причастность к преступлениям.

Вместе с тем в ходе предварительного расследования осужденные Зайцев СВ., Давыдов И.С, Моисеенко СВ., Горелик А.Г. после разъяснения им процессуальных прав, включая право не свидетельствовать против себя, в присутствии защитников, на допросах в качестве подозреваемых обвиняемых, а также при проверке показаний на месте давали подробные показания о том, как после встречи 19 мая 2013 года с потерпевшими в кафе « », на которой те заявили о намерении получать доход от предпринимателей г. области, договорились лишить потерпевших жизни. С этой целью ночью 21 мая 2013 года, вооружившись обрезами охотничьих ружей и взяв матерчатые маски с прорезями для глаз чтобы не быть опознанными, на автомобиле под управлением Горелика А.Г прибыли в район дома № по ул. г. области и из обрезов произвели выстрелы в потерпевших, следовавших в подъезд указанного выше дома. В результате произведенных выстрелов И был убит, а Р иЦ получили телесные повреждения различной степени тяжести. При этом осужденные поясняли, что Моисеенко СВ. стрелял в воздух, чтобы потерпевшие рассредоточились, и была возможность производить прицельные выстрелы, а Горелик А.Г., передав Моисеенко С В . обрез ружья, остался в автомобиле, наблюдал за обстановкой, готовясь доставить их после совершения преступления в безопасное место.

При проверке показаний на месте осужденные Зайцев С В . и Давыдов И.С пояснили, что каждый из них произвел по потерпевшим не менее 2 выстрелов, продемонстрировали место производства выстрелов, а также место нахождения потерпевших в момент выстрелов (т. 10 л.д. 215-236, т. 12 л.д. 27-66).

Содержащиеся в апелляционной жалобе осужденного Давыдова И.С утверждения о том, что участвовавший при проверке показаний на месте в качестве понятого К состоит в дружеских отношениях с оперативными сотрудниками, а поэтому не мог участвовать при проведении следственного действия, являются надуманными и материалами уголовного дела не подтверждаются.

При проверке показаний на месте происшествия осужденные Моисеенко С В . и Горелик А.Г. повторили свои признательные показания и подробно, в деталях, указали свое местонахождение, рассказали об обстоятельствах совершенного преступления, убытия с места преступления и сокрытия орудий преступления (т. 14 л.д. 30-43, т. 13 л.д. 32-45).

Доводы осужденных и их защитников о том, что показания на предварительном следствии были даны под физическим и психическим воздействием со стороны сотрудников полиции, а постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников полиции К и Ф является незаконным, судом первой инстанции тщательно проверялись, признаны несостоятельными и обоснованно отвергнуты.

Суд признал показания осужденных Зайцева СВ., Давыдова И.С Моисеенко СВ., Горелика А.Г., данные на предварительном следствии допустимыми доказательствами, а содержащиеся в них сведения достоверными, и свое решение в приговоре мотивировал.

Кроме того, суд обоснованно признал достоверными признательные показания осужденного Зайцева С В . на предварительном следствии об обстоятельствах совершения преступлений в отношении Е

В подтверждение своих выводов о виновности Зайцева СВ., Давыдова И.С, Моисеенко СВ., Горелика А.Г. в совершении установленных приговором преступлений, суд первой инстанции сослался не только на признательные показания осужденных, данные ими в ходе предварительного расследования, но и на показания потерпевших Р Ц

И свидетелей Б Д Д С Ф Х Т П Г З Ф.,

Ю Г Ш Ш Г,

И Г Г С П.,

Л Т Ф протоколы осмотра места происшествия, протоколы проверок показаний на месте происшествия протокол обыска, протоколы выемки, протокол опознания потерпевшего заключения судебно-медицинских, медико - криминалистических, судебно баллистических, судебно - генетической, судебно - биологической экспертиз, приобщенные к делу вещественные и другие доказательства подробный анализ которых содержится в приговоре.

Из протокола осмотра места происшествия и дополнительного осмотра от 21 мая 2013 года следует, что на участке местности прилегающей к подъезду № дома № по ул. г.

области, на асфальте обнаружено пятно бурого цвета, похожее на кровь, 4 пыжа, 3 дроби и 3 металлических деформированных предмета (т.2 л.д. 1-12, т.2 л.д. 18-22).

Осмотр места происшествия проведен в ходе предварительного расследования в соответствии с требованиями ст.ст.176,177 УПК РФ протоколы осмотра составлены в соответствии с требованиями ст. 180 УПК РФ, в них описаны все действия следователя, указаны все изъятые предметы и содержатся подписи участвовавших при осмотре лиц.

При этом суд первой инстанции в приговоре обоснованно указал, что наличие расхождений находящегося в материалах дела протокола осмотра места происшествия от 21 мая 2013 года с предоставленной стороной защиты копией, не является основанием для признания протокола осмотра места происшествия недопустимым доказательством, так как все участники следственного действия, чьи подписи оспариваются, подтвердили достоверность содержащихся в нем сведений, свое участие при проведении данного следственного действия и подлинность своих подписей.

Согласно экспертному заключению, обнаруженная на асфальте кровь может принадлежать как И так и Р т. 22 л д 151- 155).

То обстоятельство, что 21 мая 2013 года труп неизвестного мужчины был осмотрен в отделении больницы г. области подтверждается протоколом осмотра (т.2 л.д. 32-35).

При осмотре находившейся на трупе одежды обнаружено и изъято три дробины (т.2 л.д. 13-17).

Труп И опознан братом - И что подтверждается протоколом опознания (т.5 л.д. 159-162).

Согласно заключениям судебно-медицинского эксперта:

- смерть И наступила от сочетанной огнестрельной травмы тела в виде огнестрельного слепого дробового ранения грудной клетки и живота, с раневыми каналами, проникающими в плевральную полость переднее средостение, брюшную полость, забрюшинное пространство с повреждением ребер, внутренних органов и кровеносных сосудов. Кроме того, на трупе обнаружены огнестрельные слепые дробовые ранения нижних конечностей с входными ранами, расположенными на наружной и внутренней поверхности правого и левого бедра. Повреждения, входящие в комплекс сочетанной огнестрельной травмы, являются прижизненными причинены в единый промежуток времени и по признаку опасности для жизни квалифицируются как тяжкий вред здоровью. В раневых каналах установлено наличие инородных предметов - дроби (т. 19 л.д. 43-63);

- потерпевшему Р причинены огнестрельные ранения дробовой осыпью мягких тканей передненаружной поверхности левого бедра без повреждения нервов и магистральных сосудов. Указанные повреждения возникли в результате выстрела из огнестрельного, снаряженного дробью оружия с дистанции, превышающей действие факторов близкого выстрела вызвало длительное расстройство здоровья и повлекло вред здоровью средней тяжести (т. 19 л.д. 153-156);

- потерпевшему Ц в результате травматических воздействий тупых твердых предметов, имеющих малый размер (5-6 мм) и высокую кинетическую энергию, причинены две раны на правом предплечье две раны на левой кисти, две раны на передней брюшной стенке, рана в области левого тазобедренного сустава, относящиеся к категории легкого вреда здоровью (т.20 л.д. 109-111).

В ходе предварительного расследования изъята одежда И иР а также денежная купюра, находившаяся в кармане брюк И На одежде и денежной купюре обнаружены множественные повреждения в виде отверстий округлой формы (т.5 л.д. 1-28).

Согласно заключению судебно-баллистических экспертиз от 27 сентября 2013 года и 12 ноября 2013 года, обнаруженные на одежде и денежной купюре повреждения являются огнестрельными, образованы множественными свинцовыми снарядами (т.2! л.д. 45-64, 84-93).

Как следует из заключения судебно-криминалистической экспертизы от 21 августа 2013 года, три дроби, изъятые возле дома № по ул г. области, и три дроби, изъятые в больнице г. являются дробью диаметром 5 мм, предназначенной для снаряжения охотничьих патронов различного калибра, а 3 деформированных металлических предмета, изъятых при осмотре места происшествия, могут являться частями дробин (т. 19 л.д. 131-133).

Доводы апелляционной жалобы адвоката Попова Д.П. о признании недопустимым доказательством заключения эксперта являются неубедительными, в ходе назначения экспертизы и ее проведения не допущено нарушений уголовно - процессуального закона, дающих основание признать указанное выше доказательство ущербным.

При ознакомлении осужденного Горелика А.Г. и адвоката Попова Д.П. с заключением эксперта от 21 августа 2013 года от стороны защиты никаких замечаний не поступало, о чем свидетельствует находящийся в материалах уголовного дела протокол (т. 19 л.д. 134-135).

При производстве обыска в частном домовладении Давыдова И.С. в гараже был обнаружен и изъят обрез двухствольного охотничьего ружья 16 калибра № 10 патронов и три матерчатых маски (т.З л.д. 147-152).

Доводы апелляционных жалоб о том, что протокол обыска не является допустимым доказательством, поскольку в него после проведения следственного действия следователем внесены существенные изменения состоятельными признаны быть не могут.

Действительно, имеющийся в материалах уголовного дела протокол обыска имеет отличие от представленной стороной защиты копии протокола однако те изменения, на которые ссылается защита (дополнительное указание на производство обыска в Челябинской области, расшифровка подписи Давыдовой И.И.), не носят принципиального характера, не меняют суть процессуального документа и не могут свидетельствовать об ущербности такого доказательства, как протокол обыска, в ходе которого обнаружен и изъят обрез охотничьего ружья.

Несостоятельны и доводы стороны защиты о том, что обрез охотничьего ружья был подброшен сотрудниками полиции в помещение гаража Давыдова И.С, а обыск начался сотрудниками полиции до прибытия следователя.

Из показаний свидетеля Б соседки частного домовладения Давыдова И.С, следует, что вход в гараж осуществлялся через двор дома, тогда как во дворе постоянно находились две большие сторожевые собаки, которые не были на привязи.

Аналогичные показания были даны свидетелем Д

В экспертном заключении указано, что изъятый обрез изготовлен путем самодельного укорочения ствола и приклада, является нестандартным ручным огнестрельным оружием, пригодным для производства выстрелов (т.2! л.д. 184-194).

Как следует из заключения судебно - баллистической экспертизы от 24 декабря 2013 года дробь, извлеченная из трупа И и две дроби изъятые в ходе осмотра места происшествия, выстреляны из правого ствола обреза охотничьего ружья № (т.22 л.д. 121-126).

Содержащееся в апелляционной жалобе адвоката Холкина Ю.В утверждение о том, что дробь, изъятая из трупа И и обнаруженная на месте происшествия, не могла быть выстреляна из изъятого обреза, какой либо аргументации не содержит и не может быть признано состоятельным.

Из заключения судебно - баллистической экспертизы от 12 марта 2014 года следует, что выстрелы в потерпевшего И производились с расстояния 5-6 метров от дульного среза обреза охотничьего ружья (т.23 л.д. 193-209).

На прикладе, накладке изъятого обреза и на одной из изъятых матерчатых масок обнаружены потожировые пятна, которые могут принадлежать Горелику А.Г. (т. 19 л.д. 205-211).

То обстоятельство, что в момент производства выстрелов осужденный Горелик А.Г. находился в автомобиле, наблюдал за обстановкой, готовясь после совершенного преступления доставить осужденных в безопасное место, не свидетельствует о невозможности его контакта с матерчатой маской с вырезами для глаз и обрезом, на которых обнаружены потожировые отложения, поскольку именно Горелик А.Г., после предварительной договоренности о совершении преступления, на своем автомобиле доставил осужденных, орудие преступления и предметы, которые использовались осужденными для сокрытия своих личностей, к месту преступления и мог контактировать как с обрезом, так и с матерчатой маской.

Отсутствие на изъятом обрезе потожировых отложений Давыдова И.С при наличии совокупности других доказательств по делу, не исключает причастность осужденного Давыдова И.С. к совершенному преступлению.

В ходе предварительного расследования Горелик А.Г. и Моисеенко СВ. по фотографии опознали И как лицо, которое 19 мая 2013 года находилось в кафе « », где шел разговор о распределении сфер влияния (т. 12 л.д. 86-92, т. 13 л.д. 117-123).

То обстоятельство, что осужденные Зайцев СВ., Давыдов И.С Моисеенко С В . и Горелик А.Г. накануне убийства встречались с потерпевшими, которые прибыли в г. области с целью установления контроля и получения дохода от местных предпринимателей подтвердили в судебном заседании свидетели под псевдонимами и« ».

Эксперт - криминалист в своем заключении от 29 апреля 2014 года не исключил возможность образования огнестрельных ранений у ИР Ц при тех обстоятельствах, на которые ссылались осужденные Зайцев СВ., Давыдов И.С, Моисеенко С В . в ходе дачи признательных показаний (т.23, л.д. 127-167).

Оснований ставить под сомнение достоверность содержащихся в экспертном заключении выводов не имеется, поскольку экспертиза проведена лицом, обладающим большим опытом экспертной работы имеющим высшую квалификационную категорию по специальности «Судебно-медицинская экспертиза», с применением существующих методик в строгом соответствии с уголовно - процессуальным законом.

Судебная коллегия признает несостоятельными доводы апелляционных жалоб стороны защиты о неполноте экспертного заключения от 29 апреля 2014 года на том основании, что содержащиеся в нем выводы носят вероятностный характер.

Действительно выводы, содержащиеся в экспертном заключении от 29 апреля 2014 года, носят вероятностный характер, однако это не свидетельствует о неполноте заключения, которую, по мнению защиты можно восполнить проведением ситуационной экспертизы. В своем заключении эксперт прямо указал, что вероятностный характер выводов обусловлен тем, что осужденные при проверке показаний на месте, не смогли указать конкретных сведений о своем взаиморасположении и взаиморасположении потерпевших в момент производства выстрелов, а также конкретных сведений о расстоянии между ними и потерпевшими во время производства выстрелов.

То обстоятельство, что проживавший в г области потерпевший И во второй половине мая 2013 года убыл в г. , подтвердили И Д - брат и сожительница потерпевшего.

Факт убытия Ц в мае 2013 года из в г.

области подтвердил свидетель С

Потерпевший Р подтвердил то обстоятельство, что накануне преступления в кафе « » была встреча, а ночью 21 мая 2013 года, когда он и другие потерпевшие возвращались в дом № по ул г. , раздались выстрелы, в результате которых он получил ранение в бедро и был доставлен в больницу, а И скончался.

Потерпевший Ц в судебном заседании отрицал получение огнестрельного ранения, однако в ходе предварительного расследования показал, что когда вместе с другими потерпевшими подходил к подъезду дома № по ул. г. области, услышал выстрелы и почувствовал боль в области ног, живота и ладони левой руки.

Свидетель Ф мама потерпевшего Ц подтвердила то обстоятельство, что в Ц в г.

области стреляли, повредили ноги, кисть руки и об этом ей стало известно от сына.

Суд обоснованно признал показания Ц на предварительном следствии правдивыми, а показания, данные в суде отверг и свое решение в приговоре мотивировал.

Доводы апелляционных жалоб о том, что судом первой инстанции не установлен мотив убийства, являются несостоятельными, поскольку мотивом убийства явился конфликт между осужденными и потерпевшими за распределение сфер влияния в г. области при занятии криминальным бизнесом, что нашло отражение в приговоре суда.

Свидетель З брат осужденного Зайцева СВ., показал, что 17 или 18 мая 2013 года ему стало известно, что в г области приехала группа людей, обладающих авторитетом в криминальных кругах, с целью вымогать деньги за покровительство. Утром 21 мая 2013 года от брата ему стало известно, что указанная группа хотела получить прибыль и от их бизнеса, а поэтому брат вместе с Давыдовым И.С, Моисеенко С В . и Гореликом А.Г. из обрезов ружей произвел выстрелы в потерпевших.

То обстоятельство, что перед 21 мая 2013 года в кафе состоялась встреча между потерпевшими и осужденными, на которой присутствовали и другие лица, проживающие в г. показали свидетели Г Ш Х а также свидетели под псевдонимами « » и« ».

Свидетели Г и И находившиеся ночью 21 мая 2013 года вместе с потерпевшими, подтвердили, что ночью перед вооруженным нападением, недалеко от дома № по ул. г видели автомобиль Г марки « », государственный номерной знак который вызвал подозрение тем, что двигатель автомобиля работал, а фары были потушены.

Свидетели Г Г С П Л Т Ф проживающие в доме по ул. г. подтвердили, что ночью 21 мая 2013 года во дворе дома слышали выстрелы, каковых было от трех до шести.

Содержащееся в апелляционной жалобе осужденного Горелика А.Г утверждение о том, что свидетель Т после выстрелов во дворе дома № по ул. г. видела не просто мужчину, а мужчину «кавказской» национальности, материалами уголовного дела не подтверждается.

Из показаний свидетеля Ю следует, что ночью 21 мая 2013 года, проходя по двору дома № по ул. г области, услышала со стороны подъезда № около пяти хлопков, а затем увидела 3 мужчин, выбежавших из-за кустов, расположенных у подъезда №

Вопреки доводам апелляционных жалоб, представленное стороной защиты заключение специалиста Б о невозможности образования следов, обнаруженных на дроби с места происшествия и изъятой из трупа И при производстве выстрела из изъятого у Давыдова И.С обреза, судом первой инстанции исследовалось и получило оценку в приговоре.

Получило в приговоре оценку и представленное стороной защиты заключение специалиста К от 25 мая 2015 года о выполнении Давыдовым И.С явки с повинной в необычном психофизиологическом состоянии, а также заключение специалиста от 2 октября 2015 года, в котором высказывается возможность причинения потерпевшим телесных повреждений при иных обстоятельствах.

Судебная коллегия согласна с той оценкой, которая судом первой инстанции дана в приговоре указанным выше заключениям.

Выводы суда о виновности Зайцева С В . в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Е и в вымогательстве денежных средств у Р совершенном группой лиц по предварительному сговору подтверждаются признательными показаниями осужденного Зайцева СВ. на предварительном следствии об умышленном причинении вреда здоровью Е показаниями осужденного Манжосова М.В., потерпевших Е Р свидетелей Е Е К К Ч Ш З Р Р Р И,

Ш И свидетелей под псевдонимами «»,

« », Ш протоколом осмотра места происшествия, протоколом опознания, заключением судебно-медицинского эксперта, свидетельствами о государственной регистрации прав на недвижимое имущество, выписками из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей, копиями договоров с охранным предприятием, справками охранного предприятия, справками операторов сотовой связи, детализацией телефонных соединений и другими доказательствами, подробный анализ которых содержится в приговоре.

Как следует из заключения судебно-медицинского эксперта от 16 апреля 2007 года у Е имело место огнестрельное слепое дробовое ранение мягких тканей нижней трети правого бедра и коленного сустава сквозное огнестрельное дробовое ранение верхней трети, средней трети левой голени с повреждением обеих костей, магистральных сосудов голени сопровождавшееся кровопотерей и шоком и повлекшее ампутацию левой голени от уровня коленного сустава. Указанные повреждения относятся к категории тяжкого вреда здоровью (т.23, л.д. 63-65).

При осмотре места происшествия - территории кафе расположенного на выезде из г. на км. автомобильной дороги,

на снегу обнаружены пятна бурого цвета, похожие на кровь (т. 15 л.д. 200-202).

Потерпевший Е подтвердил, что выстрел в его ногу был произведен во дворе кафе « », однако стрелявшего он не видел.

Свидетель И показал, что на территории кафе « » между Зайцевым С В . и Е возник конфликт, и когда потерпевший ударил З по лицу, тот взял из автомобиля охотничье ружье и выстрелил в ногу Е

Аналогичные показания даны свидетелем Х и свидетелем под псевдонимом « ».

Свидетель Ш показал, что после конфликта, возникшего на территории кафе « », З и Е помирились и со слов осужденного ему известно, что тот выплатил денежную компенсацию, а также оплатил протез, лечение и реабилитацию,

Из показаний свидетеля З следует, что в марте 2007 года она работала барменом в кафе « » и была очевидцем того, как ранее незнакомый ей мужчина на прилегающей к кафе территории приставлял ствол ружья к голове лежавшего на земле Е из ног которого обильно шла кровь.

З по фотографии опознала Зайцева С В . как лицо приставлявшее ствол ружья к голове Е (т. 16 л.д. 87-91).

Оснований ставить под сомнение показания свидетеля З,

о чем просит осужденный Зайцев С В . в своей апелляционной жалобе не имеется, поскольку показания данного свидетеля полностью согласуются с другими доказательствами по делу.

Сам осужденный в судебном заседании отрицал свою причастность к совершению преступления в отношении Е однако в ходе предварительного расследования на допросе в качестве подозреваемого с участием защитника показал, что в ходе драки с Е на территории, прилегающей к кафе « », из ружья произвел выстрел в область ноги Е При этом утверждал, что ружье было помповое.

Что касается вымогательства, совершенного в отношении Р,

то в судебном заседании и на предварительном следствии Зайцев СВ отрицал причастность к совершению данного преступления. Не оспаривая встречу с Р настаивал на том, что встреча состоялась по инициативе потерпевшего.

Осужденный Манжосов М.В. показал, что действительно получал от Р ежемесячно по 5000 рублей, а после сдачи в аренду второго здания по 10000 рублей, однако указанные выше суммы потерпевший ему платил за охрану магазинов.

Вместе с тем потерпевший Р давал последовательные показания о том, что, опасаясь угроз об уничтожении имущества, 27 числа каждого месяца, начиная с сентября 2009 года, платил Зайцеву С В . через Манжосова М.В., который действовал от имени Зайцева СВ., вначале по 5000 рублей, а с 27 августа 2012 года по 10000 рублей. После возбуждения уголовного дела Зайцев С В . требовал от него изменить показания.

Об имевших место угрозах со стороны Зайцева С В . и Манжосова М.В., с целью получения ежемесячных платежей, показали свидетели Р Р Р которым потерпевший подробно рассказывал о совершаемом вымогательстве.

Свидетель И М показали, что от Р им известно о вымогательстве денег осужденными Зайцевым С В . и Манжосовым М.В.

Находящиеся в уголовном деле свидетельства о регистрации права собственности подтверждают принадлежность нежилых помещений Р (т. 17 л.д. 10-12, 19-20).

Копиями договоров на оказание услуг подтверждается то обстоятельство, что охрану помещений, принадлежащих потерпевшему Р осуществляло ООО ЧОО « » (т. 17, л.д. 132- 138, т. 18 л.д. 150-156).

Из справки указанного выше охранного предприятия следует, что осужденный Манжосов М.В. в период с 2009 по 2012 годы в ООО ЧОО « » не работал (т. 17 л.д. 140).

Выводы суда о виновности Зайцева С В . в совершении вымогательства подтверждаются и детализацией телефонных переговоров (т. 13 л.д. 113-117).

Доводы апелляционной жалобы осужденного Зайцева С В . о том, что в уголовном деле отсутствует совокупность доказательств, подтверждающих его виновность в вымогательстве денежных средств, являются несостоятельными и опровергаются приведенными выше доказательствами.

Суд первой инстанции обоснованно, с приведением мотивов принятого решения, оставил в силе постановление Центрального районного суда г. Челябинска от 8 апреля 2014 года, которым в обеспечение исковых требований наложен арест на автомобиль « ».

Описательно-мотивировочная часть приговора противоречий не содержит, свидетели защиты судом первой инстанции допрошены показания свидетелей изложены и оценены в приговоре в соответствии с требованиями ст. 307 УПК РФ.

Что касается показаний свидетелей под псевдонимами « » и « », то судом дана надлежащая оценка показаниям и данных свидетелей, которые допрошены в судебном заседании с соблюдением требований уголовно - процессуального закона.

Оглашение в судебном заседаний показаний свидетелей, в том числе свидетелей З Ш Ф Г данных в ходе предварительного расследования, проведено в строгом соответствии с требованиями ст. 281 УПК РФ.

Совокупность приведенных выше доказательств позволила суду сделать обоснованный вывод о виновности Зайцева СВ., Давыдова И.С Моисеенко СВ., Горелика А.Г. и дать их действиям правильную правовую оценку, квалифицировав действия Зайцева С В . и Давыдова И.С. по п. «ж ч.2 ст. 105 УК РФ как убийство И совершенное группой лиц по предварительному сговору, и по ч.З ст. 30, п.п. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ как покушение на убийство Р иЦ совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Об умысле, направленном на лишение жизни, свидетельствует то обстоятельство, что в процессе убийства и покушения на убийство применялось огнестрельное оружие и выстрелы производились неоднократно, прицельно, в жизненно важные органы.

Правильно квалифицированы действия Моисеенко С В . в отношении И по ч.5 ст. 33, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ как пособничество путем устранения препятствий в убийстве И совершенном группой лиц по предварительному сговору, и по ч.5 ст. 33, ч.З ст. 30, п.п. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ как пособничество путем устранения препятствий в покушении на убийство Р и Ц группой лиц по предварительному сговору.

Действия Горелика А.Г. в отношении И правильно квалифицированы по ч.5 ст. 33, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ как пособничество в убийстве путем содействия заранее обещанным сокрытием преступников устранением препятствий, предоставлением средств, орудий убийства совершенного группой лиц по предварительному сговору.

Доводы апелляционных жалоб о том, что Горелик А.Г. не причастен к преступлениям, поскольку не мог наблюдать за обстановкой, находясь на ул.

г. , тогда как убийство и покушение на убийство совершено во дворе дома № по ул. г. , являются несостоятельными.

Из исследованных в судебном заседании материалов уголовного дела следует, что ул. примыкает к ул. и осужденный Горелик А.Г. находясь на ул. г. имел реальную возможность контролировать обстановку и при необходимости информировать соучастников в случае возникновения неблагоприятной для них ситуации.

Право Горелика А.Г. на защиту не нарушено, так как по п. «е» ч.2 ст. 105 УК РФ, на который указывает в своей апелляционной жалобе адвокат Попов Д.П., осужденный Горелик А.Г. виновным не признан.

Не вызывает у Судебной коллегии сомнений правильность квалификации действий Горелика А.Г. в отношении Р и Ц по ч.5 ст. 33, ч.З ст. 30, п.п. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ как пособничество в покушении на убийство путем содействия заранее обещанным сокрытием преступников, устранением препятствий предоставлением средств, орудий убийства, совершенного группой лиц по предварительному сговору.

Умышленные действия, направленные на лишение жизни Р.

и Ц осужденным не удалось довести до конца по независящим от них обстоятельствам, поскольку потерпевшим, несмотря на причиненные им телесные повреждения, удалось с места происшествия скрыться.

Предварительный сговор между осужденными на совершение преступлений в отношении Ильина А.С, Румянцева А.С, Царькова Н.А вопреки доводам апелляционных жалоб, нашел свое подтверждение в судебном заседании.

Действия Зайцева С В . и Давыдова И.С. правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 222 УК РФ как незаконное хранение, ношение оружия, а действия Давыдова И.С. и как незаконное приобретение оружия.

Судебная коллегия признает несостоятельными содержащиеся в апелляционных жалобах утверждения о возможности совершения преступлений в отношении И Р Ц другими лицами.

Анализ приведенных в приговоре доказательств свидетельствует о правильности квалификации действий Зайцева С В . по ч.1 ст. 111 УК РФ в связи с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью Е и по п. «а» ч.2 ст. 163 УК РФ в связи с вымогательством денежных средств у Р совершенном группой лиц по предварительному сговору.

Согласно имеющимся в материалах уголовного дела протоколам Зайцев С В . был задержан 12 июня 2013 года в 23 часа 30 минут, Давыдов И.С. 13 июня 2013 года в 01 час 30 минут, Горелик А.Г. 13 июня 2013 года в 01 час 55 минут, Моисеенко С В . 13 июня 2013 года в 02 часа 05 минут. С момента задержания все осужденные были обеспечены защитниками, что подтверждается находящимися в деле ордерами (т. 10 л.д. 152-153, т. 11 л.д. 166-167, т. 13 л.д. 1-2, т. 14 л.д. 1-2,).

При таких обстоятельствах нарушений права на защиту, на что имеется ссылка в апелляционных жалобах, в ходе предварительного следствия не допущено.

Несмотря на задержание осужденных Давыдова И.С, Моисеенко СВ Горелика А.Г. в ночь с 12 на 13 июня 2013 года, суд при зачете в срок отбывания наказания времени содержания под стражей, исчислил срок содержания под стражей с 12 июня 2013 года.

Доводы осужденного Горелика А.Г. о причинении ему после задержания телесных повреждений материалами уголовного дела не подтверждаются.

В отношении осужденных Зайцева СВ., Давыдова И.С, Моисеенко СВ. и Горелика А.Г. в ходе предварительного расследования проведены амбулаторные судебные психолого-психиатрические экспертизы, из заключений которых следует, что осужденные каким-либо хроническим психическим расстройством, слабоумием, временным психическим расстройством, иным болезненным состоянием психики, лишающим их способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, не страдают и не страдали в момент совершения инкриминируемых им деяний, а поэтому могли в момент инкриминируемых им деяний и могут в настоящее время осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими (т.20 л.д. 13-16, 39-42, 63-66, 87-90).

В соответствии с указанными выше экспертными заключениями, суд обоснованно признал Зайцева СВ., Давыдова И.С, Моисеенко С.А Горелика А.Г. вменяемыми.

Наказание осужденным назначено справедливое, в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ, соразмерно содеянному, с учетом характера степени общественной опасности совершенных преступлений, личности виновных, всех обстоятельств по делу, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей.

При назначении наказания осужденным Моисеенко С В . и Горелику А.Г. судом в полной мере учтены те обстоятельства, на которые ссылается адвокат Зайцев О.А. и осужденный Горелик А.Г. в своих апелляционных жалобах.

Суд не нашел оснований для назначения осужденным наказания с применением ст. 64 УК РФ, а также для изменения категории преступлений на менее тяжкие в соответствии с ч.б ст. 15 УК РФ и свое решение в приговоре мотивировал.

Вид исправительного учреждения Зайцеву СВ., Давыдову И.С Моисеенко СВ., Горелику А.Г. назначен правильно.

Гражданский иск потерпевшего Р судом разрешен правильно.

Нарушений уголовно - процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, судом при рассмотрении уголовного дела не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389 ,389 , 389" УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Челябинского областного суда от 28 декабря 2015 года в отношении Зайцева С В Давыдова И С Моисеенко С В Горелика А Г оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 180 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта