Информация

Решение Верховного суда: Определение N 56-О13-31СП от 04.12.2013 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №56-013-31 сп

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 4 д е к а б р я 2 0 1 3 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Боровикова В.П.,

судей Фетисова СМ. и Ситникова Ю.В.

при секретаре Малаховой Е.И.

рассмотрев в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобы осужденных Каримова М.А., Горшкова О.В. и Кочетова К.В. на приговор Приморского краевого суда с участием присяжных заседателей от 25 декабря 2006 года, которым:

Каримов М А

судимый 23 ноября 1998 года по ст. 167 ч.2, 222 ч.1, 103, 102

пп.«д, и», 15 - 102 пп.«д, з, и», 40 УК РСФСР к 14 годам лишения

свободы, освобожден условно - досрочно 19 февраля 2002 года с

неотбытым сроком 4 года 4 месяца 8 дней,

- осужден:

по ст.ЗЗ ч.З - ст. 105 ч.2 п.«з» УК РФ к пожизненному лишению свободы,

по ст.ЗЗ ч.З - ст. 162 ч.4 п.«в» УК РФ к 13 годам лишения свободы,

по ст.222 ч.1 УК РФ к 3 годам лишения свободы;

в соответствии со ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний - к пожизненному лишению свободы.

В соответствии со ст.79, 70 УК РФ условно - досрочное освобождение отменено, по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору суда от 23 ноября 1998 года и окончательно определено - пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима.

Горшков О В

не судимый

- осужден к лишению свободы:

по ст.ЗЗ ч.5 - ст. 105 ч.2 п.«з» УК РФ - на 17 лет,

по ст.ЗЗ ч.5 - ст.!62 ч.4 п.«в» УК РФ - на 12 лет.

В соответствии со ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кочетов К В

не судимый

- осужден к лишению свободы:

по ст. 105 ч.2 п.«з» УК РФ - на 15 лет,

по ст. 162 ч.4 п.«в» УК РФ - на 10 лет,

по ст.222 ч. 1 УК РФ - на 2 год.

В соответствии со ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Фетисова СМ., выступления осужденных Каримова М.А., Горшкова О.В. и Кочетова К.В., адвокатов Желдоченко Н.Г Реброва Н.И. и Кротовой СВ., просивших отменить приговор по доводам изложенным в кассационных жалобах, прокурора Полеводова СП. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей от 22 декабря 2006 года приговором суда признаны виновными и осуждены:

Каримов М.А. - за незаконное приобретение, хранение и ношение огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, незаконную передачу огнестрельного оружия и боеприпаса,

- соучастие в виде организации и руководства совершением убийства сопряженного с разбоем,

- соучастие в виде организации и руководства совершением разбоя с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей;

Горшков О.В. - за соучастие в виде пособничества, содействия преступлению предоставлением информации, в совершении убийства сопряженного с разбоем,

- соучастие в виде пособничества, содействия преступлению предоставлением информации, в совершении разбоя с применением насилия опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей;

Кочетов К.В. - за незаконное приобретение и ношение огнестрельного оружия и боеприпаса,

убийство, сопряженное с разбоем, разбой с применением насилия опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Судом установлено, что преступления совершены в апреле 2006 года в городе края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный Каримов М.А., считая незаконным и несправедливым просит приговор в его отношении отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. Ссылаясь на свои показания, Каримов отрицает свою вину и сговор на совершение разбоя и убийство, которые не организовывал считает, что виновность его не доказана. Судом нарушены положения ст. 15 УПК РФ, состязательность и равноправие сторон, право на защиту представление доказательств. Он ссылается на нарушения закона допущенные судьей, которая была необъективна и прерывала его. Состав коллегии присяжных заседателей был незаконным, поскольку заседатели В и Б ранее в качестве народных заседателей осуждали его к смертной казни. При вынесении вердикта в совещательной комнате присутствовал запасной присяжный заседатель Ф что нарушает ч.2 ст.341 УПК РФ. Об этом свидетельствует указание в протоколе судебного заседания об удалении присяжных заседателей, то есть всех, в совещательную комнату, их возвращение. В удовлетворении его заявления об отводе адвоката Цоя СП., с которым были различные позиции, отказано незаконно, поскольку суд не выяснил причину недоверия, лишив его права на защиту и квалифицированную юридическую помощь. Адвокат не заявил ходатайство об исследовании оправдывающего доказательства - заключения эксперта №267-МК, подтверждающего показания Кочетова К.В. об умысле на разбойное нападение и случайном выстреле. Кроме того, адвокат не заявил ходатайство об исключении недопустимого доказательства протокола осмотра письма К сыну Кочетову К.В., поскольку без судебного решения и надлежащего оформления было нарушено право Кочетова на тайну переписки. О ненадлежащей работе адвоката свидетельствует то, что тот не заявлял возражения на действия председательствующего, не подал кассационную жалобу в защиту осужденного. Его алиби проверено не было - свидетель С не был вызван отказано в вызове для допроса работника милиции Л Демонстрация присяжным заседателям оружия, не использованного в разбойном нападении, была незаконной. Признательные показания Горшкова, оглашенные в судебном заседании, являются недопустимыми доказательствами. Не учтены показания Горшкова о принуждении его к даче этих показаний, а также показания Кочетова и свидетеля К о его - Каримова, невиновности. Доказательств его причастности к убийству не имелось. В приговоре вердикт не обоснован. Показания Кочетова, принятые судом во внимание, являются домыслом. В действиях Кочетова имеется эксцесс исполнителя. Согласно ходатайству свидетеля В (т.4 л.д.373) она дала ложные показания в отношении его и Горшкова. Эксперт Г был допрошен в судебном заседании с нарушениями ст.271, 282 УПК РФ, его показания являются недопустимыми доказательствами поскольку не были указаны в обвинительном заключении, в связи с чем не были известны обвиняемым. В нарушение принципа состязательности со сторонами не обсуждалась возможность допроса эксперта. Решение о допросе эксперта судьей не принималось. Заключение эксперта №854/18 в присутствии эксперта не оглашалось. В присутствии присяжных государственный обвинитель и потерпевший Г указали о его судимости и розыске. Государственный обвините ечи сослалась на доказательства, отсутствующие в деле, не разъяснила присяжным ст.51 Конституции, которой он воспользовался, прерывала его речь в прениях сторон. В своей речи обвинитель скрыла наличие заключения судебно медицинского эксперта №267-МК, по его мнению, оправдывающего Кочетова и его. Было нарушено его право высказать замечания по предлагаемым присяжным вопросам и поставить новые вопросы. При постановке вопросов перед присяжными заседателями нарушены ст.339, 338 УПК РФ - под №5 судья объединил вопрос о доказанности его вины в организации и убийства и разбойного нападения. При постановке вопросов перед присяжными заседателями суд не учел показания Кочетова о случайности выстрела и отсутствии намерения на убийство потерпевшей утверждение Каримова и Горшкова о непричастности к убийству и не

поставил вопрос о доказанности совершения Кочетовым

непредумышленного убийства. В вопросе №5 не указано место, где якобы он распределял роли, вследствие чего вердиктом присяжных заседателей оно не установлено, что нарушает ст.307 УПК РФ. Уголовный закон применен

неправильно - квалификация его действий по ст.ЗЗ ч.З - ст. 105 ч.2 п. «з» УК

РФ ошибочна, не соответствует вердикту. Признак совершения преступления

«из корыстных побуждений» вменен излишне, т.к. он осужден за убийство сопряженное с разбоем, что предусматривает корыстный мотив. В нарушение ст. 304 УПК РФ в приговоре отсутствуют сведения о государственном обвинителе Горенко В. А., участвовавшей в судебном заседании и поддерживавшей государственное обвинение, которой не была предоставлена возможность участвовать в прениях. Приговор суда является несправедливым, наказание в виде пожизненного лишения свободы ему назначено слишком суровое. Решение суда об этом не мотивировано Каримов утверждает о незаконном его задержании, состоявшемся ранее даты официального оформления документов об этом. Судья не дала ему возможности выяснить эти вопросы в судебном заседании, что не отражено в протоколе судебного заседания, который не соответствует действительности Приводит свои замечания на протокол судебного заседания. Указывает, что постановлением от 5 марта 2007г. (т.4 л.д.321-322) его замечания на протокол судебного заседания отклонены неправильно. Предварительное слушание по делу не проводилось, поэтому постановление по итогам предварительного слушания является незаконным.

осужденный Кочетов К.В. указывает на невиновность в организованном убийстве потерпевшей. Он считает, что приговор постановлен с нарушениями конституционных прав и свобод подсудимых уголовно-процессуального закона, повлекшими вынесение незаконного вердикта, и неправильным применением уголовного закона. Назначенное наказание является суровым, не соответствующим смягчающим обстоятельствам и положительным характеристикам. Просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение Осужденный отрицает совершение хищения, ссылаясь на то, что у него ничего не изъято. Утверждает, что выстрел в потерпевшую произвел от неожиданности, предварительной договоренности об этом не было. Ее ранение произошло случайно, когда она набросилась на него, в результате чего произошел неконтролируемый выстрел. Эти обстоятельства подтверждаются заключением эксперта №267-МК (т.2 л.д. 190-193). Повторяет доводы Каримова о незаконности показаний в суде эксперта Г Ссылается на то, то защитник Попов Д.А. свои обязанности не выполнял - не заявил ходатайство об исследовании оправдывающего доказательства - заключения эксперта №267-МК, чем нарушил право на защиту и квалифицированную юридическую помощь. Просит кассационную жалобу от 9 января 2007г. (т.4 л.д.249-250) не рассматривать, указывая на то что он ее не писал и не подавал. Протокол его допроса от 6 октября 2006г. (т.З л.д.77) следователем сфальсифицирован. Повторяет доводы Каримова о незаконности постановления по итогам предварительного слушания и вердикта.

- осужденный Горшков О.В., ссылаясь на свою невиновность, просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение. В обоснование он указывает, что при рассмотрении дела судом допущены нарушения прав подсудимых и уголовно-процессуального закона. Обстоятельства дела исследованы неполно. Следственные действия органов прокуратуры после его задержания 22 апреля 2007г., в том числе его допрос 26 апреля 2007г. в качестве подозреваемого производились под давлением органов следствия, поэтому показания являются незаконными и недопустимыми. Права, предусмотренные ст.46 УПК РФ, ему не разъяснялись. Его доводы о принуждении к даче признательных показаний и причинении тяжкого вреда здоровью были проверены с нарушением закона без судебно - медицинской экспертизы, в проведении которой было отказано незаконно. Свидетели М и Ш дали в суде ложные показания Предоставленная обвинением справка из ИВС г является фиктивной Не исследован медицинский журнал ИВС от 27 апреля 2006г. о его обращениях за медицинской помощью в связи с телесными повреждениями Осужденный приводит доказательства по делу, которые анализирует и указывает, что в приговоре им не дана надлежащая оценка Председательствующий судья его прерывал, в том числе на последнем слове В напутственном слове председательствующий не указал на оправдывающие его доказательства - его показания в суде. В суде нарушены положения ч.8 ст.335 УПК РФ. Государственный обвинитель отрицательно охарактеризовала его в присутствии присяжных заседателей. Ему не дали возможности высказаться по вопросам присяжным заседателям и внести свои предложения. Горшков О.В. просит признать показания свидетеля В в судебном заседании недопустимыми, поскольку она оговорила Горшкова и Каримова, о чем имеется ее заявление (т.4 л.д.373). Он указывает также, что вердикт был вынесен незаконным составом суда - 13 присяжными заседателями, в совещательной комнате также находился запасной присяжный заседатель. Судом не выполнены требования ст.285 УПК РФ - не был оглашен протокол осмотра места происшествия подтверждающий его невиновность. Право на ознакомление с протоколом судебного заседания ему не разъяснялось. В нарушение п.8 ст.259 УПК РФ им была выдана копия протокола. Протокол судебного заседания изготовлен с нарушением закона, не соответствует действительности. Показания потерпевшего Г о том, что сделка по купле - продаже дома, в

котором Горшк т, происходила в день преступления 22 апреля

2007 года, являются ложными и опровергаются копией свидетельства о

регистрации сделки, приложенной к жалобе. Осужденный ссылается на

лишение его надлежащей юридической помощи, считает, что адвокат Протас

А.И. не осуществляла должным образом его защиту - не истребовала

сведения о его семье, здоровье его и жены. Считает назначенное наказание

несправедливым, просит учесть состояние его здоровья, а также инвалидность 3 группы пожизненно у его супруги В Кроме того, осужденный Горшков О.В. ссылается на то, что предварительное слушание по делу в Приморском краевом суде 17 ноября 2006 года проходило без его участия. Сообщение СИЗО гор. от 26 сентября 2013г. №25/СИ/2/4-16682 и ведомость о том, что он вывозился в предварительное слушание, являются фиктивными.

Осужденный Каримов М.А. в возражениях на кассационную жалобу Кочетова К.В. отрицает изложенные в ней обстоятельства совершения преступления.

В возражениях государственный обвинитель Телегина Е.Н. и потерпевшая Л просят оставить кассационные жалобы без удовлетворения.

Кроме того, от свидетеля В в суд кассационной инстанции поступило ходатайство с просьбой не учитывать ее показания в суде, в которых она оговорила осужденных Горшкова О.В. и Каримова М.А.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Процессуальные особенности и юридические последствия рассмотрения дела с участием присяжных заседателей, предусмотренные УПК РФ, обвиняемым разъяснялись.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями ст.328 УПК РФ. Данных о том, что в коллегию присяжных заседателей вошли лица, которые в силу ст.З Федерального закона «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» не могли быть присяжными, из материалов дела не усматривается.

Обстоятельств, препятствующих участию М в осуществлении правосудия, несмотря на имеющуюся у нее в то время инвалидность 2 группы по общему заболеванию, не имелось.

По делу отсутствуют основания утверждать, что она скрыла от участников процесса сведения о своей инвалидности, что лишило их права на заявление отвода, поскольку кандидатам в присяжные заседатели был задан вопрос о наличии среди них лиц, не способных по состоянию здоровья исполнять обязанности присяжного заседателя, на который М не ответила, исходя из своего личного самочувствия.

Стороны не ставили перед кандидатами в присяжные заседатели вопрос о наличии среди них инвалидов.

Суждение адвоката Желдоченко Н.Г. о неспособности М в связи с инвалидностью исполнять обязанности присяжного заседателя является произвольным.

Согласно выписке из приговора от 17 января 1994 года в отношении Каримова М.А. в составе суда участвовали народные заседатели В.

иБ а не В иБ отобранные в состав коллегии присяжных заседателей, как об этом утверждает в кассационной жалобе осужденный.

В связи с изложенным доводы осужденных и адвоката Желдоченко Н.Г. о незаконности состава коллегии присяжных заседателей не могут быть признаны состоятельными.

В соответствии со ст.334 УПК РФ в ходе судебного разбирательства уголовного дела присяжные заседатели разрешают только те вопросы которые предусмотрены пунктами 1, 2 и 4 ч.1 ст.299 УПК РФ и сформулированы в вопросном листе. В случае признания подсудимого виновным присяжные заседатели также указывают в соответствии со ст.339 УПК РФ, заслуживает ли подсудимый снисхождения. Иные вопросы разрешаются без присяжных заседателей председательствующим единолично.

В соответствии с ч.2 ст.З79 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, являются основания, предусмотренные пунктами 2-4 части первой этой статьи. Согласно ч.1 ст.339 УПК РФ вопросы о доказанности или недоказанности инкриминированных подсудимому деяний относятся к компетенции присяжных заседателей.

В силу ч.4 ст.347 УПК РФ сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями. С учетом названных положений закона основанный на вердикте присяжных заседателей вывод суда первой инстанции о виновности или невиновности подсудимого в инкриминированных ему деяниях не может быть поставлен под сомнение и судом кассационной инстанции.

Поэтому доводы кассационных жалоб осужденных о недоказанности их вины в совершении преступлений и отдельных обстоятельств содеянного в том числе относительно сговора, умысла, случайности выстрела в потерпевшую, хищения, оценки доказательств с точки зрения их достоверности, в частности показаний потерпевшего Г и

свидетеля В и достаточности доказательств для осуждения не могут быть предметом проверки в суде кассационной инстанции.

По этим же основаниям не могут быть приняты во внимание и доводы

осужденного Горшкова об отсутствии в приговоре оценки доказательств.

Содержащиеся в приговоре выводы об обстоятельствах дела, в том числе о предварительном сговоре осужденных, совершении ими разбойного нападения с целью хищения имущества Г независимо от того, похитили ли они это имущество, а также о производстве Кочетовым прицельного выстрела в потерпевшую с целью лишения ее жизни соответствуют обстоятельствам, вердиктом коллегии присяжных заседателей признанным доказанными, а потому их оспаривание противоречит требованиям закона об обязательности вердикта (ст.ст.347, 348 УПК РФ).

Вердикт коллегии присяжных заседателей основан на доказательствах признанных допустимыми и непосредственно исследованных в судебном заседании.

Данных о том, что в судебном заседании исследовались недопустимые доказательства, или сторонам было незаконно отказано в представлении доказательств, подлежащих исследованию с участием присяжных заседателей, не установлено.

В соответствии с пп.81 и 88 Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, утвержденных приказом Министра юстиции Российской Федерации от 14 октября 2005 г. №189 отправление и получение подозреваемыми и обвиняемыми телеграмм и писем осуществляется через администрацию СИЗО. Письма, содержащие какие-либо сведения по уголовному делу, адресату не отправляются подозреваемым и обвиняемым не вручаются и передаются лицу или органу, в производстве которых находится уголовное дело.

Письмо К адресованное сыну, на основании постановления о выемке изъято у сотрудника милиции Ш (т.1 л.д.226-227, 228-229, 230). Протокол осмотра письма соответствует положениям ст. 176, 177 и 180 УПК РФ (т.1 л.д.216-218). Поэтому утверждения Каримова о незаконности доказательств - письма К.

сыну Кочетову К.В. в связи с нарушением тайны переписки, а также недопустимости протокола его осмотра не могут быть признаны обоснованными.

У суда не имелось оснований для признания недопустимым доказательством показаний эксперта Г Возражений против его допроса стороны не заявили, эксперт был допрошен в судебном заседании в соответствии с положениями ст.282 УПК РФ. Те обстоятельства, что заключение эксперта Г №854/18 до его допроса не оглашалось,

а его показания отсутствуют в обвинительном заключении, не нарушили

право обвиняемых на защиту. По окончанию допроса, в котором сторона

защиты принимала участие, ходатайств о необходимости подготовки к

дополнительным вопросам эксперту, в том числе от подсудимых, заявлено не

поступило.

Согласно ст. 379 УПК РФ неполнота судебного следствия основанием для отмены приговора суда не является.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, в том числе гарантированного законом права сторон предъявлять доказательства в подтверждение своей позиции, по делу не допущено.

Осмотр в судебном заседании оружия, незаконное приобретение хранение и передача которого вменялось Каримову, не противоречит требованиям ст.ст. 334, 335 УПК РФ, поскольку эти вещественные доказательства относятся к установлению доказанности вмененного подсудимому обвинения, что входит в компетенцию присяжных заседателей.

Протокол осмотра места происшествия, вопреки доводам Горшкова, в судебном заседании исследовался без каких - либо изъятий (т.4 л.д.64).

Как следует из протокола, в судебном заседании 21 декабря 2006г Каримов заявил, что в услугах адвоката он не нуждается, свою защиту будет осуществлять сам. О недоверии и расхождении с адвокатом в позициях подсудимый не указывал.

Препятствий для участия адвоката Цоя СП. в осуществлении защиты интересов подсудимого Каримова, предусмотренных ст. 72 УПК РФ, по делу не усматривается.

Поэтому в удовлетворении заявленного подсудимым Каримовым отказа от адвоката Цоя С В . суд отказал обоснованно, в соответствии с ч.2 ст.52 УПК РФ (т.4 л.д.87).

Кочетов и Горшков возражений против участия в судебном заседании назначенных им защитников не имели.

Оснований утверждать о ненадлежащей и непрофессиональной работе адвокатов Цоя СП., Попова Д.А. и Протас А.И., как о том заявляют осужденные, не имеется. Обстоятельств, свидетельствующих о действиях указанных защитников вопреки законным интересам обвиняемых, не установлено. Адвокаты активно участвовали в судебном заседании, в том числе исследуя доказательства. Свою профессиональную деятельность по защите интересов обвиняемых они выполняли в соответствии с УПК РФ Законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодексом профессиональной этики адвоката и позициями Каримова, Кочетова и Горшкова, данных о расхождении которых с мнением адвокатов по делу не усматривается. Не свидетельствуют о невыполнении адвокатами своих обязанностей и те обстоятельства, что они не заявили ходатайства об исследовании заключения эксперта №267-МК, в отношении которого отсутствуют основания утверждать, что оно оправдывает осужденных по предъявленному обвинению.

Не может быть признан обоснованным и довод Каримова о том, что адвокат не заявлял возражения на действия председательствующего поскольку последний, как видно из протокола, поводов к тому не подавал.

Как следует из материалов дела, ходатайств о необходимости оказания ему юридической помощи для подготовки к кассационному обжалованию приговора по окончанию судебного разбирательства в первой инстанции, а также жалоб на отказ адвоката в этом Каримов в суд не заявлял.

Поэтому, исходя из положений п.З ч.4 ст.6 Федерального закона РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 года №63-Ф3 и пп.1, 2 ч.1 ст.9 Кодекса профессиональной этики адвоката, запрещающих адвокату занимать по делу позицию вопреки воле доверителя и действовать вопреки его законным интересам, ссылки Каримова на бездействие адвоката Цой СП. нельзя признать обоснованными.

С учетом изложенных обстоятельств доводы осужденных о лишении их юридической помощи и нарушении права на защиту не могут быть признаны состоятельными.

Сведения о том, что потерпевший сообщил присяжным заседателям информацию, которая не должна была быть доведена до их сведения, как об этом утверждает Каримов, в протоколе судебного заседания отсутствуют.

В судебном заседании 21 декабря 2006 года государственный обвинитель довела до сведения присяжных заседателей информацию о том что Каримов находился в розыске.

Однако, в соответствии с требованиями закона, председательствующий судья остановил государственного обвинителя и разъяснил присяжным заседателям о том, что указанную информацию при вынесении вердикта они не должны принимать во внимание (т.4 л.д.89).

Аналогичное разъяснение было дано в напутственном слове председательствующего (т.4 л.д. 113).

При таких обстоятельствах не имеется оснований для утверждения о том, что данная информация могла повлиять на объективность присяжных заседателей и содержание их ответов на поставленные в вердикте вопросы.

Из протокола судебного заседания видно, что председательствующий судья прерывал не только сторону обвинения, но и сторону защиты в тех случаях, когда затрагивались вопросы, не подлежащие обсуждению в присутствии присяжных заседателей в силу их компетенции, установленной законом.

Вопреки доводам жалобы, подсудимым Каримовым ходатайства о вызове и допросе свидетеля С работника милиции Л не заявлялись (т.4 л.д.90).

Доводы осужденных Каримова и Горшкова о незаконном воздействии и принуждении последнего в ходе предварительного следствия к даче признательных показаний в судебном заседании тщательно проверялись и отклонены.

Постановление суда от 19 декабря 2006г. об отклонении ходатайства стороны защиты о признании показаний Горшкова недопустимыми доказательствами является убедительным и мотивированным, законность его сомнений у коллегии не вызывает.

Согласно протоколу Горшкову были разъяснены права предусмотренные ст.46 УПК РФ, в том числе право давать показания либо отказаться от них. Он был предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний. Каких - либо замечаний ходатайств, указаний на нарушение его прав обвиняемый и его защитник не заявили, удостоверив правильность сведений, изложенных в протоколе (т.З л.д.93-97).

При поступлении в ИВС, где 28 апреля 2006г. был осмотрен, Горшков не заявлял о физическом воздействии в его отношении что видно из выписки из журнала медицинских осмотров (т.4 л.д.24).

Эти обстоятельства Горшков подтвердил в судебном заседании, указав что ко времени осмотра у него все зажило, а также, что 26 апреля 2006 года он был допрошен в присутствии адвоката и каких-либо заявлений о принуждении к даче показаний не делал (т.4 л.д.76-77).

При таких обстоятельствах ссылки осужденных на недопустимость показаний Горшкова и необоснованность отказа в проведении Горшкову судебно - медицинской экспертизы, фиктивность выписки из журнала медицинских осмотров ИВС и ложность показаний свидетелей М иШ признаются несостоятельными.

Данных о фальсификации протокола допроса Кочетова от 6 октября 2006г. (т.З л.д.74-78), как об этом он утверждает в жалобе, в материалах дела не имеется. В суде первой инстанции осужденный об этом также не заявлял указав, что подтверждает свои показания полностью (т.4 л.д.81).

Нарушений уголовно - процессуального закона, влекущих отмену приговора, в том числе ст.307 УПК РФ и права на защиту, по делу не допущено.

Содержащиеся в жалобах утверждения о том, что государственный обвинитель отрицательно характеризовала подсудимых и ссылалась в прениях на отсутствующие в деле доказательства, опровергаются протоколом судебного заседания, в котором такие сведения не содержатся.

Доводы осужденного Каримова М.А. о том, что его речь в прениях была прервана государственным обвинителем, не подтверждаются протоколом судебного заседания (т.4 л.д.97-98).

Поскольку подсудимый Горшков в последнем слове стал излагать обстоятельства, не относящиеся к вопросам, входящим в компетенцию присяжных заседателей, председательствующий правильно, в соответствии с требованиями ч.2 ст.293 УПК РФ, его остановил.

Доводы осужденных Каримова и Горшкова о нарушении их прав предусмотренных ст. 338 ч.2 УПК РФ, нельзя признать состоятельными. Как видно из протокола судебного заседания, после оглашения вопросов подлежащих разрешению присяжными заседателями, судья передал их в письменном виде и обратился к сторонам с вопросом о наличии у них поправок и дополнений. Замечаний к вопросному листу, стороны, в том числе осужденные, не заявили (т.4 л.д.98).

Как видно из протокола судебного заседания, государственным обвинителем после вступительного слова был предложен порядок исследования доказательств: допрос свидетелей обвинения, потерпевших исследование письменных материалов дела и осмотр вещественных доказательств, против которого сторона защиты не возражала, после чего с учетом единого мнения сторон председательствующий судья постановил об исследовании доказательств в порядке, предложенном обвинителем (т.4 л.д.55-56). В связи с этим утверждение адвоката Желдоченко Н.Г. в суде кассационной инстанции о незаконности представления коллегии присяжных доказательств не может быть принято во внимание, поскольку противоречит материалам дела. Все представленные сторонами доказательства исследованы в полном объеме. Председательствующий судья создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. При этом сторона защиты, в том числе подсудимые, активно пользовалась правами предоставленными законом, в том числе исследуя доказательства и участвуя в разрешении процессуальных вопросов. Заявленные сторонами ходатайства были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Основанные на законе мнения и возражения стороны защиты судом

принимались во внимание.

Поэтому доводы осужденных и адвоката Желдоченко Н.Г. о

нарушении в судебном заседании принципа состязательности сторон,

необъективности и небеспристрастности суда нельзя признать

состоятельными.

Прения сторон проведены в соответствии с положениями ст.З36 УПК РФ, в пределах, определяемых вопросами, составляющими компетенцию присяжных, с учетом запрета сторонам ссылаться в обоснование своей позиции на доказательства, которые в установленном порядке признаны недопустимыми или не исследовались в судебном заседании. Поэтому ссылки Каримова на то, что государственный обвинитель ввела присяжных заседателей в заблуждение, не могут быть признаны состоятельными.

Вопросный лист сформулирован судьей в соответствии с положениями статей 338 и 339 УПК РФ, с учетом предъявленного подсудимым обвинения результатов судебного следствия и прений сторон.

Доводы осужденных о том, что в вопросах не учтены утверждения Кочетова о случайности выстрела и отсутствии у него намерения на убийство потерпевшей, Каримова и Горшкова о непричастности к нападению и убийству противоречат содержанию вопросного листа.

Вопросы поставлены в понятных присяжным заседателям формулировках. Предусмотренная законом процедура постановки вопросов подлежащих разрешению присяжными заседателями, судьей соблюдена.

С учетом идеальной совокупности преступлений - организации разбойного нападения и убийства при этом, в совершении которых обвиняется Каримов, постановка вопроса №5 о доказанности совершения им этих деяний не противоречит положениям ст.338 УПК РФ.

Отсутствие в вопросе №5 указания на место распределения Каримовым ролей не ставит под сомнение законность вынесенного присяжными заседателями вердикта.

Напутственное слово судьи соответствует требованиям ст.340 УПК РФ В нем отражено, наряду с другими доказательствами, краткое содержание показаний Горшкова О.В., данных им в судебном заседании (т.4 л.д. 107), что опровергает соответствующий довод кассационной жалобы осужденного Кроме того, разъясняя правила оценки доказательств, председательствующий судья обратил внимание присяжных заседателей на то, что отказ подсудимого от дачи показаний не является доказательством его вины, а является реализацией его конституционного права (т.4 л.д. 113).

Вопреки доводам Каримова М.А., на государственного обвинителя такая обязанность законом не возложена.

Вопреки утверждению стороны защиты, данных о том, что при вынесении вердикта в совещательной комнате присутствовал запасной присяжный заседатель Ф в протоколе судебного заседания не содержится. Не свидетельствует об этом и указание на то, что присяжные заседатели удалялись на совещание.

Вердикт присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым Квалификация действий осужденных соответствует вердикту.

Вопреки доводам жалобы осужденного Каримова, при обсуждении последствий обвинительного вердикта им не выяснялись вопросы даты задержания его по подозрению в совершении преступления по данному делу (т.4 л.д.99-100). Начало исчисления срока наказания Каримову определено в соответствии с имеющимися в деле документами о его задержании 8 июня 2006 года (т.2 л.д.226).

Обвинительный приговор в отношении осужденных постановлен на основании вердикта присяжных заседателей, в соответствии с требованиями ст.З04, 348, 350, 351 УПК РФ. Обстоятельства совершения осужденными преступлений, изложенные в приговоре, соответствуют вердикту, который в силу ст.348 ч.2 УПК РФ обязателен для председательствующего. К обстоятельствам дела, как они установлены вердиктом коллегии присяжных заседателей, уголовный закон применен правильно, действия осужденных квалифицированы по указанным в приговоре признакам верно.

Те факты, что государственный обвинитель Горенко В.А присутствовавшая в судебном заседании при его открытии, не участвовала в судебных прениях и не указана в приговоре, не свидетельствуют о его незаконности, поскольку государственное обвинение в течение всего судебного разбирательства поддерживала прокурор Телегина Е.Н.

Согласно сообщению СИЗО гор. от 26 сентября 2013г. №25/СИ/2/4-16682 является неверной информация о том, что Горшков О.В. 17 ноября 2006 года не вывозился в Приморский краевой суд. Из копии суточной ведомости учета лиц, временно выбывших из следственного изолятора, заверенной гербовой печатью ФКУ СИЗО , видно, что Каримов М.А., Горшков О.В. и Кочетов К.В. 17 ноября 2006 года вывозились в Приморский краевой суд (т.7 л.д. 106-108).

Изложенные сведения сомнений у коллегии не вызывают, так как согласно ордерам защитников - адвокатов Протас А.И., Цоя СП., Попова Д.А., а также представителя потерпевшего Г - адвоката Ковзан Ю.Ю., и протоколу судебного заседания 17 ноября 2006 года состоялось предварительное слушание, в ходе которого подсудимые Каримов М.А Горшков О.В. и Кочетов К.В. поддержали свои ходатайства о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей (т.З л.д.261-268).

Кроме того, никто из осужденных, а также их защитники ранее не заявляли о том, что предварительное слушание по делу не проводилось Замечания на протокол судебного заседания предварительного слушания подсудимыми не подавались.

С учетом изложенного не имеется оснований для признания незаконным постановления суда о назначении судебного заседания с участием присяжных заседателей и продления срока содержания подсудимых под стражей, копию которого они получили (т.З л.д.275-277) и не обжаловали, в связи с чем коллегией признаются несостоятельными доводы осужденных о том, что 17 ноября 2006 года они не вывозились в предварительное слушание в Приморский краевой суд и фиктивности представленных следственным изолятором гор. документов по запросу суда.

Протокол судебного заседания соответствует требованиям ст.259 УПК РФ. В нем отражен ход судебного заседания, действия и показания участников судопроизводства, заявленные ходатайства и результаты их разрешения. В соответствии со ст.259 УПК РФ участнику судебного разбирательства может быть вручена копия протокола судебного заседания.

Право на ознакомление с протоколом судебного заседания подсудимым разъяснялось, как и право на подачу замечаний на него. С протоколом судебного разбирательства осужденные Каримов и Горшков ознакомились. Замечания осужденных Каримова и Горшкова на протокол судебного заседания рассмотрены судом в установленном ст.260 УПК РФ порядке с приведением соответствующих мотивов. Поэтому не являются состоятельными доводы осужденных о том, что протокол имеет неточности является неполным, и неправильности отклонения замечаний.

Наказание осужденным назначено справедливое, в соответствии с законом, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных деяний, целей, указанных в ч.2 ст.43 УК РФ, данных о личности виновных и конкретных обстоятельств дела, с обоснованием принятого решения. При назначении наказания Кочетову с применением правил, предусмотренных ст. 62 УК РФ, обстоятельства, смягчающие наказание и указанные в его кассационной жалобе, были учтены. С учетом судимости Каримова М.А. за убийства и покушение на убийство, данными о его личности суд пришел обоснованному выводу о его исключительной опасности для общества и необходимости назначения наказания в виде пожизненного лишения свободы. Оснований для смягчения наказания осужденным коллегия не усматривает.

Вместе с тем, исходя из положений ст.78 УК РФ Судебная коллегия считает необходимым в связи с истечением срока давности освободить Каримова М.А. и Кочетова К.В. от назначенного им наказания по ч.1 ст.222 УК РФ, поскольку эти преступления совершены осужденными в апреле 2006 года, относятся они к преступлениям средней тяжести, срок давности по которым составляет 6 лет.

Учитывая изложенное и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор Приморского краевого суда от 25 декабря 2006 года в отношении Каримова М А и Кочетова К В изменить - освободить их от назначенного по ч.1 ст.222 УК РФ наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования на основании п.З ч.1 ст.24 УПК РФ.

Каримову М А в соответствии с ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ЗЗ ч.З - ст. 105 ч.2 п.«з» УК РФ и ст.ЗЗ ч.З - ст. 162 ч.4 п.«в» УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить - пожизненное лишение свободы.

В соответствии со ст.70 УК РФ по совокупности приговоров частично присоединить неотбытую часть наказания по приговору от 23 ноября 1998 года и окончательно назначить - пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима.

Кочетову К В в соответствии с ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ и п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить - 15 (пятнадцать) лет 6 (шесть) лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном этот приговор в отношении Каримова М.А., Кочетова К.В., а также Горшкова О В оставить без изменения, их кассационные жалобы - без удовлетворения Председательствующий

!

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 180 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта