Информация

Решение Верховного суда: Определение N 1-АПУ15-15 от 30.06.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

^

КОПИЯ!

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

4, Дело № 1-АПУ15-15

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г.Москва 3 0 июня 2015 г.

# Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской

Федерации в составе:

председательствующего Сабурова Д.Э.,

судей Кочиной И.Г., Таратуты И.В.,

с участием:

государственного обвинителя - прокурора Федченко Ю.А.,

осужденного Мамалата А.Ю.,

защитников - адвокатов Журавлева М.Л., Коростелевой Л.С.,

потерпевшей К

при секретаре Барченковой М.А.,

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным

жалобам осужденного Мамалата А.Ю., адвокатов Журавлева М.Л. и

Коростелевой Л.С. на приговор Архангельского областного суда от 12 марта

С,. 2015 года, которым

Мамалат А Ю , родившийся года в г.

не судимый,

осужден:

по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ к лишению свободы сроком на 8 лет 6

месяцев;

по п.п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 14 лет с

^ ограничением свободы на 1 год,

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний - к 16 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением перечисленных в приговоре ограничений и обязанностей.

Приговором разрешены гражданские иски и взыскано с осужденного:

в пользу К в возмещение имущественного вреда руб коп., руб. в счет компенсации морального вреда;

в пользу К и К в возмещение морального вреда по руб. каждой.

Взыскание по искам обращено на автомашину, принадлежащую осужденному.

Решен вопрос о вещественных доказательствах и процессуальных издержках.

Заслушав доклад судьи Кочиной И.Г., выступления осужденного Мамалата А.Ю., адвокатов Журавлева М.Л. и Коростелевой Л.С поддержавших доводы апелляционных жалоб, прокурора Федченко Ю.А. и потерпевшей К возражавших против удовлетворения апелляционных жалоб и изменения приговора, Судебная коллегия

установила:

приговором суда Мамалат А.Ю. осужден:

- за разбой в крупном размере с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего К

- за убийство К сопряженное с разбоем.

Преступления совершены 16 марта 2014 года в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Осужденный, не оспаривая свою причастность к смерти К в ходе предварительного следствия и в судебном заседании утверждал, что причинил ему смертельные ножевые ранения в состоянии необходимой обороны, защищаясь от нападения потерпевшего, в том числе от удушения отрицал наличие корыстного мотива своих действий и факт хищения имущества, принадлежащего потерпевшему.

В апелляционной жалобе от 24 марта и дополнениях к ней от 8, 14, 20 апреля, 4, 20 и 26 мая 2015 г. осужденный просит отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение ввиду его незаконности.

Считает предположением суда, что он специально увез потерпевшего в безлюдное место, выражает несогласие с тем, что напал на потерпевшего сзади поскольку эксперт не высказывается о таком механизме причинения телесных повреждений.

Осужденный утверждает, что, нанося удары ножом К он действовал в пределах необходимой обороны, защищаясь от нападения потерпевшего, который превосходил его физически, стал душить. В связи с неожиданностью нападения у него не было времени оценить момент окончания посягательства.

О том, что он не нападал на К и не планировал его убийство, по мнению автора жалобы, свидетельствует то, что нож ему не принадлежит он не прятал труп, не уничтожал улики, не мыл автомобиль, а через 2 дня сам явился в правоохранительные органы и рассказал о своей причастности к смерти К

В свою очередь, о факте нападения на него со стороны К свидетельствует наличие на нем телесных повреждений, установленных заключением эксперта. При этом осужденный поясняет, что отсутствие в выводах эксперта указания на повреждения в области шеи, свидетельствует лишь о том, что шея им не осматривалась. Образцы его крови не обнаружили на месте происшествия и не изъяли ввиду небрежно проведенного осмотра. При проведении исследований эксперты, по его мнению, использовали не все имеющиеся у них возможности для ответов на вопросы следователя, вследствие чего на отщепах с калитки с места происшествия не смоги выявить групповую принадлежность крови.

При этом указывает, что дополнительный осмотр места происшествия проведен с участием специалиста-криминалиста С - родного брата настроенного против него свидетеля С а в первичном осмотре принимал участие сын данного свидетеля - С

Вместе с тем, при имеющихся нарушениях, свидетельствующих о том что предварительное и судебное следствие велись с обвинительным уклоном суд незаконно отказал ему в удовлетворении почти всех ходатайств, а именно:

- в исследовании крови на покрышках, которыми был прикрыт труп;

- в проведении нового более тщательного исследования на предмет установления групповой принадлежности крови в отщепах с досок калитки;

- повторной биологической экспертизы на предмет наличия крови и происхождения крови на ноже ввиду неполноты первоначального исследования;

- в запросе сведений о непринятых звонках, поскольку тем самым он мог бы доказать, что потерпевший уезжая домой, сам первый позвонил ему из поезда, а он только ответил на пропущенный вызов.

По мнению автора жалобы, суд необоснованно признал недопустимыми заключение психолого-психиатрической экспертизы и показания эксперта

С в ходе допроса которой суд задавал вопросы обвинительного

характера, неправомерно не принял во внимание его эмоциональное состояние в момент нанесения ножевых ранений К и незаконно отказал в назначении повторной психолого-психиатрической экспертизы.

Считает, что судья, рассматривавший дело, был предубежден в наличии у него корыстной заинтересованности в убийстве К поскольку при решении вопроса о мере пресечения высказал об этом свое мнение.

Указывает, что объявление о продаже не принадлежащей ему автомашины разместил в надежде, что после звонка покупателя сможет договориться с владельцем машины об условиях ее продажи.

О том, что он не имел умысла на хищение, по его мнению свидетельствует и то обстоятельство, что он открыто возил К на машине, посещал с ним помещения, где есть видеокамеры, размещал его в гостинице, а после смерти не обыскивал, не взял себе ни телефонов, ни сумки не обыскивал труп, о чем свидетельствует наличие денег в кармане потерпевшего.

Мамалат А.Ю. отрицает, что находился в тяжелой материальной ситуации, считает, что его материальное положение суд не изучил надлежащим способом, не учел, что он содержал детей, супругу, оплачивал кредиты необоснованно не приобщил к делу данные, подтверждающие его высокий доход, только потому, что этот доход был неофициальным, а также не опросил его клиентов, незаконно отвел его вопрос эксперту С о размере доходов экспертов, хотя ответ на вопрос мог иметь значение для дела, так как ему вменяется корыстное преступление.

По мнению Мамалата А.Ю. приговор основан на противоречивых показаниях К в том числе о стоимости похищенного. При этом осужденный считает, что не получили должной оценки суда имеющие значение для пояснения ее показания о том, что К с кем-то еще разговаривал по поводу покупки машины, показания свидетеля М о том, что на месте происшествия (на покрышках, на калитке и у дровенника) имеются следы крови, о том, что Т рассказала ей о наличии у него на лице кровоподтека и раны на руке, что, по его мнению, исключает факт самопричинения телесных повреждений, а также показания свидетелей Н Т Г С М М .иД Ж .

В выводах суда не отражено, по каким причинам суд отверг одни показания свидетелей и принял за основу другие.

По мнению автора жалобы, содержание показаний свидетелей Н К , Ш П И иГ , приведенных в приговоре, не соответствует протоколу судебного заседания.

Осужденный считает, что его процессуальные права были нарушены тем что в прениях суд перебивал сторону защиты, и не дал ему высказаться в последнем слове.

Адвокат Журавлев выражает несогласие с приговором суда, считает, что в действиях подзащитного имела место необходимая оборона от нападения К

Указывает, что дело рассматривалось с обвинительным уклоном, который выразился в том, что при вынесении постановления по итогам предварительного слушания суд сослался на показания свидетеля С которые не исследовались, и с которым у Мамалата А.Ю сложились неприязненные отношения.

Считает, что в ходе рассмотрения дела не получил своего подтверждения корыстный мотив преступления.

Судом, по его мнению, необоснованно было отвергнуто заключение эксперта С которая первоначально склонялась к тому, что Мамалат А.Ю. находился в состоянии аффекта в момент нанесения ножевых ранений потерпевшему.

Указывает на некачественное заключение эксперта, производившего исследование смывов с ножа.

Адвокат Коростелева Л.С. просит приговор отменить с направлением дела на новое рассмотрение ввиду его незаконности.

В апелляционной жалобе и дополнении и к ней адвокат указывает, что выводы суда о виновности Мамалата А.Ю. в убийстве основаны на предположениях, а в действиях ее подзащитного имеется лишь необходимая оборона от нападения К о чем, по ее мнению, свидетельствуют следующие обстоятельства: нож ее подзащитному не принадлежит; не установлено, что Мамалат А.Ю. напал на К а не наоборот наличие у осужденного телесных повреждений при недоказанности факта их самопричинения Мамалатом А.Ю..

По мнению адвоката, суд в приговоре необоснованно сослался на показания эксперта П о том, что кровь Мамалата должна была остаться на ноже, если бы этим ножом были причинены ему ранения поскольку не учел при этом, что в ее компетенцию не входит вопрос механизма образования следов.

Далее адвокат приводит те же доводы, что и Мамалат А.Ю. в своих жалобах, которые, по его мнению, свидетельствуют об отсутствии у него корыстного мотива, в частности то, что сумку, которая была оставлена К в машине, Мамалат А.Ю. не забирал, а выкинул вместе с телефонами. Также как и подзащитный считает, что судом не изучено его материальное положение.

Адвокат указывает, что в основу приговора положены недопустимые доказательства: протокол осмотра места происшествия, в котором принимал участие эксперт-криминалист С экспертизу по делу проводила П свекровь его сестры, а свидетелем по делу являлся его отец С которого суд вызвал для допроса по своей инициативе.

Считает, что, признав недопустимым заключение эксперта - психолога суд необоснованно отказал в назначении повторной психолого психиатрической экспертизы.

Кроме того, адвокат полагает, что суд нарушил принцип состязательности, поскольку защите не было предоставлено возможности для реализации прав, и указывает на предвзятость судьи, полагая, что еще в ходе предварительного слушания у судьи на основании показаний свидетелей М и С сформировался вывод о нуждаемости Мамалата в денежных средствах, то есть о наличии корыстного мотива для совершения преступления.

В своих возражениях государственный обвинитель Стадниченко ОС просит оставить апелляционные жалобы осужденного и адвокатов без удовлетворения, а приговор - без изменения.

В апелляционной жалобе от 13 мая 2015 г. осужденный оценивает возражения государственного обвинителя и вновь приводит доводы, которые ранее были изложены в апелляционной жалобе и дополнениях к ней.

В судебном заседании дополнительно к изложенному в апелляционных жалобах осужденный и адвокаты указали, что Мамалату А.Ю. было предоставлено недостаточно времени для подготовки к судебным прениям в суде первой инстанции, просили о применении ст. 64 УК РФ и смягчении наказания.

Проверив в апелляционном порядке материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и дополнений к ним, возражения на апелляционные жалобы, Судебная коллегия считает обжалуемый приговор законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о доказанности вины осужденного Мамалата А.Ю. в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами приведенными в приговоре, в том числе, показаниями потерпевшей К свидетелей К К Т П П П Р Ж Г иЕ Т М , М протоколами осмотра места происшествия, жилища Мамалата А.Ю автомашины , справками владельца сайта ОАО « », сведениями о наличии обязанностей по погашению кредитов, заключениями экспертиз, показаниями экспертов и другими.

Доводы осужденного о том, что в его действиях имела место необходимая оборона от нападения К суд оценил как несостоятельные и мотивы своего решения изложил в приговоре. Судебная коллегия находит данный вывод объективным, поскольку позиция осужденного опровергается исследованными доказательствами.

Так осужденный утверждает, что причинил несколько ножевых ранений потерпевшему в положении лежа на нем лицом друг к другу, при этом последний его душил. Вместе с тем, показания осужденного относительно обстоятельств нанесения ножевых ударов противоречат заключению судебно медицинской экспертизы (т.л.д.1 л.д. 5-10, 87-145), согласно которой у К обнаружено несколько ножевых ранений задней поверхности шеи, груди и головы, от которых он скончался.

Экспертом установлено, что раны грудной клетки и шеи, предплечья причинены потерпевшему, когда он располагался вертикально. Ранения задней поверхности груди не могли быть причинены при обстоятельствах и способом указанным осужденным и продемонстрированным на месте происшествия, то есть в полусидячем положении К

О том, что в момент причинения повреждений К находился в вертикальном положении свидетельствует и механизм образования следов крови на постройках (т.4 л.д.62-82, 87-145)

При таких обстоятельствах суд правильно сделал вывод о том, что смертельные ножевые ранения Мамалат А.Ю. нанес К когда тот стоял спиной к осужденному, при этом расположение раны на предплечье потерпевшего свидетельствует о том, что он защищался рукой от ножевых ударов.

Не нашло своего подтверждения и утверждение осужденного о том, что обнаруженные у него телесные повреждения получены на месте преступления.

Так, на теле Мамалата А.Ю. установлены кровоизлияние в склеру глаза ссадина на губе и левой кисти, а также резаная рана ладонной поверхности правой кисти и 4-го пальца левой кисти, но при этом не обнаружено телесных повреждений, характерных для удушья (т.4 л.д. 26-27).

Доводы осужденного о том, что шея экспертом не осматривалась поскольку он не сообщил об этом факте, прямо противоречат постановлению о назначении экспертизы, в котором указаны данные обстоятельства.

Осужденный и свидетель Т пояснили, что резаные раны на руках сильно кровоточили. Самостоятельно они не могли остановить кровь, им пришлось обратиться за медицинской помощью.

На месте происшествия Мамалат А.Ю. продемонстрировал, что наносил ножевые ранения К правой раненой рукой, держа в ней нож.

При таких обстоятельствах следы крови Мамалата А.В., несомненно должны были остаться на ноже и в автомобиле, на котором он возвращался домой с места преступления, однако, из протоколов осмотра места происшествия, автомобиля и заключения судебно- медицинской экспертизы вещественных ножа следует, что крови Мамалата А.Ю. нет ни на одном из этих объектов (т.1 л.д. 141-150, т.4 л.д. 41-43, 48-50).

Таким образом, суд правомерно признал несоответствующей фактическим обстоятельствам дела версию осужденного о нападении на него К и пришел к заключению, что телесные повреждения получены Мамалатом А.Ю. не на месте и не во время преступления, а после его совершения.

Показания свидетеля Т не опровергают данный вывод суда, как это полагает осужденный, поскольку она не являлась очевидцем преступления, а лишь констатировала факт наличия у Мамалата А.Ю. телесных повреждений на момент его возвращения домой.

Доводы осужденного о том, что следы его крови с места происшествия не изъяли ввиду небрежно проведенных осмотров, не соответствуют материалам дела.

Так осмотры места происшествия проводились трижды. Первый осмотр проводился с участием Мамалата А.Ю., который показал место преступления и место нахождения трупа. Будучи ознакомленным с протоколом, Мамалат А.Ю замечаний на него не принес, хотя имел возможность указать участникам осмотра на детали, которые считает значимыми и приводит в качестве доводов в апелляционной жалобе. С места осмотра изъяты следы крови, обнаруженные в сугробе и труп (т.1 л.д. 102-119).

Ввиду того, что первоначальный осмотр проводился ночью, в дневное время этот же следователь с участием специалиста выехал на место происшествия с целью изъятия образцов для исследований. Согласно протоколу вновь был осмотрен как весь дачный участок, на котором произошло убийство, так и непосредственно место, где был обнаружен труп. С места происшествия были изъяты орудие преступления - нож и отщепы с калитки ведущей на дачный участок, на которых имелись помарки бурого цвета (т.1 л.д.120-129).

В ходе третьего осмотра участка были изъяты фрагменты двери и стены сарайки со следами бурого вещества (т.1 л.д. 131-139).

Все три осмотра проведены в соответствии с требованиями ст.ст. 176,177,178, 180 УПК РФ. Таким образом, нет оснований утверждать, что остались без внимания следователя детали, которые бы могли иметь значение для уголовного дела.

Не ставит под сомнение допустимость первого и третьего протоколов факт участия в осмотре в качестве специалистов С иС,

приходящихся друг другу родственниками, поскольку процессуальных препятствий, предусмотренных ч.2 ст.70 УК РФ для участия в первом осмотре С не имелось, а в ходе третьего осмотра от 11.09.2014 г. (т.1 л.д. 130-139), когда изымались фрагменты дверей и стены на дачном участке со следами крови, роль специалиста С сводилась лишь к фотофиксации, в то время как непосредственно осмотр места происшествия обнаружение, письменное закрепление, изъятие и обеспечение сохранности изъятых образцов было произведено следователем Х а основная улика - нож был изъят во время второго осмотра, в котором специалисты С не участвовали.

Нельзя согласиться и с доводами жалоб относительно неполноты исследования орудия преступления - ножа, отщепов с калитки и необъективности выводов эксперта П имеющей -летний опыт работы в своей области и первую квалификационную категорию, согласно выводам которой, на ноже следов крови Мамалата А.Ю. не обнаружено (т.4 л.д. 41-43).

Выполненное П заключение является научно обоснованным аргументированным и содержит ответы на поставленные вопросы, в том числе объяснение причин, по которым не удалось определить принадлежность крови на отщепах с калитки с места происшествия. Свои выводы эксперт подтвердила и разъяснила в судебном заседании.

При условии, что орудие преступления тщательно осматривалось, а с рукоятки ножа брался соскоб крови и производились ее смывы с обеих сторон нет оснований полагать, что кровь осужденного осталась незамеченной или, как он полагает, вся затекла во внутренние полости ножа. На данный вопрос осужденного экспертом дан убедительный ответ о том, что внутри ножа крови не обнаружено.

Вопреки утверждениям стороны защиты, отвечая на вопросы участников процесса эксперт П за пределы своей компетенции не вышла, а дала разъяснение по вопросам, связанным с объектом исследования.

Таким образом, заключение эксперта П относительно ножа и отщепов с калитки не вызывает сомнений, а доводы стороны защиты сводятся к несогласию с выводами эксперта, поскольку они не подтверждают позицию осужденного.

Наличие у эксперта П свойственных отношений с С (сваты) не является основанием для ее отвода и не влечет за собой признания оспариваемого заключения недопустимым доказательством поскольку заинтересованности П в исходе дела не установлено.

Решая вопрос о допустимости данного доказательства, суд правильно учел и то, что экспертиза была окончена гораздо раньше, чем допрошен в качестве свидетеля С а также то, что допрос свидетеля, как работодателя, сводился к получению характеризующих данных и информации о размере дохода Мамалата А.Ю..

Таким образом, Судебная коллегия приходит к выводу, что суд дал объективную оценку исследованным протоколам осмотра места происшествия и вышеуказанному заключению судебно-медицинской экспертизы как допустимым и правомерно положил их в основу приговора, поскольку они в совокупности с другими доказательствами позволили установить фактические обстоятельства дела, согласно которым суд правильно пришел к выводу об отсутствии нападения на Мамалата А.Ю. со стороны К и доказанности вины Мамалата А.Ю. в убийстве потерпевшего.

Утверждение стороны защиты о том, что невыявление принадлежности крови на отщепах с калитки, непроведение повторных экспертиз и экспертизы покрышек, которыми был прикрыт труп, и о наличии крови на которых показывала свидетель М экспертизы волокон и отказ в запросе информации о несостоявшихся телефонных соединениях с К привел к вынесению незаконного судебного решения, является несостоятельным, поскольку исследованных судом доказательств, в их совокупности, достаточно для принятия решения по делу.

Доводы осужденного о невиновности вследствие того, что не установлена принадлежность ему ножа, что он не прятал труп и не уничтожал улики, сам добровольно явился с полицию, не соответствуют действительности. Напротив в ходе судебного следствия доказано, что для совершения преступлений Мамалат А.Ю. выбрал укромное место, что труп потерпевшего спрятал завалив покрышками, нож выбросил, что следует из протокола осмотра места происшествия, а свою одежду осужденный постирал, как об этом пояснила Т - тем самым избавился от улик, а в полицию его вызвали в связи с подозрением в совершении преступления. При этом неустановление принадлежности ножа не влияет на доказанность вины Мамалата А.Ю. в совершении убийства.

Не смотря на утверждение осужденного и адвокатов о том, что он не имел заинтересованности в убийстве, корыстный мотив преступления нашел свое подтверждение.

Так из показаний свидетеля П следует, что автомашина « », которую Мамалат А.Ю. предлагал К принадлежит ему и находится в . Между ним и Мамалатом А.Ю. разговора о продаже и перегоне автомашины в не было.

Из справок владельца сайта « » и ОАО « » следует что в объявлении о продаже данной машины, которое дал Мамалат А.Ю изменен год выпуска на более поздний. Кроме того, исследованными доказательствами подтверждено, что номер телефона, указанный в объявлении зарегистрирован на другое лицо и был активизирован только перед подачей объявления.

Как следует из показаний потерпевшей К Мамалат А.Ю. два дня возил К по городу, обещая показать машину, которой не было в наличии, а 15 марта пообещал передать запасные колеса к « » на даче , которых, как подтверждается показаниями хозяйки дачного участка М там не было. В наличии имелись лишь шины от автомашины , принадлежащей Мамалату А.Ю., которые, как пояснила эксперт С не подходят для автомобиля « ».

При таких обстоятельствах суд сделал обоснованный вывод о том Мамалат А.Ю. не имел намерения продавать К автомашину указанную в объявлении, а решил завладеть его денежными средствами приготовленными для покупки машины, путем нападения на него и убийства.

Потерпевшая К пояснила, что К поехал в

имея с собой порядка рублей.

Согласно объявлению автомашину Мамалат А.Ю. собирался продать за

рублей.

Данные доказательства подтверждают, что умысел осужденного был направлен на хищение денег в крупном размере.

После убийства Мамалат А.Ю. взял себе два сотовых телефона, сумочку для документов и спортивную сумку, принадлежащие К

Доводы осужденного о противоречивости показаний потерпевшей К и К несостоятельны, поскольку на протяжении предварительного следствия указанные лица, со слов К давали последовательные подробные показания об обстоятельствах преступлений согласующиеся между собой и с другими доказательствами. Оценка стоимости похищенного является разумной и сомнений не вызывает.

Утверждение осужденного о том, что судом при рассмотрении дела не приняты во внимание некоторые детали показаний К и ряда свидетелей не основаны на материалах дела. Из протокола судебного заседания следует, что все представленные стороной обвинения и защиты доказательства были исследованы, каждое из доказательств оценено с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а все вместе - достаточности для принятия судебного решения. При этом суд указал основания, по которым он отверг одни доказательства и принял за основу другие.

Заявление осужденного о несоответствии протоколу судебного заседания показаний свидетелей в соответствии с правилами ст. 260 УПК РФ было рассмотрено судом первой инстанции с принятием по нему решения, которое учитывается апелляционной инстанцией.

Не смотря на то, что сторона защиты отрицает наличие у Мамалата А.Ю корыстного мотива причинения смерти К и утверждает о неисследованности материального положения осужденного, Судебная коллегия не может с этим согласиться, поскольку судом были исследованы и оценены все доказательства, относящиеся к данному вопросу.

Так на основании показаний С который являлся

осужденного, данных о размере пенсионного обеспечения осужденного, показаний родных и знакомых, информации о кредитных обязательствах Мамалата А.Ю. суд сделал объективный вывод о том, что размер его доходов не обеспечивал текущие расходы. При этом не установлено обстоятельств, которые бы могли вызвать недоверие к показаниям С не приводится их и стороной защиты, а утверждение осужденного и адвокатов о неприязненных отношениях со свидетелем является голословным.

Отказ суда в приобщении к делу проектов заключений экспертиз, актов приема оценочных работ, договоров на выполнение экспертных исследований представленных стороной защиты с целью подтверждения материального положения осужденного, обусловлен тем, что они не содержали информации об оплате труда Мамалата А.Ю.

Иных доказательств, характеризующих уровень достатка осужденного стороной защиты не представлено, с ходатайством к суду об оказании помощи в запросе документов она не обращалась.

При таких обстоятельствах не оснований утверждать, что в ходе судебного разбирательства стороне защиты не были созданы условия для реализации прав.

Таким образом, исследовав все доказательства, суд дал им объективную оценку и правильно установил фактические обстоятельства, в соответствии с которыми обоснованно пришел к выводу о виновности Мамалата А.Ю. в разбойном нападении на К и его убийстве, сопряженном с разбоем.

Действия осужденного правильно квалифицированы по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ, как разбой, совершенный с применением предмета используемого в качестве оружия, в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего К а также по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, как убийство, сопряженное с разбоем.

Оснований для переквалификации действий осужденного не имеется. Так вопреки доводам осужденного, не установлено экспертом и правомерно не признано судом совершение Мамалатом А.Ю. убийства в состоянии аффекта При этом заключение психолого-психиатрической экспертизы сомнений в допустимости и достоверности не вызывает, а позиция суда, согласно протоколу судебного заседания, в части его допроса, не содержала обвинительного уклона, как это утверждает сторона защиты. Доводы осужденного и его адвокатов о том, что заключение эксперта суд признал недопустимым не соответствуют материалам дела, поскольку такого решения судом не принималось.

Таким образом, судебная коллегия не усмотрела нарушений уголовного и уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела, которые бы могли повлиять на правильность установления фактических обстоятельств и повлечь за собой неправильную квалификацию действий.

Судебная коллегия находит безосновательными заявление стороны защиты об ограничении осужденного во времени для подготовки к выступлению в судебных прениях, поскольку, согласно протоколу судебного заседания, за исключением дней болезни Мамалат А.Ю. имел возможность готовиться к прениям 6 дней. Непосредственно перед началом прений все участники процесса, в том числе и Мамалат А.Ю., заявили о своей готовности к выступлениям. Предоставленный судом срок с учетом объема уголовного дела Судебная коллегия считает разумным и достаточным для подготовки.

Утверждение осужденного о том, что суд перебивал сторону защиты в ходе итоговых выступлений и не дал ему высказаться в последнем слове не соответствует протоколу судебного заседания, согласно которому суд в прениях сделал единственное и обоснованное замечание адвокату, который стал приводить примеры из судебной практики, не относящиеся к рассматриваемому делу, последнее слово подсудимого не прерывалось.

Доводы защиты об обвинительном суда, который, по ее мнению проявился в том, что судья по своей инициативе вызвал для допроса свидетеля С опровергаются записью в протоколе (т. 8 л.д. 103), из которого видно, что данный свидетель представлен для допроса стороной обвинения.

В апелляционных жалобах осужденный и адвокаты указывают на обвинительный уклон суда ввиду того, что стороне защиты отказано в удовлетворении ходатайств, на предубежденность судьи в наличии у Мамалата А.Ю. корыстного мотива совершения преступлений, что, по их мнению, следует из постановления о продлении срока содержания Мамалата А.Ю. под стражей. Вопреки их доводам, из текста данного судебного решения (т.7 л.д. 15 8) видно, что судья сделал ссылку на показания С и М которые указывали на нуждаемость Мамалата А.Ю. в денежных средствах, но не дал при этом оценки их показаниям и не сделал вывода относительно предъявленного обвинения. При таких обстоятельствах, и, учитывая, что по всем ходатайствам стороны защиты судом приняты обоснованные решения, Судебная коллегия находит указанные заявления несостоятельными.

Таким образом, рассмотрев доводы жалоб и проверив дело, Судебная коллегия пришла к выводу, что принципы уголовного судопроизводства нарушены не были.

С учетом заключения судебной психолого - психиатрической экспертизы и адекватного поведения осужденного, суд правильно решил, что он является вменяемым и может нести уголовную ответственность за содеянное.

Осужденному назначено справедливое наказание, исходя из санкций соответствующих статей УК РФ с соблюдением требований Общей части УК РФ, при этом в полной мере учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности осужденного, а также смягчающие наказание обстоятельства.

Суд не установил исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенных преступлений,

15

не нашел оснований для изменения категории преступлений, не усматривает их

и Судебная коллегия.

Заявленный гражданский иск разрешен судом исходя из представленных

документов, в соответствии с требованиями ГК РФ.

В соответствии с изложенным оснований для удовлетворения

апелляционных жалоб и изменения приговора не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Архангельского областного суда от 12 марта 2015 года в

отношении Мамалата А Ю оставить без изменения,

апелляционные жалобы осужденного, адвокатов Журавлева М.Л. и

Коростелевой Л.С - без удовлетворения с Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 178 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта