Информация

Решение Верховного суда: Определение N 5-АПУ16-55 от 11.10.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 5-АПУ16-55

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 11 октября 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Кулябина В.М судей: Шмотиковой С.А. и Колышницына А.С при секретаре Багаутдинове Т.Г с участием прокурора Самойлова И.В., осужденных Корначева В.А. и Ляпина А.В. в режиме видеоконференц-связи, адвокатов Копылова М.Б. и Анпилоговой Р.Н., потерпевшей З рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению прокуратуры г. Москвы, апелляционным жалобам осужденного Ляпина А.В. и адвоката Вакорева К.С. в его защиту осужденного Корначева В.А. и адвоката Копылова М.Б. на приговор Московского городского суда от 24 мая 2016 года, которым

Корначев В А ^

осужден по п.п. «а, ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы, с ограничением свободы сроком на 1 год и 6 месяцев по ч. 3 ст. 33, п.п. «а, г, ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности указанных преступлений окончательно назначено Корначеву В.А. наказание в виде пожизненного лишения свободы в исправительной колонии особого режима с ограничением свободы на срок 1 год и 6 месяцев с возложением ограничений и установлением обязанностей, предусмотренных ч. 1 ст. 53 УК РФ и указанных в приговоре.

Ляпин А В,

осужден по пп. «а, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, с ограничением свободы сроком на 6 месяцев по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года №26-ФЗ) к 3 годам лишения свободы, с ограничением свободы сроком на 1 год по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 6 годам лишения свободы по п.п. «а, г, ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности указанных преступлений Ляпину А.В. назначено окончательно наказание в виде пожизненного лишения свободы в исправительной колонии особого режима с ограничением свободы на срок 1 год и 6 месяцев с возложением ограничений и установлением обязанностей, предусмотренных ч. 1 ст. 53 УК РФ и указанных в приговоре.

Срок отбывания наказания в виде лишения свободы Корначеву В.А. и Ляпину А.В. исчисляется с 7 марта 2014 года.

Частично удовлетворены гражданские иски потерпевших З

и М Взыскано с Ляпина А.В. в счет компенсации морального вреда в пользу З иМ по 1 000 000 рублей.

Удовлетворен гражданский иск потерпевшей Л Взыскано с осужденных в ее пользу денежная компенсация морального вреда по 500000 рублей с каждого.

Иск потерпевшей Л о взыскании материального ущерба в размере 102 053 рублей оставлен без рассмотрения, за ней признано право на удовлетворение гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Шмотиковой С.А., выступления в режиме видеоконференц-связи осужденных Корначева В.А. и Ляпина А.В., адвокатов Копылова М.Б. и Анпилоговой Р.Н., поддержавших доводы жалоб, выступление прокурора Генеральной прокуратуры РФ Самойлова И.В. в поддержку апелляционного представления и полагавшего, что оснований для удовлетворения жалоб осужденных и их адвокатов не имеется, а также потерпевшей З

возражавшей против удовлетворения жалоб, Судебная коллегия

установила:

согласно приговору суда Корначев В. А. признан виновным в организации убийства Щ Ж и П заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений, а также в причинении смерти Б совершенном группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений, с квалифицирующим признаком убийство двух и более лиц.

Ляпин А.В. признан виновным и осужден за умышленное убийство группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, по найму Щ Б Ж М З

и П находившейся заведомо для виновного в состоянии беременности, за совершение кражи чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба потерпевшему, с незаконным проникновением в жилище Ж , за тайное хищение группой лиц по предварительному сговору имущества принадлежащего потерпевшему З с причинением значительного ущерба гражданину, а также за незаконное приобретение, передачу хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия, его основных частей боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, совершенные организованной группой.

Преступления совершены в период времени с начала декабря 2001 года по 27 октября 2013 года на территории г. при обстоятельствах изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные свою вину в совершении указанных преступлений признали частично.

В апелляционном представлении прокурора Баландиной Л.А ставится вопрос об изменении приговора суда в части назначения осужденным дополнительного наказания. Представление мотивируется тем что ограничение свободы в качестве дополнительного наказания: тс пожизненному лишению свободы законом не предусмотрено. В связи с чем подлежит исключению назначенное на основании ч.З ст. 69 УК РФ дополнительное наказание в виде ограничения свободы.

В апелляционной жалобе осужденный Ляпин А.В. указывает на незаконность и необоснованность приговора суда, считает, что уголовное дело было расследовано и рассмотрено судом с нарушениями требований уголовно-процессуального закона, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

В обоснование жалобы ссылается на нарушение его права на допрос свидетелей Ф иТ , к вызову которых судом не принято достаточных мер, а их показания были оглашены в судебном заседании.

В дополнениях к апелляционной жалобе указывает, что по факту убийства Щ суд не принял во внимание, что заключение экспертизы от 28.01.2002 года не соответствует его показаниям об обстоятельствах произошедшего и показаниям свидетелей С иЧ которые они давали в 2001 году, описывая приметы лица, совершившего преступление.

По эпизоду убийства П обращает внимание, что труп ее не найден, место захоронения не установлено, принадлежность останков обнаруженных в указанном им месте, не определена, ДНК не выявлена проведенные по делу генетические экспертизы не подтвердили принадлежность останков П , а результаты психофизиологического исследования не подтвердили его причастность к совершению данного преступления. Оспаривает заключение экспертизы № от 27.04.2014 года, т.к. первые объекты для ее проведения были обнаружены 13.11.2014 года.

Излагая в жалобе обстоятельства знакомства и характер отношений с Ж , утверждает, что убийство его не совершал, все произошло случайно, в ходе ссоры Ж первый выстрелил в него, после чего Д ударил потерпевшего, тот упал и больше признаков жизни не подавал, на следующий день они спрятали тело. На проникновении в квартиру Ж также настоял Д , он же и похитил вещи потерпевшего, которые впоследствии были обнаружены у Д Свои прежние признательные показания об убийстве Ж объясняет договоренностью с Д о том, что тот «берет» на себя убийство З Обращает внимание на то обстоятельство, что Д шантажировал его тем, что знал о преступлениях, в которые его вовлек С ( лицо, в отношении которого дело прекращено в связи со смертью). Не оспаривая вину в совершении убийств З иМ оспаривает показания Д об обстоятельствах их совершения и роли каждого из них.

Излагая обстоятельства убийства Б , утверждает, что о готовящемся—преступлении не знал; по просьбе Корначеваг приехал :в указанное им место встречи, видел, как Корначев разговаривает с каким-то мужчиной, а затем тот упал. Подойдя ближе, понял, что тот мертв, помог Корначеву спрятать труп. На месте преступления подобрал цепочку желтого цвета. Не согласен с решением суда о взыскании с него в качестве

компенсации морального вреда в пользу Л т.к. не виновен в

убийстве ее сына Б

Отрицает наличие сговора с Д на хищение имущества

З после его убийства, поскольку вещи потерпевшего Д забрал

не с корыстной целью, а для того, чтобы скрыть следы преступления, в том

числе исключить возможность идентифицировать личность убитого.

Не согласен с осуждением его по ст. 222 УК РФ. Ссылаясь на показания Д ,Р утверждает, что отношения к приобретению хранению оружия не имел, его приобретал Д и хранил у себя дома, где оно и было изъято. ;

Просит признать недопустимыми доказательствами протоколы его допросов от 7 и 8 марта 2014 года в качестве подозреваемого и обвиняемого а также протоколы проверки его показаний на месте, т.к. все эти следственные действия продолжались более 20 часов, что нарушает положения ст. 187 УПК РФ, в этот период времени на него оказывалось моральное и физическое давление, он подвергался пыткам, в результате которых дал признательные показания, следователем не было предоставлено возможности связаться с родственниками, в связи с чем он был лишен права на заключение соглашения с адвокатом, таким образом было нарушено его право на защиту и квалифицированную юридическую помощь. Также считает недопустимыми доказательствами протоколы, в которых зафиксировано обнаружение тел З иЖ , поскольку раскопки проводились в ночное время и без участия понятых.

Считает, что суд, назначая наказание, не учел в полной мере смягчающие обстоятельства: тяжелое положение его семьи, нахождение на иждивении малолетнего ребенка, состояние здоровья его матери, наличие ведомственных наград. Просит о назначении наказания, не связанного с пожизненным лишением свободы.

В суде апелляционной инстанции заявил о необходимости проведения в отношении него повторной судебно-психиатрической экспертизы. \

I

Адвокат осужденного Вакорев К.С. просит об изменении приговора в отношении Ляпина , ссылаясь на несправедливость и чрезмерную суровость назначенного наказания. \

Осужденный Корначев В.А. в апелляционной жалобе и дополнениях выражает несогласие с приговором суда как в части квалификации его действий, так и с назначенным наказанием. \

Считает, что его действия как организатора совершенных убийств были квалифицированы неверно," т:кт из исследованныхтвхудедоказательств по мнению осужденного, следует, что он являлся подстрекателем и I пособником в совершении преступлений. Полагает, что вывод суда об его организаторской роли противоречит установленным в суде обстоятельствам не подтверждается показаниями допрошенных свидетелей, утверждает, что познакомился с Ляпиным в конце октября 2002 года и планировать с ним убийство Щ иП не мог. Кроме того, указывает на отсутствие заинтересованности в убийстве Щ , действия С предложившего решить проблему с Щ , были самостоятельными, о I совершенном убийстве узнал утром следующего дня из газет, о привлечении к совершению преступления Ляпина ему не было известно.

Излагая свою версию убийства П , утверждает, что оно произошло по требованию С , т.к. потерпевшая узнала об обстоятельствах гибели Щ . При убийстве П он не присутствовал, со слов С ему известно, что убил ее Ляпин Утверждает, что личных причин убивать П он не имел, напротив пытался спрятать П у ее родителей. После убийства П С путем шантажа потребовал в качестве компенсации оплатить ему половину стоимости квартиры.

Отрицает наличие у него каких-либо весомых причин для убийства Ж с которым длительное время находился в приятельских отношениях. Он просил Ляпина только « настучать по голове», но не убивать потерпевшего. Анализируя доказательства, считает, что вывод суда о его роли как организатора убийства Ж , ничем не подтвержден действия Ляпина следует, по его мнению, расценивать как эксцесс исполнителя. Просит признать его невиновным в организации убийства Ж

Полагает, что суд неправильно квалифицировал его действия по факту убийства Б - по п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ как убийство двух и более лиц, т.к. им непосредственно совершено убийство одного человека, в связи с чем считает назначенное наказание за данное преступление чрезмерно суровым.

Не согласен с выводом суда о том, что он не признал вину, указывает что оспаривал лишь квалификацию действий и свою роль в совершенных преступлениях. Обращает внимание, что обвинение строилось на его признательных показаниях, в обвинительном заключении в качестве смягчающего обстоятельства указывалось на активное способствование расследованию преступления, в связи с чем считает, что суд должен был признать данное обстоятельство смягчающим. Не согласен также с вменением квалифицирующего признака - совершение убийства с использованием оружия, т.к. обвинение по ст. 222 УК РФ ему не предъявлялось, ссылаясь при этом на постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с истечением срока давности.

Просит учесть доводы жалоб, а также все смягчающие обстоятельства, ~ сведеншго его личности, положительные характеристики состояние здоровья и изменить приговор, смягчив наказание с учетом положений статьи 62 УК РФ, или отменить его и направить дело на новое судебное разбирательство.

В дополнительной апелляционной жалобе указывает на нарушения уголовно-процессуального закона при производстве предварительного расследования: осмотр трупов З иЖ проводился в нарушение требований ст. 178 УПК РФ, с постановлениями о назначении экспертиз они были ознакомлены после их проведения, опознание Ляпина свидетелем Г проводилось по фотографии, оспаривает законность его задержания и ареста. Пишет, что судом внесены изменения в приговор после его оглашения, обращает внимание на несвоевременность его вручения считает, что судья безосновательно вернул ему апелляционную жалобу по мотиву несоответствия ее закону, не указав в письме сроки для устранения недостатков, указывает, что суд ограничил его в возможности в полном объеме ознакомиться с материалами уголовного дела после его рассмотрения.

Адвокат Копылов М.Б. в интересах Корначева В.А. просит об изменении приговора в отношении осужденного и смягчении наказания указывая на его необоснованность и несправедливость.

Жалоба мотивируется тем, что обвинение в убийстве П основан лишь на предположениях, поскольку труп потерпевшей не найден, причина ее смерти и точное место захоронения не установлены, т.е. не установлена объективная сторона преступления.

Полагает, что по эпизоду убийства Ж действия Корначева подпадают под действия ст. 31 УК РФ - «добровольный отказ от преступления», а в действиях Ляпина имеется эксцесс исполнителя поскольку просьбу « постучать по голове» Ж Корначев высказывал задолго до совершения убийства потерпевшего, утверждает, что мотива для совершения данного преступления у Корначева не имелось, т.е. отсутствует субъективная сторона преступления.

Считает, что судом при квалификации действий Корначева и назначении наказания были нарушены требования Общей части Уголовного кодекса РФ, полагает, что судом необоснованно установлена в действиях Корначева совокупность преступлений, все деяния должны быть квалифицированы по одной статье - 105 УК РФ, т.е. убийство двух или более лиц вне зависимости от роли в соучастии в преступлении.

Ссылаясь на постановление следователя от 29 июля 2015 года об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Корначева по ст. 222 УК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования считает, что судом необоснованно признано отягчающим обстоятельством совершение преступления с использованием оружия и боеприпасов.

Лакже полагает, что назначенное Корначеву" наказ^н!Ге^ является чрезмерно суровым. Обращает внимание, что его подзащитный с момента задержания и до приговора признавал свою вину, таким образом активно способствовал раскрытию и расследованию преступления, изобличению других соучастников преступления, ходатайствовал о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, обращает внимание, что

назначение дополнительного наказания в виде ограничения свободы при

назначении пожизненного лишения свободы противоречит требованиям

закона.

Просит учесть, что копия приговора была вручена в нарушении ч.З

ст. 303 УПК РФ по истечении 7 суток, что не исключает возможность его

правки судьей после оглашения, обращает внимание на несвоевременность

направления копий жалоб сторонам по делу, что не позволило своевременно

представить свои возражения на жалобы.

Государственным обвинителем Баландиной Л.А. и потерпевшей

З принесены возражения на жалобы, в которых они просят

оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных

жалоб, Судебная коллегия считает, что выводы суда о доказанности вины

осужденных Корначева и Ляпина в совершении преступлений,

подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами,

которые получены с соблюдением требований уголовно-процессуального

закона, полно и подробно изложены в приговоре, согласуются между собой

по фактическим обстоятельствам, дополняют друг друга, не содержат

существенных противоречий, в связи с чем признаны судом достоверными

и взяты за основу при постановлении приговора.

Как следует из материалов дела, протокола судебного заседания,

содержания доводов апелляционных жалоб, осужденные не отрицают свою

причастность к совершенным преступления, однако по-своему излагают

обстоятельства совершенных преступлений, их мотивы и свою роль в

лишении жизни потерпевших, а Ляпин, кроме того, обстоятельства хищения

имущества потерпевших Ж иЗ и своего участия в незаконном

обороте оружия.

Несмотря на доводы осужденных и адвокатов, Судебная коллегия

приходит к выводу о том, что судом на основании совокупности

исследованных в судебном заседании доказательств правильно установлены

фактические обстоятельства совершения осужденными преступлений.

По итогам судебного следствия установлено, что в начале декабря

2001 года Корначев, являясь генеральным директором ООО « и

ООО », желая единолично распоряжаться доходами от - осуществляемой- указанными обществами^ коммерческой" деятельности,^

действуя из корыстных побуждений, принял решение об убийстве своего

партнера по бизнесу Щ С целью организации убийства он

обратился к водителю-экспедитору С, в отношении которого дело

прекращено в связи со смертью, принять участие в убийстве Щ и

подыскать непосредственного исполнителя, пообещав оказать С.

материальную помощь в приобретении квартиры, а исполнителю заплатить

2500 долларов США. Согласившись на данные условия, С. предложил своему

знакомому Ляпину принять участие в совершении преступления. Согласно

разработанному плану С. и Ляпин подыскали место возможного убийства

Щ , с телефона-автомата позвонили на указанный Корначевым номер телефона потерпевшего, под предлогом возможного заключения выгодного договора пригласили его 19 декабря 2001 года на переговоры. По прибытию к указанному месту встречи потерпевший Щ был застрелен Ляпиным из пистолета калибра 7,62мм, переданного ему С, в результате произведенных не менее 4 выстрелов в область головы, груди и живота Корначев в момент совершения убийства Щ находился в помещении офиса с целью сокрытия обстоятельств преступления и координации действий соучастников. После получения от С. информации об убийстве Щ Корначев, выполняя условия договора, передал Ляпину денежное вознаграждение в размере 2500 долларов США и подтвердил обещание С. об оказании ему финансовой помощи в приобретении квартиры.

В ходе предварительного следствия Корначевым и Ляпиным признавались данные обстоятельства совершения преступления.

Так из показаний Корначева, оглашенных в судебном заседании в соответствии со ст. 276 УПК РФ, следует, что он решил убить Щ чтобы не выполнять требования последнего о выкупе совместно приобретенных станков ( типографского оборудования) и с целью получения возможности единолично осуществлять коммерческую деятельность и распределять прибыль. Он обратился к водителю Р в отношении которого дело прекращено в связи со смертью, найти исполнителя убийства, пообещав заплатить 2500 долларов США и оказать ему финансовую помощь в приобретении квартиры, сообщил всю имеющуюся у него информацию о Щ . Р привлек к исполнению убийства Ляпина и 19 декабря 2001 года в ходе назначенной встречи Ляпин из нагана застрелил Щ , позже через водителя он передал для Ляпина обусловленную сумму денег. Пояснял, что детали преступления обговаривал с Р

Аналогичные показания в ходе предварительного следствия при допросе в качестве подозреваемого и обвиняемого 7 и 8 марта 2014 года давал Ляпин, подтверждая, что С предложил ему совершить убийство Щ за 2500 долларов США. В условленном месте возле гаражного комплекса в районе проспекта в г. он произвел не менее 2-3 выстрелов в подошедшего навстречуЩе 11з^пистолета ^т^оторьтй^ему ~переДШГ после чего убежал в сторону оврага, где его ожидал С , через 3 дня получил обещанное вознаграждение - 2500 долларов США.

Данные показания Ляпин подтвердил при проверке показаний на месте от 7 марта и 3 июня 2014 года.

Суд обоснованно критически отнесся к показаниям в судебном заседании осужденного Корначева о том, что он не предполагал, что

проблема с Щ будет решена посредством его убийства, думал, что

С разрешит все вопросы путем переговоров, об убийстве узнал

после его совершения, а также к показаниям в суде Ляпина о том, что в

Щ стрелял С

Факт совершения убийства Щ , причина смерти от огнестрельного ранения подтверждена протоколом осмотра места происшествия, заключением СМЭ, показаниями потерпевшей С.,

свидетелей К С Ч и другими доказательствами, приведенными в приговоре.

Из показаний Ч которые были оглашены в судебном заседании следует, что 19 декабря 2001 года примерно в 10 часов 30 минут в 50 метрах от автостоянки, где был убит Щ , он видел двоих мужчин.

Данные показания, а также показания на следствии Ляпина согласуются с информацией, содержащейся в протоколе допроса свидетеля С , о том, как 19.12.2001 года примерно в 10 часов 40 минут он видел, как неизвестный произвел выстрелы из пистолета в лежавшего на земле мужчину, после чего убежал в сторону оврага.

Доводы Ляпина о том, что описание Ч иС мужчины которого они видели на месте преступления, не совпадает с его внешностью не порочат показания данных свидетелей, существенных противоречий в их показаниях в части описания внешности не имеется.

Наличие у Корначева корыстного мотива для устранения Щ кроме показаний самого осужденного в ходе предварительного следствия о нежелании делить бизнес или выплачивать потерпевшему денежную компенсацию, подтверждено показаниями потерпевшей С свидетеля Г о возникших финансовых разногласиях между Корначевым и Щ , показаниями свидетеля Л о том, что утром в день убийства, торопясь на встречу, Щ рассказал о принадлежности ему части оборудования в типографии и долге перед ним Корначева в размере около 2 миллионов рублей.

Кроме того, из показаний С следует, что в день убийства ее брата, в офисе неожиданно из строя вышла компьютерная техника и была утрачена вся документация Щ , что у сотрудников фирмы вызвало подозрение в причастности Корначева к гибели Щ .

Как видно из показаний свидетеля Р , о причастности Корначева к убийству Щ ей стало известно со слов ее мужа Р муж перед своей смертью сообщил ей о письме которое она, в случае отказа Корначева от приобретения им квартиры, могла использовать для влияния на Корначева, что ею и было сделано, в обмен на письмо, Корначев принял меры к оформлению квартиры в собственность данного свидетеля.

О внесении Корначевым части денег за квартиру, приобретенную для Р после смерти ее мужа, подтвердил свидетель П , что не оспаривается самим осужденным Корначевым и также свидетельствует о его роли как заказчика и организатора убийства Щ

Обстоятельства совершения убийства П , при которых Корначев выступил также в роли организатора, а Ляпин в роли непосредственного исполнителя, подтверждаются их показаниями в ходе предварительного следствия, а также совокупностью других доказательств, анализ и оценка которых приведены в приговоре суда.

Факт исчезновения П подтвердили в суде родители потерпевшей, пояснив, что их дочь сожительствовала с Корначевым, была беременна от него, из квартиры без него никуда не выходила, меры розыска не дали положительных результатов. 1 ноября 2002 года им звонил Корначев интересовался нет ли у них дочери, а затем посоветовал посмотреть автоответчик, на котором действительно были зафиксированы входящие звонки с телефона дочери, но в ответ никто не говорил. В полиции, куда они обратились вместе с Корначевым, при даче объяснений последний очень нервничал, у него тряслись руки.

Показания Корначева в судебном заседании о том, что убийство П было совершено по настоянию Р в связи с тем, что ей стало известно об обстоятельствах убийства Щ а также показания Ляпина о том, что он по просьбе Р вместе с последним приезжал в лесополосу, копал яму якобы под мусор, т.к. собирались вновь приехать через несколько дней на это место на шашлыки, а через несколько дней приезжал с Корначевым, Р и незнакомой ему ранее девушкой на это же место, но участия в ее убийстве не принимал, т.к. ходил на автобусную остановку, а когда вернулся, ее уже не было, судом обоснованно расценены как попытка каждого из них уменьшить свою вину в совершенном преступлении.

Так, Корначев при допросе в качестве обвиняемого неоднократно давал показания о том, что принял решение убить свою любовницу П находившуюся в состоянии беременности из-за личных неприязненных отношений, к совершению убийства решил привлечь Р

и Ляпина за денежное вознаграждение с использованием имевшегося у него огнестрельного оружия- пистолета марки «ТТ», выстрел из которого должен был произвести Ляпин. Накануне убийства - 30 октября 2002 года они втроем выехали в областьтв^район^д ггде подыскали место для убийства потерпевшей. 31 октября 2002 года под предлогом совместного отдыха вместе с Р , Ляпиным и П приехали в лесной массив, где он передал пистолет Р а сам по договоренности ушел с места убийства на некоторое время, а когда вернулся, Р сообщил, что Ляпин убил П выстрелом в голову после чего он покинул место преступления. За убийство он заплатил Ляпину денежное вознаграждение.

Оснований подвергать сомнению данные показания об обстоятельствах лишения жизни потерпевшей П не имеется поскольку эти показания даны были им добровольно, в свободной форме в присутствии адвоката, после разъяснения положений ст. 51 Конституции РФ и ст. 47 УПК РФ о том, что эти показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний.

При проверке показаний на месте 8 марта и 15 мая 2014 года Корначев подтвердил обстоятельства совершения преступления, указал на лесной массив, где по его указанию было совершено убийство П , пояснял что в письме, которое ему передала Р - жена С ?:),

содержалась информация о том, что застрелил П Ляпин.

Показания Ляпина в ходе предварительного следствия проверялись с выездом на место происшествия (7 марта, 28 апреля и 3 июня 2014 года), им указывалось на место в лесном массиве, где он копал яму, в которой может быть захоронена девушка, и где через несколько дней в его присутствии С на свежей земле сажал семена травы.

В ходе предварительного расследования были произведены раскопки в местах, указанных осужденными, протоколы осмотров были исследованы судом, согласно проведенным многочисленным экспертным заключениям I выделить ДНК из фрагментов, изъятых при раскопках, не удалось в связи с недостаточностью материала, однако представленные на экспертизу объекты могут являться костными фрагментами и останками человека.

Доводы, изложенные в жалобах о том, что заключения экспертиз проведены до того, как были получены фрагменты при раскопках, являются несостоятельными. Как следует из материалов дела ( т. 18 л.д.45-53, 77-94, 82-94, 163-165), экспертизы проводились соответственно с 8 по 19 декабря ; 2014 года, с 17 по 28 апреля 2015 года, 27 апреля 2015 года и с 23 по 29 июля [ 2015 года. Указание в приговоре ( стр.60) на 27 и 28 апреля 2014, а не 2015 года является технической ошибкой и не влечет за собой признание данных заключений недопустимыми доказательствами. ,

Доводы осужденных и адвоката Копылова о том, что отсутствие трупа потерпевшей и экспертного заключения о причине ее смерти исключает наличие самого события преступления и причастность к его совершению осужденных, Судебная коллегия находит несостоятельными, в том числе^и исходя из показаний осужденногоТСорначева о том^чтоЛТ была убита, а он в день убийства и на следующий день фактически создавал видимость того, что она жива ( приносил продукты в квартиру, где она проживала, вводил в заблуждение родителей потерпевшей о том, что она ушла на рынок и не вернулась). Не убедительными являются и доводы Корначева о том, что он пытался оставить П у родителей на время чтобы избежать ее смерти. Как следует из установленных судом ",

фактических обстоятельств, осужденный, которому она доверяла, сам '•

предложил П выехать на природу на шашлыки, где по заранее |

достигнутой договоренности с другими лицами было совершено ее

убийство.

I

Факт совершения преступления в отношении Ж подтвержден в судебном заседании заявлением потерпевшей К от 14 апреля 2011 года об исчезновении 11 апреля 2011 года ее мужа, протоколом осмотра места происшествия от 17 февраля 2014 года (г. поселение,

д. строение ), из которого следует, что в указанном месте обнаружен труп неизвестного мужчины, заключением эксперта от 15 мая 2014 года о том, что образец костной ткани, представленный на экспертизу, с вероятностью 99,6 % принадлежит Ж , заключениями экспертиз об установлении на фрагментах одежды потерпевшего следов крови, заключением эксперта № от 29 декабря 2014 года, согласно выводам которого, при медико-криминалистическом исследовании представленных на экспертизу фрагментов черепа установлено, что в правой теменнр-затылочной области имеется дефект кости, который образовался в результате одного ударного воздействия тупого твердого предмета с ограниченной контактной поверхностью (каким мог быть молоток).

Вывод суда о виновности Корначева в организации, а Ляпина в непосредственном исполнении убийства Ж основан на показаниях Ляпина, данных в ходе предварительного следствия, о том, что совершить убийство Ж его попросил Корначев за 300000 рублей. Под предлогом оказания помощи в оформлении паспорта он договорился с Ж о встрече по телефону, а когда Ж сел за стол, он нанес ему два удара молотком по голове, отчего тот упал на пол и умер. О совершенном убийстве он рассказал Д , который помог вынести и скрыть труп закопав его в колее за домом. Данные показания Ляпин подтверждал в ходе проверки показаний на месте 8 марта и 3 июня 2014 года, протоколы данного следственного действия также были исследованы судом, не отрицал этого и в судебном заседании, указывая на случайность произошедшего.

Показания осужденного Ляпина в ходе предварительного следствия об обстоятельствах и причинах убийства Ж согласуются и с показаниями Корначева в ходе предварительного следствия, оглашенными в

судебном заседании в соответствии со ст. 276 УПК РФ, о том, что в связи с -долговыми ч>бязателъствамннеред^ам онТ1опросил свбешЗнакомбгб Ляпина убить того за вознаграждение в 300 000 рублей, что Ляпин и сделал

11 апреля 2011 года. Утверждения Корначева в судебном заседании о том,

что он просил Ляпина только «постучать по голове» Ж , причем за

длительное время до совершения убийства, что, по мнению осужденного и

его адвоката Копылова, свидетельствует о добровольном отказе от

совершения преступления и о самостоятельности действий Ляпина,

противоречат установленным в судебном заседании обстоятельствам и

исследованным доказательствам, в том числе показаниям Д о том,

что вечером 11 апреля 2011 года по просьбе Ляпина он приехал в строение

в д. где увидел труп неизвестного мужчины, со слов Ляпина узнал, что тот нанес потерпевшему 2 удара молотком по голове по поручению Корначева за 300 000 рублей. Он не был удивлен, т.к. знал, что и ранее Ляпин убивал людей по заказу Корначева за деньги.

Наличие долговых обязательств Корначева перед потерпевшим Ж и нежелание в течение длительного времени возвращать долг подтверждается показаниями свидетелей М М ,Ч,

распиской Корначева, изъятой у потерпевшей К ( жены Ж ) о том, что он взял в долг у Ж 32 200 Евро со сроком возврата до 1 августа 2007 года.

Таким образом, совокупность изложенных, а также других приведенных в приговоре доказательств позволила суду сделать обоснованный вывод о доказанности вины Корначева и Ляпина в убийстве Ж

В ходе судебного заседания нашли свое подтверждение и обстоятельства лишения жизни потерпевшего Б Как установлено судом, не желая возвращать Б денежные средства в размере 4500000 рублей, переданные потерпевшим Корначеву на хранение, последний решил совершить убийство Б , обратившись за помощью к Ляпину Согласно плану, Корначев совместно с Б приехал в заранее обусловленное с Ляпиным место - в д. , где, выждав удобный момент, выстрелил не менее двух раз в голову потерпевшего из ранее приобретенного у Ляпина огнестрельного оружия неустановленного образца с приспособлением для бесшумной стрельбы, снаряженного не менее чем двумя патронами Браунинга ( 32 АСР) калибра 7,65 мм. При этом роль Ляпина заключалась в осуществлении визуального наблюдения за обстановкой с целью предупреждения о появлении возможных свидетелей обеспечении беспрепятственных условий для совершения Корначевым преступления, оказании помощи в сокрытии трупа, за что он получил от Корначева денежное вознаграждение в неустановленной сумме.

Данные обстоятельства не оспариваются осужденными в апелляционных жалобах.

Кроме их признательных показаний в ходе предварительного следствия и судебного заседания,—виновность в—совершении—убийства Б подтверждена показаниями потерпевшей Л , свидетелей К К протоколом очной ставки между Корначевым и Ляпиным от 28 октября 2014 года, протоколами проверки их показаний на месте протоколом осмотра места происшествия, где в указанном осужденными месте был обнаружен скелетированный труп человека с предположительно огнестрельным ранением головы, заключением СМЭ, установившей наличие телесных повреждений на трупе, в том числе огнестрельного пулевого слепого ранения головы, медицинскими документами и экспертными заключениями о том, что обнаруженный труп является Б

Несмотря на отрицание Ляпиным в судебном заседании своей вины в убийстве М иЗ и возложение ответственности за убийство указанных лиц на Д суд 1 инстанции при рассмотрении дела исследовал, проверил и в соответствии со ст. 88 УПК РФ дал оценку всем доказательствам, сделав обоснованный вывод о виновности Ляпина в совершении данных преступлений.

В ходе предварительного следствия, будучи неоднократно допрошенным в качестве подозреваемого и обвиняемого, при проверке показаний на месте Ляпин излагал обстоятельства убийства потерпевших признавая, что по предложению Д в апреле 2012 года он выстрелом в голову из пистолета «Глок» убил его конкурента по бизнесу- М труп которого вместе с Д они сожгли, а в октябре 2013 года застрелил из пистолета потерпевшего З которому Д должен был крупную сумму денег, труп его закопали, а автомобиль утопили в пруду д.

Аналогичные по своему содержанию показания на стадии предварительного следствия и в суде дал Д осужденный ранее за участие в совершении, в том числе, данных преступлений, кроме того пояснивший, что за совершенные преступления в течение 5 месяцев он ежемесячно доплачивал к заработку Ляпина согласно достигнутой договоренности дополнительно по 20 тысяч рублей. Также подтвердил, что был должен З более 11 миллионов рублей, и, так как не мог вернуть долг, в конце октября 2013 года вместе с Ляпиным решили убить потерпевшего, при этом он пообещал заплатить Ляпину 1 миллион рублей После убийства З труп его закопали в овраге, в автомашину утопили.

Оснований подвергать сомнению показания Д об обстоятельствах совершения указанных преступлений, а также допустимость и достоверность показаний Ляпина на следствии суд не установил, не I находит причин к этому и Судебная коллегия.

Показания Д были последовательными на протяжении всего предварительного следствия и судебного разбирательства, свои показания об участии Ляпина, а также роли Корначева в преступлениях, связанных с лишением жизни Щ ,П иЖ о чем ему стало известно сочшов Ляпина, он подтверждал- и на очных ставках-с-осужденными, тк отрицая при этом своей вины в совершении преступлений.

1

Кроме того, показания осужденного Ляпина об обстоятельствах и причинах убийства им М и З полностью согласуются и с другими доказательствами, исследованными судом: показаниями

потерпевших, свидетелей, протоколами осмотров мест происшествия,

заключениями судебно-медицинских экспертиз.

Из показаний свидетеля Ф следует, что у Д имелись

долговые обязательства перед З свидетель С пояснял, что

М был конкурентом Д на рынке строительных материалов и

после его исчезновения в разговоре Д высказывался о том, что « хорошо, что больше у него нет конкурентов». Также на основании свидетельских показаний судом установлено, что Ляпин был помощником Д постоянно был при нем, выполнял его поручения, в материальном плане был зависим от последнего.

Осужденный Корначев в ходе предварительного следствия сообщал о том, что именно от Ляпина ему известно о том, что по просьбе Д он совершил убийства М , труп которого был сожжен, и З Подтверждал данные показания Корначев и на очных ставках с Ляпиным и Д

При осмотре места происшествия, в указанном Ляпиным месте были установлены следы от кострища, в котором обнаружены фрагменты вещей а также костей со следами окопчения. По заключению медико криминалистической экспертизы обнаруженные кости являются сожженными костными останками скелета человека.

Свидетель Г при предъявлении ему фототаблицы с места преступления показал, что на изображении имеется ключ, а также пряжка от ремня аналогичные тем, что были у М

Из протокола осмотра места происшествия от 29 ноября 2013 года видно, что при раскопке в указанном Ляпиным и Д месте был обнаружен труп мужчины, который был опознан потерпевшей З

как З принадлежность трупа З подтверждена и выводами молекулярно-генетических экспертиз. По заключению судебно медицинской экспертизы смерть З наступила от несовместимых с жизнью повреждений головного мозга, развившихся в результате огнестрельных ранений головы, выстрелы произведены с дистанции в пределах факторов близкого выстрела. В водоеме, находящемся недалеко от д. обнаружен автомобиль « », принадлежавший З

Данные доказательства, исследованные в судебном заседании, в полной мере согласуются с теми показаниями, которые давал осужденный Ляпин в ходе предварительного следствия, а также с показаниями осужденного ранее Д

Судебная- коллегия—также—принимает— во—внимание, ^чтсг пртг апелляционном рассмотрении уголовного дела Ляпин свою вину в совершении данных преступлений признал.

Несмотря на отрицание Ляпиным своего участия в совершении хищения имущества Ж , виновность подтверждается его же признательными показаниями в ходе предварительного следствия о том, что после убийства Ж вместе с Д они взяли в кармане одежды потерпевшего ключи от его квартиры, проникли в нее и похитили вещи (столовые приборы, подсвечник, бинокль, ноутбук и др.), принадлежавшие Ж .

Аналогичные показания по факту завладения ключами от квартиры потерпевшего, проникновения в его квартиру и хищения вещей дал Д подтвердив эти обстоятельства и в судебном заседании.

Согласно показаниям потерпевшей К , причиненный материальный ущерб от хищения составил 26000 рублей, что является для нее значительной суммой.

Обнаружение части похищенных в квартире потерпевшего Ж вещей при обыске по месту жительства Д не исключает участие и виновность Ляпина в совершении хищения, учитывая приведенные выше доказательства.

Показания Ляпина, отрицавшего, что после убийства З им совместно с Д были похищены деньги потерпевшего в размере 25 тысяч рублей, опровергаются показаниями Д который как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании при рассмотрении данного уголовного дела подтвердил показания о том, что деньги в сумме 25 000 рублей были разделены между ним и Ляпиным.

Оснований для оговора Д осужденного Ляпина суд не установил, не усматривает их и Судебная коллегия.

Также обоснованными Судебная коллегия находит выводы суда о виновности Ляпина в незаконном обороте оружия. Обстоятельства приобретения в период времени с 2004 по апрель 2012 года на выделенные Д деньги огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, их хранения, передачи, перевозки и ношения установлены на основании совокупности доказательств исследованных судом и приведенных в приговоре: показаниях Д Ляпина в ходе предварительного следствия, протоколами очных ставок между Ляпиным и Д , свидетеля Р о том, что по просьбе Ляпина и Д он неоднократно продавал им огнестрельное оружие, в том числе, пистолеты «Макарова», «01оск» и патроны к пистолетам протоколами обыска, из которых следует, что 25 ноября 2013 года в подвальном помещении, расположенном по адресу: область,

иешшьзуемом - Д у-бьши обнаружены и изъяты пистолет «01оск», три пистолета с приспособлениями для бесшумной стрельбы, 671 патрон различного калибра, в квартире Д по месту его жительства - два мелкокалиберных патрона и один патрон с гравировкой « », заключениями баллистических экспертиз.

Факт использования Ляпиным огнестрельного оружия при совершении убийств потерпевших и обстоятельства их совершения, также подтверждают и его виновность в незаконном приобретении, хранении передаче, ношении и перевозке оружия.

Таким образом, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что суд правильно установил имеющие значение для дела существенные обстоятельства, составляющие предмет доказывания по вышеуказанным инкриминированным преступлениям, с достаточной полнотой и всесторонностью в соответствии с требованиями ст.ст. 87, 88 УПК РФ исследовал, а также проанализировал собранные доказательства, сопоставил их между собой и дал им надлежащую оценку с точки зрения относимости допустимости и достоверности, а в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела и постановления обвинительного приговора.

При этом суд привел в приговоре доказательства, послужившие основанием для осуждения Корначева и Ляпина по инкриминированным им преступлениям, с указанием мотивов, по которым были отвергнуты доводы осужденного Корначева о том, что он не являлся организатором убийств Щ П иЖ и доводы Ляпина в судебном заседании о невиновности в убийствах Щ П , Ж также в совершении хищения имущества потерпевших Ж иЗ

Каких-либо противоречий, ставящих под сомнение виновность осужденных в совершении преступлений, в выводах суда не содержится.

Вопреки утверждению осужденных, все доказательства, положенные в основу обвинительного приговора, являются допустимыми, поскольку получены и исследованы судом с соблюдением требований уголовно процессуального закона.

Доводы Ляпина о том, что показания на следствии 7 и 8 марта 2014 года он давал под давлением сотрудников полиции, а протоколы допросов как и протоколы проверки данных показаний на месте, являются недопустимыми доказательствами в связи с нарушениями ст. 187 УПК РФ Судебная коллегия находит несостоятельными.

Как следует из материалов дела, допрос Ляпина в качестве подозреваемого 7 марта 2014 года проводился с 18 до 21 часа, а в качестве обвиняемого 8 марта 2014 года с 13.00 до 13.30 час, что соответствует положениям ч.2 ст. 187 УПК РФ о том, что допрос не может длиться непрерывно более—4-х—часов.- Вопреки—жалобе—Ляпина—уголовно процессуальный закон не предусматривает ограничений по времени при проверке показаний на месте.

Осужденным в жалобе не приводится конкретных сведений в обоснование доводов об оказании на него какого-либо давления со стороны сотрудников правоохранительных органов. В ходе предварительного следствия с заявлениями или жалобами он не обращался, претензий по поводу проведения допросов, других следственных действий не высказывал все показания давались им в присутствии адвоката, что исключало возможность применения недозволенных методов проведения следствия по делу. С момента задержания Ляпина ему был предоставлен защитник по назначению, который принимал участие во всех следственных действиях при этом возражений со стороны Ляпина на участие в деле конкретного адвоката не поступало, что опровергает доводы Ляпина о нарушении его права на защиту и о непредоставлении квалифицированной юридической помощи. С учетом изложенного, Судебная коллегия считает, что данные доводы осужденного являются явно надуманными и не соответствующими действительности.

Вопреки доводам осужденных оснований для признания недопустимыми доказательствами протоколов осмотров мест происшествия а также трупов Ж иЗ у суда не имелось, поскольку нарушений уголовно-процессуального закона при проведении данных следственных действий допущено не было. В соответствии с ч.2 ст. 170 УПК РФ участие понятых при проведении указанных следственных действий не является обязательным, вместе с тем технические средства фиксации хода и результатов следственных действий были применены, что нашло свое отражение в протоколах и приложениях к ним.

По этим же основаниям не является нарушением закона, влекущим признание данных доказательств недопустимыми, повторное участие М ,С К иК в качестве понятых при проведении осмотров мест происшествия, во время которых производились раскопки в целях обнаружения захоронений П и З Как следует из апелляционных жалоб, само содержание протоколов данных следственных действий осужденными и их адвокатами не оспаривается.

С учетом совокупности исследованных судом доказательств суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных в инкриминированных им преступлениях.

Вопреки доводам Корначева, все признаки, по которым суд признал его организатором убийства Щ , П и Ж подробно приведены в приговоре и соответствуют содержанию исследованных в судебном заседании доказательств.

— —Его утверждения—об отсутствий-прямых доказательств-организаций им убийств указанных потерпевших полностью опровергаются приведенными в приговоре доказательствами, в том числе и признательными показаниями осужденных в ходе предварительного следствия, а также показаниями потерпевшей С , свидетелей Г Л Р Р , М , М , Ч сообщивших конкретные сведения, свидетельствующие о наличии у него мотива к организации убийств Щ ,П иЖ .

Корыстный мотив в совершении убийства Щ , Б и Ж обусловлен желанием Корначева единолично распоряжаться доходами от осуществления коммерческой деятельности и нежеланием возвращать долг партнеру по бизнесу Щ и Ж а также денежные средства, полученные им на хранение от Б .

Квалифицирующий признак - совершение убийства женщины заведомо находящейся в состоянии беременности, бесспорно установлен в судебном заседании, поскольку обоим осужденным было достоверно известно о беременности П , что ими не оспаривается.

Учитывая обусловленность убийств обещанием Корначева выплатить Ляпину за их исполнение денежное вознаграждение в различных суммах Судебная коллегия находит правильным и соответствующим фактическим обстоятельствам дела вывод суда о наличии в действиях Ляпина квалифицирующего признака убийства по найму.

Несмотря на отрицание осужденным Ляпиным совершения убийства М иЗ в составе организованной группы, вывод суда об этом подтвержден совокупностью доказательств, на основании которых установлено, что с 2004 года Ляпин вместе с Д входил в состав организованной преступной группы, устойчивость и сплоченность которой обеспечивалась длительными дружескими отношениями осужденного с другими участниками группы, совершением преступных действий направленных на незаконное приобретение, хранение, ношение, перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов, совершение Д заранее не обещанного Ляпину укрывательства особо тяжкого преступления - убийства Ж совместное решение Ляпина и Дадонова об убийстве индивидуального предпринимателя М с целью его устранения как конкурента в коммерческой деятельности, а также Захарова по причине нежелания возвращать долг, тщательной подготовкой совершения данных убийств, распределением ролей, согласованностью действий, постоянством форм и методов преступной деятельности, сплоченностью, решительностью в достижении результата, пренебрежением к общественно опасным последствиям совершаемых преступных действий.

Таким образом^Судебнахтсоллегия находит обоснованными выводьг суда о виновности Корначева и Ляпина в инкриминированных им деяниях оснований для изменения приговора по изложенным в апелляционных жалобах доводам не имеется.

Вместе с тем приговор подлежит изменению в части квалификации действий Корначева и Ляпина по убийству Б

Согласно ч.2 ст. 33 УК РФ исполнителем признается лицо непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами.

В силу ч.2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

По смыслу уголовного закона убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего.

Непосредственное участие в совершении преступления совместно с другими лицами означает, что исполнитель выполняет объективную сторону состава преступления совместно с соисполнителями. При этом, наряду с соисполнителями преступления, другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства.

Суд 1 инстанции признал Ляпина соисполнителем убийства Б .

Между тем из приговора усматривается, что Ляпин не принимал непосредственного участия в лишении жизни Б Как установлено судом и отражено в приговоре роль Ляпина заключалась в предоставлении Корначеву огнестрельного оружия, из которого было совершено убийство, в осуществлении визуального наблюдения за обстановкой с целью предупреждения о появлении возможных свидетелей, т.е. обеспечении беспрепятственных условий для совершения Корначевым преступления оказании помощи в сокрытии трупа.

Таким образом судом фактически установлено, что убийство Б было совершено одним Корначевым, который из пистолета произвел выстрел в голову потерпевшего, а Ляпин, создавая условия для совершения преступления, являлся пособником убийства.

С учетом изложенного действия осужденных по данному факту при одном исполнителе не могут быть квалифицированы как совершенные группой лиц по предварительному сговору.

Действия Корначева по факту убийства Б подлежат переквалификации с п. «а,ж,з» ч.2 ст. 105 УК РФ на п. «а,з» ч.2 ст. 105 УК РФ - убийство двух и более лиц, учитывая, что до убийства Б Корначев организовал убийство Щ и П совершенное из корыстных- побуждений С учетом— вносимых— изменений,—подлежит смягчению наказание за данное преступление.

Действия Ляпина А.В. по факту убийства Б следует квалифицировать как пособничество в совершении убийства двух и более лиц по найму, т.е. по ч.5 ст. 33, п. « а,з» ч.2 ст. 105 УК РФ.

На основании заключений комплексных судебно-психиатрических экспертиз, данных, характеризующих личность осужденных, их поведения в ходе предварительного следствия и судебного заседания, которое соответствовало окружающей обстановке и было адекватным, судом сделан обоснованный вывод о вменяемости осужденных.

Оснований сомневаться в психическом состоянии как Корначева, так и Ляпина не имеется, в связи с чем ходатайство Ляпина, изложенное в заседании суда апелляционной инстанции, о необходимости проведения дополнительной судебно-психиатрической экспертизы Судебная коллегия отклоняет как необоснованное.

При назначении осужденным наказания судом выполнены требования уголовного закона о его соответствии характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, обстоятельствам их совершения, данным о личностях виновных. При этом учтены установленные смягчающие обстоятельства: частичное признание ими своей вины, состояние здоровья и наличие наград у Корначева, а у Ляпина наличие на иждивении малолетнего ребенка, отягчающие обстоятельства в отношении каждого из осужденных, а также другие заслуживающие внимания обстоятельства, указанные в приговоре.

Доводы осужденного Корначева и его адвоката о том, что суд должен был признать смягчающим обстоятельством активное способствование им раскрытию и расследованию преступления, Судебная коллегия находит несостоятельным. Несмотря на указание в обвинительном заключении на данное обстоятельство, суд не связан с позицией обвинения в части назначения наказания, поскольку назначение наказания является прерогативой суда.

По смыслу уголовного закона активное способствование раскрытию и расследованию преступления состоит в активных действиях виновного направленных на сотрудничество с органами следствия, и может выражаться в том, что он представляет указанным органам информацию об обстоятельствах совершения преступлений, дает правдивые и полные показания, способствующие расследованию, представляет органам следствия информацию, до того им неизвестную. При этом данные действия должны быть совершены добровольно, а не под давлением имеющихся улик. Таких обстоятельств суд^о-делучне-ует^новиЛт-не-нахюдит-^их-и-Судебная-коллегия.

Вопреки доводам жалобы Корначева и его адвоката решение суда о признании отягчающим обстоятельством - совершение преступления с использованием оружия и боевых припасов, соответствует требованиям уголовного закона. Отказ в возбуждении уголовного дела в отношении Корначева по ч.2 ст. 222 УК РФ в связи с истечением сроков давности влечет освобождение от уголовной ответственности за совершение преступления связанного с незаконным оборотом оружия. Однако это не влияет на установление судом фактических обстоятельств совершения Корначевым преступлений по лишению жизни потерпевших - убийство Щ П и Б совершены с применением огнестрельного оружия Таким образом, доводы о необоснованности признания данного обстоятельства отягчающим, являются несостоятельными.

Принимая во внимание, что Ляпин в период совершения преступлений являлся действующим сотрудником органов внутренних дел, суд обоснованно в соответствии с п. «о» ч.1 ст. 63 УК РФ признал данное обстоятельство отягчающим его наказание.

Несмотря на наличие смягчающих обстоятельств и данных характеризующих личности Корначева и Ляпина, суд обоснованно пришел к выводу об исключительной опасности их для общества и назначил им наказание по ч.2 ст. 105 УК РФ и по совокупности преступлений в виде пожизненного лишения свободы, должным образом мотивировав в приговоре принятое решение.

С учетом обстоятельств совершения преступлений, наступивших последствий, данных о личности осужденных, Судебная коллегия находит вывод суда об их исключительной опасности для общества правильным.

Вместе с тем Судебная коллегия находит обоснованными доводы апелляционного представления о том, что назначение ограничения свободы в качестве дополнительного наказания к пожизненному лишению свободы законом не предусмотрено, в связи с чем, несмотря на назначение такого наказания за отдельные преступления, при назначении окончательного наказания по совокупности преступлений дополнительное наказание в виде ограничения свободы не назначается.

Нарушений требований уголовно-процессуального закона в ходе предварительного расследовании и судебного разбирательства, влекущих отмену или изменение приговора, Судебная коллегия не усматривает.

Решение об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве принято с соблюдением

2 требований ст. 317 УПК РФ.

Ознак^мление^Корначевач:нек^торымичизч10становленинчмшзначенни экспертиз после их проведения не препятствовало ему заявлять ходатайства о назначении повторных и дополнительных экспертиз как на стадии выполнения требований ст. 217 УПК РФ, так и при рассмотрении дела судом. Как следует из материалов дела, в том числе протокола судебного заседания, таких ходатайств осужденными заявлено не было.

Оглашение в ходе судебного заседания показаний ряда свидетелей, в том числе Т и Ф , проводилось в соответствии с положениями ст. 281 УПК РФ при согласии сторон, что подтверждается протоколом судебного заседания, осужденные и их адвокаты не возражали против окончания судебного следствия и не заявляли ходатайств о возобновлении судебного следствия, дополнительном (повторном) допросе свидетелей. Другие ходатайства стороны защиты об исследовании доказательств по делу, как следует из протокола судебного заседания разрешены судом.

Доводы осужденного Корначева и его адвоката Копылова о возможном внесении судьей изменений в приговор после его оглашения являются явно надуманными и ничем не подтвержденными.

Несоблюдение судом требований ст. 312 УПК РФ о вручении копии приговора осужденному и адвокату в течение 5 суток со дня его провозглашения не влияет на законность приговора.

Вопреки доводам жалоб, нарушений прав осужденных в процессе подготовки уголовного дела к направлению в апелляционную инстанцию которые бы ограничили права осужденных и их защитников на обжалование приговора и принесения возражений на жалобы, Судебная коллегия не усматривает. Копии дополнительных апелляционных жалоб, поступивших от Корначева и Ляпина, направлены сторонам до их рассмотрения Судебной коллегией, в судебном заседании суда апелляционной инстанции осужденным предоставлена возможность высказаться как в поддержку доводов своих жалоб, так и выразить свое отношения к жалобам друг друга что было ими реализовано.

Гражданские иски разрешены судом правильно.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389 , 389 , 389 , УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского городского суда от 24 мая 2016 года в отношении Корначева В А и Ляпина А В изменить.

Действия—Ляпина—АтВг—по—факту—убийства Б квалифицировать по ч.5 ст. 33, п. «а,з» ч.2 ст. 105 УК РФ, по которой назначить наказание - 14 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных п. «а,в» ч.2 ст. 158 УК РФ, п. «а» ч.З ст. 158 УК РФ, ч.З ст. 222 УК РФ, ч.5 ст. 33, п. «а, з» ч.2 ст. 105 УК РФ и по п. «а,г,ж,з» ч.2 ст. 105 УК РФ, Ляпину А В окончательно назначить наказание в виде пожизненного лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Исключить осуждение Корначева В.А. по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ смягчить назначенное ему наказание по п. «а,з» ч.2 ст. 105 УК РФ ( по убийству Б до 14 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных п. « а,з» ч.2 ст. 105 УК РФ и ч.З ст. 33, п. «а,г,ж,з» ч.2 ст. 105 УК РФ, окончательно назначить Корначеву В А наказание в виде пожизненного лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

В остальном приговор Московского городского суда от 24 мая 2016 года оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных и адвокатов - без удовлетворения Председательствующий:

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 178 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта