Информация

Решение Верховного суда: Определение N 87-АПУ16-3СП от 27.09.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 87-АПУ16-3 сп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Гор. Москва 2 7 с е н т я б р я 2016 г о д а

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Сабурова Д.Э.,

судей Климова А.Н. и Таратуты И.В.,

при секретаре Барченковой М.А рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденных Ильина С В . и Николаева А.С, адвокатов Клушина А.В. и Черемухина И.С. на приговор Костромского областного суда с участием присяжных заседателей от 30 июня 201 6 года, которым

ИЛЬИН С В

ранее не

судимый осужден к лишению свободы по п. "Е" Ч.4 ст. 162 УК РФ на 10 лет со штрафом 60 000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений, перечисленных в приговоре, по п. "з" ч.2 ст. 105 УК РФ на 17 лет с ограничением свободы на один год шесть месяцев, с установлением ограничений, перечисленных в приговоре, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, путек частичного сложения наказаний назначено 21 год лишения свободы, с ограничением свободы на 2 года, с установлением ограничений, перечисленных в приговоре, со штрафом 60 000 рублей, с отбыванием в исправн тельной колонии строгого режима;

НИКОЛАЕВ А С ,

ранее не судимый осужден к лишению свободы по п. "в" ч.4 ст. 162 УК РФ на 9 лет со штрафом 50 000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений, перечисленные в приговоре, по ч. 5 ст. 33 и п. "з" ч.2 ст. 105 УК РФ на 14 лет, с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений, перечисленн [>гх в приговоре, на основании ч.З ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначено 18 лет лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установлением ограничений, перечисленных в приговоре, со штрафом 50 000 рублей, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Ильина С.В. в пользу Р - 300 000 рублей, в пользу Р - 300 000 рублей в качестве компенсации морального вреда, а также процессуальные издержки в пользу Российской Федерации в размере 40 800 рублей за оплату услуг адвоката.

Постановлено взыскать с Николаева А.С. в пользу Р - 200 000 рублей, в пользу Р - 200 000 рублей в качестве компенсации морального вреда, а такжг процессуальные издержки в пользу Российской Федерации в размере 7 420 рублей за оплату услуг адвоката.

Постановлено взыскать с Ильина С В . и Николаева А.С. в пользу Р солидарно 223 100 рублей в счет возмещения материального ущерба, а также в пользу Р по 1000 рублей с каждого в счет возмещения средств на представителя.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., объяснения осужденных Ильина С В . и Николаева А.С, адвокатов Клушина А.В. и Шинелевой Т.Н по доводам жалоб, полагавших приговор отменить, и дело направить на новое рассмотрение, мнение прокурора Федченко Ю.А., полагавшей приговор изменить, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 24 июня 2016 года Ильин С В . и Николаев А.С. признаны виновными в разбойном нападении на Р с проникновением в жил лще.

Кроме того, Ильин С В . признан виновным в убийстве Р сопряженном с разбоем, а Николаев А.С. - в пособничестве в совершении этого убийства.

Данные преступления совершены ими 18 декабря 2014 года в деревне района области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах (с дополнениями):

осужденный Ильин СВ. указывает о своем несогласии с приговором и утверждает, что в суде присяжных исследовались недопустимые доказательства. Согласно протоколу осмотра места происшествия от 18 декабря 2014 года, изымался ремень темно- коричневого цвета, которым он связывал потерпевшую Р а эксперту на исследования был представлен ремень черного цвета. Также ссылается на то, что у него брались образцы ДНК ватными палочками белого цвета, а на экспертизу представлены палочки синего цвета, поэтому полагает, что исходные материалы для экспертных исследований были сфальсифицированы, и следовательно, заключения генетических экспертиз по установлению его ДНК, в том числе и на ремне (т. 6 л.д.158-191), не имеют доказательственного значения, и суд обязан был признать эти доказательства недопустимыми. Утверждает, что дело в суде рассматривалось с обвинительным уклоном и не выполнены указания Верховного Суда РФ по установлению истины по делу, и при этом судья систематически заявлял защитникам, что он не позволит очернять следствие. Протокол осмотра места происшествия от 18 декабря 2014 года судья обязан был признать недопустимым доказательством, поскольку данное следственное действие проводилось с нарушением требований ст. 177 УПК РФ, без понятых и без должной фиксации изъятия вещественных доказательств. В этой связи председательствующий незаконно отказал в удовлетворении заявленного подсудимыми ходатайства о допросе следователя О проводившую осмотр места происшествия, врача и водителя «скорой помощи», которые были его очевидцами. Также утверждает, что судья ошибочно отказал защите в проведении в отношении него повторной психолог о-психиатрической экспертизы в Центре им. Сербского, так как после ранее проведенной экспертизы его психическое состояние значительно ухудшилось. Указывает, что его опознание потерпевшей Р и свидетелем Б проведено под давлением со стороны оперативных сотрудников и без участия адвоката Напутственное слово председательству ощего было необъективным, а государственный обвинитель в своей речи перед присяжными заседателями систематически использовал юридические термины и непонятные выражения. Вопросный лист составлен с нарушением требований УПК РФ, в неконкретных формулировках и без учета предложений защиты. После принятого вердикта председательствующий несколько минут вел переговоры со старшиной присяжных заседателей и оказал на него давление, чем нарушил требования ст. ст. 344-345 УПК РФ Также отмечает, что вердикт коллегии является крайне противоречивым и судья перед присяжными заседателями не поставил дополнительные более конкретные вопросы. Утверждает, что во время преступления с ним рядом находился только Т , а Николаева с ним не было, и он (Николаев) не заходил в дом потерпевших. Также считает, что его (Ильина) действиям дана неверная юридическая оценка, и все имеющиеся по делу неясности судья обязан был истолковать в пользу подсудимых Утверждает, что ему назначено чрезмерно суровое наказание, и суд в полной мере не учел, что он страдает шизосЗ >ренией, является инвалидом 2 группы, состояние его здоровья ухудши! ось и у него на иждивении находится несовершеннолетняя дочь. Полагает, что судом при назначении ему окончательного наказания нарушены требования ч. 3 ст. 69 УК РФ Просит приговор отменить, и дело направить на новое рассмотрение, или применить к нему меры медицинского характера.

Адвокат Черемухин КС в интересах осужденного Ильина С В указывает о своем несогласии с приговором и утверждает, что вопросный лист составлен с нарушением требований ст. ст. 338 и 339 УПК РФ сформулирован с обвинительным уклоном и в непонятных выражениях Отмечает, что Ильин С В . обвинялся в совершении двух преступлений однако по ним был поставлен только один вопрос, и при этом председательствующий незаконно отказал защите в постановке вопросов смягчающих и исключающих ответственность подсудимых. Полагает, что напутственное слово председательствую!!] его было необъективным, и в нем судья обращал внимание присяжных заседателей только на доказательства, представленные со стороны обвинения. Утверждает, что Ильину С В . назначено чрезмерно суровое наказание, без учета смягчающих обстоятельств, и суд необоснованно отказал защите в ходатайстве о проведении в отноше! ии Ильина С В . повторной психолого-психиатрической экспертизы. Просит приговор отменить, и дело направить на новое рассмотрение.

Осужденный Николаев А.С утверждает, что уголовное дело рассмотрено односторонне, с обвинительным уклоном и в присутствии присяжных заседателей исследовались неотносимые и недопустимые доказательства. Во вступительном слове государственный обвинитель в присутствии присяжных заседателей обвинил его в разбойном нападении и в пособничестве в убийстве, и тем самым дал юридическую оценку фактическим обстоятельствам дела, и в дальнейшем прокурор с позиции права, бездоказательно навязал присяжным заседателям свою версию преступления. Протокол с показаниями потерпевшей Р оглашался в неполном объеме, что могло по влиять на вердикт присяжных заседателей. Присяжные заседатели и суд не учли противоречия в показаниях потерпевшей Р от 19 и 22 декабря 2014 года, 6 и 29 января 2015 года, с показаниями свидетеля К в части описания примет напавших мужчин и совершенных ими действий. Судом также не учтены противоречия в протоколе его первичных показаний и в протоколе проверки их на месте, которые б] >ши получены под незаконным давлением со стороны сотрудников полиции и в них приведены не соответствующие действительности сведения. В ходе судебного разбирательства председательствующий незаконно прерывал его и не позволял объяснить присяжным заседателям действительную причину изменения показаний, и, напротив, не делал замечаний государственному обвинителю, который на протяжении всего судебного разбирательства убеждал присяжных заседателей юридическими и другими надуманными формулировками. Во время прений сторон председательствующий незаконно прервал речь его защитника, когда тот критически оценивал заключения генетических экспертиз в сравнении с протоколом осмотра места происшествия от 18 декабря 2014 года, сославшись только на то, что все представленные доказательства якобы получены законным путем Обращает внимание на то, что на ремне Ильина С В . нет его собственных биологических объектов, в то время, как а да скотче, изъятом из прихожей обнаружены следы погибшего Р которые, по обстоятельствам дела, не могли попасть, что свидетельствует о недостоверности судебно биологических экспертиз и о фальсификации собранных во время осмотра места происшествия доказательств. Утьерждает, что вопросный лист составлен с нарушением ст. ст. 338 и 339 УПК РФ, и в них отсутствуют сведения о цели совместного его приезда с Ильиным С В . к дому Р,

об его осведомленности или неосведомленности о намерении Ильина СВ. произвести выстрелы из огнестрельного оружия в Р При постановке вопросов председательствующий проигнорировал его доводы об эксцессе исполнителя Ильина СВ., не учел предложения и замечания защиты по разграничению действий подсудимых по различным составам преступлений. Председательствующий судья проявил обвинительный уклон и незаконно отказал защите в посте новке вопросов, оправдывающих или улучшающих положение подсудимых. Отмечает, что его действия неправильно квалифицированы двумя с атьями Уголовного кодекса РФ поскольку по ним был поставлен только один вопрос. Утверждает, что не причастен к лишению жизни Р и он не знал о намерениях Ильина СВ., и поэтому считает, что вердикт присяжных заседателей является необоснованным и ошибочным. Полагает, что при постановке вопросов перед присяжными заседателями и при квалификации его действий суд должен был учесть слова Ильина СВ., который сказал Р «Это вам за то, что держали рабов», следовательно, у Ильина С В . был свой, неизвестный ему мотив совершения преступления Также отмечает, что суд назначил ему чрезмерно суровое наказание, без учета его первой судимости, наличия на его иждивении малолетнего ребенка, матери-инвалида 2 группы, службы на Северном Кавказе многочисленных ведомственных наград МВД РФ. Просит приговор отменить, и дело направить на новое рассмотрение.

Адвокат Клушин А.В. в интересах осужденного Николаева А.С указывает, что дело судом рассмотрено необъективно с нарушением принципа состязательности сторон. В нарушение требований ч. 7 ст. 335 УПК РФ до присяжных заседателей систематически доводилась информация, не относящаяся к фактическим обстоятельствам дела, и тем самым создавалось негативное впечатление о подсудимых. Во вступительном слове и в прениях государственный обвинитель изложил свою версию по фактическим обстоятельствам дела, дал им юридическую оценку и бездоказательно, с правовой позиции, навязал присяжным заседателям свое мнение по спорным вопросам. В нарушение требований закона показания потерпевшей Р оглашались в присутствии присяжных заседателей не в полном объеме, и поэтому члены коллегии не могли дать им правильную оценку. Подсудимому Николаеву А.С председательствующий не дал возможности объяснить присяжным заседателям причину изменений в его показаниях, ссылаясь якобы на их законность, а в прениях председательствующий незаконно прервал его (защитника) во время оспаривания достоверности заключений экспертиз при сравнении их с результатами осмотра места происшествия. Полагает что такими действиями председательствующий грубо нарушил принцип состязательности сторон и право обвиняемого Николаева на защиту Полагает, что вопросный лист составлен с нарушениями ст. ст. 338 и 339 УПК РФ, и в нем отсутствуют конкретные вопросы о цели приезда Николаева А.С. вместе с Ильиным С В . к дому Р об осведомленности Николаева А.С. относительно намерении Ильина С В произвести выстрелы из огнестрельного оружия в Р При постановке вопросов председательствуют ий проигнорировал позицию Николаева А.С. и защиты об эксцессе исполнителя, не учел их предложения по разграничению действий подсудимых по вмененным им двум самостоятельным составам преступлений. При этом судьей не учтены показания потерпевшей Р о словах Ильина СВ.: «Это вам за то, что держали рабов», что свидетельствует о самостоятельном его мотиве преступления. Утверждает, что Николаеву А.С. назначено чрезмерно суровое наказание, без учета первой судимости, наличия на его иждивении малолетнего ребенка, матери-инвалида 2 группы, службы на Северном Кавказе, многочисленных ведомственных наград МВД РФ Просит приговор отменить, и дело направить на новое рассмотрение.

В возражении государственный обвинитель Виноградов Р.А. не согласен с доводами апелляционных жалоб, и просит оставить их без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы жалоб судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

Вопреки доводам жалоб, судебное следствие по настоящему делу проведено с соблюдением положений ст. ст. 15, 335 УПК РФ, и представители обеих сторон, в том числе и защиты, использовали равные возможности в предоставлении и исследовании необходимых для сторон доказательств.

В ходе судебного разбирательства председательствующий, в соответствии с требованиями ч. 6 ст. 335 УПК РФ, действительно отводил поставленные к свидетелям вопросы юридического характера и правомерно делал замечания представителям сторон, в том числе и подсудимым, в связи с их попытками ис следовать обстоятельства, не имеющие отношения к фактической стороне настоящего уголовного дела (т.15 л.д.210,220,223,249, т.16 л.д.5,18,22,31,32,62).

Вступительное заявление государственного обвинителя соответствовало положениям ч. 2 ст. 335 УПК РФ, и прокурор не оказывал незаконного воздействия на коллегию присяжных заседателей. Причем, с ответными вступительными словами к коллегии обращались защитники Черемухин И.С и Клушин А.В., и при этом они не заявляли об оказанном незаконном воздействие на присяжные заседателей со стороны государственного обвинителя (т.15 л.д.180-181).

Объективность членов коллегии по окончанию судебного следствия и перед ее удалением в совещательную комнату выяснялась председательствующим судьей, и заявлений о невозможности вынесения справедливого вердикта от присяжных заседателей не поступало (т. 16 л.д.34,60).

В суде по обстоятельствам дела была очень подробно допрошена очевидец произошедших событий потерпевшая Разина М.А., которая уверенно свидетельствовала о причастности Ильина С В . и Николаева А.С к нападению на их дом и к убийству ее мужа.

Поскольку представители сторон, и том числе и защитники обратили внимание на наличие противоречий в показаниях Р то по их ходатайствам в присутствии коллегии присяжных заседателей оглашались протоколы ее допросов по фактическим обстоятельствам дела (т.15 л.д.192-197, 220-223).

Свидетель Д допрашивался по ходатайству осужденного Николаева А.С, и он подтвердил, что в СИЗО сотрудники медицинской части действительно брали у Николаева А.С. образцы слюны (т.15 л.д.203-206), в связи с чем доводы осужденного Николаева А.С. о фальсификации образцов его ДНК являются несостоятельными, и суд обоснованно отказал в ходатайстве о проведении повторной генетической экспертизы (т.15 л.д.206).

Несмотря на возражения подсудимого Николаева А.С, к судебному разбирательству правомерно были допущены протокол получения образцов для сравнительного анализа от 17.03.2015 и заключения экспертиз №18/15 МК от 20.03.2015, МСК 2097/2014 (т.15 л.д.223).

Заявленное в ходе судебного заседания ходатайство осужденного Николаева А.С. о признании недопустимыми доказательствами заключение комплексной дактилоскопической и молекулярно генетической экспертизы, протоколы проверки показаний потерпевшей Р и видеозаписи данного следственного действия было рассмотрено и обоснованно оставлено без удовлетворения, о чем председательствующий подробно мотивировал свои выводы в своем постановлении от 14 июня 2016 года (т.15 л.д.106-107), и оснований сомневаться в его правильности судебная коллегия не усматривает.

Правомерно исследовались в присутствии присяжных заседателей протокол осмотра места происшествия от 18 декабря 2014 года (т.1 л.д. 140-168, т.15 л.д.216-218), сами вещественные доказательства, изъятые во время следственного действия - скотч, два ремня, которые упакованы следователем в присутствии двух понятых в специальные пакеты и скреплены соответствующими печатями, целостность которых участниками процесса и не оспаривалась (г. 15 л.д.242-244).

При таких данных, председательствующий обоснованно признал перечисленные выше доказательства допустимыми, и не нашел оснований для вызова в качестве свидетелей следователя О и врача «скорой помощи» С о необходимости допроса которых указывал в своей апелляционной жалобе осужденный Ильин С В .

В процессе предварительного слуп. ания председательствующий своим постановлением от 10 мая 2016 года частично удовлетворил ходатайства обвиняемых Ильина СВ., Николаева А.С и их защитников Черемухина И.С, Клушина А.В. о признании недопустимыми доказательствами протоколы опознания Ильина С В . и Николаева А.С потерпевшей Р (т.2 л.д.8-11, 104-107), а также протоколы их опознания свидетелем Б (т.2 л.д.4-8, 100-103).

В остальной части ходатайства о признании недопустимыми доказательствами, в том числе и протокол о смотра места происшествия от 18 декабря 2014 года, как рукописный, так и печатный варианты исполнения (т.1 л.д. 140-168, 170-195), о чем указывает в своей апелляционной жалобе осужденный Николаев А.С, а также протокол получения образцов для сравнительного исследования от 17.03.2015 (т.6 л.д.26-28), заключение комплексной дактилоскопической и молекулярно генетической судебной экспертизы от 28.04.2015 (т.6 л.д. 163-272), обоснованно оставлены без удовлетворения (т.15 д.д.59-64).

Как правильно установил суд первой инстанции, протокол осмотра места происшествия составлен в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона, при его производстве применялись технические средства фиксации и приложенная к протоколу фото-таблица содержит изображения самого хода осмотра и его результатов.

В частности, из осмотра места происшествия усматривается, что в прихожей на стуле запечатлен ремень, которым, согласно обвинению Ильин С В . и Николаев А.С. связали руки потерпевшей Р и именно этот ремень признан вещественным доказательством и направлен на экспертизу.

Образцы слюны у обвиняемых отобршы в присутствии специалиста и защитника на ватные палочки, цвет которых в протоколе не указан соответствующим образом упакованы и также направлены на исследование. Каких-либо замечаний от участников данного следственного действия не поступило.

Что касается ссылок осужденного Николаева А.С. и его защитника Клушина А.В. на микрочастицы ДНК Р обнаруженные на ремне, изъятом в летнем домике, то этот вопрос подробно исследовался в суде, и по нему потерпевшая Р дала исчерпывающие показания которые были оценены присяжными заседателями в совокупности с другими представленными им доказательствами (т. 16 л.д.ЗЗ).

Поскольку свидетель К умер (т.15 л.д.111-112), а место пребывания свидетеля Б суду установить не представилось возможным (т.15 л.д.115-116), то протоколы с их основными и дополнительными показаниями правомерно исследовались с участием присяжных заседателей (т.15 л.д.230-232,248, т.16 л.д.1-3).

Причем, после оглашения протокола с показаниями свидетеля К от 22.07.2015 (т.З л.д. 163-165), председательствующий разъяснил присяжным заседателям, что данный свидетель в ходе расследования не опознал Николаева А.С, и поэтому присяжные заседатели не должны принимать во внимание услышанные ими сведения в которых свидетель называл эту фамилию (т.15 л.д.233).

В связи с тем, что Николаев А.С в присутствии присяжных заседателей касался процессуальных вопросов и сообщал об обстоятельствах юридического характера, то председательствующий руководствуясь положениями ст. ст. 334 л 335 УПК РФ, правомерно прервал его во время дачи им показаний (т. 16 л.д.21).

Протоколы с показаниями Николаева А.С. в качестве подозреваемого, в том числе и во время их и роверки на месте, оглашались при отсутствии возражений по этому повод) со стороны подсудимых и их защитников (т. 16 л.д.29-31).

Исследование доказательств был;) окончено с согласия представителей обеих сторон, и судебные прения проведены с соблюдением положений ст.336 УПК РФ.

В ходе прений сторон председательствующий судья действительно останавливал защитника Клушина А.В. и подсудимого Николаева А.С делая им замечания, поскольку они вс время своих выступлений подвергали сомнению юридическую состоятельность допущенных к судебному разбирательству доказательств (т 16 л.д.49,54-60).

Вопросный лист составлен с соблюдением требований ст. 338 УПК РФ, и по нему заслушаны и приобщены к материалам дела предложения адвоката Клушина А.В. (т. 16 л.д.62-63).

Напутственное слово председательствующего отвечает положениям ст. 340 УПК РФ, и участники процесса по нему своих замечаний не высказывали (т.15 л.д. 119-132, т. 16 л.д.64).

Вопреки доводам жалоб, в суде порядок оглашения вердикта коллегии присяжных заседателей не нарушался. При возвращении коллегии из совещательной комнаты председательствующий ознакомился с принятым решением и, найдя его неясным, предложил присяжным заседателям возвратиться в совещательную комнату для внесения в него уточнений, и после устранения отмеченных недостатков постановленный вердикт был оглашен (т. 16 л.д.64).

Вердикт вынесен коллегией присяжных заседателей при единодушном их решении, он полностью сое гветствует вопросному листу сформированному с участием представителей сторон, и не содержит противоречивых формулировок в определени и доказанности и виновности Ильина С В . и Николаева А.С. по инкриминированным им деяниям (т.15 л.д. 133-137), а к обстоятельствам, как они были установлены присяжными заседателями, уголовный закон применен правильно.

Согласно положениям ст. 389.27 и пп. 2-4 ст.389.15 УПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, являются существенное нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение материального закона и несправедливость приговора.

Из приведенных выше норм закона следует, что приговоры постановленные с участием присяжных заседателей, не подлежат пересмотру в суде апелляционной инстанции в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, и поэтому доводы осужденных об ошибочности вердикта и непричастности Николаева А.С. к инкриминированным деяниям признаются судебной коллегией безосновательными.

Психическое состояние Ильина СВ. и Николаева А.С. проверено полно, в том числе и с проведением в отношении Ильина СВ комплексного психолого-психиатрического обследования в стационарных условиях комиссией экспертов Центра психиатрии и наркологии им В.П Сербского (т.7 л.д.44-46, 184-196).

При таких данных оснований сомневаться во вменяемости осужденных, и поводов для освобождения Ильина С В . от уголовной ответственности и для применения к нему принудительных мер медицинского характера судебная коллегия не усматривает.

Заявленное адвокатом Черемухиным И.С. ходатайство о назначении повторной судебной психолого-психиатричес кой экспертизы в отношении Ильина С В . рассмотрено и правомерно оставлено без удовлетворения, о чем председательствующий судья подробно мотивировал свои выводы в соответствующем постановлении (т.15 л.д.155-156).

Наказание Ильину С В . и Николаеву А.С. назначено с учетом содеянного, их личности, смягчающих обстоятельств, в том числе и перечисленных в апелляционных жалобах, а также с учетом вердикта коллегии присяжных заседателей, не признавшим осужденных заслуживающими снисхождения.

Вопреки доводам жалобы осужден юго Ильина СВ., правила установленные в ч. 3 ст. 69 УК РФ, о порядке назначения наказания по совокупности преступлений судом не нарушены.

Оснований для изменения категорий совершенных Ильиным С В . и Николаевым А.С. преступлений и для применения к ним положений ст. 64 УК РФ судебная коллегия не усматривает.

Между тем, согласно п. 59 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2015 г. N 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», при назначении наказания по статьям уголовного закона, предусматривающим возможность применения дополнительных н аказаний по усмотрению суда в приговоре следует указать основания их применения с приведением соответствующих мотивов.

Однако по настоящему делу это руководящее разъяснение Пленума Верховного Суда РФ не выполнено, и суд, назначив Ильину С В . и Николаеву А.С. по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ дополнительные наказания в виде ограничения свободы и штрафа, несмотря на их альтернативность, не привел в приговоре основания и мотивы их применения.

При таких данных судебная коллегия считает необходимым приговор изменить и исключить указание суда о назначении Ильину С В . и Николаеву А.С. дополнительных наказаний за названное выше преступление.

Заявленные гражданские иски потерпевших Р иР.

о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда разрешены судом с соблюдением положений ст. ст. 151, 1064, 1094, 1099-1101 ГК РФ, и правильность принятого в этой части решения у судебной коллегии сомнений не вызывает.

Протокол судебного заседания составлен в соответствии с требованиями ст. 259 УПК РФ, и поданные осужденными Ильиным С В . и Николаевым А.С. на него замечания рассмо грены председательствующим судьей в установленном законом порядке (т. 16 л.д. 167-168).

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 389 13 , 38920, 38928, 389 33 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Костромского областного суда от 30 июня 2016 года с участием присяжных заседателей в отношении Ильина С В и Николаева А С изменить:

исключить указание о назначении Ильину С В . и Николаеву А.С. за преступление, предусмотренное п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ, дополнительных наказаний: Ильину С В . - в виде штрафа в размере 60 000 рублей и ограничения свободы на 1 год, и Николаеву А.С. - в виде штрафа в 50 000 рублей и ограничения свободы на 1 год;

на основании ч.З ст.69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить наказание: Ильину С В . - в виде лишения свободы сроком на 21 год, с огр Ешичением свободы на 1 год 6 месяцев, с установлением обязательств, перечисленных в приговоре Николаеву А.С. - в виде лишения СЕободы сроком на 18 лет, с ограничением свободы на 1 год, с установлением обязательств перечисленных в приговоре.

В остальном приговор в отношении Ильина С В и Николаева А С оставить без изменения апелляционные жалобы - без удовлетворег ия.

Председательствующий:

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 177 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта