Информация

Решение Верховного суда: Определение N 30-АПУ16-10 от 07.12.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №30-АПУ16-10

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 7 декабря 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Безуглого Н.П судей Хомицкой Т.П. и ТаратутыИ.В при секретаре Поляковой А.С рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Гербекова Н.К., Гергокова Р.Х., Лайпанова К.Р., адвокатов Бердиева А.М Айбазова Х.Б., Бабоевой Р.Ш. в защит}' их интересов на приговор Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 13 сентября 2016 года, которым

Гербеков Н К , 1

несудим осужден по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год; по ч. 2 ст. 213 УК РФ к 4 годам лишения свободы.

1

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 12 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год с отбыванием наказания в колонии строгого режима, с установлением ограничений и обязанностей перечисленных в приговоре.

Гергоков Р Х ,,

ранее судим: 10 декабря 2014 года за два преступления., предусмотренных п. «б,в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, ч. 2 ст. 69 УК РФ к 5 месяцам лишения свободы освобожденного по отбытии 24 декабря 2014 года осужден по ч. 2 ст. 213 УК РФ к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Лайпанов К Р ,,

несудим осужден по ч. 2 ст. 213 УК РФ к 4 годам лишения свободы; п. «а,в» ч. 2 ст. 115 УК РФ к 1 году ограничения свободы; п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ к 1 году ограничения свободы; п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ к 1 году ограничения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Срок наказания Гербекову, Гергоков у, Лайпанову исчислен с 13 сентября 2016 года с зачетом времени содержания под стражей.

По делу разрешены гражданские иски, решена судьба вещественных доказательств.

Гербеков признан виновным и осужден за убийство А из хулиганских побуждений, а также за хулиганские действия группой лиц по предварительному сговору с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия.

Гергоков признан виновным и осужден за хулиганские действия группой лиц по предварительному сговору с применением оружия и предметов используемых в качестве оружия.

2

Лайпанов признан виновным и осужден за хулиганские действия группой лиц по предварительному сговору с применением оружия и предметов используемых в качестве оружия, а также за умышленное причинение легкого вреда здоровью, из хулиганских побуждений с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия; за дважды совершенные насильственные действия из хулиганских побуждений в отношении А иК

Преступления совершены 2 января 2015 года в с.

района Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., объяснения осужденных Гербекова, Гергокова и Лайпанова в режиме видеоконференцсвязи выступление адвокатов Казанцевой М.А., Бабоевой Р.Ш., Баранова АА. в защиту интересов осужденных, поддержавших доводы жалоб, мнение государственного обвинителя Генеральной прокуратуры Коваль К.И полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

в апелляционных жалобах и дополнениях осужденный Гербеков Н.К. и адвокат Бердяев А.М. в его защиту выражают несогласие с приговором ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела нарушений уголовно-процессуального закона. Обращается внимание на отсутствие доказательств предварительного сговора между всеми осужденными на совершение хулиганских действий, на отсутствие информированности друг друга о наличии пистолета и ножа. Анализируя показания Гербекова и свидетеля К , адвокат полагает, что в недостаточной степени проверена версия Гербекова о получении им ножевого ранения руки в результате конфликта с А , в чем сторона защиты усматривает необходимую оборону Гербекова. В этой связи полагают, что судом необоснованно отказано в проведении судебно-медицинской экспертизы в отношении Гербекова. Обращая внимание на плохое владение Гербековым русским языком, адвокат также считает, что судом необоснованно отказано в привлечении к участию в деле переводчика Также необоснованно отклонены ходатайства и оставлены без внимания заявления о недопустимости доказательств,: протокола опознания потерпевшим К обвиняемых (т. 2 л.д. 6-20), протокола осмотра предметов записей с камер видеонаблюдения кафе « (т. 5 л.д. 11). Подробно излагая ход ведения судебного процесса адвокат полагает, что судом не были исследованы показания Гергокова, Лайпанова, свидетеля К , данные ими в ходе предварительного следствия, в то время, как

3

показания данных участников были положены судом в основу приговора Вследствии изменений, внесенных в УПК РФ, адвокат полагает, что показания свидетеля К , в любом случае, нельзя было оглашать, так как это ухудшает положение обвиняемого.

Осужденный в своей жалобе, подробно описывая события, имевшие место у кафе, утверждает о своей невиновности, о том, что инициатором конфликта был сам погибший А , посягнувший на честь чужой жены об отсутствии какого-либо сговора и цели на хулиганские действия приводит аналогичные доводы, указанные в жалобе адвоката. Просит об оправдании по ч. 2 ст. 213 УК РФ и о переквалификации его действий на ч. 4 ст. 111 УК РФ. Адвокат просит приговор отменить, оправдав Гербекова за отсутствием в его действиях состава преступления.

В апелляционных жалобах осужденный Гергоков Р.Х. и адвокат Айбазов Х.Б. в защиту его интересов выражают несогласие с приговором ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела Анализируя показания свидетеля Б в судебном заседании и на стадии предварительного следствия, адвокат утверждает о достоверности показаний, данных в ходе судебного производства, в соответствии с которыми у Гергокова не было ножа, он не наносил первым удар А и не избивал последнего на земле. Утверждает, что осужденным не было известно о наличии друг у друга пистолета и ножа. По показаниям потерпевшего К никто нецензурной бранью не выражался, не кричал, а следовательно, делает вывод адвокат, и не был нарушен общественный порядок. Сторона защиты полагает, что не было доказано наличие предварительной договоренности на совершение хулиганских действий Осужденный в своей жалобе, описывая имевшие место события, утверждает что заступился за честь своей жены К , с которой состоял в браке по мусульманским обычаям, хулиганских мотивов у него не было, не было и ножа, в предварительный сговор ни с кем не вступал, инициатором конфликта был А Просит о постановлении оправдательного приговора.

В апелляционных жалобах осужденный Лайпанов К.Р. и адвокат Бабоева Р.Ш. в защиту его интересов выражают несогласие с приговором ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела нарушений уголовно-процессуального закона. Анализируя имевшие место события конфликта, адвокат и осужденный обращают внимание на отсутствие каких-либо доказательств для квалификации содеянного, как хулиганство Осужденный утверждает об отсутствии предварительного сговора на хулиганство, поясняет, что он был втянутым в конфликт из-за женщины между двумя мужчинами. Излагая показания свидетелей Д и К , считает, что судом дана им неверная оценка. Адвокат и

4

осужденный просят об оправдании Лайпанова по ст. 213 УК РФ и о снижении наказания за другие преступления.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Токова ЛИ., потерпевшие С А просят апелляционные жалобы оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных Гербекова, Гергокова и Лайпанова в содеянном правильными основанными на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

В судебном заседании Гербеков признал себя виновным частично утверждал, что удар ножом А нанес защищаясь, убивать его не хотел Гергоков и Лайпанов также признали себя виновными частично, отказавшись от дачи показаний.

Выслушав позицию осужденных по отношению к содеянному и исследовав показания некоторых из них, данные ими на стадии предварительного следствия, при их допросах в качестве подозреваемого обвиняемого, а также, данные в ходе предыдущего судебного заседания от 12 октября 2015 года, об имевшим место конфликте у кафе « с А из-за оказания последним знаков внимания К являющейся женой Гергокова по мусульманским обычаям, в ходе которого между А и Гергоковым завязалась драка, о производстве Лайпановым в А выстрелов из травматического пистолета, о нанесении Гербековым потерпевшему удара ножом в живот, о последующем производстве выстрелов Лайпановым из травматического пистолета из автомобиля, на котором они пытались скрыться, в сторону А в том числе о роли каждого по отношению к потерпевшему, и оценив показания свидетелей, в том числе и очевидцев, об известных им обстоятельствах совершенных преступлений; исследовав результаты следственных действий суд, с учетом анализа совокупности доказательств, обоснованно пришел к выводу о виновности Гербекова, Гергокова и Лайпанова.

Показания осужденных Гергокова и Лайпанова, данные ими на первоначальном этапе расследования, судом обоснованно признаны достоверными и допустимыми, поскольку они согласуются между собой дополняют друг друга, даны в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона. При этом судом они признаны таковыми лишь в той части, в которой они согласуются и подтверждаются совокупностью иных доказательств по делу. Оснований для признания их недопустимыми доказательствами, вопреки утверждениям стороны защиты, у суда не

5

имелось. Каких-либо замечаний по поводу проведения допросов ни от осужденных, ни их защитников, не поступило. Судом установлено, что при проведении следственных действий с участием Гергокова и Лайпанова, чьи показания положены в основу обвинительного приговора они надлежащим образом были обеспечены защитой. Достоверность сведений, содержащихся в протоколах, удостоверена подписями осужденных и их адвокатов.

Сведения, изложенные Гергоковым и Лайпановым на стадии предварительного следствия, а также в предыдущем судебном заседании от 12 октября 2015 года ими и Гербековым, в которых они подробно пояснили о мотивах совершенных преступлений, последовательности своих действий, характере примененного насилия к потерпевшему, были проверены судом и с точки зрения выдвинутой ими версии о проявлении А агрессии, размахивании ножом, в результате чего осужденные по их мнению, были вынуждены защищаться.

В опровержении изложенной позиции судом правильно оценены показания свидетелей Д Б К потерпевшего К и иные доказательства, исследованные в судебном заседании, и указано о несостоятельности версии осужденных, в частности Гербекова, о необходимости собственной защиты от действий потерпевшего А .

Предложенные стороной защиты суждения относительно иной оценки показаний названных свидетелей и потерпевшего основаны на измененных показаниях указанных лиц, данных с целью смягчения ответственности осужденных, что судом обоснованно отвергнуто, поскольку их показания в этой части не нашли подтверждения в иных доказательствах по делу, в частности, видеозаписи с камер наружного наблюдения, и в некоторой степени, противоречат их же показаниям, данным в ходе предварительного расследования. Причину изменения собственных показаний, такую как, к примеру, подписание протокола, без его прочтения, суд обоснованно счел несостоятельной. К тому же потерпевший К , свидетель Б после исследования их показаний, данных в ходе досудебного производства подтвердили их в части касающихся всех юридически значимых обстоятельств.

В этой связи, следует отметить, что доводы стороны защиты о неисследованности в состоявшемся судебном заседании при пересмотре уголовного дела, изложенных показаний Гергокова, Лайпанова, свидетеля К , данных на стадии предварите льного следствия и в предыдущем судебном заседании от 12 октября 2015 года, не могут быть признаны состоятельными, поскольку опровергаются содержанием протокола судебного заседания от 25 июля 2016 года (т. 12 л.д. 69-70, 98-100), из которого следует, что, как по ходатайству государственного обвинителя, так

6

и по ходатайству стороны защиты, показания названных выше лиц были оглашены: показания осужденных были исследованы вследствии их отказа от дачи показаний в настоящем судебном заседании, показания свидетеля К - вследствии невозможности обеспечения его явки в судебное заседание, о чем вынесено мотивированное постановление Доводы стороны защиты о невозможности исследования показаний свидетеля К , в виду принятия положений закона предусмотренного ч. 2.1 ст. 281 УПК РФ позже, чем был допрошен свидетель основаны на неправильном понимании закона и не соответствуют положению, закрепленному в ст. 4 УПК РФ. При допросе названного свидетеля в судебном заседании от 25 июля 2015 года всем осужденным была предоставлена возможности оспорить его показания, в связи с чем Судебная коллегия не усматривает процессуальных нарушений, влекущих нарушение их права на защиту.

Установленные судом обстоятельства, в том числе и на основе показаний потерпевших, свидетелей, дополнительно подтверждены и исследованными в судебном заседании протоколами следственных действий, в частности протоколами осмотра места происшествия от 2 и 3 января 2015 года, в ходе которых были изъяты вещи и предметы, имеющие значение для дела протокол выемки от 7 января 2015 года видеозаписи с девяти камер видеонаблюдения, а также камер наружного наблюдения, в ходе просмотра которых с участием специалиста были установлены по времени суток весь ход имевших место событий, с участием осужденных и потерпевшего А ; протоколы предъявления для опознания по фотографии от 22 января 2015 года, в ходе которого потерпевший К опознал Лайпанова, как лицо, производившее выстрелы в А , а также Гергокова, как участника потасовки, и Гербекова, как лицо, нанесшего удар ножом А после того как прекратилась драка.

Вопреки доводам стороны защиты, оснований для признания недопустимыми протоколов опознания по фотографии потерпевшим К , а также для признания недопустимыми протокола осмотра предметов от 25 марта 2015 года - записей с камер видеонаблюдения кафе « » и для исключения их из числа доказательств, судом не установлено.

Как усматривается из исследованных в ходе судебного заседания письменных доказательств, порядок производства этих следственных действий, предусмотренный ст. 177, 193 УПК РФ, органами предварительного следствия нарушен не был, цель выяснения имеющих значение для уголовного дела обстоятельств, соблюдена. Все участвующие лица были ознакомлены с содержанием протоколов, о чем свидетельствуют их подписи, каких- либо возражений и заявлений не

7

поступило. Фактов необходимости создания органами следствия искусственных доказательств судом не установлено.

Принимая во внимание в части соответствие показаний Гергокова и Лайпанова на стадии предварительного следствия иным доказательствам по делу, отсутствие у осужденных, в том числе и Гербекова, к оговору друг друга, суд правильно указал на их достоверность в части пояснений о роли каждого из них в содеянном. Не установлено судом и каких-либо обстоятельств, указывающих на наличие неприязненных отношений между осужденными и потерпевшим А .

Уверяя суд в ходе судебного разбирательства о заключении брака Гергокова с К что официально не было подтверждено, о защите якобы чести жены, утверждая об отсутствии умысла на хулиганские действия и убийство, договоренности, а также информированности и осведомленности о наличии пневматического оружия и ножей друг у друга настаивая на своих спонтанных дейстЕ(иях в условиях совершения преступлений, а также о необходимости обороняться от действий А сторона защиты предлагала лишь переоценить все доказательства представленные органами следствия с позиции своей выдвинутой версии.

Суд мотивированно опроверг указанные заявления, в том числе и о конфликте, расценив их как одно из средств защиты, продиктованные стремлением избежать ответственности за содеянное, поскольку используя незначительный повод (оказание А знаков внимания юридически незамужней К ), осужденные, предварительно договорившись, при отсутствии каких-либо объективных поводов и причин, полнимая, что нарушают общественных порядок, в присутствии других лиц, каждый применили насилие в отношении А , в том числе, и с применением травматического оружия и ножей.

Установленные судом обстоятельства не свидетельствуют о том, что действия А были сопряжены с насилием опасным для жизни как самого Гербекова, так и других осужденных, либо представляли со стороны потерпевшего какую-либо угрозу для них. В этой связи судом с достаточной полнотой были проверены и обоснованно опровергнуты доводы Гербекова о нахождении его в состоянии необходимой обороны, вследствии чего он был вынужден нанести удар ножом потерпевшему.

Напротив, как установлено судом, в том числе и на основе видеозаписи с камер наружного наблюдения, Гергоков и Лайпанов подошли к машине А и попросили его выйти. Учинив ссору с А , Гергоков нанес ему удар по лицу, в результате чего между ними завязалась потасовка, во время которой подбежали Гербеков с Лайпановым, последний произвел два выстрела в А из травматического оружия, причинив легкий вред здоровью с кратковременным его расстройством. После чего Гербеков,

8

воспользовавшись тем, что А отвлечен разговором с Гергоковым и Лайпановым, нанес удар ножом в живот потерпевшему. Затем Лайпанов нанес удар рукой А , и еще ногой уже лежащему потерпевшему.

Таким образом, судом не установлено обстоятельств, подтверждающих что имело место противоправное поведение со стороны А спровоцировавшее действия осужденных по делу.

Объективно не было установлено судом и оснований для назначения судебно-медицинской экспертизы в отношении Гербекова по факту имеющегося рубца на пальце его левой руки. С учетом имеющегося заключения специалиста Х - заведующего травматологическим отделением о невозможности определения давности и чем было причинено указанное телесное повреждение, а также фактов обращения Гербекова за медицинской помощью в связи с данным повреждением и при отсутствии каких-либо медицинских документов в связи с изложенными обстоятельствами, судом, вопреки доводам жалобы стороны защиты Гербекова, обоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о назначении указанной судебно-медицинской экспертизы, о чем вынесено соответствующее постановление (т. И л.д. 135-139).

Совокупность изложенных и оцененных в приговоре доказательств позволила суду придти к обоснованному выводу о совместных и согласованных действиях осужденных по обстоятельствам грубого нарушения общественного порядка, в ходе которого каждый из них выполнял свою роль, что свидетельствует о наличии сговора между соучастниками хулиганских действий и непосредственном соисполнительстве в совершении данного преступления.

Опровергая доводы стороны защиты, суд дал оценку доказательствам исследованным в ходе судебного разбирательства, в их совокупности, при этом указал основания, по которым одни доказательства приняты, а другие отвергнуты, и тот факт, что выводы суда не совпадают с позицией осужденных и их защиты, не свидетельствует о нарушении судом требований уголовно-процессуального закона и не является основанием к отмене или изменению судебного решения.

Изложенные доказательства и другие, перечисленные в приговоре судом обоснованно признаны достаточными для формирования вывода о виновности осужденных в совершении преступлений.

Таким образом, суд обоснованно пришел к выводу о виновности Гербекова, Гергокова и Лайпанова и их действия юридически правильно квалифицировал, в связи с чем Судебная коллегия не усматривает оснований для переквалификации действий осужденных на менее тяжкую

9

категорию преступлений, в том числе и для вывода об оправдании, как о том ставится вопрос в апелляционных жалобах.

Как следует из установленных судом фактических обстоятельств преступление осужденными совершено в населенном пункте, в общественном месте, в присутствии работников кафе и посетителей, их совместные и согласованные действия были обусловлены малозначительным поводом, а также желанием противопоставить себя окружающим и продемонстрировать свое пренебрежительное, циничное отношение к другой личности, что судом правильно определено как наличие состава преступления, предусмотренного ч.2ст.213УКРФ.

Действия Гербекова, который из хулиганских побуждений умышленно нанес удар ножом А в живот, от чего впоследствии наступила смерть потерпевшего, судом также обоснованно квалифицированы по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Правильно сделан вывод о совершении именно убийства потерпевшего А поскольку обнаруженные телесные повреждения механизм их образования, локализация, интенсивность примененного насилия, использование в качестве орудия преступления - ножа свидетельствуют об умысле на убийство потерпевшего.

При этом судом обращено внимание и на то обстоятельство, что осознавая о присутствии иных лиц, удар ножом Гербеков нанес уже после того как Лайпанов дважды выстрелил в потерпевшего из травматического оружия, но тот продолжал стоять, что дополнительно свидетельствует о преследовании осужденными совместной цели на совершение хулиганских действий.

Производство Лайпановым указанных выстрелов в А повлекших легкий вред здоровью с кратковременным его расстройством, а также нанесение им ударов А и процессе хулиганских действий судом обоснованно квалифицированы по п. «а,в» ч. 2 ст. 115 и п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ. Выстрелы Лайпанова в сторону водителя - охранника кафе К произведенные из автомобиля в процессе оставления места происшествия совместно с другими осужденными, судом правильно квалифицированы по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ.

Нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов, влекущих отмену либо изменение приговора, не установлено.

Доводы стороны защиты Гербекова о нарушении прав осужденного на защиту, выразившихся в непредоставлении возможности в судебном заседании пользоваться услугами переводчика, не могут быть признаны обоснованными. Ходатайство об этом судом было рассмотрено, о чем вынесено соответствующее постановление (т. 12 л.д. 9-10). Оснований ставить под сомнение свободное владение Гербековым русским языком у суда не имелось, в чем убедилась и С) дебная коллегия при рассмотрении

10

дела в суде апелляционной инстанции. Обращено внимание Судебной коллегией и на то обстоятельство, что версия о плохом владении русским языком возникла у стороны защиты лишь после отмены приговора по доводам представления и жалобы потерпевшей стороны.

При назначении наказания судом учтены обстоятельства совершенных преступлений Гербековым, Гергоковым и Лайпановым, и степень общественной опасности содеянного, характеризующие данные о личности, наличие смягчающих и отягчающих обстоятельств у Гергокова влияние назначенного наказания на их исправление.

Судом не установлено исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступлений, ролью и поведением осужденных во время и после совершения преступлений, существенно уменьшающих степень общественной опасности.

Таким образом, Судебная коллегия полагает, что наказание осужденным назначено соразмерно содеянному и оснований для признания назначенного наказания несправедливым, в силу его суровости, не имеется.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. 38913-38914, 38920, 38928, 389" УПК РФ, Судебная коллегия

опр еделила приговор Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 13 сентября 2016 года в отношении Гербекова Н К Гергокова Р Х и Лайпанова К Р оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Гербекова Н.К., Гергокова Р.Х., Лайпанова К.Р., адвокатов Бердиева А.М., Айбазова Х.Б., Бабоевой Р.Ш. - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

11

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 177 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта