Информация

Решение Верховного суда: Определение N 51-АПУ16-18 от 18.01.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

дело №51-АПУ 16-18

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ город Москва 18 января 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Иванова Г.П судей Ведерниковой ОН. и Шамова А.В при секретаре Щукиной Ю.В рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Конькова Н.Г. и в его интересах адвоката Резепина ИВ. на приговор Алтайского краевого суда от 8 ноября 2016 года, которым

КОНЬКОВ Н Г

несудимый осужден: - по пунктам «в», «д» части 2 статьи 105 УК РФ к лишению свободы на 14 лет по части 1 статьи 116 УК РФ к штрафу в 20 000 рублей.

На основании части 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений Конькову Н.Г. назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в 20 000 рублей.

Наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.

Мера пресечения Конькову Н.Г. в виде заключения под стражу оставлена без изменения.

Срок отбывания наказания Конькову Н.Г. исчислен с 8 ноября 2016 года, в срок отбытия наказания зачтено время его содержания под стражей с 10 марта по 7 ноября 2016 года.

Приговором решен вопрос о вещественных доказательствах, процессуальных издержках.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Шамова А.В выступления осужденного Конькова Н.Г., адвоката Кузнецова С.А. в защиту его интересов по доводам апелляционных жалоб, прокурора отдела Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кечиной И.А., полагавшей приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

приговором суда Коньков Н.Г. признан виновным в том, что в период с 26 по 29 сентября 2003 года, находясь в состоянии алкогольного опьянения в доме по ул. в с. района

края, испытывая неприязненные чувства по отношению ребенку сожительницы - Е года рождения, с силой нанес удар рукой в голову Е схватил того руками за одежду в области груди, поднял и с силой бросил потерпевшего вниз, отчего последний ударился задней частью туловища и конечностей, затылочной частью головы о пол, а также со значительной силой нанес Е не менее 4 ударов рукой в голову и не менее трех ударов ногой в туловище, сопровождая свои действия словами о скорейшем наступлении смерти ребенка, причинив Е телесные повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы в виде субдуральной (под твердую мозговую оболочку) гематомы левого полушария головного мозга субарахноидального (под мягкую мозговую оболочку) кровоизлияния правой височной и левой теменной долей головного мозга, причинившей тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни; переломов 10 правого по лопаточной линии и 7 левого ребер по околопозвоночной линии, причинивших средней тяжести вред здоровью. Реализуя умысел на умышленное убийство Е Коньков Н.Г. закрыл в доме и не выпускал из дома К лишая ее возможности оказания медицинской помощи ее сыну. От полученных телесных повреждений 30 сентября 2003 года Е скончался;

15 февраля 2016 года около 1 часа, находясь в состоянии алкогольного опьянения в доме по ул. в с. района Коньков Н.Г. на почве личных неприязненных отношений нанес не менее одного удара рукой в голову К года рождения, чем причинил потерпевшему физическую боль.

В апелляционных жалобах:

- осужденный Коньков Н.Г. указывает о несогласии с приговором, полагает, что выводы суда не подтверждаются исследованными доказательствами. 30 сентября 2003 года Е умер оттого, что захлебнулся рвотными массами, и лишь в феврале 2016 года его супруга К - мать Е из-за произошедшей ссоры обвинила его в причинении смерти ее сыну от первого брака Выводы суда основаны только на показаниях Коньковой и ее сестры К.

Его показания, а также показания свидетелей К С судом не были учтены. Убивать Е он намерения не имел, считает неверной квалификацию его действий по части 2 статьи 105 УК РФ, а назначенное наказание несправедливым вследствие чрезмерной суровости. Просит приговор изменить, переквалифицировать его действия на часть 1 статьи 109 УК РФ и назначить минимальное наказание;

- адвокат Резепин И.В. в интересах Конькова Н.Г. указывает о несогласии с приговором, полагает, что выводы суда не подтверждаются исследованными доказательствами. В ходе следствия действия Конькова Н.Г. были необоснованно переквалифицированы с части 4 статьи 111 УК РФ на часть 2 статьи 105 УК РФ Выводы суда основаны только на показаниях К и ее сестры К.,

а также на противоречивых выводах комплексной судебно-медицинской экспертизы от 29.06.2016 года. Вместе с тем, в деле имеются также экспертизы от 24.10.2003 года, 12.04.2016 года, однако судом стороне защиты было необоснованно отказано в допросе эксперта К проводившего исследование в 2003 году, выводы которого имеют существенные противоречия с более поздними исследованиями, в том числе, в его заключении 2003 года не отражены переломы ребер. Показания К непоследовательны и противоречивы, не подтверждаются совокупностью других доказательств, в том числе и признательными показаниями Конькова Н.Г., свидетель К испытывала к Конькову Н.Г. личную неприязнь. Судом не в полной мере учтены показания свидетелей П С К К А Считает неверной квалификацию действий Конькова Н.Г. по части 2 статьи 105 УК РФ, поскольку если суд признал, что смерть Е наступила от черепно-мозговой травмы, которую причинил Коньков Н.Г., то его действия могли быть квалифицированы лишь по части 4 статьи 111 УК РФ. Учитывая наличие неустранимых сомнений в виновности Конькова Н.Г., просит приговор отменить, и по п. «в», «д» части 2 статьи 105 УК РФ Конькова Н.Г. оправдать.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель М.В Тилилицина указывает о несостоятельности приведенных в них доводов, просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Расследование уголовного дела проведено в рамках установленной законом процедуры, с соблюдением прав всех участников уголовного судопроизводства.

В силу положений п. 3 части 2 статьи 38 УПК РФ, следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, а в силу требований части 1 статьи 175 УПК РФ, при наличии оснований для изменения предъявленного обвинения, следователь в соответствии со статьей 171 настоящего Кодекса выносит новое постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и предъявляет его обвиняемому в порядке, установленном статьей 172 настоящего Кодекса.

Указанное требование закона при производстве следствия по настоящему уголовному делу выполнено, с соблюдением вышеприведенных норм закона обвинение было изменено и Конькову Н.Г. 19 августа 2016 года (т. 3 л.д. 20-24) предъявлено новое обвинение в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 105 УК РФ.

В последующем, в ходе производства по делу, вопрос юридической квалификации содеянного Коньковым Н.Г. был предметом рассмотрения суда.

Рассмотрение уголовного дела судом проведено в соответствии с положениями главы 36 УПК РФ, определяющей общие условия судебного разбирательства, глав 37-39 УПК РФ, определяющих процедуру рассмотрения уголовного дела. Нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении уголовного дела не допущено.

Обоснованность осуждения Конькова Н.Г. по части 1 статьи 116 УК РФ в апелляционных жалобах не оспаривается, вина Конькова Н.Г. в совершении этого преступления подтверждена признательными показаниями осужденного последовательными показаниями потерпевших К К свидетелей К К Выводы суда мотивированы в приговоре. В апелляционных жалобах обоснованность осуждения в этой части не оспаривается.

Правильно судом установлены и фактические обстоятельства причинения Коньковым Н.Г. смерти потерпевшему Е

В судебном заседании Коньков Н.Г. отрицал совершение преступления предусмотренного частью 2 статьи 105 УК РФ, пояснив, что убийство потерпевшего Е не совершал, ударов не наносил. С 28 по 29 сентября 2003 года находился на работе, домой вернулся лишь утром 30 сентября, оказывал потерпевшему помощь, и полагает, что смерть потерпевшего наступила от действий его матери.

Вместе с тем судом, вопреки доводам апелляционных жалоб, на основании совокупности исследованных доказательств сделан правильный вывод о том, что именно Коньков Н.Г. умышленно причинил смерть малолетнему Е

Из исследованных судом показаний потерпевшей К в ходе судебного и предварительного следствия, были установлены обстоятельства, при которых Коньковым Н.Г. в период с 26 по 28 сентября 2003 были причинены телесные повреждения потерпевшему Е 2001 года рождения, от которых Е скончался, о мотиве совершения Коньковым Н.Г. этих действий а также о причинах, по которым она длительное время не обращалась в правоохранительные органы.

В ходе проверки показаний на месте, К также дала показания об обстоятельствах произошедшего (том 1 л.д. 106-110, 112-118, 121-148, 151-153).

Вопреки доводам апелляционных жалоб получили надлежащую оценку в приговоре и показания свидетеля К пояснившей, что ее родная сестра - К проживала совместно с Коньковым Н.Г. в с. с 2001 - 2002 года. У сестры был сын Е после смерти которого, у нее и Конькова возник конфликт, при этом говорил, что ему ничего не было за прошлое дело, намекая про Е и ничего не будет за то, что он побьет ее, или убьет кого-нибудь. Когда Е бывал у нее, на теле Е она видела кровоподтеки, Олег говорил, что его бьет Коньков. Сестра ей говорила, что Коньков иногда Е наказывает. Сестра не обращалась в полицию, так как боялась Конькова, который ее бил. О гибели Е ей сообщила К Она видела, что у Е была опухшая голова, и он был весь в гематомах.

Согласно показаниям свидетеля П - заведующей врачебной амбулаторией, в 2003 году она выезжала на вызов в дом к Коньковым по факту смерти Е , констатировав его смерть, сообщила об этом участковому З Со слов Конькова Н.Г. и его супруги, ребенок подавился во время еды, это же установили при вскрытии. После смерти Е

она разговаривала с К и та ей сказала, что периодически Коньков Н.Г. причинял телесные повреждения ей и Е но та это скрывала, так как боялась мужа (т.1 л.д. 194-196).

Свидетель А суду пояснила, что в сентябре 2003 года, к ней обратился Коньков Н.Г. , пояснив, что Е плохо, он поел, после чего стал прыгать на диване, у него открылась рвота и Е повалился на диван Вместе с Коньковым Н.Г. они проследовали в дом, где на кухне на диване, лежал Е рядом с ним находилась К У ребенка в области шеи и на диване были рвотные массы, пульс у ребенка отсутствовал. В марте 2016 года после задержания К от жителей села она узнала, что Е умер от черепно-мозговой травмы, полученной в результате избиения Коньковым Н.Г. Подробности ей неизвестны.

Из показаний свидетеля К судом было установлено, что в ее присутствии К обвиняла Конькова Н.Г. в смерти, то есть убийстве Е Со слов К ей известно, что когда Коньков Н.Г. находится дома в состоянии алкогольного опьянения, то «кидается» драться. Со слов жителей села ей известно, что что в 2003 году умер ребенок К -Е причины смерти ребенка ей были не известны. В начале марта 2016 года со слов К ей стало известно, что Е умер от черепно-мозговой травмы, которая образовалась в результате того, что за несколько дней до смерти его избил К Подробности избиения К ей не поясняла.

Из содержания акта СМЭ от 24.10.2003 года следует, что при исследовании трупа Е обнаружены телесные повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы: субарахноидальные кровоизлияния височных теменной доли слева, субдуральная гематома теменной доли справа (10,0 мл кровоизлияния в мягкие ткани головы: надбровной области справа, лобной и височной области слева, теменной области по срединной линии, кровоподтеки левого глаза (1), лобных областей (2), скуловой области слева и нижней челюсти справа (по 1), которые образовались от воздействия твердого тупого предмета (предметов) или при ударе (ударах) о таковые, причинили тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и стоят в прямой причинной связью со смертью образовались за 2-4 суток до смерти. Также у Е обнаружен кровоподтек подвздошной области слева, который образовался от действия тупого твердого предмета, возник за 2-4 суток до наступления смерти. Данный кровоподтек не стоит в причинно-следственной связи со смертью, у живых лиц не причиняет вреда здоровью.

Смерть Е наступила от закрытой черепно-мозговой травмы головы в виде кровоизлияний под оболочки мозга, осложнившейся отеком головного мозга, что подтверждается наличием самих повреждений, сглаженностью борозд и извилин (т.1, л.д. 91-99).

Согласно выводам эксперта по результатам экспертизы № доп. от 12.04.2016 года, у Е имелась закрытая черепно-мозговая травма кровоизлияния под твердую мозговую оболочку головного мозга в проекции теменной доли слева и в задней черепной ямке слева объемом 10,09мл (субдуральная гематома); кровоизлияния под мягкую мозговую оболочку в проекции теменной доли слева (1), в проекции височной доли справа (1), в проекции височной доли слева (1) - субарахноидальные кровоизлияния кровоподтеки (5): в левой орбитальной области на верхнем веке (1), в лобной области справа (1), в лобной области слева (1), в скуловой области слева (1), в области угла нижней челюсти слева (1), кровоизлияния в мягкие ткани головы (4): в надбровной области справа (1), в височной области слева (1), в лобной области слева (1), в теменной области по срединной линии (1).

Травма образовалась от воздействий (не менее 8-и) твердого тупого предмета (предметов) в область головы, что возможно при ударах руками постороннего человека, причинила тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и состоит в причинно-следственной связи со смертью.

Отмечено наличие кровоподтека (1) в подвздошной области слева.

Смерть Е наступила вследствие закрытой черепно-мозговой травмы в виде кровоизлияний под твердую и мягкую мозговые оболочки головного мозга, кровоподтеков головы, кровоизлияний в мягкие ткани головы, что в последствие привело к сдавлению головного мозга кровью и развитию в последующей отека и набухания мозговой ткани, являющихся непосредственной причиной смерти.

Возможность образования травмы, указанной в п.п. 1.1 данных выводов при обстоятельствах изложенных потерпевшей К не исключается (т.1 лд 226-229)

Труп Е был эксгумирован, осмотрен (т.2, л.д. 1-13)

По результатам судебно-медицинской экспертизы № от 29.06.2016 года комиссия экспертов указала в выводах, что смерть Е наступила от закрытой черепно-мозговой травмы в виде кровоизлияний под оболочки и в вещество головного мозга, осложнившейся отеком и набуханием вещества головного мозга с развитием дислокационного синдрома смерть Е наступила за 24-48 часов до момента экспертизы его трупа в морге (01.10.2003 г. в 10 часов).

Е были причинены:

закрытая черепно-мозговая травма в виде субдуральной (под твердую мозговую оболочку) гематомы левого полушария головного мозга, объемом 10,0 мл субарахноидального (под мягкую мозговую оболочку) кровоизлияния правой височной и левой теменной долей головного мозга, кровоизлияний в мягкие ткани надбровной области справа (1), левой височной области (1), теменной области по срединной линии (1), кровоподтеков верхнего века левого глаза (1), лобной области справа (1), лобной области слева (1) с кровоизлиянием в мягкие ткани, в проекции угла нижней челюсти слева (1), которые образовались от множественных (не менее 5-ти) воздействий твердыми тупыми предметами, возможно от ударов руками ногами постороннего человека за 1-3 суток до момента наступления его смерти Все повреждения на голове пострадавшего объединены общим механизмом причинения и возникли в одно время, и оцениваются как единый комплекс черепно-мозговой травмы, причинившей тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и состоит в прямой причинной связи с наступлением смерти Е

при экспертизе эксгумированных останков трупа Е были обнаружены переломы 10 правого по лопаточной линии и 7-го левого ребер по околопозвоночной линии, которые образовались от 2-х воздействий твердым тупым предметом, возможно от ударов руками, ногами постороннего человека и могли быть причинены за 1-3 суток до смерти в тоже время, что и черепно-мозговая травма. Переломы ребер расцениваются как причинившие средней тяжести вред здоровью по признаку длительного его расстройства на срок свыше 21-го дня, в причинной связи с наступлением смерти Е не состоят;

кровоподтек подвздошной области слева причинен однократным воздействием твердым тупым предметов, возможно от удара рукой, ногой постороннего человека за 1-3 суток до момента наступления его смерти, т.е. в тоже время, что и другие повреждения, указанные в выводах. Кровоподтек не расценивается как вред здоровью и не состоит в причинной связи с наступлением смерти Е

часть повреждений, могла образоваться у Е в результате падения с приданным телу ускорением с высоты и ударом о твердые тупые предметы, однако принимая во внимание характер, множественность и различную локализацию этих повреждений, образование их в совокупности, только в результате падения Е

с высоты собственного роста и ударе о твердые тупые предметы, исключено;

возможно причинение этих повреждений при обстоятельствах, указанных потерпевшей К (т.2, л.д. 22-51)

Получили оценку в приговоре и показания Конькова Н.Г. в ходе предварительного следствия, исследованные судом в порядке п.1 части 1 статьи 276 УПК РФ, в которых тот показывал, что в 2003 году он проживал с К

и ее сыном Е в доме по ул. в с. 30.09.2003 года Е умер, но несколькими днями ранее, он (Коньков Н.Г.) вечером избил Е бил его руками по голове. Утром у Е были синяки на теле, потом он перестал ходить, не мог сам принимать пищу, К кормила его с ложечки. Когда у ребенка открылась рвота, он делал ему искусственное дыхание, но это не помогло, позвал А но ребенок умер Сотрудникам милиции и врачу, он и К сообщили, что Е упал с полка в бане. Он говорил К чтобы она не рассказывала правду про обстоятельства смерти ребенка. Он сначала боялся, что его арестуют но время шло, его никто не трогал и он успокоился. Когда его вызвали в полицию он продолжал настаивать на том, что Е умер от того, что захлебнулся рвотными массами, но когда ему показали заключение судебно-медицинской экспертизы по результатам вскрытия Е он понял, что теперь нет смысла скрывать и рассказал, что действительно, избил Е Убивать Е он не хотел, просто не сдержался от того что был в нетрезвом состоянии и не рассчитал силы нанес ему такие повреждения, от которых тот скончался. Он понимал, что, нанося удары двухлетнему ребенку кулаком и ногами тому можно причинить тяжкие телесные повреждения, но в тот момент был зол и не сдержался. Мать Е -К никогда не била ребенка, кроме него никто Е не бил (т.2, л.д. 89-92, 94- 97).

Вопреки доводам апелляционных жалоб, показания свидетелей П,

С К К А оценены судом в совокупности с другими доказательствами по делу, мотивы, по которым суд критически отнесся к показаниям, противоречащим установленным им фактическим обстоятельствам содеянного, в приговоре приведены и надлежащим образом мотивированы.

Выводы экспертов по результатам судебно-медицинских исследований трупа Е не содержат каких-либо существенных противоречий относительно времени причинения и наличия черепно-мозговой травмы у Е явившейся причиной его смерти.

Обнаружение на эксгумированных останках потерпевшего дополнительных повреждений в виде переломов ребер не ставят под сомнение выводы эксперта К о причинах смерти потерпевшего Е

Судом не установлено обстоятельств, свидетельствующих об оговоре потерпевшей К и свидетелем К осужденного Конькова Н.Г.

Судебное следствие было закончено при отсутствии возражений участников судебного разбирательства (т. 4 л.д. 128).

Психическое состояние Конькова Н.Г. судом проверено. Исходя из установленных судом обстоятельств дела, с учетом данных экспертных исследований по результатам комиссионной судебно- психиатрической экспертизы (т.2 л.д. 140-142), не выявивших у Конькова Н.Г. хронических психических расстройств и слабоумия, установившей его возможность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, суд признал его вменяемым по отношению к совершенным преступлениям.

Приговор отвечает требованиям статьи 307 УПК РФ. Как того и требует закон суд привел аргументированные выводы относительно принятых им решений, дал анализ всей совокупности доказательств и установленных судом фактических обстоятельств совершенных преступлений.

Содеянное осужденным получило надлежащую юридическую оценку Квалификация действий Конькова Н.Г. по пунктам «в», «д» части 2 статьи 105 УК и части 1 статьи 116 УК РФ является правильной. Выводы суда мотивированы в приговоре, оснований сомневаться в правильности выводов суда у судебной коллегии не имеется.

Доводы апелляционных жалоб о том, что действиям Конькова Н.Г. в части причинения смерти Е дана неверная юридическая оценка, судебная коллегия находит несостоятельными.

Судом приняты во внимание все обстоятельства произошедшего - характер примененного насилия к малолетнему потерпевшему(нанесение множественных ударов, в том числе и в голову, со значительной силой), последующие действия виновного, который в течение нескольких дней препятствовал оказанию помощи потерпевшему, учтено, что применяя насилие к малолетнему ребенку выразившееся в умышленном нанесении тому ударов, в условиях несформированности организма малолетнего, Коньков понимал, что эти его действия могут привести и в конечном итоге привели к причинению телесных повреждений, относящихся к тяжкому вреду здоровью потерпевшего, и явившихся причиной его смерти.

Доводы и позиция участников судебного разбирательства со стороны защиты относительно юридической квалификации содеянного Коньковым, о том, что им по неосторожности была причинена смерть потерпевшему, что его действия не могут квалифицироваться как умышленное причинение смерти, и о необходимости квалификации его действий по статье 109 УК РФ, являлись предметом проверки судом они отвергнуты как несостоятельные, мотивированные выводы суда содержатся в приговоре.

Оснований сомневаться в правильности выводов суда у судебной коллегии не имеется.

Судом, при назначении наказания Конькову Н.Г. учтены обстоятельства указанные в статье 60 УК РФ - характер и степень общественной опасности преступлений, обстоятельства их совершения, данные о личности виновного, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание Конькову Н.Г. суд признал и учел активное способствование раскрытию и расследованию преступлений выразившееся в описании конкретных обстоятельств происшедшего, состояние здоровья подсудимого и его близких родственников, отсутствие судимости, по преступлению, предусмотренному частью 1 статьи 116 УК РФ - признание вины наличие на иждивении малолетнего ребенка; по преступлению, предусмотренному частью 2 статьи 105 УК РФ - частичное признание вины на предварительном следствии, наличие на иждивении двух детей.

Обстоятельствами, отягчающими наказание Конькова Н.Г. по части 1 статьи 116 УК РФ, суд обоснованно признал совершение Коньковым Н.Г. преступления в отношении малолетнего родителем, на которого законом возложены обязанности по воспитанию, в состоянии алкогольного опьянения, надлежаще мотивировав свои выводы.

Судом не установлены обстоятельства для применения положений статьи 64УК РФ.

Вопреки доводам апелляционных жалоб назначенное Конькову Н.Г. наказание отвечает принципам справедливости, соразмерно содеянному, оснований для смягчения наказания судебная коллегия не находит.

Обстоятельств, влекущих отмену или изменение приговора в отношении Конькова Н.Г. по доводам апелляционных жалоб, судебной коллегией не установлено.

Руководствуясь статьями 38913, 38920, 38928, 38933 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Алтайского краевого суда от 8 ноября 2016 года в отношении КОНЬКОВА Н Г оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 175 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта