Информация

Решение Верховного суда: Определение N 73-АПУ16-19 от 02.11.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 73-АПУ16-19

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 2 н о я б р я 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зыкина В.Я.

судей Ведерниковой О.Н., Фроловой Л.Г.

при секретаре Ивановой А.А с участием представителя Генеральной прокуратуры Российской Федерации прокурора Митюшова В.П., осужденных Иванова Э.В., Миллера А.А., Шагду рова В.А., Доржонова Л.Д., Цыденова В.Б., их защитников - адвокатов Герасимова Д.В., Щеголевой М.А., Литвиновой Л.Н., Меркушевой Л.В., Подмаревои Е.В. рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Иванова Э.В., Миллера А.А., Шагдурова В.А., Доржонова Л.Д., Цыденова В.Б., а также адвоката Лапердина В.А. (защитника Цыденова на приговор Верховного суда Республики Бурятия от 6 июля 2016 года, кото рым

Иванов Э В

не судимый осужден по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 14 (четырнадцать) лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год.

В период отбывания дополнительного наказания в виде ограничения свободы Иванову Э.В. установлены следующие ограничения: не выезжать за пределы муниципального образования, где он будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания место работы без согласия уголовно-исполнительной инспекции, осуществляющей надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы; на него также возложена обязанность ежемесячно являться для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию осуществляющую надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы;

Миллер А А

не

судимый осужден по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 15 (пятнадцать) лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год.

В период отбывания дополнительного наказания в виде ограничения свободы Миллеру А.А. установлены следующие ограничения: не выезжать за пределы муниципального образования, где он будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания место работы без согласия уголовно-исполнительной инспекции осуществляющей надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, на него также возложена обязанность ежемесячно являться для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию осуществляющую надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы;

Шагдуров В А

не судимый осужден по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 15 (пятнадцать) лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год.

В период отбывания дополнительного наказания в виде ограничения свободы Шагдурову В.А. установлены следующие ограничения: не выезжать за пределы муниципального образования, где он будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания место работы без согласия уголовно-исполнительной инспекции осуществляющей надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, на него также возложена обязанность ежемесячно являться для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию осуществляющую надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы;

Доржонов Л Д ,

не

судимый, осужден по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 15 (пятнадцать) лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год.

В период отбывания дополнительного наказания в виде ограничения свободы Доржонову Л.Д. установлены следующие ограничения: не выезжать за пределы муниципального образования, где он будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания место работы без согласия уголовно-исполнительной инспекции осуществляющей надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, на него также возложена обязанность ежемесячно являться для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию осуществляющую надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы;

Цыденов В Б

не судимый осужден по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 14 (четырнадцать) лет 6 (шесть) месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год.

В период отбывания дополнительного наказания в виде ограничения свободы Цыденову В.Б. установлены следующие ограничения: не выезжать за пределы муниципального образования, где он будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания место работы без согласия уголовно-исполнительной инспекции осуществляющей надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, на него также возложена обязанность ежемесячно являться для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию осуществляющую надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы;

Срок отбывания наказания Миллеру А.А., Шагдурову В.А., Доржонову Л.Д., Цыденову В.Б., Иванову Э.В. в виде лишения свободы постановлено исчислять с 6 июля 2016 года, с зачетом каждому в срок отбывания наказания времени содержания под стражей с 21 февраля 2015 г. по 6 июля 2016 г.

Постановлено взыскать в пользу М 2 984 000 рублей в счет компенсации морального вреда в долевом порядке: с Доржонова Л.Л. 600 000 рублей; с Иванова Э.В. 600 000 рублей, с Шагдурова В.А. 600 000 рублей, с Миллера А.А. 592 000 рублей, с Цыденова В.Б. 592 000 рублей, а так же взыскать с Доржонова Л.Д., Иванова Э.В., Шагдурова В.А., Миллера А.А Цыденова В.Б. в пользу М 114359 рублей 55 копеек в счет возмещения материального вреда в солидарном порядке.

С Иванова Э.В., Шагдурова В.А., Миллера А.А., Цыденова В.Б. взысканы процессуальные издержки в размере 39240 рублей с каждого, с Доржонова Л.Д в размере 51840 рублей.

В приговоре содержатся решения о мере пресечения в отношении Мил лера А.А., Шагдурова В.А., Доржонова Л.Д., Цыденова В.Б., Иванова Э.В. и о судьбе вещественных доказательств по делу.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., а также объяснения осужденных Иванова Э.В., Миллера А.А., Шагдурова В.А., Доржонова Л.Д., Цыденова В.Б., их защитников - адвокатов Герасимова Д.В. (защитника Иванова Э.В), Щеголевой М.А. (защитника Миллера А.А Литвиновой Л.Н. (защитника Шагдурова В.А.), , Меркушевой Л.В. (защитника Доржонова Л.Д.), Подмаревои Е.В. (защитника Цыденова В.Б.), поддержавших доводы апелляционных жалоб, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Митюшова В.П., возражавшего против доводов апелляционных жалоб и просившего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Миллер, Шагдуров, Доржонов, Цыденов и Иванов осуждены за убийство Ш , совершенное группой лиц.

Судом установлено, что преступление совершено при следующих обстоятельствах.

Около 1 часа 17 февраля 2015 года Миллер, Шагдуров, Доржонов, Цыде нов и Иванов, находясь в автомобиле, увидели возле дома № по ул гор. района Республики Б Ш который ранее в составе группы молодых людей участвовал в обоюдном конфликте с ними.

На почве личной неприязни, вызванной ранее произошедшим конфликтом, Миллер и Шагдуров решили лишить Ш жизни. С этой целью Миллер и Шагдуров выскочили из автомобиля, догнали Ш и нанесли ему удары ногами и руками по телу. Затем, применяя физическую силу, они на сильно посадили Ш в машину и отвезли в местность « »

района Республики . В пути следования Шагдуров, продолжая реализацию своего преступного умысла, нанес Ш не менее двух уда ров руками по телу.

Около 2 часов 17 февраля 2015 года Миллер, Шагдуров, Доржонов, Цы денов и Иванов доставили Ш в указанную местность. После того, как Ш вывели из автомобиля, Доржонов, Цыденов и Иванов на почве личной неприязни, вызванной ранее произошедшим конфликтом, решили присоединиться к преступным действиям Миллера и Шагдурова, и, с целью убийства Ш , совместно нанесли ему множество ударов руками и ногами по го лове и телу.

После нанесения Ш множества ударов ногами, руками по голове и телу Иванов, Шагдуров, Доржонов, Цыденов и Миллер по предложению последнего, продолжая реализацию своего умысла на убийство, подняли с земли находящегося в бессознательном состоянии Ш и сбросили по склону карьера. Ш упал на выступ карьера на глубину около 10 метров от края карьера. Тогда Миллер и Цыденов, доводя совместные преступные действия до конца, спустились на выступ карьера и сбросили Ш вниз по склону на глубину около 80 метров от края карьера.

В результате совместных действий Миллер, Шагдуров, Доржонов, Цыде нов и Иванов причинили Ш телесные повреждения, от которых он скончался через не продолжительное время на месте происшествия. Его смерть наступила от тупой травмы живота: травматического разрыва правой доли ткани печени, травматических кровоизлияний в брыжейку, поджелудочную железу и ткань толстого кишечника, гемоперитонеума (1000 мл крови), массивного внутреннего кровотечения, обильной кровопотери.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним осужденные Иванов Э.В., Миллер А.А., Шагдуров В.А., Доржонов Л.Д., Цыденов В.Б., а также адвокат Лапердин В.А. (защитник Цыденова) выражают несогласие с приговором, считая его незаконным и необоснованным.

Цыденов В.Б. утверждает о непричастности к убийству потерпевшего; за являет, что суд положил в основу приговора его первоначальные показания полученные на предварительном следствии с нарушением закона, в которых он оговорил себя; первоначальные показания, как утверждают осужденный и его защитник, были даны Цыденовым под моральным и физическим давлением со стороны сотрудников полиции.

Адвокат Лапердин В.А. указывает, что суд в нарушение требований ч.4 ст. 173 УПК РФ безосновательно отклонил ходатайство защиты о признании протоколов допросов Цыденова и проверки его показаний на месте от 22.02.2015 недопустимыми доказательствами; выводы суда, изложенные в при говоре, не подтверждены доказательствами, исследованными в судебном заседании; проверка по жалобам Цыденова на неправомерные действия проведена заинтересованным лицом; ходатайства о проведении судебно-медицинской экспертизы в отношении Цыденова на предмет наличия повреждений судом безосновательно отклонены; повреждения, обнаруженные судебно медицинским экспертом при исследовании трупа потерпевшего не разграничены в части механизма их получения; объем обвинения не соответствует количеству обнаруженных на трупе повреждений; органами следствия и судом не установлено место совершения преступления; суд в нарушение закона отклонил ряд ходатайств стороны защиты, в том числе о проведении судебно медицинской экспертизы для установления телесных повреждений, которые, по мнению защиты, были получены Цыденовым от «электрошокера» в результате примененного к нему насилия со стороны оперативных работников полиции. О самооговоре Цыденова, как указывает защитник, свидетельствует стиль изложения его первоначальных показаний; наличие в них противоречий в части механизма, количества причиненных повреждений. Защитник высказывает несогласие с выводами суда о наличии у Цыденова умысла на совершение убийства приводит содержание показаний, данных Цыденовым, сопоставляет их с другими доказательствами и приходит к выводу о его непричастности к убийству потерпевшего. По мнению защитника, назначенное Цыденову наказание является несправедливым вследствие чрезмерной суровости. Адвокат обращает внимание на то обстоятельство, что, признав Цыденова виновным, суд при на значении наказания не учел требования ст.60, ст.67 УК РФ, не принял во внимание наличие у его подзащитного тяжелого заболевания.

Осужденный Иванов Э.В. утверждает о своей непричастности к убийству потерпевшего. Осужденный указывает, что выводы суда о его виновности не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, поскольку не подтверждены доказательствами, исследованными в судебном заседании; при говор суда немотивирован и противоречив; суд неправильно оценил показания свидетелей и необоснованно в подтверждение его виновности сослался в при говоре на показания экспертов А , Л , В следователей Б Г , сотрудников ОУР Б ,Б ,М

; на основании данных доказательств суд пришел к необоснованному вы воду о наличии у него умысла на совершение убийства; доказательства судом оценены неправильно; судом необоснованно отклонены его ходатайства об осмотре места происшествия для установления глубины и градуса отвеса карьера о вызове и допросе свидетелей обвинения Ц иС по обстоятельствам возникшего конфликта у кафе « »; судом не обращено внимание на наличие в деле пояснений свидетелей, актов освидетельствования, иных документов, подтверждающих применение сотрудниками полиции к нему и к другим подсудимым пыток и истязаний. Наличие у Цыденова кровоподтека левого плеча, по мнению осужденного, подтверждает его доводы о применении к задержанным насилия. Заявляет, что проверка по его жалобам на неправомерные действия сотрудников отдела полиции проведена необъективно, заинтересованным лицом. Утверждает, что протоколы задержания подозреваемых составлены в отсутствие защитников. Изменение подсудимыми показаний в суде, как и его показания о непричастности к содеянному, суд не правильно расценил как избранный ими способ защиты от предъявленного обвинения. Заявляет об отсутствии доказательств, свидетельствующих об умысле на совершение убийства потерпевшего. Выводы суда в этой части полагает основанными на догадках и утверждениях государственного обвинителя. Оспаривает выводы суда о не признании его заявления о совершенном преступлении в качестве явки с повинной как обстоятельства, смягчающего наказание.

Осужденный Миллер А.А. указывает, что его первоначальные показания, в которых он оговорил себя, были даны под принуждением оперативных сотрудников полиции, вследствие примененных к нему пыток и избиения; суд восстановил содержание его первоначальных показаний путем допроса следователей Д , Г Б , сотрудников полиции Б М ,Б , а правдивые показания, данные в суде, необоснованно признал как избранный им способ защиты; суд необоснованно отверг до воды защиты о необходимости проведения по делу следственного эксперимента, ограничившись допросами экспертов, сотрудников полиции, следователей суд не дал оценки обстоятельствам, предшествовавшим инкриминируемому со бытию, а также показаниям подсудимых о том, что группа несовершеннолетних лиц, спровоцировавших конфликт, находилась в нетрезвом состоянии, агрессивно себя вела; суд не принял во внимание противоправность поведения по терпевшего Ш и иных лиц, не оценил возможность возникновения психотравмирующей ситуации вследствие такого их поведения; суд не установил причину смерти потерпевшего, а также не выяснил, от чьих действий и каких ударов наступила его смерть; суд не дал всесторонней оценки доказательствам, представленным сторонами, признав достоверными показания подсудимых на предварительном следствии, в то время как они были получены под давлением, принуждением и в результате пыток. Осужденный Миллер оспаривает выводы суда о наличии у него умысла на совершение убийства Ш.

По мнению осужденного, дело рассмотрено судом необъективно, с обвини тельным уклоном, с нарушением принципов состязательности судопроизводства, презумпции невиновности обвиняемого. Как заявляет Миллер А.А., суд не обоснованно признал в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, со вершение преступления в состоянии алкогольного опьянения. Полагает не обоснованными выводы суда, изложенные в приговоре, по вопросам о вменяемости подсудимых.

Осужденный Шагдуров В.А. указывает, что органами следствия не установлены высота и градус отвеса карьера, в котором был обнаружен труп по терпевшего, это обстоятельство, по мнению осужденного, имеет существенное значение, поскольку могло повлиять на выводы суда о виновности или невиновности обвиняемых (подсудимых), а также на правильную оценку их действий; суд принял во внимание ложные, ни на чем не основанные доводы следствия о том, что осужденные спускались в карьер для дальнейшего сбрасывания потерпевшего в карьер; эксперты на место происшествия не выезжали, что могло повлиять на объективность их выводов; суд не разграничил, какие повреждения были причинены Ш конкретно каждым из осужденных, тяжесть этих повреждений и возможность наступления от них смерти потерпевшего суд не установил, от чьих действий наступила смерть потерпевшего; суд не учел характер и степень фактического участия в преступлении каждого из обвиняемых, что могло сказаться на справедливости назначенного каждому из них наказания.

Осужденный Доржонов Л.Д. указывает, что выводы суда основаны на домыслах, и подтверждения в суде не нашли; суд безосновательно отверг его показания, данные в судебном заседании, в которых он указывал, что не убивал потерпевшего Ш , а лишь нанес ему несколько ударов кулаком по лицу, в область головы и один раз пнул в живот, в результате чего потерпевший попятился назад и «соскользнул в карьер». Кроме него (Доржонова) потерпевшего никто не бил, поскольку, они (подсудимые), испугавшись, уехали с места происшествия; заключение эксперта (судебно-медицинской экспертизы трупа потерпевшего), на которое суд сослался в приговоре, не подтверждает выводов суда, а, наоборот, является подтверждением его (Доржонова) показаний; заключение медико-криминалистической «ситуационной» экспертизы противоречит заключению судебно-медицинской экспертизы, суд обязан был принять во внимание заключение судебно-медицинской экспертизы трупа потерпевше го; показания осужденных, данные ими на предварительном следствии, а также показания свидетелей, на которых основан приговор, противоречивы; показания осужденных по данному делу лиц, данные на предварительном следствии являются недопустимыми доказательствами, поскольку были получены в результате применения сотрудниками полиции незаконных методов ведения следствия, в том числе пыток; дело рассмотрено судом необъективно, с обвини тельным уклоном, с нарушением принципов беспристрастности суда, равноправия сторон и презумпции невиновности обвиняемого; суд необоснованно признал в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения. Нарушение уголовно процессуального закона осужденный Доржонов усматривает в том, что решение по ходатайству стороны защиты о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ судьей было вынесено на месте, без удаления в совещательную комнату.

В итоге осужденные Миллер, Шагдуров, Доржонов, Цыденов и Иванов, а также защитник-адвокат Лапердин в жалобах просят отменить приговор и дело передать на новое судебное разбирательство в тот же суд, но в ином составе су дей, либо возвратить уголовно дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Государственным обвинителем - прокурором прокуратуры Республики Бурятия Мархандаевой И.В. поданы письменные возражения на апелляционные жалобы осужденных Иванова Э.В., Миллера А.А., Шагдурова В.А., Доржонова Л.Д., Цыденова В.Б. и защитника - адвоката Лапердина В.А., доводы которых прокурор считает необоснованными.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения апелляционных жалоб.

Вывод суда о виновности Иванова Э.В., Миллера А.А., Шагдурова В.А Доржонова Л.Д. и Цыденова В.Б. в совершении инкриминированного им преступления основан на исследованных в судебном заседании доказательствах оценка которым дана в приговоре.

Суд обоснованно признал достоверными показания осужденных Иванова Э.В., Миллера А.А., Шагдурова В.А., Доржонова Л.Д. и Цыденова В.Б., данные ими в период предварительного следствия, в которых они рассказывали об обстоятельствах совместного убийства потерпевшего Ш , поскольку их показания были получены в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона и согласуются с другими исследованными в судебном заседании доказательствами.

Обстоятельства убийства, изложенные в ходе допросов, Доржонов, Ша гдуров, Цыденов, Миллер подтвердили при проверке показаний на месте, ука зав при этом место конфликта, предшествовавшего убийству, а также район местности « », где потерпевший был избит и сброшен ими в карьер.

Согласно протоколу осмотра места происшествия, в указанном карьере был обнаружен труп потерпевшего Ш с признаками насильственной смерти.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть Ш наступила от тупой травмы живота: травматического разрыва пра вой доли ткани печени, травматических кровоизлияний в брыжейку, поджелудочную железу и ткань толстого кишечника, гемоперитонеума (1000 мл крови массивного внутреннего кровотечения, обильной кровопотери. На трупе по терпевшего обнаружены и другие множественные телесные повреждения, которые перечислены в заключении эксперта.

Согласно заключению медико-криминалистической ситуационной экспертизы, возможность причинения повреждений потерпевшему при обстоятельствах, указанных Цыденовым, Ивановым, Доржоновым, Миллером, Ша гдуровым при первоначальных следственных действиях (проведенных с 21.02.2015 г. по 23.02.2015 г.) не исключается, так как последние не противоречат механизму причиненных потерпевшему повреждений, ни их объему, ни описываемой поведенческой реакции со стороны потерпевшего на причиняемые ему повреждения.

Вопреки содержащимся в апелляционных жалобах утверждениям, заключения экспертов, проводивших судебно-медицинскую экспертизу трупа по терпевшего, а также медико-криминалистическую ситуационную экспертизу не содержат противоречий.

Как следует из заключений экспертов, потерпевший не мог получить повреждения, повлекшие смерть в результате падения с высоты собственного роста. Количество ударных воздействий в голову - не менее 12, в верхние конечности - не менее 7, в туловище - не менее 6, в нижние конечности - не менее 6. Причинение закрытой черепно-мозговой травмы потерпевшему возможно как при нанесении ударов какими- либо тупыми твердыми предметами по голове потерпевшего, так и при ударах головой о какие-либо тупые предметы при падении с высоты, а также от совокупности того и другого механизма ее образования. Вероятность смерти потерпевшего от воздействия низкой температуры в ночь на 17 февраля 2015 года исключается, так как не подтверждается комплексом морфологических, гистологических, биохимических признаков.

Из имеющихся в деле заключений экспертов (экспертиз вещественных доказательств) следует, что на одежде и обуви осужденных: на джинсах и куртке Иванова, на куртке Цыденова, на джинсах, ботинке с правой ноги, изъятых у Доржонова, на куртке и левом ботинке, принадлежащих Миллеру - обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от потерпевшего Ш.

На ботинке с левой ноги Шагдурова имеется кровь человека, групповая принадлежность которой не определена из-за малого количества исследуемого материала, который в ходе исследования был полностью израсходован.

Суд принял во внимание показания подсудимых о том, что в ходе драки Доржонову разбили нос, и у него отмечалось кровотечение. Вместе с тем, суд правильно отверг доводы стороны защиты о том, что кровь на одежде и обуви подсудимых произошла, якобы, от Доржонова. Судом обоснованно обращено внимание на то, что при осмотре автомобиля, на котором передвигались подсудимые, следов крови в салоне, на сиденьях не обнаружено. Сама локализация пятен крови, а именно преимущественно на обуви подсудимых, на одежде в нижней части, с учетом показаний подсудимых о механизме причинения повреждений, наличия кровотечения у потерпевшего, позволила суду прийти к выводу о том, что обнаруженные следы крови на обуви и одежде каждого из подсудимых произошли от потерпевшего Ш

Оценив эти и другие приведенные в приговоре доказательства, суд сделал обоснованный вывод о виновности Иванова Э.В., Миллера А.А., Шагдуро ва В.А., Доржонова Л.Д. и Цыденова В.Б. в убийстве потерпевшего Ш .

Содержащееся в жалобах утверждение о том, что суд путем допроса в судебном заседании сотрудников полиции и следователей «восстановил» показания подсудимых, данные ими на предварительном следствии, от которых они отказались в суде, не может быть признано обоснованным. Как следует из протокола судебного заседания, работники полиции, а также следователи были до прошены в судебном заседании не с целью восстановления показаний Иванова Э.В., Миллера А.А., Шагдурова В.А., Доржонова Л.Д. и Цыденова В.Б., а для проверки их доводов о применении к ним незаконных методов ведения следствия. Допрос свидетелей - работников полиции и следователей - для проверки доводов подсудимых, заявивших о применении к ним незаконных методов ведения следствия, нарушением закона не является, и относится к полномочиям суда, рассматривающего уголовное дело.

Доводы осужденных Иванова Э.В., Миллера А.А., Шагдурова В.А., Дор жонова Л.Д. и Цыденова В.Б. и защитника-адвоката Лапердина В.А. о приме нении к осужденным на предварительном следствии незаконных методов ведения следствия, в том числе насилия и пыток, были проверены судом первой ин станции и обоснованно отвергнуты в приговоре как противоречащие собранным по делу доказательствам.

При этом суд в приговоре правильно обратил внимание на протоколы следственных действий, проведенных с участием подсудимых - их допросов в качестве подозреваемых, обвиняемых, проверки показаний с выходом на место очных ставок, из которых следует, что все следственные действия были проведены в установленном законом порядке, с участием адвокатов, в необходимых случаях понятых; протоколы составлены надлежащим образом, подписаны всеми участниками следственных действий, никто из которых не делал замечаний, как по процедуре проведения следственных действий, так и по содержанию их показаний.

Доводы подсудимых об оказанном на них давлении, применении насилия со стороны сотрудников полиции проверялись также и в ходе предварительного следствия, однако подтверждения не нашли. По результатам проведенных про верок были приняты решения об отказе в возбуждении уголовного дела. Утверждения защитника и осужденных о том, что проверка по жалобам на неправомерные действия, якобы, была проведена заинтересованным лицом - несостоятельна, поскольку таких обстоятельств (заинтересованности лица, проводившего проверку) из материалов уголовного дела не усматривается.

Как видно из материалов уголовного дела, участие защитников - адвокатов было обеспечено следователем с момента задержания Иванова, Миллера Шагдурова, Доржонова и Цыденова.

Суд убедился в добровольности показаний подсудимых, данных ими при проверке показаний на месте, просмотрев в судебном заседании видеозаписи указанных следственных действий, проведенных с их участием.

Доказательства по делу судом оценены в соответствии с требованиями ст. 17 УПК РФ и с соблюдением правил, предусмотренных ст.88 УПК РФ.

Из протокола судебного заседания видно, что дело рассмотрено судом объективно; принципы презумпции невиновности обвиняемого, беспристрастности суда и равенства сторон не нарушены.

Суд в ходе судебного разбирательства дела создал стороне защиты и сто роне обвинения равные условия для осуществления ими своих процессуальных прав и обязанностей.

Все ходатайства стороны защиты, в том числе указанные в апелляционных жалобах, судом были рассмотрены и обоснованно оставлены без удовлетворения.

Доводы подсудимых и их защитников о недопустимости доказательств, а также иные доводы, аналогичные приведенным в апелляционных жалобах, были проверены судом и правильно отвергнуты в приговоре как не нашедшие своего подтверждения.

Приговор суда обоснован доказательствами, которые получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

Приговор соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, в нем приведены доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности Иванова Э.В., Миллера А.А., Шагдурова В.А., Доржонова Л.Д. и Цыденова В.Б., а также мотивы, по которым суд отверг доказательства и доводы, приводимые стороной защиты.

Суд в приговоре правильно оценил изменение подсудимыми своих первоначальных показаний, данных в период предварительного следствия.

Показания свидетелей, на которых суд сослался в приговоре как на доказательства, не содержат противоречий.

Место совершения преступления судом установлено, и в приговоре указано. При этом суд в приговоре правильно обратил внимание на то обстоятельство, что никто из допрошенных лиц, в том числе сами подсудимые, не отрицают, что описываемые события имели место в местности « » ­

района Республики точные географические координаты которой приведены в протоколе осмотра места происшествия, а месторасположение определено с привязкой к конкретному населенному пункту.

Причина смерти потерпевшего судом установлена на основании заключений экспертов. При этом в приговоре указано, от каких именно действий под судимых наступила смерть потерпевшего Ш .

Доводы жалобы Шагдурова о том, что органами следствия не установлены высота и градус отвеса карьера, в котором был обнаружен труп потерпевше го, являются несущественными.

Судом установлено, что подсудимые, с целью убийства, сначала совместно избили потерпевшего, нанеся ему множественные удары руками и ногами по голове и телу, а затем сбросили его в карьер на глубину около 80 метров от края карьера. В результате их действий потерпевший получил тяжкий вред здоровью, от которого скончался на месте преступления.

Характер и степень фактического участия в преступлении каждого из подсудимых судом установлены и в приговоре указаны. При этом судом пра вильно установлено, что смерть потерпевшему была причинена в результате совместных действий всех осужденных по данному делу лиц.

Вопреки утверждению осужденного Доржонова, решения об отказе в удовлетворении ходатайств стороны защиты о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ были вынесены судьей в совещательной комнате, что подтверждается протоколом судебного заседания и имеющимися в материалах дела постановлениями суда (т.9 173-175, 234-236).

Действия осужденных Иванова Э.В., Миллера А.А., Шагдурова В.А Доржонова Л.Д. и Цыденова В.Б. по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ судом юридически квалифицированы правильно.

Наличие у каждого из осужденных умысла на убийство потерпевшего су дом установлено правильно, и выводы суда в этой части в приговоре мотивиро ванны.

Суд обоснованно признал всех осужденных по данному делу лиц вменяемыми, о чем указал в приговоре.

У суда не имелось каких-либо оснований ставить под сомнение выводы экспертов, проводивших амбулаторные судебные психолого-психиатрические экспертизы в отношении Иванова Э.В., Миллера А.А., Шагдурова В.А., Доржо нова Л.Д. и Цыденова В.Б.

Доводы Доржонова о том, что суд первой инстанции нарушил его право на защиту в суде апелляционной инстанции, не дав возможности после постановления приговора ознакомиться с материалами дела и протоколом судебного заседания, несостоятельны.

Как следует из материалов уголовного дела, судом первой инстанции Доржонову Л.Д. была предоставлена возможность ознакомиться с протоколом судебного заседания и материалами уголовного дела в полном объеме.

Свое право он реализовал, частично ознакомившись с материалами уголовного дела, что подтверждается графиками ознакомления (т. 12 л.д. 37, 41); от дальнейшего ознакомления он отказался, о чем свидетельствуют акты и док ладная на имя судьи, составленные помощником судьи и секретарем судебного заседания (т. 12 л.д. 39, 40, 42, 43).

С учетом характера и степени общественной опасности преступления обстоятельств его совершения и личности виновных, суд обоснованно признал обстоятельством, отягчающим наказание Миллера, Шагдурова, Доржонова, Цыденова совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

Доказательства нахождения Миллера, Шагдурова, Доржонова, Цыденова в состоянии алкогольного опьянения в момент убийства в приговоре приведены.

Сами осужденные показали, что до совершения убийства употребляли алкоголь, это и подтвердили свидетели Б ,Х ,С .

Противоправное поведение потерпевшего, предшествовавшее убийству вопреки утверждению Миллера А.А., судом учтено в качестве обстоятельства смягчающего наказание осужденных.

Имеющееся в материалах дела заявление Иванова суд обоснованно не признал в качестве явки с повинной - обстоятельства, смягчающего наказание поскольку, как правильно указано судом в приговоре, явкой с повинной при знается добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении.

Как установлено судом, Иванов в правоохранительные органы самостоятельно не явился, был задержан в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий. Его заявление, как и последующие показания о совершении преступления другими подсудимыми, указание местонахождения трупа, суд обоснованно расценил как активное способствование расследованию преступления и учел данное смягчающее обстоятельство при назначении ему наказания.

Наличие у Цыденова В.Б. тяжелого заболевания, о котором указано его защитником в жалобе, как следует из приговора, судом было учтено при назначении ему наказания.

Назначенное Иванову Э.В., Миллеру А.А., Шагдурову В.А., Доржонову Л.Д. и Цыденову В.Б. наказание соответствует характеру и степени обществен ной опасности преступления, обстоятельствам его совершения, личностям осужденных и является справедливым.

Судом учтены обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание осужденных.

Оснований для смягчения наказания осужденным судебная коллегия не усматривает.

Гражданский иск потерпевшей М разрешен судом в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь ст.ст. 389 , 389 , 389 , 389" УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Бурятия от 6 июля 2016 года в отношении Иванова Э В , Миллера А А Шагдурова В А , Доржонова Л Д и Цыденова В Б оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных и защитника - без удовлетворения.

Председательствующий

Судь

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 173 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта