Информация

Решение Верховного суда: Определение N 81-О12-1 от 01.02.2012 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №81-012-1

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 1 ф е в р а л я 2 0 1 2 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Зыкина В.Я.,

судей Фетисова СМ. и Ведерниковой О.Н.

при секретаре Никули диной А.А.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Алалыкина С В . и Лежакова СМ., адвокатов Медведевой Л.В. и Хитяник Т.Н. на приговор Кемеровского областного суда от 31 октября 2011 года, которым

Алалыкин С В,

судимый: 1) 3.07.1998 года по ст. 162 ч.2 п.«а,в,г» УК

РФ к 7 годам лишения свободы условно с испытательным

сроком 5лет; 2) 11.05.2001 года по ст.213 ч.2, 70 УК РФ к 7

годам 2 месяцам лишения свободы. Определением от

16.12.2005 года освобожден условно-досрочно с неотбытым

сроком 1 год 6 месяцев 6 дней

- осужден к лишению свободы:

по ст. 162 ч.4 п.«а» УК РФ - на 13 (тринадцать) лет,

по ст. 161 ч.З п.«а» УК РФ - на 10 (десять) лет,

по ст. 162 ч.4 п.«а,в» УК РФ - на 14 (четырнадцать) лет,

по ст. 105 ч.2 п.«з» УК РФ - на 17 (семнадцать) лет,

по ст.ст.30 ч.З - 105 ч.2 п.«а,к» УК РФ - на 15 ( пятнадцать) лет.

В соответствии ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 25 (двадцать пять лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Лежаков С М,

судимый: 1) 09.03.2000 года

по ст. 161 ч.2 п.«г», 64, 68 ч.З УК РФ к 4 годам лишения

свободы, 2) 28.03.2001 года по ст. 161 ч.2 п.«а», 69 ч.5 УК РФ

к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, 3) 8.10.2001 года по

ст.ст.161 ч.2 п.«а», 131 ч.2 п.«в», 132 ч.2 п.«в», 69 ч.5 УК РФ к

8 годам 6 месяцам лишения свободы. Постановлением от

15.06.2005 года освобожден условно-досрочно с неотбытым

сроком 3 года 26 дней

- осужден к лишению свободы:

по ст. 162 ч.4 п.«а» УК РФ - на 14 (четырнадцать) лет,

по ст. 161 ч.З п.«а» УК РФ - на 11 (одиннадцать) лет,

по ст. 162 ч.4 п.«а, в» УК РФ - на 14 (четырнадцать) лет,

по ст. 105 ч.2 п.«з» УК РФ - на 17 (семнадцать) лет.

В соответствии ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 25 (двадцать пять лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Фетисова СМ., выступления осужденных Алалыкина С В . и Лежакова СМ., адвокатов Бондаренко В.Х. и Кротовой СВ поддержавших кассационные жалобы, выслушав мнение прокурора Шаруевой М.В. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

приговором осуждены:

Алалыкин С В . и Лежаков СМ. - за разбойное нападение на Ж

с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, организованной группой;

за открытое хищение чужого имущества у В с незаконным проникновением в жилище, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, организованной группой;

разбойное нападение на К с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой, с причинением тяжкого вреда здоровью;

Алалыкин С В . - за убийство К года рождения сопряженное с разбоем, и покушение на убийство двух лиц, с целью скрыть другое преступление,

Лежаков СМ. - за убийство К года рождения сопряженное с разбоем.

Преступления совершены 9 февраля, 17 ноября, 25 декабря 2009 года в

при обстоятельствах, установленных приговором.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный Алалыкин СВ., не соглашаясь с приговором, считает его незаконным и необоснованным в части квалификации его действий организованной группой, осуждения за разбой на К и по ч.2 ст. 105 УК РФ с квалифицирующим признаком убийства, «сопряженного с разбоем», а также с назначенным наказанием. Просит исключить из приговора обвинение его в совершении преступлений «организованной группой», осуждение его по ч.4 ст. 162 УК РФ в отношении К и не применять правила рецидива.

Он ссылается на то, что в организованную группу с Лежаковым он не объединялся. Ее признаков не имеется, преступления в отношении Ж и В были совершены по предварительному сговору. На совершение разбоя в отношении К они не договаривались, у них был сговор на мошенничество - обманным путем взять у К деньги. Вывод суда о том что преступление в отношении М не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам, является неправильным, так как ему ничто не мешало довести свои действия до трагедии, он сам отказался от этого так как изначально не собирался никого убивать.

При назначении наказания суд не учел его способствование расследованию преступлений путем досудебного соглашения о сотрудничестве (т.2 л.д.50-51). Убийство Ж и В он не совершал, поэтому необоснованное решение прокурора о .ом, что он не выполнил условия досудебного соглашения (т.1- л.д.213-214), лишило его возможности получить менее тяжкое наказание.

- адвокат Хитяник Т.Н. просит приговор в отношении Алалыкина СВ изменить, переквалифицировать его действия по эпизоду в отношении Ж на ч.З ст. 162 УК РФ, в отношении В на п. «в,г» ч.2 ст. 161 УК РФ, по убийству К на ч.1 ст. 105 УК РФ, по ст. 162 ч.4 п.«а,в» УК РФ по эпизоду в отношении К оправдать, наказание по ст.30 ч.З - 105 ч.2 п.«а,к» УК РФ и по совокупности преступлений - снизить. Она ссылается на то что выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, уголовный закон применен неправильно, приговор является несправедливым вследствие суровости. Квалификация действий Алалыкина С В . по п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ и п.«а» ч.З ст. 161 УК РФ по признаку «организованной группой», по ч,4 п.п.«а,в» ст. 162 УК РФ, а также по п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ в части квалифицирующего признака «сопряженное с разбоем» - является неправильной. При назначении наказания суд не в достаточной степени учел активное способствование Алалыкина СВ раскрытию и расследованию преступлений, соглашение о сотрудничестве.

- осужденный Лежаков СМ. указывает, что приговор является

незаконным и несправедливым, просит его отменить, уголовное дело направить

на новое судебное рассмотрение. Он ссылается на то, что был нарушен

уголовно-процессуальный закон. Выводы суда основаны на отрицательной

оценке его личности, на предположениях, а не на фактах и доказательствах,

имеющихся в деле. Показания свидетеля Ж противоречат

показаниям свидетеля Ж в части роста приходившего к ним милиционера. Квалифицирующие признаки преступлений судом вменены неправильно. Суд не в полной мере устранил недопустимые доказательства Свои показания от 8 января 2010г., не соответствующие действительности, на которых основано его обвинение в убийстве, он давал вследствие одурманенного состояния, при котором не осознавал происходящее, что подтверждается справкой наркологического диспансера, в связи с чем они являются недопустимыми доказательствами. Рапорт о его задержании (т.1 л.д.163) подтверждает неправильность записи в протоколе от 8.01 2010г., что он сам пришел в милицию. Выводы суда не полно соответствуют заключению экспертизы № от 12.02.2010г. - не учтено заключение эксперта о том что ранения К были нанесены разными ножами, а не только ножом с синей пластмассовой ручкой. В то же вре мя суд установил, что у Алалыкина находился охотничий нож, которым, го мнению осужденного Лежакова потерпевшей К были нанесены ранения, повлекшие ее смерть Показания Алалыкина не соответствуют заключению судебно-медицинской экспертизы, противоречат обстоятельствам дела и показаниям потерпевшей М которые подтверждают показания Лежакова. Его показания о том что Алалыкин совершил убийство К после чего накинулся на К суд не взял во внимание. Об искажении Алалыкиным обстоятельств дела свидетельствует заключение медико-криминалистической экспертизы о разграничении ножей, которыми были нанесены раны. Суд не установил, кем были нанесены ножевые ранения, которые он исключил из его-Лежакова обвинения. Заключения экспертиз суд исследовал не полно. Ножу с синей ручкой не проводилась дактилоскопическая экспертиза, что подтвердило бы его невиновность. Обвинение его в убийстве К основано лишь на показаниях Алалыкина, который его огов зрил и дал ложные показания, в том числе по эпизодам в отношении Ж и В что подтверждается свидетелем М Указав, что создание Лежаковым организованной группы и руководство ею не подтвердилось, суд осудил его по ст.ст.161, 162 УК по п. «а» с этим квалифицирующим признаком. Показания свидетелей Аб являющегося другом Алалыкина, и А являются ложными. Показания свидетелей А во время предварительного следствия добыты с нарушением УПК РФ, его опознание ею не выполнялось Судебное заседание проходило с обвинительным уклоном.

- адвокат Медведева Л.В. считает приговор в отношении Лежакова СМ незаконным и немотивированным, просит его отменить, уголовное дело прекратить. В обоснование она ссылается на то, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела был нарушен Уголовно-процессуальнь й закон, неправильно применен Уголовный закон, приговор несправедлив вследствие чрезмерной суровости Доказательства, подтверждающие наличие организованной группы распределение обвиняемыми ролей и заблаговременное совместное

планирование совершения преступлений, в приговоре не указаны. Не учтено,

что предварительный сговор на совершение преступлений признаком

организованной преступной группы не является. Наличие устойчивости в отношениях между Лежаковым и Алалыкиным сомнительно: они отрицают организованность их группы, тесного взаимодействия и постоянства в общении между ними не существовало, круг общения у них не совпадает. Доводы защиты о нарушении ст. 171 УПК РФ - предъявлении Лежакову неконкретного обвинения в составе организованной грулпы без достаточных доказательств судом не проверены. Доказательства наличия умысла Лежакова на разбойное нападение на К суд не привел. Из обстоятельств дела следует, что насилие в отношении К было применено не с целью завладения имуществом, а в результате возникшего между потерпевшими и обвиняемыми конфликта. Суд не учел показания Лежакова о том, что в квартиру К он пришел по просьбе Алалыкина, говорившего о долгах их дочери, что подтверждается показаниями потерпевшей М В отношении Лежакова суд взял на себя функцию обвинения, по существу в доказательствах обвинения не пытался разобраться, положив в основу приговора показания подсудимого Алалыкина, достоверность которых не гарантирована, являющихся сомнительными. Показания Лежакова о невиновности и оговоре его Алалыкиным судом не учтены. Доказательств вины Лежакова в совершении преступлений не имеется. Наказание Лежакову назначено чрезмерно суровое, явно не соответствующее его роли в совершении преступлений. Не учтено реально смягчающее обстоятельство - наличие у него малолетнего ребенка. Мотивы назначения Лежакову наказания более сурового чем другому осужденному, не приведены.

В возражениях государственный обвинитель Харчиков ЮС. просит приговор оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных и адвокатов без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Обстоятельства, при которых совершены преступления, в силу ст.73 УПК РФ подлежащие доказыванию, а также мотивы преступлений судом установлены правильно.

Вопреки доводам, изложенным в кассационных жалобах осужденного Лежакова и его защитника, виновность осужденных в совершении преступлений подтверждается собранными доказательствами, полно всесторонне, объективно исследованными судом и приведенными в приговоре.

Так, из показаний подсудимого Алалыкина следует, что Лежаков предложил ограбить мужчину, проживающего на и хранившего большие суммы денег, на что он согласился. Для устрашения потерпевшего он взял с собой заряженный травматический пистолет, показав его перед нападением Лежакову, который был в милицейском бушлате с погонами звания капитана, шапке с кокардой. Свое лицо во время нападения он закрыл воротником, козырьком кепки и очками. Для того чтобы им открыли дверь приехавшая с ними девушка по имени И позвонила и сказала, что принесла заказное письмо. Когда дверь открыли, Лежаков и он зашли в квартиру, в которой находились девушка с маленьким ребенком и бабушка, что было для него неожиданным, так как Лежаков говорил, что в квартире будет мужчина После того, как он продемонстрировал девушке пистолет, сказав отдать деньги девушка показала диван, где они хранились. Достав деньги, он показал их Лежакову, положил их себе в карман и вышел. Следом выскочил Лежаков после чего они на машине уехали к нему домой, где пересчитали похищенные деньги, которых было более долларов.

Осенью 2009 года он согласился на предложение Лежакова совершить ограбление семьи проживающей на мужчина в которой хранил дома рублей. Дождавшись, когда супруга мужчины поведет ребенка в школу и, проверив отсутствие шума в квартире потерпевшего, а также его соседа, воспользовавшись тем, что кто-то выходил и открыл дверь, он и Лежаков прошли в подъезд. На звонок Лежакова в квартиру потерпевшего, дверь им открыл мужчина, и они прошли в квартиру, где потребовали у мужчины деньги. Потерпевший передал им из тысяч рублей. Посчитав эту сумму незначительной и для того, чтобы он отдал им деньги, он и Лежаков ударили потерпевшего, после чего тот сообщил о сейфе в другой комнате, из которого отдал ему около рублей. Также он забрал из квартиры и находившиеся на потерпевшем золотые изделия. В автомашине Лежаков пересчитал похищенное. Через 2-3 дня Лежаков отдал ему для сбыта в другом городе похищенное золото, которое он со знакомым сдал в ломбард в городе

Утром 25 декабря 2009 года Лежаь ов ему сообщил, что имеется адрес где проживает женщина, у которой дома хранится крупная сумма денег. Решив совершить ее ограбление, они проехали по адресу и узнали, что в этой квартире она больше не живет. Так как им были нужны деньги, он, зная, что родители его знакомой К имеют денежные средства, договорился с Лежаковым забрать их обманом у К адрес которых знал. Когда вечером он с Лежаковым приехал к К , потерпевший деньги давать им отказался К стала кричать. Лежаков, достав имевшийся у него нож, направился к ней. Чтобы воспрепятствовать сопротивлению К , он - Алалыкин схватил его и стал бить кулаками в лицо, отчего тот падал. Лежаков передал ему нож, испачканный кровью, которым он нанес потерпевшему по туловищу 5-6 ударов. Уронив К на пол, он с целью убийства ударил его несколько раз ножом в переднюю часть тела, после чего тот перестал сопротивляться. Увидев, что К лежит на полу без движения, он понял что Лежаков, на котором была кровь, у б и; К Пройдя по комнатам, он увидел ранее незнакомую М с ребенком на руках, о чем сказал Лежакову, на что тот ответил, что ее нужно убить. Зайдя с ножом в комнату к М он ей сказал убрать ребенка, когда она положила ребенка, с целью убийства стал наносить ей удары ножом. Она сопротивлялась, в связи с чем

часть ударов попадала по рукам и ногам М . Когда Лежаков сказал, что

пора уходить, он вслед за Лежаковым скрылся из дома.

Обвиняемый Лежаков во время предварительного следствия 25 и 26 января 2010 года показывал, что перед поездкой к К он, по предложению Алалыкина, взял с собой нож. Находясь в доме К Алалыкин требовал у К деньги, на что К отказывались, после чего Алалыкин стал наносить его - Лежакова, ножом удары К Кузнецова ударила его по спине стулом и, достав из ящика кухонного гарнитура нож с пластмассовой рукояткой синего цвета, с которым направилась в его сторону. От этих действий он разозлился и у него возник умысел на совершение ее убийства. Схватив обеими руками К за правую руку, в которой она держала нож, и удерживая, он надавил на нее со всей силой, нанеся таким образом потерпевшей не менее четырех ударов ножом в область груди и живота. В процессе борьбы он мог ударить К ножом в область верхних конечностей и спины. Нож, которым он наносил ранения К , упал на пол. Обнаружив в комнате девушку, Алалыкин стал ее убивать (т.1 л.д.173-179, 187-192).

Показания Алалыкина и Лежакова объективно подтверждаются протоколом осмотра места происшествия, из которого видно, что в ходе осмотра дома обнаружены трупы К и К с признаками насильственной смерти, пятна вещества бурого цвета, похожего на кровь, перевернутые стулья. В спальне обнаружены на полу - лужа крови, на кровати - большое пятно бурого цвета. На столе на кухне обнаружен кожаный чехол от ножа, на полу около лестницы, рядом с лужами крови - обнаружен нож, по пояснениям свидетеля Л и потерпевшей М с синей ручкой (т.7 л.д. 1-20).

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы причиной смерти К явилось колото-резаное ранение левой боковой поверхности шеи с повреждением общей сонной артерии, проникающее в просвет глотки (рана №1), осложнившееся острой кровопотерей. Кроме того, у потерпевшего имелись другие телесные повреждения (17 ран) различной степени тяжести (т.5 л.д.11-14).

Как следует из заключений судебно-медицинских экспертиз, у потерпевшей К имелись проникающие колото-резаные ранения передней поверхности груди справа с повреждением нижней доли правого легкого (рана №3); левой передне-боковой поверхности груди с повреждением сердца (рана №6); передней брюшной стенки с повреждением тонкой кишки, ее брыжейки и желудка (рана №7); задней поверхности груди слева с повреждением левого легкого (рана №14); задней поверхности груди справа с повреждением правого надпочечника, правой почечной вены (рана №15), находящиеся в прямой причинной связи с наступлением смерти (т.5 л.д.29-32, т.14л.д.185-187).

Из заключения судебно-медицинской экспертизы видно, что потерпевшей М были причинены: сквозная колото-резаная рана левого плеча с повреждением плечевой вены, расценивающаяся как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни; резаная рана правой кисти с повреждением глубокого сгибателя 3-го пальца, относящаяся к вреду здоровью средней тяжести; колото-резаная рана передней поверхности левой половины грудной клетки с повреждением мягких тканей, непроникающая в плевральную полость сквозная колото-резаная рана левого предплечья с повреждением мягких тканей, колото-резаная рана левого предплечья с повреждением мягких тканей и колото-резаная рана левого бедра с повреждением мягких тканей, резаные раны тыльной поверхности правой кисти, ладонной поверхности левой кисти левой кисти с повреждением мягких тканей, расценивающиеся как легкий вред здоровью (т.5 л.д.48-51).

Экспертами не исключается образование у потерпевших телесных повреждений при обстоятельствах, вменяемых осужденным.

Свидетель А суду показал, что со слов Алалыкина ему известно, что тот с Лежаковым совершил нападение на девушку в квартире на.

После этого Алалыкин просил его поменять доллары США Также Лежаков и Алалыкин напали на мужчину в квартире на

25 декабря 2009 года Алалыкин, одежда которого была в крови приехал к нему и переоделся, рассказав, что он и Лежаков были дома у К , где с целью хищения Ала! ыкин ударил ножом мужчину, а Лежаков расправился с женщиной, после 1 его Алалыкин убивал девушку.

На вещественное доказательство - травматический пистолет «ТТ-Лидер подсудимый Алалыкин показал, что именно этим пистолетом он угрожал при нападении на потерпевшую Ж

На вещественное доказательство - нож с рукояткой коричневого цвета подсудимые Алалыкин и Лежаков показали, что он принадлежал Лежакову и применялся при нападении на К

Кроме того, виновность осужденных подтверждается показаниями потерпевших Ж Ж В К М свидетелей А Ж ХА Т М К К Б К А Р (т.З л.д. 189-192), П (т.З л.д. 179-182), Г (т.4 л.д.251- 253), Л С Ш протоколами: осмотра места происшествия (т.7 л.д. 1-20, т.8 л.д. 1-15, 97-112), осмотра трупов (т.7 л.д.24-28, 29-33, т.8 л.д. 16-20), проверки показаний на месте (т.З л.д.160-167), выемки (т.6 л.д.243-245, 248-252, т.7 л.д.171-173, 175-177, 180-184, 186-188, 198-200, 264-266) и осмотра предметов (т.5 л.д. 178-183, т.6 л.д.253-265, т.7 л.д. 189-196); заключениями экспертиз: судебно-биологических (т.5 л.д.98-102,

111-118), судебно-баллистической (т.5 л.д. 174-175), криминалистической (т.5 л.д. 196-197), медико-криминалистических (т.5 л.д.59-65, 204-208); справкой

отделения Сберегательного банка РФ (т.9 л.д.83) и другими материалами дела.

Указанные доказательства согласуются между собой, дополняются и подтверждаются друг другом. Их оценка судом дана в соответствии с правилами, предусмотренными ст.88 УПК РФ, то есть с точки зрения относи мости, допустимости, достоверности, а всех собранных доказательств в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Поэтому ссылки Лежакова на то, что обвинение его в убийстве К основано лишь на показаниях Алалыкина, который его оговорил не соответствующих заключениям экспертиз и противоречащих обстоятельствам дела, что показания свидетелей А и А

являются ложными, признаются несостоятельными.

Из материалов дела видно, что свидетель А в судебном заседании показала, что Лежаков был гдним из двух мужчин, ожидавших открытия двери подъезда дома, в котором проживал потерпевший В в тот день, когда был убит. Иных доказательств с участием данного свидетеля в приговоре не приведено. Поэтому доводы Лежакова о том, что ее показания во время предварительного следствия добыты с нарушением УПК РФ, что она его не опознавала, не могут быть приняты во внимание.

С учетом показаний потерпевшей М о том, что с потерпевшим разговаривал и Лежаков, утверждая что его дочь должна им деньги, после убийства К во время нападения на нее Алалыкина она видела, как Лежаков спокойно ходил в зале, нельзя признать состоятельными ссылки Лежакова на подтверждение потерпевшей его показаний.

Показания осужденных, в том числе отрицание осужденными организованности их группы, Лежаковым - своей вины, противоречащие установленным обстоятельствам, суд и ^следовал надлежащим образом и правильно не принял во внимание, в соот ветствии со ст.307 УПК РФ приведя мотивы, по которым их отверг.

Ссылки Лежакова на то, что показания свидетелей Ж и Ж в части роста приходившего к ним милиционера расходятся, не опровергают выводы суда и доказательства, подтверждающие виновность осужденного, поскольку оба они информацию об этом получили от погибшей.

Как следует из приговора, заключение эксперта о причинении К ранений разными ножами и заключение дополнительной судебно медицинской экспертизы суд учел, обоснованно признав Лежакова виновным в ее убийстве путем причинения тех ранений, которые он нанес ножом с синей пластмассовой ручкой, вследствие которых наступила смерть потерпевшей (т.5 л.д.59-65, 204-208, т. 14 л.д. 185-187). С учетом этих обстоятельств, поскольку Алалыкин органами следствия в убийстве К не обвинялся, в силу ст.252 УПК РФ доводы Лежакова о том, ч о Алалыкин накинулся на К и нанес ранения, повлекшие ее смерть, что суд не установил, кем были

нанесены ножевые ранения, которые он исключил из обвинения Лежакова, не

могут быть признаны состоятельными.

То обстоятельство, что дактилоскопическая экспертиза в отношении ножа с синей ручкой не проводилась, не ставит под сомнение обстоятельства убийства К , установленные судом.

Вопреки доводам, изложенным в кассационных жалобах, юридическая оценка действиям осужденных дана правильная и аргументированная.

Оснований для изменения приговора, оправдания осужденных по ст. 162 ч.4 п.«а,в» УК РФ по эпизоду в отношении К и переквалификации действий Алалыкина на ч.1 ст. 105 УК РФ не имеется.

Как установил суд, что видно из показаний Алалыкина и других доказательств, умысел его и Лежакова на совершение хищения денежных средств потерпевших возник до проникновения в жилище К Из показаний Лежакова следует, что после убийства К Алалыкин пошел по дому искать деньги.

С учетом этих обстоятельств выводы суда о том, что осужденные совершили нападение, нанесли потерпевшим удары ножами в целях завладения чужим имуществом и причинили им смерть, являются правильными, в связи с чем доводы стороны защиты о применении насилия в отношении К не с целью завладения их имуществом, об отсутствии у Лежакова и Алалыкина умысла на разбойное нападение на К , о неправильной квалификации действий осужденных в отношении К как разбой и убийство сопряженное с разбоем, нельзя признать основанными на законе.

Квалификация разбойных нападений осужденных на Ж и К грабежа в отношении В соответствует ч.З ст.35 УК РФ, в силу которой преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Как установлено приговором и видно из материалов дела, Алалыкина и Лежакова объединяли длительное знакомство после совместного отбывания уголовного наказания, общий умысел на совершение преступлений, осознание целей совместных действий. Между ними сложились доверительные отношения, была постоянная связь посредством общения как личного, так и с помощью телефонов. Они информировали друг друга о возможности совершить преступления, которые тщательно планировали и готовили, собирая о потерпевших информацию и контролируя обстановку в месте преступления Алалыкин и Лежаков заранее приготовили для совершения нападений: на Ж - форму сотрудника милиции и травматический пистолет, на К - нож, а также использовали автомобили. Для незаконного проникновения в жилище потерпевших они привлекали третьих лиц и применяли обман. Распределяя роли и действуя согласованно, преступления осужденные совершали в течение длительного времени, принимая затем совместные меры к сокрытию их следов. При таких обстоятельствах суд правильно признал, что группа в составе Алалыкина и Лежакова является устойчивой и организованной. С учетом изложенного ссылки стороны защиты на недоказанность наличия организованной группы и неправильную квалификацию действий осужденных по данному признаку являются несостоятел ьными.

Указание суда на то, что создание Лежаковым организованной группы и руководство ею не подтвердилось, не исключает его осуждение по ст.ст. 161 и 162 УК РФ за преступления, совершенные им в составе организованной группы.

Как следует из представленных суду доказательств, Алалыкин с целью скрыть разбойное нападение на К и убийство их выполнил действия направленные на лишение жизни свидетеля указанных преступлений М что видно из его показаний о цели ее убийства, и показаний М о том, что он старался попасть в жизненно важные органы, в том числе в область груди. Поэтому суд правильно указал, что покушение на убийство М он не довел до конца по независящим от него обстоятельствам, поскольку она активно сопротивлялась его действиям и ей своевременно была оказана медицинская помощь.

Выводы суда, изложенные в приговоре, вопреки доводам, изложенным в кассационной жалобе Лежакова, основаны на доказательствах и соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Сомнений у коллегии они не вызывают.

То обстоятельство, что в 13 час. 30 минут 10 января 2010 года Лежаков находился в состоянии о дурман I- вания (опьянения), вызванного наркотическими веществами (т. 14 л.д. 128), не свидетельствует о том, что во время допроса 8 января 2010 года Лежаков находился в таком же состоянии Кроме того, как следует из протоколов его допросов, Лежакову разъяснялись его права, в том числе право не свидетельствовать против себя и заявлять ходатайства, он допрашивался с участием адвоката, каких-либо замечаний и заявлений ни он, ни его защитник не подали, в том числе и 8 января 2010г. (т.1 л.д. 140-149). Поэтому доводы Лежакова о недопустимости его показаний от 8 января 2010г. состоятельными не являются.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не имеется.

Вопреки доводам адвоката Медведевой Л.В., постановление о предъявлении обвинения Лежакову соответствует требованиям ст. 171 УПК РФ (т.1 л.д.220-231).

Из протокола судебного заседания следует, что председательствующий судья создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав Основанные на законе мнения и возражения сторон судом принимались во внимание. Заявленные стороной защиты ходатайства были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Каких-либо незаконных ограничений в исполнении сторонами процессуальных обязанностей и осуществлении предоставленных им прав не допущено Вопросы, возникавшие в связи с заявлениями об оспаривании допустимости доказательств, разрешались председательствующим в соответствии с уголовно процессуальным законом. Указанные обстоятельства опровергают доводы Лежакова и его адвоката о том, что в отношении Лежакова суд взял на себя функцию обвинения, а судебное заседание проходило с обвинительным уклоном.

Наказание осужденным назначено справедливое, в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими деяний, обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, данных о личности, влияния назначаемого наказания на их исправление.

Вопреки доводам Алалыкина при назначении ему наказания суд учел его активное способствование раскрытию и расследованию преступлений. В силу ч.З ст. 18 УК РФ, с учетом того, что Алалыкин ранее судим за преступление относящееся к категории особо тяжки), и вновь совершил особо тяжкое преступление, в его действиях содержится особо опасный рецидив преступлений. В соответствии с требованиями п.«г» ч.1 ст.58 УК РФ наказание он должен отбывать в исправительной колонии особого режима.

Коллегия не может принять во внимание доводы Алалыкина о необоснованности постановления заместителя прокурора Кемеровской области от 4 февраля 2011 года об отказе от внесения представления об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении Алалыкина (т.1- л.д.213-214), поскольку из материалов дела видно, что обвиняемый условия заключенного им 9 апреля 2010 года досудебного соглашения не выполнил (т.2 л.д.50-51).

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор Кемеровского областного суда от 31 октября 2011 года в отношении Алалыкина С В и Лежакова С М оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Алалыкина СВ. и Лежакова СМ., адвокатов Медведевой Л.В. и Хитяник Г.Н без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 171 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта