Информация

Решение Верховного суда: Определение N 43-АПУ15-1 от 10.02.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 43-АПУ15-1

г. Москва 10 февраля 2015 года

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Колышницына А С .

судей Зателепина О.К., Дубовика Н.П.

при секретаре Миняевой В.А рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Журавлева А.А., Гаврилова Я.М., адвокатов Савиной Н.С, Кузнецовой Л.П. на приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 23 октября 2014 года по которому

ЖУРАВЛЕВ А А

несудимый осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ на 12 лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год;

ГАВРИЛОВ Я М

несуди­

мый осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ на 12 лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год.

В приговоре указаны ограничения, установленные осужденным при отбывании ими наказания в виде ограничения свободы.

Заслушав доклад судьи Колышницына А.С, объяснения осужденных Журавлева А.А., Гаврилова Я.М., адвокатов Кузнецовой Л.П., Савиной Н.С поддержавших доводы апелляционных жалоб, возражения прокурора Филипповой Е.С, полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Журавлев и Гаврилов осуждены за убийство группой лиц потерпевше го Х совершенное 15 декабря 2013 года в г.

В судебном заседании Журавлев вину признал частично, Гаврилов вину не признал.

В апелляционных жалобах:

осужденный Журавлев указывает, что приговор чрезмерно суров, суд неправильно применил уголовный закон; в ходе расследования на него оказано незаконное физическое и моральное воздействие, что подтверждается заключением судебно-медицинского эксперта о наличии у него телесного повреждения; адвокат, защищавший его интересы на следствии, знакомый следователя и ненадлежаще исполнял свои обязанности; понятые, участвовавшие в следственных действиях, являлись работниками следственного комитета и были заинтересованы в исходе дела; он совершил преступление защищаясь от нападения потерпевшего, опасаясь за свою жизнь. Просит при говор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство;

адвокат Савина просит приговор в отношении Журавлева отменить и дело направить на новое судебное разбирательство, ссылаясь на то, что он является незаконным и необоснованным; протоколы проверки показаний осужденного на месте происшествия нельзя признать допустимыми доказательствами, поскольку видеозаписи этих следственных действий просмотреть не удалось и запись следственного действия (т. 2 л.д. 19) не соответствует содержанию протокола; обращает внимание на то, что показания осужденного в ходе их проверки не соответствуют результатам судебно медицинской экспертизы; не опровергнут довод Журавлева о применении в его отношении физического насилия со стороны полицейских; суд необоснованно отверг показания специалиста В показания Журавлева о со вершении преступления при защите от нападения потерпевшего, отказал в проведении дополнительной судебно-медицинской экспертизы; считает, что не нашло подтверждение фактическое совместное проживание погибшего Х с потерпевшей Б и, следовательно, взыскание с осужденного в ее пользу средств в счет компенсации морального вреда не основано на законе;

осужденный Гаврилов обращает внимание на то, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; в приговоре не устранены имеющиеся по делу противоречия; в ходе расследования было нарушено его право на защиту, поскольку он был ограничен в праве выбора адвоката; адвокат Ольховский совместно со следователем вынудили его дать ложные показания. Просит приговор отменить и дело производством прекратить;

адвокат Кузнецова считает приговор в отношении Гаврилова незаконным и необоснованным; все следственные действия с участием осужденного, являются недопустимыми доказательствами, поскольку адвокат Ольховский, защищавший интересы Гаврилова, ненадлежаще исполнял свои обязанности; отсутствует видеозапись проверки показаний осужденного на месте происшествия и, следовательно, протокол данного следственного действия нельзя признать допустимым доказательством; необоснованно отверг нуты показания специалиста В оставлены без удовлетворения ходатайства стороны защиты о проведении дополнительной судебно медицинской экспертизы, проведении следственного эксперимента. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Родькина и потерпевшая Б просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия находит, что приговор суда следует оставить без изменения.

Вина Журавлева и Гаврилова подтверждается показаниями осужденных на следствии, показаниями свидетелей, актами судебно-медицинских экспертиз и другими доказательствами, анализ которым дан в приговоре.

Так, из показаний осужденных Гаврилова и Журавлева в ходе расследования усматривается, что они 15 декабря 2013 года на почве личных не приязненных отношений совершили убийство Х . При этом Журавлев, накинув на шею потерпевшего шнурок, стягивал его, а Гаврилов удерживал ноги Х Затем они расчленили труп, вывезли части тела в сум ках и спрятали в гараже Журавлева.

Гаврилову и Журавлеву были разъяснены их процессуальные права предусмотренные ст.ст. 46 и 47 УПК РФ, доводы о применении недозволенных методов ведения следствия были проверены и обоснованно отвергнуты к тому же в допросах участвовали адвокаты, присутствовали понятые, что исключало возможность оказания на осужденных какого-либо воздействия существенных противоречий в указанных показаниях не имелось.

Поэтому суд, оценив показания Гаврилова и Журавлева в совокупности с другими доказательствами, правильно пришел к выводу об их объективности и обоснованно положил их в основу приговора.

Не согласиться с такой оценкой у судебной коллегии нет оснований поскольку показания осужденных подтверждаются другими доказательства ми, имеющимися в материалах дела и исследованными в судебном заседании.

В частности, свидетель Б показал, что 16 декабря 2013 года осужденные на его автомобиле перевезли три сумки от дома, где проживал Гаврилов в гараж Журавлева.

В ходе расследования в гараже Журавлева обнаружены три сумки с частями тела потерпевшего.

По заключению судебно-медицинского эксперта смерть Х на ступила от механической асфиксии в результате сдавливания шеи петлей Механизм удавления, указанный осужденными в ходе следственных действий с их участием, не противоречит результатам судебно-медицинской экспертизы трупа.

Показания специалиста В на которые ссылаются осужденные и адвокаты в апелляционных жалобах, оценены в совокупности со всеми ис следованными доказательствами и обоснованно отвергнуты с указанием в приговоре мотивов принятого решения.

При таких обстоятельствах у суда не было оснований для удовлетворения ходатайств о проведении дополнительной судебно-медицинской экспертизы и следственного эксперимента.

Нельзя признать состоятельными доводы апелляционных жалоб осужденных Журавлева, Гаврилова, адвоката Кузнецовой о нарушении права осужденных на защиту в ходе расследования.

Как усматривается из материалов уголовного дела, осужденным было разъяснено право заключить соглашение с адвокатом на защиту их интересов либо воспользоваться услугами адвоката по назначению. Гаврилов и Журавлев не имели возражений против назначения им адвокатов.

Осужденные заявления о намерении заключить соглашение с какими либо адвокатами не подали, и постановлениями следователя для защиты интересов Гаврилова был назначен адвокат Ольховский, интересы Журавлева следователем было поручено защищать адвокату Караваеву.

Осужденные были согласны, чтобы их интересы защищали указанные адвокаты.

В ходе следственных действий, проводимых с их участием, осужденные от услуг этих адвокатов не отказывались, ходатайства о ненадлежащем исполнении адвокатами своих обязанностей не заявляли.

Данных о том, что адвокат Караваев был заинтересован в исходе дела на что указывается в апелляционной жалобе осужденного Журавлева, и что назначенные адвокаты ненадлежаще исполняли возложенные на них обязанности, не имеется.

Вопреки доводу апелляционной жалобы осужденного Журавлева, понятыми в ходе проверки показаний осужденного на месте были лица, не имеющие отношения к следственному комитету (справка т. 7 л.д. 251) и, следовательно, не заинтересованные в исходе дела.

Согласно установленным судом фактическим обстоятельствам дела потерпевший не совершал действий, сопряженных с насилием, опасным для жизни осужденных, либо с угрозой непосредственного применения такого насилия, в связи с чем нельзя признать обоснованным довод апелляционной жалобы осужденного Журавлева о том, что он совершил преступление, защищая Гаврилова от нападения.

В то же время следует отметить, что противоправное поведение потер певшего, выразившееся в оскорблениях осужденных, нанесение удара рукой по лицу Гаврилова, угрозах в адрес осужденных, суд признал в качестве обстоятельства, смягчающее их наказание.

Суд, объективно исследовав и оценив представленные сторонами доказательства, обоснованно признал Гаврилова и Журавлева виновными в со вершенном преступлении и правильно квалифицировал их действия.

Вместе с тем заслуживает внимание довод апелляционных жалоб о не допустимости как доказательства протокола проверки показаний на месте осужденного Гаврилова (т.З л.д. 20-34).

Согласно ч. 1-1 ст. 170 УПК РФ при проверке показаний на месте (ст. 194 УПК РФ), понятые принимают участие по усмотрению следователя, при этом применение технических средств фиксации хода и результатов следственных действий является обязательным.

Из протокола проверки на месте показаний осужденного Гаврилова усматривается, что понятые в данном следственном действии участия не принимали. Фиксация хода и результатов проверки показаний осуществлялась с помощью видеокамеры.

Однако в ходе судебного заседания выяснилось, что по техническим причинам просмотр видеозаписи данного следственного действия невозможен.

Таким образом, поскольку удостовериться в факте проведения данного следственного действия невозможно, то протокол проверки показаний на месте осужденного Гаврилова (т. 3 л.д. 20-34) следует признать недопустимым и исключить его из числа доказательств.

Вместе с тем, Судебная коллегия считает, что, несмотря на исключение протокола проверки на месте показаний Гаврилова, совокупность исследованных других доказательств позволяет сделать вывод о доказанности вины осужденных в совершенном преступлении.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену при говора, по делу не имеется.

Наказание Гаврилову и Журавлеву назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о личности и всех обстоятельств дела.

Вопреки доводу апелляционной жалобы адвоката Савиной, гражданский иск потерпевшей Б разрешен в соответствии с требованиями закона. Установлено, что она являлась близким Х лицом, матерью его двоих детей, обоснованно признана потерпевшей по настоящему уголовному делу и действиями осужденных ей причинены нравственные страдания.

Руководствуясь ст.ст. 389-20, 389-26, 389-28 УПК РФ, Судебная колле гия

определила:

приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 23 октября 2014 года в отношении Журавлева А А Гаврилова Я

М изменить, исключить из описательно-мотивировочной части ссылку на протокол проверки показаний осужденного Гаврилова на месте (т.З л.д. 20-34) как на доказательство.

В остальном приговор оставить без изменения, а апелляционные жало бы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 170 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта