Информация

Решение Верховного суда: Определение N 47-АПУ15-13 от 24.07.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 47-АПУ15-13

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 24 июля 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Скрябина К.Е судей Шмотиковой С.А. и Дубовика Н.П при секретаре Воронине М.А с участием прокурора Савинова Н.В., осужденного Смаги В.Ф. в режиме видеоконференц-связи, адвоката Кротовой СВ., рассмотрев в открытом судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденного и его адвоката Бурумбаева Р.С. на приговор Оренбургского областного суда от 17 марта 2015 года, которым

Смага В Ф , года рождения,

уроженец п. района области,

ранее судимый

15 июля 1997 года по ст. 116, п. «д» ч.2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы, освобожден условно-досрочно 03.05.2007 года на 4 года 10 месяцев 2 дня; 23 августа 2010 года по ч.1 ст. 108 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ к 5 годам 4 месяцам лишения свободы; 27 мая 2011 года по ч.2 ст. 297, ч.1 ст. 297 УК РФ, ч.2 ст. 69 УК РФ - к 1 году исправительных работ, на основании ч.5 ст.69 УК РФ к 5 годам 5 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима осужден по п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ ( в редакции ФЗ от 24.07.2007 года) к пожизненному лишению свободы, на основании ч.5 ст. 69 УК РФ окончательно назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Срок наказания исчисляется с 17 марта 2015 года, зачтено в срок отбытия наказания, наказание, отбытое по приговору от 27.05.2011 года с 26 ноября 2009 года по 17 марта 2015 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Шмотиковой С.А., выступления осужденного Смаги В.Ф. в режиме видеоконференц-связи и его защитника - адвоката Кротову СВ поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ - прокурора Савинова Н.В. об отсутствии оснований для их удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

согласно приговору суда Смага В.Ф. признан виновным в совершении убийства М иЕ

Преступление совершено в период времени с 20 часов 9 апреля до 22 часов 10 апреля 2009 года в квартире № дома № по ул. в п. района области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Смага В.Ф. свою вину в совершении убийства не признал.

В апелляционной жалобе осужденный указывает на несогласие с приговором, полагая, что выводы суда о его виновности необоснованы и не мотивированы, приговор постановлен с нарушениями уголовно процессуального закона, а назначенное наказание является несправедливым и чрезмерно суровым.

В дополнениях к апелляционной жалобе Смага В.Ф также утверждает о своей невиновности, об отсутствии доказательств причастности его к совершению инкриминируемого ему преступления.

Обращает внимание, что судом нарушен принцип беспристрастности дело рассмотрено с обвинительным уклоном, предъявленное ему обвинение основано на предположениях, догадках и слухах, которые безосновательно приняты судом как доказательства его вины, напротив, его утверждения о невиновности необоснованно отвергнуты. В протоколе судебного заседания искажены ход разбирательства, свидетельские показания и другие исследованные доказательства, в том числе его показания в судебном заседании, что свидетельствует о необъективности суда при рассмотрении в отношении его уголовного дела.

По мнению осужденного, судом в нарушение требований уголовно процессуального закона не установлены фактические обстоятельства дела изменено время совершения преступления, отличающееся от указанного в обвинении. Показания Ш , Б и С являются противоречивыми, что говорит об их неправдивости, и не доказывают его вину в совершении убийства потерпевших. Анализируя показания потерпевших Ш и Б , свидетелей С , С В в ходе предварительного следствия и судебного заседания обращает внимание на наличие противоречий в их показаниях относительно времени ухода пострадавших из дома, описания их одежды. Утверждает, что судом показания указанных лиц оценены не должным образом, а односторонне, только в интересах обвинения.

Заявляет о том, что свидетель, допрошенный под псевдонимом « », является лжесвидетелем Его показания, основанные на материалах дела и данные по указанию следователя, также имеют неустраненные судом противоречия относительно способа совершения убийства. Утверждает, что не мог находиться с данным свидетелем одновременно в одной камере во время, указанное данным свидетелем, в связи с чем подвергает сомнению показания сотрудника УФСИНа,

допрошенного судом в качестве свидетеля, который предоставил суду ложную информацию о возможности нахождения его в камере совместно со свидетелем « ».

Оспаривает показания свидетеля, допрошенного судом под псевдонимом « », считает, что следствием необоснованно принято решение о засекречивании данных свидетелей.

Ставит под сомнение положенную судом в обоснование обвинительного приговора очную ставку, проведенную 01.10.2013 года с потерпевшей Ш . Полагает, что протокол данного следственного действия не может являться допустимым доказательством, т.к. очная ставка проводилась в отсутствие назначенного ему защитника Ш , о чем он сделал запись в протоколе и отказался от услуг данного адвоката. Отказ был удовлетворен следователем. При выполнении требований ст. 217 УПК РФ ему стало известно об участии в деле по соглашению адвоката С , с которым он никакого соглашения не заключал, и кроме проведении очной ставки от 04.10.2013 года тот ни в каких следственных действиях участия не принимал Считает, что и само проведение очных ставок было незаконным, поскольку он, воспользовавшись ст. 51 Конституции РФ, никаких показаний не давал следовательно, и противоречий, которые необходимо было устранить, не имелось.

Утверждает, что судом допущено нарушение его права на защиту, в удовлетворении многочисленных ходатайств, заявленных им в ходе рассмотрения уголовного дела, о признании ряда доказательств недопустимыми, о вызове и допросе свидетелей, экспертов, о предоставлении ему права на ознакомление с протоколом судебного заседания судом необоснованно отказано, а копия протокола вручена несвоевременно и по частям, что затруднило возможность подачи замечаний на протокол.

Кроме того, считает, что судом не соблюдены сроки рассмотрения дела, что также повлекло нарушение его прав на рассмотрение дела в разумные сроки.

Полагает, что судом необоснованно отвергнуты свидетельства положительно его характеризующие.

Защитник осужденного- адвокат Бурумбаев Р.С. считает приговор суда необоснованным. Жалобу мотивирует следующим: - согласно заключению судебно-медицинских экспертиз причину смерти потерпевших М и Е установить не представилось возможным ввиду полного скелетирования трупов;

- полагает, что фактически не были установлены личности потерпевших поскольку согласно заключению биологических экспертиз не установлен генотип женщин из-за высокой степени деградации ядерной ДНК;

- факт обнаружения трупов в заброшенном погребе, принадлежащем семье Смаги, не свидетельствует о наступлении их смерти в доме Смаги и о причастности осужденного к совершению убийства потерпевших; -оспаривает протокол осмотра места происшествия и трупов потерпевших, а также протокол обыска в квартире Смаги, которые судом признаны соответствующими требованиям УПК РФ. Вместе с тем допрошенный в судебном заседании Ф указанный в протоколе осмотра места происшествия как понятой, пояснил, что в указанном следственном действии участия не принимал, являлся водителем автомобиля перевозившим скелетированные трупы. Полагает, что данное обстоятельство свидетельствует о незаконности данного следственного действия.

Просит приговор в отношении Смаги В.Ф. отменить и оправдать его.

В возражениях на жалобы государственный обвинитель Косилов В.Г просит приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы и возражений на них, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности Смаги В.Ф в инкриминированном ему преступлении правильными, соответствующими установленным судом фактическим обстоятельствам дела, основанными на тщательно исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах, которым дана надлежащая оценка с точки зрения их относимости, достоверности, допустимости, а в совокупности достаточности для разрешения дела и постановления приговора.

Согласно последовательным показаниям в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства потерпевшей Ш ее родная сестра М с подругой Е 9 апреля 2009 года около 18-19 часов, придя в общежитие, где они все проживали, сообщили что познакомились с мужчиной, который предложил им временно проживать в его квартире, пока он будет отсутствовать в связи с работой в г.Москве, на что они согласились. При этом девушки пояснили, что видели паспорт данного мужчины, назвали его имя - «В », указав, что фамилия у его необычная и начинается с буквы «С», описали его внешность, а также расположение дома и квартиры, находящейся на ул. в п предложенную им мужчиной для проживания, после чего, собрав свои вещи ушли, пообещав сообщить о себе. Не получив никаких известий до вечера 10 апреля 2009 года, она с мужем поехали к дому, где проживал Смага понимая, что в указанном девушками районе их поселка имеется только один человек, соответствующий их описанию. Сосед Смаги, Б подтвердил им, что в этом районе действительно проживает только один В , фамилия которого начинается с буквы «С», Смага В.Ф., и он действительно собирается ехать на работу в Москву. Открыв двери квартиры, осужденный Смага В.Ф. на их вопрос о девушках ответил, что никаких девушек не видел, в квартиру их не впустил, выглядел при этом испуганным и напряженным.

Аналогичные показания об обстоятельствах исчезновения потерпевших М и Е дали в суде свидетели Ш и С потерпевшая Б которой об этом стало известно со слов сестры Е

Из показаний свидетеля С в судебном заседании следует что в 2009 году, когда в их п. пропали девушки, она сообщала сотрудникам полиции о том, что видела сидящими возле двери квартиры Смаги В.Ф двух девушек, одна из которых была одета в куртку белого цвета другая - красно-коричневого. В ходе ее допроса на стадии предварительного расследования, протокол которого был оглашен судом в порядке ч.З ст. 281 УПК РФ ( т.1 л.д. 211-213), свидетель поясняла, что Смага В.Ф. находился рядом с ними.

В ходе предварительного расследования и судебного заседания осужденный, отрицая свою причастность к причинению смерти потерпевшим, тот факт, что 09 апреля 2009 года познакомился с двумя девушками, признавал, пояснив, что в процессе знакомства угостил их пивом, затем пригласил к себе в квартиру, в которой они находились около часа, а затем ушли. Больше он их не видел, предложений поселиться в его квартире на время своего отсутствия не предлагал.

Вместе с тем показания потерпевшей Ш о том, что М и Е рассказали ей подробности о состоянии квартиры которую им предложил снять осужденный, о наличии в ней телевизора, двух газовых плиток, одна из которых новая, об отсутствии в доме водопровода что соответствует фактическому состоянию квартиры № дома № по ул.

в п. ( протокол в т.6 на л.д. 236-243), а также показания свидетелей Я иС сестры и матери осужденного) о том что в тот период времени осужденный планировал сдавать свою квартиру опровергают утверждение Смаги В.Ф. об отсутствии у него намерения сдать квартиру потерпевшим.

Факт обращения с заявлением о пропаже М иЕ

подтвержден заявлением Ш от 12.04.2009 года ( л.д. 176,т.2).

Согласно рапорту об обнаружении признаков преступления ( т.1 л.д.81) от 6 октября 2010 года, а также протоколу осмотра места происшествия (т.1 л.д.86-96) в заброшенном погребе в п. района

области были обнаружены два скелетированных трупа женского пола, находящиеся в неестественной позе друг на друге присыпанные землей. На верхней части одного из них находится пропиленовый мешок.

Данные трупы были опознаны потерпевшими по индивидуальным особенностям М и Е белью и одежде, что опровергает доводы адвоката о неустановлении личностей, обнаруженных в погребе трупов.

Доводы апелляционных жалоб осужденного и адвоката о том, что следствием и судом не установлена причина смерти потерпевших, а следовательно, и вина Смаги В.Ф. в ее причинении, Судебная коллегия находит несостоятельными. Несмотря на выводы судебно-медицинских экспертиз № 105 и № 106 ( л.д. 4-7,12-15 т.), согласно которым определить

7

причину смерти потерпевших не представилось возможным ввиду полного скелетирования трупов, о ее криминальном характере свидетельствует место обнаружения, расположение друг на друге, мешок на верхней части тела одной из потерпевших, установленные заключением трасологической экспертизы на «спинной» части майки, принадлежащей М два сквозных повреждения. Таким образом выводы экспертизы не противоречат установленным судом фактическим обстоятельствам дела.

Об обстоятельствах совершения Смагой В.Ф. преступления сообщил в суде свидетель под псевдонимом « », допрошенный в соответствии с ч.5 ст. 278 УПК РФ, пояснивший, что в местах лишения свободы познакомился со Смагой В.Ф., также отбывающим наказание, который рассказал ему об убийстве двух девушек в п. Из показаний данного свидетеля следует, что Смага случайно познакомился с ними и пригласил к себе домой. Причиной убийства послужило поведение девушек, которые усомнились в его авторитете среди осужденных при рассказе о жизни в местах заключения, что его оскорбило. Из-за этого он схватил нож и нанес одной из девушек ножевые ранения, а другую задушил подушкой, т.к. она стала кричать, трупы спрятал в надежном месте.

Допрошенный также в порядке ч.5 ст. 278 УПК РФ свидетель под псевдонимом « » дал аналогичные показания о том, что от Смаги В.Ф., с которым находился одновременно в камере МРО № УУР УМВД России по Оренбургской области, узнал об обстоятельствах совершения последним в п. убийства двух девушек, трупы которых сбросил в погреб, принадлежавший его родителям. Свидетель пояснил, что, ожидая допроса по этому поводу, Смага В.Ф. опасался, что признается в совершении убийства в случае применения к нему насилия со стороны сотрудников полиции, сожалел о том, что спрятал трупы в погребе и тем самым навел на себя подозрения.

Доводы осужденного, оспаривающего показания данных свидетелей настаивающего на том, что данные свидетели «придуманы» следствием и их показания основаны только на тех материалах, которые имеются в деле утверждающего, что никому из лиц, отбывавших вместе с ним наказание или находящихся вместе с ним в камере изолятора временного содержания в период следствия по данному делу, об обстоятельствах знакомства с девушками не рассказывал, проверены судом и обоснованно отвергнуты.

Так, судом для проверки доводов осужденного были допрошены в качестве свидетелей М и Т - СУ РФ по Оренбургской области запрошены и исследованы в судебном заседании документы подтверждающие факт одновременного нахождения в учреждениях Смаги В.Ф. и свидетелей, допрошенных в порядке ч.5 ст.278 УПК РФ. Оснований не доверять данным свидетелям и ставить под сомнение информацию содержащуюся в справках, представленных по запросу суда, о передвижениях осужденных и следственно-арестованных, а также сведениям, содержащимся в личном деле осужденного Смаги В.Ф., не имеется.

Также судом не установлено причин для оговора осужденного со стороны свидетелей « » и « », их показания были последовательны в ходе предварительного следствия и судебного заседания Несмотря на допрос данных свидетелей в судебном заседании в условиях исключающих визуальное наблюдения, осужденный воспользовался правом задавать вопросы данным свидетелям, в ходе которых они подтвердили свои показания. Кроме того, показания указанных свидетелей согласуются с другими исследованными доказательствами, протоколом осмотра места обнаружения трупов, заключением судебно-медицинской экспертизы об установлении на одежде М следов крови, происхождение которой не исключается от последней, что подтверждает показания о причинении ножевых ранений потерпевшей М . Оснований для признания данных свидетельских показаний недопустимыми доказательствами у суда не имелось. Вопреки утверждениям осужденного в апелляционных жалобах нарушений требований уголовно-процессуального закона при получении данных доказательств и исследовании их в суде допущено не было.

Как установлено судом, погреб, в котором были обнаружены трупы потерпевших, располагался в 48 метрах от квартиры осужденного принадлежал семье Смаги, но более 20 лет им никто не пользовался находился в заброшенном состоянии, стены разрушены и, как следует из показаний свидетелей К , Ч , С и других, был завален мусором и не виден для посторонних.

С учетом совокупности доказательств, суд сделал обоснованный вывод о том, что спрятать тела в заброшенном погребе было единственной возможностью их сокрытия, учитывая время года, погодные условия отсутствие транспорта у осужденного. Воспользоваться данным погребом для сокрытия трупов потерпевших с учетом изложенных обстоятельств мог только Смага В.Ф., знавший о местонахождении погреба.

Согласно протоколу осмотра места происшествия - квартиры № дома № по ул. в п. района области, где на момент убийства проживал Смага В.М., были обнаружены следы крови, волосы, а также паетки, аналогичные тем, которые имелись на кофте, принадлежащей потерпевшей Е что подтверждено заключением судебной экспертизы № Э 2/2930 ( т.4 л.61-62).

Довод адвоката о том, что осмотр места происшествия произведен с нарушениями уголовно-процессуального закона, в связи с чем данное следственное действие является незаконным, а составленный протокол недопустимым доказательством, не основан на материалах дела.

Ходатайства осужденного о признании недопустимыми доказательствами отдельных следственных действий, в том числе протоколов осмотра места происшествия и обыска были тщательно проверены судом и оставлены без удовлетворения. Для установления обстоятельств проведения данных следственных действий в судебном заседании были допрошены все лица, участвовавшие в их проведении, в том числе понятые. Вопреки доводам защиты, свидетель Ф не заявлял в судебном заседании категорично о том, что он не участвовал в качестве понятого при осмотре места происшествия. Он подтвердил тот факт, что был на месте обнаружения трупов вместе с другим понятым М подтвердил наличие его подписи в протоколе. Свидетель М в судебном заседании показал, что являлся понятым вместе с Ф который отходил к машине по причине того, что ему стало плохо от увиденного, описал порядок проведения осмотра.

Свидетели Б и С участвовавшие в качестве понятых при обыске квартиры осужденного, также подтвердили свое участие в производстве данного следственного действия и обстоятельства при которых были изъяты вещественные доказательства, в т.ч пластмассовые паетки.

Показания в судебном заседании понятых соответствуют показаниям свидетелей С и З об обстоятельствах обыска в квартире № дома № по ул. в п .

Принимая во внимание изложенные обстоятельства, суд пришел к обоснованному выводу о том, что нарушений требований ст. 170 УПК РФ при проведении следственных действий допущено не было, и положил данные доказательства в основу приговора.

Таким образом, доводы осужденного об отсутствии доказательств его причастности к совершению убийства потерпевших М и Е за которое он осужден, являются необоснованными.

Существенных противоречий, которые могли бы повлиять на установление фактических обстоятельств дела и поставить под сомнение вывод суда о виновности осужденного в совершении инкриминируемого ему преступления, вопреки доводам осужденного, в показаниях потерпевших свидетелей не имеется.

Выдвинутая осужденным в последнем слове и в ходе возобновленного судебного следствия версия о причастности к совершению данного преступления его отца - С была тщательно проверена судом и признана несостоятельной как не нашедшая своего объективного подтверждения. Показания свидетелей С Б опровергают доводы осужденного о возможности совершения убийства потерпевших С который в силу возраста, перенесенного инфаркта, физического состояния не мог совершить преступление и перенести трупы потерпевших. Вывод суда мотивирован в приговоре, с ним соглашается и Судебная коллегия.

Надлежащим образом проверены судом заявления Смаги В.Ф. о наличии у него алиби на момент убийства потерпевших.

Свидетель С не подтвердила в судебном заседании утверждения осужденного о том, что в указанный период времени он ночевал у нее, пояснив, что Смага В.Ф. ночевал у нее только 1 раз и это было после 19 апреля 2009 года.

Последующая версия о нахождении его в указанный период в г у В в квартире у которого он ночевал, и с которым 10 апреля 2009 года посещал ресторан, опровергнута показаниями отца В В который был допрошен в суде в связи со смертью сына - В

Таким образом, суд с достаточной полнотой, всесторонне, в соответствии с требованиями ст.ст. 87, 88 УПК РФ исследовал, а также проанализировал собранные доказательства, сопоставил их между собой и дал им надлежащую оценку.

Уточнение судом времени совершения преступления - в период времени с 20 час. 09 апреля 2009 года, а не с 18 часов 09 апреля 2009 года как указано в обвинительном заключении, не противоречит закону поскольку произведено в рамках предъявленного обвинения с учетом установленного судом времени ухода потерпевших из общежития. Право Смаги В.Ф. на защиту от обвинения данным уточнением нарушено не было

Каких-либо противоречий, ставящих под сомнение виновность осужденного в совершении преступлений, в выводах суда не содержится.

Судебное разбирательство по делу проведено при соблюдении принципов состязательности и равноправия сторон. Не предоставляя какой либо из сторон преимущества, суд создал необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления прав. Все представленные доказательства исследованы судом по инициативе сторон Ущемление прав подсудимого в ходе уголовного судопроизводства не допущено.

Действия Смаги В.Ф. по п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ квалифицированы правильно, выводы суда должным образом мотивированы в приговоре и сомнений не вызывают.

Нарушений требований уголовно-процессуального закона, влекущих в соответствии с п.2 ст. 389.15 УПК РФ отмену или изменение приговора, по делу не усматривается.

Не нашли своего подтверждения доводы осужденного о нарушении в ходе предварительного следствия и судебного заседания его права на защиту.

Как видно из материалов дела, при допросе осужденного в качестве подозреваемого 4 сентября 2013 года для защиты его интересов был назначен адвокат Ш что подтверждено ордером ( т.4 л.д. 152,157-168). Согласно письменного заявления от 1 октября 2013 года (т.4 л.д. 170) Смага В.Ф. от услуг данного адвоката отказался, заявив о желании иметь защитника по соглашению. Адвокат Савельев А.Н., представив ордер № 638 от 1 октября 2013 года, вступил в дело по соглашению ( т.4 л.д. 171) и принимал участие в проведении очной ставки между Смагой В.Ф. и потерпевшей Ш свидетелем Ш им задавались вопросы указанным лицам ( т.4 л.д. 173-190), протоколы данных следственных действий подписаны адвокатом. Факт раздельного ознакомления с протоколами очных ставок не свидетельствует о нарушении права на защиту обвиняемого и не влечет за собой признания данных следственных действий незаконными. Постановлением следователя от 17 октября 2013 года удовлетворено ходатайство Смаги В.Ф. об отказе от услуг адвоката С В ходе дальнейших следственных действия для защиты интересов осужденного в порядке ч.З ст. 51 УПК РФ назначена адвокат Н ордер № А-116/581 от 15.11.2013 на л.д.214 т.5 ), от услуг которой Смага также отказался в суде, представив письменное заявление от 3 октября 2014 года ( т.8 л.д. 162-163), и адвокат Бурумбаев Р.С Ходатайство осужденного в судебном заседании от 13 января 2015 года об отказе от услуг адвоката Бурумбаева Р.С. обоснованно отклонено судом с приведением мотивов принятого решения, которое Судебная коллегия находит правильным.

Утверждение осужденного о том, что с адвокатом Савельевым А.Н соглашения им не заключалось, не ставит под сомнение правомерность его участия в деле, т.к. Смагой В.Ф. ходатайств об отстранении данного адвоката или о допуске другого адвоката на момент проведении очных ставок не заявлялось, адвокатом добросовестно выполнялась возложенная на него функция по защите прав осужденного.

Не допущено судом и нарушений, связанных с процедурой рассмотрения ходатайств осужденного, все они разрешены судом в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона. Решения суда об удовлетворении ходатайств, связанных с допросом дополнительных свидетелей, запросами различных сведений, тщательная проверка заявлений осужденного об алиби, опровергают доводы Смаги В.Ф. об обвинительном уклоне и предвзятости суда.

Несостоятельными являются доводы жалоб осужденного о нарушении его права на ознакомление с протоколом судебного заседания по делу.

Как следует из материалов дела, протокол судебного заседания составляющий 459 листов, был вручен осужденному по мере его изготовления по частям, что подтверждается расписками от 30 марта 2015 года ( с 1 по 116л. ),1 апреля 2015 года (со 117 по 186 л.), 7 апреля 2015 года (со 187 по 267 л.) и от 14 апреля 2015 года ( с 268 по 459 л.), каждая из частей протокола подписаны председательствующим и секретарем. Таким образом протокол судебного заседания вручен осужденному в полном объеме Изготовление протокола по частям не противоречит требованиям ч.б ст. 259 УПК РФ, направленные копии протокола судебного заседания заверены надлежащим образом. Жалоба Смаги В.Ф. на отказ в предоставлении ему возможности ознакомиться с оригиналом протокола судебного заседания не основана на законе.

Несмотря на нарушение осужденным установленного ч.1 ст. 260 УПК РФ срока на представление замечаний на протокол, председательствующим судьей в соответствии со ст. 260 УПК РФ замечания рассмотрены, принято мотивированное решение об их отклонении.

Судебная коллегия находит необоснованными доводы осужденного о несоблюдении судом сроков рассмотрения уголовного дела.

Как следует из материалов уголовного дела, оно поступило для рассмотрения в суд 28 апреля 2014 года, сроки начала судебного разбирательства, предусмотренные ст. 233 УПК РФ, судом соблюдены Отложение судебного разбирательства с 10 июня до 31 июля было связано с уходом в отпуск адвоката Н ходатайство об этом было поддержано осужденным. Последующие перерывы в судебном разбирательстве были вызваны объективными причинами, в т.ч. в связи с удовлетворением ходатайств осужденного о вызове дополнительных свидетелей, запросах сведений о его передвижениях в период содержания под стражей, в связи с заменой адвоката и необходимостью изучения им материалов дела, проверки выдвинутых Смагой В.Ф. в ходе судебного следствия заявлений об алиби и другими.

Анализ протокола судебного заседания дает основания для вывода о том, что необоснованного затягивания судебного разбирательства по делу нарушений права осужденного на рассмотрения дела в отношении его в разумные сроки судом не допущено.

Наказание Смаге В.Ф. в виде пожизненного лишения свободы назначено с соблюдением требований уголовного закона, ст.ст. 6, 43 и 60 УК РФ и с учетом санкции ч.2 ст. 105 УК РФ.

При этом суд учел тяжесть содеянного, конкретные обстоятельства дела, характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденного, отсутствие смягчающих обстоятельств.

Кроме того, судом обоснованно признано обстоятельством отягчающим наказание осужденного, наличие рецидива преступлений который в соответствии с п. «б» ч.З ст. 18 УК РФ является особо опасным.

Обстоятельства совершения преступления, данные, характеризующие личность осужденного, в том числе прежние судимости свидетельствуют об исключительной опасности его для общества, связи с чем вывод суда о назначении осужденному пожизненного лишения свободы является правильным.

Назначенное наказание является справедливым, оснований для его смягчения судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.З89.20, 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Оренбургского областного суда от 17 марта 2015 года в отношении Смаги В Ф оставить без изменения, а апелляционную жалобу осужденного и адвоката Бурумбаева Р.С. - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 170 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта