Информация

Решение Верховного суда: Определение N 66-АПУ13-77 от 16.01.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №66-АПУ 13-77

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 16 января 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Зыкина В.Я судей Фроловой Л.Г. и Ермолаевой Т.А при секретаре Ивановой А.А., с участием прокурора Кузнецова СВ., осужденных Шалыгина К.А., Туркина Е.Г., Киселева Е.Г., адвокатов Носковой ИВ Сысоева СВ., Волобоевой Л.Ю., защитника Петелиной О.Г., потерпевшего Б рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жало бам осужденных Шалыгина К.А., Туркина Е.Г., адвокатов Сысоева СВ., Нос ковой ИВ., защитника осужденного Шалыгина К.А. - Петелиной О.Г., потер певшего Б на приговор Иркутского областного суда от 6 августа 2013 года, вынесенный в отношении Шалыгина К.А., Туркина Е.Г. и Киселева Е.Г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., выступление осужденных Шалыгина К.А., Туркина Е.Г., Киселева Е.Г адвокатов Носковой И.В., Сысоева СВ., Волобоевой Л.Ю., защитника Петелиной О.Г., потерпевшего Б прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кузнецова СВ., судебная коллегия,

установила по приговору Иркутского областного суда от 6 августа 2013 года

Шалыгнн К А

не

судимый признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.ст.ЗЗ ч.4, 30 ч.З, 105 ч.1 УК РФ, и ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок 6 лет 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

I

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.222 УК РФ, он оправдан за непричастностью к совершению преступления на основании п.2 ч.2 ст.302 УПК РФ;

Туркин Е Г

не су­

димый признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 30 ч.З, 105 ч.1 УК РФ, и ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок 6 лет 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого ре жима.

Этим же приговором осужден Киселев Е Г апелляционная жалоба в отношении которого не подана.

Согласно приговору Туркин Е.Г. и Киселев Е.Г. осуждены за совершение покушения на убийство Б (при этом Киселев Е.Г. осужден за совершение данного преступления из корыстных побуждений).

Шалыгин К.А. осужден за подстрекательство Киселева Е.Г. к покушению на убийство Б

Как установлено судом первой инстанции, преступления совершены в г.

области при следующих обстоятельствах.

В 2001 году у знакомых между собой Шалыгина К.А. и Б воз никло взаимное чувство личной неприязни, в том числе обусловленное материальными претензиями со стороны Б В ходе этого конфликта Шалы гин К.А. решил совершить убийство Б

С этой целью Шалыгин К.А. в 2001 году (не позднее 15.09.2001г.) в комплексе отдыха « » предложил своему знакомому - Киселеву Е.Г., с кото рым находился в доверительных отношениях, совершить убийство Б.

Киселев Е.Г., зная, что Шалыгин К.А. является материально обеспеченным человеком, будучи уверенным, что в случае исполнения убийства Б

он (Киселев) получит от Шалыгина К.А. какое-либо денежное вознаграждение, согласился с этим предложением Шалыгина К.А.

В ночь с 15.09.2001г. на 16.09.2001г., в комплексе отдыха « » про изошел конфликт, переросший в драку, что привело к возникновению личной неприязни к Б у Туркина Е.Г.

В эту же ночь об этой драке Киселев Е.Г. по телефону сообщил Шалыги ну К.А.

Воспользовавшись этим обстоятельством, Шалыгин К.А., с целью реализации своих преступных намерений, направленных на убийство потерпевшего по телефону дал устное указание Киселеву Е.Г. убить Б

Со своей стороны Киселев Е.Г., действуя из ранее возникших корыстных побуждений, а также из личной неприязни к последнему из-за указанного конфликта, достоверно зная о том, что Туркин Е.Г. осведомлен о месте жительства Б Г., предложил Туркину Е.Г. совместно проследовать к месту жительства потерпевшего. При этом Киселев Е.Г., вооруженный неустановленным пистолетом, в известность Туркина Е.Г. о своих намерениях совершить убийство Б не поставил.

Туркин Е.Г., у которого на почве возникшей личной неприязни к Б

по причине вышеуказанного конфликта в комплексе отдыха «З сформировался самостоятельный преступный умысел, направленный на убийство потерпевшего, с предложением Киселева Е.Г. согласился и вооружился, не ставя об этом в известность Киселева Е.Г., автоматом «Калашникова» калибра 7,62 мм.

Реализуя самостоятельные умыслы, направленные на убийство потерпевшего, в ночь с 15.09.2001г. на 16.09.2001г., Киселев Е.Г. и Туркин Е.Г. подъехали на автомобиле к месту жительства Б

Подойдя к входной двери квартиры дома, где проживал потерпевший Б ­

Киселев Е.Г. позвонил в дверной звонок квартиры.

Услышав, что откликнувшийся на вызов звонка Б подошел к входной двери квартиры, Туркин Е.Г., с целью убийства потерпевшего, произвел через закрытую квартирную дверь не менее 4 выстрелов из имевшегося у него автомата «Калашникова» в Б после чего покинул место происшествия, полагая, что количество произведенных выстрелов и их локализация на двери (то есть в проекции расположения жизненно важных органов человека) привели к смерти потерпевшего.

В свою очередь Киселев Е.Г., с целью лишения жизни потерпевшего, через ту же закрытую квартирную дверь произвел не менее 3 выстрелов из имевшегося у него, неустановленного следствием пистолета в Б

Полагая, что количество произведенных им, и ранее Туркиным Е.Г., выстрелов и их локализация на двери (то есть в проекции расположения жизненно важных органов человека), привели к смерти потерпевшего, выбежал из подъезда на улицу, где вновь неоднократно, не менее 3 раз, произвел выстрелы из имевшегося у него пистолета по окну квартиры Б после чего скрылся с места происшествия.

Свои преступные умыслы, направленные на убийство потерпевшего Б

Шалыгин К.А., Киселев Е.Г. и Туркин Е.Г. не довели до конца по не зависящим от их воли обстоятельствам, поскольку Б своевременно уклонился от выпущенных в него Киселевым Е.Г. и Туркиным Е.Г. из огнестрельного оружия пуль, и успел укрыться в своей квартире в безопасном месте.

В апелляционной жалобе осужденный Шалыгин К.А. просит приговор в части осуждения по ст.ст.ЗЗ ч.4, 30 ч.З, 105 ч.1 УК РФ отменить и дело прекратить. В апелляционных жалобах, поданных в его защиту, адвокат Сысоев СВ. и Петелина О.Г. (допущенная судом к участию в деле в качестве защитника наряду с адвокатом) просят приговор отменить и вынести оправдательный приговор; в дополнении к жалобе защитник Петелина О.Г. просит приговор в части осуждения Шалыгина К.А. по ст.ст.ЗЗ ч.4, 30 ч.З, 105 ч.1 УК РФ отменить и дело прекратить.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним осужденный Шалыгин К.А. и его защитники Сысоев СВ. и Петелина О.Г. высказывают несогласие с приговором, считая его незаконным, необоснованным и несправедливым. По их мнению, выводы суда о виновности Шалыгина К.А. в подстрекательстве Кисе лева Е.Г. к покушению на убийство Б не подтверждены доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела установленным судом первой инстанции; приговор основан на предположениях, а не на доказательствах; судом допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона.

При этом, как утверждает осужденный Шалыгин К.А., потерпевший Б,

осужденный по данному делу Киселев, а также должностные лица право охранительных органов, осуществлявшие производство по данному делу, были заинтересованы в его привлечении к уголовной ответственности, поскольку преследовали цель отобрания у него бизнеса, имущества и денег. Подтверждением этому, как он полагает, являются благоприятный исход дела для исполни теля данного преступления - Киселева, которому назначена условная мера наказания.

В дополнении к апелляционной жалобе адвокат Сысоев подробно излагает свое несогласие с изложенными в приговоре выводами суда, опровергшего доводы стороны защиты о невозможности Киселева пройти в кафе через барную стойку на кухню, где, по утверждению Киселева, им было получено от Шалыгина по телефону указание убить потерпевшего Б Адвокат в жалобе также высказывает несогласие с мотивами, по которым суд отверг до воды защиты об отсутствии доверительных отношений между Киселевым и Шалыгиным в период инкриминированных событий; полагает, что показания Киселева содержат ряд противоречий, которым суд не дал надлежащей оценки признав их достоверными; ставит под сомнение вывод суда о доказанности факта производства выстрелов Киселевым из пистолета по двери и окну квартиры Б ; считает, что суд необоснованно признал достоверными показания свидетеля Г отвергнув доводы стороны защиты о противоречивости показаний данного свидетеля; полагает, что у подсудимого Киселева и у свидетеля Г были основания оговорить Шалыгина; суд не принял во внимание доводы стороны защиты о том, что показания о своей причастности к преступлению Шалыгин на предварительном следствии дал в результате оказанного на него психологического и физического воздействия. Адвокат обращает внимание на то, что, установив наличие неприязненных отношений между Шалыгиным и Б обусловленных материальными претензиями со стороны Б , а также «активную позицию Б по вхождению в бизнес Шалыгина и Г », суд в приговоре, тем не менее, не признал в качестве обстоятельства, смягчающего наказание Шалыгина, противоправность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления.

Кроме того, как считает адвокат Сысоев, Шалыгину не предъявлено обвинение в подстрекательстве Киселева к совершению преступления путем уго вора; по мнению адвоката, действия Шалыгина не могли повлиять на формирование у Киселева умысла на убийство Б , то есть между действиями

Шалыгина и деянием Киселева, которому инкриминировано покушение на убийство Б , отсутствует прямая причинная связь, а таковой причиной, по мнению адвоката, явились «субъективно возникшие у Киселева корыстные побуждения»; как указывает защитник, действия Шалыгина не были направлены на возбуждение у Киселева корыстных побуждений. Как полагает адвокат, су дом неправильно установлены мотивы совершенного в отношении Б преступления, инкриминированного Шалыгину и Киселеву.

По мнению осужденного Шалыгина и его защитников, показания Шалы гина о его непричастности к покушению на убийство потерпевшего Б судом не опровергнуты; приговор основан на противоречивых показаниях Киселева, данных им на предварительном следствии и в суде, которые Шалыгин и его защитники считают недостоверными и неправдивыми.

В жалобах осужденный Шалыгин и его защитники - адвокат Сысоев и Петелина в обоснование своих доводов ссылаются на доказательства, исследованные в судебном заседании, в том числе на показания допрошенных в суде подсудимых, потерпевшего и свидетелей.

Защитник Петелина О.Г. в дополнениях к апелляционной жалобе приводит доводы, аналогичные доводам жалоб осужденного Шалыгина и адвоката Сысоева. Кроме того, защитник высказывает сомнение в правильности юридической квалификации действий Киселева, как покушение на убийство, совершенное «из корыстных побуждений», то есть по ч.З ст.30 п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ.

По мнению защитника Петелиной О.Г., при решении вопроса о назначении наказания Шалыгину суд в приговоре, хотя и перечислил ряд обстоятельств, смягчающих наказание, однако фактически не учел их при назначении ему наказания.

Назначенное Шалыгину К.А. наказание (6 лет 6 месяцев лишения свободы) защитник Петелина О.Г. считает несправедливым вследствие его чрезмерной суровости; сравнивает данное наказание с условным наказанием, назначенным Киселеву Е.Г., а также с наказанием, назначенным Туркину Е.Г., совершившему, по мнению защитника, более тяжкое деяние по сравнению с деянием, инкриминированным Шалыгину.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним осужденный Туркин Е.Г и его защитник адвокат Носкова ИВ. просят приговор отменить и вынести оправдательный приговор в отношении Туркина Е.Г.

Приговор суда они считают незаконным, необоснованным и несправедливым.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Носкова И.В., полагает, что виновность Туркина Е.Г. в покушении на убийство Б не подтверждена доказательствами; доказательств умысла Туркина на убийство Б органами следствия не добыто; выводы суда о наличии прямого умысла у Туркина на убийство потерпевшего, по мнению защитника, не подтверждены доказательствами, исследованными в судебном заседании; суд в нарушение требований ст.252 УПК РФ вышел за пределы обвинения, сделав в при­

говоре собственные выводы о наличии у обвиняемых прямого умысла на убий­

ство потерпевшего.

В обоснование своих доводов о непричастности Туркина к покушению на убийство Б адвокат ссылается на исследованные судом доказательства, в том числе на показания подсудимых Шалыгина, Туркина, Киселева, потерпевшего Б и свидетелей.

Как утверждает адвокат, судом было нарушено право на защиту Туркина поскольку суд необоснованно отклонил ряд ходатайств стороны защиты о до просе в судебном заседании в качестве свидетелей К иВ которые могли бы подтвердить доводы Туркина о применении к нему на предварительном следствии насилия, в результате которого он вынужден был оговорить себя; судом необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства сто роны защиты о проведении следственного эксперимента на месте предполагаемого преступления.

В дополнениях к апелляционной жалобе адвокат Носкова И.В. акцентирует внимание на показаниях Туркина и Киселева, данных ими на предвари тельном следствии и в суде, полагая, что их показания судом оценены неправильно. По мнению защитника, выводы суда о наличии умысла у Туркина на убийство Б показаниями Туркина и Киселева не подтверждаются, их показания не свидетельствуют и о производстве Туркиным выстрелов по двери квартиры потерпевшего. Как считает защитник, вывод суда о наличии у Турки на умысла на убийство потерпевшего основан не на доказательствах, а на пред положении. По мнению защиты, все обвинение Туркина Е.Г. основано только на противоречивых показаниях Киселева Е.Г. и не подтверждено совокупностью других доказательств по делу. Сам по себе факт производства выстрелов по двери квартиры, как это установлено судом в приговоре, как считает защит ник, не свидетельствует о намерении Туркина убить потерпевшего; адвокат ставит под сомнение допустимость такого доказательства как протокол осмотра вещественного доказательства - деревянной двери от 31.12.2010 г.; обращает внимание на то обстоятельство, что органами следствия и судом не установлено оружие, из которого производились выстрелы по двери квартиры потерпевшего; сведения, на которые сослался суд в приговоре, не позволяют сделать вывод об оружии, которым повреждена дверь, и о его поражающих свойствах У защитника вызывают сомнение выводы суда о доказанности факта нахождения Б в ночь покушения в своей квартире и даты совершения преступления. Адвокат Носкова И.В. также ставит под сомнение правдивость показаний Киселева Е.Г., а также выводы эксперта баллиста Д указанные в экспертном заключении за №32-8.2/4-1 от 21.03.2011 г. (о производстве выстрелов по двери квартиры потерпевшего из автомата «Калашникова»). При этом в обоснование своих доводов адвокат Носкова И.В. ссылается на заключение специалиста ООО « И за №323-10/13, вы полненное по запросу адвоката после вынесения приговора. В жалобе и дополнении к ней адвокат Носкова И.В. подробно анализирует исследованные судом доказательства, давая им собственную оценку; полагает, что виновность Тур кина не доказана.

Адвокат Носкова И.В. делает вывод, что при рассмотрении данного уголовного дела судом нарушены принципы всесторонности, полноты и объектив- ности судебного разбирательства, что повлияло на вынесение законного, обоснованного и справедливого приговора в отношении Туркина Е.Г.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней осужденный Туркин Е.Г приводит доводы, аналогичные доводам жалобы его защитника адвоката Нос ковой И.В.; полагает, что указанные в приговоре фактические обстоятельства дела судом установлены неправильно; показания потерпевшего Б и осужденного Киселева считает недостоверными; Туркин также заявляет о вынужденном характере своих показаний (о самооговоре на предварительном следствии), данных, как он утверждает, под влиянием оказанного на него психологического давления в условиях содержания под стражей. При этом он подробно ссылается на исследованные судом доказательства и излагает свою версию инкриминированных событий, аналогичную той, о которой рассказывал в суде первой инстанции.

Потерпевшим Б поданы письменные возражения на жалобы осужденных и их защитников, доводы которых он считает необоснованными.

Кроме того, потерпевшим Б на приговор суда подана апелляционная жалоба и дополнения к ней, в которых он просит приговор изменить и усилить наказание Шалыгину К.А. Потерпевший полагает, что назначенное осужденному Шалыгину наказание является несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости; Шалыгина потерпевший Б считает лицом общественно опасным, ранее занимавшимся и другой преступной деятельностью (в том числе хищением нефтепродуктов из нефтехимической компа нии ») при участии и под прикрытием коррумпированных сотрудников правоохранительных органов; установленные судом в приговоре смягчающие наказание обстоятельства, по мнению ., не дают оснований для назначения Шалыгину К.А. столь мягкого наказания. Потерпевший также полагает, что Шалыгин не занимался спонсорской помощью и благотворительностью, поэтому суд неправильно учел эти обстоятельства при решении вопроса о назначении ему наказания.

В суде апелляционной инстанции осужденные Шалыгин К.А. и Туркин Е.Г., их защитники адвокаты Носкова И.В. и Сысоева СВ., а также защитник наряду с адвокатом Петелина О.Г. поддержали доводы апелляционных жалоб поданных в интересах Шалыгина и Туркина.

Потерпевший Б участвуя в заседании суда апелляционной инстанции, просил удовлетворить доводы своей жалобы, возражая против до водов жалоб осужденных и их защитников.

Осужденный Киселев Е.Г. и его защитник адвокат Волобоева Л.Ю. возражали против доводов апелляционных жалоб, полагая, что нет оснований для отмены обжалованного Шалыгиным К.А. и Туркин Е.Г., а также их защитника ми приговора.

Прокурор Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кузнецов СВ. возражал против удовлетворения апелляционных жалоб, считая их не обоснованными.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения апелляционных жалоб, поданных осужденными Шалыги- ным К.А., Туркиным Е.Г. и их защитниками, а также апелляционной жалобы потерпевшего Б

Выводы суда о виновности Шалыгина К.А. и Туркина Е.Г. в совершении инкриминированных им преступлений основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, содержание которых приведено в приговоре.

Суд правильно признал достоверными показания подсудимых Шалыгина К.А. и Туркина Е.Г., данные ими на предварительном следствии, которые подтверждены другими проверенными в судебном заседании доказательствами и не противоречат им.

При этом суд обоснованно признал показания Шалыгина К.А. и Туркина Е.Г. на предварительном следствии допустимыми доказательствами, поскольку они были получены в присутствии их защитников и с соблюдением всех требований уголовно-процессуального закона.

После разъяснения следователем Шалыгину и Туркину их прав, они сообщили сведения об обстоятельствах преступления - покушении на убийство Б которое Туркину и Киселеву не удалось довести до конца по не зависящим от них обстоятельствам.

При этом их показания согласуются с показаниями осужденного Киселева Е.Г., данными им как на предварительном следствии, так и в суде (о мотиве времени и месте преступления; о способе совершения преступления - покушения на убийство Б об оружии, с использованием которого Киселев и Туркин покушались на убийство потерпевшего Б ).

О способе совершения преступления, о лицах, покушавшихся на его убийство, а также о других обстоятельствах совершения преступления последовательно рассказывал и сам потерпевший Б как в ходе предвари тельного следствия, так и в судебном заседании.

Данные обстоятельства и подробности совершения преступления не были известны органу предварительного расследования до того, как об этом рассказали следователю потерпевший Б а также Киселев, Шалыгин и Туркин будучи допрошенными в качестве подозреваемых и обвиняемых.

Фактов не добровольности этих показаний, а также принуждении Киселева Е.Г., Шалыгина К.А. и Туркина Е.Г. к даче показаний, как об этом утверждается в апелляционных жалобах осужденных Шалыгина К.А. и Туркина Е.Г. и их защитников, судом первой инстанции не установлено. Из материалов уголовного дела сведений, которые бы подтверждали эти факты, также не усматривается.

Суд, анализируя в приговоре показания подсудимых Шалыгина и Турки на, данные ими на предварительном следствии, в которых они признавали себя виновными и рассказывали об обстоятельствах совершенного преступления обоснованно отметил, что их показания сходны как между собой, так и с показаниями потерпевшего Б и подсудимого Киселева; их показания дополняют друг друга сведениями, касающихся важных обстоятельств события преступления.

Как правильно отмечено судом первой инстанции, установленные судом в приговоре фактические обстоятельства совершенного Шалыгиным К.А., Тур- киным Е.Г. и Киселевым Е.Г. преступления, кроме показаний самих осужденных и показаний потерпевшего, подтверждаются совокупностью и других собранных по уголовному делу доказательств: показаниями свидетелей, заключениями экспертов, протоколами следственных действий и иными документами.

Содержание доказательств, на основании которых Иркутский областной суд пришел к выводу о виновности Шалыгина К.А. и Туркина Е.Г. в совершении инкриминированного каждому из них преступления, достаточно подробно изложено в приговоре.

Вопреки утверждениям, содержащимся в апелляционных жалобах осужденных Шалыгина К.А., Туркина Е.Г. и их защитников Сысоева СВ., Носковой И.В. и Петелиной О.Г., в приговоре судом всесторонне проанализированы все доказательствам, представленные сторонами.

В жалобах осужденных Шалыгина К.А. и Туркина Е.Г., а также их за щитников приводятся доводы о непричастности Шалыгина К.А. и Туркина Е.Г к инкриминированным им преступлениям, которые уже были предметом рас смотрения суда первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре.

У суда апелляционной инстанции нет оснований не согласиться с выводами суда, изложенными в приговоре, а также с данной судом первой инстанции оценкой доказательств, поскольку выводы суда достаточно аргументированы, обоснованны и не противоречат установленным по делу фактическим обстоятельствам.

Судом первой инстанции правильно установлены все обстоятельства со вершенного преступления, в том числе место, время, способ, мотивы преступления, форма вины осужденных Шалыгина и Туркина, а также другие обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу в силу ст.73 УПК РФ.

Оружие, из которого Туркиным и Киселевым производились выстрелы по двери квартиры потерпевшего Б с целью его убийства, судом установлено и в приговоре указано.

Факт нахождения Б в ночь покушения на него в своей квартире судом также установлен на основании показаний самого потерпевшего, а также показаний свидетелей, перечисленных в приговоре.

При этом судом в приговоре правильно указано, что, кроме показаний по терпевшего Б факт его нахождения в квартире в момент покушения на его убийство, а также осведомленность Туркина об этом перед началом стрельбы из автомата подтверждены последовательными показаниями Киселева Е.Г., который на всем протяжении предварительного и судебного следствия пояснял, что по прибытии вместе с Туркиным к квартире потерпевшего он (Киселев) позвонил в дверь квартиры Б и стал слушать. Услышав шаги, он сообщил об этом Туркину, который достал автомат и стал стрелять по двери квартиры. Об этом же показывал и сам Туркин Е.Г. в ходе предварительного следствия в октябре 2010 г.

Суд в приговоре привел показания и других свидетелей, в том числе М и , К видевших потерпевшего Б не посредственно в ночь после покушения на него; им Б рассказывал о том, что в него стреляли через дверь квартиры, однако ему удалось увернуться При этом свидетели видели поврежденную в результате выстрелов входную дверь квартиры, многочисленные следы от пуль на стенах и на других предметах в квартире, а также валявшиеся гильзы и пули. Они рассказывали и о гибели собаки, пострадавшей от выстрелов, которая в момент покушения на убийство потерпевшего Б находилась вместе с ним в квартире.

Доводы Туркина Е.Г. и его защитника адвоката Носковой И.В. о том, что Туркин стрелял по двери квартиры потерпевшего Б резиновыми пулями, будучи уверенным в том, что того нет в квартире, судом первой инстанции были всесторонне проверены и обоснованно отвергнуты в приговоре со ссылками на доказательства.

Как следует из протокола судебного заседания, Иркутский областной суд тщательно выяснил взаимоотношения, сложившиеся между подсудимыми Ша лыгиным, Туркиным и Киселевым, а также потерпевшим Б в период инкриминированного преступления.

С учетом полученных в результате допросов подсудимых, потерпевшего и свидетелей сведений суд сделал правильный вывод о мотивах преступления правильно указав их в приговоре.

В приговоре также приведены мотивы, в соответствии с которыми суд признал достоверными одни доказательства и отверг другие (в частности - показания Шалыгина и Туркина, данные ими в судебном заседании).

У суда не было оснований ставить под сомнение достоверность и правдивость показаний подсудимого Киселева и потерпевшего Б , а также показания указанных в приговоре свидетелей стороны обвинения.

Их показания, положенные в основу приговора, были оценены судом в совокупности с другими доказательствами по делу.

У подсудимого Киселева Е.Г., а также у потерпевшего Б не было каких-либо оснований оговаривать Шалыгина К.А. и Туркина Е.Г. в со вершении преступления.

Нельзя не обратить внимание и на то обстоятельство, что Киселев Е.Г давая показания, не только изобличал Шалыгина и Туркина в совершении преступления, но рассказывал и о своей роли в совершении данного преступления.

При этом он не преуменьшал своей роли и не пытался переложить ответственность за данное преступление на других лиц, в том числе на Шалыгина К.А. или Туркина Е.Г.

В апелляционных жалобах осужденных Шалыгина, Туркина и их защит ников не приведено убедительных доводов, а также сведений, которые бы позволили усомниться в достоверности показаний Киселева Е.Г. и Б

Стороной защиты не представлено данных, которые бы свидетельствовали о заинтересованности Киселева Е.Г. и Б либо иных лиц (в том числе должностных лиц правоохранительных органов) в незаконном привлечении Шалыгина и Туркина к уголовной ответственности.

Судом правильно положено в основу приговора как одно из доказательств виновности Шалыгина, Киселева и Туркина заключение судебно баллистической экспертизы, проведенной экспертом Д обоснован- ность и достоверность которого ставилась под сомнение стороной защиты в су де первой инстанции и оспаривается ею в апелляционных жалобах.

Данное заключение эксперта соответствует требованиям ст.204 УПК РФ оно является законным, обоснованным, мотивированным и выводы эксперта не вызывают сомнений в их правильности.

Доводы стороны защиты, поставившей под сомнение выводы данного эксперта, судом первой инстанции, как следует из протокола судебного заседания, были проверены, в том числе путем допроса в судебном заседании эксперта Д

Суд в приговоре обоснованно признал эти доводы стороны защиты несостоятельными, о чем мотивированно изложил свои выводы в приговоре (страницы №70-72).

Приложенное к апелляционной жалобе адвоката Носковой И.В. заключение специалиста ООО « И за №323-10/13, вы полненное по запросу адвоката после вынесения обжалуемого приговора, не может поставить под сомнение правильность выводов эксперта Д

Согласно ст. 5 8 УПК РФ, специалист - это лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Вызов специалиста и порядок его участия в уголовном судопроизводстве определяются статьями 168 и 270 УПК РФ.

Как видно из материалов уголовного дела, работник ООО « ­»

И не привлекалась к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом для выполнения функций специалиста, предусмотренных ст.58 УПК РФ.

Сторона защиты ходе судебного разбирательства уголовного дела в от ношении Шалыгина, Туркина и Киселева имела возможность заявить в суде со ответствующее ходатайство (о назначении повторной или дополнительной экспертиз, о вызове в суд специалиста и т.д.)

Кроме того, как видно из содержания самого документа, именуемого «заключением специалиста ООО И за №323- 10/13», оно представляет собой мнение специалиста о законности и обоснованности заключения эксперта Д за №32-8-2/ 4-1 от 21 марта 2011 г признанного органами следствия и судом доказательством по делу.

Оценка доказательств относится к компетенции суда, правомочного раз решать уголовное дело.

Согласно ст.87 УПК РФ проверка доказательств производится дознавателем, следователем, прокурором, судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

При этом доказательства подлежат оценке по правилам ст. 8 8 УПК РФ, то есть с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном статьями 234 и 235 УПК РФ.

Таким образом, так называемое «заключение специалиста ООО «»

за №323-10/13», приложенное защитником к апелляционной жалобе, не свидетельствует о незаконности и необоснованности заключения экс перта Д которое правильно оценено судом как допустимое доказательство, не вызывающее сомнений в его достоверности и объективности.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе права на защиту Шалыгина и Туркина, о чем утверждается в поданных в их ин тересах апелляционных жалобах, ни в ходе предварительного следствия, ни в суде допущено не было.

Из протокола судебного заседания видно, что сторона защиты Шалыгина К.А. и Туркина Е.Г. воспользовалась своим правом заявить ходатайства в суде первой инстанции.

Эти ходатайства были рассмотрены судом в условиях состязательного процесса, в котором стороны аргументировали свои позиции по данным вопросам. Выслушав доводы сторон, суд обоснованно, мотивированными постановлениями, отклонил ходатайства стороны защиты, указанные в апелляционных жалобах.

Поскольку имеющиеся в деле постановления Иркутского областного суда об отказе в удовлетворении ходатайств стороны защиты (в том числе о вызове в суд лиц для допроса в качестве свидетелей и о совершении других процессуальных действий, указанных в апелляционных жалобах защиты) являются за конными, обоснованными и мотивированными, то оснований не согласиться с постановлениями суда первой инстанции у судебной коллегии не имеется.

Ходатайство стороны защиты о вызове в суд для допроса в качестве свидетелей понятых С иО судом также было разрешено, о чем свидетельствует постановление суда, содержащееся в протоколе судебного заседания (т.30 л.д.140).

Суд, по просьбе стороны защиты, оказал ей содействие в представлении доказательств, направив свидетелям защиты повестки.

Разрешая данное ходатайство, суд обоснованно руководствовался принципом состязательности уголовного судопроизводства, предусмотренным ст. 15 УПК РФ.

Решение суда об окончании судебного следствия в отсутствие указанных лиц судом принято с учетом мнения сторон, в том числе стороны защиты, кото рая считала возможным закончить судебное следствие и не настаивала на обязательном допросе свидетелей С иО (т.30 л.д. 184, т.31 л.д. 222-223).

Доводы стороны защиты о применении к Шалыгину К.А. и Туркину Е.Г в период предварительного следствия незаконных методов следствия и оказании давления на них (в том числе со стороны «сокамерников», о которых упоминается в апелляционных жалобах), судом первой инстанции были тщательно проверены и обоснованно отвергнуты в приговоре (страницы № 80-84).

Дело рассмотрено судом полно, всесторонне, объективно, с соблюдением принципов беспристрастности суда, равноправия сторон и состязательности судопроизводства.

Все доказательства, положенные в основу приговора, являются допустимыми, поскольку получены в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона.

Вопреки утверждению стороны защиты Шалыгина и Туркина, суд первой инстанции не вышел за пределы предъявленного Шалыгину К.А. и Туркину Е.Г. органами следствия обвинения и не исказил в приговоре ни способ, ни мотивы, ни форму вины, ни другие подлежащие доказыванию по уголовному делу обстоятельства совершенного каждым из них преступления.

Как правильно установлено судом, между деянием Шалыгина К.А., предложившего Киселеву Е.Г. совершить убийство Б и действиями Киселева Е.Г., покушавшегося на убийство потерпевшего, существует прямая причинная связь.

То обстоятельство, что Киселев Е.Г. при этом преследовал корыстную цель (получить вознаграждение от Шалыгина в случае убийства Б , а Шалыгин К.А. руководствовался личными мотивами при совершении данного преступления, о которых указано в приговоре, не исключает уголовной ответственности за совершенное каждым из них деяние.

Вопреки утверждению стороны защиты, наличие у Туркина Е.Г. умысла на убийство потерпевшего Б судом установлено правильно и в при говоре мотивировано (страницы № 95-96).

Действия Шалыгина К.А. и Туркина Е.Г. судом юридически квалифицированы правильно.

Доводы жалобы защитника Петелиной О.Г., поданной в интересах осужденного Шалыгина К.А., о неправильной юридической квалификации действий Киселева Е.Г., апелляционная жалоба в отношении которого не подана - неосновательны.

Кроме того, защитник Петелина в апелляционной жалобе никак не связывает свои доводы о неправильной (с ее точки зрения) квалификации действий Киселева Е.Г. с доводами о нарушении прав Шалыгина К.А., которому данный квалифицирующий признак (корыстный мотив покушения на убийство) не инкриминирован в приговоре.

Назначенное Шалыгину К.А. и Туркину Е.Г. наказание соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного каждым из них преступления, обстоятельствам его совершения, личностям осужденных и является справедливым.

При этом судом приняты во внимание все обстоятельства, смягчающие наказание осужденных Шалыгина К.А. и Туркина Е.Г., роль каждого из них в совершенном преступлении, семейное положение, состояние здоровья Шалы гина и сведения, содержащиеся в приобщенных к делу характеристиках.

Вопреки утверждению потерпевшего Б назначенное Шалы гину К.А. наказание нельзя признать чрезмерно мягким.

Суд, назначая Шалыгину К.А. наказание, правильно учел исключительно положительные характеристики со стороны родственников, коллег по работе иных организаций и учреждений, его активную общественную жизнь, связанную с оказанием спонсорской и благотворительной помощи; при этом в приговоре содержатся ссылки на доказательства (в том числе на показания свидетелей), на основании которых суд пришел к выводу о необходимости назначения Шалыгину и Туркину именно такого размера наказания.

Доводы жалобы Б о том, что при назначении наказания Ша лыгину К.А. суд не учел и других преступлений, совершенных, как утверждает потерпевший, Шалыгиным совместно с иными лицами (в том числе хищение нефтепродуктов из нефтехимической компании) не могут быть приняты во внимание.

Согласно ст.252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

Как видно из материалов уголовного дела, Шалыгин К.А. по данному уголовному делу осужден за подстрекательство Киселева Е.Г. к покушению на убийство Б

За другие преступления Шалыгин К.А. по данному уголовному делу не осужден, поэтому они не могли быть учтены при назначении ему наказания.

Противоправного поведения потерпевшего Б которое могло бы быть расценено как повод к преступлению и как смягчающее наказание Шалыгина К.А. обстоятельство, о чем утверждается в апелляционных жалобах стороны защиты, судом первой инстанции не установлено и из материалов уголовного дела не усматривается.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 38920, 389 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Иркутского областного суда от 6 августа 2013 года в отношении Шалыгина К А и Туркина Е Г оста вить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных, их защитников, а также потерпевшего Б - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке надзора в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение одного года со дня оглашения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 168 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта