Информация

Решение Верховного суда: Определение N 11-АПУ16-35 от 05.12.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№11-АПУ 16-35

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 5 декабря 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Скрябина К.Е.,

судей Романовой Т.А., Кондратова П.Е.

при секретаре Прохорове А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Сабитова Р.З. и Петросяна М.М. и в защиту их интересов адвокатов Рудова В.А., Люосева В.Н. и Матевосяна Э.С. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 20 июня 2016 г по которому

Сабитов Р З

ранее не судимый,

осужден:

- по ч.З ст.30, п. «а» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) на 6 лет лишения свободы;

- по ч.4 ст. 166 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) на 5 лет лишения свободы;

- по ч.З ст. 127 УК РФ на 5 лет лишения свободы;

- по пп. «а», «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ на 17 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений: не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, в случаях предусмотренных законодательством Российской Федерации, и не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбытия лишения свободы, с возложением обязанности являться 2 раза в месяц на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы;

- по пп. «а», «в» ч.4 ст. 162 УК РФ на 10 лет лишения свободы;

- по ч.2 ст.325 УК РФ на 6 месяцев исправительных работ с удержанием 15% заработка ежемесячно в доход государства;

- по ч.1 ст.30, пп. «а», «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ на 9 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений: не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, в случаях предусмотренных законодательством Российской Федерации, и не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбытия лишения свободы, с возложением обязанности являться 2 раза в месяц на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы;

-поч.1 ст.30, пп. «а», «в» ч.4 ст. 162 УК РФ на 7 лет лишения свободы;

- по ч.З ст.222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 24 ноября 2014 г. № 370-ФЗ) на 5 лет лишения свободы;

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний на 22 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установлением ограничений: не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, в случаях предусмотренных законодательством Российской Федерации, и не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбытия лишения свободы, с возложением обязанности являться 2 раза в месяц на регистрацию в специализированный

государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием

осужденными наказания в виде ограничения свободы;

Петросян М М ,

ранее не судимый,

осужден:

- по ч.З ст.30, пп. «а», «в», «з» ч.2 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) на 5 лет лишения свободы;

- по ч.4 ст. 166 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) на 3 года лишения свободы;

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний на 5 лет 3 месяца лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Сабитова Р З в пользу:

-И в счет компенсации морального вреда 500 000 рублей, издержки за участие представителя 175 000 рублей, расходы на ритуальные услуги 24 740 рублей;

-И в счет компенсации морального вреда 500 000 рублей, издержки за участие представителя 75 000 рублей;

-К в счет компенсации морального вреда 1 000 000 рублей, издержки за участие представителя 75 000 рублей;

По делу разрешена судьба вещественных доказательств. Автомобиль « » госномер принадлежащий Сабитову Р.З находящийся на хранении у С оставлен под арестом в целях обеспечения исполнения решения по гражданскому иску.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовой ТА. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб и дополнений к ним, поданных возражений на них, выступления осужденных Сабитова Р.З., Петросяна М.М., адвокатов Люосева В.Н., Баязитова Т.Т Матевосяна Э.С, поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Потапова И.Е., полагавшего, что отсутствуют основания для изменения либо отмены приговора, Судебная коллегия

установила:

Сабитов Р.З. и Петросян М.М. признаны виновными в том, что Сабитов Р.З., действуя в составе организованной группы, а Сабитов - группой лиц по предварительному сговору, совершили 22 января 2010 г. покушение на похищение Г с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, из корыстных побуждений, угон автомобиля с применением к Н насилия, не опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья.

Сабитов Р.З. осужден также за незаконное лишение Н свободы, за совершение 13 января 2015 г. нападения на С и С в целях хищения их имущества, с применением насилия опасного для жизни и здоровья, с применением оружия и предметов используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших, а также - их убийства в ходе разбойного нападения; за похищение паспорта и других важных личных документов у С

иС за приготовление к совершению разбоя в отношении И с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с использованием оружия и причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также - к убийству названного потерпевшего в процессе нападения; за незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены при обстоятельствах, установленных судом и изложенных в приговоре.

В судебном заседании Сабитов Р.З. и Петросян М.М. вину в инкриминируемых им преступлениях не признали.

В апелляционных жалобах и дополнении к ним:

осужденный Петросян М.М. выражает несогласие с приговором, считая что он вынесен с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, и просит его оправдать, утверждая, что он не виновен в инкриминируемых ему преступлениях, а все обвинение построено на показаниях З , который оговорил его и себя, сообщил обстоятельства, которые противоречат известным от свидетелей и потерпевших; ссылается на то, что найденные на месте преступления следы пальцев и другие улики опровергают его причастность к совершению преступления, а других доказательств его виновности нет; указывает, что в суде первой инстанции были нарушены его конституционные и уголовно процессуальные права, поскольку свидетель З отказался отвечать на его вопросы и вопросы защитника;

адвокат Матевосян Э.С. в защиту интересов осужденного Петросяна М.М. просит приговор отменить и вынести в отношении его подзащитного оправдательный приговор либо изменить обвинительный приговор и назначить наказание без реального отбывания наказания в виде лишения свободы. В обоснование жалобы указывает, что в ходе судебного процесса были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела поскольку у Петросяна на 22 января 2010 г. имеется алиби, которое подтвердили свидетели А иП к показаниям которых суд отнесся необоснованно критически; в судебном заседании свидетель Ш показал, что Петросяна он видит впервые и не узнал в нем парня, с которым в январе 2010 года З приезжал к нему в гости. При этом адвокат подвергает сомнению сам факт посещения З Ш в указанный период, так как об этом обстоятельстве З сообщил следствию только в ноябре 2015 года после заключения с ним досудебного соглашения. Обращает внимание на утрату в ходе предварительного следствия видеозаписи с камер наружного наблюдения завода и мешка (шапки), изъятой с места преступления, которые могли доказать непричастность Петросяна к инкриминируемому ему преступлению. Считает, что нападение на бывшего начальника охраны завода « Е произошедшее в феврале 2010 года взаимосвязано с нападением на Г 22 января 2010 г. и совершено лицами, не знавшими об отсутствии у Г большого количества денег. Указывает, что суд необоснованно критически отнесся к показаниям в суде свидетеля обвинения Ш , не мотивировал почему не принял во внимание показания свидетеля защиты Ш , дал неверную оценку заключению эксперта от 5 октября 2015 г. № 3310/06-1, которое не свидетельствует о виновности Петросяна; в судебном заседании засекреченный свидетель С отказался отвечать на вопросы стороны защиты, повторив свои показания, данные в ходе предварительного следствия. В обоснование несправедливости приговора приводит доводы о том, что за период с января 2010 года по июль 2015 года Петросян преступлений не совершал, опасности для общества не представлял находясь под стражей, добровольно осуществлял трудовую деятельность для нужд следственного изолятора, не имеет материальных и моральных претензий со стороны потерпевших, что давало суду основание применить положения ст. 73 УК РФ;

осужденный Сабитов Р.З. выражает несогласие с приговором, считая что он постановлен с нарушением требований ч.4 ст.7, ст. 15, ч.2 ст. 16, ст. 47, 244 УПК РФ, ст. 46 и ч.З ст. 123 Конституции РФ и положений п.1 ст. 6 § 1 Конвенции по защите прав человека и основных свободы, просит оправдать его в связи с непричастностью к совершению преступлений в отношении Г и Н действия в остальной части переквалифицировать на ч.2 ст. 161 УК РФ и ст. 316 УК РФ. Ссылаясь на то что автомобиль марки « », государственный регистрационный знак находится в залоге у банка по кредитному договору от 29 мая 2014 г. № Т50/50-14/5016, и он не вправе распоряжаться им просит снять арест с указанного автомобиля, считая, что арест ограничивает права третьих лиц (Банка) по обращению взыскания на задолженное имущество. Дополняя эти доводы, настаивает на том, что непричастен к преступлениям в отношении Н и Г умысла на нападение на С и их убийство, а также на совершение преступного посягательства в отношении И не имел; следствие по делу велось предвзято, значимые для дела обстоятельства, например в части обвинения по ст.222 УК РФ, следователем у него не выяснялись доказательства фальсифицировались, в том числе путем утраты вещественных доказательств и изъятия из материалов заключения о психофизиологическом исследовании; его права на защиту нарушалось, и к нему применялось насилие. Приводит содержание исследованных доказательств, обращает внимание на имеющиеся несоответствия в доказательствах, подробно анализируя их, утверждает, что суд обосновал свои выводы полученными с нарушениями закона показаниями З С , заключениями экспертов; дал неверную оценку исследованным доказательствам, в частности показаниям свидетелям Ш З И А иП М а иЯ либо вообще не оценил ряд доказательств, свидетельствующих в его пользу не устранил имевшиеся противоречия в показаниях З ,Н а Г , Ш М ; не учел факт непоследовательности показаний З а, неосведомленность последнего о деталях произошедших событий как свидетельство ложности сообщаемой им информации и доказательство совершения им оговора с целью смягчения своей участи; необоснованно отверг доказательства его невиновности; нарушил принцип состязательности сторон, не дал возможности должным образом допросить свидетелей, показывающих против него, не принял мер к свидетелям, дававшим ложные показания либо отказывавшимся отвечать на вопросы стороны защиты; разрешал свидетелям покидать им зал судебного заседания, не выясняя на этот счет мнение стороны защиты; отказал в исключении из разбирательства недопустимых в силу закона показаний З ,С ,Л , в приобщении к делу записок З а, где тот, по существу, признавал вынужденный характер своих показаний, в вызове указанных стороной свидетелей, либо не принял должных мер по обеспечению их явки, как в случае с Б , в рассмотрении ходатайства свидетеля И , заявленного с целью подтверждения данных им показаний, в истребовании различных документов, в том числе из спортивного клуба, которые могли бы подтвердить непричастность его к покушению на похищение Г ,а также отсутствие умысла и мотива на лишение потерпевших жизни, в получении сведений о денежных средствах на банковской карте С о наличии у него с женой недвижимого имущества, в установлени телефона, которыми пользовался Петросян, в проведении следственного эксперимента о возможности помещения в машину трех трупов, в

назначении ряда экспертиз, в частности на предмет выяснения психического

состояния З , который намеревался нанести себе увечья, чтобы

избежать да аний, в исследовании состояния последнего при

подписании протоколов следственных действий, в проверке законности

принятого решения о прекращении дела в отношении З а также ряда иных обстоятельств, установленных судом и отраже иговоре,

по которому осужден. Ссылается осужденный также на необъективность

суда, на нарушения им уголовно-процессуального закона, а именно игнорирование требования стороны защиты о доставке З в каждое судебное заседание, оказание на него (Сабитова) судьей воздействия с целью дачи показаний до исследования доказательств стороны защиты, нарушение очередности исследования доказательств, представленных государственным обвинителем, невыяснение у допрашиваемых лиц их отношения к подсудимым и потерпевшим, неразъяснение сторонам права на отвод секретарю Ш в судебном заседании 10 мая 2016 г., неполучение от Г письменного отказа от участия в прениях, непредоставление ему (Сабитову) времени для подготовки к прениям, ущемление его прав на ознакомление с материалами дела и протоколом судебного заседания после постановления приговора, на подготовку к апелляционному рассмотрению дела, на должное рассмотрение его жалоб на действие судьи. По мнению Сабитова, в материалах дела отсутствует законный протокол судебного заседания, так как он составлялся секретарями и судьей по памяти и ход процесса не фиксировался путем производства аудиозаписи или стенографирования, в нем не отражено содержание поданных в письменном виде ходатайств, возражений, речей в прениях и в последнем слове, которые были приобщены, часть протокола - за 6 и 7 апреля 2016 г. не удостоверена подписью секретаря Ш и судьей, врученная ему копия протокола для ознакомления заверена другим судьей, приобщив к делу тексты различных ходатайств, возражений на действия председательствующего, речи в прениях и в последнем слове; суд в приговоре домысливал различные обстоятельства, интерпретировал события указывал сведения, которые допрашиваемые лица не сообщали, основывал свои выводы на показаниях следователя, который излагал суждения по поводу фактических обстоятельств дела, а не процедуры следственных действий; при правовой оценке его действий признал, что он дважды создавал организованную преступную группу и квалифицировал его действия по данному признаку, а также в целом неправильно применил уголовный закон; привел не относимые к делу доказательства, вышел за пределы ст.252 УПК РФ при изложении обстоятельств дела, сослался на то что Петросян получил предложение о совершении преступления в декабре 2010 года, когда оно было уже совершено. На основании изложенных доводов осужденный ставит вопрос об изменении приговора, о переквалификации его действий с пп. «а», «в» ч.4 ст. 162 УК РФ на ч.З ст. 161 и ст. 316 УК РФ, прекращении уголовного преследования в остальной части об отмене дополнительных видов наказания, о снятии ареста с автомобиля;

адвокат Рудов В.А. в защиту интересов осужденного Сабитова Р.З просит приговор изменить, переквалифицировать действия Сабитова в отношении супругов Смородовых на ст. 316 УК РФ и ч.З ст. 30, пп. «а», «г», «д» ч.2 ст. 161 УК РФ, исключив квалифицирующий признак «организованной группой», по другим эпизодам Сабитова оправдать в связи с недоказанностью его вины, отменить арест на автомобиль « »

государственный регистрационный знак как на не принадлежащий Сабитову; в удовлетворении гражданских исков И И и К отказать в связи с непричастностью Сабитова к убийству С В обоснование жалобы указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, вина Сабитова в совершении инкриминируемых ему преступлений не доказана, его действия квалифицированы неправильно; судебное следствие проведено с обвинительным уклоном; судом не приняты доказательства представленные стороной защиты, в том числе записки З , и показания лиц, свидетельствующих в пользу его подзащитного необоснованно отвергнуто алиби Петросяна, подтвержденное показаниями свидетелей А иП не проверены показания Сабитова о применении к нему физического насилия, не дана юридическая оценка имеющимся у него телесным повреждениям; незаконно отказано в удовлетворении ходатайств стороны защиты об исследовании доказательств имеющих существенное значение для рассмотрения дела; в основу приговора без достаточных оснований положены показания свидетеля Ш данные им на предварительном следствии, без учета его объяснений о причинах противоречий в показаниях; обвинение по эпизоду от 22 января 2010 г. основано только на показаниях свидетеля З , достоверность которых вызывает сомнение, поскольку они опровергаются показаниями свидетелей Я и М вмененный в вину осужденного признак совершения преступлений «организованной группой» не нашел своего подтверждения, так как Сабитов и Петросян знакомы не были преступление в отношении Г не планировали; потерпевшие Г и Н не смогли опознать лиц, совершивших в отношении их преступления, вещественные доказательства по делу в ходе следствия по делу были утрачены. По эпизодам, связанным с убийством С перечисляет доказательства, на которые, по его мнению необходимо обратить внимание, излагает обстоятельства дела, утверждая при этом, что у Сабитова не было умысла на убийство, он лишь помог З скрыть следы преступления и не сообщил об убийстве в правоохранительные органы; приводит «нестыковки» в показаниях свидетеля З и анализирует поведение последнего на месте преступления и после его совершения. Утверждает, что в действиях Сабитова отсутствует состав преступлений, предусмотренных пп. «а», «в» ч.4 ст. 162 и ч.2 ст. 325 УК РФ, так как его умыслом не охватывалось применение в отношении С насилия, опасного для жизни и здоровья и использование о месте совершения убийства С Сабитов не присутствовал, указаний на применение насилия не давал, похищать личные и правоустанавливающие документы не намеревался, а только оказал помощь З в их уничтожении; обвинение Сабитова в приготовлении к убийству И и в незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия основано только на показаниях З которые непоследовательны, ничем не подтверждаются и опровергаются материалами дела; суд необоснованно не принял во внимание показания свидетеля И о применении пыток к З , о чем ему стало известно со слов последнего. Обращает внимание на нарушение требований ч. 2 ст. 190 УПК РФ при допросе З в ходе предварительного следствия; на нарушение порядка проведения 20 октября 2015 г. очной ставки между Сабитовым и З , на игнорирование З вопросов стороны защиты в судебном заседании. Полагает, что Сабитову необоснованно вменен квалифицирующий признак преступлений - их совершение «организованной группой», поскольку с З они общались не как члены организованной преступной группы, а как друзья действия З были спонтанными, выходящими за рамки умысла на хищение денег. Считает, что судом необоснованно был оставлен под арестом в целях обеспечения иска автомобиль Сабитова, который был приобретен им по кредиту банка и в связи с непогашением кредита является залоговым имуществом ЗАО « », что подтверждается представленными документами. Отмечает, что его подзащитный ранее не судим, не совершал правонарушений, положительно характеризуется профессионально занимался спортом, является мастером спорта неоднократно являлся победителем и призером различных соревнований имеет семью, малолетнего ребенка, его родители являются пенсионерами, а мать имеет ряд хронических заболеваний;

адвокат Люосев В.Н. в интересах осужденного Сабитова Р.З. считает приговор незаконным, необоснованным, несправедливым, чрезмерно суровым и подлежащим изменению. Указывает, что судом неправильно применен уголовный закон, существенно нарушен уголовно-процессуальный закон, а также требования полноты, всесторонности и объективности уголовного судопроизводства; судом неправильно отказано в удовлетворении ходатайств сторон защиты; изложенные в приговоре выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и доказательствам, собранным при его расследовании и рассмотрении в суде первой инстанции; вина его подзащитного в инкриминируемых ему преступлениях не доказана и не подтверждается показаниями потерпевших свидетелей и заключениями экспертов; действия Сабитова квалифицированы неверно; в основу приговора положены лишь выводы предварительного следствия и показания З , который оговорил Сабитова с целью уменьшения себе срока наказания, заключив досудебное соглашение; при этом судом не дано оценки тому, что З давал показания не как свидетель, а как осужденный, не предупреждаясь об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, в ходе предварительного следствия дополнял свои показания, увеличивая степень участия Сабитова в совершенных преступлениях; допросы З были произведены с нарушением ч.2 ст. 190 УПК РФ; следователь не выяснил уЗ необходимые для разрешения уголовного дела вопросы, а он не рассказал об обстоятельствах, имеющих значение для установления объективной стороны преступлений, за которые осужден Сабитов; судом безосновательно отвергнуты показания самого Сабитова и показания лиц свидетельствующих в его пользу, в том числе свидетелей М и Я ; не приняты во внимание доказательства, представленные стороной защиты; не истолкованы в пользу Сабитова расхождения в показаниях одних и тех же лиц в ходе предварительного и судебного следствия и иные данные, указывающие на невиновность Сабитова и Петросяна; не принято во внимание алиби Петросяна, подтвержденное показаниями свидетелей А и П не дана надлежащая оценка показаниям свидетеля Ш в судебном заседании Считает, что предварительное следствие проведено с обвинительным уклоном, а государственный обвинитель и суд поддержали позицию органов предварительного следствия. Указывает, что свидетель З в судебном заседании не ответил на все вопросы стороны защиты, не подтвердил многие данные, о которых говорил в ходе предварительного следствия, а суд, в нарушение ч.1 ст. 281 УПК РФ, разрешил государственному обвинителю огласить его показания, полученные в ходе предварительного следствия прекратив, таким образом, допрос свидетеля и нарушив требования ст.278 УПК РФ и ст. 6 Конвенции о защите прав и основных свобод. Анализируя показания потерпевшего Н в судебном заседании, отмечает, что он не указал на Сабитова как на возможного участника совершенных преступлений; суд отразил в приговоре показания названного свидетеля неточно и только в той части, в которой они подтверждают обвинение использовал в процессе доказывания вины недопустимые доказательства, а именно: протокол предъявления предмета для опознания по фотографии от 5 сентября 2015 г., так как содержащиеся в нем результаты опознания носили предположительный характер, протокол проверки показаний на месте от 10 августа 2015 г., хотя З не подтвердил в полной мере те сведения которые изложены в этом протоколе, заключение эксперта (т. 14, л.д. 13-19), выводы которого не являлись категоричными, а также показания свидетеля под псевдонимом С основанные, по мнению автора жалобы, на слухах; суд не учел чие противоречий в показаниях потерпевшего Н и свидетеля З в части предмета, который был надет на го терпевшего, а несоответствие показаний свидетеля З фактическим обстоятельствам дела и утрату органом следствия в ых доказательств по делу, что повлекло нарушение требований ст. 240, 284 УПК РФ и прав участников процесса; основывал свои выводы на показаниях допрошенного в судебном заседании потерпевшего Г которые фактически не подтверждают причастность С преступлениям. Анализируя показания Сабитова в сопоставлении с показаниями свидетелей З , Х , Х и заключениями экспертов, ссыл тсутс Саб сте преступления, адвокат указывает, что все произошедшее в доме С было инициативой З , умыслом Сабитова не охватывалось и не планировалось; тот не участвовал в нападении на супругов С и их убийстве, похищении принадлежащих им документов; в связи с неправильным отражением показаний З в протоколе судебного заседания стороной защиты были поданы замечания, которые суд немотивированно отверг; суду следовало признать несостоятельными утверждения З о намерении с помощью похищенных документов оформить имущество С в свою собственность, поскольку выполнение таких действий в соответствии с действующим законодательством невозможно, так как автомобиль находился в пользовании М а квартира С не была приватизирована, о чем З и Сабитову было известно, что подтвердил потерпевший И об отсутствии указанного мотива преступления свидетельствует факт уничтожения на следующий день З похищенных документов; показания свидетеля З не могут являться доказательством виновности Сабитова, поскольку о причастности Сабитову к убийству он ничего не пояснял; вывод суда о том, что в период убийства С х Сабитов наблюдал за обстановкой, противоречит сведениям о телефонных соединениях между З и Сабитовым, согласно которым последний в с. не находился; суд в приговоре сослался на не относимые к делу доказательства, каковыми являются протоколы обысков, в ходе которых были обнаружены и изъяты сотовые телефоны, не имеющие отношения к рассматриваемым преступлениям. Ссылаясь на противоречия в показаниях свидетеля З , адвокат считает, что каких либо преступлений в отношении И не было, а они выдуманы данным свидетелем; исследованные в судебном заседании доказательства свидетельствуют о применении сотрудниками правоохранительных органов к Сабитову и З недозволенных методов; суд незаконно квалифицировал действия Сабитова по приготовлению к убийству И по ч.1 ст. 30, пп. «а», «ж», «з» ст. 105 УК РФ, так как в приговоре не было приведено доказательств тому, что Сабитов и З готовились к убийству двух лиц; в действиях его подзащитного отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 222 УК РФ, так как пистолет и патроны

к нему приобрел З , и его показания о роли в этом Сабитова

противоречивы и ничем не подтверждены; суд дал недолжную оценку тем

обстоятельствам, что в ходе допроса Сабитов сразу сообщил следователю о

месте, куда З спрятал пистолет и патроны, то есть фактически

добровольно выдал их, поэтому он не мог быть привлечен к уголовной

ответственности по данной статье; по делу отсутствуют объективные данные,

свидетельствующие о деятельности Сабитова в составе организованной

группы; судом необоснованно оставлен под арестом автомобиль «тойота

королла», принадлежащий Сабитову, приводя доводы, аналогичные тем,

которые изложены в жалобе адвоката Рудова. Просит приговор в части осуждения Сабитова по пп. «а», «ж», «з» ч.2 ст. 105, пп. «а», «в» ч.4 ст. 162 и ч.2 ст. 325 УК РФ изменить, уголовное преследование по данным преступлениям на основании п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ прекратить в связи с отсутствием в действиях Сабитова этих составов преступлений и квалифицировать содеянное им в данной части по ст. 316 и ч.З ст. 30, пп. «а», «г», «д» ч.2 ст. 161 УК РФ, приговор в остальной части отменить прекратив уголовное преследование Сабитова в связи с отсутствием составов преступлений, отменить арест на автомобиль, в удовлетворении гражданских исков И И иК отказать по причине непричастности Сабитова к убийству С ;

адвокат Баязитов Т.Т., действуя в интересах Сабитова Р.З. и дополняя жалобу последнего, приводит по существу те же доводы, что и другие защитники, просит суд апелляционной инстанции о принятии по делу такого же решения, о котором ставится вопрос в жалобах осужденного и адвокатов Рудова и Люосева. Кроме того ссылается на то, что суд не рассмотрел поступившие до начала предварительного слушания ходатайства Сабитова об истребовании из ГИБДД с камер видеофиксации передвижения автомашины и о проведении в отношении его стационарной судебно психиатрической экспертизы, отказал в удовлетворении ходатайств адвокатов об исключении доказательств из разбирательства в отсутствие обоснованной на этот счет позиции государственного обвинителя, не должным образом проверил доводы Сабитова о недопустимости как доказательства показаний свидетеля Л , не предоставил Сабитову время для подготовки к судебным прениям, не принял решение по ходатайству адвоката Люосева об обеспечении доставки свидетеля З на каждое судебное заседание, допустил нарушение права Сабитова на защиту, что выразилось в неправильном разрешении ходатайства адвоката Люосева о выделении уголовного дела в отношении свидетеля под псевдонимом С и направлении его в компетентные органы для привлечения к ответственности за отказ от дачи показаний закончил судебное следствие не дождавшись ответа на запрос из спортивного клуба, где мог находиться Сабитова во время покушения на похищение Г и не допросив свидетелей Б с целью проверки достоверности и объективности проведенного с их участием в качестве понятых протокола проверки показаний З на месте; в опровержение показаний З а о том, что обращение к нему Сабитова с предложением о похищении Г имело место осенью 2009 года после увольнения Сабитова из ЗАО « », адвокат предлагает рассматривать результаты проведенного им расследования, по результатам которого им добыты данные о том, что трудовая книжка Сабитова находилась на подведомственном Г предприятии до декабря 2009 года. Также утверждает, что суд не дал оценки заключению эксперта от 30 сентября 2015 г. о происхождении следов пота на фрагментах ткани с места происшествия от неустановленных лиц, что опровергает причастность Петросяна, З и Сабитова к преступлению; не учел, что в распоряжении эксперта, исследовавшего частицы лакокрасочного покрытия с бампера машины « » не было представлено указанное в постановлении следователя о назначении экспертизы заключение эксперта от 10 марта 2010 г. № 2-140, а в заключениях экспертов от 5 октября 2015 г. № 3310/06-1 и от 10 марта 2010 г. № 2-140 имеются противоречия в части описания одного из слоев эмали; материалы дела свидетельствуют о том, что действия З , связанные с нападением на супругов С и их убийством, являлись эксцессом исполнителя; детализация телефонных соединений опровергает выводы суда, что в момент совершения З убийства С Сабитов находился поблизости с домом потерпевших и наблюдал за окружающей обстановкой.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Оленина А.А. опровергает изложенные в них доводы со ссылкой на исследованные доказательства и установленные обстоятельства дела считает, что оснований для отмены либо изменения приговора не имеется.

В возражениях на апелляционные жалобы представитель потерпевшего И -А указывает, что приговор является законным и обоснованным, и оснований для его отмены или изменения не имеется.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в жалобах и возражениях на них, Судебная коллегия находит, что расследование уголовного дела проведено в рамках установленной законом процедуры, с соблюдением прав всех участников уголовного производства.

Рассмотрение дела судом имело место в соответствии с положениями глав 36 - 39 УПК РФ, определяющих общие условия судебного разбирательства, процедуру рассмотрения уголовного дела с соблюдением правил о подсудности.

Постановленный судом приговор соответствует требованиям уголовно процессуального закона, предъявляемым к его содержанию. В нем отражены обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ проанализированы подтверждающие их доказательства, получившие надлежащую оценку с приведением ее мотивов, аргументированы выводы относящиеся к вопросу квалификации преступления, разрешены иные вопросы, имеющие отношение к делу, из числа предусмотренных ст. 299 УПК РФ.

Доводы апелляционных жалоб об обвинительном уклоне предварительного следствия и суда, о постановлении приговора на основе противоречивых показаний свидетеля З и недопустимых доказательств, о необоснованном отказе в удовлетворении ходатайств стороны защиты, а также утверждения Сабитова Р.З. и Петросяна М.М. о непричастности к инкриминируемым им преступлениям Судебная коллегия находит несостоятельными.

Проанализировав и дав надлежащую оценку всем исследованным материалам дела, проверив доводы подсудимых о непричастности к преступлениям либо недоказанности отдельных обстоятельств преступлений о недопустимости некоторых из доказательств, в том числе доводы аналогичные указанным в апелляционных жалобах, суд мотивировал в приговоре, почему он, с одной стороны, принял те или иные доказательства в качестве допустимых и достоверных, признал их в своей совокупности достаточными для разрешения дела, а с другой - критически оценил и отверг показания подсудимых и выдвинутые ими аргументы в свою защиту.

Несмотря на занятую осужденными позицию по отношению к предъявленному обвинению, суд пришел к обоснованному выводу об их виновности в совершении преступлений, который подтверждается достаточной совокупностью допустимых и достоверных доказательств собранных в ходе предварительного следствия, исследованных с участием сторон и подробно изложенных в приговоре.

В частности, вывод о виновности Сабитова и Петросяна в покушении на похищение Г , незаконном лишении свободы Н и угоне автомобиля под управлением последнего суд обосновал:

показаниями потерпевшего Н об обстоятельствах незаконного лишения его свободы и о завладении автомобилем пояснившего, что с автомашиной «шкода октавиа», на которой он следовал за Г , было спровоцировано столкновение водителем управлявшим старой автомашиной темного цвета, выпуска 90-х годов с правым рулем; нападавшие лица были в масках, угрожали ему пистолетом сказали, что им нужен его директор, при совершении попытки бегства - его догнали, посадили в указанную машину, связали руки и ноги, надели на голову мешок, удерживали там некоторое время вопреки воле, завладев при этом автомашиной, на которой он следовал за Г ;

- показаниями свидетеля С , которая, следуя на работу, видела стоявшие две машины; из одной из них выбежал парень и хотел скрыться, но второй человек, с маской на лице, догнал его и между ними произошла борьба;

- показаниями потерпевшего Г о действиях лиц в масках которые напали на него, когда он сел в машину потребовали сидеть тихо, при этом один из нападавших наставил на него пистолет, похожий на настоящий, а второй - начал хватать за плечи и шею чтобы удержать в машине, он ему удалось вырваться и убежать, вслед ему прозвучал, как ему показалось, выстрел;

- показаниями свидетеля З , признавшего свое участие в преступных действиях, сообщившего следственным органам, а затем суду о роли Сабитова как организатора данных преступлений и Петросяна как соучастника, рассказавшего о том, как готовилось похищение Г о роли и действиях каждого из них в данных преступлениях, о приезде после совершения преступлений его, Сабитова и Петросяна на автомашине, в которой ранее удерживался Н - праворульной « кШ

показаниями свидетеля Ш данными в ходе предварительного следствия, в которых он подтвердил факт приезда к нему в январе 2010 года на старой праворульной иномарке темного цвета З Сабитова и незнакомого молодого человека;

- показаниями свидетеля под псевдонимом С которому со слов Петросяна стало известно, что тот с друзьями пытался похитить директора завода;

- показаниями свидетеля П о том, что у ее супруга Петросяна была темная праворульная машина;

- показаниями свидетеля Б , подтвердившего покупку в марте 2012 года им у Петросяна праворульной автомашины « »;

результатами осмотра автомашины свидетельствующими об обнаружении на левой задней двери машины повреждения, а в ее салоне на заднем сиденье - мешка из ткани;

- данными протокола осмотра автомашины « », из которого следует, что с левого переднего крыла и переднего бампера машины были изъяты фрагменты лакокрасочного покрытия;

- заключением эксперта, которым установлена общая родовая принадлежность частиц лакокрасочного покрытия, изъятого с бампера автомобиля « », с частицами лакокрасочного покрытия с левой задней двери автомобиля « »;

- протоколом предъявления предмета для опознания по фотографии согласно которому потерпевший Н опознал автомашину «

по цвету, форме кузова, фар как машину, на которой передвигались лица, напавшие на него 22 января 2010 г. в г.

- протоколом осмотра административного материала, из которого следует факт нахождения автомашины « в пользовании Петросяна и другими доказательствами, приведенными в приговоре.

Проведенный судом анализ и оценка исследованных доказательств соответствуют требованиям ст. 88 УПК РФ. Каких-либо существенных противоречий в этих доказательствах, которые могли бы повлиять на решение вопроса о виновности осужденных в содеянном, Судебная коллегия не усматривает.

Тот факт, что потерпевшие Г и Н не опознали Сабитова и Петросяна, находившихся в момент совершения преступления в масках с прорезями для глаз, не свидетельствует о непричастности последних к этим преступлениям и не ставит под сомнение достоверность иных собранных по делу доказательств, прямо указывающих на то, что Сабитов и Петросян принимали непосредственное участие в указанных преступлениях.

Алиби Петросяна, о котором сторона защиты указывает в апелляционных жалобах со ссылкой на показания свидетелей А и П проверялось судом, в том числе путем исследования сведений из отдела полиции района, и обоснованно, с приведением соответствующих мотивов, основанных на исследованных доказательствах отвергнуто. При этом справедливо приняты во внимание также данные самим Петросяном в ходе допроса следственными органами пояснения о местонахождении его в интересуемое время дома в г. с супругой и ребенком.

Суд дал правильную оценку показаниям Ш в судебном заседании, обоснованно признав, что они не отражают истинные обстоятельства дела; признал при этом достоверными его показания на предварительном следствии, подробным и надлежащим образом мотивировав свои выводы, не согласиться с которыми у Судебной коллегии оснований не имеется.

Тот факт, что о посещении Ш свидетель З сообщил только в ноябре 2015 года, спустя значительное время после заключения с органами следствия соглашения о сотрудничестве, не ставит под сомнение его показания, поскольку они нашли свое объективное подтверждение в результате допроса в ходе следствия свидетеля Ш .

Не свидетельствует о невиновности Петросяна и то обстоятельство, что Ш не узнал его в судебном заседании, поскольку это объяснимо избранной свидетелем позиции отрицания правдивости данных органам следствия показаний. Следует также учесть время, истекшее с момента описываемых свидетелем событий прошло, а именно более 6 лет, и пояснения Ш при допросе о том, что он не запомнил парня который к нему приезжал, в связи с чем опознать его не сможет.

Представление свидетелю Ш в ходе допроса для обозрения фотографии автомашины (т. 15, л.д. 63-65) не противоречит положениям ч.З ст. 190 УПК РФ. Указанное действие следователя должным образом отражено в протоколе допроса, к которому приложена фототаблица, и рассматривать его как опознание, когда предмет или вещь предъявляется в группе однородных, оснований не имеется.

Довод стороны защиты об утрате вещественных доказательств на законность и обоснованность приговора не влияет, поскольку в материалах дела содержатся протоколы их осмотра и к тому же виновность Сабитова и Петросяна подтверждается совокупностью доказательств, которых достаточно для постановления обвинительного приговора. При этом сторона защиты, ссылаясь на данное обстоятельство, не указала, каким образом утраченные вещественные доказательства могли подтвердить версию Петросяна и Сабитова о непричастности их к преступлению 22 января 2010 г.

Так, из материалов дела следует, что изъятый в ходе осмотра места происшествия от 22 января 2010 г. черный тканевый мешок, признанный вещественным доказательством, 20 февраля 2010 г. был осмотрен, о чем составлен соответствующий протокол (т. 10, л.д. 1-2), в котором подробно отражено описание доказательства.

Согласно показаниям свидетеля М , специалиста по видеонаблюдению ЗАО « », 22 января 2010 г. место стоянки автомашины директора Г на видеокамеру не записывалось, так как он ее отключил, другая камера зафиксировала только то, что со стороны гаража двигались две машины: одна светлая, похожая на машину директора, и вторая темная, похожая на иномарку. В ходе предварительного следствия данный свидетель показал, что видеозаписи с камер видеонаблюдения за январь 2010 года не сохранились.

Довод адвоката Матевосяна о том, что нападение на начальника охраны ЗАО « » Е произошедшее в феврале 2010 года взаимосвязано с нападением на Г , основан на предположении, не подтвержденным какими-либо доказательствами по делу. Кроме того, из показаний свидетеля Е следует, что произошедшая с ним дорожная ситуация никак не связана с нападением на Г .

Нарушений требований уголовно-процессуального закона при допросе свидетеля С , чьи анкетные данные были засекречены, в условиях исключающих его визуальное наблюдение другими участниками судебного разбирательства, не допущено. Из материалов дела видно, что в судебном заседании в условиях неочевидности были установлены и проверены подлинные данные засекреченного свидетеля, указанный свидетель был предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307-308 УК РФ Контроль за непосредственностью дачи показаний свидетелем С без какого-либо внешнего воздействия на него осуществлялся председательствующим в процессе. Никаких препятствий для допроса данного свидетеля, проверки и оценки его показаний не имелось. Как видно из протокола судебного заседания, сторона защиты наравне со стороной обвинения участвовала в допросе этого свидетеля, имела полную возможность задавать интересующие вопросы. При допросе свидетель С указал источник своей осведомленности. В качестве времени своего знакомства с Петросяном им указывался июнь-июль 2015 года, что приходится на период содержания Петросяна под стражей. Его отказ отвечать на некоторые вопросы, которые могли повлечь установление его личности, связан с соблюдением права свидетеля на его личную безопасность и не влияет на достоверность его показаний и возможность их проверки. Кроме того, показания данного свидетеля являются не единственным и основополагающим доказательством, исследованным в судебном заседании и свидетельствующим о виновности Петросяна в совершении инкриминируемых преступлений.

Подобного статуса свидетель, а именно И - бывший сокамерник Сабитова, допрашивался в судебном заседании по ходатайству Сабитова на предмет содержания его (И ) беседы с З .

Суд обоснованно положил в основу приговора заключение эксперта от 5 октября 2010 г. № 3310/06-1, в соответствии с которым представленные частицы лакокрасочного покрытия, изъятые с переднего бампера автомобиля « » имеют общую родовую принадлежность с частицами лакокрасочного покрытия, изъятыми с левой задней двери автомобиля «шкода октавиа», поскольку оно согласуется с другими исследованными в судебном заседании доказательствами. Утверждение стороны защиты о том что такие следы мог оставить другой автомобиль, являются необоснованными, поскольку убедительных доводов в подтверждение данной версии стороной защиты не приведено, а следов участия в преступлении другого автомобиля не обнаружено. В распоряжении эксперта имелись все необходимые материалы, которые позволили ему ответить на поставленные вопросы, и он не обращался к следователю с просьбой о представлении каких-либо иных материалов дела. Сделанное экспертом заключение согласуется с показаниями потерпевшего Н объяснившего происхождение обнаруженных следов на его автомобиле фактом искусственно созданной напавшими на него лицами ситуации ДТП с целью воспрепятствования его движению.

В заключении эксперта от 5 октября 2010 г № 3310/06-1, который проводил сравнительное исследование частиц лакокрасочного покрытия с двух автомобилей и описал один из его слоев по цвету как черный с мелкодисперсными вкраплениями частиц серебристого цвета, не имеется противоречий с заключением эксперта от 10 марта 2010 г. № 2-140, который решал вопрос лишь о пригодности частиц лакокрасочного покрытия для дальнейшего сравнительного исследования и охарактеризовавшего этот же слой по цвету как черный.

Довод стороны защиты о том, что суд не дал оценки показаниям свидетеля защиты Ш , является необоснованным, так как показания данного свидетеля, допрошенного в судебном заседании, приведены в приговоре, однако они не опровергают выводы суда о причастности Петросяна к преступлениям, за которые он осужден. Кроме того, данный свидетель, сообщив суду о передаче в 2009 г. Петросяну зимней резины для автомашины, не смог назвать ни марку, ни модель этой резины, а о том, что рисунок протектора имел форму елочки, высказал в форме предположения.

В правильности установленных судом обстоятельств дела не дает повода усомниться представленная адвокатом справка из ЗАО «»

о дате окончания Сабитовым работы на указанном предприятии. Называя в своих показаниях приблизительное время возникновения у Сабитова умысла на похищение Г З вместе с тем последовательно соотносил это время с периодом завершения Сабитовым трудовой деятельности в качестве водителя у потерпевшего. Суд на основании данных З показаний и с учетом иных данных объективно установил в приговоре, что таковым периодом являлся декабрь 2009 года.

Суд дал надлежащую оценку свидетелям защиты Я и М . Подробные и убедительные суждения, в силу которых их показания не опровергают факт совершения Петросяном и Сабитовым покушения на похищение Г , приведены в приговоре, с которыми Судебная коллегия соглашается.

Заключение эксперта об обнаружении на фрагменте тряпки с места происшествия следов биологического происхождения от неустановленного лица не влечет за собой сомнений в причастности к совершенному преступлению осужденных, поскольку не имеется данных об образовании этих следов именно в связи с преступными событиями. Кроме того, процесс образования следов биологического происхождения от того либо иного лица зависим не только от факта контакта лица со следообразующей поверхностью, но и целого ряда иных условий, наличие которых на основании имеющихся данных суду проверить невозможно. Не имеется по делу также неопровержимых данных о том, что именно указанный фрагмент тряпки являлся тем, которым закрывались номера машины, поскольку как З , так и Н на это не указывалось.

Доводы адвоката Люосева о том, что протокол предъявления предмета для опознания по фотографии от 5 сентября 2015 г., является недопустимым доказательством ввиду предположительного вывода об опознании автомобиля, несостоятельны, так как нарушений требований уголовно процессуального закона, ставящих под сомнение законность добытого доказательства, органом следствия не допущено. Как ст. 193 УПК РФ, так и ст. 166, 167 УПК РФ не требуют фиксации с помощью технических средств участия в процедуре опознания понятых. Результаты состоявшегося опознания удостоверены подписями участвовавших в нем лиц, включая понятых с указанием их анкетных данных. До начала опознания потерпевший в своих показаниях сообщил сведения относительно запомнившейся ему машины нападавших и по этим же признакам опознал ее.

Данное доказательство оценено судом в совокупности с другими доказательствами по делу, в том числе с показаниями потерпевшего Н в судебном заседании, пояснившего, что автомашину он опознал не по расположению руля, а по внешнему виду.

Доводы апелляционных жалоб о том, что приговор основан исключительно на показаниях свидетеля З , являются необоснованными, поскольку виновность Сабитова и Петросяна установлена на основании совокупности исследованных доказательств, анализ которым дан в приговоре, включая показания Ш ,С протоколы осмотра автомашин « » и « », заключение эксперта о родовой идентичности лакокрасочных частиц, что свидетельствует о столкновении указанных автомобилей. Таким образом нельзя признать состоятельными доводы стороны защиты о совершении З оговора осужденных и себя. Известные обстоятельства дела З излагал как в ходе допроса с участием своего защитника, так и в процессе очных ставок с участием Сабитова и Петросяна, то есть в присутствии последних, а также их защитников; все участники следственных действий удостоверили правильность фиксации в протоколах следственных действий процедуру их производства и содержание данных показаний. В судебном заседании З эти показания подтвердил.

Не ставит под сомнение законность и достоверность показаний З тот факт, что, затруднившись в своих начальных показаниях назвать фамилию директора, которого планировалось похитить, а также наименование возглавляемого им предприятия, З в сообщил эти данные в ходе проверки показаний на месте, так как сведения о фамилии потерпевшего и точном названии предприятия были установлены к тому моменту органами следствия на основе собранных доказательств, в том числе показаний З , и указаны в предъявленном ему обвинении. Вместе с тем даваемые изначально З показания об обстоятельствах возникновения преступного умысла, о подготовке преступления, а также о том, что лицом, планируемым к похищению являлся директором предприятия, у которого З ранее работал водителем, не позволяли ни органам следствия, ни суду сделать вывод об ином преступном событии кроме как покушении на похищение Г , в ходе чего от действий осужденных потерпел также Н .

Отсутствие материальных или иного характера претензий к Сабитову и Петросяну со стороны потерпевших Н иГ не относится к свидетельству их убежденности о непричастности осужденных к совершенным в отношении их преступлениям.

В установочной части приговора отсутствует указание на конкретную сумму выкупа, получение которого входило в планы осужденных в результате совершения ими похищения Г , что в полной мере соответствует фабуле предъявленного им обвинения и опровергает доводы Сабитова о нарушении судом пределов судебного разбирательства Упоминание о размере этой суммы приводится в показаниях допрошенного свидетеля, что не противоречит положениям ст.252 УПК РФ. Не усматривается также нарушений положений названной статьи при указании в приговоре планируемого виновными места содержания Г после его похищения. Недвусмысленно изложены сведения о предмете матерчатом мешке, который был надет виновными на голову Н .

Допущенная судом неточность при изложении показаний З в той части, где он указывает о поступлении Петросяну предложения о совершении преступления в декабре 2010 года, носит технический характер поскольку из протокола допроса З , на который ссылается суд видно, что данное событие относится к декабрю 2009 года.

Доводы осужденного Сабитова и его защитников об отсутствии достоверных доказательств его вины в разбойном нападении на С в их убийстве, похищении паспорта и важных личных документов, в приготовлении к разбойному нападению на И и его убийству, в незаконном обороте огнестрельного оружия и боеприпасов, были проверены судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты с приведением убедительных мотивов принятого судом решения.

Из показаний свидетеля З , не доверять которым у суда не было оснований, следует, что Сабитов, который был организатором преступления предложил З совершить убийство супругов С и их брата И а с целью завладения принадлежащим им недвижимым имуществом, денежными средствами и иным имуществом, представляющим материальную ценность, передал З необходимую информацию о потерпевших, разработал вместе с ним план совершения преступления вносил корректировки в этот план, касающиеся последовательности убийства С и И , способа лишения И жизни которого вначале намеревались заманить на рыбалку, напоить спиртным со снотворным и утопить, а потом решили убить, как и С с использованием пистолета Макарова, купленного на совместные деньги в 2008-2010 гг. в г. . Готовясь к убийству, в 2014-2015 гг. Сабитов и З тренировались, купили 2 сотовых телефона с сим-картами « », оформленными не на себя, перчатки, пленку на деньги Сабитова, а в аптеке резиновые перчатки. 13 февраля 2015 г., передав З пистолет Макарова и патроны к нему, Сабитов согласно распределенным ролям остался ожидать его в автомобиле и наблюдать за окружающей обстановкой, а З , используя пистолет, снаряженный патронами совершил нападение на С иС , произвел в них выстрелы, а затем, используя подобранные на месте два кухонных ножа, нанес множественные удары в область головы и тела С после убийства последних похитил принадлежащие им правоустанавливающие документы на дом, квартиру и земельный участок, автомашину, паспорта, сотовые телефоны, медали, банковские карты, денежные средства, сложив все это в спортивную сумку. Сабитов помог ему вытащить завернутые в одеяло трупы на улицу и упаковать их в пленку, обеспечил его чистой одеждой. Они же согласно плану, затем готовились напасть на И чтобы убить его, но не смогли этого сделать сразу из-за сложившейся обстановки с обнаружением трупов С , а в дальнейшем были задержаны.

Показания З были проверены с выходом на место преступления, и они подтверждаются иными доказательствами, в том числе:

- показаниями потерпевших И и И пояснивших о знакомстве С с Сабитовым, о наличии у С квартиры в г. и земельного участка и дома в деревне, о намерении С продать автомашину и часть участка, о пропаже после убийства С правоустанавливающих документов на имущество, банковских карт, мобильных телефонов и спортивной сумки;

- показаниями свидетеля И о наличии у С в собственности дома в селе , автомобиля и крупной суммы денег которые С намеревался положить в разные банки;

- показаниями свидетеля З о том, что в декабре 2014 года январе 2015 года при встрече с З и Сабитовым последний спрашивал у него про риэлтора, который может помочь в оформлении и продаже квартиры в г. , дома и земельного участка в с пояснив, что документов у него нет, но в ближайшее время мужчина и женщина напишут доверенность, рассказал о намерении приобрести у москвичей автомашину «ниссан кашкай», а также показавшего, что в феврале 2015 года от З он узнал о его и Сабитова причастности к совершенному недалеко от убийству, как позже он (З выяснил, мужчины и женщины в с. ;

- показаниями свидетеля Х об обстоятельствах обнаружения завернутых трупов супругов С во дворе их дома;

- результатами осмотра принадлежащей З сумки, в которой были обнаружены рукописные записи и схематичный рисунок дома выполненные по заключению эксперта С на фрагменте листа, ранее составлявшим единое целое с ежедневником, найденным в его машине, а также изъятием из той же сумки З распечатанного с сайта публичная кадастровая карта плана земельного участка, находящегося в собственности С

- данными протоколов осмотра места происшествия, в которых зафиксирована обстановка в доме С после их убийства, наличие беспорядка, следов от пуль, крови, во дворе дома - трупов потерпевших с признаками насильственной смерти, завернутыми в упаковочную прозрачную пленку, а труп С также со связанными руками и ногами; в районе пляжа « » найдены фрагменты документов на имя С , возле магазина « - выброшенная связка ключей;

- актами экспертиз, из которых следует, что смерть С наступила от огнестрельных ранений головы, грудной клетки, верхних конечностей, а С - в результате комбинированной травмы тела сопровождающейся острым наружным и внутренним кровотечением осложнившейся массивной кровопотерей с развитием шока;

- актами судебно-биологических экспертиз, в соответствии с которыми на одном фрагменте упаковочной пленки, изъятой с места происшествия обнаружены пот и клетки эпителия, которые могли произойти в результате смешения биологического материала З и еще двух и более лиц смесь пота, эпителия и крови на пистолете могла произойти от смешения биологического материала С , З и Сабитова;

- заключением экспертов о том, что выданный З пистолет конструкции Макарова относится к боевому нарезному огнестрельному оружию, пригоден для производства выстрелов; пули, патроны и гильзы представленные на исследование, изготовлены заводским способом и являются частью патронов к пистолету конструкции Макарова обнаруженные в ходе осмотра места происшествия сквозные повреждения являются огнестрельными, образованы в результате выстрелов из выданного З пистолета;

- актом судебно-химической экспертизы, согласно которому в коньяке изъятом при осмотре места жительства З , обнаружен феназепам;

- детализацией телефонных переговоров в период с 25 января 2015 г. по

14 февраля 2015 г. между З и С , З и Сабитовым, Сабитовым и С , Сабитовым и З .

Судом тщательно проанализированы сведения о телефонных соединениях фигурантов по делу по телефонам сотовой связи, которые находились в их пользовании, и в этих сведениях не усматривается таких данных, которые опровергали бы установленные судом обстоятельства дела касающиеся взаимодействия посредством телефонной связи в период подготовки Сабитова и З к преступлениям, во время совершения их и после.

В судебном заседании всесторонне и полно проверялись выдвинутые в защиту подсудимого Сабитова версии, в том числе о применении к нему недозволенных методов ведения следствия, которые своего подтверждения не нашли и опровергаются в том числе постановлением от 25 ноября 2015 г об отказе в возбуждении уголовного дела по данному факту (т. 15, л.д. 68- 72), а иные версии стороны защиты, фактически повторенные авторами апелляционных жалоб, судом справедливо признаны несостоятельными и выдвинутыми с целью избежать уголовной ответственности за содеянное.

Никаких показаний Сабитова, законность которых могла быть поставлена под сомнение по причине их дачи в результате применения недозволенных методов ведения следствия, приговор не содержит. Не имеется таких показаний также в материалах дела.

Доводы Сабитова о его непричастности к инкриминируемым преступлениям, о том, что убийство С совершено З без сговора с ним, были предметом исследования в суде и получили надлежащую оценку в приговоре, не согласиться с которой у Судебной коллегии нет оснований.

Суд обоснованно отнесся критически к показаниям свидетеля И о применении к З пыток, учитывая, что о подобных действиях со стороны правоохранительных органов З в ходе следствия не заявлял, отверг данное обстоятельство также и в судебном заседании пояснив, что показания давал добровольно, без какого-либо принуждения.

Так как свидетели не относятся к участникам процесса, наделенным правом заявлять ходатайства, не предусмотренные ст. 5 6 УПК РФ, суд был вправе не рассматривать по существу заявление И в ходе его допроса об истребовании названного им документа. Кроме того, сообщаемым свидетелем обстоятельствам суд имел возможность дать и на основе иных представленных доказательств.

Не нашли своего подтверждения доводы стороны защиты о нарушении УПК РФ в ходе предварительного следствия при допросе З и при проведении очных ставок между ним и Сабитовым. Так из материалов дела усматривается, что в каждом из оспариваемых стороной защиты следственном действии участвовали защитники, от которых, как и от Сабитова и З , перед началом, в ходе либо по окончании следственного действия по поводу его процедуры либо содержанию внесенных в протокол показаний, замечаний и заявлений не поступало Незначительные несоответствия текстов протокола содержанию разговорной речи свидетеля являются несущественными и смысл его показаний не искажают.

Нарушений, влекущих исключение из разбирательства показаний З или протоколов иных следственных действий с его участием положенных в основу приговора, судом не установлено, что является бесспорным, также по мнению Судебной коллегии.

Исходя из правового статуса З как свидетеля по настоящему делу, он с учетом особенностей его правового положения, тем не менее, не относится к числу лиц, которые могут нести ответственность по ст.307-308 УК РФ, на чем настаивает сторона защиты. Данное обстоятельство не препятствовало использовать полученные от него показания в качестве доказательства по делу после тщательной их проверки по установленным правилам и в совокупности с иными доказательствами, чем руководствовался суд в данном случае.

Доводы апелляционных жалоб о том, что в судебном заседании свидетель З игнорировал вопросы стороны защиты, а суд завершил его допрос, не предоставив стороне защиты задать свидетелю необходимые вопросы, является необоснованным, поскольку свидетель З неоднократно был допрошен в судебном заседании, и стороне защиты было предоставлено право на допрос свидетеля. В протоколе судебного заседания отражены поступившие от защитников и осужденных к З вопросы и последовавшие на них ответы. Отрицательные и не отвечающие интересам стороны защиты по своему содержанию ответы З , либо невозможность их дать по тем либо иным изложенным им причинам, в частности, потому, что он не знает выясняемых обстоятельств, не помнит их считает, что уже отвечал на те же самые вопросы, не свидетельствует о нарушении права стороны защиты на участие в допросе свидетеля, для реализации которого судом были созданы все зависящие от него условия.

Наряду с другими участниками процесса Петросян также задавал вопросы З и в некоторых случаях комментировал сказанное им. В ходе предварительного следствия указанное право стороны защиты реализовалось посредством производства очных ставок между Зи обвиняемыми (т.7, л.д. 40-44,137-140, 213-217). Кроме того, отказавшись отвечать на ряд вопросов, З просил суд огласить протокол прошедших судебных заседаний, обращая внимание тем самым допрашиваемых его лиц, что на поступившие вопросы он уже отвечал.

Факт обнаружения сотрудниками конвойной службы у З при себе лезвия не может являться свидетельством намерений свидетеля его использования для причинения себе телесных повреждений с целью уклонения от дачи показаний, как на том настаивает сторона защиты, тем более, если учесть, что после досмотра З его допрос был продолжен.

Психическое состояние З а являлось предметом изучения экспертов - психиатров, которые разрешили все поставленные перед ними вопросы. Указанный акт экспертизы исследовался в судебном заседании Оснований для производства стационарной судебно-психиатрической экспертизы ни эксперты, ни суд не усмотрели.

Нарушений требований ч.1 ст. 281 УПК РФ при оглашении показаний З судом также не допущено. Как видно из протокола судебного заседания, с учетом мнения стороны защиты, показания свидетеля З были оглашены после того, как ему были заданы вопросы участниками процесса. Кроме того, часть показаний была оглашена по ходатайству стороны защиты, она же выясняла усмотренные в показаниях противоречия.

Не допущено судом нарушений при допросе других свидетелей который, как следует из протокола, в каждом случае начинался судом с выяснения вопроса о знакомстве допрашиваемого лица с подсудимыми после чего стороны задавали все интересуемые их вопросы, в том числе касающиеся характера сложившихся взаимоотношений между допрашиваемым лицом и подсудимыми.

Утверждения адвокатов о невозможности развития событий в предполагаемом осужденными русле, а именно следовании их на машине по населенному пункту с похищенным и удерживаемым З Г , незаметном для окружающих удержании потерпевшего в гараже, нереальности одновременной перевозки нескольких трупов в багажнике машины, неосуществимости сделок с недвижимым имуществом потерпевших, нереальности намерений завлечь потерпевшего И на рыбалку не свидетельствуют о том, что указанные действия не входили в планы Сабитова и его соучастников, поскольку осужденные имели все возможности для их корректировки с учетом сложившейся ситуации, как это имело место в случае с готовящимся преступлением в отношении И когда виновными обсуждались различные способы лишения его жизни, а также было перенесено время осуществления задуманного.

Поэтому на доказанность умысла Сабитова не влияют приведенные адвокатом Баязитовым результаты, так называемого его собственного расследования, заключающиеся в проверке вместимости багажника машины а также заверения защитника, со ссылкой на мнение специалиста, в том, что Сабитов и его соучастник не могли после убийства потерпевших обратить их недвижимое имущество в свою собственность.

В противовес доводам адвокатов и осужденных из приговора следует что выводы суда основаны на объективно выполненных осужденными действиях, когда те для достижения цели фактически осуществили захват Г , чтобы переместить его, но тому удалось вырваться и выбежать из машины; для завладения имуществом С последние были убиты принадлежащие им правоустанавливающие документы похищены, а прежде сЗ Сабитовым и З оговорен вопрос о подыскании риэлтора с целью оказания им содействия в оформлении и продажи имущества, принадлежащего мужчине и женщине, чье описание в полной мере подходит под потерпевших.

Доводы Сабитова о том, что З в судебном заседании пояснял о намерении похищения им и Сабитовым у С только денег противоречат содержанию показаний З , изложенных в протоколе судебного заседания, из которых следует, что целью нападения и убийства на С , а затем И являлось завладение принадлежащим им недвижимым имуществом и деньгами, для чего из дома потерпевших были похищены различные документы на это имущество и паспорта.

В пользу установленных судом мотивов убийства потерпевших суд имел все основания рассматривать обнаруженные в сумке З записи со схемой дома, выполненные Сабитовым, распечатанный план земельного участка потерпевших, факт похищения у С правоустанавливающих документов и паспортов. Не противоречит указанным доказательствам исследованный судом ответ из налоговой инспекции, свидетельствующий о занятии Сабитовым деятельностью в сфере недвижимости.

В своих доводах об отсутствии у Сабитова и его соучастника реальной возможности завладения имуществом потерпевших в виде дома, квартиры земельного участка и автомашины с использованием похищенных ими документов, адвокат исходил из существующих законных способах оформления и перехода права собственности, тогда как в данном случае для виновных такие пути были заведомо неприемлемы.

Последовавшее после похищения документов их уничтожение Сабитовым и З не опровергает указанных судом мотивов преступлений и лишь доказывает то, что использование этих документов по назначению и согласно имевшегося у Сабитова и З плана, стало осложнено в силу непредвиденного обнаружения трупов потерпевших, от которых они не смогли вовремя избавиться.

Анализируя и оценивая показания З , суд обоснованно учитывал, что он проявил осведомленность о таких обстоятельствах которые не мог знать посторонний, сообщил верные сведения, неизвестные органам расследования, которые затем были подтверждены другими доказательствами. Имеющиеся в показаниях расхождения и неполнота отмеченные защитниками и осужденными в жалобах, вполне объяснимы особенностями восприятия тем либо иным участником происходивших событий, их эмоциональным состоянием и степенью запоминания; эти противоречия не затрагивают сути этих событий и данных, касающихся причастных к ним лиц, не носят характер существенных и не позволяют усомниться в последовательных показаниях З на досудебной стадии и при рассмотрении дела в суде о том, что, действуя в составе организованной преступной группы, он и Сабитов с привлечением в качестве соучастника Петросяна, предприняли попытку похищения директора завода ЗАО « , которого Сабитов знал, работая у него водителем, для чего им предварительно был нейтрализован Н путем лишения его свободы и угнана машина, которой тот управлял, а позже он - З и Сабитов вдвоем осуществили ими же разработанный план по нападению на супругов С и убийству последних, готовились к совершению аналогичных действий в отношении родственника - И , чтобы завладеть принадлежащим потерпевшим движимым и недвижимым имуществом, но были изобличены.

Какие-либо неустраненные противоречия в доказательствах вызывающие сомнения в виновности осужденных и требующие толкования в их пользу, по делу отсутствуют.

Не основаны на содержании приговора утверждения Сабитова о том, что суд не дал оценки доводам, приведенным им в свою защиту. Его ссылки в жалобе на то, что в ходе следствия ему не предлагалось дать пояснения об обстоятельствах приобретения оружия, противоречат протоколам его допросов, из которых следует, что он неоднократно давал показания по поводу пистолета, использованного в ходе убийства С в том числе после предъявления ему 23 ноября 2015 г. органами следствия обвинения в незаконном обороте указанного оружия и боеприпасов в составе организованной группы.

С учетом исследованных доказательств, показаний З об обстоятельствах нахождения в его и Сабитова распоряжении пистолета, а также показаний Сабитова о производстве им выстрелов из данного оружия во время развлечений в и районе, где при осмотре места были обнаружены следы производства выстрелов, заключения эксперта о наличии на пистолете, явившемся орудием убийства С следов, происходящих от Сабитова, его осведомленности о месте хранения оружия после совершения преступления суд правильно установил причастность Сабитова к незаконному обороту оружия и боеприпасов которые находились на их вооружении как членов организованной преступной группы.

Суд имел достаточные основания рассматривать в качестве надлежащего доказательства по делу заключение эксперта от 2 марта 2015 г №227, выводы которого о наличии на пистолете следов биологического происхождения от Сабитова (в смешении с другими лицами) хотя не носят категоричного характера, но указаны в исчислении, позволяющем утверждать о высокой степени совпадения. Экспертиза проведена на основании соответствующего постановления следователя, экспертом, имеющим необходимую квалификацию, с дачей им ответов в пределах своей компетенции и составлением акта экспертизы, который отвечает предъявленным к нему требованиям. Данных, которые могли бы свидетельствовать о необъективности эксперта и его заинтересованности в результатах экспертного исследования, не имеется. Экспертно-криминалистический центр МВД по Республике Татарстан не относится к структуре органов расследовавших уголовное дело.

Установленную судом роль Сабитова в совершении преступлений в отношении С х не опровергает заключение эксперта от 27 февраля 2015 г. № 226 о принадлежности обнаруженных на пленке, в которую были замотаны трупы потерпевших, следов биологического происхождения только от З , поскольку с учетом иных исследованных доказательств было достоверно установлено, что указанная пленка в преступных целях заблаговременно была приобретена с участием Сабитова, хранилась в его машине, доставлена им к месту преступления и вместе с З использована, а образование следов не является непременным следствием такого использования, тем более при обстоятельствах, о которых известно от З а, признававшего, что он как один, так и вместе с Сабитовым принимал меры по обертыванию трупов потерпевших.

Объективных данных о том, что органами следствия были добыты доказательства невиновности Сабитова, впоследствии сокрытые ими от суда в материалах дела не имеется.

Психофизиологическое исследование Сабитова на предмет исследования его осведомленности по поводу обстоятельств покушения на похищение Г в материалах дела не имеется как и объективных данных о том что подобное заключение эксперта было умышленно сокрыто органами следствия. Более того, следует отметить, что исследования такого рода не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам, поэтому суд правильно поступил, отклонив ходатайство государственного обвинителя об оглашении как доказательства акта психофизиологического исследования Сабитова, проводившегося с целью проверки его причастности к убийству С (т. 13, л.д. 113-125).

Не исказило существо судебного приговора указание в нем как на доказательство протокол обыска, в ходе которого были изъяты телефоны возвращенные впоследствии родственникам Сабитова по причине их неотносимости к делу, а также на протоколы осмотра предметов, которые не были признаны вещественным доказательством. Приведенные в приговоре показания следователя Б а и оперативного сотрудника Л в большей части касались вопросов расследования дела. Сообщенные Б сведения об обстоятельствах обнаружения автомашины « », не являлись основополагающими в вопросе установления судом пользования указанной машины Петросяном, поскольку об этом свидетельствовала совокупность иных доказательств.

Содержание исследованных судом доказательств изложено в приговоре в той части, которая имеет значение для подтверждения либо опровержения значимых для дела обстоятельств; фактов, свидетельствующих о приведении в приговоре показаний допрошенных лиц либо содержания экспертных выводов или иных документов таким образом, чтобы это искажало существо исследованных доказательств и позволяло им дать иную оценку, чем та которая содержится в приговоре, Судебной коллегией не установлено.

Иная позиция осужденных и их защитников на этот счет основана ни на чем ином как собственной интерпретации исследованных доказательств и признания их важности для дела без учета установленных ст.87,88 УПК РФ правил оценки доказательств, которыми в данном случае руководствовался суд.

Нельзя согласиться с обоснованностью доводов осужденных и их защитников об односторонности и обвинительном уклоне судебного разбирательства.

Объективных данных, подтверждающих доводы Сабитова о предвзятом отношении к нему судьи и личной заинтересованности последнего в осуждении Сабитова, в материалах дела не содержится и в апелляционной жалобе не приведено. Более того, до постановления приговора по делу не усматривали такой заинтересованности ни сам осужденный, ни его защитники, о чем можно судить на основе отсутствия с их стороны заявлений об отводе по этим причинам судьи.

Исходя из смысла закона, неудовлетворенность той либо иной стороны по делу принятым судом решением по вопросам, возникающим в ходе разбирательства дела, не является поводом для уличения судьи в утрате объективности и беспристрастности.

Из протокола судебного заседания видно, что председательствующий судья создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав Сторона обвинения и сторона защиты активно пользовались правами предоставленными им законом, в том числе исследуя представляемые доказательства, участвуя в разрешении процессуальных вопросов Основанные на законе мнения и возражения сторон судом принимались во внимание.

Вопреки доводам жалоб все заявленные сторонами ходатайства перечисленные осужденными и их защитниками в жалобах, были разрешены судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и в зависимости от значения их для правильного разрешения дела, с принятием по ним должных решений. Решения суда по этим ходатайствам сомнений в своей законности и обоснованности не вызывают.

Не является основанием для отмены приговора отказ суда в удовлетворении ходатайства стороны защиты о приобщении к материалам дела записок, выполненных, по ее утверждению, З , в которых он, по оценке стороны защиты, признавал совершение им оговора Сабитова Ходатайство обсуждалось участниками процесса и мотивированно было судом отклонено. Из дела следует, что о получении указанных записок Сабитовым никогда ранее не сообщалось, способ их получения им не раскрывался, что фактически исключило возможность проверки этих данных процессуальным путем.

Соглашаясь с правильностью принятого судом в этой части решения Судебная коллегия также независимо от содержания этих записок и их авторства, полагает необходимым отметить, что значимым обстоятельством в вопросе оценки достоверности показаний З является не сама его позиция, заключающаяся в отрицании совершения им оговора Сабитова и Петросяна, а объективная оценка существа данных им показаний применительно к другим доказательствам и в совокупности с ними.

Справки из ГИБДД МВД по Республике и по Республике

судом запрашивались и исследовались.

Суд, действуя в соответствии с законом, оставил без рассмотрения заявленные повторно по тем же, что и ранее, основаниям, ходатайства стороны защиты об исключении доказательств из разбирательства, так как в силу ч.7 ст. 235 УПК РФ суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым.

То обстоятельство, что стороне защиты судом было отказано в удовлетворении ряда ходатайств, не свидетельствует о том, что они не были разрешены, как на это имеются ссылки в жалобах.

Отсутствие развернутой позиции государственного обвинителя по вопросу законности получения того либо иного доказательства не являлось безусловным основанием для исключения доказательства из разбирательства поскольку проверка доказательства на предмет законности его получения относится в любом случае к компетенции суда.

На полноту и всесторонность судебного следствия не повлияло непоступление ответа из спортивного клуба, поскольку версия о нахождении Сабитова в момент совершения преступления в спортивном клубе носила вероятностный характер и как алиби не выдвигалась. Более того, суд не относится к органам, к компетенции которого относится сбор доказательств по делу и он лишь создает сторонам необходимые условия для осуществления предоставленных им прав, в том числе по сбору доказательств, что имело место при принятии судов решения о направлении по ходатайству стороны защиты соответствующего запроса.

На решение вопроса о законности проведенных следственных действий - протоколов проверки показаний З а на месте и осмотра места происшествия (т.7, л.д.180-188, 14-15, 19-20) не повлияла невозможность допроса в судебном заседании понятых Б . Следственные действия с участием данных понятых, как видно из соответствующих протоколов фиксировались с использованием фото- и видеосъемки, ход и результаты этих действий должным образом без каких-либо замечаний удостоверены их подписями, обстоятельств, предусмотренных ст.60 УПК РФ и препятствующих привлечению Б в качестве понятых у следственных органов не имелось. Запрета на участие лица как понятого в нескольких следственных действиях закон не содержит. Доводы стороны защиты о возможной заинтересованности Б в исходе дела носят характер ничем не подтвержденных предположений. Ходатайств об обеспечении явки Б путем их принудительного привода от сторон не поступало.

Не допущено судом нарушений требований ст. 274 УПК РФ при производстве допроса свидетеля З а до того, как были даны показания потерпевшими. Сторона, представляющая доказательства, вправе самостоятельно решать вопрос об очередности исследования этих доказательств. К тому же после предложения государственного обвинителя в судебном заседании 7 апреля 2016 г., в которое не явились не допрошенные потерпевшие К И и Г , приступить к допросу свидетеля З от стороны защиты возражений не поступило.

Нарушений права Сабитову на защиту ни в стадии расследования дела ни в ходе судебного разбирательства дела допущено не было. Не свидетельствуют об этом приобщенные к материалам дела по ходатайству стороны защиты различные заявления и ходатайства адвоката Муратовой После заключения 22 февраля 2015 г. с Муратовой соглашения на осуществление защиты Сабитова и предъявления ею ордера от 22 февраля 2015 г.№044229, удостоверяющего ее полномочия, последняя была допущена к участию деле. Изложенные Муратовой в различных ходатайствах обстоятельства невозможности установления ею контактов со следователем в предыдущее время, не имеют какого-либо правового и фактического значения. 24 февраля 2015 г. соглашение на защиту Сабитова было заключено с адвокатом Гумировым и от услуг адвоката Муратовой Сабитов отказался, о чем в материалах дела имеется выполненное собственноручно последним заявление.

Сабитов был допрошен в той стадии процесса, в которой сам выразил желание дать показания.

Судебное следствие было завершено судом после того, как все имевшие значение для исхода дела доказательства были исследованы.

В материалах дела имеется письменное заявление потерпевшего Г об отказе от участия в прениях (т. 18 л.д.83), хотя следует признать, что отсутствие такового также никоим образом не нарушало прав осужденных, вопреки об этом утверждениям Сабитова.

Не основаны на содержании протокола доводы осужденного Сабитова о нарушении его права на защиту путем непредоставления судом времени для подготовки к прениям. После выступления в судебном заседании 7 июня 2016 г. с речью в прениях государственного обвинителя и последовавшем в этот день заявлении Сабитова о предоставлении ему времени для подготовки к прениям, его выступление состоялось только 10 июня 2016 г. Перед началом своего выступления 10 июня 2016 г. Сабитов о неготовности к участию в прениях суду не сообщал; выступил с речью, текст которой был подготовлен им в письменном виде на 31 странице. Указанный текст по ходатайству Сабитова приобщен к материалам дела с отражением в протоколе соответствующего действия суда.

Приобщение к протоколу судебного заседания письменных текстов представленных участниками процесса в различных стадиях процесса, в частности при обращении с ходатайствами и заявлениями, возражениями, а также при выступлении в прениях и в последнем слове без повторного приведения содержания этих текстов в протоколе судебного заседания не является существенным нарушением закона и не свидетельствует о несоответствии протокола судебного заседания требованиям закона поскольку они являются неотъемлемой частью указанного протокола.

Право отвода, в том числе Ш которая вела большую часть протокола судебного заседания, сторонам должным образом судом неоднократно разъяснялось, а потому при очередной замене ею в судебном заседании 10 мая 2016 г. другого секретаря, стороны имели все возможности для реализации своего права на ее отвод. Препятствий осужденным, их защитникам либо другим участникам процесса в реализации права отвода секретарю судебного заседания Ш судом не чинилось. Таковых отводов, как следует из протокола, у участников процесса к ней не имелось о существовании причин для ее отвода не заявлено также в апелляционных жалобах.

Согласно имеющимся полномочиям суд не принимал решения об изготовлении и вручении протокола участникам процесса протокола судебного заседания по частям. Потому не свидетельствует о нарушении закона и не противоречит положениям ч.б ст.259 УПК РФ факт удостоверения протокола судебного заседания подписью секретаря судебного заседания Ш и судьей Султановым в целом по окончании судебного разбирательства по делу.

Не принималось судом также решений об аудиозаписи хода судебного заседания либо его фиксации путем стенографирования, что, однако, не свидетельствует об отсутствии в деле надлежащего протокола судебного заседания, изготовленного печатным способом.

На последовавшей за постановлением приговора стадии суд обеспечивая индивидуальный подход, рассмотрел ходатайства каждого из осужденных об ознакомлении с материалами дела и протоколом судебного заседания, руководствуясь при этом принципом неукоснительной реализации гарантированных им законом прав. При этом суд справедливо учитывал как их права, так и требования закона, касающиеся разумности сроков проведения указанных процедур, а также интересы иных участников процесса, не подававших соответствующих ходатайств.

О надлежащей реализации права осужденных на ознакомление с материалами дела и протоколом судебного заседания свидетельствует полнота приведенных ими доводов в апелляционных жалобах, множество ссылок на листы уголовного дела, цитирование содержания протоколов следственных действий и протокола судебного заседания, а также отсутствие ссылок на невозможность реализации ими права на защиту в заседании суда апелляционной инстанции и выступление при апелляционном рассмотрении дела с объемными и тщательно подготовленными дополнениями к своей жалобе, а также последним словом, изложенным более чем на 120 листах.

В полной мере осужденными и другими участниками процесса использовано право на подачу замечаний на протокол судебного заседания которые в каждом случае с соблюдением установленной процедуры рассмотрены судьей, частично удовлетворены, а о принятых решениях уведомлены заинтересованные лица.

Не является нарушением закона факт заверения копии протокола иным судьей, а не председательствующим по делу. Предоставленное время для ознакомления с протоколом судебного заседания с учетом его объема являлось достаточным для ознакомления с ним. Поданные Сабитовым замечания касались всего содержания протокола судебного заседания, что свидетельствует об ознакомлении с ним в полном объеме.

Для какого-либо процессуального вмешательства в содержание протокола судебного заседания либо признания процедуры ознакомления с ним не соответствующей закону у Судебной коллегии оснований не имеется.

Описание деяний, признанных судом доказанными, содержит все необходимые сведения о месте, времени, способе их совершения, форме вины, целях и иных данных, позволяющих судить о событии преступлений причастности к ним Петросяна и Сабитова, их виновности, и правильной правовой оценки совершенных ими действий по статьям УК РФ, по которым они осуждены по приговору.

Выводы суда, касающиеся квалификации действий Сабитова и Петросяна, убедительно мотивированы в приговоре.

Судом обоснованно в приговоре признано доказанным, что покушение на похищение Г , неправомерное завладение автомобилем Н и незаконное лишение его свободы, разбой в отношении супругов С и их убийство, а также приготовление к нападению на И а и лишению его жизни, действия, связанные с незаконным оборотом оружия и боеприпасов, были совершены Сабитовым в составе организованной группы. Все присущие организованной группе признаки судом приведены в приговоре и основаны на установленных обстоятельствах дела, свидетельствующих о том, что Сабитов и З в ходе совершения данных преступлений действовали в соответствии с разработанным планом с определенной заранее индивидуальной ролью, выполняя при этом конкретные, отведенные каждому из них функции, направленные на достижение единой цели. Совершению каждого из преступлений предшествовала их достаточно длительная и тщательная подготовка, в одном из случаев с подысканием соучастника, то есть Петросяна, имеющего в пользовании автомашину, а также орудий преступлений - пневматического и боевого пистолетов, с приобретением иных предметов, необходимых в ходе реализации преступного умысла.

Квалифицирующий признак «организованной группой» вменен Сабитову также правильно, поскольку в ходе судебного следствия нашли подтверждение признаки сплоченности, устойчивости преступной группы созданной Сабитовым в каждом случае для совершения конкретного преступления, и руководимой им. Об устойчивости организованной группы как правильно отмечено судом, свидетельствуют прочные постоянные дружеские связи между Сабитовым и З , стабильность состава сплоченность, которая выражалась в их объединении сначала для похищения Г , а позже для убийства С иИ , соблюдение методов конспирации при совершении преступлений, распределение ролей.

Учитывая, что Петросян вступил с Сабитовым и З в сговор накануне преступления, предоставил свою автомашину и участвовал в совершении преступлений, суд пришел к обоснованному выводу о том, что он действовал по предварительному сговору группой лиц.

Вопреки приведенным в апелляционных жалобах доводам, действия Сабитова по приготовлению к убийству И правильно квалифицированы по признаку причинения смерти двум и более лицам поскольку из установленных судом обстоятельств следует, что Сабитов иЗ заранее объединились для совершения убийства супругов С иИ действуя в составе организованной группы они совершили убийство С и подготовились к убийству И но не смогли довести свой преступный умысел до конца по независящим от них обстоятельствам.

Довод стороны защиты о добровольной выдаче Сабитовым Р.З пистолета и патронов не нашел своего подтверждения в судебном заседании поэтому оснований для прекращения в отношении его уголовного дела на основании примечания к ст. 222 УК РФ не имеется.

С учетом установленных фактических обстоятельств дела оснований для прекращения уголовного преследования осужденных и переквалификации действий Сабитова, как это предлагается в жалобах, не имеется.

Назначая наказание, суд учитывал все обстоятельства дела общественную опасность совершенных преступлений, личность каждого из осужденных, их роль и степень участия в реализации совместных преступных намерений, влияние назначенного наказания на их исправление и условия жизни их семей, отсутствие обстоятельств, отягчающих их наказание, а также наличие смягчающих наказание обстоятельств.

Каких-либо новых обстоятельств, влияющих на вид и срок наказания Сабитова и Петросяна, Судебная коллегия не находит, а назначенное им наказание признает справедливым и соразмерным содеянному соответствующим требованиям уголовно-процессуального и уголовного закона, полностью отвечающим задачам их исправления, предупреждения совершения ими новых преступлений.

Вид исправительного учреждения осужденным судом определен в соответствии с требованиями ст. 58 УК РФ.

Гражданские иски И И и К разрешены судом правильно, в соответствии с требованиями действующего законодательства. Судом тщательно исследованы представленные потерпевшими документы, подтверждающие их расходы на оплату услуг представителя, расходы И на ритуальные услуги, на основании которых суд сделал правильный вывод о размере имущественного вреда подлежащего взысканию с осужденного Сабитова. Размер компенсации морального вреда судом определен в соответствии с требованиями ст. 151, 1101 ГК РФ с учетом характера причиненных потерпевшим в результате убийства их близких родственников нравственных страданий, роли и степени вины причинителя вреда, его материального положения, требований разумности и справедливости, выводы суда должным образом мотивированы.

Не лишает потерпевших права на возмещение расходов по представительству их интересов в стадии следствия и в суде факт утраты А в период рассмотрения дела, как на то ссылается сторона защиты статуса предпринимателя. Представляя интересы потерпевших, А действовал в ходе следствия в интересах И И и К , а в суде - И на основании выданной ему нотариальной доверенности; потерпевшие подтвердили должным образом факт оплаты его услуг и размер выплаченного ими вознаграждения.

Требования Сабитова и его защитников о снятии ареста с автомобиля « » удовлетворению не подлежат. В соответствии с положениями ст. 115 УПК РФ арест налагается на имущество обвиняемого для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска и отменяется, когда в применении данной меры процессуального принуждения отпадает необходимость. Поскольку судом удовлетворены гражданские иски И И .иК о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, судом правомерно оставлен арест на данный автомобиль в целях обеспечения исполнения решения по гражданскому иску. Доводы жалоб о том, что автомобиль находится в залоге по кредитному договору, заключенному между Сабитовым и ЗАО «»,

на законность принятого судом решения не влияет, поскольку данное транспортное средство зарегистрировано на Сабитова, а наличие кредитного договора на приобретение автомобиля и договора залога транспортного средства не свидетельствуют о том, что он не является собственником данного автомобиля. Кроме того, залогодержатель о нарушении каких-либо своих прав не заявлял.

Законность постановленного в отношении З приговора не относится к предмету проверки суда апелляционной инстанции по рассматриваемому уголовному делу.

Не содержится в жалобах иных доводов, которые свидетельствовали бы о незаконности приговора и вызывали сомнения в правильности выводов суда первой инстанции о доказанности событий преступлений, причастности к ним осужденных, их вины, законности и справедливости вида и срока наказания.

При таком положении по результатам рассмотрения жалоб осужденных и их защитников Судебной коллегией не установлено нарушений уголовно процессуального закона в ходе следствия и судебном рассмотрении дела которые ставили бы под сомнение законность возбуждения, расследования дела, передачу его на стадию судопроизводства, в дальнейшем - саму процедуру судебного разбирательства и постановленного по его итогам приговора.

На основании изложенного и руководствуясь ст.38920, 38928 УПК РФ Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 20 июня 2016 г. в отношении Сабитова Р З и Петросяна М М оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных и адвокатов - без удовлетворения Председательствующий судья

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 167 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта